всё о любом фильме:

Пена дней

L'écume des jours
год
страна
слоган-
режиссерМишель Гондри
сценарийМишель Гондри, Люк Босси, Борис Виан
продюсерЛюк Босси, Ксавье Кастано, Серж Хаят, ...
операторКристоф Бокарн
композиторЭтьен Шарри
художникСтефани Розенбаум, Пьер Ренсон, Флоранс Фонтен
монтажМари-Шарлотт Моро
жанр фэнтези, мелодрама, драма, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Франция  861.6 тыс.,    Россия  88.6 тыс.,    Бразилия  27.5 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
релиз на Blu-Ray
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
время125 мин. / 02:05
История любви, разворачивающаяся в фантастическом мире, где влюбленные летают на свидания в розовых тучках и танцуют на потолке, где в коридоре обычной квартиры живет солнце, а мыши-домоправители ведут беседы с кошками, где цветы прорастают внутри людей, и тепло человеческого сердца способно уничтожить самое опасное оружие.
Рейтинг фильма
IMDb: 6.50 (11 759)
ожидание: 85% (3209)
Рейтинг кинокритиков
в мире
62%
61 + 37 = 98
6.0
в России
64%
14 + 8 = 22
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • На английский язык фильм перевели как Mood Indigo ("Настроение цвета индиго»).
    • Режиссер Мишель Гондри сыграл в фильме небольшую роль доктора.
    • Фильм Мишеля Гондри — экранизация одноименного романа французского писателя Бориса Виана.
    • В фильме, как и в романе, появляется второстепенный сатирический персонаж Жан-Соль Партр, пародирующий философа и писателя Жана-Поля Сартра. Персонаж назван именем, созвучным с именем прототипа. К слову, Сартр высоко отзывался о творчестве Виана, в частности, о его рассказах.
    • еще 1 факт
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 1570 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Еще ни одна книга не вызывала у меня столь ярого желания лицезреть ее экранизацию. Но видимо, такое чувство возникло только у меня, раз за полвека книга французского писателя-авангардиста удостоилась быть переведенной на язык кино лишь трижды. В 2013 году последнюю попытку совершил соотечественник Бориса Виана Мишель Годри. Представить кого-то другого, кто смог бы занять эту роль, достаточно затруднительно. Ибо лишь такой необычный в своем восприятии, несменный партнер Бьорк, Годри смог бы передать атмосферу такой же необыкновенной в обыденном книги «Пена дней».

    История до жути проста и не заковыриста. Молодой парень Колин (Ромен Дюрис) влюбляется в девушку-мечты Хлою (Одри Тоту), они куражатся со своими друзьями (Омар Си, Гад Эльмалех и другие) дни напролет, пока Хлою не одолевает болезнь в виде нимфеи, водяной лилии, что проростает у нее в груди. Именно такой образной деталью автор передал синдромы и признаки туберкулеза. Так постепенно комедия перетекает в трагедию, хотя и не особо вызывает сочувствие к судьбе главных героев. Наверняка это связанно с тем, что 20-летнюю молодежь изображают 40-летний ловелас и вечная «АмелиПулен». Но необычным этот рассказ делают отнюдь не сюжетные повороты и изгибы, а стилистика подачи метафоричного мира, в котором обитают персонажи. Колин по пробуждению первым делом приводит себя в порядок, подстригая веки. А что? Ну, веки подстригает человек. В мире «Пены» это нормально.

    Сравнивать два произведения, то бишь авторства Виана и Годри, не стоит, так как режиссер постарался сохранить максимальную точность деталей, хотя местами и отсебятину вклеивал, но ко времени и месту. А вот если учесть две предыдущие экранизации, то тут уже стоит обратить внимание на большую разницу между ними. В 1968 году французкая «Пена» Шарля Бельмона вышла лишенной всяческих излишков того сюрреалистического мира, о котором рассказывал Борис Виан. А в 2001 от первоисточника осталась лишь сквозная тематическая линия, так как японский автор Го Ридзю решил привнести в свою уже «Хлою» элементы этнической культуры.

    Так что пока что на фоне своих предшественников Годри выигрывает с большим отрывом в очках за то, что применил в творчестве пусть и гиперболизированные искусственные спецефекты, но именно они дали картине ту необходимую сочность, что так важна при восприятии чего-то иного. Просматривая фильм, возникает ощущение того, что ты герой Хантера С. Томпсона: вот ты едешь в красном кабриолете, запиваешь пару таблеток экстази эфиром и мир начинает тебя удивлять на каждом шагу. А в багажнике еще целый чемодан эдакого «добра».

    Но вот если с атмосферой и выдержкой стиля все сложилось как нельзя удачно, то со смыслом — худо-бедно. Суть истории затерялась за всеми бутафорскими декорациями: за длинными ногами танцующих «скосиглаз», за полетами на облаках, за пианококтейлем и полицейскими в кожаных комбинезонах. Первый час кино захватывает, уводит за собой в эту ирреальность, и ты с раскрытым ртом, как малый ребенок, все силишься что-то потрогать. Но оно (это «что-то») становится дальше и дальше от тебя, уже и не дотянутся. Смысл ускользает и теряется. К сожалению, чтобы создалась какая-то более-менее целостная картинка смотреть этот фильм без предварительного прочтения первоисточника не стоит.

    И так же, как яркие краски в начале ленты теряют свою насыщенность к концу, тухнут и протухают характеры киногероев. Декоративные постановки полностью затмевают любые попытки актеров вытащить своего персонажа на поверхность этой бурлящей и пенистой гротескной жижи. И Годри знал, что так случится. Именно поэтому он пригласил в состав звезд первой величины во Франции, которые смогли бы и без лишних представлений выехать благодаря лишь своей ранее наработанной репутации.

    Возможно для тех, кто еще не в курсе творчества этих двух авторов, Мишеля Годри в частности (не берем в расчет его фиаско с «Зеленым шершнем»), данная кинокартина покажется слишком претенциозной и авангардной. Все потому, что в и без того не имеющую четких границ историю режиссер внес избыток арт-хаусности. Но если хочется забыть свои тяжкие реалии и побывать хоть ненадолго в футуристической плоскости, то «велкам, плиз».

    6 из 10

    29 октября 2015 | 14:08

    «Пена дней», пожалуй, одна из тех книг, которые сложно представить экранизированными. Дело здесь не в сюжете, который, казалось бы, очень прост: беспечный юноша влюбляется в беспечную девушку, они женятся, она заболевает, он тратит все деньги на ее лечение, и на этом их радужное счастье лопается, как мыльный пузырь. Все дело в языке, которым написан роман, в абсурдной фантасмагоричности самого книжного мира, где ружья растут из желудей, согретых теплом человеческого тела, а на облаке можно прокатиться так же легко, как на машине. Однако если вы смотрели хотя бы один фильм француза Мишеля Гондри, то наверняка, знаете, — с фантазиями этот режиссер на «ты». Его фильмы это почти всегда вызов вашему воображению; они необычны, как причудливые детские сновидения и, как эти же сновидения, порой загадочно непонятны. И в этот раз Гондри не отступил от своих традиций. Он привнес и в без того нетривиальный мир «Пены дней» свой уютно-безбашенный шарм, который ни с чем не спутаешь. Заполненная удивительными вещами квартира главного героя Колена, до боли напоминающая захламленную поделками спальню Стефана из «Науки сна», пестрые костюмы героев, легкий джаз на фоне, и современный Париж, проступающий своим серым асфальтом из этих красочной пены, в которой барахтаются персонажи. Удивительно, но даже те вещи, которые при прочтении вызывают лишь один «что это такое?» (например, танец скосиглаз. А вы как себе его представляли?), Гондри умудрился передать легко и непринужденно. Так же легко и непринужденно держатся в этом странном мире актеры: чуть-чуть постаревшая и, удивительно, от этого только похорошевшая, Одри Тоту, все такой же импозантный и эмоциональный Ромен Дюри, харизматичный Гад Эльмалех, сыгравший трогательно-беспомощного и одновременно отталкивающего своим неумеренным фанатизмом Шика, и другие. Любители той же «Науки сна» наверняка узнают в поваре Гуффе и мышке, живущей дома у Колена, Алена Шаба и Сашу Бурдо, а тем, кто знает, как выглядит сам Мишель Гондри, будет интересно увидеть и его появление на экране. Вообще, хотя историю Хлои и Колена едва ли можно назвать веселой и счастливой, финал фильма не производит тягостного впечатления, в отличие от книжного. Когда яркие цвета постепенно сменяются темными, а затем и черно-белыми, просто возникает ощущение, что замысловатый и радостный сон постепенно сменяется унылым и печальным сновидением, но даже не кошмаром. Ощущение того, что сюжет развивается в каком-то параллельном, нереальном мире, не покидает до самого конца, и в этом безусловный знак цельности всего фильма. Захотите ли вы вернуться на землю или предпочтете остаться в сборном мире фантазий Бориса Виана и Мишеля Гондри, решать вам. Но заглянуть туда, любопытства ради, определенно стоит.

    30 июля 2013 | 00:07

    Данная картина направила меня на неожиданные размышления. О вечном, и конечном тоже. Почему неожиданные? Да всё из-за аннотации. Обманула дурака, опять. Да и книгу дурак не читал… В первой половине фильма я довольно улыбаясь, думала: «Отличное завершение моего дня!». После же окончания я со стеклянными глазами выходила из кинотеатра, размышляя о смерти. Ну это так, моя днерожденьевская меланхолия. А теперь непосредственно о самом фильме.

    Подача данной картины — это художественный беспорядок, творческий штурм, эдакая нелепица. В общем артхаус, по моему мнению. Соответственно, такая категория не всем придётся по нраву (со мной в зале находилось всего несколько парочек, половина отсеялась минут через 40 после начала). Далее, о сюжете и идее — тлен и разложение жизни, и чуточку счастья в ней. Грустно, смешно, и ещё… грустно. Визуальная сторона — шикарно! Музыкальное сопровождение — шикарно! Актёры — шикарно! Ну это если вкратце.

    А вообще, чем больше я думаю о «Пене дней», тем зеленее становится моя рецензия. Сначала, на эмоциях и ощущениях было как-то нейтрально, слишком непонятно, странно, грустно. Но начиная анализировать, вспоминать, понимаешь, какой замечательный фигуральный образ нам представили. Сколько красочных аллюзий и метафор в этом маленьком картонно-пластиково-фольговом мире уместили. Буквально каждый кадр пышет едкими, сатиричными эпитетами. И это по-настоящему здорово! Я даже рада, что именно так закончился этот день!

    5 июля 2013 | 01:05

    Виановский роман — волшебная сюрреалистическая сказка, трогательная и одновременно печальная история любви Колена и Хлои. Книга, в которой уязвленный Виан не унимается в глумлении над Жан-Полем Сартром, бестыдным похитителем чужих жён. Отвергая мир взрослых, автор пытается подменить реальность утрированной несерьезностью, фарсом и каррикатурой на действительность. Где еще можно прочитать про нестандартные методы рыбалки из водопроводного крана, ассистента повара, сидящего, то в холодильнике, то в телевизоре и подивиться пианкоктейлю, который вскоре придется продать? Книга полна очарования, смен эмоций, боли и неизбежности трагедии. В то же время это блестящая пародия на жизнь, которой всё меньше и меньше к концу произведения. После неё нужен отпуск. Подумать.

    - Николя, да ты постарел!
    - Нет, мне те же 32.
    - А ну, покажи паспорт!

    Годард, к сожалению, досконально изучив творчество Виана, понял (подал) роман несколько иначе. Скорее как причудливую комедию замысловатых вещей. Нужно было всего лишь смешать серьезное с противоположным и подать это одним блюдом. Стоит однако отдать должное режиссеру за моментальное погружение в иллюзорный виановский мир. Делает он это играюче и даже по-хозяйски. В его ленте появились почти все абсурдные моменты книги. Даже местами удается перещеголять первоисточник, что не идет на пользу всему киноповествованию, которое по идее должно делиться на «до болезни» и «во время болезни». Оттого и получается, что когда герои входят в драматическую фазу, режиссер попрежнему смеется, играясь с «живыми» ботинками и представляя Николя на фоне прозрачного автомобиля.

    Получился эдакий мелодраматический фельетон, который больше веселит, нежели вводит в состояние грусти, без которого данная история теряет всё свое обаяние. Конечно, визуализировать тонну абсурда, не гоняясь за спецэффектами (по-другому нельзя, не поймут) удалось на славу, но в погоне за картинкой очень просто незаметить суть, которая занавешена плотным покрывалом комедийного шарма. Режиссеру удалось передать атмосферу надвигающегося горя посредством не только сужения пространства жилища героев (в конце даже усатый мышонок еле-еле уносит, ноги или лапки), но и своих собственный нововведений: замедление темпа событий и краски, тускнеющие от раза к разу. Выглядит очень уместно, Виан бы одобрил! Работа Годарда — этот тот редкий случай когда сначала следует посмотреть фильм, а только потом прочитать (перечитать) книгу. Главное не перепутать.

    Москва увидела картину первой в мире (Париж не в счет) в рамках 35 ММКФ, раньше, чем наши чешские друзья увидят её на Карловарском кинофестивале. И зрители смеялись именно там, где не смеялись читатели.

    30 июня 2013 | 21:29

    После долго ожидания фильма, я, наконец, его посмотрела!И не была разочарована — я в полном восторге!

    Не буду расписывать, что к чему в фильме, просто выражу свой восторг.

    Это безграничная фантазия человека. Ею можно только восхищаться. Идея — потрясающая. Столько смысла. Не читала книгу, но уверена, что фильм ей не уступает. Очень звездный состав фильма, столько известных актеров, которые сыграли на высшем уровне.

    Когда я начала смотреть, то подумала, что сценарист фильма Сальвадор Дали. Это в его стиле. Фильм снят точно в такой же манере. Даже мышь-домоуправитель очень сильно похожа на него.

    Рекомендую фильм, но он для всякого круга людей

    Ах, да, если вам понравился этот фильм, то обязательно посмотрите «Андалузский пес» 1929 г.

    27 сентября 2013 | 20:51

    Раунд 0: Безвременное

    Борис Виан и Мишель Гондри наверняка подружились бы, живи они в одно поколение друг с другом, ведь объединял их не только родной язык. Два визионера, работающие в разных видах искусства, сделали действительно многое для того, чтобы изменить мир. Создавая для людей просвещённых, они неоднократно укрепляли веру в высокое, заставляли поверить в чудо, но и спустить с небес на грешную землю — тоже их кредо. Абсолютно неудивительно, что именно книга «Пена дней», в которой писатель превзошёл самого себя по качеству исполненных образов в то ли выдуманном, то ли чрезвычайно завуалированном реальном мире, заинтересовала нашего современника больше всего. Выступив и сценаристом, и режиссёром, и (!) актёром, Мишель выдал на-гора магический и в чём-то сумасшедший фильм, в котором слилось не только метафорическое и сущее, но и масса поколений, от сороковых до тех, в которых мировые повара начнут жить в потайной комнате за стенкой холодильника с целью дать хозяину совет по приготовлению угрей, выловленных из водопроводного крана.

    Раунд 1: Бесформенное

    Роман Виана прежде всего был направлен на то, чтобы, как принято говорить нынче, затроллить различные слои общества: философов, которых олицетворяет Жан-Соль Партр, докторов в лице безымянного профессора д’Эрьмо, различных представителей рабочего класса с их повышенным вниманием к статистике и прочих людей с завышенным чувством собственной важности. Но Гондри тяжко в столь узких рамках, и он старается уделить внимание всем темам книги, прежде всего — любовной линии (привет Джиму и Кейт!). Мало кто станет спорить с тем, что форма здесь затмевает содержание, как и во многих других работах Гондри, но это шаг осознанный и само собой разумеющийся. Когда тузов в рукаве становится слишком много, они перестают казаться неожиданными, каким бы искусным не был шулер. Вот и режиссёр, поняв, какой материал перед ним, даже не пытается наделить первую треть повествования смысловой нагрузкой. Работает это великолепно — снятый в духе восьмидесятых годов фильм и смешит, и пугает, и шокирует с каждым новой фигурой в кадре. Отрезание ресниц и вполне себе одушевлённый дверной звонок на фоне сущей околесицы и мягкого джаза — слабонервные проходят мимо. И оператор пляшет под дудку главного творца, снимая чёрт те что чёрт знает как — ловкий ход. Если у Виана были свои уловки, то у Гондри — свои. Испытавший гамму эмоций зритель быстро ловит суть происходящего и меняется прямо на глазах, вопрошая ещё большее.

    Раунд 2: Бессодержательное

    А это «большее», меж тем, разворачивается уже в другой плоскости. Несмотря на то, что кадр по-прежнему насыщают окровавленные катки, голубиные головы и всякого рода сердцедёры, с каждой минутой фильма всё шире разворачивается история. Выступая сначала на поле уже привычной мелодрамы, яркой и лучезарной, режиссёр наделяет героев всё новыми и новыми качествами, уводя сюжет в жанр бытовой драмы. Даже для тех, кто не захочет разбираться в бесконечных метафорах французских сеньоров, фильм обещает стать захватывающим, ведь здесь каждый персонаж — кладезь. Если женщины здесь одиозны в малом, то мужчины — ну совсем дураки. Возьмём Колена и его фразу: «Я не хочу работать, ведь работа превращает человека в машину!» — юноша, о чём вы? В мире, который и без того многим вызывает антипатию, Колен и его лучший друг Шик выстроили свои мирки, омерзение которых уже запредельно. Но если для второго счастьем было собрать все сочинения Партра (чего он, кстати, в итоге добился), то первый, кажется, сам не понял, чего хочет от этой жизни. Определить, в какой момент времени Колен более всего несчастен: в начале, когда ещё ничего не понимает, или в конце, когда осознаёт всё — вот вам бонусная задачка. Розовые очки, как оказалось, тоже надо уметь носить — если быстро снимаешь, есть шанс пораниться.

    Раунд 3: Безморальное

    Самое же интересное в том, что мозг после просмотра стремится разгадывать загадки больше, чем раскладывать по крупицам сюжет. Могло ли быть иначе? Едва ли. И в тот момент, когда подходишь к главному синефильскому вопросу, стоит остановиться, выдохнуть и просто сказать себе — ну магия же, в чистом виде. Пускай троллят, пускай играют на нервах, пускай выходят за рамки разумного — всё не зря. Всё во благо. Фильм такой, каким бы его хотел видеть автор романа — сумасбродный, мультижанровый, вневременной и в чём-то антиморальный. Даже допущенные огрехи кажутся здесь специальными. Те, кто выключил на десятой минуте — вас можно понять. А любителям всякого рода ухищрений и людям, которые не желают быть заложниками мирского — мой пламенный привет! Только младенцев не режьте, прошу. Даже искусственных.

    Счёт 0:4, объявляется чайная пауза…

    8 октября 2015 | 18:48

    Вероятно, стоит начать с того, что я не являюсь почитателем творчества Мишеля Гондри и, например, очень скептически отношусь к его самой известной работе «Вечное сияние чистого разума». Как бы там ни было, фильм «Пена дней» с первых же минут очаровал меня. Мне не довелось читать книги Бориса Виана, и, возможно, именно по этой причине, имея возможность воспринимать действие на экране будучи свободным от голоса автора истории и от того мнения, которое у меня могло бы сформироваться после прочтения книги, иначе полюби я «Пену дней» Виана, то мне вряд ли удалось бы удержаться от разгромной критики экранизации Гондри. Однако обстоятельства сложились так, что я свободен в своей оценке, чему несказанно рад, ибо мне редко удаётся насладиться впечатлениями от просмотра современного кино.

    Приятно удивила находчивость режиссёра, порой, уж слишком ловко ему удавалось воплощать невоплотимое. Интуитивно я понимал в каких моментах на экране буквально, с позволения, оживали сложные для реализации в кино метафоры Виана. Удивление — вот, пожалуй, что я зачастую испытывал. Абсурд в кино мною воспринимается достаточно легко, чтобы на нём не заострять много внимания при оценке, чего я не могу сказать о всевозможных художественных приёмах, навыком применения которых Гондри, безусловно, владеет достойно. Я пару раз во время просмотра вспоминал старого доброго Терри Гиллиама, мастерски способного завлечь зрителя своим творческим умом, изощрённость воображения которого, кажется, не знает равных по части художественной реализации, имея в кармане дырку от бублика. Собственно, на мой взгляд, Гондри великолепно справился по части создания уникальной атмосферы, сочащейся интересными решениями, череда которых, словно по ступенькам, приведёт любопытного зрителя в незабываемый мир фантастических образов и красок.

    Отдельно хочу выделить музыкально сопровождение, придающее фильму насыщенности происходящей игре со здравым смыслом.

    7 сентября 2013 | 06:49

    Невероятный и удивительный фильм, с прекрасными актёрами. В нём нет пошлых шуток, но есть воздушный и милый юмор, дополняющийся тёплой, светлой улыбкой Одри Тоту. Какой-то очень искренний, есть в нём искренняя любовь, искренние герои и искреннее отчаянье.

    Однако, это не просто милая сентиментальная история, фильм вовсе не детский, как могло показаться в начале, при виде абсурдной кулинарии, мыши, пускающей мыльные пузыри и непослушных рычащих ботинок, вскоре после свадьбы главная героиня тяжело заболевает, так непредвиденная случайность, в виде семя водной лилии, может ломать жизни, она становится отправной точкой, после которой всё начинает идти вниз по наклонной. Сказка заканчивается, краски тускнеют, вот уже героев трогают вовсе не сказочные поиски денег, хороших врачей, друзья так же терпят потери, душевные, фанатичные увлечения убивают любовь, на фоне всех этих событий мелькает постепенно увядающий дом, очень сильная и ужасающая деталь, не заметная закрученным своими заботами героям…

    Не по себе было от ёрзающих металлических таблеток, выращивания оружия и хладнокровных жестоких сцен, когда например на катке сталкивается толпа людей и образует кучу, которую потом сгребает экскаватор, и несчастный случай на заводе, понизивший производительность на о,7%…

    Хотя и уходила с «Пены дней» в меланхоличном печальном настроении, но фильм понравился, потому что первая половина снята не менее позитивно и приятно, чем грустно и реалистично снята вторая, а причудливая подача, нетипичность выбора оформления, делают его многим ценнее, он как бабушкин вязанный свитер.

    17 июля 2013 | 23:57

    В своем известном афоризме Фридрих Ницше заявил миру, что «Бог умер». Современный кризис буржуазных европейских ценностей, который демонстрирует бренность нашего бытия перед лицом тотального, раскрывается Мишелем Гондри сквозь призму созданного романом Бориса Виана фантастического мира картинных декораций, имитирующих современную «жизнь». Роман Бориса Виана является ментальным продолжением абсурдистских и экзистенциальных поисков Жана-Поля Сартра (не зря в картине доминирующее упоминание принадлежит Жан-Соль Партру), Мартина Хайдеггера, Эриха Фромма и других, и ставит кроме упомянутого выше кризиса и ярких примет исторического периода, который вечен (продолжающийся упадок за Освальдом Шпенглером), вопрос о месте человека в рамках этого глобального существования, о самой сути человеческого существования от рассвета до заката и о качестве такого существования.

    Послание, что второй раз, после 1968 года, теперь уже доносится Мишелем Гондри, не только впитывает особенности его собственного художественного характера и стиля (вспомнить «Вечное сияние чистого разума» и «Науку сна»), но и является ярким отражением тех доминирующих тенденций, вынесших ряд важнейших смертных приговоров таким ценностям как любовь, дружба, семья, счастье, свобода, сама жизнь, верность. Но суть как раз состоит в том, что эти смертные приговоры вынесены, во-первых, в очень особые способы и, во-вторых, вынесенные не только абстрактным формулировкам «универсальных» ценностей.

    Буржуазная атмосфера фильма выступает как сатирическое отображение существования, место которого должна бы занимать жизнь. Здесь мы видим и безработного Колена, что благодаря своему богатству может себе позволить удовлетворения любых желаний, при том эксплуатируя Николя и Мишона. Роскошные столы, музыкальные алкогольные коктейли и попсовая песня «Я всегда буду тебя любить», празднование дня рождения собаки Де Понтазан, гламурная манера «жизни» сочетается с непрофессионализмом рабочего персонала, врачей, директоров предприятия, денежная зависимость всего вокруг, включая любые «универсальные» ценности, и в конце концов каток, что символизирует общество, которое убивает людей, гонящихся за «наградами» в конкурентной общественной среде. К этому всему прилагается яркая коммерциализация церкви как института, что за свой девиз гласит: «Вообще-то мне грустно слышать, что кто-то беден. Вам бы обратиться к Богу, но за такие деньги его лучше не беспокоить ». Приговор Ницше находит свою реализацию в нашей жизни, как внутренняя смерть каждого из нас. Общество, где доминантами становятся черные стороны общественной и индивидуальной реальности, где убийство или предательство становятся повседневностью бытия.

    В фильме мы становимся свидетелями взаимодействия продуктов буржуазной действительности, стремящихся прикоснуться к основным буржуазным ценностям. Колен, наблюдая за устроенностью личной жизни окружающих, чувствуя глубокое чувство одиночества, решает для себя на основе модели малых детей «я хочу, я хочу», что у него есть потребность влюбиться. Реализуя эту идею, он фактически осуществляет выстрел пальцем в небо, выбирая объект заранее запрограммированного пути влюбления. Первичная слепота, страх упустить свой шанс, страх совершить глупость, противодействие инстинкту смерти трансформируют его личность и его собственный мир в новое явление, продиктованное буржуазной реальностью. Он в отчаянии, а счастье при этом нет, но ему хорошо от того, что он чего-то так сильно хочет, поэтому устройство собственного иллюзорного счастья для него становится псевдорождение чувства в короткий срок. Именно поэтому основным способом его существования становится придумывание, а полет в облачно-пенном стиле яркой иллюстрацией катастрофы, что надвигается. Вопрос как эта катастрофа будет выглядеть.

    Принятие спонтанных решений может продолжать свое существование не только индивидуально, но и билатерально. Такая двусторонность, подкрепленная предварительной сюжетной линией приводит к важному решению, которое принято в подземном парке дилеммы свободы. Птички в клетках является ярким фоновым усилением решение, основой которого является дилеммы еще с фильма 1961 года Блейка Эдвардса «Завтрак у Тиффани» с Одри Хепберн в главной роли.

    Как ни старается галстук главного героя, который символизирует сомнения, взаимодействие внутренних факторов и внешних воздействий дают нам стандартную «бело-черную» процедуру с демонстративной «открытой» машиной, которая направлена на всеобщее одобрение со стороны.

    Символическая появление первой волны воды в фильме символизирует первую коренную смену состояний главных героев из свободного плавания, экзистенциального одиночества, свободы в новое противоположное состояние. Выборочный характер падения дождя символизирует будущие неожиданные обязанности, падающие на голову мужчины, но пока все есть песней, все есть полетом, все еще в радость, все еще новое и загадочное. Когда ненавистная музыка пошла в комплекте с радостью радуги, а вместо мнимых природных ландшафтов появились пейзажи буржуазной промышленности, в очередной раз надо было понять, что в жизни ничего нет белого, что не сопровождалось бы черным. Вопрос лишь во времени.

    Картина коррелирует с «Жить» Акиры Куросавы. Странный мотив легкого становится ключевым событием, что «перехватывает дыхание». Окна пропускают все меньше света, тени все больше и больше заполняют пространство, что со временем становится все меньше, мир становится меньше, все стареют, все умирают. Свою историю не перепишешь, люди идут и годы идут. Меняются вещи, но не люди, но люди — это тоже вещи.

    Продукт буржуазной действительности становится объектом эксплуатации человеческого тепла ради создания инструментов для контроля людей и насилие над ними. Иллюзии о мечтах и улучшения сочетаются с необратимым загниванием, с ложью о том, что все будет хорошо, с мнимой страстью, с размышлениями о прошлом, об альтернативах. Вместо всего этого теперь существует долговая повинность, лишающая свободы, лишающая жизни. Вместо свободного и жизнерадостного человека теперь возникает «кислая рожа, что не может бороться, что сама не верит, чувствует жалость к собственному положения, что даже ребенок повесится». Буржуазный вопрос финансов разрушает и дружбу, что перед тем могла спокойно существовать, даже с очевидной одержимостью Жан-Соль Партром. Творчество «тошноты» и «ревматизма» Жан-Соль Партра в этом смысле символизирует то, что сущность нравственного ориентира Жан-Поль Сартра не играет никакой роли, потому что она нивелирована даже одержимостью его ценителя.

    Упадок становится реальностью, а появление второй волны воды символизирует новую смену состояния главного героя. Стоит ли такая «жизнь» того, чтобы ее прожить? М. Гондри и Б. Виан в своей фантастическом рассказе переходят от Ф. Ницше и Ф. М. Достоевского в контексте построения чаши весов без вынесения окончательного вердикта к Л. Н. Толстому, у которого имеет место смертный приговор. Но здесь имеет место не вынесения смертного приговора автором действительности, а буржуазная действительность выносит свой смертный приговор идеи сверхчеловека (по Ф. Ницше), а также идеи экзистенции (свобода быть собой вопреки внешним обстоятельствам), ответственности, свободы сознания (по Дж. Кришнамурти), индивидуальности, потому что вместо них появляются зависимости и бегства от свободы (по Э. Фромму) и культ массовости (по Ортега-и-Гассету), который реализуется в погоне за вымышленными универсальными ценностями, что является инструментами лишения свободы. Буржуазная действительность отвечает авторам своим собственным смертным приговором в виде афоризма, что в современном мире означает, к сожалению, что «Жан-Поль Сартр умер».

    9 из 10

    24 августа 2013 | 22:30

    Если быть честной, то от фильма такого кошмара не ожидала. Честно.

    Признаюсь, что книгу не читала, и после просмотре фильма не захотелось даже узнавать о ней что-либо еще.

    Начало показалось мне многообещающим, не спорю. Ведь такие актеры потрясающие, не испортившие ни одного фильма! Это было весьма забавно, когда показывали странные танцы, образ жизни и т. д. Когда фильм начался, то я подумала: «Как это необычно! Как по-разному можно видеть какие-либо вещи окружающего нас мира!» Но в середине фильма появилось одно большое НО! Что за бессмыслица происходила на экране!? Какие-то гонки за право жениться, странный диагноз, непонятный юмор, довольно нелепые фразы. Что ж, я подумала, что так может и надо, чтобы создать впечатление особое от фильма. Вся надежда была на конец, что его сделают разъяснением. Но опять меня ждали дикое разочарование. Когда это чтение книг становилось непростительной зависимостью? И почему история любви Хлои и Колена так заброшена? Да, я считаю, что она заброшена! Это, извините меня, идиотизм, превращать эти отношения, это чувства, в балаган! концовка окончательно показала мне, что фильм для меня худший. Честно.

    Я пыталась проводить аналогии с другими фильмами, классикой какой-либо, но каждый раз появлялось какое-нибудь НО. И все.

    Когда я вышла из кинотеатра, то ощущение было, что на мне эта паутина с окон дома Колена. Честно.

    11 июля 2013 | 21:21

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>