всё о любом фильме:

Королева пустыни

Queen of the Desert
год
страна
слоган«Одна женщина может изменить ход истории»
режиссерВернер Херцог
сценарийВернер Херцог
продюсерМайкл Бенаройя, Кассиан Элвис, Ник Н. Рэслан, ...
операторПетер Цайтлингер
композиторКлаус Бадельт
художникУльрих Бергфельдер, Рабиаа Н’Гади, Кэролайн Стейнер, ...
монтажДжо Бини
жанр драма, мелодрама, биография, история, ... слова
бюджет
$15 000 000
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG-13 детям до 13 лет просмотр не желателен
время128 мин. / 02:08
Номинации:
Фильм рассказывает об английской писательнице и разведчице, исследовательнице Востока Гертруде Белл.
Рейтинг фильма
IMDb: 5.60 (4099)
ожидание: 89% (3819)

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Изначально в главной женской роли должна была сниматься Наоми Уоттс, однако позднее она покинула проект. На ее место была выбрана близкая подруга Уоттс — Николь Кидман.
    • Генри Кэдогана должен был играть Джуд Лоу, однако после того, как съемки были отложены на некоторое время, Лоу покинул проект. В итоге его заменил Джеймс Франко.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 104 поста в Блогосфере>


    С творчеством Вернера Херцога я не знакома, хотя давно хотела посмотреть его «Фицкарральдо», но все никак не соберусь. И вот его новый фильм, участник Берлинале 2015, со звездным составом — Джеймс Франко, Николь Кидман, Роберт Паттинсон, Дэмиэн Льюис.

    Увы, но после фильма «Стив Джобс» — это для меня еще один яркий пример как снять фильм о личности, так ничего о ней не рассказав, а лишь немного обрисовав ее масштаб. Фильм призван рассказать о выдающейся женщине — Гертруде Белл, британской путешественнице, археологе, которая занималась исследованиями Ближнего Востока и картографированием. Однако режиссер строит сюжет картины так, что он напоминает игру, — доберись из одного пункта в другой. Вся его картина — это молчаливо путешествующий караван с невероятно прекрасными и потрясающими видами пустыни. И маленькими кусочками среди этого большого путешествия режиссер показывает нам мелодраматические любовные истории из жизни Гертруды Белл, но и в этих кусочках присутствует незавершенность, недосказанность. Образы мужчин, появляющихся в жизни Гертруды прописаны довольно плоско, их истории жизни иногда вовсе остаются за кадром.

    При этом в картине хорошие актерские работы, особенно хочется выделить Дэмиэна Льюиса и Роберта Паттинсона, которым удалось перетянуть внимание с невероятной пустыни на себя. Роберт Паттинсон играет Лоуренса Аравийского, сам образ получился довольно колоритный, единственно, что не понравилось в образе — это такая частичка ловеласа, которая в первых сценах выходит на первый план. Дэмиану Льюису удалось не только создать образ настоящего военного — майора Чарльза Даути-Уайли, но отразить то чувство любви и восхищения к Белл, которое возникает с первого взгляда. Игра же самой Николь Кидман для меня осталась очень однообразной и неровной.

    Сколько можно было рассказать через эту историю? Но увы, режиссер выбрал любовно-путешествующую линию в судьбе Белл, которая довольно плоско представляет нам эту удивительную женщину. Пожалуй, главным действующим лицом в этом фильме для меня осталась не Королева, а Пустыня, она у Херцога получилась неимоверно хороша.

    + невероятная красота пустыни, актерские работы второго плана
    - сценарий, монтаж, режиссура

    6 из 10

    (прежде всего за мастерство актеров второго плана, но слабая режиссура приводит меня к красному цвету рецензии)

    15 февраля 2016 | 14:14

    Фильм, которого несколько лет ожидали все, кому интересен этот режиссёр и сама тема. К сожалению, ни того, ни другого в новом фильме «Королева пустыни» почти что и нет.

    Получилось скучно и поверхностно, а потому и неубедительно. Не запомнилось практически ничего — хотя и артисты интересные, и природа… Кто в восторге от пейзажей в этом фильме — пусть посмотрит «Лоренса Аравийского», почти семидесятилетней давности фильм: в нём эпический размах стихии, индифферентной к человеку и самодостаточной в своей жестокой красоте, вызывающий восторг у персонажа, захватывает и зрителей. У Херцога же зрители так и остаются созерцателями интересных картинок. В том же фильме, на мой взгляд, и истоки провала «Королевы»: по сути Херцог снял кальку с нескольких интенций «Лоуренса Аравийского», лишив свою картину глубокого месседжа. Там в качестве одной из главных мотиваций цивилизованный учёный «человек пустыни» Лоренс называет именно свою любвь к пустыне (причём как обставлен первый разговор на эту тему с принцем Фейсалом!), здесь Гертруда признаётся в том же. Там путь лишений белого человека — здесь также, правда, без изматывающих и волнующих подробностей. В финале арабы, которых оба выпускника Оксфорда прежде идеализировали, оказываются жестокими дикарями — только Лоренсу по замыслу режиссёра Лина это становится понятно при более драматических обстоятельствах (грязь и мерзость войны дикарей в конце-концов перевесили упоение Большой Игрой и восторги перед «детьми пустыни»).

    Херцогу всегда были интересны люди, не боящиеся слыть и быть отщепенцами, странными мечтателями, отважными борцами со стихией природы или социума, переходящими все рубиконы ради исполнения мечты. Но в «Королеве» не найти никаких отзвуков затягивающего пафоса героя и безумца-одиночки из «Фицкаральдо», «Каждого за себя», «Агирре — гнева Божия», «„Сердца из стекла“»… Всё до предела по-голливудски банально. К тому же подлинная Гертруда Белл не отличалась красотой, чего о Николь Кидман никода не скажешь — и в фильме ничто не умаляет её красоты, ни грим, ни одежда, так что Гертруда выглядит истинной героиней голливудского боевика, жанра, предельно далёкого от прежнего Херцога… У меня крутилась в голове мысль: почему вообще Херцог ТАКОЕ и ТАК снял?

    В ответе «почему» гипотетически такие варианты: малое финансирование, гнёт продюсеров, смена ведущих актёров, незаинтересованность характером. С последним почти просто: герои всех фильмов Херцога мужчины, и возможно, Гертруда Белл его просто «не вставляет». Тогда зачем было браться?

    Между тем есть по меньшей мере два пути воодушевить зрителей и сделать иную картину. Кто-то из рецензентов написал, что Херцогу неинтересны подробности биографии своей героини. Если так, то жаль. Потому что Гертруда Белл, безусловно, редчайший экземпляр и ценнейший участник «Большой игры». Из фильма почти ускользнуло, что она с детства была искушена в тонкостях дипломатии (жила с дядей-послом ещё в подростковом возрасте в Иране и уже там проявила интерес к «мужской игре» в политику), имела блестящие способности к языкам, оставила тостенные (и интересные, хоят не переведённые у нас) книги о своих путешествиях (как и Лоренс, умалчивая о подробностях возложенных на неё миссий), сделала ценные переводы поэзии с фарси ине только… ПЕРВАЯ женщина, законившая Оксфорд! Каково — для консервативной Британии?! Ставленница того же самого блестящего хранителя музея Ашмола, который был наставником Лоуренса Аравийского (более интересного своей деятельностью для Ми-5 после первой мировой) и подготовил плеяду учёных-спецслужбистов экстра-класса. Под видом занятий археологией эти учёные собирали информацию, готовили почву для проникновения Британии на Ближний Восток и помогли словать своей стране игру немцев. Солдаты империи — по убеждениям, ибо интеллектуалы! Гертруда среди них была брильянтом — за свою бурную жизнь она, женщина, вдоль и поперёк изъездила Аравию на верблюде, не раз вела рискованные беседы под видом глупенькой дамы, проникала в гаремы шейхов, чтоб у женщин выведать полезные сведения, чудом оставалсь жива. Потом была тайным и очень успешным советником при марионеточных правительствах (уж хотя бы мельком, в эпизоде, это её качество искушённого и твёрдого политика можно уловить в «Опасном человеке. Лоуренсе после Аравии»)В фильме Херцога все владыки пустыни как-то моментально признают за Гертрудой харизму власти, но на самом деле она была виртуозом Игры, Локи в юбке. Херцогу, похоже, это-то как раз и скучно — но тогда при чём тут правда характера и смысл снимать подобную картину? Вместо этого режиссёр делает ставку на бескорыстный науный интерес Гертруды и восторги культурой, но звучат они в отрыве от хоть малейших подробностей этой стези как-то вяло и неубедительно. Понимаю. что байопик о композиторе Штраусе, пронизанный музыкой, снимать в каком-то смысле проще, но уж можно было бы сделать этут тему хотя бы хоть чуточку интересной.

    Херцог увидел драму характера Белл лишь в потере возлюбленных — сообщения о гибели жениха и любовника обрамляют её пустынные приключения. То есть рассказал почти банальный сюжет «про несчастливую любовь», которая погнала девочку из хорошей семьи навстречу опасным приключениям. Вначале у меня даже мелькнула мысль, что начав с подробного «любовного» сюжета с тривиальными мизансценами и утомительной чередой нарратива, Херцог хочет нанести сокрушительный удар зрительским ожиданиям в основном сюжете, подчеркнув неординарность личности, — что ж. это был бы ход, хоть и не безупречный. Вместо этого цепляет только пленительная картинка в окне родового имения Белл с кусочком парка — образ получился ёмкий и печальный. Но этой картинки мало! А в общем контексте она вообще лишняя, ибо не про Белл. Скорее пробел…

    15 августа 2016 | 12:06

    Немецкий режиссёр Вернер Херцог (урождённый Стипетич, но, согласитесь, что «Херцог» или «Герцог» звучит куда более респектабельнее) поставил за свою долгую кинокарьеру более пятидесяти полнометражных картин. Некоторые из них удостаивались высочайших наград в мире кинематографа, в том числе и «Золотой пальмовой ветви» на Каннском фестивале. Но лично мне довелось до сих пор увидеть лишь одну его работу — своеобразный ремейк (или спин-офф) криминальной драмы «Плохой лейтенант», снятый в 2009-ом году с Николасом Кэйджем в главной роли, и он меня совершенно не вдохновил, а скорее разочаровал, заставив в очередной раз признать, что карьера замечательного некогда актёра находится в глубочайшем кризисе. И вот с показом биографической картины «Королева пустыни» про Гертруду Белл мне довелось познакомиться с ещё одной работой Вернора Херцога, от которой я ожидал многого, хотя бы исходя из того, что главную роль играет Николь Кидман.

    Кто же такая эта Гертруда Белл? Это довольно смелая и целеустремлённая дама, подданная Британии, которая вначале 20-го века повлияла на расстановку сил на Ближнем Востоке и других Арабских странах. Она долгое время провела в опасных путешествиях по мусульманским территориям, где успела познакомиться со многими хитросплетениями и многочисленными нюансами жизни ближневосточных племён. За её храбрость и умение вести себя она и получила это громкое и звучное прозвище «Королева пустыни». Многие её биографы говорят о ней не только как о женщине, как о политике и путешественнике, но и также как о писательнице и разведчице. Вся это многозначимость характера и действий Гертруды Белл ложилась на плечи Вернера Херцога, решившего самостоятельно написать сценарий для своего фильма, ну а эту сложную роль доверили сыграть многоопытной и знаменитейшей Николь Кидман, поддержать которую были призваны актёры-мужчины Джеймс Франко, Роберт Паттинсон и Дэмиан Льюис (скажу, что все их герои влюбятся в Гертруду, но она так и останется одинокой).

    И при всей этой любопытной биографии Гертруды Белл Вернер Херцог не смог раскрыть свою героиню ни с одной стороны! Поначалу «Королева пустыни» смотрится как любовная драма, где персонаж Кидман терпит неудачу на романтическом фронте в отношениях с неким Генри Кадогэном (Франко). Чтобы хоть как-то утихомирить сердечную боль Гертруда отправляется на Восток, где знакомится с ещё одним знаменитым путешественником Томасом Эдвардом Лоуренсом (Паттинсон) и с одним из консулов Британской империи Чарльзом Доти-Уайли (Льюис). Если Вернер Херцог пытался в своей истории вывести то, что Белл стала путешественницей из-за трагической любви, то тогда Николь Кидман этой задумки не приняла и играла какую-то другую Белл, в которой так и не получалось за что же зацепиться. Про поставляемые разведданные от Белл вообще коснулись поверхности в паре сцен. Её политическая деятельность показана странно и, если честно, как-то бездумно, без сюжетной основы, а как данность: «Вот так вот она делала. На этом всё». В общем, смотришь-смотришь «Королеву пустыни», а фильм оказывается абсолютно пустым.

    В очередной раз, опять же к большому сожалению, меня разочаровывает Николь Кидман. Некогда эта актриса была моей любимой, я пытался не пропускать ни одного выходящего фильма с её участием, но в последнее время она чередует хорошие роли с откровенно плохими. Она убила меня наповал отвратительной игрой в «Чужой стране» (2015-ый), не смогла доказать свой авторитет в ещё одном байопике — в «Принцессе Монако» (2014-ый), и была идентична по показанному в лентах «Прежде чем я усну» (2013-ый) и «Порочные игры» (2012-ый). Лишь редкими искрами драматической игры Николь напоминала саму себя в лучшие годы, но во всём остальном ей Гертруда Белл была настолько сухой, безынтересной и какой-то статичной, что смотришь и не узнаёшь эту красивую и безусловно очень талантливую актрису. Но свято верю, что ещё многое у неё впереди. А ещё меньше можно сказать про мужскую часть актёрского ансамбля. Второстепенные актёры в роли арабов и те больше были интересными и живыми, если угодно, нежели эти манекены, которых зовут Джеймс Франко, Роберт Паттинсон и Дэмиан Льюис.

    Скорее всего будет более интересным ознакомиться с литературной биографией этой знаковой личности по имени Гертруда Белл, ставшей лицом движения феминисток. За свою смелость, за манеры и умение находить общий язык с любыми представителями других культур она получила заслуженное и очень красивое прозвище «Королева пустыни». Но Вернер Херцог не смог раскрыть этот образ на страницах своего сценария, будто не прочувствовала этот персонаж Николь Кидман и очень посредственно и лаконично в эмоциях сыграли другие известные актёры. Предыдущий байопик с Николь Кидман «Принцесса Монако» не принёс ей ничего кроме не совсем доброй критики, теперь она стала «Королевой» и оказалось всё ещё хуже. Мне очень жаль, но:

    4 из 10

    29 апреля 2016 | 16:48

    Гертруду Белл называют «Лоуренсом Аравийским в юбке», признают ее заслуги в изучении культуры и истории Ближнего Востока, и именно она стояла у истоков становления современного государства Ирак. Ее общественно-политическая жизнь все время была связана со скандалами, в основном на гендерной почве — в начале 20 века многие умы еще не были готовы к мысли, что женщина не хуже мужчины может ориентироваться в международной политике и исторических реалиях. На фоне такой биографии, которую, при удачном стечении обстоятельств, можно было бы превратить в конфетку, Вернер Херцог снял неудобоваримое и непонятное нечто, что трудно назвать и биографией, и художественным фильмом. Красивейшие кадры пустыни, снятые будто бы специально для National Geographic, почему-то решили разбить мелодрамой о тяжелых буднях девушки, которой не удалось выйти замуж и оттого пошла в странники. История имеет худо-бедно сносное начало, но ни завязки, ни удовлетворительного конца у нее нет.

    Фильм очень четко делится надвое: два полюса, два мужчины, ради которых Гертруда бегает по пустыне и томно вздыхает. При том, что эти двое имели место в реальной жизни Гертруды Белл, чтобы настолько извратить историю их взаимоотношений, оставаясь в рамках формальной правды, нужно обладать недюжинными талантами. По логике сценария, на первый план выходит Любовь с большой буквы, а все остальные стороны жизни можно обойти десятой дорогой.

    Звездный состав привлекает внимание громкой чередой имен, но все их мастерство разбилось вдребезги. Плеяда почитателей и обожателей окружает героиню Николь Кидман, которая за своими охами-вздохами совсем потеряла ту выдающуюся личность, о которой в фильме идет речь. Что Джеймс Франко, что Дамиэн Льюис играют неплохо, если вообще можно сыграть как-то не так обычного героя-любовника, который появляется на экране только для того, чтобы поразить и исчезнуть. Но и они выглядят гораздо органичнее и живее Николь Кидман, которая настолько не вписывается в роль Гертруды Белл, настолько это только возможно для актрисы с мировым именем. За ее игрой просвечиваются все предыдущие роли. Роберта Паттинсона же можно было и вовсе не брать, поскольку все его появление на экране сводится к нескольким незначительным эпизодам. Практически то же самое можно сказать и о любом другом персонаже — несколько реплик, призванных вкратце обозначить его характер (злобный командир, любящий отец, легкомысленная девушка — штамп на штампе), и герой опять уходит со сцены, освобождая место для жеманной и гримасничавшей Королевы, за тридцать лет экранного времени не изменившейся ни на чуть.

    Фильм Вернера Херцога «Королева пустыни» не оправдывает ни одной возложенной на него надежды. Единственное спасибо, которое я хочу ему сказать — за то, что восстала из пепла небытия фигура замечательной личности Гертруды Белл, до сих пор неизвестная широкой публике. Фильм очень слабый, и если на исторические неточности и можно закрыть глаза, то с кинематографической точки зрения в нем смотреть совершенно не на что.

    10 мая 2016 | 17:16

    Отмечу, что с творчеством Вернера Херцога я не знакома, а до просмотра фильма не знала и о такой удивительной личности, как Гертруда Белл. Благодарна режиссеру за это открытие. Биография — один из моих любимых жанров, ведь жизнь богаче любого вымысла. Даже если режиссеру не удалось на все сто воплотить на экране образ человека (едва ли это возможно), он может зажечь интерес и подвигнуть зрителя на самостоятельные поиски, именно это я и сделала после просмотра фильма.

    Согласна с оценкой mryukka81, что в «Королеве пустыни» несколько выпячена любовно-романтическая линия и можно было развернуть интереснее и глубже, ведь сколько разных граней открывается — личностных, исторических… Но подумалось, что Херцог и не стремился передать досконально биографию Белл, лишь дал намётки, набросал пунктиром путь, а дальнейшее оставил на усмотрение зрителя, кто что для себя откроет и куда захочет обратить свой взгляд — в историю, в путешествия, в размышления о собственной жизни, может быть, пора пробудиться и найти своё предназначение, вдохновившись примером Гертруды? Только дай Бог, чтобы жизнь не закончилась так трагически. Финал жизни Белл очень грустный и странный, всё внутри протестует против такого, очень уж сильной и яркой личностью она была, и самой огромной любовью ее жизни, показалось мне, всё же был не мужчина, а Восток.

    Пустыня и волшебство путешествий показаны великолепно, хочется после просмотра достать рюкзачок, побросать туда лишь самое необходимое и отправиться навстречу жизни, людям, себе самой.. «Идите налегке, как одинокие и ни в чем не нуждающиеся».

    18 февраля 2016 | 11:30

    «Королеву пустыни», новый фильм великого немецкого кино-романтика, Людвига Баварского от кинематографа, Вернера Херцога, не разругал, кажется, только ленивый. Тем насущнее представляется необходимость предоставить взыскательным критикам альтернативную позицию на этот, безусловно, не блещущий изобразительными средствами, но весьма примечательный образчик поэтического самовыражения.

    Как признавался постановщик, каждый его фильм рождался под впечатлением от мощнейшего личного переживания и стремился ландшафтами природными передать преображения сфер духовных. Годы идут, карьера Херцога длится уже почти полвека, и очевидно, что по достижению преклонного возраста, режиссер вошел в новую стадию творческого мышления. Поэтому, те кто, погрузившись в очередной раз в бездонные и бескрайние просторы пульсирующего энергией пространства, масштабы которого пропорциональны личности их создателя, поскольку являются их отображением, не найдут в его сакраментальном центре, однажды обнаруженных ими субстанций и химических соединений.

    Херцога совершенно не волнуют факты, ему безразличны исторические персоналии в их конкретной, экзистенциальной ипостаси. Вспомните хотя бы карликового Гитлера из «Каждый за себя…». В той же роли в «Королеве пустыни» появляется Черчилль, чей образ откровенно карикатурен, подчеркнуто нелеп. Мышлению Херцога претит все досужее, одномерное и замкнутое в цепи прагматичных, хоть и, возможно, весьма практичных, даже в исторической перспективе, действий. Находясь в пограничном состоянии между мирами, он всегда устремляет свой взгляд вглубь, к архетипической действительности, глубинному предназначению и отправной точке мыслей и поступков, лишь подводящих черту глобальным процессам, катализированным изнутри.

    Потому с такой небрежностью, не брезгуя даже вульгарными клише (что, мы, разумеется, не простим в финальной дефиниции), будто пытаясь побыстрее от нее отделаться, Херцог относится к предыстории его героини. Банальное совпадение и настойчивая потребность избавиться от социальных условностей и тускнеющего лоска аристократии, забрасывает ее в Тегеран. Здесь она находит и практически тут же теряет возлюбленного, толком его даже не узнав, в результате, что немаловажно, рокового стечения обстоятельств.

    Опустошенная потерей, а на самом деле, освобожденная от «тяги к бытию», героиня получает возможность реализовать свое предназначение. И здесь, наконец, в бесконечном движении по величественным пустынным просторам, раскрывается метафорическое ядро «Королевы пустыни».

    Героиня, в, кстати, весьма посредственном исполнении Николь Кидман, олицетворяет собой творческий дух самого постановщика, всю жизнь посвятившего хождению (широко известна любовь Херцога к пешим паломничествам), по Земле. Как знать, может Джеймс Франко — это Клаус Кински? Роман в обоих случаях был недолговечным, но плодотворным. Шутки шутками, но встречи с воинственными бедуинами намекают на повторяющиеся столкновения режиссера с первобытным началом, как в качестве художественного лейтмотива, так и непосредственно во время съемок. Эпизод с ранением героини, очерчивает этот намек еще ясней. Бесконечная свобода всегда несет с собой ощущение столь же великого одиночества, — и это уже фирменный Херцог. Лейтмотив со вторым любовником героини возвращает на авансцену Рок, как высокий долг, предначертанный личности судьбой, исполнение которого в ущерб мирским радостям, может помочь красоте, освободив ее, спасти таки полный зловония и чванства мир.

    Если сомнения еще были — поразительной красоты ландшафты, выведенные в сферическую объемность, давним соратником режиссера, оператором Стефаном Цайтлингером, заполнят это ощущение поразительным эффектом затопления пространства видимых явлений, дистиллированной энергией глубин, которую Херцог, всю дорогу, творческую и жизненную, катализировал и преобразовывал в видеоряд и личный опыт с пугающей, завораживающей интенсивностью.

    " Этот поэт никогда ничего не описывал, он просто выделял красоту деревьев, ульев и жизни на земле» — вкладывая в уста встретившегося героине Шейха эти слова, Херцог имеет в виду не столько Вергилия, столько, разумеется, себя самого. И имеет на это право большее, чем кто-либо другой.

    Наивно полагать, что величественное безумие Вернера Херцога могло вдруг его оставить, и он на старости лет продолжает движение по инерции, словно туловище, отделенное от головы. Все как раз наоборот — витальная энергия, ранее оформлявшая в проекции композицию бесконечной глубины образов и придавшая рельефность трансцендентальным панорамам ирреальной действительности, наконец, обрела берега и соответствующее гармонической завершенности человеческой личности, сияние золотого сечения. Поиски завершились. Остается лишь бросить оценивающий взгляд назад.

    Потому в «Королеве пустыни», Херцог, ощущающий, как он сам говорил, необходимость делиться своим самоощущением с миром, предлагает нам созерцание чистой энергии, но, к сожалению, в весьма неаккуратном обрамлении. Очередной раз он демонстрирует свое презрение бесконечной муравьиной возне, становящейся таковой в декорациях истинного величия и прочим мелочам жизни, вроде адекватного кастинга, или ровного монтажа. Неудивительно, что в век технического совершенства репрезентации, подобный подход может вызывать возмущение. Которому надо дать поостыть. «Королева пустыни» — диаметральная противоположность понятию симулякра. Шероховатости формы здесь восполняются содержанием, само наличие которого уже является достаточной компенсацией за любую вольность, включая омоложение на 30 лет Николь Кидман (крайне сомнительное) и паранджу Паттинсона (а что, вроде ему даже идет).

    7 из 10

    11 июля 2016 | 20:07

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>