всё о любом фильме:

А теперь не смотри

Don't Look Now
год
страна
слоган«A psychic thriller»
режиссерНиколас Роуг
сценарийАллан Скотт, Крис Брайант, Дафна Дю Морье
продюсерПитер Кац, Фредерик Мюллер, Энтони Б. Унгер
операторЭнтони Б. Ричмонд
композиторПино Донаджо
художникДжованни Соккол
монтажГрэм Клиффорд
жанр триллер, драма, ужасы, ... слова
бюджет
$1 500 000
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время110 мин. / 01:50
Супруги Лаура и Джон Бэкстер потеряли дочь. Чтобы забыться в собственном горе и, возможно, восстановить хрупкое равновесие в пошатнувшемся браке, Джон соглашается на работу в Венеции. Однако смена декораций для Бэкстеров оказывается временной иллюзией. Венеция, холодная, призрачная и смертоносная, не только не дает облегчения, но и приносит новые страдания и кошмарные загадки…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
96%
46 + 2 = 48
8.8
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Дональд Сазерленд и Джули Кристи сымпровизировали большинство совместных сцен.
    • «Постельную» сцену между Джоном и Лаурой режиссер решил добавить в самый последний момент. По мнению Роуга, в противном случае могло возникнуть впечатление, будто супруги только и делают, что ругаются.
    • Итальянский актер Ренато Скарпо, сыгравший зловещего испектора Лоньи, не говорил на английском языке. Он просто произнес те фразы, которые были для него написаны, не имея никакого представления, что они значат.
    • Роуг для придания убедительности игры актёров в отдельных сценах их попросту провоцировал. Сазерленд пытался отыграть эпизод в церкви без дублёров, и был наивно убеждён, что ему протягивают шест для поддержки. Но режиссер Роуг вместо помощи, оттолкнул шест подальше от строительных лесов, где актёра страховали ассистенты.
    • Писательница Дюморье, редко признававшая удачи экранизаций своих произведений, одобрила фильм, высказав впрочем досаду, что не во всех картинах по ее книгам смогла сыграть Джули Кристи.
    • Найти композитора к фильму помог итальянский продюсер Уго Мариатти, давний приятель Роуга. В то время малоизвестный, но, подающий надежды 32-летний композитор из Венеции Паоло Донаджо был временно не у дел, и охотно согласился помочь в создании триллера. Музыка, по замыслу режиссёра, должна была стать одним из ключевых художественных средств этой картины. Донаджо известен своим хитом «You Don`t Have To Say You Love Me» и работами в кино с Тинто Брассом. После выхода в свет картины Роуга на венецианца обратил внимание другой мастер триллеров — Брайан Де Пальма, пригласив того для совместной работы в фильме «Кэрри».
    • В оригинальном рассказе писательницы Дюморье супруги Бакстер знакомятся с сестрами-близнецами, но найти актрис-близнецов в таком возрасте не удалось.
    • еще 4 факта
    Трейлер 03:18

    файл добавилмун

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 9.0/10
    Фильм, снятый по рассказу Дафны Дю Морье, мастера психологических историй с мистикой, является одним из лучших в жанре «оккультного саспенса». Английский режиссёр Николас Роуг, в прошлом — известный оператор, блестяще воспроизводит причудливую и загадочную атмосферу действия, пронизывая сюжет о британской семейной паре Бакстер массой тонких намёков и предупреждающих деталей, которые свидетельствуют о неотвратимом приближении смерти. Ведь реставратору Джону Бакстеру дан своеобразный дар предвидения, но он или не успевает этим воспользоваться, или просто не обращает внимания на посылаемые сигналы о трагическом исходе, а также не верит предсказаниям слепой женщины-медиума, видящей угрозу в пребывании супругов в Венеции. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 24 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    У меня не сложилось столь восторженного мнения о фильме, как его расписывают на различных кинофорумах и тематических сайтах, напротив — я ждал когда же наконец покажут ТУ финальную сцену (и когда же, наконец, закончится фильм), которая, цитирую»… стоит всего фильма». Надо признать — финал добавляет очков, однако не является настолько сильным, как например в «Таинственном лесу» и проч. Хороша и постельная сцена, однако ждал я большего (в смысле от фильма целиком). Типичное (отнюдь не выдающееся) кино в стиле Хичкока.

    Кино является «атмосферным» во всех своих аспектах, как положено нагнетается напряжение (где-то перекликается с «Оменом», хотя до него, как до Китая пешком), но… как-то не сопереживаешь героям. Берет за живое только сцена в церкви (медленно летящая доска ужасает). А все эти «намекающие-на-то-что-будет-дальше» кадры скорей раздражают, чем зачаровывают.

    Выводы: посмотреть стоит, но не ждите слишком многого, даже делая скидку на почтенный возраст фильма.

    22 июня 2009 | 20:51

    Николас Роуг является одним из самых самобытных, оригинальных и переоцененных режиссеров мирового кино. Чтобы понять и объективно оценить один из его лучших фильмов «А теперь не смотри», следует сказать несколько слов о творческом пути и мировосприятии этого человека.

    Свой индивидуально-неповторимый взгляд на мир Николас Роуг проявил ещё в шестидесятые в качестве оператора, приняв участие в создании более чем двух десятков картин. Самобытность молодого человека была настолько оригинальной, что некоторые режиссеры вообще отказались с ним работать.

    Примечателен режиссерский дебют Роуга. Снятый им в соавторстве с Доналдом Кэммеллем фильм «Представление» (1968), на мой взгляд, является ключом к пониманию творчества мистера Роуга. В фильме шестьдесят восьмого года обнаруживаются все составляющие будущего успеха хитрого британца.

    По сути «Представление» — это творческий манифест Николаса Роуга. Психоделическая притча о взаимопроникновении, замещении одной личности другою. «Психоделическая составляющая» обеспечивается избыточным количеством наркотических сцен, а авторская составляющая складывается с типичных для Роуга (и, несомненно, волнующих его) элементов — секс, сюрреалистический визуализм, намеренная путаность смыслов, ложная многозначительность, человеческая одержимость, влечение к темному, скрытому, непонятному.

    Николас Роуг ярко-выраженный представитель той когорты авторов, для которых форма важнее содержания. Эти люди, как правило, талантливые манипуляторы, часто провокаторы и всегда интересные рассказчики. Умение хорошо рассказать историю — это великий талант и непременная составляющая успеха любого произведения. Совершенно не важно о чем говорить, гораздо важнее как говорить. Правота этой формулы доказана многократно.

    Возвращаясь к картине «А теперь не смотри». Если попросить пересказать сюжет новеллы Дафны Дюморье, по мотивам которой снят фильм, всё ограничится одним предложением о трагической смерти маленькой девочки и рефлексиями родителей по поводу этой трагедии. Но если попросить пересказать суть картины Роуга, то монолог отвечающего может затянуться на часы. Причем львиную долю займёт рассказ о «барочном изображении Венеции», удивительной стилизации, атмосфере и музыке, ассоциациях и реминисценциях, о личных ощущениях, допущениях, представлениях и т. п. То есть, по сути, люди будут говорить о своём личностном прочтении фильма. Именно этого и добивался Роуг. Именно это и называется искусством — когда это вдохновенно и искренно. Картина Роуга же, на мой взгляд, искусственно накручена.

    Моя оценка фильму не велика. Мне претит многозначительная пустота фильма, нарочитое нагнетание инфернального страха, имитация под мистику. Меня удручает карликовость злодейства… После просмотра остаётся ощущение, что фильм мельче и проще, чем хочет казаться. Я отнюдь не против манипулирования зрителем. Но мне обидно и непринятно, когда манипулирующий держит зрителя за простака.

    Несомненные плюсы картины — актерская игра, музыка Пино Донаджио и зимняя Венеция. Ни у кого больше я не видел ТАКОЙ Венеции!

    И в заключение ещё несколько слов о Роуге. Несмотря на действительно самобытный, удивительный талант, Роуг-режиссер закончил так, как и должен был закончить — зрительским забвением. Лишь немногие эстетствующие киноманы смогут припомнить заслуживающие внимания работы режиссера. А девяностые для мистера Роуга, с точки зрения творчества, вообще катастрофичны. Режиссер замкнулся в откровенном эротизме, извращенном мистицизме, заплутал в каких-то гипертрофированно-сложных формах чуши и… просто надоел всем своей однообразно-устаревшей манерой.

    Уходить надо вовремя и красиво.

    7 из 10

    2 июня 2014 | 00:32

    На мой взгляд, снимать кино по рассказам Дафны Дюморье — дело трудное. Во-первых, режиссеру нужно ответить на заданные вопросы, которые она всегда вплетает в канву сюжета, например, «Птицы» Хичкока были вывернуты наизнанку не потому, что режиссёр пренебрежительно отнесся к оригиналу, а потому что в оригинале это было сюрреалистичное действие, не дающее читателю никаких ответов на основные вопросы — почему это случилось? Хичкок повернул все в другую сторону и сделал историю личной, так получилось культовое кино.

    А во-вторых, если отвечать на поставленные вопросы самому, то окажется, что работа плохо соотносится с источником, в чем не раз упрекали режиссеров, в том числе и сама Дафна. Проще написать собственный сценарий.

    В-третьих, рассказы или романы Дюморье всегда либо метафоричны, либо фантастичны и требуют вмешательства человеческой фантазии. Ну как экранизировать такое: человек смотрит на яблоню и в каждой ветке видит свою жену. И это действительно интересно читать, но переносить на экран — трата времени.

    «А теперь не смотри» берет тремя вещами, то в чем его нельзя упрекнуть — это атмосфера и постельная сцена, а так же естественная манера актёров держаться на экране. Хорошая постановка, неплохая монтажная работа, и напряженное музыкальное сопровождение. По сути эти вещи сделали фильм на 90%. Но сюжет?! Можно сколько угодно пугать зрителя, и разные режиссеры для этого используют разные трюки: кто-то пугает гримом и спецэффектами, кто-то операторской работой и быстрой съемкой, есть и такие, кто просто решает написать «основано на реальных событиях» и этого для них достаточно. Ник Роуг решил взять музыкой и неожиданным концом. Но провисающую середину никуда не спрячешь и после просмотра остаётся непонятным, что хотел сказать автор. Нагнетание атмосферы хорошо, однако это не все, что требуется зрителю; хотела бы посмотреть простой триллер — включила бы что-то менее классическое.

    Фильм получился несколько поверхностным, где каждый герой криво смотрит через экран, чтобы запутать нас, но мне, как зрителю, не хотелось подозревать кого-то в чем-то, что ещё не произошло. Я искала драмы, признаюсь, хотя и садилась смотреть триллер, получилось, что начало задало другой тон. Подумалось, что это будет старая версия «Кроличьей норы» с Николь Кидман.

    Вышел в итоге фильм о жизни в одном городе — Венеции. Это ода ему, не стандартное восхищение, однако очень атмосферное и реалистичное, в этом отказать ленте сложно.

    17 сентября 2014 | 21:47

    Супружеская пара Бэкстер из-за несчастного случая потеряли дочь, та утонула в пруду. Теперь из холодной Англии они переехали в, казалось бы, романтическую Венецию, где у Джона работа, а Лора пытается забыть произошедшее и наладить и так пошатнувшеюся супружескую жизнь. Но романтический город таит в себе немало загадок и таит порой смертельные опасности…

    В основу фильма положено литературное творение Дафны Дю Морье — автора незабываемых готических романов, именно ее перу принадлежат, экранизированные мастером саспенса Хичкоком, «Ребекка» и «Птицы».

    Фильм Роуга очень непрост. С одной стороны он из тех, что могут поначалу вызвать скуку и не заинтересовать зрителя. Роуг постоянно снабжает действие какими-то деталями и символами, которые не объясняются, что порой начинает вызывать недоумение. Правда, финал должен компенсировать все с лихвой.

    Отдельное упоминание заслуживает Венеция. По идее Венеция должна быть противопоставлением месту, где случилась трагедия у Бэкстеров. Венеция — прекрасный город каналов, город романтики, город сосредоточения прекрасного… Режиссер же показывает нам не ту Венецию которую мы привыкли себе представлять. Это обшарпанные закоулки, темные переходы, не очень дружелюбные люди…

    Стоит отметить замечательную игру главных актеров — Джулии Кристи и Дональда Сазерленда, сыграли превосходно. Конечно же, нельзя не вспомнить незабываемую любовную сцену. Не каждые актеры с именем согласятся на такие сцены.

    Фильм давно занял место в списке лучших образцов британского кинематографа и подтверждением тому может служить 8 место в списке 100 лучших британских фильмов, составленным Британским институтом кинематографии.

    8 июня 2009 | 21:42

    Я не был в Венеции. Ницще любил бывать в Венеции. У меня как-то выработалось с юности особенность доверять Ницще. Ницще был болезненным человеком, особенно под конец жизни, особенно в последние 10 лет, когда болезненность переросла в сумасшествие с редкими возвращениями сознания, тогда он садился и играл на фортепиано, потом снова приходило помутнение сознания. Все это сопровождалось рвотой, и кровоизлияниями в мозг, последний из которых поставил точку этому человеку.

    Вообще атмосфера фильма напоминает ощущение от биографии (по Д. Галеви) этого человека. Та же сырость, промозглость постоянная за исключением лета, когда горит вся Европа от нашей прекрасной оранжевой звезды спектрального класса G5 с температурой поверхности в 6000К (Кельвинов), те же обглоданные временем и водой и дождем стены домов, те же закрытые деревянные ставни окон, которые больше должны говорить не о том, что закончился сезон, когда сюда валят туристы пачками, чтобы пофоткаться с голубями на центральной площади, а о том, что это такой город-мученик, где убивали, куда приезжали думать философы, потому как Ницще был не единственным, город, который уходит под воду, как и вся Европа (читай материалы в журналах по геодинамике с темой «Вертикальные и горизонтальные движения земной коры»), город, где стоит неподалеку химический завод и сброс как-то никого не смущает. Но это все нормально. Вспомните историю пару-тройку лет назад с мусором в некоторых городах Италии. Да и вообще там все спрятано во дворах.

    Получается здесь Венеция — это такая очень красивая, с отличными декорациями сцена. Лично я просто умираю от удовольствия от таких сцен, через них чувствуешь одну из настоящих сторон мира, в котором удалось жить. И, как и положено, на сцене разворачивается трагедия. Вообще, спектакльное кино, скажем так, по-моему, по-прежнему является одним из самых интересных видов кино, которое сейчас почти не делается, но актуальности своей пока не теряет среди определенного рода зрителей. Так и здесь есть два персонажа и завязка в виде смерти дочери мужа и жены. На основе этой завязки в общем-то и выстроен весь сюжет, довольно мистический, но не давящий, вот именно тот промозглый, дождливый, как погода осенью-зимой в Венеции. При этом он почти лишен тоски. Сложно находясь в такой погоде не ощутить тоску, но тут режиссеру удалось как-то склонить все в сторону ожидания главным героем в роли Дональда Сазерленда чего-то предрекающего опасного, неотвратимого, в сторону ужасающей трагедии, поэтому тосковать не придется, думаю. Причем не ясно чего больше, но по ощущениям все-таки ужаса. И даже не от концовки, а от разных смыслов и объяснений, которые можно ей придать, начиная от предопределенности нашей жизни (это вам не игрушки в «Персонаже») и до более легких, когда мы порой себя виним в чем-то и потом какие-то события являются отражением нашей вины, то есть наказанием.

    Но, я как всегда, считаю, что важнее всего атмосфера, не будь атмосферы, не было бы и нас, ультрафиолет сжег бы наши тела и все-все-все и тогда никто бы из нас не смог смотреть кино, в конце концов. Нет, ну, я об этой атмосфере, которая в фильмах, когда чувствуешь то же, что чувствуют герои, когда не видишь эротическую сцену, а участвуешь в ней в роли кого-то из пары, когда сам бродишь по этим черным, зажатым стенами улицам, когда тебе страшно от криков ночью женских в нескольких кварталах от твоей гостиницы, когда это ты бежишь по лодкам, стоящим в каналах и ударяешься коленкой, спотыкаясь. Это вот настоящее, этого даже не спрашивая себя боишься. Бояться приятно и полезно. Правда в определенный момент тебе кричат «А теперь не смотри!», а ты смотришь… Немножко страшно. Чуть-чуть. Интереснее все-таки посмотреть. Фильм в смысле посмотреть. Останутся мысли.

    19 ноября 2009 | 17:23

    Я очень редко смотрю фильмы ужасов, особенно на ночь. Сегодня ночью мне захотелось чего нибудь подобного и я выбрал один очень пугающий фильм «А теперь не смотри».

    С первых кадров, с первым музыкальным звуком я пропитался этой атмосферой и сидел в огромном напряжение при просмотре. Каждый раз я ждал, что сейчас что-то случится и готовился к каждому новому кадру. Николас Роуг создал очень страшный фильм по всем критериям. Я не знаю, может есть намного страшнее картины, я ещё раз повторюсь, что очень редко смотрю подобное кино, но на данный момент этот фильм для меня самый страшный из тех, которые мне доводилось видеь. И не потому что там много крови (её там мало), не потому что в фильме есть достаточно резкие пугающие моменты. Всё из-за атмосферы. Фильм пропитан переживанием, страхом, всё это тебя цепляет с первых минут, ты не можешь оторваться, а оторваться хочется. Я не знаю, что можно ещё написать про эту картину, просто посмотрите этот фильм, я думаю каждый уважающий себя киноман или просто любитель кино должен увидеть то, что сотворил Роуг на экране. Я не ставлю высшую оценку. Этот фильм не будет моим любимым, я не буду его пересматривать (по крайней мере мне так кажется), но я очень рад, что мне довелось его посмотреть и ставлю оценку за атмосферу, которая засасывает тебя с каждой минутой всё глубже и глубже.

    7 из 10

    13 января 2012 | 10:51

    Хоррор как отдельный жанр кинематографа был всегда. Он взрослел, видоизменялся, мимикрировал под окружающую реальность, обрастал новыми направлениями, приобретал интернациональные черты и сужался до сугубо национального колорита, но не исчезал, лишь иногда уступал первый план более актуальным в определенный момент истории кинотечениям, со снисходительностью старшего брата уходя в тень. Однако в семидесятые годы 20-го столетия произошло нечто доселе невиданное: слияние хоррора, одного из самых зрелищных, а потому мейнстримовых жанров, с авторским кино, рассчитанным прежде всего на интеллектуальную публику. Одна за другой на экранах всего мира, включая СССР, стали появляться напряженные, неоднозначные картины, поражавшие глубиной, визуальным совершенством и спорностью трактовок. «Пикник у Висячей скалы», «Ребенок Розмари», «Омен», «Изгоняющий дьявола», «Голова-ластик», «Кроваво-красное», тот же «Солярис» Тарковского и кубриковское «Сияние» (хоть фильм и вышел в 1980-м, режиссер начал съемки двумя годами ранее) — количество остросюжетных, неуютных, мистических, кровавых шедевров росло и множилось, они навсегда вписывали свои имена аршинными буквами в историю мирового кинематографа. Теперь хоррор перестал быть просто второй скрипкой, приправой к сюжету. Случилось странное: фабула, как таковая, вообще стала практически неважна. Драматургия отходила на второй план, уступая место атмосферности, внимание концентрировалось на субъективном, действительность определенно ускользала, и уже никому не было до нее дела. Отныне не имело значения трезвое «почему», осталось только непостижимое «как».

    «А теперь не смотри» одна из таких картин, мир её, пугающий с первых же кадров, визуален и тактилен, и в то же время эфемерен, как дурной сон, как самый страшный, болезненный морок. На поверхности — история о родителях, потерявших дочь в результате глупого несчастного случая. Чтобы забыться и отойти от пережитого горя, они отправляются в Венецию, где мужа ждет работа реставратора. В ходе определенных событий обоим начинает казаться, что дочь их по-прежнему жива или, по крайней мере, каким-то образом пытается с ними связаться. Однако очень скоро сюжет растворяется в гипнотическом наваждении, а Венеция, самый романтичный и сказочный город на земле, снимает карнавальную маску, обнажая плотную, дышащую и давящую пустоту, и вглядывается в зрителя слепыми, но пристальными глазами старухи-прорицательницы, от такого взгляда не убежать, не скрыться. Мертвый сезон в медленно тонущем, погибающем городе; затягивающий зев лабиринтов узких улочек и тоннелей, по которым мечутся в маятном поиске герои… Рациональное зерно сталкивается с иррациональной бездной и всухую проигрывает.

    Тлен повсюду, город разлагается, старая церковь, реставрацией которой занимается отец погибшего ребенка, разваливается на куски, мир вокруг ещё сохраняет внешнюю привлекательность, но эта красота, как лихорадочный румянец на лице умирающего, явно ненадолго. Повсюду вода, она сочится из всех щелей, утробно журчит под изящными мостиками, и что-то затаилось, ждет своего часа, что-то древнее, гораздо старше этого города, его священных мест, может быть, даже старше самого христианства. Не потому ли солидный епископ в поту просыпается среди ночи и при малейшем шорохе хватается за висящее на шее распятие? Иногда даже складывается впечатление, что он боится заходить в собор. Высшее духовное лицо, которому следует воздерживаться от всяческих глупых суеверий, похоже, отдает себе отчет, что никакая молитва не спасет от вездесущего первородного зла, которому изначально принадлежало и принадлежит это место.

    Родители на первых порах отстранены от происходящего, им нет дела до внешнего мира, поскольку они зациклены на собственной беде, а потому ищут утешение друг в друге. Окрыленные внезапной надеждой, оба пытаются наладить отношения, так что одно из центральных мест в картине занимает довольно долгая и откровенная даже по нынешним временам эротическая сцена, когда главные герои Джон и Лора впервые занимаются сексом после смерти дочери. Тем не менее, в этом эпизоде, снятом под нежные переливы клавишных Пино Донаджо, больше тихого отчаяния, нежели страсти. Их секс — это своего рода прелюдия к смерти. Эрос, за спиной которого маячит тень Танатоса.

    Вся мелодика фильма сплетается из бормотания таких вот ползущих отовсюду теней, эха чьих-то гулких шагов, шума крыльев потревоженных голубей, неумолчного плеска воды, резкого смеха, визгливо взрывающего мертвую тишину.

    Долгие обзорные планы неожиданно фокусируют внимание на какой-то абсолютно не относящейся к сюжету детали: будь то яркая брошь странной формы или осыпающаяся мозаика с ликом Иисуса, фотографии каких-то посторонних детей на тумбочке старой девы, странные взгляды полицейского инспектора и каракули, которые он безотчетно чертит на листке бумаги. Почти в каждом сумеречном кадре притягивает взгляд сочное вкрапление красного, цвета, в который раскрашен тот или иной предмет: багровая свеча у иконки, пурпурные туфли милой старушки, багрянец вина в бокалах. К чему всё это? Неуверенность и дискомфорт становятся всё ощутимее, мощная образная система подавляет всякую логику и постепенно, на полутонах выстраивается видение абсолютного зла, неназванного и бесконечного.

    Сочащаяся вода концентрируется в густую, пульсирующую, соленую кровь, разлитую по смазанному фотоснимку. Она течет сквозь кадры, сквозь образы, сквозь ноты и всё настойчивее просится наружу.

    5 ноября 2013 | 11:30

    Наконец ознакомился с этим фильмом, о котором столько разнообразных мнений!

    «А теперь не смотри» представляет собой сложный, запутанный психологический триллер с элементами сюрреализма. Череда событий развивается не так уж и динамически что бы сразу сделать вывод, и даже после просмотра остаешься на некоторое время в неком недопонимании. Сюжет балансирует на «гранях» естественных догадок и на каких то мистических возможностях главных героев в плане виденья будущего… совсем не доброго и беззаботного, то ли в снах то ли в реальности сразу и не разберешь. В так называемом даре предвидения зритель убеждается буквально с первых минут фильма.

    При нелепых обстоятельствах погибает дочь центральных персонажей Джона и Лауры. Все последующие события происходящие в ленте вводят зрителя в состояния попеременного шока которые связанные, в первую очередь, со смертью дочери.

    Плюсы фильма:

    1) прекрасная игра актеров, по фильму супружеской пары Бекстеров — Джона и Лауры (актеры: Дональд Сазерленд и Джули Кристи). От начала и практически до конца им удается красиво и линейно играть свои роли, не вызывая подозрений, догадок и чего либо еще. Обычная семейка, но у каждого члена свои «психи» в голове, от чего мы видим сформировавшихся характеры Джона — как постепенно сходящего с ума человека которому видятся знаки и намёки о приближающихся бедах, но гордо «сражающегося» внутри себя с этими позывами. И Лаура — которая не так акцентирована в фильме как Джон, но тоже верящая во все светлое и беззаботное, что их доченька всегда с ними.

    2) по своему загадочные, обрисовавшиеся характерами по мере просмотра персонажи -слепая медиум Хезер и ее сестра Венди. В большей мере именно слепая предсказательница сыграла одну из ключевых ролей в картине, открыв глаза «слепым» казалось бы главным героям, которые туманно верили в достоверность ее слов.

    3) игра второстепенных персонажей таких как святой отец, и полицейский — также вызывает исключительно симпатию не смотря на пассивное отношение к происходящему. Их перснажи предстают перед зрителем в виде бессердечного и холодно-характерного отца и вечно подозревающего «острого» инспектора. Эти персонажи придавали картине какого то колорита что ли, сложно описать, лучше увидеть.

    4) понравилась манера режиссера (скорей всего и заслуга книги Дафны Дю Морье) разбросать хаотично сцены происходящие на протяжении фильма, что бы в, так называемых, флешбэках сосредоточить напряжение от происходящего, собрать мысли и выплеснуть на зрителя! Получилось уникально и необычно!

    5) хорошая музыка, она и не въедается и отлично «работает» в ключевых моментах!

    6) последнюю сцену в фильме иначе как словом «ШОК» описать сложно, жирная такая точка в сметениях героев конечно, ничего не скажешь! Браво!

    Минусы фильма:

    1) дождливая, по видимому зимняя, Венеция показалась слишком монотонной, хмурой, ужасной. Может это и сопутствовало атмосфере но факт отталкивал;

    2) постельная сцена супругов, как же не вспомнить, неоправданно затянута и не привлекательна, благо идея развития событий сразу в двух «плоскостях» косвенно вытягивает эту сцену;

    3) показалось что прочувствовал этот фильм лишь под конец, хоть изначально смотрел внимательно. Рассказ я лично не читал, но мне кажется чего то не хватало для общей гармонии эмоций, которые сопровождали фильм, много «отсеченных» моментов, сложно описать… чувствовалось что то типа пустоты происходящего.

    В целом конечно впечатления о фильме положительные. Мне показалось что акцент происходящего был именно на начало и на конец фильма, что я коротко выразил в слогане «в погоне за смертью…», а все центральные события в виде «лестницы», постепенно ведут зрителя к неизбежному и шокирующему концу.

    Этот фильм сложно отнести к ужасам, поэтому думаю у многих вызовет интерес в первую очередь как сюрреалистичное психологическое кино!

    Глубокий психологический посыл который хотел донести режиссер Николас Роуг — был получен и обдуман, а это главное!

    Рекомендую ознакомится с этим фильмом!

    8 из 10

    2 марта 2011 | 16:39

    Недавно посмотрела эту великолепную экранизацию новеллы Дафны Дю Морье. Стоит отметить, что фильм получился гораздо более интересным и многослойным, чем литературная основа, при этом изменения, внесенные в сюжет новеллы, добавили рассказанной истории подлинности.

    Режиссер умело нагнетает напряжение, собирая из разрозненных по ходу фильма и как будто не связанных между собой фрагментов к его финалу впечатляюще законченную картину, которую в одной из последних сцен фильма видит перед собой герой Дональда Сазерленда. При этом Николасу Роугу удалось внести в картину ноту предопределенности и в какой-то мере безысходности для главных героев, архитектора Джона Бэкстера (Дональд Сазерленд) и его жены Лоры (Джули Кристи), тяжело переживающих смерть дочери. Складывается впечатление, что все совершаемые ими действия уже предопределены и должны привести к определенной развязке, которую невозможно изменить…

    Игра актеров потрясающа, Сазерленд очень достоверен в роли человека, пытающегося отвергнуть постоянно сопровождающие его тайные знаки в пользу рационального объяснения, Кристи убедительно передает состояние женщины, переходящей от отчаяния к надежде и вновь к отчаянию. Еще отметила бы отличную игру Массимо Серато в роли епископа города Венеции.

    Венеция, в которой разворачивается действие фильма, предстает с одной стороны вызывающе прекрасным (великолепные виды с соответствующим музыкальным сопровождением) и холодным, безразличным к человеческим страданиям с другой, городом.

    Итак, на мой взгляд, Николас Роуг снял захватывающий психологический и мистический триллер, но ни в коем случае не фильм ужасов. Прекрасный фильм.

    10 из 10

    14 июля 2009 | 01:59

    Никогда не смотрите назад!

    А теперь не смотри (я люблю этот фильм)


    Вы знаете, однажды мне очень сильно повезло, и мне в руки попался диск с фильмами Николаса Роуга. Этот диск попал мне в руки случайно, и на нем было всего лишь три фильма — «Обход», «Человек который упал на Землю» и конечно «А теперь не смотри». Я смотрел каждый день по одному фильму и получил большое удовольствие от фильмов Роуга.

    Фильм «А теперь не смотри» является вторым самостоятельным фильмом Роуга. Конечно это не самый лучший его фильм, потому что фильм «Обход» будет немного посильнее, но если не сравнивать фильмы Роуга, то мы имеем очень любопытную картину, которую пропускать все-таки не стоит. В центре картины супружеская пара, у них случайно умирает дочка. Шок! Они переезжают в другой город, а именно в Венецию, чтобы попытаться забыть, но такое никогда не забывается…

    Роуг взял на главные роли отличных актеров — Дональда Сазерленда и Джули Кристи. Мне очень сильно понравились они в этом фильме, а особенно конечно Сазерленд. Возможно перед нами его самая лучшая роль во всей карьере. Данный фильм очень трудно советовать всем подряд, потому что Роуг снял очень мрачную и немного непонятную картину. Все на свои места встанет только в самом конце фильма. Данный фильм очень сильно давит на тебя и сжимает твое сердце.

    А еще в фильме будут ключевые моменты, которые пропускать я не советую, потому что именно от этого будет зависеть ваше понимание данной истории. Этот фильм нужно смотреть очень внимательно и тогда вы получите от фильма большое удовольствие. Некоторые критики называли этот фильм самым страшным в английском кинематографе семидесятых. Если вам интересен режиссер Николас Роуг, то я советую познакомиться с фильмом — «А теперь не смотри». Это очень холодное и грязное кино, которое сможет вас напугать и заставит вас пустить слезу в самом конце.

    Спасибо.

    P.S.

    Лучшая сцена в фильме — душераздирающий и очень страшный финал…

    10 из 10

    11 декабря 2010 | 17:13

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>