всё о любом фильме:

Разомкнутый круг

The Broken Circle Breakdown
год
страна
слоган-
режиссерФеликс ван Грунинген
сценарийШарлотта Вандермеерш, Йохан Хелденберг, Мике Доббелс, ...
продюсерДирк Импенс, Арнольд Хесленфельд, An Rydant, ...
операторРубен Импенс
композиторБьорн Эрикссон
художникКурт Риголле, Энн Ловери
монтажНико Лёнен
жанр драма, мелодрама, музыка, ... слова
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Бельгия  400 тыс.,    Франция  111.9 тыс.,    Германия  78.9 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
время111 мин. / 01:51
Номинации:
Дидье играет в группе на банджо, живет в трейлере в бельгийской деревне и боготворит Америку как «землю свободы». Элис — владеет тату-салоном. Однажды они влюбляются с первого взгляда.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
81%
73 + 17 = 90
7.4
в России
3 + 0 = 3
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 229 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    I got a letter this mornin, how do you reckon it read?
    It said, «Hurry, hurry, yeah, your love is dead»
    I got a letter this mornin, I say how do you reckon it read?
    You know, it said, «Hurry, hurry, how come the gal you love is dead?»


    В очередной раз блюз отыскал для себя крайне необычное убежище. Сонная бельгийская деревушка, совсем не походящая на Мемфис или на штат Магнолии, но именно здесь будет спета баллада про смерть, надежду и прощение. Дидье, всецело посвятивший всю свою жизнь блюграссу и Элиза, скрывающая прошлые отношения под многочисленными татуировками. Ковбой и красотка, что случайно встретились в местном тату- салоне, а у ковбоя хватило смелости пригласить красотку на собственный концерт. Рассвет. Обветшавший дом и крошечный грязный трейлер в качестве временного убежища. Счастливый быт двух беззаботных людей, внезапно узнавших о том, что совсем скоро им предстоит, ко всему прочему, еще и стать родителями. Интересно, что может пойти не так?

    Смерть и ее незримый силуэт, проходящий тонкой красной нитью со всем возможным только ей спектром эмоций. Гибель глупой вороны, обретшей вечный покой подле стеклянной веранды. Или маленькой певчей птички Мейбл, прожившей недолгую жизнь под звуки музыки и песни любящих родителей. Очень часто в кинематографе, особенно претендующем на наличие некой идеи, можно увидеть последние дни тех, кто попросту не заслуживает такой участи. Будь то показное морализаторство Мими Ледер или наивное приключение маленьких рыцарей в «Великане» Челсома, но зачастую подобное событие исполняет роль именно кульминации для очередной печально- поучительной истории. В «Разомкнутом круге» смерть ребенка — инструмент. Своеобразный скальпель в руках творца, который позволит ему вскрыть характеры своих персонажей, с попутной игрой в контрасты и перебрасыванием временных потоков для еще большего обобщения; создания незамысловатой, но крепкой петли из страсти и музыки, с попутным привнесением боли и страха. С противостоянием религии и атеизма для определения более подходящего из них на роль непрочного костыля в тяжелое время. С поисками ответа на вопрос «Кто виноват?» и его трансформацией в желание попросту навсегда покинуть руины былой жизни.

    Эпизоды, хаотично разбросанные по полотну истории… Или не хаотично? Про болезнь певчей птички зритель узнает с самых первых минут, что даст режиссеру возможность не играть в пределах предсказуемой интриги с последующим катарсисом для всех и вся. В первую очередь Грунингену важны персонажи, и только они. Яркие, хоть и достаточно простые образы Йохана Хелденберга и Верле Батенс, борьба которых приковывает проходящего мимо киномана к экрану. В их боль веришь сразу, безо всяких сомнений. В их радость, когда вся жизнь обернута поверх светлых ожиданий, прекрасной музыки и идеализации некоего «правильного» образа жизни. В прощание со всей этой ерундой близ крошечного белоснежного гробика. И, в конечном итоге, зрителю остается поверить в финал этой жизни, когда для них не останется никаких иных вариантов, кроме тех, что представлены в прологе. Весь их жизненный путь напоминает мелодию, что была сыграна единожды для полей, пастбищ и тишины, прерываемой лишь песней джунглей или же прощанием со светлым, непорочным существом. В торжественном церковном выступлении и его последующей трансформацией в гневную, обличающую тираду от безутешного родителя…

    «Разомкнутый круг» — это Американская мечта, что сомкнула свои объятия над чуждым для нее пространством реализма. Вполне банальные отсылки к 11 сентября и политической жизнедеятельности звездно- полосатых старателей черного золота, конечно же, несколько топорны в разрезе истории об подобной потери, но режиссер и не стремится акцентировать все свое внимание на одной- единственной теме. Ему куда интересней контрасты, которые образуют яркое, тепло- матовое полотно, оставляющее после просмотра двойственное, но вполне искреннее чувство светлой печали. Поблекшего и мимолетного воспоминания об песни, которая очень близка тебе, но так и непонятно — где и когда ты ее умудрился услышать.

    15 июня 2014 | 01:08

    Фильм по тематике похож на «Дикую» с Риз Уизерспун, «Торт» с Джен Энистон и «Исчезновение Элеонор Ригби» с Честейн и МакЭвоем. Понятное дело, тяжёлый, ведь самое страшное в жизни — болезнь и потеря ребёнка. Очень даже неплохой в своём жанре, а для производства Бельгия/Нидерланды вообще отличный.

    Да и песни, исполненные главными героями в фильме, очень зацепили. Маленькая девочка — уменьшенная копия Морец, я вообще сначала подумала, что это она, но потом вспомнила про год выпуска. Не поняла только обилие сцен секса в таком фильм, к чему оно было. Не знаю, может, я задумку не поняла.

    Этот фильм трагичней, чем те, что я перечислила выше, так что если хотите чего-то жизнеутверждающего, лучше посмотреть «Дикую» или «Торт». Но с другой стороны, сама атмосфера фильма, музыкальная его часть крутые. Короче, можно глянуть, если хотите качественно загрузиться.

    6 из 10

    28 октября 2015 | 17:38

    Феликс Ван Гроенгинен рассказывает нам драматически-музыкальную историю нескольких лет из взаимоотношений модной ныне, можно сказать, «атипичной» парочки. Парень — американофил и, кажется, что всё его нутро пропитано штатами, от образа жизни до хобби (вкусовые рецепторы — звёздно-полосатой формы). Живёт на ферме в домике для кемпинга, владеет красным пикапом и играет на банджо, исполняя при этом, вместе с группой, кантри музыку на уверенном английском языке. Девушка — тату мастер, воспринимающая мир через образы. Носит на себе полный спектр различных популярных татуировок, включая, закрашенные имена своих бывших парней, будто бы являя собой олицетворение Америки (что, особенно раскрывается ближе к финалу). Даже желая соблазнить своего нового поклонника, она в звёздно-полосатом бикини, предстаёт в «пин-ап» образе на капоте его ковбойского авто, предварительно разместив туда рисунок в стиле южных штатов. Дальнейшее развитие их отношений приводит не только к совместному участию в музыкальной группе, но и к рождению прекрасной дочери (дитя «америки») и, кажется, что для утопического рая, картонно-созданного из сложенных образов, не хватает лишь террасы, как бы замыкающей круг. Только отношения не могут вечно строятся на взаимной полярности образов «американ-дрим’а», и, в определённый момент, наступает соприкосновения с реальностью, перенося героев в «реалистичную» часть картины.

    Тем самым, фильм можно условно разделить на две части, причём как сюжетных, так и кинематографических. «Утопическая» часть — приносящая через реализацию бесконечных образов современного социального счастья и драмы некую модель «попсового» кинематографа, при этом, давая взамен предполагаемым зрительским «пфф-каньям» на тему «это я уже видел», эмоцию умиления, насильно вытягиваемую через весёлые и беззаботные кантри мотивы на фоне улыбок неунывающего ребёнка, страдающего неизлечимой болезнью. И вторая разрушительная, «реалистичная» часть — где разрыв образцового круга, приводит к краху утопической модели, пересмотра ценностей и взаимоотношений. Эту часть можно смело отнести в некий экзистенциально-психологический строй. При помощи всё тех же искусственных приёмов, только музыка приобрела меланхоличный строй, а прежнее умиление сменилось откровенной болью, через трагедию, нервные срывы, крики, ссоры и взаимное непонимание героев.

    Хотя, как я уже и сказал, приёмы по вытягиванию эмоций весьма подлые и искусственные (иногда даже начинает казаться, что их тянут рыболовным крючком, задевая вместе с одной эмоции, некоторые соседние, оставляя взамен нарывающую рану), нельзя не оценить способ повествования через нелинейные «флешбеки». Свободно микшируя временное пространство, автор, в первую очередь, притягивает зрительское внимание через интерес распутывания сюжетного клубка, а во вторую — даёт особый эффект эмоционального присутствия, а, следовательно, истинное чувство переживания. Порой кажется, будто мы знаем о героях чуть больше, чем показано в данном отрезке времени, словно предугадывая\вспоминая, что случится в будущем. При чём, этот приём реализован так, что позволяет зрителю не только прочувствовать, но и проанализировать ситуации и действия героев со стороны.

    Даже при всей своей «околосанденсавской» стилистике, «околофилосовской» тематике и завёрнутая в модную оболочку (по форме мне, чем то напомнило некую смесь из ирландской работы «Однажды» и американской «Blue Valentine»), благодаря выше описанной модели повествования, а также замечательному саундтреку, сильной и уверенной актёрской игре — картина смотрится весьма притягательно, с неподдельным интересом и эмоциональными всплесками.

    Перефразируя ФИПРЕССИ: «Разорванный Круг» — песня в стиле кантри, со своей любовью, душевными переживаниями, трагизмом и всей той головной болью, что может преподнести нам жизнь, как свидетельство того, что человек способен вытерпеть и пережить всё, до тех пор, пока есть хоть какая-то песчинка надежды или веры. Эта очень личная история, произошедшая в крошечной Бельгии — есть олицетворение окончательного падения курса «американской мечты».

    17 января 2014 | 03:31

    Оговорюсь, что прочитав описание, я ждала жизнерадостную оду любви, но, получив правдивую и многостороннюю жизненную историю, ничуть не разочаровалась. И пусть бОльшую часть фильма по щекам текли слезы, а по окончании невозможно было собрать свои эмоции «в кучу» еще несколько часов — это лишь потому, что все происходящее в фильме было настолько правдиво и искренне, что я прожила эту жизнь с героями, а не смотрела на экран (как бы банально это ни звучало). Ни в одном моменте не возникает ощущения, что кто-то переигрывает или, наоборот, «недоигрывает». Даже из второстепенных героев. А такого из вновь выпускаемых фильмов я давно не видела.

    Игра со временем (попеременно показываются разные временные промежутки истории) обостряет ощущение происходящего и позволяет прочувствовать трагичные моменты еще более трагичными, а счастливые — еще более счастливыми (ибо эти два контраста постоянно смешиваются друг с другом в фильме).

    Весьма приятным дополнением стало музыкальное сопровождение. Также интересно обыгрывается тема религии и веры.

    В итоге, 10 из 10. И все еще не успокоившийся шквал эмоций и мыслей…

    30 января 2014 | 00:43

    Один из наиболее заметных фильмов 63-го Берлинского кинофестиваля, успешно повествует о любви и смерти и куда менее удачно раскрывает вопросы соотношения науки и религии, знания и веры. Что такое концепт в искусстве создатели «Разомкнутого круга» пока до конца не поняли, но точно уяснили, как найти путь к сердцу зрителей.

    Тату-художник и кантри-музыкант обретают друг друга и их отношения развиваются в самом романтическом ключе, но затем идиллия нарушается в связи с трагедией, что случается с их дочерью Мейбл. Быт Дидье и Элизы разбивается вдребезги, а режиссер решает преподнести их разлад не только как сложное окончание любовных отношений, но и как конфликт между верой и классической наукой, попутно затронув этические аспекты этой проблемы.

    К безусловным плюсам фильма можно отнести то, что представители неформальной субкультуры показаны здесь как рядовые порядочные граждане, а не как это обычно бывает — если главные герои музыканты, художники и т. д., то они непременно должны вести антисоциальный образ жизни. Такие персонажи выбраны не случайно — большое место в картине отведено музыке, различные песни отражают настроение происходящего на экране, к тому же увлечение Элизы татуировками будет очень красиво обыграно в финале картины. Также передаче тональности повествования способствует то, что события фильма показаны не в хронологическом порядке, это позволяет лучше почувствовать переживания героев, счастье которых соседствует с невыносимой трагедией.

    Второй нетипичной чертой для авторского кино, которое любит показывать людей творческих профессий как маргиналов, является то, что в «Разомкнутом круге» реализм не является синонимом слова «отвратительный». За это Феликсу Ван Гроенгинену стоит выразить благодарность, потому что в большинстве так называемых «арт-хаусных» фильмов их создатели стараются показать как можно больше разных мерзостей, считая это признаком необычного кино. В данном случае ничего такого нет, все очень просто и мило.

    Если выделять в фильме «Разомкнутый круг» какой-то глубинный лейтмотив, то это безусловно будет тема личных страданий и их соотношения со страданиями социальными. Героев совершенно не трогает теракт 11-го сентября 2001-го года, они в это время заняты личным счастьем, которое заключается в их маленьком ребенке. Но, когда страшное происходит внутри семейного круга, то мир полностью переворачивается. И вот на этом и стоило бы сосредоточиться режиссеру, но он идет дальше, решая затронуть совсем уж гносеологическо-этические темы.

    Вопросы религии и этики, которые вмешиваются в научное познание, и конец любви Дидье и Элищы, таким зритель видит последние 30-ть минут фильма. Именно в этом получасе в «Разомкнутом круге» наступает некоторое режиссерское бессилие, он не уверен, как следует показывать события. Вдруг возникший у режиссера вопрос, который можно сформулировать как «есть ли жизнь после смерти?», ставит в тупик, так как начав картину с любовной истории, в которой изначально не поднималась данная проблема, вдруг привести к ней, по меньшей мере странно. Здесь Ван Гроенгинену разрывает логический круг.

    Легкость, искренность и уверенность, которыми была наполнена первая часть картины куда-то улетучиваются, оставляя лишь уныние и довольно невнятный сюр. Желание привнести в историю о любви еще что-то большее делает «Разорванный круг» менее очаровательным, но с другой стороны — большинство зрителей возможно найдет его довольно милым.

    Морали в этой схеме кинематографического показа того, как счастье плавно перетекает в страдания не много. Точнее она превращается в набор размытых линий, из-за претенциозной концовки. Содержательная сторона не подлежит критике, с этим у Ван Гроенгинена все в порядке, но всегда хочется чего-то большего, каких-то ценностных основ. А этого в «Разомкнутом круге» нет. Хорошо написанная и поставленная история, которая, однако, как ни старается не достигает метафизических вершин. В целом это достойный фильм, у которого лишь одна проблема — недостаточно опытный режиссер, который полагает, что можно начать с одного, а закончить совершенно другим, не перейдя при этом в плоскость смыслов.

    23 декабря 2013 | 22:53

    Романтических баллад на тему притягивания друг к другу разного рода противоположностей можно навскидку назвать с десяток — если говорить об удачных — и много больше, если порыться как следует на свалке загубленных сценариев. На одной из таких, кажется, должен был оказаться файл с историей Дидье и Элис, и это даже кажется справедливым в первые полчаса. Не из-за разбросанных тут и там клише, которые в контексте воспринимаются нормально, но из-за тлетворного подхода к истории о больной раком девочке, и это уже позже тоже не особо удивительно. Куда Ван Гроенгинен заведет героев, зрителя и тонкое наблюдение о закате отношений через смерть, нервный смех и редкие слезы, сопровождающиеся на удивление мелодичным кантри, вряд ли знал даже он сам.

    Не изобретая колесо, но и будучи отнюдь не консерватором, режиссер работает строго по любопытной парадигме. И чем хуже отношения у его героев, тем лучше становится сам фильм: хорошо видно, как со временем раскрепостились и разожгли настоящее пламя Хелденберг и Баетенс, как гармонично легли друг на друга вокальные номера и визуальный ряд с преобладанием темного в цветовой палитре. Как постепенно вышел на первый план сюжет о романе искусства изобразительно и образно-звукового, и о печальном его конце как предопределенном исходе. Она, в общем-то, условный художник, он — такой же условный музыкант, а трагедия не в болезни ребенка, а в сухом остатке всепожирающей страсти, захлестнувшей, закружившей романтиков по странной траектории, и правда, будто по кругу, давая проверку на прочность импульсивным участникам изматывающего пробега. Тема смерти, вставленная сюда рефреном, конечно, и определяет жанр, размыкая круг, по которому двигаются и супруги, и сам зритель, причем подобный эффект достигается и посредством ловкого тасования флэшбеков, и аккуратного укрепленного сюжетного костяка.

    На фоне же подобных этому тематических фильмов бельгиец изо всех сил старается не удариться в патетику, заменяя пафос чем-то еще. К примеру, несколько неуклюже вплетены между строк политические и религиозные мотивы, где первое смотрится инородно, а в связи со вторым, напротив, осознаешь всю тяжесть положения родителей, схоронившись свою дочь — они словно подспудно бросают вызов самому богу, за всеми этими претензиями к бушевским идиотским законопроектам. И пусть выглядит это гораздо лучше, чем звучит, впечатляет больше всего, смелость режиссера, прошедшего по тонкой грани между нудным морализаторством и элементарной пошлостью. Спасает, пожалуй, не только драматургия, по которой хоть сверяй часы, но поэтичность, благодаря которой и эротизм выглядит красиво, а чувственность и в начале, и в конце — не ложной.

    Поэтам, как известно, диагнозы не ставят, по крайней мере, не таким, что и такой финал могут окончить хоть на пронзительной, но позитивной ноте. Заставляющей вспомнить, что при всей американизированости — дабы рассмотреть их мифологию под другим углом — сами американцы так не снимут: этим ведь всегда выгодно отличалась европейская культура от бывшими бы здесь не уместными методов фабрики грез.

    17 января 2014 | 17:53

    Картина бельгийского режиссёра Феликса Ван Гроенгинена «Разомкнутый круг» вышла в мире ещё в 2012 году, тогда как в России лишь в 2014. Стоит только порадоваться, что фильм всё-таки вышел, несмотря на то, что далеко не сразу был воспринят нашими прокатчиками. Между тем, «Разомкнутый круг» получил на Берлинском кинофестивале две награды: приз зрительских симпатий за лучший художественный фильм (программа «Панорама») и приз Label Europa Cinemas, вполне заслужено, как мне кажется. Но это не главная причина, по которой стоит смотреть этот фильм, почему стоит — постараюсь объяснить.

    Дидье — музыкант, который играет в группе на «банджо» и любит Америку, Элис — владеет тату — салоном, вкладывая значительную долю смысла в своё дело. Сюжет картины связан с историей взаимоотношений двух людей, которые знакомятся, живут вместе, заводят ребёнка. Элис и Дидье выступают на концертах вместе. Но однажды их ребёнок умирает от рака.

    Феликс Ван Гроенгинен снял отличный фильм о том, как в сложной жизненной ситуации люди могут быть настолько подавлены, что даже сами не замечают, как теряют всё самое прекрасное в жизни. Тем не менее, картина при всей своей трагичности, овеяна оптимизма и жизнелюбия, которые навевают звуки кантри — той музыки, которую группа в фильме играет не только по субботам в местном клубе, но и в любых жизненных ситуациях, порой самых тягчайших. Главной заботой режиссёра слово является то, чтобы зритель попытался понять те чувства, что испытывают Элис, Дидье и их очаровательная дочь Мейбл, столкнувшись со столь жестокими превратностями судьбы. Ван Гроенгинен попытался передать смятение пары, вызванное смертью их дочки от рака. Здесь смешиваются и попытка Дидье всё рационализировать, и вера Элис в чудесное. Режиссёр, постаравшийся показать психологические черты пары, старается главным образом показать героев в неприкрытости их чувств, что ему и удаётся, пусть даже ценой нескольких прорех в логической структуре повествования.

    Многие критики говорят об отсутствии единого стержня в сюжете, которому не хватает некоего философского базиса, на котором бы основывался весь сюжет от начала до конца. Однако актёры, своей игрой, явно делают фильм ярче, потому что при просмотре обращаешься к сердцу, а не к голове. Блаженство первых встреч, совместный быт героев в их трейлере-шалаше, а затем горечь утраты, тяжесть расставания прекрасно переданы актёрами Йоханом Хейдельбергом и Вирле Баетанс. В фильме раскрыты многие грани любви и человеческой слабости. Феликс Ван Гроенгинен не скупится диаметрально противоположных средств, чтобы сказать о горечи, которую испытывает Элис, идя от ритуализации её поведения после потери своей дочки до раскрытия этой горечи сквозь призму ночей, проведённых с Дидье. Герой Йохана Хейдельберга в фильме, в свою очередь, выглядит человеком как пламенным, так и огнеупорным, потому что он как никто другой он эмоционально — устойчив. Дидье честен, способен к сильным чувствам, не стесняется слёз. Но напористость его характера и излишняя склонность всё всегда предавать объяснению — несколько переиграны, на мой взгляд. Особенно проявляется это тогда, когда Дидье пытается разобраться в проблемах близких, бежит за машиной скорой помощи, выступает на сцене. Мне показалось, что режиссёр недостаточно раскрыл прошедший мимоходом сюжет о любви Дидье к выпивке, которой он хотел запить свою горечь. Но пусть этот небольшой прорех не скроет от читателя, надеюсь и при просмотре, простой, бытийной красоты редкого в наших краях представителя бельгийской кинематографии.

    7 из 10

    30 октября 2014 | 00:46

    К годовщине просмотра этого фильма, хотелось бы несколько переписать свой первый отзыв, который был слишком эмоционален, чтобы быть допущенным к публикации.

    Казалось бы, за это время можно было бы и забыть, но… Саундтрек настолько полюбился, настолько врос в меня, что и сейчас эти кажущиеся незатейливыми песенки вызывают сильные эмоции, преображая восприятие окружающей действительности. Такой эффект наблюдаю в себе также от музыки Тирсена из «Амели». Пожалуй, музыка — рассказчик этой трагичной истории, связующее звено между картинкой и сердцами зрителей.

    Встреча двух молодых людей просто обязана была быть очередным чудом любви, но что-то пошло не так… И если для мужчины всё просто, логично и объяснимо, то женщина превращается в ту странную птичку, которая пикирует на стекло, убивая себя. Мужчина — олицетворение разума, которому, безусловно, тяжело и невыносимо больно, но самоотверженность и умение делать правильные выводы не оставляют дрожи в голосе ни шанса — он и дальше будет идти по дороге жизни (Further On Up The Road). Женщина — комок эмоций, переживаний, деструктивного исступления и самобичевания. Но хуже ее настойчивая самоизоляция, она остается на обочине, провожая взглядом ставшего одиноким странника (Wayfaring Stranger).

    Из-за этого сбоя так желанный мир семейного счастья и обожания рушится, словно песок уходит сквозь пальцы… И то, как по-разному к обстоятельствам относятся мужчина и женщина, являет полярный взгляд на понятие «судьба». Для него оно прошлое, для нее — будущее. Но как бы по-разному они не видели случившееся, печально, что не стало веры друг в друга.

    Фильм — заноза, фильм — якорь. Даже если у вас всё хорошо, возвращаешься к нему снова и снова, вспоминая знаменитую притчу «Так будет не всегда»…

    10 из 10

    30 марта 2015 | 19:42

    Некоторые фильмы, даже получившие награды на крупных фестивалях, почему-то добираются до нашей страны с большим опозданием. Словно кто-то решил — ни к чему нашему зрителю такое тяжелое кино, да еще с идеализацией Америки со стороны главного героя. Идеализация эта, правда, условна, но об этом чуть позже… Мировая премьера фильма состоялась 10 октября 2012 года, а в России фильм был выпущен только 16 января 2014 года — зато с качественным переводом, что немаловажно. По счастью, песни, звучащие в картине не переводили, а ведь водится за нашими прокатчиками и такой страшный грех.

    Главный герой картины Дидье — фанат Соединенных Штатов, которые он считает «землей свободы» и родиной его любимой музыки кантри — сам он играет на банджо в небольшом оркестре, носит ковбойскую шляпу и сапоги и, кажется, всерьез называет себя «ковбоем». При этом он живет в трейлере, как истинно свободный мужчина без обязательств — до встречи с девушкой, которая перевернет всю его жизнь, владелицей тату-салона Элизей. Картина построена по принципу мозаики — события из разных периодов жизни героев показываются в художественном беспорядке, так задумал режиссер, поэтому спойлеры допустить почти невозможно — сюжет, по всей видимости, надо воспринимать целиком. То есть так хотелось бы режиссеру — чтобы вся картина была видна сразу, а не постепенно. Элиза рожает Дидье девочку. Он совершенно не готов к появлению ребенка, осознавая, какая это ответственность — и поначалу криком кричит, что «это нечестно». Тем не менее, мужчина принимает решение и меняет свою жизнь — переезжает из трейлера в дом, и даже пристраивает к дому террасу — по просьбе жены. Девочке отпущено всего семь лет. Затем она заболеет раком и умрет. Игра оркестрика Дидье над гробом почему-то показалась мне кощунственной. Но я еще не знал, что был совершенно не прав — меня подвело восприятие.

    Этот фильм, надо сказать, обманул мои ожидания дважды. Первый раз, когда я счел его обыкновенной «слезодавилкой» — это когда режиссер использует запрещенный прием, например смерть ребенка, чтобы разом уложить чувствительного зрителя на лопатки. Но потом, когда Дидье разражается со сцены антирелигиозным богоборческим монологом и затем, после феноменальной сцены в больнице, когда по коридорам ходит призрак Элизе, я понял — что фильм куда глубже, чем обычная «слезодавилка». Режиссер, словно раздваивает нашу реальность, предлагая выбор между верой и неверием, невероятно раздвигая рамки зрительского восприятия. Да и сама ситуация такого сильного горя в семье. Известно, что такое горе может разрушить любые отношения. И разрушает. Но вдруг показанная напоследок татуировка на теле Элизе, которую она наносит в последний день, говорит о другом — о том, что эти отношения вечны. Именно так — вечны и нерушимы! Их уже никогда не разрушить, не разомкнуть круг.

    Также я обманулся и с замыслом режиссера, решив, что он попросту метит на «Оскар». А картина была номинирована на «Оскар» (почему-то 2014 года) в номинации «Лучший фильм на иностранном языке». Но награду не получила. Еще бы, ведь Дидье умудрился назвать Джорджа Буша нехорошим словом — за то, что тот запретил выращивать эмбрионы ради стволовых клеток, наложив вето на эти научные исследования по религиозным соображениям. Если бы стволовые клетки были, дочку Дидье могли бы спасти. Но поначалу вся эта «ковбойщина», музыка в стиле кантри, даже 11 сентября по телевидению — указывали на то, что Феликс Ван Гроенинген нацелился на главную награду мирового кинематографа. Но нет, он опять совсем не то имел в виду. Снова я обманулся.

    И финальная сцена в больнице, когда друзья и Дидье вместе начинают играть веселое заводное кантри, отпуская Элизу-Алабаму (так она попросила ее называть) во вселенную — безумно сильная. Примерно такое же впечатление у меня оставил в свое время выстрел в темноте хохочущего кинозала в финале балабановского «Морфия»…

    Этот фильм, которому я сначала хотел поставить низкую оценку, оказался на поверку очень сложным и необыкновенно сильным! Он останется со мной на долгие недели, месяцы, а возможно — и годы. Эта картина из тех, которые не хотят отпускать — о ней думаешь снова и снова, и она постоянно обрастает новыми смыслами.

    9 из 10

    16 марта 2014 | 20:40

    Эта картина была удостоена на последнем МКФ в Берлине сразу двух наград, одна из которых оказалась «призом зрительских симпатий». Однако этот факт сам по себе почти никогда не является поводом для того, чтобы наши прокатчики начали делать хоть какие-то телодвижения по продвижению таких картин к более широкой зрительской аудитории. В таком случае этот шаг за них обычно делаю я…

    Итак, Дидье и Элиза — двое креативных харизматиков — встретились, чтобы украсить и без того не скучные будни друг друга и жить вместе в собственном трейлере за городом. Дидье ради удовольствия играет на банджо и поёт в местной группе американские песни, а Элиза активно и творчески покрывает себя и клиентов небанальными татушками в личном салоне. В общем, живут и радуются, да ещё и заводят ребёнка — очаровательную девочку Мейбл.

    Но с течением времени у обоих потихоньку начинают вылезать наружу те личностные качества, которые изначально, в угаре взаимной влюбленности, оказались незамеченными. И неожиданная онкологическая болезнь дочки лишь способствует проявлению всё нарастающего непонимания Дидье и Элизы. И может быть, при ином раскладе эта проблема была бы как-то сглажена, но в данном случае различия в паре оказываются принципиальными. Элиза верит в бога и чудеса, а Дидье из-за невозможности помочь своему невинному дитя становится законченным атеистом.

    Его обличительным высказываниям в адрес американского президента, по религиозным соображениям способствовавшего запрету опытов со стволовыми клетками, мог бы позавидовать сам Майкл Мур, некогда активно наезжавший на главу государства в своём документальном «Фаренгейте…». Эмоциональная речь Дидье, обращенная со сцены к собравшимся в зале зрителям во время очередного выступления группы, оказалась заряжена столь сильной энергией, что даже я начал поёживаться перед экраном от осознания собственной сопричастности к случившемуся.

    Бельгийцы сняли фильм не просто сильных чувств, но ещё и весьма прихотливо рассказанный. Постоянные флэшбеки переносили повествование в разные временные отрезки, требуя неусыпного внимания, дабы не запутаться в развитии фабулы, и тем самым весьма далеко уводя историю от формата банальной мелодрамы. Думается, что не в последнюю очередь из-за сложности драматургической конструкции картина была отмечена ещё и призом за лучший сценарий на престижном нью-йоркском фестивале «Трибека».

    А для тех, кто любит музыку в стиле блюграсс (кажется, так называется это направление), которой здесь отведена едва ли не четверть общей продолжительности картины, создан просто уникальный прецедент, чтобы в полной мере проникнуться гаммой переживаний в отношении двух бескомпромиссных натур, не выдержавших высоковольтного напряжения взаимных чувств.

    5 августа 2013 | 17:38

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>