всё о любом фильме:

Синий бархат

Blue Velvet
год
страна
слоган«It's a strange world»
режиссерДэвид Линч
сценарийДэвид Линч
продюсерФред С. Карузо, Ричард А. Рот, Дино Де Лаурентис
операторФредерик Элмс
композиторАнджело Бадаламенти
художникПатриция Норрис, Эдвард «Тантар» ЛеВизё
монтажДуэйн Данэм
жанр триллер, драма, детектив, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
США  2.3 млн
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время120 мин. / 02:00
Номинации:
В связи с болезнью отца Джеффри Бомон был вынужден на время оставить столичный колледж и вернуться в родной городок, и ему пришлось пережить целый ряд загадочных и страшных событий. Все началось с того, что неподалеку от дома он нашел человеческое ухо, которое сдал в полицию инспектору Уильямсу…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
93%
56 + 4 = 60
8.7
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • В 1999 году еженедельник «Entertainment Weekly» признал «Синий бархат» одним из «величайших фильмов всех времён».
    • Фразу Фрэнка «Don`t you fucking look at me!» журнал «Premiere» поставил на 74-ое место в списке ста самых знаменитых фраз в кинематографе. Этот же журнал назвал «Синий бархат» в числе 25-ти «самых опасных фильмов».
    • Чтобы продать фильм, продюсеру Дино Де Лаурентису пришлось учредить собственную дистрибьютерскую компанию D.E.G., так как кроме него с этой лентой никто не захотел связываться.
    • Первоначально роль Джеффри была предложена Вэлу Килмеру, но тот отверг сценарий.
    • В оригинале фильм шёл 4 часа, так что в итоге Линч «урезал» его почти вдвое, причём эти вырезанные куски впоследствии так и не смогли найти.
    • Многие актёры, которым предлагалась роль Фрэнка Бута (в частности эта роль предлагалась Стивену Беркоффу), находили этот персонаж слишком отталкивающим и отказывались его играть. Деннис Хоппер, напротив, после прочтения сценария сразу заявил: «Я сыграю Фрэнка, потому что я и есть Фрэнк!»
    • В оригинальном сценарии Линча Фрэнк должен был дышать гелием, но Хоппер предложил вместо гелия амилнитрат, который, как он слышал, усиливает сексуальное влечение. Спустя несколько лет Хоппер признал, что линчевская идея с гелием смотрелась бы намного интересней.
    • Герой Денниса Хоппера произносит слово «fuck» почти в каждом предложении. К тому же он единственный, кто произносит это слово в фильме (не считая момента, когда он заставляет ругнуться Дина Стокуэлла).
    • На роль Дороти первоначально рассматривались актрисы Ханна Шигулла и Хелен Миррен.
    • По сценарию, квартира Дороти находится на седьмом этаже, хотя в доме, где снимались соответствующие сцены (Carolina Apartments в Уилмингтоне, штат Северная Каролина), этажей только шесть.
    • Роль Сэнди предлагалась Молли Рингуолд, но её мать, прочтя сценарий, запретила дочери сниматься в фильме.
    • Рой Орбисон, автор песни «In Dreams», звучащей в сцене в борделе, не давал своего согласия на использование этой песни в фильме. Линч всё равно вставил песню в ленту, а в качестве «извинения» впоследствии сделал для Орбисона клип на эту песню, смонтировав его из кадров «Синего бархата».
    • В сцене, где Дин Стокуэлл поёт песню «In Dreams», он, по сценарию, должен был держать в руках обычный микрофон. В последний момент Линч решил поменять микрофон на фонарь.
    • На песню «Синий бархат» в исполнении Бобби Винтона специально для фильма сделали ремейк. Линчу ремейк понравился, но он всё равно настоял на том, чтобы в фильм вошла оригинальная старая композиция.
    • Роль Джеффри предлагали Крису Айзеку, но он отказался. Тем не менее Линч всё равно использовал в фильме две песни с его дебютного альбома «Silvertone» 1985 года.
    • Муляж уха, найденного персонажем Кайла МакЛоклена в начале фильма, сейчас хранится на витрине видеосалона «Movie Madness Video And More» в Портленде (штат Орегон).
    • В июне 2008 года American Film Institute поставил фильм на 8-ое место в списке 10-ти лучших фильмов в жанре мистики.
    • Прежде чем приступить к съёмкам, Дэвид Линч написал три сценария, которые были отвергнуты.
    • Пёс, который появляется в начале фильма, ранее играл пса Спарки в короткометражке «Франкенвини» Тима Бартона.
    • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • В фильме присутствует несколько ссылок на убийство Авраама Линкольна: Джеффри предупреждают, чтобы он не ездил на улицу Линкольна; Фрэнк Бут — однофамилец убийцы Линкольна Джона Уилкса Бута; смерть Дона Валенса идентична смерти Линкольна.
    • еще 17 фактов

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 9.0/10
    Несмотря на отрицательное отношение к неудавшейся экранизации фантастического романа «Дюна», кинофирма Дино Де Лаурентиса всё-таки позволила Дэвиду Линчу реализовать ещё один проект — менее дорогостоящий ($6 млн.), но более амбициозный, эстетизированный, невероятно странный. «Синий бархат», конечно, не вызвал большого интереса у зрителей, которые не приняли художественные поиски режиссёра и были крайне раздражены рядом шокирующих, скандальных, кажущихся патологическими сцен. Но критики превознесли этот опыт создания эротико-мистического формалистского триллера, позднее включив его в десятку лучших американских фильмов 80-х годов. Были щедры на высокие оценки также и европейцы, непонятно почему вновь заманившие Линча на кинофестиваль фантастики в Авориазе, где вручили ему ещё один (после ленты «Человек-слон») главный приз. Впрочем, сюжет «Синего бархата» действительно может показаться фантастическим, вообще смутить, даже спровоцировать ярость и негодование у ханжей и пуритан. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 172 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    После своего сюрреалистического и шедеврального дебюта «Голова-ластик» Линч заявил о себе в кинематографическом мире и привлёк внимание продюсеров, в том числе известного пародиста Мела Брукса, который предложил Линчу снять драму — «Человек-слон». После её громко у спеха и двух номинаций Линча на Оскар (за сценарий и режиссуру) он уже заставил обратить на себя внимание кинематографической элиты. Сам Лукас предложил снять ему эпизод «Звёздных войн», но Линч отказал ему, приняв предложение от именитого итальянского продюсера — де Лаурентиса экранизировать бестселлер Херберта — «Дюна». Увы, фильм провалился в прокате, да и критикам он не понравился. Но Линч в обмен на съёмки «Дюны» попросил у де Лаурентиса денег на свой амбициозный проект — «Синий бархат». И у Дэвида Линча вновь вышел настоящий шедевр.

    Что это было судьба или случай остаётся только гадать. Ведь в случае коммерческой удачи «Дюны» наверняка последовали бы сиквелы, сценарии к которым были уже написаны самим Линчем. Но к счастью «Дюна» не снискала успеха. Это тот редкий случай, когда провал может привести к удаче. Вспоминается случай с Линчем произошедший несколько позже, когда телевизионщики не оценили пилот к несостоявшемуся сериалу. А через два года он этот пилот доработал, и мир увидел новый шедевр Дэвида Линча — «Малхолланд Драйв». Вот такие дела.

    Начинается всё с восхитительных пейзажей, маленьких домиков, идущих в школу детишек, вёселых пожарных… И всё это под песню Blue Velvet. Но как обманчиво может быть начало. Линч будто специально запутывает этой сценой. После этой идиллии разворачивается история Джеффри Бомонда. Он приезжает навестить больного отца и по дороге из больницы находит человеческое ухо. Неуёмное любопытство не даёт Джеффри покоя, и он устраивает собственное расследование со своей соседкой — Сэнди.

    Далее Линч погружает нас в тёмный мир Фрэнка Бута, который взял в заложники семью местной певицы Дороти и принуждает её к половым актам. Джеффри решается самостоятельно помочь Дороти. Но у него не получается ей помочь. Даже наоборот он сам оказывается в огромной опасности. И теперь ему самому нужна помощь.

    Для Джеффри это своего рода игра, опасное приключение для того, чтобы пощекотать нервы. В эту игру он вовлекает и скромную Сэнди. Но мальчик сильно заигрался порой, не понимая, чем это грозит окружающим. Тёмный мир затянул его, как трясина. И самостоятельно он уже не смог бы выбраться. Заигравшись, он поставил под угрозу и себя и других.

    Тема тёмного мира за светлым фасадом маленьких американских домиков получит развитие в следующем творении Линча — сериале «Твин Пикс». Где в маленьком городке не северо-западе Америки разворачиваются странные события. За городом скрывается Чёрный вигвам, обитатели которого давно участвуют в жизни это городка. И если днём горожане улыбаются друг другу и едят вишнёвые пироги, то ночью царства развратных баров, братьев Рено и злого выродка Боба. Тема двойственности мира главная в творчестве Линча. И наибольшее развитие она получила в его главном шедевре — «Малхолланд Драйв».

    Помимо этого Линч ставит своего главного героя перед мучительным выбором. Либо опасная жизнь с обворожительной красоткой — Дороти или тихий брак с милой Сэнди. Как любой разумный человек, Бомонд выбирает стабильность. Под конец нам крупным планом показывают уже ухо Джеффри (вспоминается «Солярис»). История вышедшая из уха в ухо и вернулась. После чего идёт финал, практически повторяющий начало, где под всё тот же Blue Velvet нам показывает очаровательные пейзажи.

    Линч — настоящий мастер саспенса. Он мастерски нагнетает страх, даже там, где страшно быть не должно. В каждом своём фильме Линч всегда создаёт мистический мир, который захватывает с головой и не даёт оторваться ни на секунду. Фильм держит в напряжении от первого и до последнего кадра. И в этом главная особенность гениального американского постановщика — сюжет в фильме не главное, главное — атмосфера. А её создать он всегда умел.

    Этот захватывающий, мастерский и эпатажный фильм — один из лучших в фильмографии гениального Дэвида Линча. «Синий бархат» — великолепный триллер, образец жанра. Один из моих самых любимых фильмов.

    Браво, Линч!

    10 из 10

    5 ноября 2009 | 09:44

    А вот подлинная эстетизация «звероформы» — «Синий бархат» Д. Линча. Моментами настолько тягучее, насыщенное, ревущее кино, что… Его следовало бы поставить в ряд повсеместно употребляемых экземпляров, безвозмездно иллюстрирующих постсовременные философемы, идеологемы и прочие эзотеричные дискурсы. Поистине «открытое произведение» с армадой дрейфующих Означающих. Классические приемы линчевских устрашения и омерзения действуют безотказно. Это — отдаленно индустриальная какофония, идущая фоном, либо просто зловещий шум дисгармоний (визитка признанного адепта ТМ еще со времен «дебютного» «Головы-ластик» — получается, шумовой задник кинематографического метра влился во вселенскую медитацию Аум уже приверженца НРД с той же «нулевой степенью» западноевропейского логоцентризма, с не типичной для нас мерой осмысленности).

    Темные задники, полутона, затенение, разрушаемые ярко накрашенными губами «роковой красотки». Это — привязанность к поствоенной стилистики. Бред с «винтажными» тачками, по тривиальности красивыми и опасными, аварии на которых экзистенциальны по сути, потому как приводят к неумолимой гибели или эстетически изощренным уродствам. А гамлетовская интроверсия главных героев, выдающая наружу интенсификацию эмоций, рефлексов, мыслей, в действительности оказывающаяся затянувшимся ступором бессмыслия, пустой обескураженности; реакция на события жесткой действительности осуществляется реверсом, с нелепым многочасовым опозданием. Ну, и конечно, клокотание порока под безмятежной каймой бюргерски благополучной американской провинции. Это вроде как дорогостоящий тренд Линча в плоскости экономических отношений медиа-рынка. В единоличном владении, кстати… ведь когда эксплуатируют тематику мистической порочности и затаившейся злобы на лоне светлых будней, ассоциативный ряд движется к медийному первоистоку — фигуре таинственного мужика с седой шапкой волос.

    Но где же обещанная «звероформа»? «Суповой набор» (скелет своеобразной визуализации, на котором строится вся кинокартина) линчевских узнаваемых приемов, сюжетная жижа, разведенная по классическим голливудским рецептам с узнаваемо простейшей завязкой и прогнозируемо счастливым окончанием. За вычетом — ценнейшие остатки, «звериный отход» в образе Фрэнка. То, что было разыграно грандмастером Деннисом Хоппером, или скорее выхвачено «камерным» взором Линча, вряд ли поддается нормализующим оценкам стандартно-сонной критики. Тело когда-то беспечного «хиппана» (помните кайфового весельчака в «Easy Ryder», персонажа, по которому запомнился актер Хоппер) крошится, расходится трещинами, от вырывающегося на свет дневной Зла. Здесь такой случай взрыва означающих, когда любой концепт иль метафора окажутся подходящими — цветы Зла, транспаренция Зла, и пр. Подбирайте любой вычурный троп — будет к месту. Ибо этого нетипичного злодея корежит, выворачивает наизнанку, разъедает от мучающего раздражения. Здесь нет следования по просчитанному реестру добрых и нехороших поступков: гонка по магистрали злобы и насилия без всяких указателей.

    Поэтому в образе Фрэнка олицетворяется ультимативное Зло, не связанное стандартными моделями, а спонтанное, произвольное в своей болезненности. Не просто избить, а в прелюдии тяжелых побоев расцеловать — накрашенными губешками конвульсирующего изверга. Такое зло не идет на компромиссы, оно безумно и аутентично в этом безумии, прямолинейно, экстатично и не беспредметно. По сюжету это всего лишь опасный главарь банды с «административными связями» и патологически уязвленной сексуальностью — типичный мелкотравчатый садист без «хирургических» изысков («подумаешь — ухо?!»). Вроде бы ничего особенного. Но Линч подтягивает в образ такое количество аморфной метафизики, перерастающее в эксцесс качества, что в рядовом быдло-бандите отсвечивается исчадие ада, нечто универсально Злое. И это без единого произнесения зауми, извлеченной из традиционных щедрот религиозно-философского любомудрия. В том, вероятно, и Класс Линча.

    8 из 10

    30 мая 2010 | 23:00

    «Это всего лишь небольшое приключение» — убеждал он себя. Надо же чем-то заняться, пока отец в больнице. Не каждый день на лужайке обнаруживаются жуткие находки, и тем более не каждый раз путь к разгадке ведет в кабаре. Было нечто интригующее в этом небольшом заведении, если туда стекался местный бомонд, что-то, чего нельзя постичь, а можно лишь слушать, смотреть и прикасаться. Синий бархат. Тяжелый занавес, роскошное платье, старенький шлягер — единство великолепия, окружившего женщину с изломанной судьбой. Юноша и в самых отчаянных грезах не мог представить себя рядом с ней, но смелости забраться в шкаф, чтобы постичь ее тайну, хватило. Подружка Джеффри, Сэнди, еще удивится: «Ты узнал все это за одну ночь?» Но это обман, и ничегошеньки парень не знает. И хочет ли знать? Да, он убеждает себя в этом. Он поражен, опьянен и околдован запретным наслаждением. Это не передать словами, даже если очень захочешь, а можно лишь почувствовать каждой клеткой. В путешествии под бархатный покров нужно лишь просто отдаться желанию.

    Мы живем в странном мире. Даровитый постановщик однажды понимает, что коммерческие постановки — не его стезя. Мастер получает долгожданную возможность творить чистое в эстетике абсурдного вожделения искусство. Дэвид Линч основательно шел к своему первому творческому пику, и «Синий бархат» родился в тот момент, когда режиссер, как никто из коллег, научился использовать человеческие недостатки, физические уродства и психологические завороты для демонстрации художественного великолепия. Когда обнаженный юноша стоит перед красивой женщиной, вооруженной ножом, в мозгу пульсируют лишь две мысли: как не погибнуть и как продлить сладострастный миг. Отнюдь не судьба свела Джеффри и Дороти в ее квартире и при бархатном «аккомпанементе», а высвобожденные гулять по ночной улице инстинкты. Если уж в скромном, хорошо воспитанном человеке притаился любитель рискованных сексуальных игрищ, то в маленьком городе и за каждым поворотом можно ожидать любых сюрпризов. Порочная женщина, которую жизнь научила понимать один лишь язык силы, стала самой лучшей из возможных спутниц в режиссерской проповеди о главенстве наслаждения. Чувственные алые губы восклицают: «Ударь меня!», и естественное изумление останавливает лишь на мгновение. А как заносится рука и как озаряется лицо счастливой улыбкой, так безумие победно завладевает людьми. Они не думают — просто не способны думать, хотя где-то в подсознании нет-нет да мелькают мысли о высвобождении из порочного омута.

    Даже самая долгая ночь оканчивается, и на улице снова солнце. Камера выхватывает унылое здание завода — автор не отказал себе в удовольствии напомнить об истоках. Но если чудаковатый Генри из «Головы-ластика» всюду ощущал себя пришельцем, то на глазах прибавляющий в уверенности Джеффри — настоящее олицетворение воли. Столкновение добровольного сыщика с инфернальным выродком Фрэнком Бутом происходит в момент, как кажется, наиболее неподходящий для обоих персонажей. Невозможно найти общих черт между интеллигентным молодым красавцем и убийцей-психопатом, «факающим» через слово и вдыхающим амилнитрат, но присутствие между ними роковой женщины быстро стирает различия. Многократно в фильме упоминается некая зараза, и под этим емким определением подразумевается не только тяга к садомазо развлечениям. Кое-что у Фрэнка Джеффри определенно хотел бы перенять — хотя бы возможность чувствовать себя полновластным хозяином положения. Сумасшедшая гонка по ночному городу сильно сближает мужчин. Впервые Линч решился на полноценное противопоставление, и то, как незаметно маятник сил перемещается от одного воздыхателя к Дороти к другому, логично дополняет раскрывающуюся, подобно шторам, патологию, без которой этим людям было бы неинтересно жить. Зараза, впрочем, не исчерпывается причинением боли или стойкостью к ее получению. Речь идет о ее неразрывной связи с тем удовольствием, которое дарует слегка извращенный секс. Идущее при этом фоном жестокое преступление, только придает инфернальный блеск фильму.

    Мы живем в странном мире. Ответы на неудобные вопросы вполне могут остаться невостребованными. Джеффри не способен объяснить, чем так привлек его заурядный блюз, и почему он не остановился после первой реальной угрозы жизни? Мелькающая рядом простушка Сэнди остается, по сути, единственным якорем, удерживающим «судно» героя от окончательного ухода в штормящие воды. Линч нашел чем удивить зрителя, потому как «Синий бархат» вовсе не сочится пессимизмом. Напротив, яркие солнечные деньки усиливают ощущение парадоксальности происходящего. Не покидает чувство — еще одна успешно пережитая ночь, и будоражащий кошмар окончательно развеется — но вместо этого взору предстают новые выходки эксцентричного ублюдка Фрэнка, слух шокируют сладкие речи гомо-садиста Бена, а несчастная красавица Дороти все ближе и ближе к суициду. Сквозь плотную бархатную ткань фильма с трудом, но все же заметна мысль о продолжении противостояния с превосходящим злом, обретающим все новые воплощения. Ни к чему Джеффри мучительные размышления, кого из дам предпочесть, если он может отдаться своему естеству. Каким бы изнурительным ни был страх, а адреналин — это самый сильный на свете наркотик. И если на кону стоит счастье желанной женщины, то риск — действительно дело благородное.

    «Синий бархат» уникален не только как первый авторский проект, собравший гору наград. Именно после этой картины Линч окончательно оформил свой эстетский полумистический стиль, преисполненный циничной мистификации, выворачивающий наизнанку все мыслимые представления о нормах морали. В ленте нет места оккультным делам, но горящие страстным огнем глаза Изабеллы Росселлини и Кайла МакЛоклена говорят о проделках черной магии. Заклинание вожделения можно снять лишь кровью, но к чему такие жертвы, если люди по-настоящему находят друг друга вопреки здравому смыслу, логике, гласу недовольных и прочей ерунде? Неведомая сила каждую ночь заставляла Джеффри идти к распутной мечте, облаченной в бархат. Он понимал и чувствовал смертельную опасность, но шел и не мог остановиться. Такова магия чувства, таков глоток из омута вожделения. Линч распутывал клубок страсти, сделав это главным процессом фильма. Конечно, секреты однажды будут раскрыты, а виновные понесут жестокую кару, но какое это имеет значение, когда находишь настоящий смысл жизни? Вновь подниматься на темные облака страсти, вести за руку ту, чей образ в мыслях всегда, только прикрой глаза — лишь в такие моменты мужчина настоящий. А выбор — что? Он подождет своего часа. Все подождет. И только распахнутые алые губы надо целовать сейчас, сию минуту, пока лезвие ножа вновь не оказалось под отблеском люминесцентного света.

    18 июля 2016 | 09:00

    Дэвид Линч — весьма своеобразный режиссер, с собственным уникальным видением того, каким должно быть кино. Лично я не являюсь фанатом его фильмов — многие из них мне кажутся скорее странными, чем хорошими. И «Blue Velvet» ("Синий Бархат») — пожалуй, единственный фильм Дэвида Линча, который мне очень понравился.

    Дело в том, что я — большой поклонник нуара. К сожалению, многие более-менее современные фильмы, которые считаются неонуаром, не имеют, на мой взгляд, к настоящему «черному кино» никакого отношения. Исключений совсем не много и «Синий Бархат» — одно из них. Не смотря на то, что здесь нет основных приемов фильмов-нуар вроде циничных детективов и долгих расследований, с первого кадра можно понять, что перед нами — один из лучших представителей неонуара.

    Сценарий фильма — это невероятное переплетение множества сюжетных линий, в котором нашлось место и странному роману подростка с замужней женщиной, и его взаимоотношениям с местной шпаной, и жестоким бандитам, привыкшим получать от жизни все, что они хотят… Следить за развитием сюжета этой картины — с одной стороны жутко, с другой — очень интересно. «Синий Бархат» в состоянии удивить даже искушенного зрителя неожиданными поворотами и весьма откровенными сценами…

    К тому же фильм показывает больше, чем кажется на первый взгляд. Он заставляет задуматься… Над тем, какой сложной и запутанной порой бывает жизнь, над тем, что далеко не все поступки людей можно однозначно считать хорошими или плохими… О том, что все не так просто, как кажется…

    Из артистов прежде всего хотелось бы отметить Изабеллу Росселлини — ей досталась очень сложная роль потерявшегося в жизни человека и она справилась с ней на «отлично».

    «Синий Бархат» — один из лучших представителей неонуара за всю историю и лучшая работа Дэвида Линча на сегодняшний день.

    9 из 10

    3 мая 2015 | 10:34

    Великий и Ужасный уворачивался от критических затрещин. «Дюну» ругали, сильно ругали, а потому «Бархат» виделся синим светом в конце туннеля творческой ангедонии. Нет невероятных денег, которые можно так просто взять и не туда потратить, съемки больше не напоминают сооружение Вавилонской башни, а главное, нет огромного количества непонятно чего ожидающих фанатов, ну разве что ортодоксальные почитатели песенки Бобби Винтона. Самое время разнообразить стиль искривлением пространства-времени. Самое время заставить плясать если не карликов, то великовозрастных толстух. Сердца еще не дикие, ковбои пока не философствуют, но человек уже не слон. Прямо по курсу забытый film noir, в руках постмодернистская пушка с ироническими пулями, в голове брюнето-блондинистая дихотомия.

    Совершая променад в уютном и по-догвилльски тихом городке, недавний выпускник местного колледжа Джеффри Бомонт обнаруживает человеческое ухо. Юноша относит находку полицейскому, после чего попадает под обаяние его дочери Дороти. Несколько прогулок под Луной, и молодая парочка уже готова вести собственное расследование. У них есть машина, у них есть адрес квартиры, где живет таинственным образом причастная к делу певица, и они полны решимости вывести всех на чистую воду. Джеффри прикидывается травителем тараканов, крадет ключи и самым что ни на есть твинпиксовским (Линч тасует временные линии, значит и нам можно) образом прячется в шкафу. Но открывшиеся далее его взору галюциногенное садо-мазо и тряпочный фетишизм наглядно указали на то, что игры в детективов давно закончились.

    «Как возможна метафизика?» — многозначительно вопрошает Кант. «Как возможно понять метафизику, особенно у Линча?» — нагло передразнивают зрители. Затыкая за пояс черные дыры, эфирную концепцию и теорию суперструн, Дэвид выстраивает свои многомерные миры, обязательно оставляя лазейку в нашу рутинную жизнь. То есть, все шло, в общем-то, хорошо и легко трактовалось навешиванием ярлыков «психов» и «извращенцев», но вот несколько операторских акцентов да навязчивая антитеза кровавого пессимизма с приторным псевдосчастьем уже наводит на мысль, что отрезанные уши не то, чем кажутся. Для закрепления можно отыскать слова самого Линча, где он едва ли не прямым текстом приравнивает злосчастное ухо ко вполне себе телепорту. Как говорится, в одно ухо влетело, в другое вылетело. Заглавным персонажам тоже не чужды прямые намеки: «Мы живем в странном мире!», «Откуда в этом мире столько страданий?» — нет, ну вот здесь-то точно был бы ох как уместен набивший оскомину (а что поделать, разносторонний человек) второй изобретатель дифференциального исчисления. А уж как бы хорошо сюда легла монадология… Но оставим привычную мультитрактовочность. Нас, рассуждающих с высоты прожитых лет, этим не удивишь, мы уже Малхолланддрайвом пуганые, Твинпиксом путаные, так-то! Да и ведь давно придуман универсальный рецепт самоутверждения в высоколобой среде линчеведов. Скажите: «Это просто сон» — сойдете за тонкого интеллектуала.

    Впрочем, дело даже не в том, что вселенные самопроизвольно распараллеливаются, и, отправляясь на кухню делать бутерброд, можно попасть в рай с блэкджеком и малиновками или в ад с киднеппингом и шлюхами. Важно, как это все подается. Вероятно, проводя очередной сеанс своей любимой трасцендентальной медитации, Линч умудрился умыкнуть где-то удивительный конвейер странных персонажей. Мафиози и карлики, путешествующие во времени, оборотни, духи и прочая мескалиновая кастанедовщина — весь породистый бестиарий родом оттуда. В нашем случае имеем инфантильно-инфернального гангстера Фрэнки Бута, который сначала зовет мамочку, а потом орет: «Fuck you, fucker!». Знаменитая хичкоковская максима про закрытую дверь трансформировалась в дверь приоткрытую, и автор четко понимает, насколько нужно приоткрыть, чтобы получился действительно жуткий персонаж. Мы не знаем, почему Фрэнк такой и всегда ли таким был, но, что он псих не меньший, чем какой-нибудь Эдвард Гейн, показано весьма красноречиво. Продолжая вспоминать Короля ужасов, нетрудно обнаружить знакомые приемы навроде предоставления зрителю большей информации, чем героям. Ну а любое саспенсоемкое преодоление злодеем лестничных пролетов, как известно, обречено на сравнения с хрестоматийным «Окном во двор».

    «Идешь к женщине — захвати с собой плетку», ведь так, герр Фридрих? На самом деле, в отличие от свидетеля Заратустры, Дэвид Линч действительно знал толк в женщинах, а особенно в экранной визуализации страсти. Ну как можно устоять, когда дочь Роберто Росселини и Ингрид Бергман, стоя на коленях с легким европейским акцентом шепчет: «Come closer». И вот мы подходим к главному противопоставлению: блондинка против брюнетки, стабильная сельская умиротворенность против суматошной городской синусоидности, скромный дискотечный поцелуй против дикого секса в роковой квартире, а вовсе и не драки с поножовщиной под детскую музыку. Классический выбор буриданова ослочеловека между горячим борщом и прикладной камасутрой. Провинциальная тема всегда была для Линча особой, а потому не удивляйтесь, что будущий агент Купер выбрал блондинку. И в этот раз, кажется, зря.

    14 ноября 2012 | 19:52

    У меня появилась привычка, в последнюю неделю я смотрю фильмы которые старше меня. Проводя параллели между кинематографом того и нашего времени я понимаю, что современникам еще много чего придется выучить что бы достигнуть уровня классиков.

    «Синий бархат» является вариантом классического триллера в понимании Дэвида Линча. Мне нравится как снят этот фильм, поначалу идеалистическая картина городка, красные цветы на фоне голубого неба и преступность — в последствии чего отрезанное ухо. Ну и конечно синий бархат — то самое платье на загадочной женщине.

    Главный герой Джефри возвращается домой дабы проведать отца, который лежит в больнице после сердечного приступа. Конечно, найденное отрезанное ухо не то, что он хотел обнаружить но и замешательства, а в следствии ужаса на его лице я не увидела. Не странно, что потом мы узнаем, что Джефри любит тайны. Во всей этой истории ему помогает дочь полицейского… в которую наш герой и влюбляется.

    По ходу этого странного расследования все ниточки ведут к загадочной женщине, певице… Между Джефри и ней возникает какая то нездоровая любовь. Как оказывается у нее есть муж и сын, которых похитил человек со слабой психикой (это еще мягко сказано). Какая же картина, а главное триллер без злодея который пытается погубить чью-то жизнь и убить кого то доброго. Но не забываем наш любитель тайн тоже не промах.

    И в конце та же картина — цветы на фоне голубого неба: А вообще что-то происходило?.

    P.S. Малиновки таки прилетели.

    10 из 10

    10 октября 2010 | 23:46

    Сюрреалистический триллер Дэвида Линча имеет в кругах киноманов очень достойную репутацию. Каждый, кто по-настоящему интересуется кино, слышал про этот фильм. И это один из тех случаев, когда все говорят: «Хорошее кино»… Хотя на деле мало кто его смотрел.

    «Синий бархат» также называют лучшей картиной Линча и одним из самых значимых фильмов восьмидесятых. А что же собственно из себя представляет сам фильм?

    Сюжет в традициях детективного жанра, даже скорее нуар-кино: есть протагонист, который впутывается в дело, его не касающееся; роковая женщина (femme fatale, но не в красном, а в голубом), нуждающаяся в помощи; антагонист, главный злодей, личность прямо таки инфернальная. Все это завернуто в эстетскую оболочку из колоритных персонажей, хичкоковского саспенса и незабываемой музыки.

    Хотя, надо признать, событийный ряд неподготовленного зрителя может шокировать и вызвать огромное количество резонных вопросов: Какое дело главному герою до отрезанного уха? Кто такой этот психопат Фрэнк Бут? Причем тут вообще синий бархат? В этом и есть главное достоинство фильма — о происходящем можно думать совершенно разные вещи… Именно ДУМАТЬ, пытаться разобраться, искать ответы. И даже тогда когда все элементы мозаики сложатся воедино, останется место тайне, неразгаданной загадке… Может быть все происходящее всего лишь сон главного героя?

    Исполнен фильм просто мастерски, все основные элементы стилистики Дэвида Линча на месте — насилие, шик, мультижанровость, концертные номера ("Blue velvet» поет со сцены Дороти Валленс) и свойственная лишь его фильма уникальная загадочная атмосфера.

    Стоит особо отметить Фрэнка Бута в исполнении Денисса Хоппера. У него получился один из самых ярких злодеев в истории кино, его коронная фраза ("Не смотри на меня!») запомнилась надолго.

    Фильм может не нравиться, быть не понятным, но он будет цепко держать Вас в своих объятиях вплоть до финала. Это конечно кино не для всех, но своего зрителя оно нашло.

    Я же, суммируя на финальных титрах свои впечатления, пришел к выводу, что это довольно цельное, умное кино, которое специально играет с жанрами и зрителем, открывающее новый киноязык (учитывая год выпуска), но не такое впечатляющее как более поздние работы Линча. Маэстро еще не так органично и грамотно применяет свои приемы, как в «Твин Пикс» или «Малхолланд Драйв» (вот это действительно гениальное кино)…«Синий бархат» смотрится скорее как эксперимент, удачная проба пера.

    7 из 10

    11 мая 2009 | 08:32

    Синий как ночь бархат плавно исполняет свой медленный танец, двигаясь то в одну то в другую сторону в объятиях легкого ветра. Я провожу по нему рукой, и кончиками пальцев чувствую его мягкость и нежность. При каждом движении на него падают белые лучи света, и создается такое ощущение, как будто луна своим ярким светом освещает темные, синие волны моря, каждый раз медленно растворяясь в черной воде. А море такое спокойное. Волны ласкают белый песок, бесшумно падая на него. Царит красивая, глубокая ночь. Постепенно она погружает нас в свою загадочную, безумную и в то же время прекрасную атмосферу, почувствовав которую мы все больше и больше погружаемся в нее и хотим оставаться в ее власти. Через несколько секунд ночь нас полностью берет в свои объятия, а теплый летний ветер ласкает наши тела и души. Уже не слышно ни единого звука. И лишь издали доносится мелодия незабываемой песни.

    «She wore blue velvet
    Bluer than velvet was the night
    Softer than satin was the light
    From the stars…»


    Добро пожаловать в Ламбертон. Сегодня наступил новый день. Раннее утро. Солнце светит так ярко, что на него просто невозможно смотреть. Его теплые лучи падают и согревают ярко-красные розы и желтые тюльпаны у белых заборов. Видна зеленая роса и чувствуется запах воды. Собака лает на хозяина. Дети собираются в школу. Взрослые на работу. А старики медленно допивают свой утренний кофе. Маленький город с красивыми улицами и старинными, уютными домами постепенно начинает просыпаться после долгой-долгой ночи.

    У каждого такого городка есть свои правила, свои странные жители и своя загадочная история. Наша история начинается с того, что один пожилой житель этого спокойного места под названием Ламбертон вдруг попадает в больницу из-за сердечного приступа. Узнав о болезни отца, его сын Джеффри возвращается в свой родной город, чтобы поведать его. С самого начала мы замечаем, что Джеффри очень любознательный парень. И вот однажды, бродя около своего дома, он находит в кустах отрезанное человеческое ухо, которое не медля отвозит в полицейский участок. Но этого ему не достаточно, он начинает свое собственное расследование, да еще взяв себе в компанию дочь того самого полицейского. После долгих размышлений и разгадывания загадок, оказывается, что во всем этом может быть замешана местная певица клуба — роковая красотка, и что расследование этого дела надо начинать именно с нее.

    Красная неоновая надпись «The Slow Club» тускло сверкает в ночной темноте на стене знаменитого клуба. Дамы и господа, встречайте «грустная дама в синем» — мисс Дороти Вэлэнс. На сцене с синим освещением и длинными красными занавесками появляется роскошная женщина в черном обтягивающем платье с глубоким декольте. Ее пухлые губы накрашены в ярко-красную помаду, кожа гладкая и белая как фарфор, а в прекрасных голубых как небо глазах можно углядеть безмерную печаль. Это сочетание белого, синего и красного создает просто незабываемое ощущение красоты и стиля.

    Роковая красотка поет довольно низким голосом. Всегда одну и ту же песню, как будто именно она полностью отражает ее сущность. Кем бы ни была эта женщина, с первого взгляда чувствуется, что она носит в себе какую-то тайну, загадку, что делает ее еще более привлекательной. Ведь как говорят, каждая настоящая женщина должна носить в себе загадку, ключ к которой знает только она. И именно эта загадочность привлекает большинство мужчин. Дороти не исключение. Я думаю, перед такой женщиной мужчине довольно трудно устоять. Джеффри тоже так думал.

    Поднимаясь через железную лестницу и перемещаясь по темному коридору, мы вскоре оказываемся в простенько обставленной квартире под номером 710. Она входит в комнату, снимает с себя одежду, оставив лишь красные туфли. Издается телефонный звонок. Она берет трубку, что-то говорит и ставит ее на место. Потом падет на пол от отчаяния. Через несколько секунд она поднимается, снимает со шкафа свой синий бархатный халат и одевает на прекрасное тело. Бордовые занавески все время качаются из-за сильного ветра, который доносится из постоянно открытого окна. На диване с бордовыми подушками стоит детская музыкальная игрушка.

    Жаркие тела мужчины и женщины сливаясь вместе, распростерлись на мягкой кровати. Ее пальцы с красными длинными ногтями скользят по его спине. Она поднимает глаза и смотрит на него соблазнительным взглядом. Он ослеплен ее красотой. «Heat me!» — эти слова распространяются в воздухе несколько раз. Пощечина. Потом еще. Красные губы приоткрываются от полученного удовольствия. В ней теперь его зараза. Свеча сгорает. Пожар.

    Черная машина мчится по ночным пустынным улицам. Шайка сумасшедших гоняет на огромной скорости. Кто-то занимается любовью на заднем сиденье, кто-то тупо пялится в окно, водитель нервно смеется, женщина озабоченно задает вопросы, молодой парень в полном шоке от увиденного. Тут каждый уникален по своему. Возникает мысль — надо заскочить к Бену. Надо, надо, надо. Дом похожий на психушку, где обитают толстые дамы, которые похожи на глухонемых. Они не произносят ни единого слова. Мужчина с сережкой в ухе, в сорочке Моцарта и золотисто-коричневом костюме. В руке он держит мундштук с сигаретой. Но здесь сумасшествие не кончается, наоборот, оно только-только начинается. Свет.

    «I close my eyes then I drift away
    Into the magic night I softly say
    A silent prayerlike dreamers do
    Then I fall asleep to dream my dreams of you…»


    Избиение. Воспоминания. Расследование. Тайны. Страсть. Убийства. Трупы. Любовь. Психопаты. Все это вместе переплетается и создает шокирующую и незабываемую историю наполненную страхом и загадочностью, где мы с вами невольно становимся участниками.

    Яркое солнце снова светит над городом. Молодой парень с девушкой целуются. Теплые солнечные лучи снова падают на желтые тюльпаны и красные розы у белых заборов. Счастливая мать обнимает своего ребенка. Голубое небо.

    «And I still can see blue velvet
    Through my tears…»


    Да, все таки мир странная штука, не правда ли?

    Посвящается моему другу Mystery Man, большому ценителю стильного кино.

    3 апреля 2010 | 05:09

    Дэвид Линч, как известно, прославился своим неординарным кинематографом, в котором он подчистую отрицает всяческий мэйнстрим. Среди его картин лишь одна Простая история не осложнена скрытым смыслом и резкими стилистическими приёмами. В плане резкости атмосферы, Синий Бархат не исключение, а скорее назидательный пример, как можно до изнеможения задёргать постмодернизмом отдельно взятый фильм.

    Молодой парень одним прекрасным днём на лужке находит отрезанное ухо. (Именно, прекрасным, так как солнце светит ярко, и окружающие нарочито веселы и приветливы) Далее парень вместе с новой знакомой, а потом и вовсе один — пытается расследовать всю темноту и ужас этой истории. В своих поисках он натыкается на девушку — жертву мерзкого насильника, который держит её мужа и сына в заложниках, чтобы иметь возможность издеваться над бедняжкой. Но, несмотря на опасность обстановки, любопытство Джефри Бомонда не знает границ.

    Вся картина протекает очень надрывно и дёргано, как и прерванный половой акт главного злодея, безумно странного урода — любителя блюза, Фрэнка. Надрывность проявляется везде. Например, звук в картине записан так же, как и голос радио, звучащего два раза в фильме — урывками, как будто поставили кассету и прокрутили. С музыкой дела обстоят также, композиции меняются спонтанно. Сюжет и поведение персонажей не менее необычны. Ситуации блестят металлическим блеском, они неживые. Главные мерзавцы слушают красивую, добрую музыку и в то же время прославляют прерванные половые акты со всем движущимся, в порядке приказа. Взятие заложников и преступления происходят беспричинно. Бывают же такие люди. Странный всё-таки мир вокруг… В сюжете видна ирония и сатира Дэвида Линча над страхами благополучных американских обывателей, которым, с помощью бархата и ужимок, он словно хотел показать спектакль, а с помощью пустых диалогов и рваной музыкальной подборки — рассказать страшную историю по радио. Атмосфера и правда довольно мерзкая. Даже зловеще-мистическая, в завязке мне чувствовалось присутствие чего-то неведомого и неумолимого. Но, к сожалению, мистичности постепенно всё меньше и меньше, и преступники приближаются к образу осязаемых психопатов. Действие фильма в дальнейшем довольно ощутимо сужает зрачки в моих, уже было ужаснувшихся, обывательских очах. Оно продолжается уже как будто на доигрывании, и даже обдуманный эстетизм и глянец картины не сильно радует.

    Отдельное внимание стоит уделить любовной линии, коей уделено на фоне увядающего мистицизма значительное внимание. Необычные отношения Джефри Бомонда с объектом его наблюдения, и заурядные — с его напарницей, создают ощутимый контраст. Представлено два противоположных типа девушек. Но Джеф всё-таки останавливает свой взгляд на миловидной дочке полицейского, о которой у него, по-видимому, более умиротворительные представления о дальнейшей жизни, чем о жизни с фееричной певицей…

    Но Изабелла Росселлини прекрасна. Её героиня, помешавшаяся, отрешённая от семьи и от беды, постигшей её дом, в конечном итоге — просто женщина обуреваемая страстями, которая, несмотря на сложившуюся ситуацию, находит место для любви. Некоторый садомазохизм и величайшая экспрессия, несдержанность в своём чувстве — делают её, несомненно, очень привлекательным, и самым интересным для меня персонажем в картине.

    Силён и буйный псих, всё время пользующийся больничным инвентарём. Нечего сказать, сыграв клинического больного, Деннис Хоппер вжился в роль. Он создал образ редкий, экзотичный — образ исступлённого механического крикуна, способного на бессмысленную жестокость. Дорогого стоит.

    Кейл МакЛоклен — основной, вроде бы, актёр — напротив, выглядит блекло. В картине его лицо всё время выражает сдержанность и некоторую обиду… И некоторую извращённость. Он до предела любознателен, в чём, возможно, и есть его извращённость — тот фактор, что своей тягой приближает его к маньяку. Однако, по моему мнению, переборщил он с мимикой, ведь МакЛоклен практически не меняет выражение лица по ходу картины, всю дорогу выражая сдержанность и загадочную маниакальность. Хотя кто знает, плюс или минус это. Идя по тропам Линча гадать можно долго, и я в любом случае остаюсь при своём субъективном мнении.

    Вот вроде уже начинаешь думать о фальшивости работы Линча. Образ преступников, приторно сказанные «Я тебя люблю», вообще диалоги, неестественность ситуаций, звук. Но вот осознаёшь и удивляешься: «Нет, точно спектакль». Замысел, он и есть такой, его замысел. Линч так специально сделал, для пущего эффекта.

    5 декабря 2011 | 22:54

    Нет ничего удивительного, что после провала предыдущего фильма «Дюна» Линч снимал «Синий бархат» очень осмотрительно. Эта лента кажется проще, понятней, но в то же время не лишена излюбленных психоделически-сюрреалистических приемов американского режиссера.

    Кажется, будто Линч, снявший этот фильм в синих, порождающих эффект мистификации тонах, намеренно вводит зрителей в заблуждение, а на самом деле с весьма свойственной ему иронией лишь подтрунивает над идеальной жизнью американцев (чего стоит хотя бы самая первая сцена, когда приступ неожиданно сбивает с ног отца Джеффри и камера медленно и плавно переходит к изучению копошащихся жуков). Их жизнь скучна и однообразна. Вот и Джеффри, найдя отрезанное человеческое ухо, с головой погружается в это загадочное дело, как-то связанное с певицей Дороти, хотя позже готов отказаться от авантюры и вернуться к беззаботной жизни среднестатистического американского гражданина.

    5 января 2010 | 11:59

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>