всё о любом фильме:

Двадцатый век

Novecento
год
страна
слоган-
режиссерБернардо Бертолуччи
сценарийФранко Аркалли, Джузеппе Бертолуччи, Бернардо Бертолуччи
продюсерАльберто Гримальди
операторВитторио Стораро
композиторЭннио Морриконе
художникМария Паола Майно, Джанни Кваранта, Эцио Фриджерио, ...
монтажФранко Аркалли
жанр драма, ... слова
бюджет
$9 000 000
зрители
Франция  1.75 млн
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время318 мин. / 05:18
Прекрасным летним утром 1900 года в итальянской провинции Эмилия появляются на свет два мальчика. Олмо — еще один рот в многодетной семье бедного крестьянина. Альфредо — отпрыск богатых помещиков. Несмотря на столь различное социальное положение, мальчики не только подружатся, но пронесут дружбу через всю свою жизнь.

Они — дети страшных лет Европы, чье отрочество придется на годы Первой мировой войны, а зрелость вступит в свои права под грохот гитлеровских орудий. Да и в промежутке событий будет предостаточно. Фашистская Италия — страна неспокойная. Меняется вековой уклад общества, народ все больше узнает от социалистов о своих правах, Муссолини использует смуту для захвата власти.

Ветер перемен врывается и в провинцию Эмилия. Обостряются отношения крестьян и землевладельцев, но Олмо и Альфредо остаются друзьями. Сплетение судеб — близких и бесконечно далеких, сплетение жизни личности и жизни страны.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
47%
7 + 8 = 15
5.9
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    Фрагмент 04:54

    файл добавилvic1976

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 9.0/10
    Гигантская фреска Бернардо Бертолуччи повествует о судьбе двух итальянских семей — Далько и Берлингьери, крестьян и помещиков — на фоне бурных событий XX века. Многие зрители и критики восприняли эту картину молодого итальянского маэстро (а ему было только тридцать шесть лет) как политически ангажированное произведение. Подчас мнение о «Двадцатом веке» складывалось на основе того или иного отношения к его идеологическим и социальным аспектам — грубо говоря, зависело от реакции на красные флаги, развевающиеся на экране тут и там. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 232 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Всё таки Европой нельзя не восхищаться. Как бы не интерпретировалась история, какие события бы не обелялись или очернялись, всегда найдётся взгляд, которые отражает наиболее истинную картину, наиболее острую проблему. И как бы не пытались показать, что проблем социального неравенства, демократии и эксплуатации в Старом свете не было и в помине, правда всегда всплывает. Всплывает и начинает резать глаза демонстрируя вопиющую несправедливость того или иного времени.

    События, описываемые в фильме происходили фактически не так давно. Не так давно трудящийся человек был на правах скотины. Не так давно вскидывались руки в римском приветствии. Не так давно рабочие в Европе искренне верили в торжество идей социализма.

    А что самое главное, что скорее всего удивляет российского обывателя, в той же самой Италии, где происходит действие картины до сих в это верят. Когда на Манежной площади фашисты демонстрировали свою силу, в Риме тысячи студентов под красными флагами, на которых сиял серп и молот, заявляли право своих соотечественников на более достойную жизнь.

    Россия и Италия действительно очень похожие страны. Обе монархии в начале 20го века, в обеих господствовало помещичье землевладение, в обеих трудовой человек был бесправен. Более того, можно смело сказать, что первые фашисты начали появляться именно в Российской империи — черносотенные движения занимались ничем иным как еврейскими погромами, убийствами революционеров и запугиванием стачечников.

    Поэтому при просмотре фильма «Двадцатый век» можно смело менять место действия на Россию. Персонажа Альфредо можно переименовать в Альберта, Ольмо — в Ивана и так далее. Гений Бернардо Бертолуччи в том, что все события которые происходят на экране в течении 5 часов порожают своей объективностью. Здесь нет навязывания идеологии, нет нравоучений. Режиссёр картины лишь говорит о том, что как бы там дальше всё не складывалось, какие бы антинародные и реакционные силы не приходили к власти, а «хозяева» цеплялись за свой праздник жизни ход времени не избежен. Всё меняется. Паровоз, который постоянно фигурирует в картине и есть символ неумолимого Времени. Времени, которое сносит тех, кто не чувствует, что пора менять своё отношение к людям, к проблемам общества и мира.

    В этом и основная идея фильма и оптимизм Бертолуччи. Время не остановить. Пускай справедливости сейчас нет и хозяева остаются. Рано или поздно паровоз всё равно их настигнет.

    12 января 2011 | 23:47

    Что может быть общего у пригожего Альфредо, сына разгульного барина, и запущенного голоштанника Ольмо, отпрыска хозяйского батрака? Только день рождения, оказавшийся одним на двоих, совпадение, случайность, соединившая их появление на свет, оставив каждого в предписанной положением отцов классовой ячейке неравных отношений. Так и жили бы они порознь, но, начавшись с обычного мальчишеского соперничества, неравная дружба, как оказалось, связала их на всю оставшуюся жизнь.

    Поначалу ребята меряются своими недоросшими письками, сравнивая, у кого уже стоит, а позже, когда оба уверены, что встаёт, — оправляются по «деффкам», продолжая приключения, начавшиеся с неуступчивого подражания и рискованного вызова «на слабо», пока страна, пройдя через Первую Мировую, плавно погружается в кумачовый туман молодого марксизма, начинающего рулить народом на волнах разворачивающейся повсюду классовой борьбы.

    Двадцатый век приходит под вдумчивые звуки Морриконе, приходит вместе с уходом взбалмошного деда Альфредо, исчерпавшего свой гендерный потенциал тогда, как он зародился у поколения нового, и в том, что Бертолуччи отдал первенство сексуального развития рабочему сынку, есть знак приоритета, символ новой движущей силы, вторгающейся в спокойный мир буйной зелени виноградников и бескрайних лесов.

    Режиссёр не слишком поэтично рифмует мужскую силу и личные связи главных героев с социальным напряжением и общественными отношениями всей страны, представляя неудачный брак осторожного Альфредо со своенравной Адой, как бесплодный союз аристократии и либерализма, а нерешительность молодого помещика и его растерянность перед напористыми протестами работников объясняют ставку на волевого и беспощадного управляющего Атиллу, чья крепкая рука националиста должна подавить пугающие хозяев волнения, как и поднимающие голову фашисты — навести твёрдый порядок на территориях всех мест.

    Маэстро не политизирует человеческую историю, сосредотачивая своё внимание на людях и характерах, на личностях и их противоречиях, там находя выражение общих свойств, которые обобщениями прорываются в массовых демонстрациях и немногочисленных уличных выплесках недовольных людей. Та социальная пропасть, что разделяла детей с рождения, противоречиями взросления, определяя место каждого в системе жизнеустройства общества, берет на разрыв близость их судеб, подвергая сомнению жизнеспособность альянса представителей разноклассовых слоёв.

    Ведя рассказ и представляя историю через лица, решающее значение для фильма приобретают способности исполнителей главных ролей, учитывая, что в их близости к образу лежит залог успеха всей масштабной композиции, развивающейся от отрочества героев к молодости и зрелости, а, в завершении, осыпающейся старческим прахом их уходящих лет. Но, в дебюте картины, мальчишка, взятый на роль молодого Ольмо, держится заметно уверенней своего напарника, маленького Альфредо, ничего не предполагая об ответственности, которую решился несдержанный режиссёр, заставив ребёнка теребить себя перед миллионами глаз будущих кинозрителей. Его бесшабашный босяк попросту прост и ясен, не то, что делано надувающий щёки барчук из лощёной знати.

    Баланс восстанавливается с заменой начинающих актёров на истинных асов: молодой Роберт Де Ниро представляет неконтролируемый поток перевоплощений, а не успевший ещё раздаться вширь и не наживший округлый животик Депардье, работает ноздря в ноздрю со своим ретивым товарищем, подбираясь к вершинам настоящего таланта, который в короткой дедушкиной роли являет трогательно-беспомощный и уверенно сильный ветеран Берт Ланкастер.

    Длинные тени раздумий отбрасывают персонажи Доминик Санда и Стефании Сандрелли, которые целенаправленно обнажают нерв драматических противоречий, кристаллизующихся в демоническом Аттиле Дональда Сазерленда и его коварной подружке Реджине, на которой оттачивала свои коготки бескомпромиссная Лаура Бетти. Однако, их целеустремлённость, вопреки надеждам, временами приобретает откровенно карикатурный вид, выдавая их героев за наивные картинки из детского букваря, простовато обозначающие вселенское зло в нелепых проявлениях примитивного психоза, в формах навязчивого единения неукротимой сексуальной мощи чернорубашечника и его неутомимой подруги, демонстрирующих извращённый экспансионизм бешеной силы и попрание всех моральных норм.

    В текущем времени проигранная где-то Вторая мировая война становится поражением на личном фронте: растерзанные монстры и потерявшие близких товарищи, не угомонившись, доигрывают уходящую жизнь, продолжающуюся в новом поколении крепких мальчишечьих ног, оставляющих престарелого Альфредо вместе с неразлучным другом медленно влачить стопы по пыльной тропе, чувствуя, как это прежде понял его дед, что сил продолжать спорить с Жизнью у него больше нет. Круг замкнулся: мальчишкой он мог принять вызов и лечь вдоль рельсов, пропуская над собою мчащийся в будущее поездной состав, теперь это удел нового поколения, тех, у кого стоит, у того, кто идет вдоль по жизни, а не лежит поперёк грохочущих лет.

    22 марта 2010 | 18:52

    Мой любимый фильм с участием Жерара Депардье — это эпическая картина Бернардо Бертолуччи «Двадцатый век» (1976).

    Действие разворачивается в Италии в первой половине прошлого века. В один из летних дней 1900 года рождаются два мальчика — Ольмо (Депардье) и Альфредо (Де Ниро). Последний — сын богача — владельца имения Берлингьери, а первый рождается в крестьянской среде (его мать даже точно не знает, кто отец ребенка). Крестьяне живут чем-то вроде общины и коммуны. Их барак даже запирают на ночь.

    Тем не менее, мальчики из разных социальных классов со временем подружились и прошли через все перипетии того непростого времени: две мировых войны, борьба фашизма и социализма, немецкая оккупация и освобождение Италии.

    Со временем Ольмо стал социалистом, Альфредо же, хотя и принадлежал к классу господ (да собственно и не хотел от него отрекаться), к фашистам не примкнул, но, тем не менее, вынужден был опираться на их поддержку. Личная дружба и классовая вражда характеризует отношения героев.

    Честно говоря, более проникновенного и более красного (коммунистического) фильма о данном периоде истории в западном кино я не видел. Красные знамена и полотнища, коммунистические лозунги и цитаты наполняют многочасовое действие картины. В самом неприглядном, отвратительном виде предстают фашисты. В начале фильма (апрель 1945) вооруженные вилами крестьяне, изгоняя фашистов и господ, кричат: «За Сталина!» Кстати, и сам Бертолуччи одно время состоял в итальянской компартии.

    Но в России, как и в СССР, фильм практически неизвестен. И причины, на мой взгляд, не только в откровенных сексуальных и просто натуралистических сценах, которыми изобилует фильм, но в самом понимании сущности коммунизма, его нравственных ценностей, отношении к свободе в самом широком смысле слова. Западное понимание коммунизма противоречило закостеневшим коммунистическим догмам и консервативной морали, существовавшим в СССР. Эх, преодолеть бы в свое время всю эту косность — и не понадобилась бы никакая перестройка.

    Сегодня запрета на фильм, конечно, нет. Но и популяризировать его никто не собирается — уж больно антибуржуазный. Я посмотрел его, еще учась в институте, году эдак 1998-м. Кассеты до сих пор лежат на полке. Как-то показывали «Двадцатый век» по ящику, кажется, по «Культуре». Только было это ночь-заполночь — кто его будет смотреть?

    Депардье смотрится в роли крестьянского вождя и коммунистического героя более чем правдоподобно. В конце концов, сам вышел из бедных слоев. Молодой Де Ниро тоже хорош. Блестяще сыграл фашиста Аттилу Дональд Сазерленд.

    Всем людям левых взглядов, чей взор не замусорен усиленно навязываемой голливудской кинопродукцией и отечественной сериальной жвачкой, а мышление и восприятие свободно и независимо, да и просто ценителям хорошего кино, фильм Бертолуччи настоятельно рекомендую к просмотру. Испытаете настоящее эстетическое наслаждение.

    1 сентября 2013 | 21:06

    Первое, что хочется отметить — фильм не для каждого. Далеко не каждый сможет высидеть перед экраном пять часов, но мне этот фильм доставил массу удовольствия и приворожил с первого кадра. Я не обращал внимания во время просмотра на всю политизированность картины, мне важна была сама история дружбы двух людей — родились вместе, все детство провели вместе, но разность их социальных классов (богач и бедняк) постепенно отстраняет мальчиков друг от друга и повзрослев они становятся чуть ли не незнакомыми людьми. Очень трагичная и невероятно насыщенная событиями история. Такое же удовольствие я испытывал только тогда, когда читал «Тихий Дон» Шолохова. Можно, конечно, провести определенные параллели между этими двумя историями: тут тебе и эпос, и одинаковое время повествования, и коммунистический настрой… И я думаю, что если бы в картине не было такого большого количества откровенных сцен, то фильм бы стал хитом советского проката, на него бы водили школьников толпами, отдали бы всевозможные союзные кинематографические награды… Но, если бы у бабушки был бы… Ну, вы знаете что дальше.

    Перед нашими глазами развертывается 50-ти летняя история Италии и мы видим все самые значительные события жизни простых людей и просто истории Италии: Первая Мировая, приход к власти Муссолини, рождение фашизма, Вторая Мировая война, становление коммунизма в стране. Но картина не о стране в те года, а о людях, которые пережили это страшное время. О людях, которые сохранили человеческое лицо, несмотря на все трудности. Но вот вопрос — кто сохранил человеческое лицо? Обычные рабочие люди и богач, который по человечески относился к своим работникам. А все остальные помещики, богачи, фашисты горько поплатились за совершенные ими грехи. Невольно всплывают в голове слова Омара Хайяма:" БУДЬ В ОБРАЩЕНИИ ПОПРОЩЕ. ХОЛОДНОЙ ДУМАЙ ГОЛОВОЙ, ВЕДЬ В МИРЕ ВСЕ ЗАКОНОМЕРНО: ЗЛО, СОТВОРЕННОЕ ТОБОЙ, К ТЕБЕ ВЕРНЕТСЯ НЕПРЕМЕННО!». И эта картина как раз и служит некоей притчей о том, что зло поплатится за свои грехи, а человек, который живет правильно непременно получит свое, вот только сколько надо будет вытерпеть, чтобы добиться правды и справедливости: год? Десять? Сорок пять? Но когда нибудь справедливость непременно восторжествует и именно это и показывает нам в своей картине Бернардо Бертолуччи, просто весь этот материал лучше воспринимается, когда видишь реальные действия и события, поэтому Бертолуччи и выбрал в качестве «иллюстрации» своей истории длинный, тяжелый рубеж, который преодолели итальянские люди в борьбе за свободу.

    Нельзя не отметить визуальную сторону картины, безупречную во всех отношениях. Красивейшие пейзажи, великолепная операторская работа (лучшего на мой взгляд оператора Витторио Стораро), прекрасные декорации… В общем, я просто восхищаюсь. Картинка доставляет одно удовольствие!

    Про музыку скажу одно — композитор Эннио Морриконе и о качестве и красоте его музыки все знают не понаслышке.

    Ну и как же не сказать пару слов об актерах: Де Ниро и Депардье своими стараниями создали один из лучших актерских дуэтов, которые я когда либо видел, просто безупречны. Порадовал Берт Ланкастер и просто сразил наповал Дональд Сазерленд. Идеальнейший злодей, сыгранный ны высшем уровне актерского мастерства. Ну и не менее великолепна Лаура Бетти, тоже отъявленная злодейка, сыгранная блистательно!

    Итог: один из самых недооцененных шедевров. Ни одной вразумительной награды («Бодиль» за лучший неамериканский фильм в Дании), низкие кассовые сборы. Может, люди просто не были готовы к появлению картины подобного класса? Я не знаю и не могу судить людей, но то, что эту гениальнейшую картину недооценили — это факт, понять который можно лишь посмотрев картину.

    10 из 10

    3 августа 2010 | 21:52

    Могу сразу сказать, что мне не нравилось еще заведомо до просмотра — это продолжительность фильма, отпугивали 318 минут, потому постоянно откладывался просмотр, а еще было ясно, за один раз фильм посмотреть, точно не получится. В то же время я знала, что «Двадцатый век» полон событий, потому 318 минут все же должны пролететь с интересом. Но все же как-то я не любительница таких эпопей. Но любительница творчества Бернардо Бертолуччи.

    Первая приятная неожиданность — актеры, во-первых, молодые Де Ниро и Депардье, которых мне довелось видеть уже немолодыми и несколько обрюзгшими, и, честно говоря, да простят меня поклонники каждого из этих двух замечательных актеров, как-то прежде я никем из них не особо не восторгалась. Теперь мое мнение другое, особенно о Депардье, потому что Де Ниро все же нравился после «Однажды в Америке». Как получится, обязательно посмотрю «Вальсирующих» (это к слову). А во-вторых, перекочевавшие из «Конформиста», Стефания Сандрелли и Доминик Санда. У последней тут очень интересная роль неврастеничной, эксцентричной, но в то же время справедливой и чувствительной девушки, которая не смогла приспособиться к жестокой реальности. Мне кажется, актриса очень в нее вписалась, и выглядела красиво.

    Мне понравилось, что в фильме есть несколько откровенных сцен, иначе их отсутствие делало бы фильм каким-то уж слишком повествовательно-образовательным, они очень дополняют его, делают более выразительным и чувственным. Жестокие сцены показаны сильно, по-настоящему вызывают отвращение к их исполнителям, заставляют вздрагивать. Натурально простым показан быт крестьян.

    Кино действительно полно событиями, не много не мало, здесь охвачен огромный период жизни целой страны, две войны, рождение, взросление, юность, зрелость и старость героев. Много здесь исторических событий, политических и классовых противостояний, любви и дружбы на фоне всех этих событий. Но дружба между героями все же странная, мне кажется, это не настоящая дружба в ее классическом проявлении. Скорей, это похоже на какое-то глубокое родство, на зависимость, как, например, сын может зависеть и ровняться на отца. Ведь Альфредо не может без Ольмо. Сын хозяев, наследник, еще в раннем детстве ровнялся на своего босоногого приятеля, доказывал ему, а скорее самому себе, что он не трус. А для этого надо просто полежать под проходящим поездом, но так было в детстве, а у взрослых уже будут куда более сложные доказательства чести и храбрости. Для Альфредо Ольмо — ведущий, тот самый сильный друг, который указывает, как быть, а он, Альфредо, ведомый, несмотря на несравнимые возможности, социальное положение этих двух друзей. Но все же, те самые события по жизни разделяют героев, делая между ними огромную пропасть, но эта странная привязанность останется навсегда.

    Персонажи немного просты, «хороший» Ольмо справедлив, силен и смел, «плохие», бесспорно, чудовища в низшем своем проявлении (хотя с этим я никогда не спорю, потому что жестокость некоторых особей человеческих предела не имеет), Альфредо мягкотел, нерешителен, но как персонаж куда более интересен. Потому что он не хорош и не плох, у него все не так однозначно, потому его одного здесь терзают душевные муки тяжких сомнений. И в старости обоих, под конец жизни, как в раннем детстве, доказательство Альфредо той самой чести и значимости самому себе и своему другу, а теперь уже осознание своих жизненных неудач и потерь прожитых лет, должно будет пройти испытание поездом.

    Хорошее кино, не любимый мой жанр, но рада, что посмотрела. Такое чувство осталось, что необходимо (в хорошем смысле) было посмотреть.

    8 из 10

    26 октября 2010 | 10:56

    То, что фильм длится 5 часов — не значит, что нужно писать о нем 5 страниц.

    Это фильм рассказывает о временах, когда вещи были дорогими и красивыми, и тут же «функционально-практичными» и дешевыми, люди смотрели в глаза и поступали так как велит им сердце, и тут же холодный расчет и цинизм. Фильм показывает какой грубой была любовь, но какой вес имела даже и она на фоне той вездесущей жестокости, которой пропитана картина, как и вся первая половина двадцатого века.

    Фильм раскрывает тему настоящей дружбы — не той аксиоматичной, к которой привыкли мы, а реальной — с ошибками, с огромными перерывами, окрашенной всеми пороками человеческой слабости. Дружба тут не половинчатая, не двуликая, не тонкая — а реальная.

    Пара слов об Италии. Сочная, грязная, яркая, дикая, свободолюбивая дура, дура, но своя, родная дура. Появляются новые люди, новые течения, новые движения, проходят войны, а Италия остается. Остается собой — музыкальной, яркой, богатой природой красивой дурой.

    Ненастоящий тут только рождественский снег, но это лишь издержки невозможности покорить природу.

    8 из 10

    8 июня 2014 | 12:14

    В этом фильме показана история Италии первой половины ХХ века. Она раскрывается через судьбы двух друзей. Олмо — сына батрака из беднейшей семьи и Альфредо — сына хозяина поместья на котором работают все окрестные крестьяне. Оба они родились в один и тот же день в 1900 году, подружились в детстве, укрепили дружбу в юности. В эти годы Олмо стал коммунистом и Альфредо какое-то время разделял его взгляды, но это длилось лишь до тех пор пока он не унаследовал имение почившего в бозе отца. Между друзьями сразу же образовалась трещина, которую ещё более расширила роковая красотка.

    В картине на примере тонкого среза итальянского общества показаны важнейшие исторические события. Возникновение, укрепление фашизма в Италии и отношение к нему различных слоёв общества. События военных и послевоенных лет, когда Италия, едва выбравшись из болота фашизма, чуть не стала коммунистической.

    Для столь эпического фильма Бернардо Бертолуччи привлёк наилучший актёрский состав. Роберт Де Ниро сыграл взрослого Альфреда. Его друга Олмо — Жерар Депардье. Излишне говорить, что оба великих актёра сыграли великолепно. Эти роли пришлись на самый пик их творческой деятельности. Они даже не играли, а словно вжились в образы. На мой взгляд, эти роли стали одними из лучших в их карьере.

    Дональд Сазерленд предстал здесь в несколько неожиданном для меня амплуа. Сначала обычный управляющий, лебезящий перед хозяином. Его герой вступает в фашистскую партию Италии, становится местным лидером и на наших глазах вырастает в чудовище, найдя себе жену подстать. Испытываешь искреннюю ненависть к сыгранному им персонажу. Отличная работа.

    Особо хотелось бы отметить Доминик Санду, сыгравшую жену Альфреда и ставшую тем самым яблоком раздора. Её героиня абсолютно неземное существо, нечто воздушное, в противовес Альфредо, крепко стоящему на земле. Она сумела создать очень яркий красивый и запоминающийся образ.

    И конечно же, как знаком особого качества, этот фильм освящён божественной музыкой Энио Морриконе.

    При просмотре напрочь забываешь о существовании времени. Настолько затягивает картина происходящего, что после пяти с хвостиком часов, проведённых у телеэкрана, ощущаешь сожаление, что всё уже кончилось. Это шедевр.

    10 из 10

    22 июня 2012 | 20:03

    Формально фильм сделан как следует, и 5 часов неторопливого рассказа практически не утомляют. Меня, правда, несколько смутила камерность фильма. События как будто развиваются на фоне мировых войн, грандиозных политических интриг, а действие картины по большей части не выходит за пределы владений Берлиньери. Но это, видимо, задумка режиссёра.

    Недостатки:

    1) Режиссёр крайне субъективен. Его симпатии и политическая позиция видны с начала и до конца фильма. Остатки некоторой объективности режиссёра кончаются вместе с Первой мировой войной. Крестьяне наивны и добры. Землевладельцы коварны и злы. Фашисты — чудовища, доказательством этому служат их зверские рожи и чёрная форма.

    2) Картонность отдельных персонажей. Только Альфредо демонстрирует некоторую психологию, то есть меняется на протяжении фильма. А, к примеру, Ольмо, которому 18 лет, и 45-ти летний Ольмо — это один и тот же человек.

    3) Неумение режиссёра показать природу зла. Перед режиссёром стояла задача показать зарождение, развитие и гибель зла — фашизма. Что он делает? Будущий фашист Аттила малопривлекателен, корчит злобные рожи, мучит животных. Да уж, это сам Сатана. Но дабы зритель окончательно возненавидел фашизм, режиссёр заставляет Аттилу убить ребёнка и женщину по личным мотивам. Но позвольте, причём тут фашизм в целом?

    Получается, звериную сущность фашизма даже пожилой режиссёр, имея прекрасных актёров, не может показать без передёргиваний типа убийства кошки. Есть мнение, что банальными мантрами «фашизм — зло» от проблемы не уйдёшь. Глубже надо копать, глубже. Иначе мы никогда не избавимся от неофашистов.

    У режиссёра фашизм — это нечто чуждое итальянцам, словно простуду ветром надуло. Такой взгляд наивен и опасен. Наивен, потому что народ несёт ответственность за своих руководителей: миллионы итальянцев воевали на стороне гитлеровцев добровольно. Опасен, потому что это типичный руссоизм — вера в природную безгрешность людей. Современная психология и философия давно изжили руссоистский взгляд на человеческий грех как порождение среды. Христианская точка зрения о врождённой порочности человека признана более верной.

    4) Совершенно не раскрыта роль мафии. А ведь в сельской местности Италии (особенно на Юге) мафия нередко была альтернативой фашизму. Режиссёр ушёл от этой непростой темы. Жаль.

    И тем не менее фильм хороший. Подобно «Жизни это чудо» Э. Кустурицы, картина «Двадцатый век» снята по большей части для иностранцев: фильм раскрывает перед зрителем Италию — её природу, историю и культуру. Также для русского зрителя будет любопытно отметить параллели в судьбах Италии и России в начале XX века. Отдельное спасибо режиссёру за портреты Ленина, крики «За Сталина!» и красные советские флаги.

    7 из 10

    29 июня 2010 | 15:58

    Давно приметил это картину, как интересующую меня, в первую очередь, своим актерским составом(Роберт Де Ниро, Жерар Депардье), а также прекрасным композитором — Э. Морриконе. Конечно же я слышал об известном итальянском режиссере Бернардо Бертолуччи, но мне пока не доводилось видеть его работы, и первой стала именно эта, 20 век.

    В основе фильма есть крепкая ось, которая держится на протяжении всего фильма, это цепь взаимоотношений между двумя главными героями Альфредо и Ольмо. Они родились в один и тот же день и в одном месте, и в старости были также рядом. А между их детством и старостью была жизнь, жизнь не простая.. жизнь, которая заставила друзей быть поодаль друг от друга, так уж сложилось исторически. Между ними не было доброй, безмятежной дружбы, она была взрывная, другая. Хотя иногда казалось, что они уже враги, и их противоположное положение в обществом обязывало их быть врагами, где-то в глубине души между ними все-таки была дружеская связь…

    Таким образом, на примере жизни двух героев, режиссер отлично передал историю Италии, рассказал о фашистах, о помещиках, о крестьянах, отлично показал настроения того общества. Но в то же время не зацикливался на войнах и их значении в мировом масштабе. Он сумел показать какой была Италия до первой мировой, после первой мировой, и после второй мировой. Он показал Италию во всей ее красе и разнообразии, показал её прекрасные пейзажи, и всё это в сопровождении душевной и трогательной музыки, созданной Э. Морриконе и Д. Верди.

    Что говорить о продолжительности этого фильма, то, действительно, кажется, что 5 часов это слишком много для одного фильма. Но именно столько он и должен идти, нет ничего лишнего, показана полноценная история, включившая в себя много интересного и познавательного. С уверенностью говорю, что это отличное кино! Смотрите и вкушайте удовольствие от просмотра данной картины, словно вы едите пирог одного из лучших кондитеров Франции!

    10 из 10

    21 сентября 2009 | 01:33

    Бертолуччи меня раньше не поражал своим `Последним императором`, `Стратегией паука`, `Ускользающей красотой` — казалось, что это просто раскрученный Голливудом псевдотитан. Но оставался `Двадцатый век`, который мне все не удавалось посмотреть, а специально покупать, опасаясь разочарования, не хотелось. Добавлял скепсиса отзыв Висконти начала 1970-х: что все молодые режиссеры, включая Бертолуччи — просто порнографы.

    И вот канал `Культура` совершил подвиг, в два вечера устроив показ данного фильма.

    И должен сказать, что Бертолуччи — фигура реальная, не дутая. Столь мощно снять кино, выстроить сюжетные линии, создать символические образы, решить это цветом, светом, видеорядом — пожалуй, где-то он превзошел Висконти с его `Гибелью богов`.

    Удивительно, что в русском переводе `ХХ век` — в оригинале `Новеченто` — то есть Новый век — и неудивительно слышать это от члена Итальянской коммунистической партии Бернардо Бертолуччи.

    Фильм и завершается символическим укладыванием героя де Ниро на рельсы под паровоз с красными флагами (вот Ельцин на это так и не пошел). Учитывая, что де Ниро играет местного землевладельца — `хозяина` — смысл прозрачен, его чуть ранее озвучивает мальчик с винтовкой: `хозяев больше нет!` — их смела История, которая на стороне тенденций равенства и братства, а не иерархии и собственности (на примере нашей Родины мы видим, что все такие обобщения грешат поверхностностью).

    В данном случае слово `хозяин` вовсе не эквивалентно тому позитивному, произносимому с придыханием в 1980-е в необуржуазной пропаганде, а равно слову `мироед` или `кровосос`.

    При этом главный герой вовсе не какое-то чудище. Он просто пользуется сложившимся миропорядком — ну не отказываться же ему от сладкой жизни ради голодающих крестьян!

    Чудищем в картине изображен местный лидер фашистской партячейки Аттила. Изображен он с уклоном в сексуальную психопатологию, хотя, скорее, это можно понять символически. В данном случае Бертолуччи не оригинален: в 1970-е многие так изображали фашизм: и у Висконти в `Гибели богов` Хельмут Бергер нехорошо поступает с мамой (Ингрид Тулин) и малолетней девочкой, и `Ночной портье` Кавани вызвал бурные споры. Кое-кто увидел такую же сексуальную психопатологию в `Лякомбе Люсьене` Маля (о нем я оставлял рецензию), но там, по-моему, нет этого перегиба.

    А что это перегиб, писала вся советская критика — и, вероятно, из-за перебора с сексуальными сценами (скажем, можно посмотреть воочию на `хозяйство` Депардье и де Ниро — хоть и не крупным планом) фильм не вышел в советский прокат, хотя много тарахтели о его прогрессивных тенденциях (в отличие от `ревизионистской` картины Маля).

    Сексуально-брутальные тенденции Аттилы, конечно, имеют символический характер — и даже больше символический, чем документальный, но тут бы Бертолуччи поучиться у Висконти, который сцену изнасилования матери решил предельно тактично и художественно. Новое поколение режиссеров — от Бертолуччи до Феррери и Беллокьо — оказалось более натуралистичным и прямолинейным в изображении многих жизненных явлений.

    Тем не менее, картина остается вершиной творчества Бертолуччи и одним из лучших творений мирового кинематографа 1970-х годов — периода, когда кино достигло, на мой взгляд, пика в возможностях выразительности.

    23 ноября 2009 | 10:58

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>