всё о любом фильме:

На цепи

Chained
год
страна
слоган-
режиссерДженнифер Чэмберс Линч
сценарийДэмиэн О’Доннелл, Дженнифер Чэмберс Линч
продюсерРонда Бэйкер, Дэвид Бьюлоу, Ли Нельсон, ...
операторШэйн Дэйли
композиторКлимакс Голден Твинс
художникСара МакКадден, Бренда Шендер
монтажДэрил К. Дэвис, Крис А. Петерсон
жанр ужасы, триллер, ... слова
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время94 мин. / 01:34
Восьмилетний паренек Тим и его мать подсаживаются в такси к Бобу — невменяемому водителю, как раз подыскивающего себе новую жертву. После убийства женщины Тим становится марионеткой в руках психа, вынуждающего его хоронить тела. Хватит ли подростку мужества разорвать ужасную связь судьбы, все крепче стягивающую его с убийцей…
Рейтинг фильма
IMDb: 6.40 (11 993)
ожидание: 93% (153)

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Камео режиссера — Дженнифер Чэмберс Линч сыграла в фильме ведущую кулинарного шоу на ТВ.
    • В сцене, где Боб бросает камни в Рэбита, Винсент Д’Онофрио на самом деле кидал губки в форме камней в Ивэна Бёрда.
    • Дженнифер Чэмберс Линч и Винсент Д’Онофрио заявили, что они предпочли бы, чтобы название этого фильма было «Rabbit» (Кролик).
    • Первоначально фильм получил рейтинг NC-17 от MPAA за «несколько сцен откровенного насилия», но позже фильм был отредактирован для получения рейтинга R за «особо волнующие и садистские сцены насилия, включая кровавые убийства и изнасилования, а так же за грубые выражения и повышенную сексуальность».
    • еще 1 факт
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 177 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    В соответствии с ведущей постмодернисткой программой, направленной на расщепление атомов бытия, мы продолжаем оттачивать навыки в технологиях оправдания традиционного зла. Точнее, не оправдания, а толерантного всеприятия, в духе времени. Другое дело, что навыки эти совсем не утруждают себя поисками новых, или хотя бы иных «смыслов», привычные оппозиции не пересматриваются, да, они вольно трактуются, комбинируются и меняются местами, но размышления киснут в старом чане. Например, то, что ранее приписывалось только лишь «добру», симпатическим образом переносится на подвергающееся ревизии «зло», т. е. пересматривается не то, что переносится, а то, на что переносится. Поэтому, данная картина в своём основном посыле незамысловата — попытка изобразить возможность человеческих отношений между (условно) злом и травмированным добром, со всеми подсобными клише и набором маркетинговых ходов. Такие попытки имеют давнюю историю в кинематографе, и периодически эксплуатируются, стремясь подобрать специфический материал, дабы создать эффект новизны (особенно этим грешат дебюты, ничтоже сумняшеся в расчёте на рывок в мир большого кино).

    Рассмотрим эту ментальную дешевизну подробнее. Взгляд внутрь зла на каком-то этапе действительно был достижением, в своё время Иствуд создал интересный диптих на эту тему (Письма с Иводзимы), во второй створке которого попробовал завести зрителя в сокровенную обитель врага. Если в обычной диспозиции — враг/чужой/зло предельно схематизируется, искажается до карикатуры и простых означаемых, превращается в безликую абстракцию, в чёрное пятно, не имеющее ничего за собой кроме онтологии тьмы, то в ситуации Иводзимы этот взгляд подвергается деконструкции и за тьмой признаётся возможность быть не только тьмой, в пределе даже светом. Такова логика гуманистического взгляда, который, под влиянием исторических эмансипаций достигает всё большей трансцендентности. А эмансипации неразрывно связаны с логикой капитала, рыскающего в поисках незанятой ниши — отсюда и поструктурализм с его повышенным вниманием к деталям и нюансам, выпадающим из привычных структур, к тем, ранее не замеченным оттенкам, которые можно упаковать и продать первым.

    К сожалению, фильм не проявил достаточного нахальства и попользовал нюансы зла, бывшие в употреблении (способность зла к нахождению в себе эмпатии), но как относительно редкое экранное явление на фоне рабочих расстановок жанра о серийниках — заслуживает всё-таки отдельного внимания. Более того, если вынести некоторые сюжетные изб(ы)итки за скобки, и сосредоточиться не на том, что проговаривают, а на том, что проговаривается — можно узреть и некоторую необычность. Так что же в таком случае — проговаривается? Камерность, приглушенный свет, тягучая монотонность, длительное молчание, застывание главных фигур, практически отсутствующая музыка, переутомлённое передвижение Д’Онофрио, лишённый излишней эстетики забой женщин — все эти ингредиенты создали картину какого-то демиургического порядка вещей, память о начале устройства которого канула в лету, ибо это было так неисчислимо давно, что исполнители древней воли несут отягчённое бремя, не задумываясь о том, кто, или, что обрекло их на это.

    Просто так надо, кто-то должен выходить на охоту, искать, ловить, насиловать и потрошить. При этом Кролик — уместный в замысле «проговариваемого» (дальше П1) (с ним строятся эмпатические отношения), абсолютно «избыточная» фигура в шуме «проговаривающегося» (П2), оправданная только как технический момент, как глазок, камера или свидетель, с помощью которого зритель вводится в тайники скрывающегося зла. Вот и лаконичное — «на цепи» относится не к Кролику, а к жрецу Д`Онофрио, который сидит на «цепи долга», прикованный к строгому осуществлению не им установленного предназначения — отправлять обряд заклания в честь «счастья» мира, построенного на лжи. В поддержку момента долга, который в форме смутной памяти трансформируется в ущербное чувство принудительности, страдающий Онофрио выкрикивает — «они! они меня заставили!».

    Банальная тема возможности передачи жреческих функций Кролику ради интриги (П1) — совсем не уместна в системе забвения и избрания по знамению (П2): маньяк — не профессия, она не передаётся по наследству через её специфическую педагогику. Так что здесь властвует один человек, безраздельно и никто ему не поможет, не скрасит заведённый быт, состоящий из церемоний и ритуалов сакрального характера. Священная бюрократия, сводящаяся к каталогизации вещей избранных на жертвенный алтарь, Кролик, выполняющий подсобные функции архивариуса (что приемлемо для П1 и не нарушает логики технического свидетеля П2), хроника обрядов, записывающихся на скрытую камеру, просмотр ТВ, кресло, стол, пиво, сервировка, употребление пищи, машина-такси, дом в полях — храм, построенный далеко за границей города как места профании, и наконец центральное действо — изнасилование и убийство — всё это наполнено мистическим трепетом и космической необходимостью, словно капище в священных рощах, строго ориентированное по сторонам света. Здесь, кстати, придётся заметить — дочь Линча не свободна от некоторых приёмов отца, последний всегда изображает бытовые предметы так, что они размывают свои эмпирические границы и раскрываются бездной физической тьмы. Но если Дэвид достигает этого с помощью длительности кадра, перемены фокуса, зумирования и углубляющего нойза, то нетерпеливая Дженнифер (предметы, планы сменяются быстро) берёт тишиной, замкнутостью, и повторением, не считая жутковатого натурализма.

    Отдельно стоит отметить медицинскую библиотеку — памятник желанию стать медиком в прошлом (П1), но скорее — инструкции для жертвоприношений (П2), которые помогают с точностью наносить ножевые удары в смертельное место, что и было не раз продемонстрировано.

    В итоге, понятно, что мы имеем весьма рядовое — хотя и претенциозное — зрелище в плане П1, но, что в таком случае — имеем в плане П2? Не смотря на будоражащие воображение архетипические пласты, второй план указывает на известную апорию, где порядок вещей представляется раз и навсегда установленным, единственно возможным, будто так и должно быть, должны быть серийные убийцы, жертвы и страдания, смычка современного мировоззрения и архаического в акте непрактичного убийства — укрепляет убеждение в имманентности такого порядка. Не важно, боги ли так положили, законы природы или механизмы рынка — само положение принимается априори, не ставится под сомнение, и, руководствуясь этим, авторы готовы пойти на примирение, на понимание мотивов зла, и даже больше — согласны принять зло таким какого оно якобы есть, дать ему этическое право на существование. И зритель внемлет, задаётся вопросами права маньяка на гуманное снисхождение и понимание внутри главных вопросов (должно ли так быть? Есть ли выбор? Можно ли изменить сам порядок вещей?), которые он не видит.

    Очевидно, фильм продолжает и усугубляет проблему, потому как в очередной раз отталкивается от изначально не верного вопроса. Подкрадываясь ко злу ближе, фактически вплотную, заигрывая с ним, создаёт компенсаторный эффект решения, но не идёт на революционный шаг даже в рамках манихейского бинарного фатума, и поступает с убийцей так как положено издревле.

    23 августа 2016 | 23:54

    Этот фильм выполнил свое основное предназначение — он меня напугал. По-настоящему. Притом, что фильмы про маньяков обычно у меня не вызывают страха. Скорее, тошнотворный инстинкт. Но тут режиссер постарался создать не только гнетущую атмосферу, свойственную подобным фильмам, но и показать всё происходящее в реалистичной и весьма обыденной манере — как будто эта история происходит здесь и сейчас. Ко всему прочему, фильм — шедеврально психологичен. Он изучает не только внутренний мир больного серийного убийцы, но и рассудочное поведение его главной жертвы — мальчика, которому он дал прозвище Кролик. Главный вопрос, который ставит перед нами это кино, можно ли сохранить здравый рассудок, проведя огромную часть жизни, весь период взросления, в кровавом аду?..

    Фильм начинается тоже буднично. Мама и мальчик идут в кино. Папа дает им денег, чтобы не ехали на общественном транспорте, в возвращались домой на такси. Веселые после фильма, они ловят первую попавшуюся машину с шашечками. Такси едет куда-то не туда. Мама начинает нервничать, сначала просто задавать вопросы, потом кричать. Ребенок тоже плачет от страха. Машина сворачивает на проселочную дорогу, потом направляется на одинокую ферму, заезжает в гараж, дверь гаража автоматически закрывается, отрезая их от внешнего мира. Так же буднично и спокойно толстый, здоровенный водитель начинает вынимать брыкающуюся и орущую женщину с заднего сиденья, затем тащит ее из гаража в дом. Мальчик замирает от страха. Следует истошный крик матери, которую явно убивают… Все последующие годы мальчику предстоит прожить на цепи, наблюдать, как действует убийца, как привозит все новые жертвы, насилует их, режет мясницким ножом и закапывает в подвале. Кролик станет питаться объедками с его стола, подклеивать в специальный альбом статьи об исчезновении женщин, помогать зарывать трупы. А убийца постепенно начнет видеть в нем «сына» и, конечно, единомышленника. Он захочет, чтобы мальчик тоже вышел «на охоту».

    Винсент д`Онофрио не в первый раз играет маньяка. Помнится, он исполнил аналогичную роль еще в картине «Клетка» 2000 года. Да и потом несколько раз возвращался к образу человека с мозгами набекрень. Но на этот раз он, пожалуй, наиболее убедителен. Он играет не человека, а демона в человеческом обличье, потому что мы видим его преимущественно глазами Кролика. Он неимоверно силен и зол. Кажется, справиться с ним невозможно — и ни один колюще-режущий предмет не поможет перепилить эту мощную шею, пробить этот огромный живот. Кролик вырос в атмосфере страха, и зритель с сожалением понимает, что он никогда не решится выступить против своего мучителя — наоборот, все указывает на то, что он и сам превратится в его подобие. Эта загадка — кем станет Кролик — в конце концов разрешится… Но концовка фильма, увы, шита белыми нитками. Такое ощущение, что режиссер сама не знала, чем закончить фильм — отсюда эта сюжетная беспомощность, которая все портит, разрушает целостность картины. Я как всегда обойдусь без спойлеров, чтобы не портить вам впечатление.

    Второй минус — несмотря на атмосферность, очень ощущается дешевизна фильм. Ему не хватает вспомогательных персонажей. В результате, фильм очень камерный, без размаха. К тому же, почти все действие происходит в замкнутом пространстве дома, что, как мне кажется, недостаток картины. Из него могла бы получится неплохая пьеса, наверное.

    Пару слов о режиссере. Дженнифер Чэмберс Линч — дочь Дэвида Линча. Поэтому логично, что критика пытается сравнивать ее работы с работами именитого отца. Мнения при этом полярные. Одни говорят, что Дженнифер отцу подражает, и подражает неудачно. Другие — что ничего общего с картинами Линча нет, и это плохо. У меня третье мнение, как обычно — Дженнифер Чэмберс Линч ничем своему отцу не подражает, ничего общего с картинами Линача в ее фильмах нет, и это большой плюс. Она — самобытный художник, и идет своей дорогой. Хотя, конечно, выбор тем наводит на мысли, что детство у нее было не совсем нормальным — учитывая некоторую сдвинутость папаши, которую он активно культивирует сам, шокируя публику подробностями своих увлечений в многочисленных интервью (например, фотографирование ампутированных конечностей, которые он находит крайне загадочными). С другой стороны, женщины снимают отличные военные драмы, которые получают «Оскар» (Кэтрин Бигелоу, «Цель номер один»). Почему бы женщинам не снимать картины о серийных маньяках?

    В общем, очень неплохой и очень психологически тонкий фильм о маньяке и его жертве. Посмотреть, я считаю, стоит.

    6 из 10

    3 марта 2014 | 16:50

    Династии — явление неистребимое, особенно у людей творческих или представителей так называемых свободных профессий. Режиссер фильма «На цепи» Дженнифер Чэмберс Линч, ее фамилия сама говорит за себя. Дженнифер — дочь режиссера Дэвида Линча, подарившего миру «Твин Пикс», «Дюну», «Малхолланд Драйв», огромное количество разнообразного кино, про которое принято говорить «Кино без границ». Собственно ожидать того, что его дочь начнет снимать кино «массового потребления» просто глупо. Похожая история у четы Кроненбергов: Брэндон, сын режиссера Дэвида Кроненберга, в 2012 году явил миру фильм «Антивирусный», который так же невозможно назвать типичным для кинематографа. Нельзя сказать, что фильмы похожи, они абсолютно разные, сходство лишь в нетипичности подхода и образа мысли их создателей.

    «На цепи» рассказывает о истории заточения, подчинения и, в конечном счете, о цикличности происходящего.

    Любое проявление неразумного, выходящего за рамки понимания, будоражащее общественно сознание, так или иначе, находит отражение в кино. Будь то массовые расстрелы школьниками/студентами одноклассников/однокурсников или теракты. В 2006 году основной темой стали Башни-близнецы, в 2011 году тема жестокости детей: «Что-то не так с Кевином» и «Хороший мальчик». Реальная история тридцатилетнего австрийца, державшего в заточении десятилетнюю девочку, находит отражение в фильме «На цепи».

    Молодая женщина с девятилетним сынишкой по настоянию супруга ловят такси, чтобы добраться до места назначения, ведь ехать в автобусе может быть опасно. В итоге мать и сын оказываются в заложниках у таксиста-психопата, основным смыслом жизни которого является охота на молодых женщин. Мужчина с явными психическими отклонениями после быстрой расправой над женщиной решает не убивать мальчугана, а посадить его на цепь, оставив себе в качестве раба. Тими вырос в заточении, прикованный цепью к стене, долгие годы, выполняя приказы «хозяина», парень просто не представляет иной жизни, он полностью сломлен и подчинен воле убийцы-насильника.

    Мрачное, жестокое повествование заставляет зрителя ужаснуться, невероятно цепляет концовка фильма. Стоит несколько раз подумать, прежде чем приступить к просмотру такого кино, оно точно не для всех. «На цепи» далеко не развлекательное кино, но определенно достойное внимания, а самое главное этот фильм необходимо досмотреть до конца.

    6,5 из 10

    6 сентября 2013 | 09:15

    Одинокий маньяк с приступами «печальных воспоминаний» подсаживает к себе в такси маму с девятилетним сыном. С мамой он в скором времени расправляется самым жестким образом, а сына сажает на цепь на долгие годы, приучая его к ремеслу убийцы.

    Дженнифер Чэмберс Линч (дочка знаменитого на весь мир сюрреалиста Дэвида Линча) явно не боится экспериментов, особенно когда они касаются человеческой психологии. Все, что только можно себе представить в страшном сне, она выставляет на экран. Только не подумайте о жестоком gore, в фильме он практически отсутствует. Главное место занимает переживания подростка, оказавшегося в руках маньяка. По идее этот фильм стоило запретить, но он обошелся «взрослым» рейтингом NC-17, таким образом, призывая зрителя сто раз подумать, прежде чем приступать к просмотру.

    Дженнифер пошла по прямо противоположному пути своего отца. Где стояла метафора и искажение смысла, дабы произвести должное впечатление своей нереальной развязкой, сейчас на главном месте — жестокая прямолинейность с преднамеренной закономерностью. Психологически тяжелое повествование разбавляется «чернухой» — периодическими убийствами «виновных» женщин (шлюх, если выражаться языком главного героя) и воспитанием еще не окрепшего ума.

    Сложно сказать, правильно ли поступила Дженнифер Линч, выпустив этот фильм на белый свет. В нем естественно отсутствуют какие-либо ценности (семья в фильме вообще понятие скользкое и извращенное), да и испугаться за весь фильм вряд ли получится. При всем своем психологическом натурализме, «На цепи» не цепляет ни одним доводом. Психологический «напряг» достигался и более доступными средствами в мире кино, а тематика, призывающая то ли к состраданию, то ли просто к пониманию, кажется абсолютно лишней в наше время.

    19 октября 2012 | 23:00

    Как и многих зацепило описание — я была свято уверена, что сие будет историей про то, как 8летний пацан уделает взрослого психопата и сбежит. Ан нет. Всё оказалось гораздо круче и интереснее. 20 минут история про 8летнего пацана и больше часа про вполне взрослого подростка, который живет у этого психопата на цепи (с флэшбеками и отсылками в прошлое).

    Что в фильме особенно круто и классно и понравилось — никакой графики. Мясо не показывают, то есть вообще. Насилие сведено к минимуму, по-моему даже ни разу не показано как Боб бьет пацана.

    Ещё жутко понравился кадр — вот камера плывет в сторону, перед теликом в кресле развалился Боб, перед ним на полу скрестив ноги сидит восьмилетний Тим, вот камера заплывает за ящик, выныривает снова, перед Бобом на полу в дико неудобной позе устроился подросток.

    Несколько плоховато с обоснуем, хотя, может быть, я просто ничего не понимаю в психологии жертвы.

    Финал внезапный, очень пугающе-болезненный, самый-самый финал… ужасно органичен. Весь фильм — ощущение безнадеги и уныния. Но всё-таки. Потрясающе крутой фильм. И идея которую я для себя лично увидела в финале — пугает своей реальностью.

    Собственно, мне так понравилось, что я пошла посмотреть, что ещё сняла режиссер (к слову, ужасно раздражает, что идет постоянное сравнение с отцом — камон, люди, это самостоятельный автор).

    9 из 10

    9 декабря 2012 | 19:24

    С первых минут просмотра, я все же надеялась на то, что фильм, все же будет достойным, но оказалось иначе, к глубочайшему моему сожалению.

    Задумка, сюжет, как всегда, однообразен. Маньяк похищает девушек, убивает их, вечно борясь со своими психологическими травмами, полученными еще в подростковом возрасте. Он ненавидит женщин, живет далеко от города, в своем темном, пустом мире, единственным просветом которого и является его деятельность — похищения и убийства. Однажды к нему в машину садятся двое: мама и ребенок. Первая была жестоко убита, как и все остальные женщины, а вот ее сына, маньяк, почему то, оставил в живых, посадил на цепь. Маленький мальчик вырастает, превращаясь в молодого мужчину, забитого, каждое свое движение делающего только по приказу «отца».

    Сюжет сыроват. Где вы видели маньяка, который обучает похищенного всяким наукам, анатомии, например? И почему этот маньяк ненавидит женщин, ведь в детском возрасте его гнобил, унижал, избивал, издевался над ним отец? В голове не укладывается, зачем нужно было избавляться от семьи таким жестоким способом? Нельзя было просто пойти и развестись? У Тимми было много шансов сбежать, но почему он этого не сделал? И куда, в этом маленьком подвале, помещается многочисленное количество тел беспричинно убитых женщин? Неужели нет ни одного человека, который бы был свидетелем того, что пропавшая садилась в такси? Единственным оправданием этому фальшивому, неумело созданному «произведению искусства» является то, что снял его несостоявшийся полностью режиссер, ни кто иной, как Дженифер Линч, дочурка Дэвида Линча. Своими работами, Дженифер доказывает, что «яблоня от яблони может очень далеко пасть!». Она совершенно не умеет переносить атмосферу триллера на экран, раскрывать характеры персонажей, не умеет включать в картину интересные моменты, захватывающие дух саундтреки.

    Единственным плюсом этой картины, я считаю, является то, что в кино нет откровенного «мяса». Крови, криков о помощи хватает, вопли женщин присутствуют везде, но в кадрах нет открытых, жестоких, прямолинейных убийств.

    Финал ввел меня в заблуждение. Он бредовый, он непредсказуемый, неожиданный, не в хорошем смысле этих слов. Да, идея для концовки истории молодого парня, воспитанного маньяком, отличная, но можно было обставить факт, суть того, в чем заключается фильм, чуть реалистичней, что ли. Да, от маньяка не может родиться другого ребенка, но весь фильм Томи, всем своим видом говорил, что он, все же, будет хорошим. Видимо, я ошибалась. И вообще, было ошибкой выпускать данное кино на широкий обзор.

    Сто раз подумайте, прежде чем посмотреть «На цепи», который меня, любителя ужасов, триллеров, но обязательно со смысловой нагрузкой, логическим объяснением каждого действия героев, не зацепил, к огромному сожалению.

    20 июля 2013 | 21:57

    Это странная правда жизни- но с её бешеным темпом и с развитием компьютерных технологий (в частности глобальной сети Интернет) и неуклонно растущим в ней числом роликов, пропагандирующих порно, педофилию и садомазохизм, в геометрической прогрессии растёт и количество людей, теряющих рассудок, не выдерживая этого стремительного темпа и начинающих воплощать увиденное в жизнь. Неудивительно, что все эти истории рано или поздно находят отражение и в современном кинематографе- число психологических триллеров о разного рода серийных убийцах также растёт с каждым годом. Яркий пример тому- творение канадских кинематографистов -«На цепи», в котором нашла отражение история о садисте, всколыхнувшая не только Австрию, в которой она собственно и произошла, но и весь мир… Прокатчики позиционируют это творение, как «ужасы», но я бы не согласился, охарактеризовав его, как «психологический триллер», хотя если применить ситуацию, в которой оказался главный герой, к себе, становится реально страшно…

    Девятилетний Тим и его мама после семейного похода в кинотеатр подсаживаются в такси, водитель которого оказывается жестоким маньяком- извращенцем, убивающим исключительно девушек. Мать безжалостно убита прямо на глазах Тима, а сам он, прикованный к здоровенной цепи становится рабом, игрушкой в руках жестокого взрослого… Он получает новое имя -Кролик, и в его ежедневные обязанности входит созерцание кровавых пиршеств хозяина, устранение их следов да коллекционирование газетных вырезок о его очередных жертвах. Так проходит много лет, пока хозяин не решает, что мальчику пришло время стать мужчиной, его alter ego, и не вкладывает в его руки нож. Хозяин при этом не понимает, что сам в любой момент может стать жертвой…

    Да, друзья, многие факты говорят не в пользу этого фильма- режиссёр, которая известна больше благодаря своему отцу, Дэвиду Линчу, создателю легендарного «Твин Пикса», не очень высокий бюджет картины, а вследствие этого и не особо звёздный актёрский состав, из которого я знаю лишь Винсента Д’Онофрио… И тем не менее, есть в фильме что-то, что не позволяет поставить ему отрицательную или нейтральную оценку- может быть хорошая актёрская игра, при чём не только Д’Онофрио, блестяще воплотившего само зло, но и молодого актёра, показавшего эволюцию от вполне благополучного мальчика до затравленного волчонка, может быть какие-то не совсем банальные сюжетные ходы, может быть классный саундтрек, а может быть главная идея фильма- задумайся, в какое чудовище может вырасти твой ребёнок после нанесения тобой очередной психической травмы… А может быть все эти факторы вкупе повлияли на моё решение поставить этому малобюджетному, нераскрученному триллеру, не дотягивающему по воздействию ни до одного из представителей классики жанра, положительную оценку.

    24 декабря 2013 | 08:42

    Если, прочитав синопсис, у зрителя может возникнуть интерес к этому фильму, то я искренне советую посмотреть на имя режиссера. Да, это та самая неутомимая Дженнифер Линч, дочь великого Дэвида, каждым своим новым творением подтверждающая поговорку о дистанцировании яблока от яблони, которой уже после ее дебюта, несуразной псевдоэротики «Елена в ящике» критики намекнули на уровень ее мастерства «Золотой малиной». После кошмарной «Женщины-змеи», за одну которую мадам уже можно звать женским аналогом Уве Болла, она снова решила вернуться к тому единственному, что она умеет, а именно — воровать идеи и стилистику у папы, что она наглядно продемонстрировала еще в скучном и невнятном «Наблюдении». Впрочем, ««умеет»» — это довольно сильно сказано, поскольку как режиссер и сценарист она крайне мало на что способна, особенно писать сценарии и грамотно тырить у папы его приемы. В отличие от отца, она не имеет ни малейших понятий о том, как выстраивать сюрреалистическую атмосферу, и также мисс Линч явно не знакома с тем, как работают приемы триллера и что такое внятное повествование. Все это можно увидеть в ее очередном детище, на которое незнамо как согласились такие не самые последние актеры, как жутко растолстевший Винсент Д`Онофрио и появляющаяся буквально на пару минут Джулия Ормонд.

    Все ее режиссерские находки сводятся к тому, что стандартные диалоги нужно произносить нестандартно, а в кадре должно быть побольше контрастных цветов, объектов на фоне горизонта и ламп, притом, что снимает она каждое свое детище с огромной претенциозностью, несмотря на то, что сценарий фильма не изобилует, мягко говоря, интересными деталями. Имея в своей основе любопытную идею, фильм представляет собой вязкое и нуднейшее зрелище, неплохо смотрится в котором лишь поднаторевший в ролях психов Д’Онофрио, все остальное — это скучное пережевывание диалогов маньяка с похищенным парнем и демонстрация его деяний. По поводу криво приделанного финала стоит сказать отдельно, ибо смотрится он ну просто вопиюще несуразно и, по большей части, даже бредово, несмотря на всю попытку авторов сделать его неожиданным и непредсказуемым. Этим фильмом мисс Линч меня окончательно убедила в своей невероятной претенциозности, фальши и полном неумении создавать цельное художественное произведение.

    4 из 10

    8 октября 2012 | 21:08

    Голливудский кинематограф был всегда заинтересован в разборе и анализе «тёмной» стороны человечества: от психологического портрета Ганнибала Лектера в фильме «Молчание ягнят» до образа странной и дерзкой девушки Лизбет Сэлэндер в экранизации «Девушка с татуировкой дракона». Так или иначе фильмы, демонстрирующие нам таких личностей объединялись в одной жанровой категории — триллер.

    Интересной, на мой взгляд, современной и относительно новой кинематографической триллер-поэзией может являться фильма «На цепи» (Chained).

    Фильм затрагивает весьма сложные вопросы о понимание детства и насилия. Может ли ребёнок превратиться в «монстра» посредством жёсткого воспитания, а если нет, что мешает ему сделать этот шаг на пути в «тёмную» сторону? Однако картина в большей степени рассказывает нам не о самой проблеме насилия, эксплицитно репрезентируя женщину или ребёнка как слабый объект, объект под властью, но повествует об отношениях главных героев, с помощью визуальных средств открывает их внутренние переживания, раскрывая их разные образы на протяжении всего кинематографического времени.

    Важным, на мой взгляд, моментом становится то, каким образом происходит распределение ролей в самом начале (в принципе, такая идея властный-слабый распространяется вплоть до конца фильма). Происходит такая оппозиция за счёт визуальных компонентов: мальчик всегда либо на цепи, либо под столом, в углу комнаты, он моет посуду, убирает дом; маньяк за шиворот таскает своих жертв (в том числе и Тима), пересчитывает деньги, сидит на кресле, задиристо держит голову на протяжение всего фильма, он всегда выше, как визуально так и по сути.

    Смысл «цепного» насилия, принуждения, начинается после того, как Тим пытается выбраться из дома, но у него это не выходит и Боб, в качестве наказания, решает привязать мальчика на цепь, чтобы тот не смог увидеть даже белого света. Нам не показывает сцену, где парня сажают на цепь, но с помощью стыкования кадров, прямо противоположных как по композиции, так и по смыслу. В конечном итоге, зритель привыкает к отношению цепи и Рэббита, что отсылает нас к тому факту, что Тим всегда находится под действие посредственного насилия со стороны своего «хозяина». Самой, на мой взгляд, эмоционально насыщенной сценой становится как раз тот момент, где Боб, в понимание зрители жестокий и гневный маньяк, в сонных конвульсиях, вспоминает своё детство и надругательства отца. Эта сцена, за счёт своего рода «монтажа аттракционов» повествует о тяжелой ноше главного героя. Стыковки кадров на которых и начинает рождаться некоторое «сочувствие» герою, проясняют его мотивацию и такое отношение к жизни.

    Интересным становится также то, каким образом используется звук в этих сценах. Стук и грохот цепи чуть ли не основной звуковой эффект всего фильма, в сочетание с весьма низкими продолжительными и тяжелыми нотами музыкальных инструментов. И хотя центральным, на мой взгляд, моментом оказывается визуальный ряд (относительно других составляющих), звук здесь — это усиливающий инструмент эмоционального неравновесия: он либо очень тихий и спокойной, либо резкий и строго прерывистый. Таким образом, посредством звука обеспечивается усиление воздействия многих сцен на зрительскую аудиторию. Благодаря комбинации диегетических и не диегетических элементов в пространстве фильма оказывается возможным создание напряжения в особо эмоциональных моментах картины. Шумы, сливаясь с недиегетическими компонентами, представленными отрывочными звуками скрипки/фортепиано, создают единый аудиальный образ, работающий на конституирование общей мрачной атмосферы фильма. Более того, синхронизация звукогого и визуального рядов помогает увидеть контраст между состоянием «свободны» и «заточения». Также в фильме присутствует и техника контрапункта.

    Работа камеры также демонстрирует не «классический» метод съёмки фильмов такого жанра. Камера практически везде статична, и лишь в некоторых моментах (где к тому же присутствует приглушённый звук) плавно колышется, что, на мой взгляд, добавляет той или иной сцене некоторое лёгкое головокружение. В некоторых сценах внутри самой фабулы присутствуют отсылки к документальной съёмки «home video», где по сюжету становится понятным, для чего собственно была применена такая техника: контроль над человеком/телом со всех сторон (цепь, скрытое слежение, закрытые окна). Если вспомнить Паоло Пазолинни, то в данном случае уместным будет определить данную картину как своего рода поэтическую, за счёт «присутствия» камеры, «камера чувствуется», хотя и весьма редкого. С одной стороны, здесь нет никаких надуманных ролей, открытой драматичности в движениях, декораций, явного грима — отсутствие всего этого может указывать на особую натуральность, «правдивость» фильма. Определённые ракурсы съёмки подчёркивают документальность; герои, которых снимают всегда почти с одной точки (за исключением тех моментов, когда необходимо показать полярность двух характеров), не принадлежат сами себе, они замкнуты в кадре, как Боб так и Тим: первый привязан к своей внутренне боли, имеющей корни ещё в детстве, второй буквально привязан к тёмному, пустому дому, внизу которого кладбище невинных женщин. В принципе, можно говорить, что фильм максимально точно репрезентирует кинематографическую «реальность», не искажая при этом ничего, не скрывая жестокости. С другой стороны, принимая во внимание возможность нескольких точек зрения: точка зрения камеры, точка зрения героя фильма и точка зрения зрителя, мы вправе говорить о том, что фильм может представлять из себя субъективную картину, основанную, главным образом, на репрезентации патриархального общества, где женщина (а вместе с тем и ребёнок) это подчиняющийся объект, объект над которым совершается действий/власть. Возвращаясь к «поэтике» самого фильма, можно сказать, что фильм является таковым благодаря использованию широкого ассортимента различного рода выразительных кинематографических средства. В фильме часто используются техники панорамной съёмки, например, сцена, где Тим и Боб смотрят телевизор панорама является своего рода маркером времени.

    В общем можно проследить две сюжетные линии, два характера, два образа героев. Боб и его выступление, мотивации, обеспечение противоречивые эмоции по поводу его ситуации. Он пытается воспитывать монстра, но когда нам показали, почему он выбрал такой путь, становится затруднительно обозначать его как антагониста. Рэббит, или Тим, обеспечивает некоторую уязвимость к своему образу молодого человека, который стоит на рубеже между тем, будет ли он способен на убийство или же он способен вырваться из оков (в буквальном смысле) своего «хозяина-учителя».

    Данная картина, хоть и насыщена резкими сценами насилия, в общей же своей структуре ставит перед собой задачу раскрыть характеры главных персонажей, потому, как уже упоминалось выше, фильма не строит оппозицию протагониста и антагониста, но играет на моральных убеждения общества относительно насилия и контроля. В большей степени, обращаясь к последователям структурно-семиотического анализа фильма, можно отметить, что данная картина представлена в виде поэтического визуального текста, в синтезе с психологической прозой, подобной рассказами Достоевского, где душевные терзания героев выдвигаются на первый план.

    Спасибо авторам за качественное кино!

    8 из 10

    15 июля 2013 | 22:01

    Становление личности каждого человека — долгий и сложный процесс, и как много факторов, влияющих на него, — это и наследственность и воспитание, и условия, в которых человек вырос, его окружение, какие-то конкретные события, сильно повлиявшие на него. Вот например, Дженнифер Линч — достойная дочь своего отца, весьма талантливый режиссер, за работами которой я слежу с интересом. Но если у Дэвида в фильмах всегда много мистики и часто Зло приходит откуда-то извне, то здесь мы видим скорее психологическую драму, где Зло приходит из подсознания самих персонажей, все весьма реалистично, но не менее жутко.

    В фильме гнетущая атмосфера замкнутого пространства, почти полная изоляция, в которой живет главный герой, вся ограниченность его существования, подталкивает к мысли о неизбежности выбора, о том, что у него вообще нет шансов вырасти кем-то, кроме как монстром, которым его воспитывает другой монстр, вдруг увидевший в нем сына. Но он сопротивляется! Сопротивляется, несмотря на то, что там, за этими глухими стенами, он никому не нужен, его никто не ждет, да о нем вообще почти все забыли! И выжить ему там будет весьма непросто, даже если и удастся вырваться на свободу.

    Как это популярно сейчас, — объяснять жестокость, садизм, любое извращение, — тяжелым детством. Как много фильмов, в которых пытаются таким образом вызвать сочувствие ко всяким мерзавцам и отморозкам, — мол, он, конечно, негодяй, но он не виноват, — у него жизнь так сложилась. Но возможно ли сохранить разум в аду? Возможно ли остаться человеком, если весь мир против тебя, если единственное существо, которому ты не безразличен, хочет видеть тебя себе подобным? Это, на мой взгляд, и есть главная тема фильма. Отдельное спасибо актерам, здесь все на своих местах, — монстр вызывает желание поскорее выслать его за пределы галактики, а странному Кролику сочувствуешь. И надеешься, что ему удастся.

    9 из 10

    6 октября 2012 | 12:12

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>