всё о любом фильме:

Племя

год
страна
слоган«Для любви и ненависти слова не нужны»
режиссерМирослав Слабошпицкий
сценарийМирослав Слабошпицкий
продюсерВалентин Васянович, Ия Мыслицкая, Елена Слабошпицкая, ...
операторВалентин Васянович
художникВладлен Одуденко, Алена Гресь
монтажВалентин Васянович
жанр драма, криминал, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
Россия  5.1 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время126 мин. / 02:06
Номинации (1):
Главный герой фильма, Сергей, попадает в специализированный интернат для слабослышащих, где существует криминальная организация, Племя. Он пытается занять свое место в иерархии школы и принимает участие в нескольких ограблениях. Когда Сергей влюбляется в Анну, одну из наложниц Смотрящего, ему приходится нарушить неписанные законы племени.
Рейтинг фильма
IMDb: 7.20 (5942)
ожидание: 96% (458)
Рейтинг кинокритиков
в мире
87%
90 + 13 = 103
7.5
в России
100%
15 + 0 = 15
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Во время подготовительного периода «Племени» Мирослав Слабошпицкий написал сценарий к полнометражному фильму «Авария».
    • «Племя» — фильм на жестовом языке без субтитров.
    • Проект финансировали Госкино Украины, Фонд Хуберта Белса Роттердамского кинофестиваля и Фонд Рината Ахметова.
    • В картине задействованы 20 глухих персонажей, всех играют непрофессиональные актеры.
    • География кастинга была обширной. На роли пробовались претенденты со всей Украины, а также из Гомеля, Рязани, Тольятти, Краснодара.
    • «Племя» — дебют Мирослава Слабошпицкого в полном метре.
    • В фильме нет музыкального сопровождения, как и в любом другом фильме Мирослава Слабошпицкого.
    • Фильм состоит из 34 эпизодов.
    • Несколько сцен отсняли во Львове, хотя сам город в фильме не показывают.
    • Для проката фильм приобрели Франция, Дания, Япония и Нидерланды.
    • еще 7 фактов
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 5861 пост в Блогосфере>

    ещё случайные

    Фильм охватывает широкое поле проблем, с которыми сталкиваются как глухонемые (глухие) люди, так и те, кому со здоровьем повезло больше. Ничто из показанного в фильме не чуждо миру слышащих и говорящих. Вот только нюанс заключается в том, что, как правило, мы не хотим ни слышать, ни говорить о проституции, абортах, мошенничестве, жестокости по отношению к изгоям и так далее.

    По этой причине фильм не стоит смотреть людям, которые склонны не замечать зла, что творится вокруг. В этом плане картина беспощадно ломает розовые очки всем их любителям.

    Но если жестокость и «слишком» откровенные сцены в кинематографе не новы (вспомнить хотя бы «Сука-любовь», «Хулиганы», «Нимфоманка» фон Триера), то с точки зрения подачи материала я считаю этот фильм открытием.

    В нем нету саундтрека, герои общаются на языке жестов (без субтитров для зрителя), мы не слышим ни слова — только обыденные звуки. Наше восприятие возможно только благодаря зрению. Режиссер, оператор, актеры — вся съемочная команда показывает нам историю. И эта история впечатляет (всех по-разному, но все же впечатляет). Настолько ограничив методы и средства воздействия на зрителя, создателям удается донести простые, но такие актуальные идеи.

    Многие спрашивают: а не скучно смотреть фильм без музыки, без диалогов? — Нет, не скучно. Если вы настроитесь на восприятие истории.

    Хотелось бы сказать и об актерах. Несмотря на то, что большинство из них не являются профессионалами, фальши в картине нет. Я не заметила каких-то серьезных огрехов.

    Мирослав Слабошпицкий сделал такое кино, на которое мало бы кто решился. И за это — отдельное спасибо.

    9 из 10

    9 июля 2016 | 20:51

    Когда-то я была в интернате для детей с разными неврологическими заболеваниями, мы туда приехали рано утром, в канун Рождества, подарки привезли, и остались на целый день. У нас была возможность узнать о жизни людей изолированных от общества, понять, что такое быть не таким как все, но что самое интересное пробыв целый день в компании детей, которых принято называть «ненормальными», понимаешь, что они ничем не отличаются от «нормальных». Они были все разных возрастов, с разными диагнозами и разной степенью тяжести болезни, но все хотели только одного, что бы их любили, как думаю, каждый человек на Земле. Только их лишили этой возможности, дав ярлык «изгоев», которых не стоит принимать за полноценных членов общества. На эту тему снято массу фильмов, практически в каждом режиссер «кричит», что так делать нельзя, что людям пора научится принимать людей с инвалидностью, и не игнорировать их, но мало кто в своих фильмах искренне интересуется их жизнью. Без пафосных заявлений и желания вызвать чувство жалости у зрителя, подобная проблематика становится не актуальной в обществе, где все здоровы. Что бы снять фильм о, инвалидах и при этом вызвать потоки слез, нужно оставить жалость и снимать кино, о таких же людях, как и все, не ставя ярлык «инвалид». Именно так поступает Мирослав Слабошпицкий в его фильме «Племя», где режиссер показывает историю воспитанников интерната для глухо — немых детей. Действия картины происходят где-то в Украине, указаний на какое-то конкретное месте нет, потому — что это абсолютно не важно, люди которых общество выкинуло за периферию, есть в каждой стране, в каждом городе, будь то развитая Европейская страна или страна Третьего мира. Главный герой Сергей, (как можно потом узнать из титров) приезжает в интернат, где внутреннем дворе собрались дети и учителя, что бы встретить праздник первого сентября, без музыки, без слов, где слышно только одинокий звук колокольчика, что сопровождается беззвучными жестами, означающими аплодисменты. При этом композиция кадра построена так, что зритель наблюдает за происходящим, находясь не в гуще событий, а как — бы отдаленно наблюдая, камера фиксирует общий план, в который попадает и окна вестибюля и распахнутая дверь. Подобное построение кадра Слабошпицкий применяет для того что бы максимально отстраниться от участия в жизни обитателей интерната, хоть это и художественный фильм но построен он на законах документального кино. Камера, «не живет» отдельно от персонажей, она словно их тень, что не может существовать без присутствия в кадре человека, ей нельзя отвернуться вправо или лево, проникнуть в закрытые двери, если этого не делает сам герой сцены. Отсутствие фокусирования на лицах, избегание крупных планов и не внимание к деталям, только усиливает чувство, того что зритель абсолютно чужд этому миру. Режиссер не ищет точек взаимодействия экранных персонажей и зрительного зала, он скорее провоцирует смотреть на все происходящие, как на хрупкую структуру архаической системы, для которого любое вмешательство из вне, несет угрозу.

    Первое что делает Сергей, попадая в комнату, куда его отправляет директор интерната, открывает окно, впуская в «страну глухих» звуки улицы, как бы приглашая зрителя, заглянуть в этот законсервированный мир, где все подчинено правилам первобытного племени. Нарушая установленные границы, главный герой открывает ящик Пандоры, что разрушит его, потому что племя жестоко обходится с чужаками, которые, не подчиняются, установленному порядку, что бы выжит в нем, нужно быть таким же как остальные, идти на компромиссы со своей совестью.

    Для того что бы подчеркнуть изолированность и закрытость интерната и его обитателей Слабошпицкий в фильме создает камерную атмосферу. Он использует только искусственный свет, солнечные лучи так, и ни разу, не смогли пробиться через низкие серые облака, переходящие в туман. Режиссер делает акцент на холодной цветовой палитре, которую словно разбавили белилами, единственным ярким пятном являются, грязно-голубые стены коридора, где находятся комнаты воспитанников интерната. Полупустые, пыльные, помещения старого советского здания, облезлая краска и бесконечно длинные скрипящие лестницы — это мир глухих, безмолвный и жестокий. Где есть множество звуков, но они предназначены только для зрителей, потому что, понимание того что все персонажи глухие приходит только в финальной сцене и оглушает тебя, так ты становишься частью племени, главный герой закрывает перед зрителями дверь и мы еще долго смотрим в пустое пространство. Так нас запирают в стране, где нет места звуку, откуда все живое, ушло, и остались, только тени и призраки.

    15 сентября 2014 | 15:50

    Каждый раз, когда на негативную критику такого рода кино отвечают, что мы, зрители, просто не готовы к серьезным картинам или не разбираемся в искусстве, то мне становится грустно от того, что создатели таких шедевров и их поклонники полны необоснованно высокого самомнения о себе. Возможно, именно с таким преувеличенным ликованием своей личности, режиссер создавал эту картину. Наверняка, он полагал, что откроет что-то новое, что это будет гениально, и действительно покажет нам мир глухонемых людей. Но он ошибался. Потому что его идея не является открытием. Глухонемых людей, на самом деле, много вокруг нас. Из личных наблюдений могу итак сказать, без киновизуализаций, что они ничем не отличаются от нас, кроме того, что имеют много трудностей из-за врожденного нарушения голосового аппарата, и того, что могут на расстоянии общаться. Я их часто вижу на улицах, я их вижу в церквях; я знаю, что некоторые из них неплохо зарабатывают в странах Европы, содержат семьи и у них рождаются здоровые дети. Но Слабошпицкий решил нам показать их «другими». Является ли это жаждой обратить внимание на эту социальную группу либо это банальное желание сорвать статуэтки фестивалей, где последние 10-15 лет ценится эпатаж во всех его проявлениях? Не знаю. Но глядя на темно-синюю, серую, мрачную картину, я сразу вспоминаю простой, кинематографический (и не только) прием: «Не можешь создать живую и сильную драматургию, чтобы зацепить зрителя? Используй «план B» — зацепи его агрессивной брутальщиной. Иногда даже она будет не ясна, что только на руку режиссеру, и вполне отличный кормом для зрителя, который пытается отыскать на экране жемчужину.»

    Таким образом, всё, что должен знать зритель об этом фильме — это насилие, угрюмый трах, поза 69, аборт и изнасилование. Касательно сценария и вздохов вокруг него, отмечу, что, к примеру, сцена изнасилования девушки, которая, по понятным причинам не может закричать, не должна являться кладезем мыслительных и креативных потугов профессионального режиссера и сценариста. А ведь такое впечатление, что на всём этом фильм и держится.

    Одни киношники стараются показать пороки молодежи среди здоровых людей, другие — через глухонемых, а затем пойдут цыгане, гомосексуалы, слепые, чёрнокожие и другие. Эти истории, безусловно, смотреть можно и нужно, но они вполне могут вложиться в полтора часовой фильм, а то и в короткий метр. Поэтому, мне не понять, зачем было тянуть ленту целых два часа.

    Вспоминая бесплодные разборки создателей фильма «Племя» с другим украинским режиссером за место в одном голливудском кинофестивале, куда, в итоге, никто из них не прошел, создается впечатление, что всё-таки борьба за статуэтки, в ещё развивающемся украинском кинематографе, существует. Но фестивали проходят и уходят, а есть фильмы, которые навсегда откладываются в памяти и имеют хороший осадок. Именно таких успехов я желаю режиссеру.

    Моя оценка «4» не за состоявшуюся картину, а за отличный эксперимент в украинском кинематографе.

    21 июня 2015 | 20:22

    «Для любви и ненависти слова не нужны.» (с) Слоган фильма

    Главными кинособытиями стран СНГ в прошлом году стали «Левиафан» Андрея Звягинцева, «Трудно быть Богом» Алексея Германа и «Племя» Мирослава Слабошпицкого (хотя двое из перечисленных фильмов российский зритель увидел только в начале этого года). Про монументальный труд Германа я ещё напишу рецензию, про лучшую российскую ленту последних лет и жизненный шедевр Андрея Звягинцева сказано многое, а фильму «Племя» уделили очень мало внимания.

    Из всех троих, работа Слабошпицкого мне понравилась менее всех, но тем не менее, это удивительное полотно, возвращающее нас в эпоху немого кинематографа. Этот фильм всё же достоин моей краткой рецензии

    Начать стоит с того, что все действующие лица фильма — глухонемые. А это значит, что за всё экранное время не будет ни одного диалога. Для большинства данный факт покажется жутким минусом, потому что в наше время все привыкли к разговорам, поясняющим действия и внутреннее состояние какого либо персонажа.

    Но все забыли, что когда-то кино было немым, в нем не было ни единого слова. И абсолютно все зрители восторгались «Путешествием на Луну» Мельеса и коротенькой историей о «Поливальщике» братьев Люмьер. Повествования и поступки героев пояснялись только секундными титрами, и то не всегда. Вот и «Племя» нужно воспринимать как классическое немое кино, только с потрясающим попаданием в современный гипер-реализм.

    Этому реализму поспособствовал потенциал молодых актёров и общая атмосфера фильма.

    Молодёжь сыграла очень реалистично, даже следуя некоторым законам системы Станиславского. Уж больно веришь всему происходящему на экране. Серёжа, Аня, банда, чьи законы и поступки похожи на быт племени пещерных людей — психологически детализированы и построены своими актёрами. Самое приятное, что никто не «скатывается» в гротеск, который может обрушить всю образную и даже психологическую подачу ленты. Способствует ли этому тот факт, что в фильм немой — я точно не знаю. Но могу сказать одно — Мирослав Слабошпицкий великолепно поработал с молодыми актёрами и их харизмой.

    Атмосфера «Племени» совпадает с духом неприятных будних дней, при этом переходя в нечто более напряженное и захватывающее. Помимо актеров и режиссера, этот дух передают сюжетные и повествовательные мелочи, работа оператора и локации.

    Операторская работа хоть и статичная, но тем не менее картинка в фильме очень хорошая. Построение кадров меня даже удивило своей симметрией и тем самым реализмом, о котором я упоминал ранее.

    Больше всего меня зацепила не явная, но всё же очень символичная параллель с жизнью древних людских племен. Это связанно не только с языком жестов, молчанием, но и с некой моралью действующей бандитской группировки в фильме. Нарушая законы братства, ты становишься не только предателем, но и ненавистным врагом.

    Невольно осознаешь то, что человеческие взгляды и нравы никогда не менялись. Мы продолжаем жить в мире, где люди друг другу враги, никого нельзя прощать. Этот мир держится не общими усилиями, а наоборот — все разделились на племена.

    На самом деле моё рассуждение — это короткий элемент, даже частичка смысловой составляющей. Фильм совсем о другом. О чем он? Я предлагаю вам самим прочувствовать и ознакомиться. Тут и вина главного героя…

    Провисы у «Племени» конечно же есть, они связанны с некоторой растянутостью хронометража. Лишних сцен нету, но некоторые моменты всё же до нельзя растянутые.

    Некоторым фильм может показаться несусветной «чернухой» и «провокацией», сами знаете почему. Незнающие вообще могут обозвать «Племя» плагиатом и копиркой «Класса Коррекции».

    Но несмотря на это, истинные киногурманы, которые знают из чего зародился кинематограф и как появилось наше современное общество, по настоящему оценят невероятно хороший фильм от Мирослава Слабошпицкого под названием «Племя».

    Ну а если картина вам не понравится, то я… Ладно! Ладно! Пойму вас.

    «А вы мне скажите, почему вы так боитесь молчания? Чуть разговор немножко иссяк, вам уже и не по себе… А разве дурно разговаривать молча?» (с) Александр Куприн, «Молох»

    P.S. Премия «Ника» за лучший фильм стран СНГ — абсолютно заслуженна!

    13 августа 2015 | 00:40

    - Ты видел Племя?
    - Нет.
    - Ну, как же, старик? Приз прессы в Каннах и еще куча наград! Срочно надо смотреть.

    Примерно такой разговор был у меня с приятелем месяц назад. Неожиданно увидел «Племя» в программке фестиваля «2morrow». Ажиотаж, в фойе не пробиться. Обрывки фраз: «Слабошпицкий опять снял про глухих специально под Канны», «…такое кино ставит диагноз обществу…», «… там такие страсти про Украину…».

    Кино оказалось не про Украину и не про глухих. Про жестокость, про предательство, про любовь (не правы те, кто говорит, что ее там нет, возможно, вы ее просто не увидели). Кино без слов. Но и без них все понятно. Кино честное, открытое, искреннее.

    Сюжет прост: в интернат приезжает новенький и начинается у него интересная жизнь. Интернат хоть и советской еще постройки и покраски (судя по стенам), но живет своей жизнью в новых реалиях. Зарабатывают денежку и пропитание его обитатели кто как может. А случись чего — кто этих глухих считает.

    Да, наверное, до высоких оценок фильм не дотягивает, есть сцены, от которых становится плохо и глаза прячешь. Но все оправдано, не ради самолюбования. В старших классах я бы такое кино показывал в качестве прививки, если еще не поздно. Прививки от жестокости, предательства, нелюбви.

    Несмотря на отсутствие крупных планов, все-таки удалось рассмотреть несколько хороших актерских работ — Яна Новикова (главная женская роль) и Александр Сидельников (помощник главаря).

    28 января 2015 | 15:59

    Изначально было интересно посмотреть изнутри ту неотъемлемую часть нашей жизни, которую мы — обычные люди не видят и не переживали. Я про тех, кто воспитывался в полноценной или неполной семье, тех кто не испытал на себе все «прелести» интернетовской или проще говоря детдомовской жизни. Я думаю такая мотивация двигала многими, кто отважился на этот просмотр. И как человек не знакомый с языком глухо-немых просто смотрел фильм про эту самую изнанку, про то что нам по масс медиа не покажут и не расскажут никогда.

    Первые 20 минут дались тяжело, так как кроме естественных эффектов ничего не было. Это эффект присутствия. Для них это норма, для этих людей — это жизнь. Это так, но а я нашел выход для себя, поскольку хотел все-таки досмотреть фильм до конца! Я поставил фоном произвольно музыкальный сборник, состоящей из разных стилей и направлений. Это сделало мой просмотр приемлемым и комфортным.

    Фильм тяжелый это естественно, как я и ожидал, оставил после себя осадок неприятный. Смотреть его интересно на протяжении всех двух часов. Игра актеров достойная, я думаю у многих людей с ограниченными возможностями появилась возможность увидеть свое отражение в зеркале. Жаль, очень жаль, что ты наблюдаешь это в стране, где люди уже ничего не значат, как для своей страны, так и для самих себя… Печально, господа!

    Недостатки фильма могу отметить такие как, слишком много грязи. Даже не в сценах секса, там нормально все) А таких как аборт девушки в домашних условиях. Я думаю с реализмом немного переборщили, получилось очень грязно! Но это как элемент жизни вполне нормальное явление в 21 веке, так считают режиссеры.

    Подводя общий итог могу сказать, что фильм смотреть интересно и даже нужно, естественно только в искренних намерениях. Чтобы подошедшему к вам на улице глухо-немому человеку вы объяснили как пройти скажем до нужного ему адреса, или работая продавцом-консультантом на пальцах, даже не зная их языка объяснить и оказать помощь! Доброта спасет мир, господа!

    8 из 10

    2 апреля 2015 | 23:58

    Вообще-то очень глупо применять слова к фильму, который без этих самых — привычных до банальности, затасканных до потери смысла СЛОВ — обошёлся. Была бы возможность, я послал бы всем авторам и участникам «Племени» ответный взрыв эмоций. Но такой возможности нет, и мне придется использовать разжалованные фильмом слова…

    «Племя» — это безоговорочный прорыв. Это только кажется, что уже ничем не удивить, не открыть ничего нового. Режиссёр Слабошпицкий открыл новый киноязык, создал уникальное художественное произведение, соединив жёсткость реальности с хрупкостью притчи. Удивительно: ни одного слова, никакого музыкального оформления, никаких субтитров, зрителю ничего не разжёвывается, никак не помогается — а всё понятно! Потому что в этом магнитном поле глухоты и немоты сосредоточена такая бешеная энергетика, которая льётся через экран и держит вас в невероятном напряжении все 130 минут.

    В интернат для глухонемых извне приходит Чужой. А для него устоявшийся мир интерната чужой. И происходит взаимопроникновение двух миров: кто кого? Понятно, что Племя сильнее одинокого чужака. Понятно, что оно его поглотит-проглотит, как бесчисленное множество таких же, давно порабощённых. Возможно, так случилось бы и на этот раз. Но в этом диком племени с дикими законами чужака зацепила любовь, наполнив силой и способностью к бунту. Маленький человек пошел против сильной системы.

    Такая притча провоцирует к размышлениям на главные жизненные темы: любовь и ненависть, власть и рабство, тоталитаризм и свобода, насилие и чувство собственного достоинства, коррупция и бесправие, личность и толпа… Огромное количество тем и смыслов, хвативших бы на несколько фильмов, вобрал в себя один этот. Но мало поставить вопросы — их ещё надо художественно воплотить. И вот этот корень слова воплотить — ПЛОТЬ — стал ключевым в режиссёрском решении.

    Я уверен — иначе режиссёр проиграл бы. Но он предельно натуралистичен, и убедителен в этой натуралистичности. Я далеко не всем буду рекомендовать к просмотру «Племя», это для людей мужественных. И способных за внешним увидеть глубину.

    Фильм оригинально придуман, сконструирован, снят; но главное выразительное средство, конечно, актерская игра… Стоп! Совсем не игра. Автор фильма разжаловал не только слова, но и игру. Ведь в ролях глухонемых — непрофессиональные глухонемые. Они не играют. Они живут в кадре. И снова режиссёр победил. После этих невероятно правдивых людей профессионалы в других лентах кажутся искусственными, фальшивыми. Мне кажется, глухонемота как отсутствие необходимости тратить силу на слова позволяет накопить огромные запасы энергии и дает ту великую силу выразительности, которая была умело использована режиссёром.

    Прорыв. Событие. Шедевр. Что называется, встряхнул душу, заставил чувствовать, думать, переживать. Браво.

    10 из 10

    16 декабря 2015 | 01:54

    Прощай, речь. Жгучей слюной скопилась она в кончиках пальцев, что экстатично, ошпаренно взбивают воздух в неуемной жажде выразить каждый нюанс сочетания букв, слов, фраз. Эти энергичные жесты кажутся мощнее всех вместе взятых пинков, толчков и оплеух, на которые не скупятся особи этого Племени. У них свои интернатские джунгли, за стены которых они опасливо выбегают и куда организованно стекаются, закрыв за собой дверь на замок, ибо каждый — зубастое колесико этой чудовищной машины-микромира, вне которой существование даже не обсуждается. Охота на припозднившегося прохожего, маневры за гаражи и строжайшая иерархия, где слабый питается харчками, а сильный — сворованным шампанским. Тут есть и наглый вожак, и самки, что в коммунистическом порядке раздвигают щуплые ляжки. Первый собственнолапно сколоченный молот обрушится на голову замешкавшегося учителя, пока покосившийся набок мерзко-сизый Ситроен, Эребова упряжка, развозит по практическим занятиям товар, обреченный на путанский экспорт в романскую лакшери. Прибьешься к их берегу — они выловят, примнут лапой, проверяя потроха на тонкость, и втиснут в нужную ячейку. Попробуй дернуться, но все в западне: и ты, юный, славный сердцем Ромео, и она, твоя Джульетта в денимном мини. И никому ведь не расскажешь, хоть кисти рук вывихни: сверху припечатало задом сытое начальство, только что чмокнувшее в светлую макушку глухонемого первоклашку с букетов угнетенных первым сентября астр.

    Собственно, подобный видеоряд мог бы быть на той кассете Самары, после просмотра которой самого тянет нырнуть в колодец и безо всяких телефонных напоминаний. И дело не в эффектном садизме школьной субординации — Гай Германику уже жевали-переживали, спасибо. Здесь на экране люди — они одеты, они внимают про Евросоюз на уроке географии и смирно стоят на школьной линейке. Но вот звенит звонок — для глухонемых это мигание зарешеченной лампы, и звери распускаются цветами зла, привычно раскручивая рутинные жернова криминала в зудящей тишине. Класс коррекции и неприглядный быт инвалидов — по ту сторону цивилизации, прошлогодний сеанс, а это архаика, коллективное бессознательное, инстинктивное, первородное, ожившая инсталляция из Дарвиновского музея, только в абибасе вместо шерсти и шкурок. Они — другой вид, они чужы и чужды нам; рассматривая их сквозь прутья решетки и разгадывая их странный язык, ты вдруг проваливаешься к ним в пещеру, и с твоей гуманностью, высокоморальностью и эстетикой пощады не жди. В неторопливом течении сцен рэкетира в туалетах, мордобоев в подворотнях, по-мясницки хладнокровного выскабливания матки на краешке холодной ванны режиссер вставляет распорки в глаза и просто оставляет корячиться от невозможности оторваться от экрана. Он молча терроризирует этим племенем — шумно жестикулирующим, глухим к мольбам, немым к просьбам и, может даже, слепым к тому, чью морду они сейчас квасят битой — своего или чужого. Впору припомнить триерову догматичную тряску-свистопляску о заигравшихся фриках, тоже эксперимент, но здесь в «Племени» операторская работа чрезвычайно стильная, аккуратная и бездушная. Ты не участвуешь, ты наблюдаешь, как на сафари: идеально выверенные кадры держат особей на расстоянии, не выпуская из виду их руки, как готовые пырнуть ножи; словно животных, запирают их между стенами коридора, между кузовами фур, отопительными трубами. И даже с высоты своего цивилизованного созерцания сложно с налету сказать, о чем этот первый полнометражный манифест Мирослава Слабошпицкого. Про любовь и ненависть в Львовегасе? Допустимо, но не самоцель. О социально-политической ситуации на Украине? За уши притянуто. Очевиден упрёк в порочности системы, которую невозможно разворошить изнутри, не хлебнув горя-дерьма и сохранив огонек здравой индивидуальности, так сказать, жестяная иллюстрация аристотелевского «общественного животного». Это фильм ужасов, вязкая топь молчания и действия, где привычно включаемая эмпатия становится электрическим стулом, сайлент хилл с рефреном сонного бессилия вместо воздушной тревоги. Но сквозь омерзение и тошноту, кажется, пробивается новый киноязык, хлещущий наотмашь по зрительному нерву без какого-либо привычного воздействия через медовую жалобность саундтрека или софизм тщательно выверенных диалогов. Это свежее слово, и не в социальной проблематике, а в искусстве, обильно политое чернухой для большего аппетита и скорейшего усвоения. Но боже упаси потерять бдительность, ведь в любой момент грузовик может дать задний ход и запросто задавить, несмотря на затихающие хлопки ладонями по бамперу.

    26 марта 2015 | 00:37

    Фильм «Племя» впервые показали без субтитров и даже без слов. Там в основном ребята и взрослые люди разговаривали на жестах. Такой фильм увидела в первый раз, который показывали в России. А фильм создал украинский режиссер, который вложил свой замысел о сюжете на жестовом языке.

    В этом уникальность фильма. А сам фильм говорит о ребятах, учившихся в школе-интернате для слабослышащих детей. Нам конечно все знакомо положение о школе-интернате. А фильм показал о племени из ребят, идущих в плохую сторону. Вот это нас огорчало, что там не приучали к хорошим делам и уважению к друг другу.

    Посмотрев фильм, задумались не брать плохое, постараться дать хорошее будущее детям-подросткам. Вообще ребята глухие, которые сыграли роли впервые, справились неплохо. Все там хорошо выражены эмоции и действия глухих. Вот хотя бы российским режиссерам подходить к глухим людям (желающим сниматься) и предлагать роли в фильмах. Надеемся на успехи.

    7 из 10

    26 февраля 2015 | 17:32

    Главный герой голландско-украинского фильма с бюджетом 1 млн 300 тыс. долларов США некий неизвестно откуда появившийся Сергей, который сразу же попадает в специализированный интернета для глухонемых и слабослышащих людей, где существует какая-то банда под названием «Племя». Сергей, якобы, пытается занять свое место в иерархии этой школы-интерната и даже вроде бы принимает участие в нескольких нападениях и ограблениях. Он влюбляется в Анну, одну из воспитанниц интерната и наложницу Смотрящего(?), если этого человека можно так назвать и решил нарушить устои этого сообщества.

    Действие фильма, как я понял, происходит на Украине в 90-е прошлого века, но не в 21 веке это точно! Показана школа-интернат для глухонемых и слабослышащих детей с обшарпанными стенами, нет пластиковых окон, так называемые жители этого интерната заходят и выходят из него через потайные выходы. Преподавательского коллектива вообще нет, кроме двух каких-то упырей, которые всем и заправляют и связаны с этой преступной группировкой под названием «Племя», которая передвигается на разбитом микроавтобусе. Криминальная банда «Племя» состоит из воспитанников этого интерната, деятельность которых заключается в «сдачу в почасовую аренду» дальнобойщикам двух девочек -воспитанниц этого же интерната и организации нескольких нападений и ограблений. Награбленное- это пару бутылок пива и водка. Я так и не понял, где банда? Как Сергей попал в интернат? Где его родители?

    Действие фильма происходит в параллельном мире, который никак не связан с миром слышащих. Даже очередь за визами у итальянского посольства тоже какая-то немая.

    Еще обратил внимание на сцену аборта. Сцена аборта снята реалистично. Аборт делается в домашних условиях и тайно и дедушкиным способом; создается такое впечатление, что режиссер фильма Мирослав Слабошпицкий живет в советское время или даже в царской России или Древней Украине. Кстати, если действия фильма происходит в 90-е годы прошлого века, как я понял, то существуют много видов аборта- один из них медикаментозный, например. Этот вид аборта хорошо показан в румынском фильме «4 месяца, 3 недели и 2 дня», действие фильма происходит в социалистической Румынии, в 1987 году.

    Секс у глухонемых, как у всех людей — здесь особо нечего отметить- глухонемые занимаются сексом, как и все нормальные люди (кстати, мнение специалиста: секс у глухонемых играет огромную роль. Он гораздо важнее и острее, чем у обычных людей. Им важнее нужность, чем сам процесс).

    Резюме: Фильм без начала и без конца. Происходящее непонятно. Без слов и музыкального сопровождения. Авторы даже не позаботились, чтобы сделать перевод с языка жестов — типа, зритель, смотри фильм и понимай его, как знаешь! Людям с ограниченными возможностями приходится выживать в этом мире, особенно если вспомнить 90-е прошлого века. Авторы фильма и актеры показывают зрителю, как это происходит в действительности. Скорее всего авторы фильма пытались удержать зрителя у экрана благодаря эмоциональности сюжета и оригинальной задумки.

    Похожие фильмы: «Страна глухих» (1998), «Левиафан» (2014).

    8 декабря 2015 | 15:55

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>