всё о любом фильме:

Конгресс

The Congress
год
страна
слоган-
режиссерАри Фольман
сценарийСтанислав Лем, Ари Фольман
продюсерРейнхард Брюндиг, Себастьен Деллуа, Петр Дзецоль, ...
операторМихал Энглерт
композиторМакс Рихтер
художникДэвид Полонски, Мэнди Лайн, Гия Гроссо
монтажНили Феллер
жанр фантастика, мультфильм, драма, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Россия  10.9 тыс.,    Португалия  977 чел.
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
время118 мин. / 01:58
Стареющая безработная актриса соглашается на последнюю работу, не представляя себе последствий, которые повлечет за собой это решение…
Рейтинг мультфильма
IMDb: 6.50 (10 852)
ожидание: 98% (874)
Рейтинг кинокритиков
в мире
74%
69 + 24 = 93
6.6
в России
40%
2 + 3 = 5
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Основой фильма стала книга польского писателя Станислава Лема «Футурологический конгресс» 1971 года.
    • Изначально на главную роль рассматривались актрисы Кейт Бланшетт и Кэмерон Диаз, но увидев на одном мероприятии актрису Робин Райт, режиссер Ари Фольман сделал предложение именно ей.
    • Все анимированные сцены предварительно были сыграны актёрами в павильонах для того, чтобы аниматоры наиболее достоверно перенесли сюжет в мультипликацию.
    • Живая часть фильма снята в Америке, а анимацией занимались специалисты из Израиля, Германии, Бельгии, Люксембурга и Польши.
    • Как и у ее экранного альтер-эго, у Робин Райт двое детей, старшая девочка и младший мальчик.
    • еще 2 факта
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 3710 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Моё первое знакомство с европейским режиссёром Ариего Фольманом произошло при просмотре военного мультфильма «Вальс с Баширом». Тогда заинтересовала нарисованная война в Ливане и загадочный сюжет, который не боясь чёрного юмора и вселенской насмешки над происходящим, смог достаточно наглядно показать мысли и отношение к войне. С тех пор, имя режиссёра запомнилось, и на горизонте замаячил «Конгресс». Как большая часть арт-хаусного кино, к нам, на просторы вечно заснеженной, если не посещать определённые кинозалы для любителей, данный фильм добирался очень долго. Разумеется, он тоже привлёк моё внимание использованием анимации, но теперь уже по совместительству с натуральными, живыми съёмками. Дополнительным стимулом к просмотру была «старая» знакомая Робин Райт, часто встречавшаяся мне с детства в бесконечном сериале «Санта-Барбара». Перед самым просмотром, новый факт лишь усилил ожидания: фильм Фольмана по мотивам романа Станислава Лема, польского писателя-фантаста, с творчеством которого я ознакомился более плотно после неудовлетворительных просмотров «Соляриса» Тарковского и Содерберга.

    «Ты хотела выбирать сама, но в итоге разрушила все свои мечты». Читать Лема порой тяжело, как например «Глас Господа», порой легко, как «Непобедимый», а вот экранизировать вдвойне сложно, поскольку произведения, по большей части, можно охарактеризовать как многожанровые. Тот же «Солярис» с экрана так и не смог передать необходимую атмосферу книги, а фильм Ари Фольмана «Конгресс», видимо и именован только вторым словом романа Лема на котором основан, поскольку лишь часть его есть в фильме. Фильм скорее даже не основан и не по мотивам, а мотивы из книги заимствованы для фильма. Режиссёр, мне кажется, вполне способен был снять отличную научную фантастику с элементами боевика, иллюзорно-реалистичными фишками и сюжетными оборотами, усилив эффект романа, но Фольман, не мейнстримовый постановщик, да и такая картина имела бы успех только при огромных своих особенностях. «Футурологический конгресс» Лема, написанный ещё 1971 году уже достаточно растаскан, случайно копирован или повторён многими творческими людьми, поэтому сюжет его уже неудивителен. Фольман в этом фильме поменял основной фундамент, убрав главного героя романа — известного Ийона Тихого, поставив на его место Робин Райт, играющую саму себя. В итоге получились две истории, переплетённые между собой душевными нотами Фольмана и наркотической фантастикой Лема.

    «Это новая формула свободы выбора!». Робин Райт в фильме, возможно, как и в реальной жизни — не особо востребованная, теряющая свою популярность актриса, которой было сделано последнее, весьма неожиданное и дерзкое предложение от студии «Мирамаунт». Боссы, возрадовавшись новейшим технологиям, хотят оцифровать актрису, создав образ, полностью копирующий её реальную, только на экране. Своего рода, этот пожизненный motion capture человека с полным комплектом записей эмоций, лишает её последующей работы, а права на использование «Робин Райт», согласно контракту, отходят полностью студии. Главная героиня встаёт перед вопросом идеологического выбора, как человек творческий, а её почти взрослая дочь Сара и сын Аарон, состояние здоровья которого постоянно ухудшается, отдавая всё больше времени на лечение его странной болезни потери слуха, определяют выбор. Первые пятьдесят минут фильма смотрятся на одном дыхании благодаря не только интересной теме и длинным аргументированным монологам героев, но и актёрской игре, где Дэнни Хьюстон, глава кинокорпорации, выглядит чуть слабее Харви Кейтеля, но оба профессионально и эмоционально выдают свои десять-пятнадцать живых минут.

    «Теперь время субъективно, ты сам решаешь когда наступает рассвет». Связующим моментом с романом Лема является приглашение Робин Райт на футурологический конгресс…спустя 20 лет, когда «Мирамаунт» стала уже мощнейшей корпорацией по внедрению в общество различного вида развлечений с использованием химических веществ, действующих на восприятие мира, поэтому въезд в «закрытую анимационную зону» сопровождается обязательной разовой нюхательной капсулой. На этом моменте реальность прекращает своё существование, оставляя позади семью актрисы, болезнь сына и прочее, предлагая только то, что ты хочешь видеть, быть тем, кем хочешь и на волне всеобщего ментального разнообразия и счастья, прослушать и принять новейшие возможности, расширяющие понятие жизни. Гибкая, яркая и вычурная мультипликация стиля 30-х, как воплощение того разнообразия личностей, пришедших на конгресс, пёстрота и изобилие, манящее вечно быть, как минимум, молодым. Отголоски семидесятых, как оставляющие Настоящее во времена написания романа, а Будущее оборачивающее полным крахом, закрытым людскими желаниями, навеянными общечеловеческим пиаром о мечтах.

    «А если я не хочу участвовать в этом химическом шабаше?» Но, что будет дальше, когда как Робин Райт, затерявшаяся в светской толпе самозванцев, извращенцев, шутов и расчётливых бизнесменов, беспощадно упускает не только связь с реальностью, но и время, отбирающее у неё дочь и любимого сына? Время, за которое люди стали существовать в иллюзиях благополучия, обрекая реальность на предсмертный обморок, Ари Фольман обрисовал сугубо по своему, поэтому мультфильм в фильме смотрится «на своей волне», где немаловажен настрой для его восприятия. Непринятие мира сопровождается многочисленными элементами прошлой жизни, которые появляются в виде воздушного змея, провоцирующего свист в ушах и всё время норовящего попасть под самолёт или людей-хранителей как герой Кристофера Дункана, освободителей, как герой Джона Хэмма. У режиссёра получилось увеличить масштаб происходящего таким образом, что действие так называемого отрезвина, не то что бы в итоге шокирует, но с разочарованием удивляет, вместе с Робин Райт, заставляет созерцать истинное лицо потребительской цивилизации миролюбивого «побочного эффекта». Единственной мечтой может быть только возвращение домой к сыну. Концовка, где во владения атмосферой, в полную силу вступает красивая музыка Макса Рихтера, достаточно закрученная, впечатляющая и по грустному душевная, способная оставить некие тревожные мысли, но добрые чувства.

    «The Congress» Фольмана далеко ушёл от печатного оригинала, который разумеется обязателен к прочтению любителей социальной фантастики, но представляет собой авторское видение истории с позиции одного человека и его личных переживаний на фоне всеобщего прогрессивного регресса общества. Самобытно, душевно и на удивление объёмно, но всё-таки хочется когда-нибудь увидеть историю, более приближённую к первоисточнику.

    8 из 10

    31 мая 2014 | 20:05

    Представьте себе мир, где каждый человек может создать для себя собственную реальность, где не будет ни боли, ни страданий, ни нужд, ни прочих несчастий. Однако каким бы идеальным не был этот мир, будете ли вы готовы навсегда расстаться с настоящим? Ведь, отказавшись от него, вы можете потерять все то, чего вы с трудом добились или тех, кто вам дорог. Эта тема стала основой сюжета потрясающей киноленты Ари Фольмана «Конгресс».

    Синопсис Стареющая актриса Робин Райт получает необычное предложение от кинокомпании Miramount. Она должна пройти процедуру сканирования, в результате которого продюсеры получат ее точную копию, которую смогут использовать при создании фильмов. Робин дает свое согласие на это предложение, не предполагая, чем обернется ее решение.

    Игра актёров Конечно, тут я смогу прокомментировать только игру Робин Райт и, возможно, еще Харви Кейтеля, т. к. только в анимированной части только они по-настоящему проявили себя как актёры. Робин Райт, можно сказать, сыграла саму себя, однако в фильме она предстала с самого начала в образе вечно печальной стареющей актрисы по имени Робин Райт, которая разрывается между семьей и карьерой. Харви Кейтель хотя сыграл и небольшую, но значительную роль агента Робин, который, на первый взгляд, может показаться циничным человеком, но в итоге оказывается порядочной личностью, которая тоже может чувствовать и даже плакать.

    Режиссура К сожалению. Мне пока не довелось увидеть, возможно, более популярную ленту Ари Фольмана «Вальс с Баширом», но после просмотра «Конгресса» я ни чуть не сомневаюсь, что та картина также хороша как и эта. Первое, что хочется сказать о режиссуре «Конгресса», то — что это классический психоделик. Фильм внезапно переходит в анимацию, потом внезапно обратно в реальность. По ходу развития сюжета становится понятно, почему так происходит. Однако несомненным остается тот факт, что Фольман выстроил сказочную фабулу, благодаря которой зрителя переполняют эмоции от сочетания ярких красок и необычных символов, отображенных в нарисованных персонажах. Второе, «Конгресс» — по-настоящему безумно красивое кино. Наконец, хотя от фантастического романа Станислава Лема взят только мотив, но, как мне кажется, режиссеру удалось передать смысл романа и добавить свою авторскую нотку.

    Сценарий Как уже было сказано ранее, сюжет фильма от романа польского фантаста Станислава Лема берет только мотив, а остальные его детали сценаристы уже развили сами. Первая часть фильма происходят как бы в нашем времени. Кинокомпания Miramount изобретает цифровые технологии, благодаря которым может снимать фильмы без участия актеров, а используя их цифровые двойники. Предложение создать такой двойник, чтобы возобновить свою карьеру, получает Робин Райт, которую терзают сомнения по поводу согласия, т. к. его дороже быть рядом с сыном, слепнущим и глохнущим от синдрома Ашера. Тем не менее, актриса соглашается, и ее сканируют. Проходит 20 лет, Робин, «снявшаяся в нескольких успешных фильмах», едет на конгресс Miramount, превратившейся из кинокомпании в крупную корпорацию, которая дает людям возможность погрузиться в тот мир, который они желает. Так, Робин попадает в анимационный мир, который, как выясняется позже, является лишь одной большой галлюцинацией. Фильм, как и книга Лема, ставить много философских вопросов. Так, например, что должно делать человечество, если оно находится на краю гибели? Делать все возможное, чтобы исправить ошибки или «ввести себе морфий», чтобы оказаться в том, мире, где ему будет спокойнее? Также в фильме ставится вопрос человек и государство, насколько государство может вмешиваться в жизнь человека? Поскольку здесь государство в виде этой корпорации посмело буквально проникнуть в душу Робин и контролировать абсолютно все. Я хочу сказать, что «Конгресс» действительно заставляет задуматься.

    Саундтрек Чтобы погрузиться в необычную футуристическую атмосферу фильма, сочетающуюся с нечтом прекрасным, в этом помогает великолепное музыкальное сопровождение британского композитор Макса Рихтера. В целом музыка представляла собой сочетание симфонической и электронной музыки, написанной самим Максом Рихетром, а также вставками классических тем, например, Шуберта. Это придавало фильму больше драматичности и красоты, которые и должны были переполнять картину.

    Итог Могу с полной уверенностью сказать, что «Конгресс» мне понравился. Не буду скрывать, есть в нем пара моментов, которые оставляют вопросы. Однако сама идея фильма, его структура, его смысл — производят поистине сильное впечатление, за что перед авторами можно заслуженно снять шляпу.

    8 из 10

    22 апреля 2015 | 13:24

    Актриса по жизни весна

    К творчеству Ари Фольмана отношусь с глубочайшим уважением, так как был безумно поражен его Вальсом с Баширом — автобиографической военной драмой про гражданскую войну в Ливане. Интересный сюжет в описании, хорошие актеры, опять анимация (куда ж без нее-то?), саундтрек, написанный Максом Рихтером, да еще и снято по мотивам рассказа Станислава Лема. Один из немногих писателей-фантастов, которого так часто и так по-разному с переменным успехом пытались экранизировать такие непохожие режиссеры (от братьев Вачовски до Андрея Тарковского). Поэтому, завидев Конгресс на Кинопоиске, сразу же кинулся смотреть. Как оказывается, не зря.

    Актриса Робин Райт играет в кино актрису по имени Робин Райт. Как Вам начало? Ее век потихоньку уходит, семья потихоньку входит в новые трагические повороты судьбы. Младший сын начинает серьезно заболевать — ухудшается слух и зрения. Единственное, что утешает сына — тяга к небу. За сцены с запусками воздушного змея под музыку Макса Рихтера отдельное спасибо — по воздействию на восприятие это просто нечто. Еще есть острая на язык старшая дочь — бунтарь по характеру, лишь в середине и конце фильма мы на секунду убедимся в том, до какой степени она бунтарь. Да и возраст 44 года, и люди на улице не узнают, и новых гениальных ролей все не сыпется

    - Мисс Райт, добрый день. Простите, я сразу Вас не узнал

    - Ничего, я привыкла


    И вдруг корпорация Мирамаунт (привет Мирамакс и Парамаунт) делает шикарное предложение. Оцифровать героиню, чтобы потом использовать ее «копию» для съемок в кино. Вроде бы прогресс, вроде бы сокращение издержек и времени производства фильмов. Вроде бы все в выигрыше, включая саму Робин. Но как всегда «Вроде бы» здесь главная фраза. Уход от реальности и замена ее чем-либо неодушевленным никогда не доводила и не сможет довести до добра. И ведь не врал директор корпорации, когда говорил, что через 20 лет (срок контракта с Робин) эта технология будет восприниматься как голубиная почта. Не врал. Шикарный монолог агента главной героини в процессе ее оцифровки и вот фильм едва заметно заканчивает свой первый акт.

    Небольшой антракт (прямо как в театре) — это сцена пересечения «границы». Штрихкод вместо номера. Футуристическая палка вместо металлодетекторов. Всего один пограничник вместо взвода автоматчиков и жалкое подобие ворот. Никакой колючей проволоки. Почему же такой минимализм? И что это за особенное государство в государстве? «Закрытая анимированная зона». Мирамаунт уже не просто киноимперия, это мегакорпорация, подавившая волю людей внутри самой зоны. Внутри вроде как идиллия, нет войн и нет ненависти, все счастливы (опять «вроде бы»). Но за это платят слишком высокую цену — ее же за въезд платит и Робин. Простая ампула с психотропными препаратами.

    Раньше люди находили счастье в антидепрессантах. Сейчас то же самое, просто препараты стали лучше.

    И вот старенький, но в хорошем состоянии порш (по меркам 2033 года) мчит нас на футурологический конгресс, на котором Робин должна продлить контракт. по крайней мере, так она думает. И тут с места в карьер прямо посреди пустынной дороги нас кидает в пучину психоделического мира, вызванного замещением реальности на препараты. Всего каких-то 15 минут и мозг уже слишком «наелся» непонятных и сумасшедших образов. Этот вовсе не похоже на тот иллюзорный мир, который показали в Матрице или Эквилибриуме. 15 минут и вот мы уже вместе с героиней падаем бездыханные в номере отеля. Только бы все это прекратилось.

    Как и во многих антиутопиях, с всеобщим порабощением и промыванием мозгов борются повстанцы. Происходит мятеж людей, которые устали от замещения реальности. Одна незадача, Робин настолько потеряла связь между реальным и выдуманным, что никак не может вернуться в себя. Единственное, что держит ее в живых — желание вернуться к детям. Сможет ли она сбежать из ада? Даже просьба застрелить ее на мятеже лишь пускает ее в новый виток галлюцинаций. И без того слабая нить логики, казалось бы, пропадает вовсе. Робин в очередном измерении просыпается через много лет после заморозки.

    Сумасшедшая психоделическая спираль вращается, как будто гипнотизируя и гипнотизируя. Почему именно так было построено повествование? Каждый новый поворот сюжета и мозг все больше отказывается воспринимать этот непрекращающийся поток сознания. В каждом новом сюжете мы видим отсылы к семье Робин — все, что позволяет не свихнуться в этом счастливом аду вроде бы счастливых людей. Опять вроде бы. Когда ты понимаешь, что больше так продолжаться не может, Робин находит в себе силы спастись (спастись ли?) из рая (ада?). Словно сам Морфеус пришел из Матрицы и насильно всучил тебе синюю таблетку.

    Финальный акт трагедии… И вот он выход из закрытой анимированной зоны. Ничего общего не имеет с входом в нее. Да и с тем, что происходило последние 50 минут на экране. Как будто сам побывал в центре чумы или другой страшной эпидемии. Это только в Матрицеподобных попкронвых фильмах горстка добровольцев сможет побороть систему, а в реальности система перемолет тебя и даже глазом не моргнет. Обессилевшая Робин пытается заново обрести потерянное счастье. А что из этого получится, вы узнаете, досмотрев картину до конца. Как пела группы Сплин: «Выхода нет». Открытая концовка. Отсутствие не то что ответов, да и самих прямых вопросов, а лишь указание на пути для размышления. В этом весь Фольман.

    Этот фильм очень заставил меня задуматься. Не уходите от реальности, какой бы плохой она не была. Через алкоголь или запрещенные препараты. В этой жизни всегда есть кто-то или что-то, что потерять гораздо страшнее. Шагнув в пропасть, вернуться обратно бывает не под силу.

    10 из 10

    11 января 2015 | 19:33

    Ари Фольман буквально поразил своим «Вальсом с Баширом». Такие фильмы чрезвычайно редки, и когда я ждал выхода «Конгресса», то ожидал фильм еще более высокого уровня.

    Фильм меня чуть-чуть разочаровал, однако это разочарование связано скорее с тем, что этот фильм все-таки не был локализован и не был пущен в прокат в России.

    В первую очередь стоит отметить то, что фильм немного «сырой». Да, приятно снято, анимация великолепная (даже завораживающая, я бы сказал), однако во всем ощущается какая-то «недоделка», будто от фильма оттяпали много крайне важных моментов. Ярче всего это проявляется в сюжетной линии. Все события перемешиваются, путаются, не всегда понятно, как и где все это происходит.

    Кроме того, фильм оставляет после себя много вопросов, причем вопросов не для философского размышления, а именно сюжетных. Часто сюжет просто провисает, происходят огромные временные скачки, и не всегда понятно, как некоторые персонажи или события связаны между собой. В фильме ответов на эти вопросы нет.

    С другой стороны, фильм меня поразил такой замечательной мультипликацией и порой довольно сложными и трогательными моментами. Спойлерить не буду, лучше все это увидеть и ощутить самим.

    Если вы все-таки решились на просмотр этой ленты, обязательно прочтите Лема. Да, возможно, вам не понравится, как здесь интерпретировали его историю (между прочим, большая часть гневных отзывов на сайтах для киноманов связана именно с неправильным подходом к сравнению «Футурологического конгресса» и сей ленты), однако именно так вы сможете ответить на те вопросы, на которые фильм не дает ответов.

    И да, саундтрек отличный, Макс Рихтер молодец.

    9 из 10

    Посмотрите и убедитесь сами.

    13 декабря 2013 | 14:02

    Люби сейчас или никогда (с)

    Известной когда-то актрисе выпадает шанс отсканировать свой образ, получить деньги и остаться в глазах зрителей навсегда молодой. Она соглашается, и ее образ становится самым популярным в мире, но радоваться тут нечему, т. к. актрисе предлагается новый, еще более изощренный контракт. Человечество постепенно разделяется надвое, одни ради блаженства и вечного наслаждения закрывают глаза на все, другие пытаются всеми силами с этим бороться.

    Для картины Ари Фольман создал три абсолютно не похожих и в тоже время таких знакомых и близких друг дружке мира. Режиссер за неполные два часа рассказывает столько, что другим и за всю жизнь не снять. Фольман талантливо живописует всю глупость и вседозволенность человечества, ярко и четко показывая свое несогласие с тем, куда катится наш мир.

    Сценарий «Конгресса» подарок актерам, о которых в самом фильме вытирают ноги и используют, как самых низших созданий, на примере которых, публика при желании сможет найти и себя.

    Актерский состав у фильма волшебный, у каждого свой именной эпизод, а Робин Райт получила роль мечту, авторы смогли раскрыть все широты ее таланта.

    Музыка связующее звено всей картины, без нее бы у создателей не получилось соединить все свои мысли в один проект.

    «Конгресс» — умное, артхаусное кино, которые не оставит своего зрителя после просмотра, а еще долгое время будет приходить ему во сне и наяву и может быть поможет изменить свои жизни к лучшему.

    13 марта 2014 | 22:23

    Вдохновившись произведением «Футуристический конгресс» польского писателя Станислава Лема, израильский режиссер Ари Фольман поставил фильм «Конгресс». Масштабность задуманного обернулась нагромождением художественных конструкций картины, но обеспечила Фольману билет на ряд престижных мировых киносмотров.

    В центре повествования стоит сентенция «To Have or to Be?». Что в некотором смысле снимает многие художественные претензии. Даже если вы подходите к просмотру фильма с изрядной долей скептицизма, то первый час «Конгресса» не оставит вас равнодушным. По крайней мере, вам придется признать, что идея у Ари Фольмана была неплохая, пусть обосновать и раскрыть он ее не смог.

    Рассказ о стареющей актрисе и ее взаимоотношениях со студией-работодателем немного затронет бытовые сложности героини по имени Робин, а затем перенесется на метафизические высоты, которые зачем-то были выполнены в анимационном стиле — то ли это потуги на эксклюзивность, то ли просто импотенция способности выразить свое художественное заявление.

    Дав героине имя играющей ее актрисы, и назвав студию «Miramount» (аналогия очевидна), сценаристы рассматривают вполне актуальные вопросы соотношения актерской игры и человеческой личности. «Что такое актер в отношении играемого персонажа?», «Есть ли какая-то особая составляющая актерской игры (и мира кино в целом), которую нельзя определить эмпирическим путем?» и самый главный вопрос — «Что делать, когда зрителю становится наплевать на содержание кинематографа, а его начинают интересовать только лишь его внешние атрибуты вроде «звезд» и «голливудского стиля жизни»?

    Эти вопросы поистине важны. Ведь публика во многом действительно перестала следить за кино, а больше обращает внимание на «желтую» прессу и обожает клеить ярлыки, так «Одинокий рейнджер» заносится недальновидными зрителями в разряд худших фильмов, а Адам Сандлер, к примеру, представляется общественным мнением каким-то недалеким простаком.

    Беда в том, что эти сущностные вопросы должным образом в «Конгрессе» не раскрыты, но уже заявить их тоже чего-то стоит. И если Фольману удалось заставить часть зрителей, посмотревших его фильм, хотя бы на минуту задуматься о том, что значит существование и как ужасно имитировать, а не быть, то значит «Конгресс» при всех его значительных огрехах был снят не зря.

    Актриса на главную роль очевидно была выбрана исходя из предпочтений режиссера, так как Робин Райт не является особой способной привлечь зрителя и не может похвастаться выдающейся актерской игрой. Несмотря на довольно внушительную фильмографию, более всего Райт известна как «бывшая жена Шона Пенна» и это многое может рассказать о ее даровании. Она прекрасная второстепенная актриса, но брать ее на главную роль — большой риск. Кроме Райт «Когресс» посетили Харви Кейтель, Сами Гэйл, Пол Джаматти, а Джон Хэмм отдал одному из персонажей свой голос. Если кого и стоит особо выделить из актеров фильма, то это будет Майкл Сталь-Дэвид. Исполнив главную роль в экстраординарном и новаторском фильме Дж. Дж. Абрамса «Монстро», Сталь-Дэвид с тех пор не получал сравнимых по резонансности ролей. В то время, как актер он очень хороший и способен справиться с любой поставленной задачей.

    «Конгресс» это типичный представитель сегмента под названием «арт», который является самым востребованным продуктом на кинофестивалях. Если первый час своей картины Ари Фольман еще удерживается в повествовательных рамках, которые позволяют выстраивать логику происходящих событий и считывать подтекст, то вот после пересечения 60-тиминутной отметки «Конгресс» превращается в нечто, что смотреть довольно трудно, если не сказать больше.

    Возможно, не будь доля анимационной вставки столь огромной в общем экранном времени, то фильм получился бы более «готовым к употреблению». Но желание режиссера показать свою оригинальность идет ему же во вред. Имея на руках, отличную основную идею и неплохие наработки для ее реализации, Ари Фольман решает, что волен показывать все, что вздумается, не заботясь о том, чтобы картина представляла из себя целостное произведение. В результате фильм, рассказывающий антиутопическую историю, в центре которой стоит соотношение «мир реальный — реальность художественная», рассыпается на отдельные сцены, среди которых есть и довольно затянутый мультипликационный сегмент.

    Конечно, если рассматривать «Конгресс» как сугубо фестивальный фильм, то все режиссерские ходы выглядят адекватными, но для широкой публики такое творчество не подходит. Не потому, что массовый зритель не поймет картину, а потому, что создатели не потрудились сделать ее понятной, ставя на первый план собственное самовыражение, а не желание поделиться важными открытиями с публикой.

    P.S. А еще в фильме есть нарисованный «Том Круз», хотя имя его не называется, а сам Том к картине никакого отношения не имеет — увидеть на экране этого культового персонажа, тем не менее, очень приятно.

    9 марта 2014 | 02:47

    Я обратил внимание на этот фильм в первую очередь как на экранизацию Станислава Лема. Не могу сказать, что получил то, что ожидал, однако, фильм заставляет задуматься.

    С оригинальным текстом Лема режиссер обошелся бережно, но своенравно, переписав основной сюжет под других героев. Исполнительница главной роли прекрасная Робин Райд, играет как бы саму себя. Этот смелый и интересный ход сильно освежил картину. Агенты и продюсеры давят на выходящую в тираж актрису, увядающую красотку, перечисляя фильмы её реальной фильмографии. Потухающей звезде предлагают последний в жизни контракт, кинокомпания хочет полностью выкупить все права на использование актрисы в своих будущих фильмах в качестве цифровой копии. Райд сначала глубоко оскорблена таким предложением, недоступная в таких условиях свобода выбора, кажется ей неприемлемым условием. Но оглянувшись вокруг, глядя на своих детей, на сына, что медленно теряет слух и зрение, она решает согласиться, закончить карьеру и посвятить себя детям.

    Через двадцать лет Робин Райд возвращается в кинокомпанию, ставшую к этому времени закрытой анимационной зоной, чтобы принять участие в Футурологическом Конгрессе и продлить свой договор со студией. Здесь зрителя поджидает тяжелый вход в многоступенчатый анимационный трип, который давит, не только визуально, но ещё и отсутствием логики. Большие смысловые куски оригинального текста просто выкинуты, от чего ощущение наркотического опьянение только усиливается. Все тонет в розовом тумане, расслаивается и вибрирует, одна картинка наползает на другую, сюжетные ниточки спутываются, зритель падает обессиленный, не сумев удержаться на гребне мощной психоделической волны. Если этот вполне уместный по смыслу эффект был запланирован режиссером, то можно сказать, что все получилось. Хотя порою возникают подозрение, что смысловой массив, который автор планировал втиснуть в хронометраж, в купе с психоделической анимацией дают слишком большую нагрузку на восприятие, что неминуемо идет в ущерб режиссуре.

    В анимационной реальности нет войны, борьбы и ненависти, все вольны выбирать себе аватаров на свой вкус. Цифровая копия Робин Райд снимается в целом конвейере третьесортных боевиков, вдохновляет миллионы, занимает высшую ступень на звездном пьедестале. В мире, где все хотят быть Робин Райт, сама Робин Райт счастья найти не может. Разрыв между реальностью и сном все менее ощутим, социум забывается в сладкой галлюцинации, пока кинокомпания набивает карманы. Рисованный мир ярко парадирует всю современную индустрию, особенно задевает проповедник галлюциногенного будущего с лицом Билла Гейтса и замашками Стива Джобса. На экране постоянно крутятся узнаваемые персонажи, карикатурно изображенные звезды шоу бизнеса, герои фильмов, образы, сошедшие с полотен мировой живописи. Интертекстуальное общество бурлит, наслаждаясь самим собой. Все счастливы в этой квазиреальности, лишенной телесности. И вдруг все сложные философские вопросы, которые могла бы поставить картина, разбиваются об стандартный сентиментальный нарратив.

    Мрачное предсказание величайшего из фантастов уже не раз становилось предметом осмысления в кино и не только. Братья Вачовски создали свою матрицу под впечатлением от этого текста. Но судя по всему общество, постепенно зарывающееся в виртуальность, вызванную наркотической приятностью, нам не грозит. Нам грозят куда более страшные вещи, поэтому картина Ари Фольмана выглядит приятно, но до конца понятной она может быть только бывалым психонавтам.

    23 июля 2014 | 18:40

    Вопреки заветам Колума Маккэнна прекрасный мир «Конгресса» ни в какую не хочет вращаться. Он притягивает к себе яркими красками, радостно раскрывает двойные кармашки реальности, и с таинственным заговорщическим видом пытается дискутировать о настоящем-будущем шоубизнеса в эпоху неизбежной антиутопии. Он замкнут, изолирован и прост, как первая имитация рая от мыслящих машин семейства Вачовски. Одна таблетка и все вокруг заиграет чудесными красками, запоет, закружится в легком прекрасном танце. Одна таблетка и твоя жизнь изменится навсегда. Никаких погонь за белыми кроликами, прыжков через зеркало или заветных шлемов невыносимой виртуальной реальности. Этот мир создаешь ты сам, по своему разумению. Стань демиургом собственного мирка без тормозов и конца света.

    После почти документального дебюта, Ари Фольман разворачивает жанровый флюгер на сто восемьдесят градусов и берется за экранизацию Станислава Лема. Достаточно вольную экранизацию. С другой стороны, когда Лема экранизировали точно, согласно букве книги? В центре истории — стареющая актриса Робин Райт, чья карьера окончилась давным-давно и о былой славе напоминают лишь пара плакатов да байки продюсеров. Скромная жизнь в кругу семьи с мечтами о большой роли. И такая роль, естественно, находится. Правда в этот раз Райт придется сыграть саму себя, весь спектр чувств, что доступен человеку. А новомодные технологические штучки бережно запишут ее мимику и жесты на жесткий диск для того, чтобы затем штамповать блокбастеры и сериальчики разной степени оригинальности. От таких предложений не принято отказываться, особенно когда сидишь на мели, и Робин, прикрываясь сыном (ох, это извечное «я делаю это не для себя, а для него»), подписывает контракт. А дальше мир превращается в затяжной наркотический сон, где нет границ пространства и времени, а окружение рассыпается на цветовые пятна. Добро пожаловать в виртуальную реальность, где может произойти все, что угодно.

    Полеты и заоблачные прыжки, сны внутри сна, реальность, расщепленная в человеческом сознании и собранная по новым лучшим лекалам. Мир, в котором сознание начинает определять бытие, а критерии истинности давно утратили статусы констант. Из мрачной политической антиутопии польского фантаста, Фольман вылепливает пронзительную сатиру на современное общество потребления. Внешность — товар, который очень хорошо продается. Сегодня в эпоху цифровых актеров гораздо приятнее иметь дело с анимированными модельками, нежели с человеком. Они не спорят, не капризничают, не опаздывают, не устают. Они всего лишь единички и нолики в стройной цепочке кодов режиссера и сценариста. И все что нужно — это правильно подобрать последовательность цветовых сигналов, чье назначение — доставлять удовольствие зрителю. Впрочем, и сам зритель перестает быть пассивным наблюдателем. Сегодня он уже может прикоснуться к электронному актеру руками с помощью графических и видео редакторов, а дальше завести свою игру и может быть самому стать Робин Райт, Томом Крузом или Лемом. Ведь мир — это всего лишь полет твоей фантазии, за которой нет ничего, только пустота, нищета и страдание. Однако за едкостью сатиры, автор почти выпускает из вида линию сюжета, в результате чего идет неизбежное скатывания в штампы и звучащее сотни раз заявление о превосходстве выдуманного мира над настоящим. Коктейль не смешивается и пьянящая волна анимации очень резко бьет по нервным окончаниям, жутко диссонируя с игровой составляющей.

    Сломав картонные декорации заезженного флеш-движка, Фольман берется за совсем уж дикое буйство цветов и пластику линий. Условная угловатость простых форм превращается в чарующий сон. При этом грань между реальностью и «погружением» прочерчивается достаточно четко. Границы могут быть размыты внутри фантазии, но реальный мир слишком контрастен, чтобы спутать его со сном. При этом реальный мир, где играют живые актеры, без особого сопротивления проигрывает анимационным вставкам. Лишнее подтверждение его чуждости. Именно поэтому Робин предпочитает находиться в мультипультии, ведь там можно все. Но самое главное, там можно выстроить мир без боли и тревог. И какая разница, что это всего лишь сон, если ты уже никогда не проснешься.

    Попытка к бегству оказалась убедительной. Сумбурной, местами аляповатой, местами картонной, но все равно — убедительной. Вряд ли кому-нибудь захотелось бы остаться в умирающем мире. Смущает только излишняя рафинированность последних кадров. Не имея возможности жить в настоящем, Робин решает построить свой маленький уютный мирок, в котором так хорошо можно спрятаться от всех невзгод. Отгородиться от внешних проблем и радостно коротать отведенный тебе срок. День за днем, пока тебя постепенно не начнет тошнить от обретенного рая. Не зря же и Архитектор и Морфеус в один голос заявляли о невозможности существования человека в идеальном мире. Не зря Бегбедер вводит пытку слащавым плакатным мирком для Октава Паранго. И этот мир очень скоро наскучит Робин. Но сбежать из него нельзя. Остается лишь обманывать себя. Мир перестал вращаться, он скомкан до пределов одного сна. Можно лишь врать себе, что это и есть рай, потерянный и обретенный. День за днем, день за днем. Словно мантру. Только кто в нее поверит, кроме тебя?

    28 июня 2014 | 19:37

    Необходимо сразу сделать дисклеймер. Это не экранизация. Это «что-то по мотивам». В этой позиции так нагло узурпировать произведение Лема и всю дорогу пытаться выдать это за экранизацию, конечно, грешно. Но.

    В чем главный конфликт картины? Героиня Робин Райт, попадая в мультипликационный трип, не находит там себе места. Она из другого жанра. Ей комфортнее в первой части фильма, где все определено, все драматические ходы видны издалека, есть сын, которого надо лечить. И карьера, которую надо спасать. Не даром даже при подписании контакта она настаивает на том, чтобы ее оцифровка не играла в фантастике. Такая ультимативная позиция свойственна фашизоидному типу личности, характеризующемуся в неприятии всего инакового.

    Таким образом, весь дивный новый мир мы оцениваем сквозь призму восприятия героини пресных драм. В мире где «Каждый тот, кто он есть и тот, кем он хочет быть. Где нет горя, жесткости, тщеславия». Она продолжает искать какую-то настоящую реальность. Ей прямым текстом говорят: Всё происходит в голове. Если вы видите темноту — это ваш выбор. А она все про сына. Кстати, почему ей наплевать на дочь?

    Особенно весело становится, когда она пытается задвинуть какую-то жалкую телегу про: «Одумайтесь, люди. У меня сын глохнет, а вы тут гедонизируете. ». Но в чем принципиальная разница между Смотреть на экран/Кушать пилюли? Это просто новый способ доставки контента. Но нет, обществу счастливых и добрых людей она предпочитает общество голодных рабов.

    Мир спасут фармакологи в сотрудничестве с кинематографистами. Красивую утопию актриса видит как антиутопию. Все выглядят как Иисусы и Будды. Все ведут себя, как они. А надоело — можно стать Зевсом. Или отрастить крылья и полететь. Ну разве не прекрасно?

    Весь потенциал мультипликации Ари Фольман демонстрирует на контрасте с серой обыденностью кино. Черт возьми, дайте мне пожить в этом мультике! А реальность унесите.

    18 апреля 2014 | 12:24

    Довольно странная экранизация выдающегося произведения моего любимого польского писателя-фантаста. Возможно, в отрыве от романа смотрелась бы лучше. Однако, до полноценного шедевра картине помешал дойти тот факт, что автор так и не определился — будет ли это полноценная экранизация, или всё же фантазия на тему. До обеих этих крайностей фильм не дотягивает: как ни странно, слишком многое выкинуто из оригинала, и слишком многое сохранено. Вероятно, режиссёр пытался найти «золотую середину», но-таки прогадал и выбрал интерференцию обоих зол.

    Но, несмотря на всё это, смотрится с интересом и захватывающе. Процесс снятия цифровой копии с сопутствующим монологом Кейтела — самая сильная сцена фильма. Ради неё его уже стоит посмотреть. Впечатление, правда, портят мелкие смысловые недоработки: зачем-то после оцифровки Робин действие переносится на 20 лет вперёд, а изобретение масконов (на которых и построен драматизм книги) остаётся нераскрытым… Будь моя воля, вся анимационная психоделика началась бы именно в тот самый момент, ибо становится непонятно, кто же на самом деле находится в кадре — Робин или циф-Робин (уж простите мне мой неологизм, от Лема заразился). Причём степень гротескности в мире будущего должна постепенно нарастать до такой степени, что от неё стало бы тошнить, и единственным выходом стало бы принятие отрезвина.

    Сама изнанка реального мира будущего получилась… а нифига она и не получилась. Хоть одного бы человека показали, устраивающегося на ночлег в сугробе — не обязательно буквально воспроизводить оригинал — стало бы понятно, что это дикость, и от этой реальности стало бы тошнить не меньше, чем от психимикатов. Однако, получились средней степени правдоподобности трущобы, наполненные гламурненькими и опрятными бомжами. И опять же, концовка фильма изобилует логическими ошибками, тысячи их. Почему-то действизоры не страдают от всеобщей перенаселённости, почему-то доктор-отоларинголог появляется и в реальной, и в анимированной версии (по сюжету фильма ясно видно, что чтобы найти дирижабль, требуется отрезвин). Ну да ладно.

    6 из 10

    11 марта 2015 | 10:38

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>