всё о любом фильме:

Разомкнутый круг

The Broken Circle Breakdown
год
страна
слоган-
режиссерФеликс ван Грунинген
сценарийШарлотта Вандермеерш, Йохан Хелденберг, Мике Доббелс, ...
продюсерДирк Импенс, Арнольд Хесленфельд, An Rydant, ...
операторРубен Импенс
композиторБьорн Эрикссон
художникКурт Риголле, Энн Ловери
монтажНико Лёнен
жанр драма, мелодрама, музыка, ... слова
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Бельгия  400 тыс.,    Франция  111.9 тыс.,    Германия  78.9 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
время111 мин. / 01:51
Номинации:
Дидье играет в группе на банджо, живет в трейлере в бельгийской деревне и боготворит Америку как «землю свободы». Элис — владеет тату-салоном. Однажды они влюбляются с первого взгляда.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
81%
73 + 17 = 90
7.4
в России
3 + 0 = 3
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 229 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Эта картина была удостоена на последнем МКФ в Берлине сразу двух наград, одна из которых оказалась «призом зрительских симпатий». Однако этот факт сам по себе почти никогда не является поводом для того, чтобы наши прокатчики начали делать хоть какие-то телодвижения по продвижению таких картин к более широкой зрительской аудитории. В таком случае этот шаг за них обычно делаю я…

    Итак, Дидье и Элиза — двое креативных харизматиков — встретились, чтобы украсить и без того не скучные будни друг друга и жить вместе в собственном трейлере за городом. Дидье ради удовольствия играет на банджо и поёт в местной группе американские песни, а Элиза активно и творчески покрывает себя и клиентов небанальными татушками в личном салоне. В общем, живут и радуются, да ещё и заводят ребёнка — очаровательную девочку Мейбл.

    Но с течением времени у обоих потихоньку начинают вылезать наружу те личностные качества, которые изначально, в угаре взаимной влюбленности, оказались незамеченными. И неожиданная онкологическая болезнь дочки лишь способствует проявлению всё нарастающего непонимания Дидье и Элизы. И может быть, при ином раскладе эта проблема была бы как-то сглажена, но в данном случае различия в паре оказываются принципиальными. Элиза верит в бога и чудеса, а Дидье из-за невозможности помочь своему невинному дитя становится законченным атеистом.

    Его обличительным высказываниям в адрес американского президента, по религиозным соображениям способствовавшего запрету опытов со стволовыми клетками, мог бы позавидовать сам Майкл Мур, некогда активно наезжавший на главу государства в своём документальном «Фаренгейте…». Эмоциональная речь Дидье, обращенная со сцены к собравшимся в зале зрителям во время очередного выступления группы, оказалась заряжена столь сильной энергией, что даже я начал поёживаться перед экраном от осознания собственной сопричастности к случившемуся.

    Бельгийцы сняли фильм не просто сильных чувств, но ещё и весьма прихотливо рассказанный. Постоянные флэшбеки переносили повествование в разные временные отрезки, требуя неусыпного внимания, дабы не запутаться в развитии фабулы, и тем самым весьма далеко уводя историю от формата банальной мелодрамы. Думается, что не в последнюю очередь из-за сложности драматургической конструкции картина была отмечена ещё и призом за лучший сценарий на престижном нью-йоркском фестивале «Трибека».

    А для тех, кто любит музыку в стиле блюграсс (кажется, так называется это направление), которой здесь отведена едва ли не четверть общей продолжительности картины, создан просто уникальный прецедент, чтобы в полной мере проникнуться гаммой переживаний в отношении двух бескомпромиссных натур, не выдержавших высоковольтного напряжения взаимных чувств.

    5 августа 2013 | 17:38

    Из двух сложных по своей проблематики фильмов европейского производства, на случай если эстетическая «Великая красота» вам оказалась не по душе, «Охота» и «Разомкнутый круг», лично я бы выбрал «Охоту» в качестве победителя за лучший иностранный фильм на грядущей церемонии «Оскар». Хотя как гласят прогнозисты, награда уйдет именно работе бельгийца Феликса Ван Гроенинга.

    Фильм «Разомкнутый круг» это безнадежная лента, в первую очередь по своему смыслу и атмосфере происходящих событий. Музыкант однажды заходит в салон татуировок и знакомится с такой же свободной от консервативных стереотипов женщиной, приобщает ее к своей музыкальной команде, и на одном из выступлений делает ей предложение.

    Казалось бы, не много нужно для счастья, и оно в руках каждого из них. Но это счастье становится абсолютно чужим, когда ребенок этой самой простой на свете пары заболевает раком, и каким бы светлым не был каждый из героев, и какой бы свет не излучали они своими поступками, то самое счастье, о котором говорилось, зависит далеко не от них.

    Композиционно история данного фильма разбросана в разные углы, этот прием давно не новый, и во множестве случаев других знаменитых картин приносил свой положительный эффект. В случае «Разомкнутого круга» такой подход мне показался каким-то аморальным, вместо того, чтобы насытиться и погрузиться целиком в историю главных героев, режиссер играется в пазл и делает это под музыку стиля кантри.

    Замечательная и жизненная история, исковеркана режиссерскими экспериментами. Возможно, фильм большинству придется по душе, но слабая режиссура и монтаж фильма увели акцент из трагической истории чисто в художественную плоскость. И после просмотра данной картины остается ощущение, что вопреки твоей воли, тебя увели в нежеланное место, и оставили тебя с раздумьями, на которые ты был абсолютно не настроен.

    5 из 10

    26 февраля 2014 | 20:44

    Разгадка фильма «Разомкнутый круг» для меня в том, что практически все ключевые фразы его героев содержат слово всегда, причем в основном в негативном значении — временности, бренности, непрочности. «Тебе бы хотелось, чтобы всегда было как раньше». «Это было слишком прекрасно, чтобы длиться всегда». «Все на свете умирает и навсегда остается мертвым»… И лишь ключевая сентенция фильма, финальная, призрачно-светлая, дает надежду, что в слове и в чувстве всегда нет вечного привкуса обмана, самообмана и разочарования, есть лишь вкус веры и чуда: «Свет погасшей звезды будет лететь всегда».

    Почему фильм назвали «Разомкнутый круг»? Весь он — проверка «круга» любви на прочность. Неслучайно бессмертный символ этого чувства — кольцо. Его ненарушенный круг — Вечность, то самое всегда, в которое так верят все влюбленные. Удивительно теплый, человечный и в то же время неимоверно печальный вопрос фильма: когда угасает Всегда двоих, когда оно проходит, продолжает ли все же светить, как свет погасшей звезды. Умирают ли счастье и радость? И почему они умирают?..

    В «Исповеди маски» Юкио Мисима есть такой парадокс: «Всё это было слишком роскошно: и обильный свет, лившийся с небес, и ощущение абсолютной душевной наполненности, — и поэтому мне показалось, что сейчас непременно произойдёт что-нибудь ужасное…» В фильме пойманы, причем именно так — рядом, два эти состояния: сверхнаполненности и сверхпотери, сверхсчастья и сверхстраха, и с контрастностью мазков импрессионизма даны в неразрывной близи. Однако это кино, несмотря на льющиеся через край обиды, кровь, истерики, удивительно здоровое. В нем нет никакой болезненной психологии, умышленно страдательного, утрированно злого. Просто есть боль.

    Любой певец радости, восторга, жажды жизни уверен, что они естественные природные человеческие состояния. Для такого художника боль — это человечно-живое, а не холодное и мертвое, как гвоздь, забиваемый в крышку гроба. Герой, долго плутавший между силой («Мы должны идти дальше, моя девочка») и срывом («Ты малодушная трусиха»), играет и поет вместе с друзьями над телом умершей жены. И почему-то это не пугает ни абсурдом, ни цинизмом, ни эпатажем. В их отношениях, в их чувствах победило Всегда, а его не хоронят (хотя даже дочь, даже собственное имя можно похоронить, даже себя можно, так сделала она). Этому всегда поют песни, влюбленные в жизнь, в землю, в свет, который не гасят время и расстояние. Это редкое кино. Признавая реальность временности и смерти, оно настолько обожает жизнь, ее легкую музыку, ее разливы, звезды, весны, страсти, ее глупые чудеса, что поет жизнеутверждающее всегда даже над трупом самоубийцы.

    А еще это редкое для арт-хауса кино не для понять, подумать, а для поймать, уловить, угадать, ощутить. Его герои — стихийные люди, живущие с безалаберностью стрекоз, с эфемерностью «легкого дыхания» импрессионизма. Друзья света и простоты, отрицающие любой здравый смысл и порядок, у них все не из головы. Здоровые, цельные, довольные молодостью, жизнью, собой, свободные, как воздух. Они с жадной радостью и с захлебывающимся восторгом пили жизнь, разбрасывая, как брызги, вокруг себя дикую красоту счастья. А потом судьба, не спрашивая, вырвала их из миллионов и столкнула лицом к лицу с несчастьем (так стрекоза сталкивается с зимой в знаменитой крыловской истории). Болезнь ребенка разлучает их не друг с другом, а с прежним образом жизни. Но их характеры, их человеческая суть, их счастье жить, их взаимная любовь даже тяжелым горем не отменяются, они только перестают быть наивными. Есть выражение «Triste alegria» (печальная радость, скорбная радость) — вот таким становится счастье героя после потерь. Уверена, это кино не о том, как беззаботные стрекозы разбиваются о камни жизни. Оно о том, как научаются светить, даже будучи погасшей звездой, и лететь — даже сломав крылья.

    Кьеркегор когда-то написал о библейском страдальце Иове, потерявшем все: «он не сказал: «Господь забрал», но в первую очередь он сказал: «Господь дал»… Душа Иова не была зажата в молчаливом подчинении скорби, но его сердце сначала расширяется в благодарности, потеря всего заставила его первым делом благодарить Господа за то, что Он дал ему все благословения, которые Он теперь забрал от него…». Мне кажется, когда герой поет над телом любимой, он благодарит… И её, за то, что счастье было, и Того, в которого не верит… Жаль, она не смогла так.

    P.S. «О милых спутниках, которые наш свет Своим сопутствием для нас животворили, Не говори с тоской: их нет; Но с благодарностию: были». В. А. Жуковский.

    P.P.S. Вопрос, который пытал меня весь фильм: может ли человек, питаясь просто чьей-то любовью, устоять, когда начинается черная полоса, или нужно что-то еще? Нужно… Умение с благодарностью сказать «была» о погасшей звезде. И видеть ее свет. И петь о нем песни.

    5 июля 2016 | 10:47

    Фильм по тематике похож на «Дикую» с Риз Уизерспун, «Торт» с Джен Энистон и «Исчезновение Элеонор Ригби» с Честейн и МакЭвоем. Понятное дело, тяжёлый, ведь самое страшное в жизни — болезнь и потеря ребёнка. Очень даже неплохой в своём жанре, а для производства Бельгия/Нидерланды вообще отличный.

    Да и песни, исполненные главными героями в фильме, очень зацепили. Маленькая девочка — уменьшенная копия Морец, я вообще сначала подумала, что это она, но потом вспомнила про год выпуска. Не поняла только обилие сцен секса в таком фильм, к чему оно было. Не знаю, может, я задумку не поняла.

    Этот фильм трагичней, чем те, что я перечислила выше, так что если хотите чего-то жизнеутверждающего, лучше посмотреть «Дикую» или «Торт». Но с другой стороны, сама атмосфера фильма, музыкальная его часть крутые. Короче, можно глянуть, если хотите качественно загрузиться.

    6 из 10

    28 октября 2015 | 17:38

    I got a letter this mornin, how do you reckon it read?
    It said, «Hurry, hurry, yeah, your love is dead»
    I got a letter this mornin, I say how do you reckon it read?
    You know, it said, «Hurry, hurry, how come the gal you love is dead?»


    В очередной раз блюз отыскал для себя крайне необычное убежище. Сонная бельгийская деревушка, совсем не походящая на Мемфис или на штат Магнолии, но именно здесь будет спета баллада про смерть, надежду и прощение. Дидье, всецело посвятивший всю свою жизнь блюграссу и Элиза, скрывающая прошлые отношения под многочисленными татуировками. Ковбой и красотка, что случайно встретились в местном тату- салоне, а у ковбоя хватило смелости пригласить красотку на собственный концерт. Рассвет. Обветшавший дом и крошечный грязный трейлер в качестве временного убежища. Счастливый быт двух беззаботных людей, внезапно узнавших о том, что совсем скоро им предстоит, ко всему прочему, еще и стать родителями. Интересно, что может пойти не так?

    Смерть и ее незримый силуэт, проходящий тонкой красной нитью со всем возможным только ей спектром эмоций. Гибель глупой вороны, обретшей вечный покой подле стеклянной веранды. Или маленькой певчей птички Мейбл, прожившей недолгую жизнь под звуки музыки и песни любящих родителей. Очень часто в кинематографе, особенно претендующем на наличие некой идеи, можно увидеть последние дни тех, кто попросту не заслуживает такой участи. Будь то показное морализаторство Мими Ледер или наивное приключение маленьких рыцарей в «Великане» Челсома, но зачастую подобное событие исполняет роль именно кульминации для очередной печально- поучительной истории. В «Разомкнутом круге» смерть ребенка — инструмент. Своеобразный скальпель в руках творца, который позволит ему вскрыть характеры своих персонажей, с попутной игрой в контрасты и перебрасыванием временных потоков для еще большего обобщения; создания незамысловатой, но крепкой петли из страсти и музыки, с попутным привнесением боли и страха. С противостоянием религии и атеизма для определения более подходящего из них на роль непрочного костыля в тяжелое время. С поисками ответа на вопрос «Кто виноват?» и его трансформацией в желание попросту навсегда покинуть руины былой жизни.

    Эпизоды, хаотично разбросанные по полотну истории… Или не хаотично? Про болезнь певчей птички зритель узнает с самых первых минут, что даст режиссеру возможность не играть в пределах предсказуемой интриги с последующим катарсисом для всех и вся. В первую очередь Грунингену важны персонажи, и только они. Яркие, хоть и достаточно простые образы Йохана Хелденберга и Верле Батенс, борьба которых приковывает проходящего мимо киномана к экрану. В их боль веришь сразу, безо всяких сомнений. В их радость, когда вся жизнь обернута поверх светлых ожиданий, прекрасной музыки и идеализации некоего «правильного» образа жизни. В прощание со всей этой ерундой близ крошечного белоснежного гробика. И, в конечном итоге, зрителю остается поверить в финал этой жизни, когда для них не останется никаких иных вариантов, кроме тех, что представлены в прологе. Весь их жизненный путь напоминает мелодию, что была сыграна единожды для полей, пастбищ и тишины, прерываемой лишь песней джунглей или же прощанием со светлым, непорочным существом. В торжественном церковном выступлении и его последующей трансформацией в гневную, обличающую тираду от безутешного родителя…

    «Разомкнутый круг» — это Американская мечта, что сомкнула свои объятия над чуждым для нее пространством реализма. Вполне банальные отсылки к 11 сентября и политической жизнедеятельности звездно- полосатых старателей черного золота, конечно же, несколько топорны в разрезе истории об подобной потери, но режиссер и не стремится акцентировать все свое внимание на одной- единственной теме. Ему куда интересней контрасты, которые образуют яркое, тепло- матовое полотно, оставляющее после просмотра двойственное, но вполне искреннее чувство светлой печали. Поблекшего и мимолетного воспоминания об песни, которая очень близка тебе, но так и непонятно — где и когда ты ее умудрился услышать.

    15 июня 2014 | 01:08

    Романтических баллад на тему притягивания друг к другу разного рода противоположностей можно навскидку назвать с десяток — если говорить об удачных — и много больше, если порыться как следует на свалке загубленных сценариев. На одной из таких, кажется, должен был оказаться файл с историей Дидье и Элис, и это даже кажется справедливым в первые полчаса. Не из-за разбросанных тут и там клише, которые в контексте воспринимаются нормально, но из-за тлетворного подхода к истории о больной раком девочке, и это уже позже тоже не особо удивительно. Куда Ван Гроенгинен заведет героев, зрителя и тонкое наблюдение о закате отношений через смерть, нервный смех и редкие слезы, сопровождающиеся на удивление мелодичным кантри, вряд ли знал даже он сам.

    Не изобретая колесо, но и будучи отнюдь не консерватором, режиссер работает строго по любопытной парадигме. И чем хуже отношения у его героев, тем лучше становится сам фильм: хорошо видно, как со временем раскрепостились и разожгли настоящее пламя Хелденберг и Баетенс, как гармонично легли друг на друга вокальные номера и визуальный ряд с преобладанием темного в цветовой палитре. Как постепенно вышел на первый план сюжет о романе искусства изобразительно и образно-звукового, и о печальном его конце как предопределенном исходе. Она, в общем-то, условный художник, он — такой же условный музыкант, а трагедия не в болезни ребенка, а в сухом остатке всепожирающей страсти, захлестнувшей, закружившей романтиков по странной траектории, и правда, будто по кругу, давая проверку на прочность импульсивным участникам изматывающего пробега. Тема смерти, вставленная сюда рефреном, конечно, и определяет жанр, размыкая круг, по которому двигаются и супруги, и сам зритель, причем подобный эффект достигается и посредством ловкого тасования флэшбеков, и аккуратного укрепленного сюжетного костяка.

    На фоне же подобных этому тематических фильмов бельгиец изо всех сил старается не удариться в патетику, заменяя пафос чем-то еще. К примеру, несколько неуклюже вплетены между строк политические и религиозные мотивы, где первое смотрится инородно, а в связи со вторым, напротив, осознаешь всю тяжесть положения родителей, схоронившись свою дочь — они словно подспудно бросают вызов самому богу, за всеми этими претензиями к бушевским идиотским законопроектам. И пусть выглядит это гораздо лучше, чем звучит, впечатляет больше всего, смелость режиссера, прошедшего по тонкой грани между нудным морализаторством и элементарной пошлостью. Спасает, пожалуй, не только драматургия, по которой хоть сверяй часы, но поэтичность, благодаря которой и эротизм выглядит красиво, а чувственность и в начале, и в конце — не ложной.

    Поэтам, как известно, диагнозы не ставят, по крайней мере, не таким, что и такой финал могут окончить хоть на пронзительной, но позитивной ноте. Заставляющей вспомнить, что при всей американизированости — дабы рассмотреть их мифологию под другим углом — сами американцы так не снимут: этим ведь всегда выгодно отличалась европейская культура от бывшими бы здесь не уместными методов фабрики грез.

    17 января 2014 | 17:53

    Он отворил дверь, не пройдя мимо, она же не отвернулась, хотя не ждала. Она слетела с катушек, а он сорвался с тормозов. Внезапная встреча, моментальное влечение, молниеносная страсть, криком пронзающая бесконечность ночи. Кино подобно стремительно вращающемуся виниловому диску, по которому из стороны в сторону скачет звуковая игла, переносящая обоих из одного времени в другое, от настоящего в прошлое, от встречи к расставанию, от любви к ненависти, от начала к концу.

    Ей показалось, что она «залетела», ему подумалось, что «попал» — ночь продлилась годами счастья, пока не подкралось несчастье, обернувшееся горем, разбившим хрустальный терем хрупкого равновесия, делая адом вчерашний рай.

    За эмоциональностью сюжетного слоя очень скоро начинает проглядывать схематика попсового драматизма, обставленного типичными вспышками бессильного гнева, обращённого главными героями друг на друга и в пустоту Вселенной, на месте которой в одном из эпизодов оказывается недалёкий по разуму президент США.

    Красивые люди, симпатичные актёры с ощутимым интересом к живой игре, которая оказывается весомей бедной сценарной фантазии, отрываясь от постановочной музыкальности песенного фона, становятся лицами отчуждения, траура и пустоты утраченного смысла, своей трагедией определяя смысл этой картины, спрашивающей, как можно и можно ли с этим жить.

    Исполнители скрадывают топорность постановки, не устраняя диссонанса своей проникновенности и режиссёрской расчётливости, смыкающейся с его же эпатирующей откровенностью, принесённой вместе со стилистическими традициями «Фламандских натюрмортов», перелитых здесь в удручающее бедствие, которое расцениваешь, по большей части, размеренным разумом и гораздо меньше — отстранённой душой.

    25 декабря 2013 | 00:33

    Про замечательную картину «Разомкнутый круг», можно говорить много, начиная от непередаваемой атмосферы фильма, которая накрывает волной, до очень живых персонажей, эту историю двух неординарных, ярких личностей я пережил вместе с ними. Этот фильм очень удивил своим характером и красотой, а когда две такие вещи объединяются, то смотришь с упоением на каждый новый кадр.

    Разомкнутый круг, это фильм о жизни, о судьбе двух интересных людей, если, слово судьба будет уместна в контексте с фильмом, это уже решать каждому. О сюжете картины говорить бессмысленно, ведь смотреть нужно на совсем другое. Фильм берет своими прекрасными диалогами, пейзажами и музыкой. Или же, чего только стоит один монолог главного героя, который очаровал своим накалом, который привел к мысли, что ныне популярный монолог Тириона из сериала «Игра престолов», завидует с сигаретой в зубах.

    Фильм из разряда, запомнишь навсегда, такие фильмы выделяются на фоне других, даже более классных во всех аспектах. Это не передать словами, это нужно почувствовать, у меня для таких фильмов есть отдельная полочка, они могут быть, абсолютно не связаны друг с другом, но то непередаваемое чувство остатка пятна на душе объединяет их. Например из последних фильмов мной увиденных, в такой список попали «Адель», «Великая красота», «Рожденный дважды» и так далее.

    8 февраля 2015 | 02:12

    Оговорюсь, что прочитав описание, я ждала жизнерадостную оду любви, но, получив правдивую и многостороннюю жизненную историю, ничуть не разочаровалась. И пусть бОльшую часть фильма по щекам текли слезы, а по окончании невозможно было собрать свои эмоции «в кучу» еще несколько часов — это лишь потому, что все происходящее в фильме было настолько правдиво и искренне, что я прожила эту жизнь с героями, а не смотрела на экран (как бы банально это ни звучало). Ни в одном моменте не возникает ощущения, что кто-то переигрывает или, наоборот, «недоигрывает». Даже из второстепенных героев. А такого из вновь выпускаемых фильмов я давно не видела.

    Игра со временем (попеременно показываются разные временные промежутки истории) обостряет ощущение происходящего и позволяет прочувствовать трагичные моменты еще более трагичными, а счастливые — еще более счастливыми (ибо эти два контраста постоянно смешиваются друг с другом в фильме).

    Весьма приятным дополнением стало музыкальное сопровождение. Также интересно обыгрывается тема религии и веры.

    В итоге, 10 из 10. И все еще не успокоившийся шквал эмоций и мыслей…

    30 января 2014 | 00:43

    Картина бельгийского режиссёра Феликса Ван Гроенгинена «Разомкнутый круг» вышла в мире ещё в 2012 году, тогда как в России лишь в 2014. Стоит только порадоваться, что фильм всё-таки вышел, несмотря на то, что далеко не сразу был воспринят нашими прокатчиками. Между тем, «Разомкнутый круг» получил на Берлинском кинофестивале две награды: приз зрительских симпатий за лучший художественный фильм (программа «Панорама») и приз Label Europa Cinemas, вполне заслужено, как мне кажется. Но это не главная причина, по которой стоит смотреть этот фильм, почему стоит — постараюсь объяснить.

    Дидье — музыкант, который играет в группе на «банджо» и любит Америку, Элис — владеет тату — салоном, вкладывая значительную долю смысла в своё дело. Сюжет картины связан с историей взаимоотношений двух людей, которые знакомятся, живут вместе, заводят ребёнка. Элис и Дидье выступают на концертах вместе. Но однажды их ребёнок умирает от рака.

    Феликс Ван Гроенгинен снял отличный фильм о том, как в сложной жизненной ситуации люди могут быть настолько подавлены, что даже сами не замечают, как теряют всё самое прекрасное в жизни. Тем не менее, картина при всей своей трагичности, овеяна оптимизма и жизнелюбия, которые навевают звуки кантри — той музыки, которую группа в фильме играет не только по субботам в местном клубе, но и в любых жизненных ситуациях, порой самых тягчайших. Главной заботой режиссёра слово является то, чтобы зритель попытался понять те чувства, что испытывают Элис, Дидье и их очаровательная дочь Мейбл, столкнувшись со столь жестокими превратностями судьбы. Ван Гроенгинен попытался передать смятение пары, вызванное смертью их дочки от рака. Здесь смешиваются и попытка Дидье всё рационализировать, и вера Элис в чудесное. Режиссёр, постаравшийся показать психологические черты пары, старается главным образом показать героев в неприкрытости их чувств, что ему и удаётся, пусть даже ценой нескольких прорех в логической структуре повествования.

    Многие критики говорят об отсутствии единого стержня в сюжете, которому не хватает некоего философского базиса, на котором бы основывался весь сюжет от начала до конца. Однако актёры, своей игрой, явно делают фильм ярче, потому что при просмотре обращаешься к сердцу, а не к голове. Блаженство первых встреч, совместный быт героев в их трейлере-шалаше, а затем горечь утраты, тяжесть расставания прекрасно переданы актёрами Йоханом Хейдельбергом и Вирле Баетанс. В фильме раскрыты многие грани любви и человеческой слабости. Феликс Ван Гроенгинен не скупится диаметрально противоположных средств, чтобы сказать о горечи, которую испытывает Элис, идя от ритуализации её поведения после потери своей дочки до раскрытия этой горечи сквозь призму ночей, проведённых с Дидье. Герой Йохана Хейдельберга в фильме, в свою очередь, выглядит человеком как пламенным, так и огнеупорным, потому что он как никто другой он эмоционально — устойчив. Дидье честен, способен к сильным чувствам, не стесняется слёз. Но напористость его характера и излишняя склонность всё всегда предавать объяснению — несколько переиграны, на мой взгляд. Особенно проявляется это тогда, когда Дидье пытается разобраться в проблемах близких, бежит за машиной скорой помощи, выступает на сцене. Мне показалось, что режиссёр недостаточно раскрыл прошедший мимоходом сюжет о любви Дидье к выпивке, которой он хотел запить свою горечь. Но пусть этот небольшой прорех не скроет от читателя, надеюсь и при просмотре, простой, бытийной красоты редкого в наших краях представителя бельгийской кинематографии.

    7 из 10

    30 октября 2014 | 00:46

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>