всё о любом фильме:

Конформист

Il conformista
год
страна
слоган«Bertolucci's Masterpiece about Sex and Politics»
режиссерБернардо Бертолуччи
сценарийБернардо Бертолуччи, Альберто Моравиа
продюсерДжованни Бертолуччи, Маурицио Лоди-Фе
операторВитторио Стораро
композиторЖорж Делерю
художникФердинандо Скарфьотти, Джитт Магрини, Освальдо Дезидери
монтажФранко Аркалли
жанр драма, ... слова
бюджет
$750 000
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время111 мин. / 01:51
Номинации:
Смотрите в кино:
4 сеанса в 1 кинотеатре
Москва
сменить город
Законопослушным человеком хочет быть каждый, но если государство, в котором ты живешь, является преступным, то поневоле оборачивается преступлением и твое послушание. Такова цена конформизма, которую вынужден заплатить доктор Марчелло Клеричи, получающий от фашистских властей приказ отправиться во Францию с тем, чтобы организовать и осуществить ликвидацию итальянского профессора-антифашиста.

Выполняя задание, Марчелло понимает поразительное сходство государственного насилия с сексуальным, жертвой которого он пал в детстве.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
100%
48 + 0 = 48
8.8
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    Трейлер 02:58

    файл добавилmifomanka

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 10.0/10
    Можно с полной уверенностью сказать, что те, кто видел «Конформиста» лишь в советском кинопрокате, совсем не знают этот фильм, даже не представляют себе его подлинный художественный уровень и новаторский характер. Дело не только в том, что данную картину у нас сократили на 32 (!) минуты и выпустили вообще в чёрно-белом (!!) варианте. Самое губительное — она была перемонтирована режиссёром дубляжа Эдуардом Волком в абсолютно другом порядке, что называется, выпрямлена, выстроена абсолютно линейно и хронологически. И сразу же напрочь исчезла вся прелесть уникального ассоциативного монтажа, отражающего прихотливую череду воспоминаний Марчелло Клеричи, который должен совершить порученное ему фашистами убийство в Париже профессора Куадри, своего бывшего учителя. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 100 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Посмотрел в рамках долгосрочной программы по ликбезу Конформиста Бертолуччи. И надо сказать, наконец понял за что так любят и ценят этого режиссёра в мире. Ни последнее танго в париже, ни Под покровом небес, ни Мечтатели, ни Ускользающая красота, ни Двадцатый век, — ответа на этот вопрос мне не давали. А тут да. Мощно. Эпохально.

    Трентиньян ещё раз утвердился в моих глазах, как сильный актёр с совершенно не запоминающимся лицом. Таковыми актёры по сути и должны быть, чтобы зритель видел персонажа, а не звезду в кадре. Бертолуччи доказал, что может снять шедевр. Поскольку главной проблемой у него всегда были финалы. Типичная ситуация — начинает за здравие, а заканчивает за упокой. Пол фильма смотришь, надеешься на хорошую такую и логичную кульминацию с развязкой, а он берёт, да и плюет на все законы драматургии, и, как будто, начинает снимать совершенно новый фильм.

    Так вот, в случае с Конформистом эта черта Бертолуччи не проявляется никак. Здесь идеально (или почти идеально) всё, особенно то как Бернардо выстраивает нелинейное повествование. Ну и операторская работа выше всяких похвал. В общем, впервые после фильма Бертолуччи испытал хороший такой катарсис.

    10 из 10

    11 ноября 2010 | 16:23

    О фильме непременно хочется говорить в превосходных степенях. Стиль довоенной эпохи, операторская работа, необыкновенная красота в кадре — просто пиршество для глаз. Нарочитая роскошь, помпезность и, вместе с тем, чувство вкуса. Блистательный подбор актеров. Динамичный сюжет. Фильм очаровывает с первых минут и не отпускает до финальных титров. Кино, снятое с размахом, неординарное, и не лишенное иронии.

    Каков он, главный герой? Бертолуччи рисует личность сложную. Интеллектуал, одаренный, выдающийся, но вместе с тем без внутреннего стержня, с червоточиной. Не фанатик, отчасти карьерист. Сложно до конца понять этот характер, но в определенных отношениях это образ типичный.

    - Будь моя воля, все эти трусы, извращенцы, евреи — отребья, будь моя воля, всех бы их к стенке поставил — говорит Манганьело.

    - Что ты теперь будешь делать? — спрашивает Джулия Марчело. — То же, что и все, кто думал как я… таких много, так что опасности нет.

    Режиссер затрагивает детские травмы на почве сексуального насилия, а также знакомит зрителя с окружением из прошлого Марчело (семья) и настоящего (соратники, товарищи).

    Несмотря на кажущуюся убежденность, уверенность в своих идеалах, это человек слабый, бегущий от ответственности, нерешительный и подлый. Проповедуя одни идеалы в начале фильма, он с легкостью меняет их на другие в конце.

    Несколько раз на протяжении фильма поднимается вопрос нормальности. Марчело хочет быть «нормальным», вписаться в окружение, но в нем нет общности. От жены он с радостью бежит, идеалы выворачивает наизнанку, а друга предает. Нормальным его никак не назовешь. Нормальные люди просты, такова его буржуазная жена, прямолинейный Манганьело и слепой Итало. Они воспринимают свою жизнь как данность и преданы своей идее. Марчело же герой сомнения.

    Вопрос лояльности фашизму на самом деле возникал не раз. Куда девались те немцы, которые читали Шиллера, слушали Бетховена, любовались Дюрером? Фильм отчасти дает ответ на этот вопрос на примере фашисткой Италии.

    10 из 10

    14 декабря 2012 | 00:37

    Задумываясь о сущности тех или иных кинопроизведений неизбежно сталкиваешься со спорностью то эстетического, непристойного свойства («Ночной портье»), а то и с абсолютным непониманием («Теорема»). Сколько вариантов, сколько разных трактовок и обоснований, сколько предзнаменований перемен… Так и непростой, личный мотив именно этого сюжета тоже вроде бы в некоторой степени очевиден — от заявленных аннотациями параллелей сексуального насилия к исследованию насилия политического, пути от личного к общему, обобщение от «Стратегии паука» до до поры безнаказанной сущности фашистского режима. Как трактовать поднятые им уже почти риторические в наше время вопросы о принадлежности к системе — тоже личное дело каждого. Слепо, рассудительно или уже покаянно, когда фашизм уже себя изживал.

    Однако за привычными, по традиции сложно переплетающимися личным и политическим планами здесь на знаковом месте оказывается неоднозначность, запутанный контраст независимости и её психологического подтекста. А в сочетании с бесподобным взглядом кинокамеры классика Витторио Стораро… этот визуально безупречный, как-то даже не по-итальянски рассудочный и скользкий фильм о природе насилия становится еще выразительней и многослойней… «Конформист» — не только унизительное определение, сомнительное предназначение и залог чьего-то благополучия… Кстати, как причудливо сложилось, отточенная и совершенная манера съемки порой напоминает мне еще и бергмановского маэстро Свена Нюквиста.

    Задумавшись о итоговом смысле — кто в этой тревожной истории вообще жертва? В умном и до отвращения реальном «Конформисте» зачастую слишком много деталей накладывается друг на друга, чтобы дать однозначные ответы — в конце концов, не направленным же пальцем и криком «фашиста!» раздавать приговоры и вообще расставлять историю по своим местам.

    10 из 10

    16 сентября 2012 | 14:49

    Я не читала произведение Альберто Моравиа, но смотрела фильм Бернардо Бертолуччи. Я слышала, что книга менее многозначна, не читая, конечно, нельзя ничего сказать. В фильме персонаж получился сложным, интересным. История отвратительного, мерзкого, ничтожного типа по имени Марчелло Клеричи, и тех, кто встретился на его жизненном пути. Пути червяка. На его примере показана природа человеческой ничтожности во всех смыслах этого слова, а именно, природа злодеяний Клеричи — его сексуальные комплексы.

    У Клеричи вся семья отвратительная: мать — наркоманка, лентяйка и истеричка, отец — психбольной, а в прошлом жестокий человек, совершивший немало злодеяний, жена — круглая дура, теща — подхалимка, желающая выдать дочку замуж за представителя более высокого класса, чем они, друзей нет, а еще и этот шофер Лино в далеком прошлом, которое куда сильнее всех его настоящих. Между Клеричи и его женой Джулией очень мало общего. О любви и в принципе не может быть речи, по крайней мере, с его стороны. Она глупая, необразованная, безвкусная, он, все же — представитель аристократии, хоть это и не мешает ему быть ничтожеством. Для нее первый неприятный сексуальный опыт не стал каким-либо потрясением, а ему же, наоборот, определил всю дальнейшую жизнь, это говорит о том, что она менее чувствительна, чем он, но в данном случае положительно ли это?

    Его противник, профессор Куадри, напротив же, находясь в смертельной опасности, находит в себе силы следовать тому, что считает справедливым, у него есть союзники, не по неволе, а по идее, красивая чувственная жена, пусть и не самая верная. Пара Куадри при всех прочих условиях, даже если отбросить, что Клеричи — фашисты, кажутся куда более достойными людьми, верными своим убеждениям и принципам, способными на человеческие чувства.

    Желая убежать от своих собственных комплексов, Клеричи вступает на новый путь злодеяний, но он уверен, что одобрение общества поможет ему забыть свой «позор». И это будет верным, будет злодеянием во благо и справедливость. Да и церковь «одобрила», раз он на стороне «правых». И он, недостойный, станет достойным.

    Фильм, смотрелся ровно, но одна сцена была очень сильной. Когда Клеричи не открыл дверь женщине, которая была ему не безразлична, которая отчаянно кричала в последние секунды своей жизни. Вот это было верхом его ничтожества, ничтожества неисправимого. Сцена убийства тоже показалась убедительно очень жестокой.

    Интересный эпизод — танец двух женщин является, на мой взгляд, все же не самым чувственным танцем двух женщин в кино, по крайней мере, на сегодняшний день, танец из «Фриды» мне кажется ярче, я ни в коем случае не сравниваю фильмы, они совершенно разные, сравниваю только танцы.

    Марчелло Клеричи — закомплексованный бесхребетный мерзавец, он не врет самому себе один единственный раз в своей жизни, а именно, когда он, окончательно сорвавшись от борьбы с самим собой, обозначив всех виноватых в своей ничтожной жизни, превратился из латентного гомосексуалиста в очень даже «действующего». А Жан-Луи Трентиньян — очень интересный актер, от Стефании Сандрелли я не в восторге, мне она никогда особо не нравилась, актриса, сыгравшая Анну, показалась куда интересней. Я не люблю фильмы о политике, даже, где она просто присутствует, не люблю, и смотрю очень редко и никогда их не ищу целенаправленно, но этот фильм мне показался очень выразительным, сложным, интересным, многообразным, настолько, что можно очень долго о нем говорить, но лучше просто взять и посмотреть.

    9 из 10

    10 октября 2010 | 17:42

    Центральной темой является противостояние идей фашистского режима Италии времен диктатуры Муссолини и антифашизма. Конформизм как приспособленчество к фашизму за неимением другого выхода (или иллюзии отсутствия). Для раскрытия идеи в фильме используется метафора о пещере с узниками, отсылающая к диалогу Платона. Таким образом, и герой — фашист Марчелло и собственно сама фашистская Италия представляются узниками этой пещеры, скованными, сидящими в темноте и не видящими истинных вещей, только их мутные тени.

    Лейтмотив диалектичности света и тьмы пронизывает всю картину. Тьма сознания Марчелло отражается в его тяге к темноте — закрывает окна, уходит в темные комнаты, часть событий происходит в очень затемненных условиях, он сидит в темном помещении и в начале фильма, и в финальной сцене.

    На одну из возможностей объяснения событий указывают множественные отсылки к фрейдизму. Подавленные, скрытые желания и мысли, проецирующиеся во внешний мир в искаженных формах. Как вариант — наличие у Марчелло эдипова комплекса — любовь к матери заставляет его избавиться от ее любовника, его отец — сумасшедший, добровольно изолировавший себя от мира, профессор Квадри воспринимается его подсознанием как фигура отца — он преподавал ему в университете, и в конечном итоге Марчелло допускает убийство профессора-антифашиста, эмигрировавшего в Париж.

    Марчелло стремится к «нормальности», это его цель, при этом свою сущность не осознает. Он находит себе невесту, недалекую, но холоден с ней, он служит в тайной полиции, хотя это противоестественно для него, и Марчелло пытается увильнуть от задания убить Квадри. Отрицая свою «ненормальность», непохожесть на других, он тем не менее плавает в своем конформизме и встречает отзвуки своего истинного сознания в других. Ненормальность в окружающих его — Это Анна, жена профессора с мужскими манерами, Лино — шофер, гомосексуалист. который пытался приставать к нему, когда Марчелло было около 13. И здесь можно увидеть аллюзии к Марселю Прусту, начиная с имени, заканчивая особенностями героев. Игры подсознания связывают этих двоих в единое, присоединяя и проститутку, которая похожа на Анну, со шрамом на лице как у Лино.

    Но в итоге, Марчелло все же отказывается от стремления к «нормальному». Он обвиняет Итало в фашизме, отталкивает его. Идеи конформизма получают раскол, но финал остается открытым.

    31 января 2012 | 15:36

    Настало время поговорить об одном из самых важных явлений в кинематографе — «Конформисте» Бернардо Бертолуччи, снятому по роману Альберто Моравиа. Этот фильм создал Бертолуччи репутацию одного из ведущих режиссёров современности. Сложная структура повествования и важнейшие вопросы, поднятые режиссером, касающиеся человека и власти, оказали огромное влияние на развитие кинематографа, повлияв на создания таких шедевров, как «Крёстный отец» и «Апокалипсис сегодня». Интересно, что в годы выпуска «Конформиста» нещадно критиковали и обвиняли Бертолуччи в попытке свести зарождение тоталитарного строя к «половым отклонениям» отдельных личностей. Успех за пределами Европы позволил режиссеру пригласить на главную роль для своей следующей картины «Последнее танго в Париже» великого Марлона Брандо.

    Марчелло Клеричи (Жан-Луи Трентиньян) получает приказ от фашистских властей отправиться во Францию для того, чтобы втереться в доверие и впоследствии устранить итальянского профессора-антифашиста. Этот профессор в свое время обучал самого Клеричи и возлагал на него большие надежды. Марчелло приезжает убить своего духовного отца и наставника, коим и являлся профессор. В детстве Марчелло застрелил пристававшего к нему шофёра по имени Лино. Поиск сильной фигуры отца приводит его на службу фашистскому государству. В 33 года он решает слиться с толпой, вступив в партию большинства и женившись на типичной представительнице среднего класса. Жена Марчелло, как он сам о ней выразился «воплощение посредственности». Подобно ему самому, подростком она подверглась насилию, потеряв при этом девственность, но, в отличие от мужа, на её психическое состояние этот эпизод не оказал никакого влияния.

    Весь фильм состоит из россыпи вольных флешбэков главного героя, его воспоминаний, переживаний, душевных ран и скрытых желаний. Марчелло прокручивает свою жизнь, начиная с тринадцати лет. Он становится жертвой собственного восприятия, своего тёмного прошлого. Не зря Бертолуччи определил «Конформиста» как «память о моей памяти». Режиссер сопоставляет себя с главным героем и проводить тонкую грань между ним. Не просто так такое важное место уделено психической травме Марчелло. Он понимает поразительное сходство государственного насилия с сексуальным, жертвой которого Клеричи пал в детстве. По ходу фильма из его подсознания на поверхность всплывают последствия детской психической травмы и страх перед собственной гомосексуальностью. Бертолуччи отмечал сложность внутреннего мира своего героя. Марчелло ради доказательства своей нормальности идёт на убийство профессора Квадри.

    Колебание и страх Клеричи во время убийства профессора объясняют его нежелание существовать в фашисткой среде. В нем существует вечное противоречие, он никак не может определиться на чьей он стороне, кто он и что пытается найти. Марчелло делает выбор в пользу отрицания своей сексуальной ориентации и становится пленником этого заблуждения. Бездействие и пассивность привели Марчелло к душевному истощению. Очень хорошую фразу профессора цитирует главный герой — «Время размышлений в прошлом. Пришло время действовать». Он сам только размышляет, а действовать не может. О Клеричи очень хорошо выразился его начальник — «Некоторые сотрудничают с нами из страха, некоторые — из-за денег, другие верят в фашистские идеалы. Вы не подпадаете ни под одну из категорий». Он другой, он не такой как все, его желания быть нормальным еще больше доказывает это. В той нормальности в которой он хочет жить нет ничего привлекательного, доказательством этому служат последние кадры фильма.

    Напарник периодически обвиняет Марчелло в трусости. Он не может выполнить приказ, он не может смириться с тем, что произошло в детстве, он не может следовать своим идеалам, а не ложной фашисткой партии. Чем мотивируются его поступки? Ответ прост: презрением к самому себе и конечно же страхом. Огромное место в этой истории занимает сексуальные переживания главного героя, его гомосексуальность, развитая из-за стресса после изнасилования и т. д. Ключ к его непохожести на других — не в его поступках, а в его сознании. В конце Марчелло прозревает. Он больше не слепой узник пещеры. Теперь он признаёт в себе всё то, с чем боролись фашисты, что он сам так ненавидел и в чём он подозревал себя. Замысел Бертолуччи состоял в том, чтобы поставить зрителя на место Марчелло. У меня никаких сомнений, что это у него получилось в полной мере.

    Съёмки фильма проходили во время увлечения Бертолуччи эстетикой самого радикального режиссёра шестидесятых, Жана-Люка Годара. В «Конформисте» восстановлены мебель, декор, костюмы той эпохи. Это позволяет окунуться в те годы с головой. Проскальзывают в отдельных сценах элементы сюрреализма, которые делают фильм до сих пор неповторимым произведением искусства. Огромной похвалы заслуживает исполнитель главной роли Жан-Луи Трентиньян, образ Марчелло Клеричи — один из самых сложных в кинематографе, Трентиньян продемонстрировал великолепное исполнение. Я был в восторге от работы оператора Витторио Стораро. Со временем она была признана одной из вершин цветной кинематографии. Полумрак городских улиц, съёмки с использованием замутнённого стекла и неожиданно искажаемый ракурс позволили называть эту операторскую работу образцом идеального визуального стиля.

    6 марта 2015 | 16:14

    Описывая фильмы подобного рода, простые аналогии не приносят ни интереса, ни пользы. Такие картины призваны сравнивать человеческую сущность на уровне ассоциаций. Вот и на этот раз: Конформист — это не просто политически угнетённый интеллектуал. Это притворщик, политический приспособленец, в первую очередь; это опасный лжец. Пока мы не научимся жить собой и своими мыслями, получая от них удовлетворение, мы не научимся быть людьми и принадлежать себе. Насколько может быть опасен человек, который испытывает страх от общеиспользуемых принципов, и тем не менее добился на «чужом поле» исключительных результатов? Это может привести к безумию. Но Марчелло Клеричи не безумец, он — лицемер.

    Просто невообразимо, с каким размахом снят этот фильм. Огромный зал со столом в центре, несчислимое количество скамеек под открытом небом. Очень приятно смотреть, красиво.

    - Я прошу у Вас искупления грехов не за прошлые деяния, а за те убийства, которые я совершу завтра: одно за другим.

    - Вы состоите в какой-то секте или группе инакомыслящих?

    - Нет, скорее я состою в группе, кто преследует инакомыслящих.


    Ещё один мир слепых. Ни один убеждённый фашист не признает греховным деянием убийства оппозиционеров. Но в такой политической атмосфере даже священнослужители требуют раскаиваться именно анти-фашистов и инакомыслящих, но не наоборот. Такая вера прогибается под временем и политическим строем. Покаяние в такой церкви абсурдно.

    Поэтому некоторые люди и поступки заслуживают исключения из рамок одобрения, откидывая подобное к преступлениям против человеческого существования, не разделяя на хорошее и плохое.

    9 из 10

    22 сентября 2010 | 15:39

    Фильм, как ни странно, не завоевал выдающихся призов. Премия — рекомендация международного евангелического жюри, да «приз симпатий» от журналистов в рамках Берлинского кинофестиваля 1970 года — не в счет. А ведь кино, снятое 30-летним Бертолуччи, более, чем примечательное. И название — как приговор. Собственно, посмотрев еще советского образца черно-белую перемонтированную версию фильма, я и узнал значение этого слова. В своей картине Бертолуччи осмысливает конформизм, как социальное явление, особенно опасное в переломные периоды истории, когда на кону жизни целых поколений, судьбы многих стран.

    Итак, конформист — это итальянский аристократ Марчелло Клеричи из деградировавшей семьи, но с блестящим образованием. Он принимает фашизм, но исключительно ради собственного благополучия и «спокойствия». Он видит в фашизме карьерные возможности и «убеждает» себя в правильности выбора, общаясь с далеко неполноценными сторонниками этой идеологии — слепцом Итало и сошедшим с ума отцом Клеричи. Убежденный марксист Бертолуччи, конечно, блестяще показал ущербность идеологии фашизма, представив еще один образ — старательного служаку Монганьело, приставленного «помогать» Клеричи в осуществлении зловещего и циничного задания — убийства профессора-антифашиста, у которого в свое время учился главный герой. Конфликт главного героя с самим собой набирает силу и заканчивается полным крахом его, как личности, оставляя в душе лишь конформизм, с которым Клеричи дождался поражения фашизма, чтобы не задумываясь отречься и от него.

    Если бы сценарий сводился лишь к вышеозначенным мыслям, то фильм уже бы стал неординарным. Этого не могли не заметить в СССР, когда перекроили творение режиссера и почему-то сделали его из цветного черно-белым. В советском кинопрокате «Конформист» стал пропагандистским обличением фашизма, а от всего остального в фильме решили избавиться. А зря.

    Начнем, хотя бы с попыток еще молодого режиссера осмыслить психологические корни конформизма. Как так получилось, что часть аристократии поддержала Муссолини, чья социальная база, как известно, мелкие лавочники и малограмотная крестьянская масса (типичный представитель — уже упомянутый Монганьело). Почему церковь оставалась толерантной фашизму? Цензурированию было подвергнуто и фрейдистское осмысление неустойчивости психики героя. Вместе с 30 минутами «вырезанного хронометража» ушли замечательно красивые планы и кадры, насыщенные символикой и поддерживающие смыслы. К счастью, справедливость восторжествовала, и теперь есть все основания для того, чтобы пересмотреть фильм и насладиться бесподобной игрой Жана-Луи Третиньяна (Клеричи) и обворожительно красивой и талантливой Доменик Санда (Анна).

    Итак, «Конформист» — выдающееся «умное» кино в лучших традициях итальянской школы неореализма (основоположник — Ф. Феллини), по-прежнему глобально актуально, как приговор философии «конформизма», как антифашистский манифест, как призыв к неравнодушию.

    6 декабря 2010 | 01:01

    «Я хочу быть нормальным».

    Все, чего хочет Марчелло Клеричи это быть как все, быть обыкновенным, стандартным и быть счастливым от нормальных вещей: иметь красавицу женушку, дуру, любящую наряды, успешную должность на работе, ездить в путешествия, воспитывать детей. Он мечтает об этом из-за того, что в жизни перенес уже немало «декадентских прелестей»: мать, подсевшую на морфий, отца в сумасшедшем доме, гомосексуальный опыт с шофером в детстве, его убийство.

    Марчелло хочет избавиться от этого — конформизм.

    Бертоллучи изучает природу фашизма и причиной ее обнаруживает конформизм, желание слиться с толпой. Но откуда берется сам конформизм?

    Клеричи — слабый, бесхребетный человек, не способный кажется на противостояние, на борьбу, или же вовсе бесчувственный, что мне кажется и ответом на вопрос о причинах конформности. Слабость, граничащая с отсутствием собственных чувств и мнений. Ему дают задание убить своего бывшего преподавателя профессора Куадри и его жену. И он не может отказать, ему дают пистолет и он его берет, хоть и не возьмет его в руки, а будет безучастно смотреть на ломящуюся в его машину жену профессора. Он сидит в своей железной клетке, ничего не чувствуя, ничего не делая, весь мир вокруг совершает преступление, а он совершает еще более страшное — молчит.

    Он фашист не из страха и не из идейных убеждений. И это трагично, печально трагично.

    Такие люди как Марчелло после свержения Муссолини с таким же успехом будут следовать приказам и убеждениям новой власти, будут толпой, безликой, не способной ни на одно решение или чувство, они как тени, остающиеся лишь темными миражами на стенах фашистского, а затем и любого другого, режима.

    31 июля 2012 | 21:53

    Период 60-70х годов века двадцатого-золотая эпоха итальянского кинематографа. Как тут не вспомнить Микеланджело Антониони, Федерико Феллини… И конечно же, человека без которого уж точно нельзя представить киноиндустрию того времени-Бернардо Бертолуччи.

    До «Конформиста» я успел посмотреть дебютную работу под названием «Костлявая Кума» и невероятно долгую, но от этого не менее завораживающую 5-часовую сагу «Двадцатый Век». По двум фильмам очень сложно судить о том, что же именно выделяет того или иного мастера своего дела от всех остальных. Но буду откровенным, просмотрев невероятное число источников и отзывов, я все-таки выработал некоторое представление о Бертолуччи. И я не сомневаюсь, что «Конформист»-очень удачный шаг в пополнении просмотренных работ этого безумного гения.

    Пару слов об историческом значении этого шедевра. Синьор Бернардо как-то признавался: «Чем я всегда гордился до румянца на щеках — так это тем, что и Фрэнсис Коппола, и Мартин Скорсезе, и Стивен Спилберг говорили мне о «Конформисте» как о первом повлиявшем на них современном фильме». Честно говоря, еще не доводилось смотреть ранние работы Скорсезе и уж тем более Спилберга. Но то, что каждая минута «Конформиста» все больше и больше относила меня к «Крестному Отцу» и даже к «Однажды в Америке»(который, кстати, тоже снял такой же легендарный итальянец, как и все, кого я уже упомянул, Сержио Леоне),я ни на секунду не сомневаюсь. Так ли оно на самом деле?Действительно ли данная кинолента заслуживает стоять в одной нише с другими сокровищами?

    Обратимся к самому названию фильма, повествующем о человеке, которому постоянно приходится под кого-то подстраиваться. Под свою супругу, под свое начальство, под свое окружение и даже под самого себя. На протяжении всего кинофильма мы можем проглядеть, что основная сюжетная линия посвящена борьбе человека с самим собой в самых экстремальных ситуациях и обстоятельствах. Разумно упомянуть ведь, что действие картины происходит в период, когда Италия была поражена вирусом фашизма. Но в отличие от «Двадцатого Века» здесь мало заметна политическая подоплека и настроения Бертолуччи, ибо он замаскировал их весьма удачно. О них можно догадаться по ходу развития действия.

    Что касается самих актеров-то я вряд ли скажу, что выделю кого-либо из них. Но то, что во всем фильме едва ли найдется положительный герой-это вне всякого сомнения. А добавьте к этому еще и извечные любимые темы, которые затрагивает Бертолуччи. Так и кажется, что сам режиссер прикладывает руку к своеобразному падению своих героев.

    Но венец картины-это, безусловно, оператор Витторио Сторраро, которого я уже успел запомнить по копполовскому «Апокалипсису Сегодня». Любой, даже неподготовленный зритель сразу уже увидит и невероятную игру цветов, которые то до предела насыщенные в одном эпизоде, то мертвенно-бледные в другом, да так, что сами живые актеры напоминают ходячие трупы, еще не подвергшиеся разложению. Символично, не правда ли?А как приковывает внимание продуманность задних планов и декораций!Прямо калейдоскоп какой-то. Блеск. Я аплодирую стоя великолепному синьору Сторраро, который умудрился продемонстрировать в «Конформисте» чуть ли не весь спектр ракурсов съемки. Тут вам как на тарелочке выложены и вид сверху, и так называемые «голландские углы»,и акцентуация крупного плана, и камера, которая не стоит на месте, что в принципе добавляет этому «мертвому полотну» некоего движения. И еще целая куча по истине оригинальных решений съемочной группы.

    О музыкальной составляющей трудно что-либо сказать, ибо нет таких дорожек, которые бы никак не вписались в общую картину, но и нет шедевральных треков.

    И напоследок об актуальности «Конформиста». Картина в свое время была обделена крупными кинопремиями, но интерес к ней не угас. Нынешние критики в один голос величают творение Бертолуччи настоящим шедевром, с чем я спорить даже желания не имею, поскольку сам разделяю их мнение. Тема об отношении человека и общества, человека и семьи, а также человека и его внутреннего «я» до сих пор не исчерпана.«Конформист» оставляет очень много пищи для размышлений, которые показал нам Бертолуччи. И ведь действительно есть над чем задуматься.

    Как итог:по какой шкале бы я ни оценивал,«Конформист» относится к разрядам тех фильмов, которые запоминаются и становятся любимыми с первого просмотра. Настоящий шедевр, который обязательно нужно посмотреть любому киноману без исключения!

    10 из 10

    1 сентября 2012 | 17:44

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>