всё о любом фильме:

Племя

год
страна
слоган«Для любви и ненависти слова не нужны»
режиссерМирослав Слабошпицкий
сценарийМирослав Слабошпицкий
продюсерВалентин Васянович, Ия Мыслицкая, Елена Слабошпицкая, ...
операторВалентин Васянович
художникВладлен Одуденко, Алена Гресь
монтажВалентин Васянович
жанр драма, криминал, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
Россия  5.1 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время126 мин. / 02:06
Номинации (1):
Главный герой фильма, Сергей, попадает в специализированный интернат для слабослышащих, где существует криминальная организация, Племя. Он пытается занять свое место в иерархии школы и принимает участие в нескольких ограблениях. Когда Сергей влюбляется в Анну, одну из наложниц Смотрящего, ему приходится нарушить неписанные законы племени.
Рейтинг фильма
IMDb: 7.20 (5942)
ожидание: 96% (458)
Рейтинг кинокритиков
в мире
89%
103 + 13 = 116
7.6
в России
100%
15 + 0 = 15
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Знаете ли вы, что...
    • В картине задействованы 20 глухих персонажей, всех играют непрофессиональные актеры.
    • Проект финансировали Госкино Украины, Фонд Хуберта Белса Роттердамского кинофестиваля и Фонд Рината Ахметова.
    • География кастинга была обширной. На роли пробовались претенденты со всей Украины, а также из Гомеля, Рязани, Тольятти, Краснодара.
    • «Племя» — дебют Мирослава Слабошпицкого в полном метре.
    • «Племя» — фильм на жестовом языке без субтитров.
    • В фильме нет музыкального сопровождения, как и в любом другом фильме Мирослава Слабошпицкого.
    • Фильм состоит из 34 эпизодов.
    • Несколько сцен отсняли во Львове, хотя сам город в фильме не показывают.
    • Во время подготовительного периода «Племени» Мирослав Слабошпицкий написал сценарий к полнометражному фильму «Авария».
    • Для проката фильм приобрели Франция, Дания, Япония и Нидерланды.
    • Актер Григорий Фесенко получил награду на кинофестивале Evolution International Mallorca Film Festival — за лучшее исполнение главной мужской роли.
    • еще 8 фактов
    Редакционные материалы
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 5850 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Прочитав столько восторга от молодых зрителей и после такой всеобщей эйфории сложно высказывать иную точку зрения. Узнав о существовании этого фильма, я приготовился увидеть глубокую драму. Сразу чувствуется, что над этим фильмом долго работали, все продумывали, чтобы снять оригинальную ни на что не похожую драму, и мы видим неординарный дебют режиссера Мирослава Слабошпицкого. Но мне его фильм не понравился, и я постараюсь объяснить почему.

    Мы видим главного героя Сергея, который попадает специализированный интернат для слабослышащих. Здесь все глухие и разговаривают языком жестов. Сергей сразу попадает в молодежную, здешнюю банду, которая называет себя «племя». Они занимаются ограблениями, их мир жесток и держится исключительно на насилии. У Сергея появляются чувства к одной проститутке этого «племени», и они заводят тайный роман…

    Идея у этой драмы, безусловно, оригинальная, но фильм носит фальшивый характер. Если создатели снимают драму с жестокими, шокирующими сценами, то они должна быть очень реалистичны, чтобы зритель все ощутил и прочувствовал, тогда драма и несет в себе что-то. В этом же фильме много шокирующих сцен, но все они настолько наигранны, что просто слов нет. Все сцены насилия (драки) неправдоподобны, и все смотрится со смехом. Я не знаю, как такое пустили в кино, неужели создатели не видели фальши. В картине есть долгие, эротические сцены главных героев. Когда снимают такие долгие сцены в фильмах, они всегда снимаются с чувством, зритель должен чувствовать, что все происходит на самом деле. В этом же фильме сцены секса такие смешные и фальшивые, что даже смешно.

    Весь антураж на заднем плане также неправдоподобный. При просмотре я не верил в происходящее. Станиславский сказал бы этому фильму: нет, не верю! Повторюсь, что идея была, но кино не получилось. Гран при поддержало начинание этого режиссера за оригинальность, но фильм, как кинематографический продукт ни какой ценности не имеет. Его история полна драмы и шока, но сцены не реалистичны, и все покрыто фальшью.

    Даже если взять сцену аборта. Этой сценой режиссер хотел еще больше обескуражить и шокировать зрителя, но все снова выглядела неправдоподобно. В американских драмах и французских такие сцены хорошо продуманны, и они сняты так, чтобы не оскорбить зрителя. В этой же драме была попытка показать все долго и как это дело происходит, но затея была провальная. Смотрится она с отвращением, да еще неправдоподобно.

    Молодые актеры старались играть убедительно, но в некоторых моментах в их игру просто не веришь. Я снова говорю о сценах насилия. Все выглядело фальшиво. Даже сцена, когда героя ударили бутылкой по голове, видно не вооруженным взглядом, что она ударилась об кран, а не по голове. Даже было смешно. Как такие фальшивые сцены могли допустить в кино? Чувствовалась яркая рука дилетанта.

    «Племя» — криминальная, дебютная драма Мирослава Слабошпицкого 2014 года. Идея у фильма была интересная, но кино не получилось. Оно все покрыто фальшью. На пятнадцатой минуте уже становится скучно, на двадцатой хочется уже перемотать, на тридцать пятой уже хочется выключить. Этот дилетантский фильм внимания не достоин. Такой бездарности и фальши я уже давно не видел. Теперь можете рвать мою рецензию на части, кто повелся на эту фальшивую так называемую «драму».

    29 мая 2015 | 10:51

    Для меня фильм «Племя» — пример того, как искусными средствами глупый сценарий был вытянут до уровня «интересного кино». Это фильм формы, но не содержания.

    Очень понравилась режиссура, операторская работа, работа художников кадра. Нравятся и длинные, затянутые кадры и казенные, крашеные зеленым стены. Нравится полная откровенность съемки — жизнь без прикрас — сцены жестокости, сексуальности и «прозы жизни» — все очень «документально» вышло. Это плюсы.

    Несомненной находкой было вынести постановку за рамки обычного — я про жестовый язык без перевода. Да, мы не привыкли смотреть фильм без слов. Без понятных диалогов. Но от этого суть не меняется — мы понимаем сюжет. Автор не на Марс вынес съемки — а вроде бы все здесь, на земле. Но стоило избавиться от привычной болтовни — и мы теряемся. Я думал это самоочевидно, однако, подчеркну — глухие в фильме — это художественное средство, а не черты реальности. Таким же образом У. Голдинг вынес события своей книги на остров, оставив там только детей.

    Об актерах речь отдельно — они не профессионалы, у всех — дебют. А для дебюта все сыграли весьма хорошо, особенно в таком сложном кино.

    Содержание оставляет желать лучшего. Бандитизм, насилие, ужас и кошмар — это очень кислая тема. «Румынский стиль». Я долго думал, как умудрился талантливый, весьма талантливый режиссер выбрать такую кислую тему, и не нашел ему оправдания, кроме: 1. Снимал для Канн, а там: чем жёстче — тем круче. 2. Реально не хватило фантазии, так как Слабошпицкий уже набил руку на бандитизмах.

    ЗЫ. На московский премьере в зале народ падал в обмороки. В кино такого не было со времен несущегося в кадр паровоза, оцените!

    В завершении повторюсь — съемки на грани гениального, содержание — так-себе. В учебную программу ВГИКа, думаю, войдет.

    18 октября 2014 | 16:59

    Мирослав Слабошпицкий написал сценарий «Племени» задолго до съемок. Несколько лет проект лежал в столе. Наверное поэтому, зрителю сразу может показаться, что действия фильма происходят в 90-х или начале 2000-х, но всего после нескольких сцен с ужасом осознает, что к этой реальности можно прикоснуться — стоит лишь выйти из кинотеатра.

    Герой входит в «племенную» жизнь мгновенно. Утром — школьная линейка, урок географии, а уже вечером — реальные жизненные вопросы, где ты будешь спать и сколько денег отдашь вожаку. В фильме нет никаких иллюзий к происходящему, традиционный период приспособления главного персонажа к законам стаи здесь заменен крепкими ударами ногой по голове лежащего. Нет здесь лишних сцен надуманного романтизма, волнительных раздумий или философских поисков. Ведь в жизни племени больше ценятся быстрые решения и низменные потребности.

    Стилистически фильм снят практически идеально, без лишних сцен и звуков. Эпизоды сняты в реальном временном периоде, но такая манера повествования не только не становится скучной, напротив, за действиями на экране приходится следить не теряя напряжения, и двухчасовой фильм смотрится на одном дыхании. Общие планы и съемка со спины полностью переносят нас в мир героя, отчего сцены насилия кажутся неправдоподобно реалистичными, а маленькие погрешности в постановке и игре актеров почти незаметными.

    Анекдотичные образы трудовиков и сутенеров, интерьеры общажных коридоров и гоп-стопы во дворах, о которых многие украинцы привыкли слышать лишь с пересказов соседей здесь покажутся обыденностью, а клише (от подарочных футболок до итальянского посольства) самыми уместными.

    «Племя» — фильм о глухонемых подростках, в отличие от большинства фильмов, не призван вызвать у зрителя чувство сострадания из-за физических недостатков героев. Здесь показана реальность во взаимоотношениях общества, от осознания которой многие из нас успели отвыкнуть.

    8 из 10

    11 сентября 2014 | 02:46

    «Путешествие в тишину длиною в два часа». «Немое кино XXI века». «Жестоко, аж слов нет». Интересно звучит, правда? Во время просмотра «Племени» в голову лезут всевозможные слоганы, каламбуры и эпитеты. Фильм знает, куда надавить, за какие струнки подергать и какую картину показать впечатлительному зрителю. За это ему плюс и грамотка (от каннских критиков в том числе). Но если копнуть чуточку глубже?..

    … Итак, в некую школу-интернат приезжает молодой человек. Зовут его Сергей, но рядовой зритель узнает это только из финальных титров. Таская сумки, переселяясь из комнаты в комнату, участвуя в драках на заднем дворе и присутствуя на уроках (в последнем не очень уверен), он вливается в весьма нехорошую компанию и со временем погружается в бездну глухонемого криминала все глубже и глубже. И погружаться, что характерно, есть куда: на выбор предлагаются воровство, грабежи, проституция, нанесение тяжких телесных и прочие забавные нарушения статей уголовного кодекса. Всю первую половину фильма невольно удивляешься и ужасаешься размаху слабослышащей мафии. Шучу. На самом деле поверить в это довольно сложно.

    У кинофильмы есть и вторая сюжетная линия (тесно переплетенная с первой, но все же) — любовная. Любовная с натяжкой. Назвать отношения циничной юной мечты дальнобойщика Ани и Сергея высоким чувством не получается. Девушка вполне довольна своей жизнью плюс спит и видит эмиграцию в солнечную Италию, а парень эгоистично пытается оставить ее на Украине любыми средствами. Между делом они занимаются сексом (за деньги) и выяняют отношения друг с другом и окружающими заодно. В комплекте также присутствует нелегальный аборт (привет, Мунджиу!), трагическая гибель Аниного сутенера и изнасилование.

    Как видите, в плане сюжета «Племени» похвастаться нечем. Если для кого-то из зрителей все вышеозвученное стало откровением, он просто смотрел мало фильмов. Не будь персонажи глухонемыми — никаких наград, естественно, не было бы. Но они глухонемые, а потому…

    … кино интересное. Переступить определенную черту и окунуться в иной, близкий и одновременно недосягаемый, мир всегда занятно. И пусть в реалистичность сюжета не верится, фильм вытягивают превосходная эмоциональная актерская игра и атмосфера общей пофигистической безнадежности. Все до единого основные персонажи — настоящие чудовища. Учителя-преступники, ученики-отморозки, девочки-шалавы, спонсоры-сутенеры сыграны с ужасающей достоверностью, и — честное слово — ни одного из них не жаль. Вишенкой на торте человеческих мерзостей красуется сам Сергей, проходящий за два часа экранного времени извилистый путь от ведомого «гопника» до насильника и убийцы. И все понятно без слов, тут уж не отнять.

    Подведем итог. Если вы любите чернуху (в хорошем смысле этого слова) — смотрите обязательно. Если вам хочется нестандарта — смотрите обязательно. Если «4 недели…» уже упомянутого Мунджиу и «Торжество» Винтерберга не вызывают в вас первобытного ужаса — тоже смотрите. Ничего принципиально нового не откроете, но и не пожалеете. Если же нет — можно пропустить ленту мимо глаз. Кино не для всех оно и есть кино не для всех.

    Ах да, и не вздумайте воспринимать все всерьез, только потому что это Украина.

    За блестящий массовый актерский дебют и путешествие в страну, которой не бывает — 

    6 из 10

    Увы и ах, на большее пока рассчитывать не приходится.

    21 июля 2015 | 23:36

    «Для любви и ненависти слова не нужны.» (с) Слоган фильма

    Главными кинособытиями стран СНГ в прошлом году стали «Левиафан» Андрея Звягинцева, «Трудно быть Богом» Алексея Германа и «Племя» Мирослава Слабошпицкого (хотя двое из перечисленных фильмов российский зритель увидел только в начале этого года). Про монументальный труд Германа я ещё напишу рецензию, про лучшую российскую ленту последних лет и жизненный шедевр Андрея Звягинцева сказано многое, а фильму «Племя» уделили очень мало внимания.

    Из всех троих, работа Слабошпицкого мне понравилась менее всех, но тем не менее, это удивительное полотно, возвращающее нас в эпоху немого кинематографа. Этот фильм всё же достоин моей краткой рецензии

    Начать стоит с того, что все действующие лица фильма — глухонемые. А это значит, что за всё экранное время не будет ни одного диалога. Для большинства данный факт покажется жутким минусом, потому что в наше время все привыкли к разговорам, поясняющим действия и внутреннее состояние какого либо персонажа.

    Но все забыли, что когда-то кино было немым, в нем не было ни единого слова. И абсолютно все зрители восторгались «Путешествием на Луну» Мельеса и коротенькой историей о «Поливальщике» братьев Люмьер. Повествования и поступки героев пояснялись только секундными титрами, и то не всегда. Вот и «Племя» нужно воспринимать как классическое немое кино, только с потрясающим попаданием в современный гипер-реализм.

    Этому реализму поспособствовал потенциал молодых актёров и общая атмосфера фильма.

    Молодёжь сыграла очень реалистично, даже следуя некоторым законам системы Станиславского. Уж больно веришь всему происходящему на экране. Серёжа, Аня, банда, чьи законы и поступки похожи на быт племени пещерных людей — психологически детализированы и построены своими актёрами. Самое приятное, что никто не «скатывается» в гротеск, который может обрушить всю образную и даже психологическую подачу ленты. Способствует ли этому тот факт, что в фильм немой — я точно не знаю. Но могу сказать одно — Мирослав Слабошпицкий великолепно поработал с молодыми актёрами и их харизмой.

    Атмосфера «Племени» совпадает с духом неприятных будних дней, при этом переходя в нечто более напряженное и захватывающее. Помимо актеров и режиссера, этот дух передают сюжетные и повествовательные мелочи, работа оператора и локации.

    Операторская работа хоть и статичная, но тем не менее картинка в фильме очень хорошая. Построение кадров меня даже удивило своей симметрией и тем самым реализмом, о котором я упоминал ранее.

    Больше всего меня зацепила не явная, но всё же очень символичная параллель с жизнью древних людских племен. Это связанно не только с языком жестов, молчанием, но и с некой моралью действующей бандитской группировки в фильме. Нарушая законы братства, ты становишься не только предателем, но и ненавистным врагом.

    Невольно осознаешь то, что человеческие взгляды и нравы никогда не менялись. Мы продолжаем жить в мире, где люди друг другу враги, никого нельзя прощать. Этот мир держится не общими усилиями, а наоборот — все разделились на племена.

    На самом деле моё рассуждение — это короткий элемент, даже частичка смысловой составляющей. Фильм совсем о другом. О чем он? Я предлагаю вам самим прочувствовать и ознакомиться. Тут и вина главного героя…

    Провисы у «Племени» конечно же есть, они связанны с некоторой растянутостью хронометража. Лишних сцен нету, но некоторые моменты всё же до нельзя растянутые.

    Некоторым фильм может показаться несусветной «чернухой» и «провокацией», сами знаете почему. Незнающие вообще могут обозвать «Племя» плагиатом и копиркой «Класса Коррекции».

    Но несмотря на это, истинные киногурманы, которые знают из чего зародился кинематограф и как появилось наше современное общество, по настоящему оценят невероятно хороший фильм от Мирослава Слабошпицкого под названием «Племя».

    Ну а если картина вам не понравится, то я… Ладно! Ладно! Пойму вас.

    «А вы мне скажите, почему вы так боитесь молчания? Чуть разговор немножко иссяк, вам уже и не по себе… А разве дурно разговаривать молча?» (с) Александр Куприн, «Молох»

    P.S. Премия «Ника» за лучший фильм стран СНГ — абсолютно заслуженна!

    13 августа 2015 | 00:40

    В Нижнем Новгороде состоялся специальный показ украинского фильма «Племя», что собирает награды по различным фестивалям и покупается охотно для проката по всему миру. Картину нижегородцам представил актер Александр Сидельников.

    В зале аншлаг. Более 300 зрителей. За три минуты до начала сеанса очередь у кассы. В окошко показывают клочки бумажек с номером ряда и места, на которые хотели бы купить билет. Или протягивают смартфоны — на экране номер заказа билетов через интернет. В холле шумное ожидание, но молчаливое. Практически все зрители сегодня глухие и слабослышащие люди.

    Фильм «Племя» рассказывает историю подростка, который попадает в школу-интернат для глухих и сразу сталкивается с жесткой иерархией: есть смотрящий, есть помощник; бойцовская бригада, что держит в страхе интернат и ближайший район, промышляя гоп-стопом; малыши зарабатывают в электричках и поездах, продавая безделушки; девушки каждую ночь отправляются на стоянку дальнобойщиков. И вот тут главному герою придется выживать и сделать выбор с «племенем» ты или нет.

    В фильме только интершум и окружающие нас в миру звуки. Нет музыки. Снят на языке жестов. Именно поэтому сегодня зритель особый. На экране разговаривают полностью на их языке, наверное, впервые.

    Но как предупредил актер Александр Сидельников перед показом, фильм «Племя» не специально или только для глухих. Он в первую очередь для обычного зрителя. И самое главное, что фильм не о глухих.

    Действительно так: перенеси сюжет в любое другое специальное заведение или страну, дай героям привычный язык — сюжет и мотивация персонажей не изменится. «Для любви и ненависти слова не нужны» — слоган картины. Картина умолкает для обычного зрителя намеренно — это проверка: считываешь ли ты происходящее по эмоциям персонажей и активности их жестов или нет. Поверьте, там все понятно. Язык жестов — это лишь инструмент в этом фильме. «Племя» — кино жесткое, откровенное. Конъюнктурное местами, но, правда, неординарное.

    Не показ сегодня был, а будто акционизм. Я понимаю, что происходит на экране с героями, но впервые мы поменялись местами с глухими людьми. Они понимают что говорят персонажи и реагируют: смеются, удивляются, обсуждают между собой. А меня сегодня лишили слуха и слов. Я сегодня был «ограничен», я сегодня «инвалид», я был два часа «неполноценным». Я даже не понял понравился им фильм или нет. И вот за этот, если можно так сказать, оглушающе немой вербатим и стоило сегодня идти в кинотеатр на «Племя», что не хуже и не лучше остальных реалистичных картин.

    7 из 10

    19 марта 2015 | 00:32

    Да, были люди в наше время!
    Не то, что нынешнее племя…


    Фильм привлекает, прежде всего, задумкой: здесь с экрана не произносится ни одного слова. То, без чего современный кинематограф сложно себе представить, что является и двигателем сюжета, и способом характеристики персонажей, и авторским рупором одновременно, напрочь вычищается из повествования. Что остаётся режиссёру? Сможет ли он удержать внимание зрителя и передать все нюансы происходящего? Эксперимент, по крайней мере, любопытный.

    К сожалению, ровно до того момента, как включаешь картину и понимаешь, что, во-первых, немое кино отнюдь не новинка, и, во-вторых, не такое уж оно и немое… Девяносто процентов информации, воспринимаемой человеком, не имеет ничего общего со словами. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы по мимике, жестам и поведению определить, чего хочет собеседник и какое у него отношение к ситуации. Так что велосипеда Мирослав Слабошпицкий не изобретает, а лишь использует всем известную особенность психики. Другой вопрос — насколько умело он это делает и зачем?

    Поначалу можно было подумать, что фильм будет неким погружением в мир глухонемых. Что зритель, как и главные герои, не услышит ни скрипа троллейбуса, ни шелеста бумаги, ни завывания ветра. Но всё это есть. Художественное пространство «Племени» отличается от всех других только тем, что здесь слова заменены на размахивания руками. Воспитанники и работники специального интерната ведут себя точно так же, как люди без физических отклонений. Ни о какой особой реальности, ни о каком уникальном восприятии речи не идёт. Более того, примерно через полчаса повествования в голову закрадывается мысль, что речь вырезали лишь для того, чтобы пожалеть наши уши…

    Происходящее на экране — привычная беспросветная чернуха, которой так часто увлекаются современные режиссёры. Интернат располагается в здании под снос, и, конечно же, на эти вскрытые паркетные полы и ржавые железные кровати без слёз не взглянешь. По комнатам рассованы дети, которые, как водится, сформировали своё сообщество взаимозависимости. Здесь у каждого своя роль: кто-то — главарь, кто-то — «кулак», кто-то — шестёрка, кто-то — вечный козёл отпущения. Этим подросткам наплевать на учёбу и на учителей; их настоящая жизнь связана с зарабатыванием денег, с налаживанием «связей». Школьный водитель по ночам подвозит девушек-воспитанниц до ближайшей стоянки дальнобойщиков для оказания нехитрых «услуг». Парни покрепче караулят людей у продуктовых магазинов и провожают их по тёмным улицам, куда никто не поспешит на помощь. Дети помладше катаются на пригородных поездах, где всегда найдётся призывно торчащий бумажник или «конкурент», у которого можно хитростью отобрать прибыль. Одним словом, обычная детдомовщина, и не так уж важно, говорят с экрана или только показывают.

    Завязкой сюжета является прибытие в интернат новенького, и ожидаешь, что режиссёр неспроста следует за ним попятам, подолгу (и зачастую без особой идеи) снимает, как тот идёт по коридорам, спускается по лестницам, курит за гаражами… Чувствуется, что угрюмого паренька хотели представить «не таким, как все», и поначалу даже начинаешь цепляться за некоторые мелочи, пытаясь найти подтверждение этой мысли. Например, Сергея физически тошнит после первой «ходки»; или, пробравшись в котельную с «профессионалкой» Аней, он пытается поцеловать её в губы… Однако, всё это настолько мелко на фоне других его поступков, что никакого положительного героя из него не получается. Он почему-то не испытывает никаких угрызений совести по поводу проломленного черепа случайного прохожего, охотно крадёт кошельки из поездов и не возражает, когда его назначают «сутенёром» для девушек. Режиссёр вообще не беспокоится о том, чтобы раскрыть внутренний мир персонажа. Почему Сергея привлекла именно Аня, а не Света? И что он вообще в ней нашёл? Лозунг фильма заявляет, что для любви не нужны слова. О какой любви здесь идёт речь — неясно. Похоже, единственное различие, которое видит Слабошпицкий между любовью и «просто сексом», это желание доставить удовольствие партнёру. Поэтому на экране будут корчащиеся в оргазмах тела и разные позиции. Смотреть на всё это с серьёзным выражением лица не получается — хочется либо закатить глаза, либо перемотать. Потому что в житейских фекалиях, на самом деле, нет ничего интересного или высокохудожественного. Нужно уметь из всего этого сора собирать поэзию; пусть даже горькую и ранящую, но красоту.

    «Племя» же так и остаётся неотфильтрованной последовательностью «шокирующих» сцен, многие из которых мы уже видели. Что ещё больше удручает, хронометраж фильма растянут на два с лишним часа, хотя тот же самый сюжет и то же самое содержание можно было уложить минут в тридцать. В итоге, смотреть невыносимо скучно — а смотреть приходится, потому что делать что-то параллельно и следить за происходящим по диалогам не получится. Диалогов-то нет. Пытка, да и только. И несколько мелких наград, привезённых с Каннского фестиваля, совсем ни о чём не говорят.

    18 декабря 2016 | 20:51

    Когда кино снимается не потому, что хочется «что-то снять», а потому, что… нельзя его не снять! Перед просмотром фильма, я не читал его описания, никаких отзывов о нем. Был большой интерес познакомиться с еще одним творением украинского кино. Столько слов в голове о фильме, в котором никто не молвил ни слова, даже музыки за кадром не было.

    Когда желание донести мысль точно и коротко, сильно. Когда на тебя наезжает грузовик, когда рядом с тобой кого-то убивают… «Страна глухих»? Мир глухих? Нет, это Племя. История разворачивается в условиях откровенного социального дна, где нету «я», нету «хочу» или «нельзя», а есть только «надо» и «должен», есть только Племя. Надо украсть, надо убить, должен получить, должен отомстить.

    В интернате глухих новенький, его зовут Сергей (честно говоря, имя узнал только потом, из описания к фильму), он не вчера родился и знает законы своего мира, но чтобы отвоевать место под солнцем, он «должен» доказать, что чего-то стоит. Параллельно с этим, между Сергеем и еще одной воспитанницей интерната Анной вспыхивает страсть, и может даже, любовь.

    Смотрю и думаю, или это я такой умный и все понимаю без слов, или это универсальный язык кинематографа? Ведь на деле, ни я, ни большинство зрителей, язык жестов не понимают. Но! Когда он проходит тоннель режиссерского видения, синтезируется с глазом кинокамеры, органичностью актеров (между прочим, не профессиональных!), возникает… чудо, если хотите. Я все понимаю, и все всё понимают! Абсолютно! Тут смотришь десятиминутный монолог или диалог и ни черта не понятно, а когда все молчат и действуют — понятно. Ключевое слово «действуют», по-настоящему. Актеры действуют по четко поставленной режиссером задаче. И, о чудо, оказывается, если есть талант и мастерство — всем все понятно. Нету разных «мой гений не поняли потому, что сами глупые». Да любого прохожего в кинотеатр заведи, фильм этот покажи — поймет. Понравится, не понравится — дело второе, но ведь поймет!

    Безусловно, это лучшее, что случалось с украинским кино за последние двадцать пять лет. Да что там говорить, за последние пятьдесят лет (со времен «Тени забытых предков»). Впечатления от этого фильма такие сильные, что даже говорить ни с кем о самом фильме не хочется. Боюсь, что если кто-то решится со мной поспорить о его шедевральности, дело не закончится одной лишь полемикой, и перерастет в драку. Хотя, скорее всего, я решу, что мой оппонент просто дурак.

    Мирослав Слабошпицкий сотворил большое кино. И он — украинец. В конце я расплакался… И драматическая коллизия довела, и понимание того, что украинцы умеют снимать кино, умеют быть профессионалами. Такое снять тяжело в нашей стране, и в этом плане режиссеру повезло найти людей, готовых спонсировать съемки. Но, разумеется, дело не только в везении, дело в том, что если кино снимается не потому, что хочется «что-то снять», а потому, что нельзя его не снять, тогда рождаются шедевры.

    10 из 10

    30 сентября 2015 | 23:11

    Очень странная лента, конечно.

    Быть может, это я что-то не поняла? Но примерно к середине у меня создалось впечатление, будто на меня вылилось ведро помоёв. Я люблю необычное кино, андерграунд, пересмотрела много того, над чем ставили клеймо «чернуха», однако даже в самых обсуждаемых картинах я находила плюсы и минусы.

    Да, режиссер хотел показать, что и без слов можно понять друг друга, но мне кажется герои — нелюдимое быдло без страха и упрека.

    Хотела увидеть что-то неожиданное, интересное, того, что не видела. Но увидела что-то противное, неприятное мне. Может кто-то разглядел в сцене занятия любовью среди труб что-то трогательное, у меня же это вызвало отвращение.

    Как ни странно, фильм бы смотрелся гораздо легче, если бы были хоть какие-нибудь субтитры. А так вышло тошно, тошно до реализма.

    Конца не знаю, но конец предсказан. Если за такое дают награду на фестивалях, то неудивительно, что подобной чернухе, да и фильмам из разряда «Сербского фильма» будут давать награды.

    Печальны и низменны запросы мирового кинематографа. Наверное, мы возвращаемся к тому, от чего уходили: насилия, грязи, первобытной дикости.

    1 апреля 2015 | 22:08

    Главный герой голландско-украинского фильма с бюджетом 1 млн 300 тыс. долларов США некий неизвестно откуда появившийся Сергей, который сразу же попадает в специализированный интернета для глухонемых и слабослышащих людей, где существует какая-то банда под названием «Племя». Сергей, якобы, пытается занять свое место в иерархии этой школы-интерната и даже вроде бы принимает участие в нескольких нападениях и ограблениях. Он влюбляется в Анну, одну из воспитанниц интерната и наложницу Смотрящего(?), если этого человека можно так назвать и решил нарушить устои этого сообщества.

    Действие фильма, как я понял, происходит на Украине в 90-е прошлого века, но не в 21 веке это точно! Показана школа-интернат для глухонемых и слабослышащих детей с обшарпанными стенами, нет пластиковых окон, так называемые жители этого интерната заходят и выходят из него через потайные выходы. Преподавательского коллектива вообще нет, кроме двух каких-то упырей, которые всем и заправляют и связаны с этой преступной группировкой под названием «Племя», которая передвигается на разбитом микроавтобусе. Криминальная банда «Племя» состоит из воспитанников этого интерната, деятельность которых заключается в «сдачу в почасовую аренду» дальнобойщикам двух девочек -воспитанниц этого же интерната и организации нескольких нападений и ограблений. Награбленное- это пару бутылок пива и водка. Я так и не понял, где банда? Как Сергей попал в интернат? Где его родители?

    Действие фильма происходит в параллельном мире, который никак не связан с миром слышащих. Даже очередь за визами у итальянского посольства тоже какая-то немая.

    Еще обратил внимание на сцену аборта. Сцена аборта снята реалистично. Аборт делается в домашних условиях и тайно и дедушкиным способом; создается такое впечатление, что режиссер фильма Мирослав Слабошпицкий живет в советское время или даже в царской России или Древней Украине. Кстати, если действия фильма происходит в 90-е годы прошлого века, как я понял, то существуют много видов аборта- один из них медикаментозный, например. Этот вид аборта хорошо показан в румынском фильме «4 месяца, 3 недели и 2 дня», действие фильма происходит в социалистической Румынии, в 1987 году.

    Секс у глухонемых, как у всех людей — здесь особо нечего отметить- глухонемые занимаются сексом, как и все нормальные люди (кстати, мнение специалиста: секс у глухонемых играет огромную роль. Он гораздо важнее и острее, чем у обычных людей. Им важнее нужность, чем сам процесс).

    Резюме: Фильм без начала и без конца. Происходящее непонятно. Без слов и музыкального сопровождения. Авторы даже не позаботились, чтобы сделать перевод с языка жестов — типа, зритель, смотри фильм и понимай его, как знаешь! Людям с ограниченными возможностями приходится выживать в этом мире, особенно если вспомнить 90-е прошлого века. Авторы фильма и актеры показывают зрителю, как это происходит в действительности. Скорее всего авторы фильма пытались удержать зрителя у экрана благодаря эмоциональности сюжета и оригинальной задумки.

    Похожие фильмы: «Страна глухих» (1998), «Левиафан» (2014).

    8 декабря 2015 | 15:55

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>