всё о любом фильме:

Пена дней

L'écume des jours
год
страна
слоган-
режиссерМишель Гондри
сценарийМишель Гондри, Люк Босси, Борис Виан
продюсерЛюк Босси, Ксавье Кастано, Серж Хаят, ...
операторКристоф Бокарн
композиторЭтьен Шарри
художникСтефани Розенбаум, Пьер Ренсон, Флоранс Фонтен
монтажМари-Шарлотт Моро
жанр фэнтези, мелодрама, драма, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Франция  861.6 тыс.,    Россия  88.6 тыс.,    Бразилия  27.5 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
релиз на Blu-Ray
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
время125 мин. / 02:05
История любви, разворачивающаяся в фантастическом мире, где влюбленные летают на свидания в розовых тучках и танцуют на потолке, где в коридоре обычной квартиры живет солнце, а мыши-домоправители ведут беседы с кошками, где цветы прорастают внутри людей, и тепло человеческого сердца способно уничтожить самое опасное оружие.
Рейтинг фильма
IMDb: 6.50 (11 534)
ожидание: 85% (3211)
Рейтинг кинокритиков
в мире
62%
61 + 37 = 98
6.0
в России
64%
14 + 8 = 22
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • На английский язык фильм перевели как Mood Indigo ("Настроение цвета индиго»).
    • В фильме, как и в романе, появляется второстепенный сатирический персонаж Жан-Соль Партр, пародирующий философа и писателя Жана-Поля Сартра. Персонаж назван именем, созвучным с именем прототипа. К слову, Сартр высоко отзывался о творчестве Виана, в частности, о его рассказах.
    • Фильм Мишеля Гондри — экранизация одноименного романа французского писателя Бориса Виана.
    • Режиссер Мишель Гондри сыграл в фильме небольшую роль доктора.
    • еще 1 факт
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 1570 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Очень люблю сюрр, приступы пессимизма посещают не редко и к тому же являюсь неизменным романтиком. Казалось бы, на такой почве я и это кино идеально друг другу подходим, — потому и ожидала чего-то стопроцентно резонансного, незабываемого, грандиозного. Ан нет.

    Первая половина фильма шла очень тяжело. Образов и находок в ней как песка на пляже, они так и сыпят словно из рога изобилия и вызывают восторг, постепенно сходящий на нет. Это весёлое порхание, розовые тучки, угри и ползающие звонки, обрезание век — интересно, оригинально, но смахивает на пену в бокале шампанского, — вот она осела чуть — чуть, а дальше что? Насколько вкусен сам напиток, скрываемый недолговечной пеной? А напиток — то не особо интересен, потому что безоблачное счастливое чириканье было сюрром ради сюрра; формой без содержания; потоком образов, не несущим смысла; романтикой розовой до сладкой приторности. Ой, как хотелось за этим разглядеть мир, выяснить, что это за морковки такие, почему бросают обеды на пол, почему так незаметно и обыденно умирает девочка на катке и кто он вообще — главный герой, какое у него место в этом сказочном мире. Нам отвесили пару — тройку мимоходных намёков, чуть — чуть иронии, толику сарказма, малость сатиры… и всё. Фанатичность вокруг писателя? Ружья, выращиваемые теплом тела? Мельком упомянутые, не раскрыты, заброшены — и поэтому к волшебному миру изначально отношение складывается нейтральное.

    Вот во второй половине всё более — менее встаёт на свои места. И вуа-ля! проступает замысел. Счастье недолговечно, радость преходяща, иллюзии будут разрушены. Из сказки прямиком в тление и гниение следом за героиней и уютным домиком, съёживающимся и разрушающимся вместе с ней. А они топчутся на месте, беспомощные, бездельные, такие же сиюминутные как и раньше. Но и этого мало. Льётся кровь, вырываются сердца, люди пускаются на фарш. Муж изменяет, жена злословит на мужа, один друг обворовывает, другой преспокойно нарушает обещание — все низвержены в этой тёмной сказке, ставшей чёрно-белой. Безысходнейшая тьма, падение без надежды на возрождение, болото из которого нет выхода. И опять лишь кусочек о корысти в «церкви», лишь капля сатиры о социальном. И опять сопереживать не получается. Книга? Книгу потом. Пусть мысли очистятся.

    Для меня фильм так и остался качественным, оригинальным сюрром ради сюрра без должного наполнения. Пена сошла, шампанское выдохлось. А даже в самых тёмных сказках всегда должен быть хотя бы малый намёк на свет. Разочарована.

    Кстати, почему то кажется, что «Пена дней» лучше смотрелась если бы её экранизировали в анимационном варианте. Вроде мрачных мультяшных вставок в «Стене» по Пинк Флойдам от Алана Паркера.

    6 из 10

    14 апреля 2015 | 11:18

    Горе-критики, идите к черту!

    Так забавны ребята, оставляющие комментарйи с целью разоблачения, самоутверждения, приобщения к возвышенным привилегиям Мистера Критика…

    «Ах Мишель, ты был не до конца божественен в этот раз.»

    «Ты конечно очень старался, но понимание Виана у тебя не такое глубокое, как у нас, пожирающих твой фильм под попкорн»

    «Мишель, ты не уловил всех оттенков мира Виана. Не раскрыл все тонкие нотки его сюрра»

    Идите к черту, лентяи!

    Вы что действительно, приходя на экранизацию романа, хотите увидеть картину, которую воображали ВЫ, а не режиссер? Или думаете, что в два часа кассового времени, в сто двадцать минут, отведенных рынком потребеления под ваше вечернее послестанковое время, кинохудожник может воплотить целый Роман?

    Тысяча чертей, к черту чертовы чертята, чертыхаюсь я!

    Мистер режиссер, спасибо!

    Я увидел свободу красок жизни Колена. Я чокнулся с пьянокотейля, распробовал мультяшных угрей, зауважал чернокожего повара, услышал жизнь, вплетенную в джаз, или джаз, сочащийся жизнью. Я узнал, как танцуют под скосиглаз. Я увидел как быстро меняется наша жизнь, что все наши изменчивые эмоции и настроения — лишь отражение внешних обстоятельств — нам не хватает воли управлять ею. Я увидел слепую радугу развлечений и беззаботности. Увидел, что за все придется ответить в конце. Увидел смех небес. Узнал, что дружба есть. Узнал, что любви ныне здесь отведен короткий срок, даже меньше срока жизни мышонка.

    Возненавидел растения.

    Эмоции, эмоции, слова, слова и краски.

    И занудное божество Сартра, и тошнота, тошнота.

    И что лилии смерти вонзаются в самых достойных, а чернь выживает всегда.

    Мишель, спасибо. Дичайший фильм.

    А роман Виана — это совсем другая история.

    11 июля 2013 | 11:07

    Большую часть фильма я смотрела не отрываясь. И точно внимательно читала книгу. Отзывы на фильм сводятся к тому, что тут плох режиссёр. Но это не так — он просто взялся не за то, что мог…

    Мишель Гондри не снимает совсем уж лёгкого кино. Его фильмы умны, но приятны, не совсем линейны, но и не перегружены элементами. Тут же перед ним встала задача показать нам очень сложное для экранизации произведение. Книга Бориса Виана стоит десятой в списке 100 книг века по версии французской газеты Le Monde. Конечно, там большинство французских книг, русских — так и всего только три. Но и даже ненавидимый автором Жан-Поль Сартр находится на три позиции ниже, — вот как оценивают книгу на родине.

    Это сатира на весь мир, и автор не боится её высказать едкими эпитетами. Пускай в этом фантазийном мире всё не как «у нас» — угри питаются ананасовой пастой, кувшинки растут в лёгких, а пианино подрабатывает барменом. Тем не менее, всё, что мог, Гондри сделал. Его экранизация доскональна, отличается лишь несколькими деталями от оригинала. Но мелочи, которые книгу дополняли, тут выглядят громоздко и безжизненно. Зритель увязает в них, как в болоте, и мир вокруг сужается до размеров окошка, вытертого мышкой в заросшем налётом окне. Но и эти лучики уже не спасают… Гондри к мрачности не склонен обычно, но в силу сюжета картинка становится чёрно-белой и узкой, как то самое оконце. И поседевший Николя уже готовит почерневшие недобитые сосиски вместо смены из десяти блюд с десертом.

    С другой стороны, фильм нельзя назвать плохой экранизацией — в нём мало режиссёрского, но оттачивание каждого элемента достойно уважения. Чего стоит пианоктейль, домик мышки и округлившаяся комната? Да, повар в книге — блондин, а не темнокожий. Но ведь у нас есть клетка на спине у Исиды, сердце-цыплёнок Сартра, шикарный скосиглаз под джаз Дюка Эллингтона.

    Не могу не упомянуть актёров. Состав очень хорош. И это как раз то, за чем незнакомые с оригиналом зрители на него пойдут. Девушка согласится идти на фильм, в котором снялся Ромен Дюри. Красивый и талантливый, он привлекает. Кавалер её рассчитывает посмотреть на Одри Тоту и увидеть милое не проходное кино, на котором рассчитывает обнять спутницу. Но после первых 20 минут Колен (Дюри) сдувается и отступает с пьедестала, а Хлоя (Тоту) на него и не попала вовсе — это в книге она нимфа, а тут — просто девушка. Может быть, неудачные роли — но Ромен играет устало даже когда всё хорошо, Одри просто будто проходит рядом. Наиболее запоминаются в этом кино Гад Эльмалех (Шик) и Омар Си (Николя) — они не деревянны, чувствуют себя более в этой шкуре, чем мышка в мохнатом костюме.

    В итоге мы получаем драму, на которой читавшие книгу зрители будут грустить от того, что фильм хуже книги (хотя Гондри сделал всё, что было можно), а не читавшие — от того, что вместо ожидаемой милой комедии с хэппи ендом они получают интеллектуальный, заставляющий думать, пшик с налётом изначальной сатиры, которой стоило измазать весь фильм. «Пена дней» — это очень привлекательно, ярко, красиво, мило, но вязко и безысходно, как… та самая лодка быта.

    Сразу после просмотра я поставила восьмёрку, но сейчас — не выше чем…

    6 из 10

    9 июля 2013 | 01:46

    Фильм Мишеля Гондри по одноименному роману Бориса Виана «Пена дней».

    Ещё одна пронзительная история любви на этот раз в абсурдно-сюрреалистическом стиле.

    Главный герой истории Колен счастлив, живя своей незатейливой жизнью. У него есть друг Шик, повар Николя и не то мышь, не то что-то подобное мышечеловеку. Шик влюбляется в Алоизу, а Колен в Хлою. Нормальное начало, да?

    Если ты не читал Виана, исключительно для общего развитие, образец его стиля.

    «Они шли по первому попавшемуся тротуару, сверху спустилось маленькое розовое облачко и приблизилось к ним.

    - Я подойду! — предложило оно.
     — Валяй! — сказал Колен.

    И облачко обволокло их. Внутри было жарко и пахло сахаром и корицей.

     — Нас больше не видно! — сказал Колен… — Но мы… нам их видно!..
     — Оно немножко прозрачное, — сказала Хлоя. — Не доверяйте ему».

    /Борис Виан «Пена дней»/


    Не доверяйте своему счастью. А потом как-то так получилось, что Хлоя чего-то там вдохнула и в лёгких у неё начала прорастать кувшинка, /такой водяной цветок/. А медицина то платная! Сюрреализм говоришь?. А ещё все деньги истратил Шик, увлечённый Жаном-Солем Партром, /а может Сартром/, тем самым с трубкой, который получил нобелевку. Как тебе развитие сюжета, а?

    А в доме пыль и паутина, и мир стаёт всё теней и тесней…

    И дальше сюрреалистический абсурд будет только нарастать. И до такой степени, что ты в него не сможешь не поверить. Возможно это другой мир. Мир, который живёт своей непонятной жизнью, мир в котором настоящая любовь. Любовь самая настоящая любовь.

    «История эта совершенно истинна, поскольку я ее выдумал от начала и до конца» /Борис Виан/.

    Вот и я говорю, не сможешь в неё не поверить.

    История эта вывернет твою душу наизнанку. Но это ещё не всё.. Ибо в истории этой закамуфлирована ещё одна история, так же поражающая, как и первая, на этот раз уже реальностью, /думал просто так мы Партра-Сартра упоминали/.

    История писателя, /творца/ творящего свой неповторимый мир. Выдуманный мир, превращающийся в мир настоящий. И не надо быть писателем, чтоб понять это, надо просто быть живым человеком. Чувствовать, как живой человек.

    К примеру, бывает, услышишь, — Я не понимаю и не хочу понимать, что это за квадрат Малевича?

    Да бог с тобой, не понимаешь и не надо. Чувствовать надо. Это для души, а не для разума. Это, как любовь, появляющаяся неизвестно откуда и зовущая неизвестно куда. И ты понимаешь, что ты должен, иначе ничего не будет. И тебя не будет, потому, что счастье твоё там. А боль твоя тут, в этом мире настоящем. А душа твоя там, в том мире, тоже настоящем.

    Мне, честно говоря, больше нравится книга, /несомненно, это высший пилотах в искусстве/, Потому я говорю, не прочитав книгу, ты можешь нечаянно пропустить главное. Я понимаю это непросто визуально отобразить градации души, нужно предварительно порядком покопаться в своей. А своя душа такие же потёмки, как чужая. Так вот, в этих потёмках надо отыскать луч света, а то и самому синтезировать /образно конечно/. Осветить авторскую художественную идею, насколько это возможно правильно и честно. А для этого нужно и самому быть художником, а не ремесленником.

    Признаем Мишель Гондри, это всё-таки не Борис Виан. Иллюстрация, /а фильм, довольно близко к иллюстрации/, должна быть не менее правдива, чем оригинал. И вместе с тем не менее живая. Душу вложить надо, а не просто повторить атмосферу и атрибутику.

    Но вот ещё какая заковыка. Писатель Виан, знал кино изнутри, он жил этим, и умер от этого, а режиссёр Гондри не писатель, он хороший режиссёр и только, /впрочем, это только мысли вслух, поиски причин несоответствия, ожидалось то немного другое/. Гондри хороший режиссёр, снявший неплохой фильм.

    Всего то.

    Но до шедевра этот фильм, увы, не дотянул. Жаль.

    10 июня 2015 | 08:17

    Я вижу что-то, что мне нравится.

    Признаюсь, мне казалось, что невозможно перенести на экран это легкое впечатление с тянущей и горестной ноткой, проходящей через всю книгу Бориса Виана. Представьте, что Вы держите в руках прекрасный нераспустившийся цветок. Вы наслаждаетесь прекрасными свежими и яркими лепестками, все еще крепко переплетенными между собой, нежными и плавными линиями, и почему-то неясно осознаете, что именно этот бутон таит в себе что-то удивительное и прекрасное. И вот он начинается раскрываться, на его лепестках уже играют теплые лучи весеннего солнца, и Вы можете точно уловить момент, когда вдыхаете слегка горьковатый запах впервые. Вы удивлены, Вы ожидали совершенно иного, а тем временем аромат начинает окутывать вас, разливается в воздухе. И со временем Вы начинаете находить в этой горечи свое собственное очарование, понимаете, что этот аромат ничуть не портит вашего общего впечатления, но наоборот подчеркивает и оттеняет красоту цветка, доказывает, что вы держите в руках что-то поистине необычайное.

    Роман Виана определенно не лишен пронзительности, очарования и незаурядного взгляда на этот безумный мир. В нем находят себе место сочетания выразительных аллюзий с тревогами двадцатого века, философия жизни и смерти, проникновенные слова и мысли, которых страшится каждый из нас.

    Режиссер и сценарист Мишель Гондри проделал отличную работу, сочетание его бережного и почтительного отношения к оригиналу и собственного взгляда на мир целом (стоит только вспомнить такие работы режиссера как «Вечное сияние чистого разума» и «Наука сна»), подарило миру практически безупречную экранизацию.

    …история эта совершенно истинна, поскольку я ее выдумал от начала и до конца…

    Борис Виан. Пена дней.


    Будучи результатом синтеза идей двух людей с явно неоднозначным взглядом на романтические отношения, и, вообще, на любовь, «Пена дней» воспринимается исключительно чувственным образом. Способствует этому практически полное погружение в сюрреалистический и карикатурный мир героев, в котором только любовь проходит заметным отголоском во всех их действиях и мотивах. И иногда кажется, что в этом пространстве действительно карикатурно все, кроме этого чувства, сильного, настоящего, может быть даже разрушающего этот искаженный мир изнутри.

    Лично мне кажется, что такой фильм мог появиться только во Франции, собственно, как и само оригинальное произведение Бориса Виана. Множество прекрасных (философских и не очень) аллюзий, это буквально «взгляд из прошлого», взгляд из послевоенной Франции, открывающий перед зрителем и читателем пародийно-идиллическое описание вкусов и настроений того времени. Как ни странно, все это и сегодня остается актуальным и современным. «Люди не меняются, меняются только вещи». Вот и трактуйте, как хотите.

    Причудливое переплетение мельчайших книжных деталей, забавных и трагических, легкого очарования и пресловутой французской беззаботности, бесчисленных постоянных смертей, на которые, кажется, никто вовсе и не обращает внимания и невообразимо странных, с точки зрения нормального человека, событий. Мы можем видеть произвол и беззаконие, к которому все давно привыкли, безумный фанатизм, которым неизменно сопровождается каждая новая лекция Партра, карикатурные и жестокие зарисовки полиции, алчность и равнодушно-оскорбительные издевки Церкви (чего только стоят Священок и Пьяномарь), причудливых полуживых-полумеханических кроликов, чья природа время от времени берет верх над металлом и оружие, которое может вырасти только с помощью человеческого тепла.

    «Неправда. Это все атмосфера».

    Мир, кажется, вообще представляет собой место где каждый ищет свое спасение или забытье, скрываясь или в клубах наркотического дурмана, или бросаясь с головой в омут любви (очередная жестокая ирония). Это место, где друзья подставляют друзей чтобы обогатиться или запросто отдают им половину своего состояния, и, кажется, что только главные герои более-менее искренни в своих чувствах, побуждениях и верности, которые, на поверку, в большинстве случаев тоже оказываются чем-то странным и исковерканным. Счастье представляется чем-то мимолетным, и на деле оно оказывается лишь собственной призрачной тенью, исчезающей пеной дней, открывающий огромную и глубокую гладь чернеющей воды.

    Все перевернуто с ног на голову и раскрывать все множественные смыслы, заложенные в это произведение бесполезно, просто потому, что каждый находит свой собственный.

    Все актерские работы просто потрясающие. Такая тонкая и верная передача всех тех эмоций, которыми живут герои — тревога и беспокойство, медленное угасание и страх, любовь и отчаяние, изысканная щедрость и грубая ненависть, опустошающая боль и невыносимая печаль. Радость от первых встреч и горе, которое сваливается на головы героев, горе, которое невесомо, словно вакуум, но губительно, потому что оно, ненасытно пожирающее все вокруг, забирает у них воздух, пространство и саму жизнь.

    Отдельного упоминания, на мой взгляд, заслуживает сцена смерти Жан Соля Партра, практически наивысший пик одновременного трагизма и комичности всей этой ситуации, очередная жестокая зарисовка, вызывающая непрошенную усмешку, которая здесь кажется абсолютно уместной, несмотря ни на что.

    Laugh at all my dreams

    I`ll learn to hope and to try again


    Кажется, «Пена Дней» молниеносно ловит и абсолютно безжалостно вскрывает саму суть смысла человеческой жизни на фоне истории нескольких персонажей. Поистине, удивительная книга, в которой каждая страница пропитана одновременно и безысходным отчаянием, и спасительной надеждой, и невесомым очарованием любви, и легкостью бытия. Фильм очень близок к этому впечатлению, и эти слова выражают мою высшую степень благодарности и искреннего восхищения. Это удивительное смешение мрачной жестокости и открытой насмешки с нежностью, светом и надеждой.

    Экранизация «Пены Дней» похожа на волшебное, искажающее реальность стекло, сквозь которое вам позволят заглянуть в этот причудливый мир, дойти до конца истории и с непонятной щемящей тоской осознать, что стекло больше не способно пропускать свет. Вы словно прожили солнечный день, заканчивающийся темной и ненастной ночью. Вечная весна закончилась. Все цветы увяли, оставив в воздухе лишь едва уловимый запах.

    P.S. Наверное, стоит рассыпаться в похвалах и в плане дубляжа. Думаю, игра слов и все эти речевые обороты нашли вполне неплохое исполнение на русском языке и не много потеряли в плане смысла, как метафорического, так и реального.

    P.P.S. Некоторые считают, что вся эта история — пародия на мир, в котором все ложно, неистинно и лицемерно. Мир, в котором любой бунт одинок, а противостояние совершенно бессмысленно. Колен решается восстать ради того, что он любит, ради того, что для него дороже всего на свете. И мир в ответ следует единственно возможному сценарию — разлетается на осколки, рушится как карточный домик, погружаясь в непроглядную темноту, увлекая за собой все, включая самого Колена. Потому что Колен по-прежнему принадлежит этому миру, как бы он не желал для себя чего-то другого.

    11 февраля 2014 | 20:15

    В современной литературоведческой науке есть термин «условная форма произведения». Всё, что не похоже на жизнь — это и есть условная форма. В широком смысле это фантастика, гротеск, гиперболы, любое неправдоподобие. В узком же смысле условная форма относится к жизни так же, как колесо к ногам. Колесо изобретено фантазией человека, ноги — природой (это сравнение принадлежит Аполлинеру). Писатели рубежа XIX-XX веков начали всё чаще применять этот приём, когда стало ясно, что «дэвидкопперфилдовская муть» уже не оправдывает себя, и книга — это не описание детства-взросления-зрелости-старения одного человека, а нечто другое.

    В фильме Гондри — торжество условной формы изображения. Можно сказать, это некий новый (ну ладно, незаежженный) ракурс просмотра реальности как фильма, прочтения реальности как книги, которую пишут о тебе у тебя на глазах сотни машинисток, но помешать им, если вдруг что-то пошло не так, нельзя.

    Восторг влюблённых на первом свидании — волшебная машина из застывшей пены, запомнить первый поцелуй — получить моментальный снимок из этой же машины, тяжёлая работа — лежать сутки на земле, чтобы выросли нейтронные ружья… И так далее, но большинство так называемых «соответствий» не настолько прямы, чтобы быть выраженными словами. А может быть, это всего лишь затейливая игра с пространством и временем, которую автор начал и не может остановить, когда она уже вырвалась из-под его контроля, как реальность, в которой всё это происходит, в том числе и жизнь автора, который начал писать роман…

    7 января 2014 | 16:55

    Сегодняшний уровень развития кино позволяет воплотить в жизнь самые смелые идеи творцов авангарда и постмодернизма. Прочитав «Пену дней» Бориса Виана, мне было любопытно взглянуть на экранизацию. В тексте встречаются совершенно немыслимые игры с фразеологизмами, каламбурами и художественными образами вообще. Увидеть весь этот эксперимент — совсем другой уровень восприятия.

    Фильм М. Гондри практически полностью оправдал мои ожидания. Вообще очень много хочется сказать именно про то, как четко и полно режиссёр понял и прочувствовал роман. Очень редкий случай, когда так получается. Обычно в экранизации классики (особенно зарубежной и за рубежом) атмосфера и суть оригинального произведения теряются. Это происходит исключительно по вине режиссёра: где-то музыка подкачала, где-то актёры не доработали, где-то сценарист слишком вольно обошёлся с сюжетом. Но только не в «Пене дней»!

    Фильм прекрасен. Прекрасен как произведение искусства, какие бы эмоции он у вас ни вызвал. Кто-то увидит в нём только фантастику, которая сама по себе покажется ему полным бредом, и возненавидит «Пену дней» за бессодержательность. Кто-то же увидит в нём то, что увидел я, а, может даже, и больше.

    В центре сюжета — любовная история между Хлоей и Коленом. Она подана в полном соответствии с романом. Фильм чётко делится на две половины: до болезни Хлои и после. Яркий, беззаботный мир медленно перерастает в кромешную тьму. Немыслимые вещи, происходящие в альтернативном Париже Бориса Виана только поначалу вызывают детский восторг; вскоре вы становитесь настороже, а потом и вовсе начинаете испытывать к ним отвращение. Гамма эмоций гарантирована.

    Мир Виана — это жестокая ирония на наш жестокий мир. Мир, где ценность человеческой жизни равна нулю, но в то же время «тепло человеческого сердца способно уничтожить самое опасное оружие», как сказано в аннотации к фильму. Удивительный, абсурдный и в то же время безумно логичный мир. В фильме М. Гондри он воссоздан с удивительной точностью, и если вам понравилась книга, посмотрите его обязательно.

    Отдельно — о музыке. Саундтрек великолепен. Музыка в «Пене дней», во-первых, полностью соответствует джазовому фону, указанному самим Борисом Вианом (в романе музыка играет большую роль), а во-вторых, современные композиции, написанные Этьеном Шарри, великолепно передают атмосферу произведения во всех ключевых моментах: это и беззаботная любовная тема Колена и Хлои, и красивая, но уже тревожная тема их свадьбы, и прекрасные городские саундтреки, вписывающиеся в этот безумный виановский мир…

    Из минусов я бы отметил не слишком сильную компьютерную графику и некоторые несостыковки дубляжа с книжным переводчиком. Плюс ко всему, как и всегда это бывает, кое-что режиссёры всё-таки изменили. Но общему впечатлению это не мешает.

    8 из 10

    13 июля 2016 | 20:16

    На свете есть только две вещи, ради которых стоит жить: любовь к красивым девушкам, какова бы она ни была, да новоорлеанский джаз или Дюк Эллингтон. Всему остальному лучше было бы просто исчезнуть с лица земли, потому что все остальное — одно уродство. Именно это и явствует из нижеследующих страниц, где рассказана самая что ни на есть доподлинная история, поскольку я сам сочинил ее от начала и до конца. Но при всем при этом она есть и проекция реальности, однако сдвинутая в иную плоскость, ухабистую и искривленную, и в ней возникает воспаленная атмосфера перекошенных жизненных обстоятельств. Итак, как видите, если это и прием, то вполне приемлемый.

    Борис Виан. Слово к читателю. Пена дней. 1946.


    Собственно, выше уже всё, что можно сказать о книге, да и о фильме, уже сказано, да к тому же самим автором. О картине же можно ещё добавить, что это великолепная экранизация. Не точно по книге, не буква в букву, но это и не обязательно. Главное — это то, что передана атмосфера произведения. Безумная, гротескная, сюрреалистичная, злая, красивая, оригинальная, сатирическая, музыкальная, фривольная, пикантная, тонко-интеллектуальная, умопомрачительная атмосфера. Борис Виан был джазменом, обожавшим Дюка Эллингтона. Потому его роман, как и фильм, напоминает музыкальную композицию. Сначала веселый, разухабистый джаз, плавно переходящий в тоскливый блюз, под конец срывающийся на плач трубы. Банальный и простой сюжет завернутый в невообразимую обертку сюрреализма. Произведение Виана классика французской литературы, хотя бы по тому, что все французские писатели писали о том же, о чем и Виан. Сюжет — вечен, оформление — эксклюзивное.

    Фильм Мишеля Годри очень необычен. Он сочетает, как компьютерную графику, так и старые приемы комбинированных съемок и кукольной анимации. Люди становятся вещами, а вещи приобретают одушевленные свойства. Оттого возникают ассоциации с лентами Гиллиама и Шванкмайера. Может у кого-то (например, у упомянутых режиссеров или у Жан-Пьера Жёне) получилось бы и лучше, но, как поклонник Виана, я могу сказать, что Годри сам справился великолепно. Ему удалось перенести литературные образы (пусть и не все) писателя на экран. Единственно только Одри Тату и Ромен Дюрис выглядят несколько старее своих литературных прототипов, но своей актерской игрой они вполне этот маленький недостаток компенсировали.

    Естественно, весь этот набор неожиданных и несуразных образов может обрушиться на неподготовленного зрителя и придавить его. Для просмотра этого кино нужно хотя бы представлять себе, что такое сюрреализм. Да и вообще не бояться неожиданный экспериментов в кино. В любом случае, увидеть воочию мир Бориса Виана — это шикарный аттракцион, редкий и необычный.

    12 июля 2013 | 21:54

    Есть такие авторы и такие книги, которые способны оказать мощное эмоциональное влияние на читателя. Для меня одним из таких ключевых фигур является французский писатель Борис Виан и его сюрреалистический роман «Пена дней».

    Виан — конструктор инакомирья, его «Пена дней» — гибридный иррациональный мир, сочетание гротеска и изящества, пародии и реальности, трагедии и иронии.

    В центре действия — молодые люди, благополучные и беспечные. Они как семена, падающие в гнилую землю, — мир, полный пороков, — обречены погибнуть.

    Первая половина книги раскрывает их персонажи, вторая — разрушает и уничтожает. «Пена дней» — это умная, злая, страшная насмешка Виана. В его мире нет надежды. Перед нами коктейль из безумия и красоты. Смейся, восхищайся, рыдай! Реальность настигнет каждого!

    Когда стало известно, что французский режиссёр Мишель Гондри взялся экранизировать роман, приятель-киноман, помню, удивлённо воскликнул: «Как это вообще можно снять?!».

    Вспоминая ранние неординарные по форме киноэкзерсисы режиссёра, например, фильм «Наука сна», можно было смело ожидать, что он справится с этой задачей. В этом деле разве что чешский безумец от кино — Ян Шванкмайер, мог бы посоперничать со своим французским коллегой, вот только конечный продукт у чеха, вероятно, оказался бы в разы трешовее и безумнее. Ян из Злата Праги не стал бы, я думаю, особо церемониться с французской вазой из филигранного стекла под названием «Пена дней», что меня, как большого поклонника романа, например, крайне бы не устроило.

    Поскольку в 1968 году французы уже экранизировали «Пену дней» Виана и результат оказался провальным, то Мишелю Гондри было вдвойне необходимо не упасть в грязь лицом.

    В этом фильме он использует те же методы подачи материала, что и в своей «Науке сна»: смешивает реальность и ирреальность, возводя абсурдные конструкции с помощью комбинированных съёмок, кукольной анимации и прочих визуальных неожиданностей, которые в течение всего фильма появляются со скоростью пулемётной очереди. Ближе к финалу повествование так и вовсе превращается в невнятный поток сознания режиссера. Если упустить этот момент, то экранизацию можно назвать удачной, потому как все основные детали книги Гондри передал кропотливо и в точности. Кроме того он привнёс в фильм свою зарисовку на тему «Внутри головы Виана»: время от времени показывая нам странных увлечённых людей за конвейером пишущих машинок, из-под пальцев которых выходит на бумаге вся эта история, которую мы параллельно видим на экране.

    В фильме задействованы интересные актёры: Ромен Дюрис, Одри Тоту, Омар Си. Режиссёр нашёл роль и для себя, преобразившись в доктора Потрошиша (в книге — доктор д’Эрьмо).

    «Пена дней» — это чемодан, внутри которого обнаруживается огромный мир, построенный с помощью фантазии и воображения, в центре которого разворачивается трогательная история любви Колина и Хлои. Здесь вы можете увидеть танцы на потолке, угря, выползающего из водопроводного крана, рычащие ботинки, солнце, живущее в коридоре квартиры, смертоносное приспособление — сердцедёр и многое другое.

    У неподготовленного зрителя это кино, вероятнее всего, вызовет стойкое неприятие, прожжённым прагматикам и вовсе вход воспрещён, а всем остальным — «Пену дней», бармен!

    Насладитесь обаянием настоящего французского кино.

    19 июля 2013 | 15:15

    Можно бесконечно спорить об удачности экранизации романа Бориса Виана, всегда найдутся те, кто «видел» книгу совершенно иначе. Тем не менее, мне понравилось!

    Смотреть фильм тем, кто не читал роман и ждёт более или менее простой романтической истории, противопоказано. Удовольствие вряд ли получите. Если только вы не фанатичный любитель рукотворных спецэффектов.

    Экранизация визуально чрезвычайно близка к тексту, даже атмосфера «ретро-футуристичности» сохранена. В минусах, конечно, возраст актёров, хотя нареканий к игре у меня не возникло. Разве что Шик получился уж слишком картонным. Впрочем, именно это произведение и не требует глубокой психологичности героев.

    Красивая картинка, трогательные и забавные спецэффекты, в целом сохранённый сюжет. Кто захочет считать Виановские смыслы, считает. Фильм получился лёгким, беззаботным, сумасбродным, воздушным, даже беспечным до самого поворотного момента — болезни Хлои. Далее, как и положено, плюс меняется на минус: краски постепенно становятся всё более приглушёнными — прекрасный приём! Атмосфера мрачнеет, места беспечности уже нет. В финале Мишель Гондри решает даже чуть сгладить Виановский накал — оригинальная сцена с мышкой заменена на куда более лёгкую и оптимистичную.

    Интересным явилось, на мой взгляд, решение отдать роль мышки человеку, а не компьютерной графике. Думается, решение удачное.

    Очень понравились сцены влюблённых в воде, лёгкость переключения кадра. Момент, когда Колен работает «машинисткой» и печатает «Пену дней» — прелестно! Пикник после свадьбы, когда на половине Колена льёт дождь, а на половине Хлои солнечно — по-моему, это вполне в духе всего произведения. Замечательно сыграл Омар Си. Роль пришлась ему впору: остроумие, веселье, каламбуры — всё это в исполнении актёра вызывает именно те эмоции, которые должно вызывать. Также понравилось, как показали смерти. Неестественная кровь и ещё более неестественные части тела — как раз по Виану — «несчастия ходят где-то рядом, но пока они нас не коснулись, они нас не касаются».

    Хотелось увидеть розы, выросшие из дула, чуть большего внимания к церковникам и оригинальную концовку, но в целом Мишель Гондри справился с невероятно тяжёлой задачей — экранизацией этого очаровательного безумного печального романа. Получила искреннее удовольствие от просмотра!

    8 из 10

    14 августа 2013 | 17:04

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>