всё о любом фильме:

Адаптация

Adaptation.
год
страна
слоган«Charlie Kaufman writes the way he lives... With Great Difficulty. His Twin Brother Donald Lives the way he writes... with foolish abandon. Susan writes about life... But can't live it. John's life is a book... Waiting to be adapted. One story... Four Live»
режиссерСпайк Джонс
сценарийЧарли Кауфман, Donald Kaufman, Сьюзэн Орлеан
продюсерДжонатан Демме, Винсент Ландэй, Эдвард Саксон, ...
операторЛэнс Экорд
композиторКартер Бёруэлл
художникК.К. Баррет, Питер Эндрус, Кэйси Сторм, ...
монтажЭрик Замбраннен
жанр драма, комедия, ... слова
бюджет
маркетинг
сборы в США
сборы в мире
зрители
США  3.54 млн,    Великобритания  260.5 тыс.,    Испания  181.8 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время115 мин. / 01:55
Номинации (3):
Взявшись за адаптацию книги журналистки Сьюзен Орлеан «Похититель орхидей», знаменитый сценарист Чарли Кауфман оказывается в душевном и творческом тупике. Странные чувства, овладевшие им, мешают ему работать. Но однажды Чарли решает описать в сценарии всё происходящее с ним. Вскоре автор замечает, что действительность и вымысел начинают переплетаться самым причудливым и неожиданным образом.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
91%
180 + 18 = 198
8.2
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм снят по мотивам романа Сьюзэн Орлеан «Вор орхидей» (The Orchid Thief, 1998).
    • Дональд, в качестве примера фильма о цветах, приводит «Цветы для Элджернона». На что Чарли ему отвечает: «Это не о цветах; кроме того это не кино». На самом деле существует две экранизации этой книги — фильм «Чарли» (Charly) 1968 года и телевизионный фильм «Цветы для Элджернона» (Flowers for Algernon) 2000 года.
    • Роберт МакКи лично предложил продюсерам, чтобы в фильме его играл Брайан Кокс.
    • В титрах как со-автор сценария указан Дональд Кауфман. Также он присутствует в картине как один из героев и фильм посвящён «его светлой памяти». На самом деле Дональд — вымышленный персонаж.
    • В одной сцене Чарли приходит домой и проверяет свою почту. Он стоит перед зеркалом, а его брат Дональд говорит с ним позади него. Отражение Дональда в зеркале — это настоящий Чарли Кауфман (автор сценария фильма).
    • еще 2 факта
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 3631 пост в Блогосфере>

    ещё случайные

    Мне нравятся фильмы, у которых оригинальные и хорошо продуманные сценарии, в которых исход событий и развязка всегда неожиданные и нельзя никогда угадать чем же все закончится. Именно все это и можно сказать про этот фильм. «Адаптация» — необычная и закрученная драма, которая мне очень понравилась, и это кино имеет свою исключительность и чистоту, ведь фильм совершенно ни на что не похож, и сняли его интересно и качественно. Когда начинаешь смотреть данное кино, совсем не ожидаешь увидеть данную неожиданную и хорошо продуманную историю с двоим дном. Я люблю фильмы с двоим дном, в них есть что такое манящее и интригующее, поэтому «Адаптация» получилась достойной и качественной драмой с элементами и криминала и комедии.

    Мы видим сценариста, который должен написать сценарий для фильма по одной загадочной и известной книги, и в ходе работы главный герой понимает, что именно эта работа оказалась намного сложнее, чем он думал, и он неожиданно стал испытывать душевный, творческий тупик, но главный герой не останавливается на этом и с ответственностью подходит к своей работе и попадает в череду невероятных событий и раскрытия тайн, о которых он не должен был узнать, поэтому последствия и исход событий будут драматическими и трагическими…

    Актерский состав в этом фильме был блестящий, поэтому кино и получилось таким хорошим и достойным для внимания. Николас Кейдж мне особо никогда не нравился, но в этом фильме у него сложная и непростая роль, их даже две, и играет ох талантливо, и этот фильм с его участием один из моих любимых. Мэрил Стрип была прекрасна и загадочна в этой драме, и ее героиня очаровала меня, и мне хотелось узнать все тайны, которые она хранила. Крис Купер тоже сильный и стоящий актер, и в этом фильме он играл весьма талантливо. В небольшой, эпизодической роли было приятно увидеть Тильду Суинтон. Мне нравится эта актриса: она интересная актриса с необычной внешностью.

    «Adaptation» (Адаптация) — оригинальное кино с оригинальным сценарием и непростой, оригинальной историей, и поэтому фильм без сомнений заслуживает внимания зрителей и положительных откликов. Данная драма о том, к каким неожиданным выводам мы приходим в своих философских суждениях и к чему они ведут, о том, что хранят люди, которые одевают маски и делают вид, что все в порядки и ведут обычную, заурядную жизнь, но на самом деле у них все внутри кипит, и о том, что важно в жизни на самом деле, и что не нужно все усложнять, и в этой жизни все намного проще, чем мы думаем. Кино меня впечатлило и заинтриговало, и оно для меня из самых заметных и достойных фильмов 2002 года.

    9 из 10

    26 октября 2013 | 16:36

    … а стоит ли вообще пытаться? Смотрите и решайте. Только помните фразу из книги Сьюзан Орлеан:

    «Страстно чем-то увлекаться стоит уже потому, что это уменьшает мир до управляемых размеров.»

    В фильме, на мой взгляд, отражено противостояние жизненных укладов, воззрений и приоритетов. 2х2: Чарли&Сьюзан vs. Дональд&Джон.

    Чарли и Сьюзан — люди, которые достигли того или иного успеха в профессии, но ощущающие свою жизненную несостоятельность. Дональд и Джон — увлеченные прожигатели жизни, которые тратят свое время исключительно на интересующие их вещи.

    Кто победит в этом противостоянии? И что означает здесь «победа»?

    Однозначно фильм неоднозначный. Но о некоторые моментах можно говорить с уверенностью:

    - сценарий чудо как хорош! В нем много мысли, много движения, много переживаний и разнообразных поворотов событий;

    - актерский состав подобран превосходно. Актеры (а они более чем известные) почти сразу перестают восприниматься как Кейдж-Стрип-Купер, а становятся Кауфманом-Орлеан-Ларошем. Они проживают эти жизни, мы это видим, но не видим того, как они адаптируются к ролям. Это ли не мастерство?

    - ирония, на грани цинизма, с которой изображены все персонажи, полноправно хозяйствует все 114 минут… но это не «комедия» в общепринятом смысле этого слова. Скорее драма;

    - понятие «адаптация» играет всевозможными красками, давая зрителю огромный простор для фантазии;

    - саундтрек (я имею ввиду «Happy Together»), похоже, надолго обосновался в моем плей-листе;

    - это одна из лучших (едва ли не самая) ролей Кейджа.

    За что я несказанно благодарна природе, так это за то, что дала мне такую возможность, как МЫСЛИТЬ. Именно эта черта свойственна подавляющему большинству людей. Не важно, как относиться к этому фильму, позитивно или негативно, но он заставляет думать. С этим сложно не согласиться.

    10 из 10

    27 января 2009 | 19:58

    Вот я начинаю писать рецензию. Как же мне ее написать. Я же давно ничего не писал тут. Да и никогда особо талант не имел. Но хочется что-то написать. Ведь это прекрасный фильм, про адаптацию. Да, точно. Надо писать про адаптацию. Как мы все адаптируемся в этом мире. Как мы живем. Как мы принимаем правила, которые уже заготовлены для нас, до того как мы придем в этот мир. Да, есть правила. Надо сначала пойти в школу, потом в институт, потом влюбится, потом можно и поженится, потом надо найти какую-то работу, надо есть, иногда танцевать. Надо как то привыкнуть к этому миру, что-ли. Стать частью социума. Вот можно так написать. Можно так начать писать рецензию. Не знаю, что получится. Может что-то несвязанное с фильмом, или что-то еще похуже. Может надо добавить пафоса? Или нет. Лучше избавится от пафоса как можно быстро. Это все портит. Лучше писать простыми словами, понятным языком. Чтобы все поняли. Ах как там было. Правило как написать рецензии. Там еще автор был. Очень знаменитый. Я не помню имени. Как его там. Может кто-то вспомнит. Да, хватит! Что за чушь тут ты написал. Давай, пиши про фильм. Как он. Рассказывай про сюжет. Про кого он? Про какого-то сценариста? Кто он такой? Чарли Кауфман? Кто знает Чарли Кауфмана? Нет, нет, нет. Ты мне мешаешь. Эта же рецензия. Тут должно быть что-то интересное. Надо написать так, чтобы люди прочитали ее, потом сказали, что это Полезная рецензия. Что после ее, они решили немедленно посмотреть фильм «Адаптация». Вот так я хочу написать. Ну что же ты от меня требуешь. Кто же ты есть? Ты понимаешь что уже скатился ко дну. Ты уже пишешь Бог знает что и даже не замечаешь этого. Ты не можешь адаптировать свою рецензию для сайта Кинопоиск. Твоя рецензия ни что иное как кусок гнилого мяса, обернутая в какую то дешевую газету. Так, что хватит писать. Или пиши так, что бы все поняли о чем ты. 

    ЛЮДИ ХОТЯТ ПОНИМАТЬ!

    Ну когда же ты это поймешь? Надо иметь какую-то связь с миром. Ты просто не можешь это сделать. Это не в твоих силах. Ты просто отстой. Ты даже не можешь написать эту дурацкую рецензию. Тебя мучают сомнения. Ты думаешь никто не поймет о чем ты. Ты думаешь все будут смеяться над тобой. Ты уже написал много плохих рецензий. Хочешь еще одну. Давай, завязывай. Закрой страницу крестиком и долой делать свои дела. У тебя ничего не получается. Не отправляй рецензию. Не жми «отправить». Это будет ошибкой. Как закончить рецензию? Может просто и вправду нажать крестик. Но если кто-то это сейчас читает, значит я не сделал этого. Значит я все таки отправил ее. И как она вам? Да ладно, что я говорю. Я задаю вопрос в рецензии тому, кто ее читает. Как такое вообще возможно. Ведь я должен писать про фильм, а я уже написал про все что угодно, кроме фильма.

    Значит так, этот фильм про Чарли Кауфмана. Он сценарист. Он работал над фильмом «Быть Джоном Малковичом». Помните там еще Джом Малкович играл Джона Малковича. Так вот ему надо (не Малковичу, а Кауфману) написать новый сценарий и он хочет чтобы сценарий был прекрасным. Но не знает как. У него есть брат-близнец. Да, Кауфмана в этом фильме прекрасно сыграл Николас Кейдж. Одна из лучших его ролей. Может быть лучше только «Покидая Лас-Вегас». Хотя не думаю. Ну одним словом. Стоит ли смотреть «Адаптация». Да, советую всем. Умникам, не умникам, людям с чувством юмора или же с суицидальными наклонностями.

    Вот и все вроде. Я написал все то, что я хотел написать. Вроде да, но думаю, что не так хорошо получилось как я хотел. Ну да ладно. В мире ведь всегда так. Если бы все было как мы хотим, мир бы не существовал вообще. Приходится адаптироваться. Иногда. Нужно закончить словом «Конец». Вот так вот.

    Конец. Ах да еще оценка будет видна. Им и закончим.

    10 из 10

    4 мая 2015 | 09:39

    Что Кауфман грядущий нам готовит?

    Про «Адаптацию» я был наслышан задолго до того, как решил ее посмотреть. Фильм лежал у меня несколько лет, ожидая своего часа, коробка покрылась пылью толщиной чуть ли не с палец. Признаться, два фильма по сценариям Кауфмана — «Быть Джоном Малковичем» и «Вечное сияние чистого разума» — в списке моих самых любимых, так что «Адаптацию» я сел смотреть вполне готовым увидеть зрелище странное, изощренное и если не эстетское, то, по меньшей мере, взыскательное. Самое интересное в фильмах по сценариям Кауфмана — это сюжетные сюрпризы. Чарли Кауфман, как никто другой, умеет забавляться со зрителем, играя с его совершенным непониманием происходящего и неожиданностью каждого следующего шага. Вопрос «Ну и что дальше?» в этих фильмах вполне правомочен, это же не «Трансформеры», где еще не начав смотреть фильм, можно дословно пересказать сценарий. К каждому новому фильму Кауфмана нужно по-новому адаптироваться, потому что случиться в них может абсолютно все, что угодно! Он мастер головоломных парадоксальных сюжетов и сюрреалистического их воплощения.

    У Чарли Кауфмана в башке, судя по всему, много помоев. Нормальные сценаристы пишут сценарии, а помои оставляют на откуп пожирающим мозг каждого уважающего себя творческого человека тараканам. Кауфман подумал — а вдруг помои могут чего-то стоить? Взял, и выплеснул их на бумагу, а то, что получилось — отдал старому знакомому Спайку Джонсу, которому не впервой копаться в хитросплетениях кауфмановских замутов, так что тот не особо удивился, а снял фильм. И фильм этот в очередной раз поднял фурор в среде киноэстетов и критиков, собрал впечатляющий ворох наград и даже неплохую кассу. И все сразу стали дружно жалеть бедного Чарли Кауфмана, который в таких муках создавал вместе с покойным братом новый шедевр. Ведь Кауфман — это милый, нерешительный тютя с катастрофическим выпадением волос, инфантильностью во всем, потными ладошками и склонностью к полноте, не умеющий общаться с женщинами, усталый, пессимистичный, чуть ли не суицидальными наклонностями.

    Наверное, большинству зрителей даже невдомек было, что Кауфан всех просто развел. Вот именно — своими помоями. Задушевной беседы рефлексирующего интеллектуала со зрителем-психоаналитиком не было. В кресле напротив зрителя сидел довольно нахальный, циничный и весьма задиристый тип, который над зрителем вволю поиздевался, рассказав выдуманную от начала и до конца историю своих «трудных» творческих поисков. Как же, будет он изливать душу! После того, как он пробил дырку в мозг лжеМалковича и заставил зрителя жалеть не нуждающегося в жалости великого актера, после того как он адаптировал под себя «человеческую природу» в «Звериной натуре», было уже ясно, что ничего обычного и правдивого он не покажет. А вся эта какофония из самого себя, реальных людей вокруг, заигрываний с происходящим раньше, теперь и в будущем, а также с происходящим в настоящем, прошлом и будущем, но в воображении, причем не только самого Кауфмана, психоанализом, философией, — судя по всему, одна большая мистификация и насмешка.

    Лукавый Кауфман, веселый Кауфман, Кауфман-итриган и эпатажный фальсификатор, ничуть не похожий на жалкого паникующего Николаса Кейджа, заставил критиков вертеться подобно ужам на сковородке, стремясь перещеголять друг друга в киношных терминах и глубокомысленных изречениях, зрителей — стыдливо прятать глаза, не зная — ругать или хвалить то, что всем так нравится, но чего они совершенно не поняли, а киноакадемиков потеть, словно тот самый лжеКауфман и решать скоропалительно — дать или не дать чертову умнику Оскар и как он разделит Оскар с братом, которого у него нет. Не дали. Потом дали, когда Кауфман смягчил напор и облек свою шизофрению в романтическую оболочку. Не смогли не дать.

    О сюжете, как я уже сказал, здесь говорить бессмысленно. Он скачет по временам, историям и картинам, он стремителен, как человеческая мысль и вальяжно пассивен, как старый клоун на пенсии. Он философичен в той мере, которая нужна зрителю, чтобы поверить в его философичность, но ни граммом больше, правдив настолько, насколько Кауфман посчитал нужным приоткрыть завесу тайны над своим Эго и скомкан также, как скомканы мысли в голове у того самого лжеКауфмана. Кауфман путает, петляет и выводит на концовку, в свете которой хочется задать вопрос — что курит этот парень? Откуда при всеобщем кризисе сценариев в Голливуде у него всегда чокнутые, но такие классные и так сильно отличающиеся от поточных картин идеи? Либо Кауфман и вправду гений, либо смельчак, либо наркоман. Или у него просто очень ловкий агент, который умудряется пристраивать в консервативном и трусливом Голливуде всю ту мозговыносящую наркоту, которую Кауфман продает под видом сценариев. Серьезно — на него ведь так легко подсесть. Я «Малковича» смотрел раз 6, и «Адаптацию» сразу после просмотра захотелось пересмаковать еще раз! Кауфман гипнотизирует, усыпляет бдительность реалистичностью происходящего сюра!

    Почему такие актеры, как Кейдж, Стрип и Купер, которым предлагают в кино немало ролей, выбрали именно эти? Судя по итогам работы и созданным ими образам, их привлекла возможность художественного осмысления собственных головных помоев. Безусловно, это роль Кейджа. Не ему с его косульим взглядом играть крутых парней, а вот в «Адоптации» к нему адаптируешься быстро и веришь ему безоговорочно. Толстый, потный, непривлекательный, испуганный. Зато РОЛЬ, а не штамп. Да и Мэрил Стрип поймала свою роль — между ее героиней в начале и ее же героиней в конце нет ничего общего! А Крис Купер так самозабвенно рассказал нам с экрана о значении и смысле нелегкого «подвига» настоящих «ученых».

    Безусловно, к этой ленте нужно адаптироваться, как и вообще ко всему, что творит этот псих — Кауфман со своими подельниками. Зато если адаптируетесь, вам откроется великая истина! Шучу! Просто принимайте правила предложенной игры и тогда фильм не покажется ни скучным, ни малоинтересным, ни мало увлекательным. Высокохудожественный сюрреалистический аттракцион, издевательски ироничное надувательство, удостоенное гран-при жюри и Серебряного медведя в Берлине. Они, наверное, не знали, за что дать и дали просто гран-при — за безупречность кауфманистского шизоидального вранья.

    9 из 10

    5 октября 2010 | 20:07

    Чего только не прочитаешь в рецензиях на этот фильм! Один пересказывает сюжет: «сценарист Кауфман пишет сценарий по книге, бла-бла-бла…», другой восхищается репликами, третий считает, что Кауфман, после путешествия в мозг Джона Малковича, решил запустить зрителей в свой мозг и показать, как создаются голливудские сценарии. Все чушь! Этот фильм — насмешка над зрителями, ну, быть может насмешка — это слишком зло: насмехаться Кауфман скорее бы стал над рецензентами и критиками, которые, в большинстве своем не могут рассмотреть в этом фильме более, чем ожидают увидеть, над зрителями Кауфман скорее потешается. Он подобен фокуснику, который перед толпой детей показывает свои незамысловатые номера. Отвлекая внимание открывшей рты публики, взмахом яркого платка или магическим пассом, он вдруг достает из-за уха какой-нибудь предмет и неизменно получает овации, ведь публика желает быть обманутой.

    Как же сложно и как просто написать сценарий для такой аудитории! Публика жаждет фокуса, на крайний случай готова мириться с какой-нибудь заумью. Пожалуйте: сценарист дает вам и того, и другого, оставляя при этом все «тайны престидижитатора» на виду, ведь он уверен, что их все равно никто увидит просто потому, что не хочет видеть. Что, зритель, заскучал на истории о цветочках? Ну, тогда одного из героев сожрет крокодил, правда здорово? Да что там, НЛО тоже мог бы прилететь, хотя Кауфман и тут тонко чувствует грань, за которой нарастающий фарс облегчил бы разгадку сообщения, посылаемого зрителям. А ведь фокус-то легко разгадать, все «подсказки» лежат тут же и никак не замаскированы. Следите не за руками, не за отвлекающими взмахами рук, а просто попробуйте увидеть, как фокусник исполняет свой фокус! Наслаждайтесь тем, как сценарист, режиссер, оператор удерживают ваше внимание. Не всматривайтесь — это бесполезно: ни под одним наперстком шарика нет! Просто смотрите одновременно и за фокусником, и за зрителями, оставаясь слегка в стороне. Смотрите, как смеется или плачет аудитория, стоит лишь автору «взмахнуть» очередным сюжетным поворотом. За тем, как автор свободно манипулирует вниманием публики, как подсовывает им тех персонажей, которых они смутно ожидают увидеть, одновременно не веря в то, что такое возможно. Хотите видеть сценариста-задрота — вот вам! Надоела журналистка интеллектуал из журнала нью-йоркских снобов? Превратим ее в наркоманку-убийцу. Ты ведь все скушаешь, мой желающий обманываться друг! Ну и под конец пустим соплю в сахаре про то, что «ты то, что ты любишь, а не тот, кто тебя любит» и кокнем брата главного героя, который уже и сам не может удержаться от смеха над этими «неожиданными сюжетными поворотами».

    Ну так что? Фильм о Кауфмане? О Голливуде? О кино? Конечно нет (и конечно да!) он о зрителях, об этих вечных детях, которые усаживаются перед экранами, в ожидании, когда их обманут, когда «дядя покажет фокус». Ах, простите, это ведь не про вас, это про тех, которые ходят на «Трансформеров», а вы-то ведь — интеллектуалы…

    10 из 10

    14 июня 2016 | 02:50

    «Я хотел рассказать все как есть — без сложных персонажей и чувственных отношений. Я хотел показать красоту цветов, показать что орлин так и не увидела орхидею-призрак. это фильм о разочаровании.»

    Орлин увидела орхидею призрак. и разочаровалась. «Это просто цветок..»

    Чарли глубоко разочарован в Сьюзен. Та, на которую было так приятно смотреть оказалась просто старой глупой наркоманкой.

    Он хотел сделать фильм о цветах, без запутанного сюжета и сложных персонажей, где ничего не происходит, где люди не меняются. Просто историю о цветах. Об их красоте. Но у него это не выходит. Потому что так нельзя. Неожиданный конец, такой некстати, чем-то банальный, полный приключений — думаю в этом и вся ирония фильма.

    Не зря Чарли называли гением. он хотел сделать фильм о разочаровании и у него это получилось.

    17 мая 2009 | 19:17

    Я всегда думал, гадал, каково же это быть сценаристом?! Быть основоположником какой-либо истории. Ведь у каждого из нас есть масса интересных рассказов и ситуаций, которыми он хотел бы поделиться и поведать все мелкие нюансы приведшие к финалу. Правильно расставив все акценты — получится свое видение персонажей, их раскрытие по замыслу и все это должно увенчаться красивым грандфиналом… Но ведь у каждого он свой, не так ли?

    Смотреть на то, как братья-близнецы в исполнении Николаса Кейджа, перетягивают одеяло каждый на себя — очень приятно и трогательно. (Кейдж тут конечно умилительный). Всю эту истории в охоте за редкими орхидеями разбавляют прекрасные: Тильда Суинтон, блистательная Мэрил Стрип, утырок Крис Купер и психопат Брайан Кокс. Каждый раскрыт по своему, есть свои фишки и невероятные финты под конец.

    Именно эта «Адаптация» — своеобразная и непохожая ни на что драма со смыслом. Адаптировать не адаптироваемое! Каждый увидит здесь свое личное, которое зацепит. Ведь все мы знаем, что не надо торопить что-то… оно само придет к вам в руки, если конечно в эти руки не вложен пистолет!

    Я доволен! Рекомендовано к просмотру!

    10 из 10

    16 июня 2016 | 15:20

    Это и есть, по моему мнению, основная идея фильма: люди меняются, как и все живое на нашей планете, чтобы выжить и жить лучше на ней, приспосабливаются к изменившимся условиям обитания. Тут как раз и действует известный всем закон «выживает сильнейший». Сила зависит от так называемой приживаемости, т. е. способности прижиться к новым или изменившимся условиям, измениться самому, быть или стать другим или же пытаться изменить, подстроить среду (место и условия обитания) под себя. Этот процесс с происходящими при нем изменениями имеет название адаптация. Он имеет большое значение в жизни человека, т. к. жизнь — сложная штука, происходит много событий, которые изменяют мир вокруг нас и только приспособившись можно выжить (Как пример гибель родственников, потеря дома и любые другие (не только плохие) события — надо оставить в прошлом и жить дальше (забывать, конечно, совсем не стоит). Твоя собственная жизнь на этом не закончилась, ты способен работать, действовать — поэтому действуй, а не существуй.)

    Фильм же представлен как биографическая история писателя-сценариста. Поставлена не совсем обычно. В одной истории переплетаются сразу четыре жизни, четыре человеческие судьбы, тесно связанные между собой. Но подробно на сюжете не остановлюсь. Важно этими историями и показана адаптация (приспособляемость) разных людей, как они живут и приживаются в этом мире. Но еще более важные психологические вопросы, поднимаемые в фильме, а именно: одержимость некоторых людей различными идеями, и то, до чего она может довести. Как она может поглотить человека, подчинить его себе и вести к гибели, к моральному и физическому истощению. Идеи подкидываются самой жизнью. Но одержимость сама по себе тоже не возникает, а зачастую бывает следствием плохой приспособляемости людей, их замкнутостью, жизнью только в своем обособленном мирке. Но помимо этого мирка существует другой огромный мир, до конца неизведанный, таинственный, необыкновенный, интересный, необычный, манящий, радующий. Вот об этом забывать не стоит. Идеями заниматься углубленно стоит, но главное не «загоняться» и помнить, что вы не один на этой планете.

    Отмечу отличную двойную роль Николаса Кейджа. Он хорошо справился с ней, сыграв двух совершенно разных людей (даже противоположных по характеру, поступкам, отношению к жизни.), и сыграл убедительно. Вначале я упоминал, что эта одна история четырех человеческих жизней. Две оставшиеся достались Крису Куперу и Мерил Стрип, которые тоже превосходно сыграли, даже вжились в свои роли.

    Но в итоге отмечу, что фильм, хотя и глубок, интересен, но сильно не цепляет и к тому же скучноват и мутноват, так сказать. И как многие биографии кажется слегка затянутым. Лишь в последней четверти действие набирает обороты, и интерес к фильму усиливается. Отмечу еще последнюю (перед титрами) сцену («цветок»). Итоговая оценка:

    8 из 10

    20 октября 2008 | 13:59

    О фильме Спайка Джонса «Адаптация» написано уже достаточно много как на русском, так и на других языках. Оценка этой картины колеблется от полного неприятия, утверждения занудства фильма, до абсолютного восторга. Но важно не это.

    Во всех рецензиях, как хвалебных, так и ругательных, главным героем фильма «Адаптация» назван Чарли Кауфман. Но так ли это на самом деле? Вообще, почему мы одного героя считаем главным, а другого эпизодическим, второстепенным? Принято считать, что главный герой — носитель основного события, значимой точки зрения на действительность, его выделяет инициатива и способность преодолевать препятствия, это лицо, за которым с наибольшим напряжением и вниманием следит читатель или зритель.

    Помня об этом, попытаемся ответить на вопрос, почему же сценарист Чарли Кауфман — главный герой этого фильма, достоин ли он этого звания?

    На протяжении всего фильма мы вольно или невольно становимся свидетелями того, как Чарли осуждает себя за собственную несостоятельность. Фильм начинается словами: «Есть ли мысли в моей плешивой голове? Я толстый неудачник, типичный неликвид». Это человек, который только СОБИРАЕТСЯ жить, только МЕЧТАЕТ об активном действии, но в действительности НИЧЕГО НЕ ДЕЛАЕТ: «Надо заниматься спортом, надо влюбиться…».

    Он только мечтает о том, чтобы пригласить понравившуюся официантку на выставку орхидей, только планирует поговорить с известной публицисткой Сьюзан Орлин, только догадывается о том, что можно было бы поцеловать девушку в конце свидания. Когда же он, наконец, начинает действовать, оказывается, что время уже упущено: официантка на выставку идти не хочет, Сьюзан Орлин рыдает над погибшим возлюбленным, а у любимой девушки появился другой мужчина.

    Да, Чарли Кауфман очень тонко чувствует пошлость окружающего мира. Он видит, как его брат-близнец сочиняет бредовый сценарий, он понимает, как сложно создать сценарий без захватывающего сюжета, без погонь и драк. В своём фильме Чарли хочет воспеть красоту природы, великолепие отдельного цветка, выявить философию каждого лепестка орхидеи. Но большинству людей не нужны такие фильмы, потому что массы хотят «хлеба и зрелищ», они не умеют видеть тайную, нежную, скрытую красоту мира природы. Сценарий Кауфмана обречён.

    В конце фильма показано, что Чарли выходит на иной уровень понимания мира, но всё-таки его адаптации не происходит, его сценарий так и не дописан, а семейное счастье не обретено. Чарли слишком неуверенная натура. Стоит признать, что это неудачник. Умный, психологически сложный, но всё-таки неудачник, который нуждается в постоянной поддержке, мечтает о человеке, который бы постоянно одобрял его действия, подбадривал, утешал. Такой герой не может в полной мере называться ГЛАВНЫМ, было бы лучше, если бы он выполнял функцию повествователя.

    Но кто же тогда настоящий герой фильма? В «Адаптации» есть такой эпизод: Чарли собирается начать работать над сценарием, но никак не может сосредоточиться: «Надо начать. Но я голоден. Нет, сначала я должен что-то написать, а потом съем булочку и выпью кофе, это будет вознаграждением». Станет ли так рассуждать великий сценарист или писатель? Писать надо тогда, когда не можешь не писать!

    Кадр, где показаны творческие муки Чарли Кауфмана, сменяется кадром, в центре которого публицистка Сьюзан Орлин, создающая сначала небольшой материал об орхидеях, а затем и целую книгу. Сьюзан полностью погружена в работу, во время написания книги «Похитители орхидей» способна думать только о загадочном цветке! Вот где истинное творчество, настоящий талант! Вот где главный герой (героиня!!!) фильма!

    Если Чарли Кауфман сетует на то, что его имя никому не известно, то имя Сьюзан Орлин знают очень и очень многие, эта женщина создаёт книги и читает лекции, который имеют успех. Если Кауфман, чувствуя сложность и великолепие мира природы, не может об этом рассказать с помощью сценария, то публицистке удаётся стать писательницей и найти самые нужные слова, чтобы донести до людей красоту загадочной орхидеи. Наконец, если Чарли лишь мечтает любить и быть любимым, то Орлин Сьюзан находит человека, с которым она счастлива.

    Она звонит Джону Ларошу, цветоводу и ловцу орхидей, только для того, чтобы услышать его голос или «погудеть» в трубку, имитируя телефонный гудок. Они гудят вместе и внезапно ощущают, насколько они счастливы — «у них получилось»! Этот гудок словно связывает их, становится отправным пунктом их романа, который был бы счастливым, если бы не вмешались братья-близнецы, эти горе-сценаристы. Именно она, Сьюзан Орлин, может преодолевать препятствия, именно за ней мы, зрители, следим с наибольшим интересом. Она не только задумывается над смыслом жизни и собственным назначением в мире, но и действует, что-то создаёт, меняясь сама, изменяет и окружающих её людей. «Измениться» — это не всегда «сделать выбор». Иногда случай позволяет стать немного другим.

    Это может показаться парадоксальным, но в фильме «Адаптация» Сьюзан Орлин и есть та загадочная и недосягаемая, сексуальная и притягательная орхидея, увидев которую, невозможно забыть. Есть орхидеи, похожие на черепаху, обезьянку, школьную учительницу, нью-йоркскую интеллигентку, королеву красоты, а есть те, в которых видна вся печаль мира. Индеец Метью (неважно, что он находился в этот момент в состоянии наркотического опьянения!), увидев Сьюзан и отметив её красоту, произносит: «Я вижу вашу печаль, она прекрасна».

    Наркотики, сделанные из орхидеи-призрака, позволяют людям чувствовать себя очарованными чем-либо. Сьюзан Орлин (читай — Мерил Стрип!) — это орхидея-призрак, очаровывающая людей, которые оказываются рядом!

    9 июля 2005 | 03:58

    Как и «Быть Джоном Малковичем», к которому этот фильм нас постоянно отсылает, «Адаптация» надолго оставляет зрителя в раздумьях после финальных титров. Все оказывается гораздо глубже, чем может показаться вначале.

    Главного героя зовут также как сценарист этого фильма — Чарли Кауфман, то есть это метафора: человек сам творит сценарий собственной жизни. Однако тот Чарли, который в фильме, не только не хозяин своей судьбы, он даже сценарий самостоятельно дописать не может, за него это делает сама жизнь. Вы можете сказать, что Я выдумываю, и Чарли не вкладывал в фильм подобной идеи, тогда остается признать, что совпадение этих имен случайно, так как идея об автобиографичности мало правдоподобна — все остальные персонажи явно вымышленные.

    Нашему герою предстоит задача адаптировать произведение некой Сьюзан Орлин (Мэрил Стрип). Книга «Похитители орхидей» была посвящена Джону Лярошу, человеку увлеченному, знающему все об орхидеях. Прежде чем написать книгу, Сьюзан много общалась с героем, чтобы глубже приникнуть в его личность.

    Продюсеры торопят Чарли, а он все никак не может даже начать сценарий. Казалось бы, что проще — написать сценарий близко к тексту книги, но Чарли не хочет, чтобы адаптированный вариант был о Ляроше, он должен быть о цветах, но как это сделать он не знает. Он, пожалуй, сам не знает, что именно он хочет. Эта его беспомощность выглядит, по меньшей мере, странно для человека, на счету которого, несколько талантливых сценариев, ведь книга уже есть, и сама адаптация — это все равно больше технический, чем творческий процесс.

    И правда, где ему найти вдохновение: в личной жизни все глухо, с писательницей Сьюзан он боится встретиться — приходится перечитывать исходный текст. Те кусочки книги, которые нам показывают в фильме, дают представление о ней как об очень оригинальном произведении. Жизнь Лароша, который оказывается непростым браконьером, а также многогранность его личности настолько интересны, что можно предположить, что даже если сценарий Чарли был просто техническим переложением книги на язык кино, то он имел бы успех.

    Так что же получилось в итоге у Чарли, героя фильма? С точки зрения жанровой принадлежности, в начале это фильм-биография Ляроша, затем Чарли вводит сценарий самого себя, и фильм приобретает оттенок драмы, а под конец он становится триллером и приключением, правда поступок Сьюзан кажется совершенно неадекватным.

    В понимании фильма, очень важен разговор Сьюзен и Лароша, который, в том контексте, кажется почти неважным, но если применить его ко всему фильму, то в этих словах открывается иной смысл. Они рассуждают об адаптации, и выясняется еще два смысла это слова: приспособление растений к условиям обитания и человека в обществе. То есть создатели фильма заранее предупреждают о том, что фильм нельзя трактовать однозначно.

    Одним зрителям просто понравится этот фильм с хорошей игрой актеров (М. Стрип и Н. Кейдж) и неожиданным поворотом сценария в конце. Другим, более искушенным в кино, зрителям, не понравится наличие большого количества киношных штампов (противопоставление двух братьев-близнецов, главный герой неудачник), а также дикое смешение стилей, которое кому-то может показаться безвкусицей.

    Но в этом и есть гениальность этого фильма: фильм Спайка Джонса и Чарли Кауфмана о том, как не надо писать сценарий. О том, как в Голливуде хорошую книгу даже самый оригинальный сценарист превращает в кич. Конечно, Кауфман не мог сказать об этом прямо, и поэтому прибег к иносказательности.

    Правда, между строк, он все же нам демонстрирует свое отношение к голливудскому кинематографу: например, Чарли говорит Дональду: «единственная тема, более избитая, чем серийные убийцы — это раздвоение личности». Для российского зрителя, подобная адаптация произведений — вообще явление не понятное, так как все мы выросли на экранизациях с их бережным отношением к первоисточнику.

    Основную фразу в фильме произносит героиня Мэрил Стрип: «Адаптация — это позор, это почти как побег».

    Браво, Чарли! Спасибо за отличный фильм!

    10 из 10

    23 августа 2009 | 21:48

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>