всё о любом фильме:

Развод Надера и Симин

Jodaeiye Nader az Simin
год
страна
слоган«Ugly truth, sweet lies»
режиссерАсгар Фархади
сценарийАсгар Фархади
продюсерАсгар Фархади, Негар Эскандарфар
операторМахмуд Калари
композиторСаттар Ораки
художникКейван Мохаддам
монтажХайде Сафи-Яри
жанр драма, детектив, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Франция  976.2 тыс.,    США  887.6 тыс.,    Германия  123.4 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
релиз на Blu-Ray
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG-13 детям до 13 лет просмотр не желателен
время123 мин. / 02:03
Супруги Надер и Симин решили уехать из Ирана в поисках лучшей жизни. Но в один момент Надер все-таки решает остаться рядом со своим отцом, страдающим болезнью Альцгеймера. Симин подает на развод в надежде уехать с их 11-летней дочерью, но судебное решение оказывается не в ее пользу. Дочь, тем временем, надеется, что мама одумается и вернется.
Рейтинг фильма
IMDb: 8.40 (149 292)
ожидание: 81% (165)
Рейтинг кинокритиков
в мире
99%
152 + 1 = 153
8.9
в России
100%
6 + 0 = 6
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 275 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Фильм взял много наград, в том числе Оскара за «Лучший фильм на иностранном языке». Но не только это заставило меня посмотреть этот фильм. Насмотревшись кучу глянцевых голливудских фильмов хочется посмотреть что-то другое, настоящее. Иранский кинематограф всегда был силен в драме. И этот фильм не исключение.

    С самого начала фильма зритель окунается в сам конфликт. Мы видим женщину, которая хочет получить право взять с собой ребенка и уехать из страны. И мужчину, который принципиально не хочет уступать ей. С первого взгляда кажется, что фильм про типичный развод, но на самом деле все лежит намного глубже.

    Все главные персонажи фильма начинают раскрываться перед нами. И мы видим истинные мотивы их действий. Симин, которую играет превосходная Лейла Хатами, не хочет разрушать семью и хочет вместе с мужем и дочерью уехать за границу. Однако ее муж Надер не согласен с ней и придумывает причины что бы не уезжать. А на самом деле он самодовольный переполненный гордостью человек. Вся эта драма разворачивается на фоне другой сюжетной линии. И все это гармонично ложится друг на друга. Таким образом в фильме поднимаются тяжелые социальные темы, которые являются очень актуальными. Весь фильм пропитан атмосферой Ирана, что наверное будет в новинку для российского зрителя.

    В конце фильма нам не говорят как же закончилась вся эта драма. Асгар Фархади дает нам самим подумать над этим.

    2 июля 2013 | 22:50

    В центре повествования две семьи. Надер и Симин, находятся в состоянии развода и не могут договориться, с кем останется дочь. Ходжат и Разия еле сводят концы с концами, живя в нищете и постоянном страхе перед кредиторами. Непредсказуемым образом судьбы этих семей переплетаются, вскрывая целый пласт легкоузнаваемых внутрисемейных проблем и конфликтов.

    Кино адресное и будет интересно далеко не каждому. С одной стороны, оно может показаться набором таких унылых, нелицеприятных картин семейного быта, как дележ детей, непрекращающиеся скандалы и ссоры, домашнее насилие, тяжелый уход за недееспособным родителем и бесконечные хождения по судам. Все это, к тому же, приправлено не совсем близким восточным колоритом, с клятвами на Коране, идеей всеобъемлющего сострадания и множеством условностей исламской культуры.

    С другой стороны, это очень личная, драматичная и многослойная картина. Нам предоставляется возможность взглянуть на кризисные семейные ситуации со стороны и поставить в их эпицентр себя.

    Мы можем посмотреть на родительские дрязги глазами детей. Или задуматься о том, а способны ли мы пожертвовать своим комфортом и даже семейным счастьем ради долга перед немощными родителями. Сравнить, какой женщине проще живется в браке: самостоятельной и независимой, или той, которая находится под диктатом мужа. Прикинуть, а можно ли поступиться совестью ради благополучия семьи. Или увидеть, что иногда собственные убеждения и гордыня могут быть сильнее страха потери близких людей.

    Идут финальные титры, но ты еще чего-то ждешь. И внезапно понимаешь, что этим все сказано. Надер и Симин находятся в паре метров друг от друга в людном коридоре жизни, но теперь уже навсегда отделены друг от друга стеклянной дверью. Фильм так и не приблизит нас к разгадке: в чем секрет семейного несчастья? К сожалению, и жизнь не дает такого ответа.

    8 из 10

    5 марта 2013 | 17:11

    Маленький полигональный человечек в смешных белых шароварах бегает по подземелью, полному опасных ловушек. Время от времени он подпрыгивает, руками пробуя потолок на прочность. Иногда ему удается разбить над головой плиту, открывая себе новый путь.

    Это — принц Персии. Он торопится. Спешит. У него всего час, чтобы преодолеть подземелья, одолеть прихвостней злого визиря и победить его самого. И спасти принцессу. Все — во имя любви.


    Подобно арабской вязи замысловато извивается сюжет фильма. Обозначенный в первые кадры титульный «Развод Надера и Симин» через несколько минут уходит на второй план, потом на третий, а затем вообще теряется в череде обыденных мизансцен. Удручающая повседневность вторгается в дрожащую в руках оператора камеру и царит в кадре, царит, направо и налево расточая уныние. Памятуя об ультимативности начального разговора, зритель ждет развития событий, грустных и печальных, но их все нет и нет.

    Вместо этого его зрительскому взору вдруг предстает совсем не то, чего ожидал он увидеть. Акцент резко и без предупреждения смещается на домработницу Надера, которую тот вынужден нанять ввиду развода с женой. Поворот немножко обескураживающий, ведь фильм как бы не про то. Но чуть погодя становится ясно на примере этой самой домработницы: Симин сбежала из квартиры, как из темницы, где больной Альцгеймером отец Надера является её своеобразным надзирателем и вынужденным наказанием.

    Казалось бы, сейчас и будет подниматься социальная проблематика, но и тут режиссер удивляет. Фильм ударяется оземь и оборачивается… нет, не красным молодцем, а совсем даже наоборот, — детективом. Интрига, хоть и далека от лучших образчиков жанра из загашников леди Агаты и доктора Конан Дойля, но пробуждает любопытство одним фактом своего наличия в столь непредназначенном для нее фильме. К её, интриговой, чести следует признать: она проявляет чудеса живучести, выживая даже когда герои «дают драмы», вспомнив о жанре и острой фестивальной направленности. И разрешается она таким изящным финтом, используя людские слабости, что доктор Хаус съел бы от зависти свою трость, сдобрив её викодином.

    А потом история вместе со своим ручным оператором (хотелось бы отметить, что съемка «с плеча» не столько дань моде, сколько вынужденная бюджетная мера), история возвращается в ту же самую комнату, где началась. Уроборос дотянулся до своего хвоста и укусил его. Цикл завершился. И замер, в преддверии нового начала.

    Ловушки давно остались позади. Последний приспешник пал. А теперь у ног принца лежит визирь. Главный враг. Он побежден.

    Принца обнимает принцесса. Она спасена. Сказка закончена. Рассказчик удаляется на покой, чтобы ненароком не разбить очарование момента.

    Потом — завтра, послезавтра, — будет совсем другая жизнь. Романтика приестся, на её место придет обыденность. Принцесса будет обнимать принца машинально, в силу выработанной привычки. Такова жизнь, она отличается от сказки, которою вовремя закончили.


    Фактически, в фильме идут две параллельные сюжетные линии. Вынесенный в заглавие развод, формально являясь движущей силой, лишь обрамляет историю бедной домработницы, несчастной из-за финансовых проблем мужа. За несколько дней её жизни перед зрителем предстанет целый ворох социальных и моральных проблем: от религиозных нюансов ухаживаний за больными Альцгеймером людьми до морально-этической стороны лжи, от личных трагедий до проблем общественного мнения. Все эти вопросы мелькают в кадре, на некоторые даются ответы, на другие ответов нет в принципе. Но не они главные.

    Главное здесь — пресловутый развод, послуживший катализатором всей цепи. Вспоминаем строки Редьярда Киплинга «Запад есть запад, восток есть восток» и применяем их на предмет обуждения. Что получается?

    А получается вот что: Симин — преподавательница английского языка. Прямым текстом это не говорится, но наблюдательный зритель догадается. У неё есть стремление уехать на ПМЖ в другую страну, чтобы дочь росла в других условиях. Можно предположить, что она училась где-то за рубежом, в англоязычной стране, где другие нравы. Даже выглядит она, по сравнению с другими женщинами в фильме, очень по-европейски: как в чертах лица, так и в фасоне одежды. И она активно стремится к своему личному счастью, не боясь бросить семью, мешающую достичь его.

    Надер, напротив, — консервативен. Он чтит традиции и не особо хочет уезжать. Возможно, из-за нетранспортабельного больного отца. Возможно, не желая покидать привычный мир, к которому привык и кроме которого ничего не видел.

    И вот в лице Надера и Симин сталкиваются запад и восток, игнорируя заветы дедушки Киплинга. Верность вековых традиций патриархального Надера разбивается о феминистическое свободолюбие Симин, желающей воспитывать дочь в обществе, лишенном устоявшихся предрассудков. Мировоззрение запада, постоянно эволюционирующее, а оттого — вечно молодое и наглое, сталкивается с древнейшей культурой, зажатой в строгие религиозные рамки. Эдакая проблема «отцов и детей» на уровне не людей, но культур.

    Но чем все закончится — бегством к новой лучшей жизни или торжеством устоявшихся традиций, — неведомо. Ни нам, ни режиссеру. Оттого финал получается открытым: молодое поколение в лице их дочери принимает за кадром судьбоносное решение, а Надеру и Симин остается лишь ждать… Как и тому, что они олицетворяют, — Западу и Востоку.

    Иногда принц любит сбегать из дворца перед самым закатом. Он забирается по отвесной стене на крышу минарета и сидит там, свесив ноги вниз. Он любуется закатом. В одиночестве. В алых лучах он словно слышит голос сквозь время, который ведает ему о том, чего принц не знает и знать не может. Нужно лишь внимать.

    Многие годы спустя, когда Персии уже не будет, а на её песках вырастет совсем другое государство, принцессы сами смогут о себе позаботиться. Они больше не станут покорно ждать спасения в комнатах на вершинах башен. Они самостоятельно будут сбегать оттуда. Принцы измельчают, им некого будет спасать. И слова, сказанные герою совсем другой истории по завершении его пути, полного опасностей, ловушек и врагов, словно подведут черту под целой эпохой: «Извини, Марио, но твоя принцесса в другом замке».

    3 августа 2013 | 06:05

    Надер (Моади) и Симин (Хатами) четырнадцать лет жили вместе, одиннадцать лет воспитывали дочь (Фархади) и полтора года бились за визу, чтобы уехать из Ирана и дать дочери шанс на хорошее будущее. В решающий момент Надер решает остаться со своим отцом, который страдает от Альцгеймера. Симин, напротив, рвется прочь из страны и хочет забрать дочь с собой. Супруги решают развестись. Теперь, когда за отцом приглядывать некому, Надер нанимает сиделку (Байат), беременную и находящуюся на грани бедности. Все уйдут по своим делам, а сиделка останется с маленькой дочерью и больным стариком в пустой квартире. Старик обмочится, а сиделка позвонит за помощью: «Не будет ли это грехом, если я обмою его?» Между Надером и сиделкой начнутся трения, а в кульминационный момент, когда выяснится, что она привязала старика к кровати, чтоб тот не упал, а сама ушла по своим делам, Надер выгонит ее прочь из квартиры. Вечером Надер узнает, что у сиделки случился выкидыш.

    Важно понимать: «Развод», будучи иранским фильмом, ориентирован не на чрезвычайно узкую группу людей, любящих иранское кино, а на гораздо более широкую публику. Ввиду невероятной актуальности поднятой темы (богатые опять окажутся правы, а бедные — нет) «Развод» будет интересен всем без исключения, а смотрится он не как нудная социальная драма, а как настоящий хичкоковский триллер с неожиданными поворотами сюжета и самым что ни на есть саспенсом. Абсолютно бескомпромиссные герои поражают своей одержимостью религией и семейными узами, а также десятками скелетов в шкафу. По сути более-менее искренних персонажей в «Разводе» три: первый, мать Симин, на вопрос «Что делать?» подмечает, что «с мужем разговаривать бесполезно, а жена еще одного родит на будущий год», второй, дочь Надера и Симин, жжет раны в сердце отца ("Почему ты врешь, папа?»), а третий, дочь сиделки, смотрит на всех действующих лиц трагедии удивленными глазами и, кажется, вообще не понимает, как она здесь очутилась. Страсти творятся такие, что чувствуешь себя в средневековой Персии, а не в современном Иране. И Фархади хочется за это искренне поблагодарить, ибо вряд ли кто-нибудь сумел бы дать лучшее представления о положении дел в этой загадочной стране.

    9 из 10

    17 июня 2012 | 01:45

    Международные кинофестивали вольно или невольно, но все равно удивительно точно сформировали для современного мирового зрителя три «иранских» периода. Причем периоды эти связаны между собой тонкой причинно-следственной вязью, изяществом не уступающей персидским коврам. Конец XX века прошел под знаком поэтических фильмов Аббаса Киаростами. В середине 90-х на съемках картины «Сквозь оливы» его ассистентом выступил 34-летний телережиссер Джафар Панахи, который уже в следующем году положил начало собственной кинокарьере и на рубеже веков сменил мэтра, совершив рывок от поэтики к политике и сняв ряд остросоциальных картин. Как и следовало того ожидать, в 2010 году правительство страны сочло кинооппозиционера слишком опасным и наказало Панахи шестилетним тюремным сроком и двадцатилетним запретом на создание фильмов. Судебное решение вызвало острейшую реакцию мирового культурного сообщества: практически каждый западный кинематографист высказался в поддержку режиссера, по инициативе Пола Хаггиса была запущена онлайн-петиция, осуждающая арест, а в жюри Берлинского кинофестиваля 2011 года для Панахи было оставлено символическое пустое кресло. И на том же фестивале главный приз и международное признание завоевал его соотечественник Асгар Фархади с фильмом «Развод Надера и Симин». История продолжается…

    С Фархади мировой кинематограф открыл для себя настоящее третье поколение иранской новой волны: продолжая общую гуманистическую традицию национального кинематографа, «Надер и Симин» равно далеки и от поэзии Киаростами, и от активной гражданской позиции Панахи, взамен предлагая стиль, который приблизительно можно описать как «сочувствующий реализм». Фархади погружает зрителя в каждодневный быт простых иранцев, жизнь которых разворачивается в самой конкретной и знакомой обстановке (квартиры, трущобы, магазины, больницы, суды) и подчиняется общечеловеческим страстям, страхам и предрассудкам. Для героев картины политика начинается и заканчивается на стремлении решительной рыжеволосой женщины средних лет Симин уехать с дочерью из Ирана, чему противится ее муж Надер, не желающий бросать больного Альцгеймером отца. Не менее важные вопросы религии поднимаются столь же по-бытовому: в терзаниях наемной сиделки, ради хотя бы минимального заработка вынужденной тайком от мужа приходить домой к брошенному женой Надеру и в его отсутствие заботиться о старике.

    Эти два совсем не примечательных бытовых сюжета у Асгара Фархади удивительно органично, будто случайно и незапланированно сплетаются, наслаиваются друг на друга и вдруг формируют настоящую детективную интригу, которая в своем развитии не раз удивляет, в финале поражает, а в общем поддерживает напряжение в кадре на столь высоком уровне, что некоторые критики даже осмелились называть «Надер и Симин» «социальным триллером». Тем не менее, по сути своей драматургии и идейной направленности Фархади близок совсем не Хичкоку, но скорее Антониони — весь внешний детектив приводит в действие обыкновенная человеческая неконтактность. Впрочем, у иранского режиссера под этим словом подразумевается не зияющая эмоциональная пустота героев итальянского классика и не их неопределенность в жизненных потребностях. Обе представленные в картине семьи не стесняются своих эмоций, искренне любят своих близких, желают семейного и материального благополучия себе и родным, а в действиях руководствуются вполне определенными принципами, которые они не стесняются отстаивать по мере жесткости своего характера. Хорошие, в общем и целом, люди. Но почему-то они не могут между собой договориться, таскают друг друга по судам, выдвигают друг против друга обвинения, боятся и ненавидят друг друга, отчаянно не находя выхода из эмоционального конфликта. Почему?

    Ну, так получилось — как, собственно, в жизни получается всегда. И заканчивается фильм также самым обыкновенным (при всей неожиданности развязки) образом: все оказываются виноватыми… и невиновными. Опять же, не стоит считать упоминание Антониони указанием на возможную амбивалентность концовки «Надер и Симин»: закрученную с виртуозным мастерством интригу Фархади, подтверждая свой талант сценариста, выводит на предельно понятный финал, один только эпилог оставляя в оглушающей напряженной незавершенности. Но общий эффект неоднозначности достигается за счет того, что, рассказывая запутанную и противоречивую с точки зрения морали историю, режиссер максимально растворяет свое авторское «я» и занимает будто бы наблюдательную позицию, никого не обвиняя и не оправдывая, но всех при этом понимая и всем сочувствуя, ведь две семьи в центре сюжета, как уже было сказано, состоят из, в общем-то, хороших людей. Фархади, будто судья в первой сцене, находится за кадром и, выслушивая споры и причитания разводящихся героев, не находит ничего лучше, чем сказать «Живите дальше».

    Равной беспристрастностью обладает и камера оператора Махмуда Калари (который, к слову, до этого снимал «Оффсайд» Панахи и трижды сотрудничал с Киаростами — еще одна профессионально-наследственная связь поколений): продолжая взятый иранским кино на рубеже веков курс на документальную стилистику, изображение в «Надер и Симин» выстроено так, чтобы ни на секунду не разрушать реалистичность мира на экране. Подобно человеческому глазу, камера большую часть времени следит за персонажами, в особо драматичные моменты чередуя крупные планы и всматриваясь в напряженные лица, но вдруг нет-нет, да остановится на разноцветных чашках в раковине и бельевых веревках на балконе, при первом знакомстве с квартирой позволит себе ненавязчиво оглядеться, а в кабинете у усталого следователя неожиданно остановит внимание на кипе рабочих бумаг, за каждой из которых скрывается схожее «дело».

    И в эти редкие моменты на мгновение может показаться, что у Асгара Фархади есть тяга к обобщениям, к выводу частных проблем на уровень если не человечества в целом, то хотя бы социальной системы, в которой судья, следователь, закон, Коран и даже теща — никто не способен помочь хорошим людям разрешить свои противоречия. Вполне возможно, что и закольцовывающая фильм дилемма дочери-подростка Надера и Симин (остаться с отцом и дедом на родине или бежать вместе с матерью) располагает к трактовке самой себя как невозможности выбора между прошлым и будущим. А иные события позволяют задуматься о прочтении фильма как противостояния мужского начала с женским. Но нет: для таких пространных заключений Фархади слишком конкретен в бытовых деталях, а его актеры создают по-настоящему ярких, живых и обладающих редкой индивидуальностью персонажей. Так что все трактовки, все суждения и все умозаключения фильм оставляет на совести зрителя; режиссер же берет на себя обязанности проводника, умело вовлекающего его в мир фильма. Первые пятнадцать минут он часто прибегает к помощи юмора, чтобы как можно быстрее расположить зрителя к себе, потом резко и неожиданно шокирует трагедией, дающей начало развитию интриги, а в дальнейшем, пока событие следует за событием, переживание за переживанием, недомолвка за недомолвкой, а одна не обязательно плохая ложь за другой, отпускает «синхронизированного» зрителя в свободное плавание — или это сам зритель перестает ощущать режиссерскую хватку на своем плече. Фархади почти исчезает как режиссер и лишь ненавязчиво поддерживает на экране эмоциональную искренность, сопереживая своим героям, для которых всё просто так получилось.

    28 ноября 2011 | 00:57

    «Развод Надера и Симин» — первое знакомство с иранским кинематографом. Да и случилось оно только благодаря номинации этого фильма на Оскар.

    Фильм рассказывает нам о двух семьях, каждая из которых сталкивается с определенными проблемами. В первой муж (Надир) и жена (Симин) не могут договориться о долгожданном выезде за границу, в результате чего решают разводиться. При этом их дочь (Терме) теперь стоит перед трудным выбором с кем ей жить дальше, а ее дедушка находится в тяжелом состоянии, борясь с болезнью Альцгеймера. Вторая семья с трудом сводит концы с концами, муж погряз в долгах, жена (Разие) цепляется за любую работу, таская при этом с собой маленькую дочку и находясь к тому же на 4 месяце беременности. Эта нужда в деньгах и приводит ее в дом к Надиру, который теперь нуждается в домработнице после ухода жены. Однажды, вернувшись с работы по раньше, Надир обнаруживает своего отца без сознания, привязанного к кровати. Разозлившись на Разие, он выталкивает ее из дома. На следующий день он узнает, что у Разие случился выкидыш, и ему теперь грозит от одного до трех лет тюрьмы.

    Весь фильм заключается в поиске виноватых в ходе судебного процесса. Не получается, как это обычно бывает, найти хороших и плохих героев, тех, кто точно прав, а кто виноват. Ты переживаешь за всех персонажей, потому что они честные, порядочные люди, просто у них были объективные причины совершить тот или и иной поступок. Сам режиссер не оценивает кого-то из героев, он просто наблюдает за всем происходящим. В итоге и в финале никто не оказывается победителем.

    Фильм обладает великолепным сценарием, потому что я просидел 2 часа, не отрываясь, несмотря на то, что здесь нет никаких красивых спецэффектов, зрелищных погонь, выстрелов. Каждую секунду он держит тебя в напряжении. Ты пытаешься предугадать финал, но у тебя ничего не получается, так как он насколько неожиданный, настолько и опустошающий.

    Еще хотелось бы отметить тот факт, что я первый раз видел всех этих актеров. Мне кажется, это помогло мне глубже погрузиться в эту историю, поверить им, так как на их игру не откладываются отпечатки от их предыдущих работ, как это часто происходит в случае с известными актерами.

    Конечно, «Развод Надера и Симин» — фильм не для всех, фильм, который не прокатывают в большинстве кинотеатров, потому что немногие готовы смотреть двухчасовой фильм с субтитрами об иранских семьях, решающих свои проблемы. Я надеюсь, что этот фильм получит Оскар, и после этого его посмотрит как можно больше людей, потому что это блестящее грамотно выстроенное социальное кино с великолепной сюжетной линией и персонажами, за которых хочется переживать.

    10 февраля 2012 | 16:12

    - Он даже не узнает тебя… Что ты его сын!
    - Но я-то знаю, что он мой отец


    Фильм Асгара Фархади «Развод Надера и Симин» — кино обо всем. Кино для всех. В основу сюжета становится вопрос смысла совместной жизни двух необычайно симпатичных людей — девушки Симин (Лейла Хатами) и ее супруга Надера (Пейман Моаади), решение которого дошло аж до суда. Уже сразу становится ясным, что вопрос-то и гроша не стоит — улетать ли вместе за рубеж или нет? Ведь готовы визы и чемоданы собраны. Но вопрос усложняется одним обстоятельством: отец Надера (Али-Асгар Шахбази) переживает болезнь Альцгеймера и сын напрочь отказывается бросать его одного. Да и их дочь Терне (Сарина Фархади) не хочет отдаляться от своего отца, бросать его одного. Да и верит, что мама вернется. В конечном итоге решение суда оказалось в пользу Надера и Терне остается с отцом и дедушкой. Но фильм с этого-то случая по сути и начинается…

    Очевидно, для написания рецензии нужно ответить себе и окружающим на пару самых очевидных вопросов киноманов, не искушенных знанием «кино» как науки:

    1) Про что фильм?

    Про жизнь. Просто про жизнь. Вообще иранские фильмы часто отличались своей, в хорошем смысле, наивностью, идеализированностью и какой-то поучительностью. Даже судьи и сотрудники МВД в фильме «Развод Надера и Симин» изначально, а может даже и в большем смысле, принимают решения не исходя из закона, а из обстоятельств жизни, совести и понятий.

    Фильм про то, как важна ответственность. Особенно в совместной супружеской жизни. Уйти или отказаться от чего-то, бросить все — легко, но готов ли ты ответить за последствия?

    Отсюда исходит, что фильм и о совести. О совести не перед взрослыми, но и перед детьми и пожилыми людьми: будущим и прошлым стало быть…

    Фильм о борьбе лжи и… лжи: сказать ложь во благо дочери и отца против лжи во благо семьи и решении бытовых проблем с кредиторами в семье сапожника?

    2) Кто играет главные роли?

    Краткая рецензия газеты «Коммерсант» сразу отвечает на вопрос:"… причем никто не выражал недовольства из-за концентрации призов в одних руках: фильм оказался бесспорно лучшим в программе фестиваля, а иранские исполнители обоего пола, чьи имена за рубежом никому ничего не говорят, явно переигрывали штатных голливудских звезд» (http://www.kommersant.ru/doc/1812824)

    И действительно, имена актеров мало известны и очевидно нам мало скажут об их стиле игры на сцене театра или в кино, но поверьте, она очень искусна. Фильм сразу начинается со сцены ссоры и благодаря актерам, зритель сразу же вводится в курс дела. И как-то непринужденно, словно он знает Надера и Симин 14 лет, которые они и прожили вместе.

    После Исламской революции в Иране 1979-го года, а потом уже и начала ядерной программы с Республике в 2006-ом, страна приковала к себе огромное противоречивое внимание мирового сообщества. Такое, что оказалась для нас закрытой страной. Иранцы стали закрытыми религиозными фанатиками, которые так и бредят мировой исламской революцией, а теперь и ядерным оружием.

    Фильм «Развод Надера и Симин» показывает жизнь простых иранцев: их бытовые проблемы, отношения внутри семьи (отец-дочь, отец-сын), судебную систему, роль религии в обществе на примере одной-двух семей. Своего рода «микроистория бытия и развития иранского общества». У иранцев такие же проблемы как и у всех: они читают, учатся, любят, водят машины, играют в саду, одеваются стильно, переживают.

    Фильм — своего рода и «окно в Европу» для самих иранцев и для европейцев в Иран. То, как к решению и видению бытовых проблем подходят иранцы, быть может законопослушным европейцам не понять, но посочувствовать и узнать, что отнюдь не все решает закон — открытие.

    И вновь: завораживает и сам подбор актеров. Их харизма, красота, очарование и владение эмоциями заставляют и вправду стереть огромную грань между экраном, пленкой, светом, между актером и зрителем, кино и жизнью. На это и рассчитывал Асгар Фархади.

    5 декабря 2011 | 00:38

    Узнал об «Разводе Надера и Симин» совершенно случайно, и сразу же был крайне заинтригован той оценкой, которую дали отечественный и зарубежные критики данному фильму. Да и рецензии обычных зрителей настраивали на позитивный лад. Тем не менее, во время собственного просмотра этой киноленты постоянно приходилось перебарывать некоторую скуку, потому что на самом деле кино оказалось вполне себе стандартное и никаких новых впечатлений или эмоций мне не предоставило. Я отчасти понимаю тех людей, которые ставят «Разводу Надера и Симин» высокие оценки и пишут о прекрасных драматических переживаниях и лихо закрученной детективной составляющей. Некоторые даже умудряются сравнивать данное творение с фильмами Хичкока. Но на мой взгляд, у многих из этих людей просматриваются некоторые нотки лицемерия. Будь подобный фильм снят, к примеру, в США, оценка была бы снижены пункта на два. Всё дело в арабском колорите, политкорректности и желании найти нечто новое там, где на самом деле уже давно нет ничего нового, только культура другая. Очень не хочется трогать политику, но тема Ирана в 2011 году была как никогда актуальна, и потому история совершенно обычных людей, только перенесённая в чуждые западному зрителю декорации и показывающая чуждые западному зрителю традиции (справедливости ради стоит отметить, что даже никакого колорита и не было особенно показано, точно такая же ситуация и с точно такими же действующими лицами могла бы произойти совершенно в любом государстве) была воспринята публикой столь восторженно. Единственное, за что фильм действительно заслуживает искренней похвалы, так это за актёрскую игру. Всё исполнено реалистично и с достаточными эмоциями. Но в сухом остатке мы имеем довольно стандартную детективную драму о человеческих отношениях в нестандартном для большинства зрителей антураже. Посему: 6 из 10

    27 декабря 2013 | 22:32

    Церемония вручения Оскаров уже прошла, где иранский режиссер Асгар Фархади получил свою первую статуэтку за «Лучший фильм на иностранном языке». К сожалению, у меня не было возможности ознакомиться с его работой раньше. Пришлось дождаться релиз на DVD, чтобы оценить этот фильм.

    Награда вполне заслуженная. Для меня, как и для многих других, наверное, это первое знакомство с иранским кинематографом, поэтому мне было любопытно не только следить за развитием сюжетной линии, но и отметить атмосферу этой страны. В принципе, оба пункта меня порадовали. Хорошее фестивальное кино. Именно колорит восточной страны выделяет фильм среди большинства бытовых драм. Мне понравилось, что религия не выбивалась на первый план, а стала всего лишь частью общей мозаики.

    Не могу судить о том, правдоподобный сюжет или нет. Мне показалось, что повседневную жизнь иранцев удалось раскрыть. Сюжет многогранный. Фильм начинается с развода главных героев, но плавно переходит в «развод» на деньги. Больше всего заинтриговало именно разбирательство. Виноват ли главный герой в том, что его домработница потеряла ребенка или же нет? Ситуация постепенно обрастала новыми нюансами. А уже окончание фильма снова нас возвращают к сложным отношениям главных героев, где их дочь должна выбрать, с кем она хочет жить.

    Интересный сценарий, но фильм немножко затянут. Сделать бы его чуть короче и было бы вообще замечательно. Но и так смотрится очень даже неплохо. Все персонажи яркие и запоминающиеся. Только дочь главных героев мне абсолютно не понравилась. И открытый финал немного смазал впечатление. Мне бы больше хотелось яркой точки в конце этой истории, а вместо нее оставили многоточие. Но в целом, было интересно. Не самая пронзительная бытовая драма, но вполне пригодная для просмотра.

    7 из 10

    28 февраля 2012 | 20:14

    Надер и Симин решили разойтись. Причиной стало нежелания Надера уезжать из Ирана, несмотря на то, что деньги уже скоплены и визы получены. Но Надер не может оставить здесь своего отца с болезнью Альцгеймера без присмотра. Симин собирает вещи и уходит к матери. Уехать из страны без своей 11-летней дочери Терме она не может, а та остаётся у отца, прекрасно понимая, что только такое поведение может предотвратить развод. Надеру приходится нанять служанку Разье, которая будет помогать ему с его отцом. Однажды, придя домой раньше обычного, Надер обнаруживает, что Разье ушла, а его отец привязан к кровати. Надер в бешенстве выталкивает вернувшуюся женщину на улицу. А на следующий день его вызывают в суд — Разье была беременна и потеряла ребёнка.

    Отличный фильм. Очень жизненный, очень тонкий, очень личный. Несмотря на то, что действие происходит в Иране, события, показанные в картине, с лёгкостью переносятся в другие реалии: российские, американские, какие угодно. Единственное, что выдаёт восточное происхождения фильма — это платки на головах и небольшой бардак в суде. Всё остальное чисто психологические моменты, присущие любому человеку на земле.

    Каждый герой этого фильма — клубок противоречий, в каждом есть свои положительные и отрицательные стороны, никаких крайностей, никакого морализаторства. Всего в этом фильме пять главных героев — супруги Надер и Симин, их дочь Терме, несчастная женщина Разье, запутавшаяся в своей лжи и религии, и её муж — неудачник Ходжат, испытывающий огромные денежные затруднения. И нет в этом фильме единой трактовки действий каждого из них. В какой-то момент симпатии находятся на стороне одних, в другой же ты начинаешь понимать и сочувствовать другим, и в этом главное достоинство фильма.

    Сценарий просто блестящий. Однако, надо понимать, что подобного рода сюжеты и фильмы нравятся далеко не всем. Все два часа картины занимают разговоры и ничего больше. Никаких спецэффектов, никакого сногсшибательного звука, никаких особенных монтажных склеек или операторских премудростей. Это очень камерное кино, творческий потенциал которого в десятки раз превышает реальный бюджет.

    «Развод Надера и Симин» — отличное кино, без дураков. Если вы не против два часа смотреть на то, как тонко и детально передаются характеры и образы обычных людей, то этот фильма для вас.

    9 из 10

    7 февраля 2012 | 07:16

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>