всё о любом фильме:

Сибирь. Монамур

год
страна
слоган«Бог забыл их, но они не забывают Бога»
режиссерВячеслав Росс
сценарийВячеслав Росс
продюсерВячеслав Росс, Павел Скурихин, Вадим Жук, ...
операторЮрий Райский, Алексей Тодоров
композиторАйдар Гайнуллин
художникГригорий Пушкин, Мария Ртищева
монтажИгорь Литонинский
жанр драма, ... слова
сборы в России
зрители
Франция  6.6 тыс.,    Россия  5.3 тыс.,    Польша  5.3 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
релиз на Blu-Ray
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время102 мин. / 01:42
Сибирь. В тайге, в брошенной деревне старик с внуком ждут отца мальчика, который вряд ли вернется. Муж с женой растят трех дочерей, и это единственное, что их еще связывает. Прошедший две кавказские войны капитан пытается найти свое место в мирной жизни. Судьбы этих героев переплетаются неожиданно и драматично. Им нужно снова и снова делать свой выбор, открывая в себе забытую человечность и сострадание. Милосердие выше справедливости.
Рейтинг фильма
IMDb: 7.70 (1505)
ожидание: 87% (89)

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 67 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    «Это мой Бог тебе помогает»
    «Ты его по пустякам не беспокой»
    «Это тебе не пустяки, я ему много пообещал чтоб он тебя спас»

    Один из самых сильных фильмов, которые я видел. Однозначный шедевр, который станет на полку с моими любимыми фильмами.

    Религиозный дед, который верит несмотря не на что. Внук, который уже взрослый в свои 7 лет и все-таки верящий в возвращение отца, в глубине души все понимая. Боевой офицер, солдатик, полковник, кавказцы, проститутка, дядя Юра, его жена, любовник. Все эти персонажи сливаются в картину нашей Родины, наших людей. Каждый из них показан без прикрас и это действительно хорошо.

    При просмотре я испытывал горечь, смех, отвращение, гордость и наконец понимание того что это все правда, что это ты все видел или слышал. И да, чудесные пейзажи. Однозначно рекомендую к просмотру.

    19 декабря 2011 | 19:46

    1 человек на 500 квадратных метров. Он знает, в чем суть нашего существования. Он боится Бога и заботится о нем (лишнего не просит, не гневит, благодарит). Он защитит себя и своего ближнего от холода и тревог. Он преодолеет тысячи и тысячи метров по болотам, грязи и снегу, он заставит себя жить и выжить в условиях, где даже дикие звери выживают с трудом, чтобы спасти попавшего в беду ближнего. Такой человек — на вес самых драгоценных металлов. О таких людях хотел рассказать нам Вячеслав Росс. И его сложно понять его зарубежным коллегам и просто зрителям. Именно поэтому Люк Бессон, пребывая после просмотра «Сибирь. Монамур» в растерянности сказал: «Это удивительно! Такой России я никогда не видел». Он никогда не видел не столько такой России, сколько таких русских. Он никогда не видел сибиряков. Да и из нас их видели далеко не все. Заинтригованный французский режиссер, через свою компанию «EuropaCorp» выкупил все права на прокат российской ленты на 20 лет вперед. Дело не в сценарии, не в операторской или актерской работе и вообще дело не в самом фильме. Дело в его документальной составляющей. Француз увидел сибиряка и захотел показать его всему миру. Зачем?

    Россию и русских не сломить и не уничтожить. Мы непотопляемы. Мало кому на нашей планете было и будет так тяжело — как жителям Сибирских деревень, для которых эти тяжести не временны, а обыденны. Разве может армия (тем более демократическая западная) за N-ное количество времени натренировать солдата до той степени выносливости и постоянной готовности к испытаниям на прочность, какой могут похвастать сибиряки, которым приходится выживать с самого рождения и до логического конца? Вопрос оставим в списке риторических.

    Быть может, я зря приплетаю сюда эти свои размышления, но «Сибирь. Монамур» — увы, не только драматическая история деда-старовера и его малолетнего внука. Увы — потому что лучше бы Росс на этом ограничился. Об истинных причинах, по которым он ввел в сценарий историю с проститутками и военными, можно только догадываться. Но то, что без нее можно было обойтись и не дать в итоге фильму от этого пострадать (а на мой взгляд еще и позволить выиграть) — факт. Сцены насилия и удовлетворения соответствующих потребностей, похоть, разврат и ободранные девичьи коленки — все это по уровню вызываемых отрицательных эмоций практически перекрывает впечатления и сопутствующие ощущения от главной истории. Не смотря на это, двое из Монамура остаются в центре нашего внимания, но режиссер не дает нам в полной мере насладиться эмоциями, которые с таким усердием и профессионализмом пытаются в нас вызвать Процько и Зайченко.

    Что заставляет или кто диктует молодым режиссерам обязательное наличие в сценарии жутких сексуальных сцен и похотливых, не знающих меры и не умеющих себя сдерживать героев мужского пола? Забавы ради, можно предположить, что тайное всемирное общество феминисток. От этого насилия сегодня никуда не деться. От «Груз-200» до «Кожа, в которой я живу», от самых мерзких подробностей до одноплановых девятиминутных сцен от Гаспара Ноэ. И все это каким-то таинственным для меня образом попало в работу Росса.

    Но… что сделано, то сделано. В фильме сплелись в одну две разные истории. Начинали с сибиряка, закончили человеком без адреса (зато в погонах). Один спасает другого, но вот кто — кого… вопрос открытый. И все же эта история должна была быть про Сибирь. И только.

    9 из 10

    17 января 2013 | 17:13

    Данный фильм стал типичным примером того, как общественное мнение способно на ровном месте воздвигнуть монумент кинематографического искусства, при чем совершенно не заслуженно.

    Принцип «молчи за умного прокатишь» в данном случае изменился на «похвали Сибирь. Монамур прокатишь за философа с тонкой душой». А было бы что хвалить, господа! Было бы за что оценки то ставить!

    Какие такие вопросы? Какая такая действительность?! Этот фильм нереально многогранен, в отрицательном смысле этого слова! Чего не коснись, всё — полнейшая чушь, и бред! Игра актеров — серьезная тут не поспоришь. ТЮЗ в телогрейках. Сюжет?! Ну просто Вавилон помноженный на Столкновение, припорошенное местным колоритом. Я даже не знаю чего тут можно коснутся, такие образы маразматичные. Всё это круто бы смотрелось в деревне дураков, персонажи явно от туда, от деда старовера, который всю тайгу уже обошел, а даже воробья не убил, до командира части распивающего сэм из коньячных бокалов. И рыскающая по полям и пожирающая всё живое беспощадная немезида, в виде стаи дворняг, каждая из которых размером с хорошую кошку.

    И я реально хочу надеяться, что все тут в один голос просто кричат что король прекрасно одет, и обе пирамидки белые, под действием общественного мнение. Потому что если для вас этот фильм действительно поднимает какую-то планку, или заставляет задуматься о чем то… ребятушки, это тревожный звоночек! Срочно прекращайте нюхать клей, и залипать в интернетах, выстрачивая посты относительно своего небыдлизма!

    Если воспринимать кино как маразматичную несмешную комэдию — смело можно ставить

    3 из 10

    Интересно, куда создатели фильма умудрились потратить 3,5 млн. долларов?!? Смотреть не на что, как и не о чем писать. Просто возмущают незаслуженно высокие оценки.

    12 марта 2012 | 00:34

    Этот фильм поверг меня в состояние шока. Он рассказывает о двух сюжетных линиях: О деде, который живет со своим внуком в брошеной деревне и о майоре со своим «слугой», который едет в город по проститутку для полковника.

    Наверное, самое интересное в фильме то, что не сразу понятно в какое время происходит действие картины. Это могут быть и послевоенные годы и 50-е и 80-е.

    Мозг поневоле списывает все неудобства отсутствия цивилизации на прошлое, но когда начинаешь понимать, что действие происходит в настоящем, и что все это суровая реальность… Это повергает в шок.

    Я слышал что в деревнях об изменении царя узнавали за 3 года. перед нами живой пример того, как это происходит сейчас… Сибирская глубинка диктует свои правила, а человек потихоньку приспосабливается к тому, что все-же его убивает, но не сразу.

    Не ждите от этого фильма чего-то позитивного. Это кино абсолютно серое и невеселое, в нем нет шуток и нелогичных поворотов сюжета, в нем есть только Сибирь и суровая реальность ее повседневности.

    Отнимаю один бал за чересчур серую атмосферу

    9 из 10

    30 апреля 2012 | 14:29

    Позади 2011 год, и оглядываясь назад, именно этот фильм единственный российский я бы включила в свою личную десятку года. Росс снял неожиданно зрелый и истинно русский фильм. Он препарировал русскую душу, позволив представить на суд зрителя части её каждому из персонажей этой истории.

    В этом фильме ничего не чрезмерно, никакой работы на публику. Просто жизнь сибирская как она есть. Суровая, где-то страшная, но не безнадежная, пока люди не закрыли свои сердца в непробиваемые панцири. И не один из ключевых персонажей не закрыл.

    Отменно подобран актерский состав. Никто не перетягивает на себя одеяло, но вместе удается создавать очень искреннее и эмоциональное повествование. Петру Зайченко (деду) и Мише Процько (внуку Лешке) я готова аплодировать. Дед, фактически ведь беспомощный старый человек, но в тоже время поразительно сильный. Он противопоставил всем бедам жизни веру и сухой закон в своём доме. Очень по-русски. Малыш, живущий на самом деле без единой детской радости, смог отказаться от сладостей и сообщить таки деду об украденной иконе, вызывает восхищение. А уж момент, когда вместо похищенной святыни ребёнок ставит нарисованный им самим образ и впервые искренне просит Бога о здоровье деда очень трогательный.

    Да и другие персонажи достаточно раскрыты, ни один не пустой, и каждый несёт частичку русской души. Дядя (Новиков) тайком возит еду деду и внуку, понимая что им надеяться не на кого, несмотря на то что жена его категорически против. Но вместе с этим он вполне в состоянии всё съесть по пути, распив бутыль самогона со случайным попутчиком. Его жена (Байрашевская) вроде бы суровая и прижимистая женщина, казалось бы живущая с мужем чтоб детей поднять. Но потеря выпустила её эмоции наружу: её искреннее горе, чувство вины и способность с сострадать. Когда эта женщина одна едет через тайгу, где гуляют дикие звери и сбежавшие преступники, понимаешь: вот она русская душа. Да и боевой офицер, которого забросили в глушь (Козак) -интересен. Он буянит потому что его сегодняшняя жизнь лишена смысла. А когда он видит как насилуют русскую девушку люди азиатской национальности да ни где-нибудь, а в Сибири, ему думается, что может и воевал то он зря?!.. И конечно этому человеку жизненно необходимо было совершить настоящее дело, чтобы вернуть себя.

    Очень порадовало, что фильм практически лишён политических спекуляций. Лишь один раз мы видим намёк на прошлое: стая диких собак выбегает из под гигантских серпа и молота и набрасывается на деда. Но этот эпизод органичен и я бы даже сказала нужен.

    Конечно в фильме есть и то, что уже показывали другие, но сильно строго судить эти моменты у меня желания нет. Ведь чаще всего новое-это иным образом соединенное старое. Абсолютно новое создать почти непосильная задача. А в данном случае некоторое вкрапление чужих идей удачно дополнило режиссерское видение.

    9 из 10

    11 января 2012 | 13:29

    Мое знакомство с этим фильмом произошло на кинофестивале в Выборге. Из зала многие вышли в слезах, особенно женщины постарше. Я тоже, не удержавшись, пускала слезу последние сорок минут. «Сибирь. Монамур» имеет свойство оставлять глубокий отпечаток.

    Прежде всего, это фильм о тех людях, которых так мало осталось. Глядя на деда-старовера, невольно думаешь о том, что жить нужно среди таких людей, потому что они настоящие, у них есть душа и сила. Та сила, которой мало кто обладает, потому что ее дает только искренняя вера. Не просто так Петр Зайченко получил награду за эту роль. Он трогает до глубины души. Перед показом он упомянул, что фильм может показаться грубоватым, но, по его словам, это нормально, ведь они «снимали „Сибирь. Монамур“, а не „Сибирь. Гламур“». И в этом большая ценность фильма. Никакого гламура, только Сибирь.

    Огромную роль играет тема веры в Бога. Что может быть актуальнее в наше время, чем вопрос веры? Глядя на то, как молится старовер Иван и его маленький внук, понимаешь, что это — настоящее обращение к Богу, искреннее, живое. И веришь вместе с героями, что их услышат, что им помогут. На мой взгляд, Слава Росс сделал очень удачную попытку напомнить людям, как это — верить и молиться. И сделано это ненавязчиво, красиво и, не побоюсь этого слова, душевно.

    Нельзя обойти вниманием и ту красоту природы Сибири, которую в полной мере передает этот фильм. Великолепные панорамы, множество удивительно красивых кадров — разноцветные леса, быстрые реки с чистой водой, горы. Наверное, это все стоит увидеть своими глазами.

    Об этом фильме можно бесконечно писать и говорить, но, подводя итог, могу сказать, что «Сибирь. Монамур» — это фильм, который заставляет переживать, задумываться, радоваться, верить. Определенно, это лучшее, что я видела. Он открывает глаза на настоящую жизнь, на настоящих людей, на настоящую веру.

    10 из 10

    15 августа 2011 | 14:19

    «Наверное, мир никогда не был менее жесток»

    Павел Скурихин, генеральный продюсер «Сибирь. Монамур»



    Вечерний сеанс, полупустой зал, хотя предполагался ажиотаж. Взрослая публика, несколько подростков в зале — такое ощущение, не знают, на что пришли и даже не догадываются, что будет с ними после просмотра.

    Слава Росс, режиссер из Бердска, несколько лет подряд создавал фильм о Сибири и добился своего — десятки призов и наград на отечественных и международных киноконкурсах. «Эта история помогла мне решить какие-то внутренние вопросы, разобраться с самим собой, мне хочется быть добрее» — признается режиссер. Быть добрее? После того, как стая собак, раздирает человека? Или после сцены, когда маленький мальчик падает в яму и ломает себе все кости? А, может, во время эпизода, в котором военный бьет проститутку в живот?

    Начало фильма, Тайга, заброшенная деревня «Монамур», в которой остались только два жителя. Мальчик, который ждет возвращения отца и его сварливый дед, заставляющий внука регулярно молиться. Далее разворачивается вторая сюжетная линия — командир роты отправляет капитана и рядового на поиски проститутки.

    Но на переднем плане остается стереотипная Сибирь: живописные равнины, ветхая изба, появление водки в кадре через каждые 15 минут. А на этом фоне верующий дедушка в ушанке и в валенках, ну и пусть, что зима еще не началась; наивный мальчик; коза; пьяницы; неверная жена; достоевская проститутка; грубые военные.

    С каждым поворотом сюжета в зале нарастает напряжение. Зрители ерзают в креслах, щелкают пальцами и прекращают жевать попкорн. Редко возникают нервные смешки, все из-за резкого мата из уст героев. А как, по-вашему, должен выражаться капитан, прошедший через Кавказ и Афган? Когда фильм полностью овладевает зрителем, режиссер начинает манипулировать. Он мастерски давит на самые разные чувства. Религиозные — когда гротесковые подонки воруют икону у старика, материнские — от переломов ребенок не может пошевелиться, и просто человеческие — собака достает из резинового сапога кусок человеческой ноги и доедает ее. 

    Лидия Байрашевская, исполнительница роли Анны, неверной жены, утверждает, что поколение наше и наших родителей — это поколение, полное безверия. Неужели веру можно привить только таким путем? Любое равнодушный человек начинает умиляться после диалога маленького Лешки и мужчины:

    «- Почему солнце синим карандашом рисуешь?

    - Я желтый берегу, деду Бога нарисую.

    - А че, Бог желтый что ли?

    - А ты не знал? Он ведь светится!»

    И вот зритель введен в транс и уже не замечает, что деревни на самом деле нет, ее построили декораторы фильма, серп и молот на горе — не из мрамора, а из плотного картона, а жесткость переходит за границы дозволенного. Кстати, о жестокости. Во время некоторых эпизодов хотелось выбежать из зала, почти как во время просмотра фон Триера. Но не только из-за того, что сцены отвратительны, а из-за полного непонимания, зачем это кино было снято и из-за неприятия пластмассовых истин, которые пытается вдолбить создатель.

    А теперь о нем. Посмотрев картину, мы понимаем, насколько реальная Сибирь отличается от своего киномуляжа. «Очередной столичный режиссер снял провинцию» — думаем мы. Но нет, Слава Росс родился и вырос у нас, в городе Бердске. И многие актеры, сыгравшие в его фильме, сибиряки. Зачем режиссер конструирует настолько нереальные просторы нашей страны, остается загадкой.

    Успех «Сибирь. Монамур» на Западе понятен: им показали Россию, Сибирь, такой, какой они ее видят, полную простоты и стереотипов.

    Картина с каждой сценой сильнее давит на зрителя и в финале выжимает из него все: девушка в соседнем кресле начинает заразительно рыдать. И вот пытка над нашим сознанием закончилась, включается свет, но зрители остаются сидеть в креслах и дружно плачут. Неудивительно, что на обсуждение фильма доходит лишь несколько человек — дамы выбежали из зала к зеркалу в фойе вытирать размазанную тушь, а их мужчины стремительно достают гаджеты, чтобы настрочить в twitter «отличное кино, нет слов».

    Люк Бессон после просмотра признался, что такой России он никогда не видел. Да и мы тоже, если честно.

    18 ноября 2011 | 18:43

    В заброшенной таёжной деревушке Монамур жили малый внук да старый дед. Мамка у пацанёнка умерла, а отец сгинул без вести, но по дедовой легенде он на важном задании в разведке и обязательно вернётся. Изредка отшельников навещает вечно пьяный дядя Юра, привозя продукты. Если бы не трое ртов дома, то он забрал бы деда с Лёшкой к себе, но жена против. Ничего с неба не валится и нахлебники не нужны. В очередной раз крепко выпив и выбравшись из под женского каблука, отправился дядя Юра навестить родственников и встретился ему по дороге военный УАЗик. Выпили за знакомство с контуженным на голову капитаном. С этого и началась цепь трагических событий.

    В сюжете фильма Славы Росса тесно переплелись три линии: дед с внуком, семья дяди Юры, боевой капитан. Никому не навешаны ярлыки, дескать этот хороший, а этот плохой, даже заезжим мародёрам. Это обычные люди со своей непростой судьбой, пересекающиеся друг с другом по неведомой воле.

    В роли деда Пётр Зайченко, известный ещё по «Такси-блюз». Он строг и даже суров, верует в бога и учит тому же внука. В молодости он был очень силён, но сейчас осталась лишь сила духа. Старик ходит на охоту, но приходит с пустыми руками. Стая одичавших собак пожрала или распугала всю живность вокруг и не прочь поживиться человечиной.

    Яркий образ создала Лидия Байрашевская. Простая русская баба. На таких земля русская держится. Тянущая на себе дочерей и пьянчугу мужа. Ей и жалко пацана, но материнский инстинкт заставляет думать о своей семье в первую очередь. Лишь трагедия что-то повернёт в её сознании.

    Ещё один сильный образ сыгран Николаем Козаком. Боевой капитан, дважды раненный в голову и до сих пор видящий в каждом кавказце врага. Его сложно назвать положительным, просто реальный мужик со своими тараканами в голове.

    Финальная сцена слегка позаимствована из фильма Сергея Бондарчука «Судьба человека», но уже без того психологического накала и драматизма. Возникает большой вопрос, а хорош ли такой финал для мальчонки?

    Особо хотелось бы отметить труд операторов за прекрасные сибирские пейзажи.

    На мой взгляд, картина в целом удалась. Без лишнего морализаторства и нравоучений подняты глубинные проблемы нашей российской жизни. Есть о чём задуматься.

    8 из 10

    26 июля 2012 | 12:06

    Так вот сразу и не сказать о чем фильм. О вере? О жизни? О боли? О Боге? Дружбе? Преданности?

    Очень не простая картина. Вряд ли она заставит задуматься над чем-то конкретным. Точно одно, то что равнодушным не оставит никого.

    Фильм наполнен жесткими, а порой и грубыми сценами. Без обработки. Без шлифовки.

    Восторгаюсь качеством игры актеров. Главные герои сыграли безупречно. Порой казалось, что это были реальные съемки. Какой-то National Geographic.

    Смотрел в одиночестве. Рекомендую в том же формате.

    10 из 10

    8 января 2012 | 20:43

    Вопрос веры и ее наличия в человеке, ее соотношения с безверием стоял и стоит для России любого поколения и века. Им занимались все, кто имел отношение к искусству и обществу: священнослужители, историки, писатели, философы, художники, поэты и многие, многие другие. Поскольку кинематограф — не меньшее искусство, чем литература или живопись, то и он не стал исключением из правил, что и подтвердил Слава Росс в своем новом фильме «Сибирь. Монамур».

    Действие фильма делится на несколько взаимосвязанных линий, пересказывать которые бессмысленно и даже в какой-то степени вредно. Можно лишь назвать основных персонажей: это живущие в заброшенной деревеньке Монамур дед с внуком, ждущие прихода где-то давно пропавшего отца; семья дяди Юры, родственника деда, который изредка помогает тяжкому быту старика и мальчика; изжеванный двумя чеченскими войнами капитан и его «денщик», молодой солдат по фамилии Железняк, пути которых пересекаются с проституткой Любой. Росс использует такой сюжетный ход не только для того, чтобы подчеркнуть слепую волю всемогущей судьбы, но и чтобы зрительно, образно указать на единство стремлений и душ таких разных участников таежной драмы. Их артерии переплетаются в тугой, неразрывный узел на слове «вера». Каждый из них пребывает в одном из состояний — веры или безверия, и порой очень трудно отличить, где же именно сейчас находится герой фильма и где кончается одно и начинается другое.

    Тем не менее, с самого начала каждый ищет или не ищет веру по-своему. У деда вера воплотилась в христианстве старообрядческого толка, и она настолько твердая, немногословная и крепкая, что не раз на протяжении фильма приходится думать — а может, она у него просто мертвая, высохшая от давности лет, спресованная одним лишь горем да несчастьями? Его внук, с самого малолетства воспитывавшийся жилистой дедовой рукой, иначе понимает веру своих отцов и в особенности — веру своего воспитателя. Ему непонятен ни старый, тусклый образ в темном углу почерневшей от безжалостного климата избы, ни затверженные с рождения молитвенные фразы, ни, собственно говоря, угрюмая вера деда. Неужели тот верует только потому, что иначе «черти на сковородке жарить будут?». Но если догматы староверия непостижимы для маленького мальчика, то для капитана, участника боевых действий, давно уже не существует ничего святого: он совершенно запутался в попытках уяснить, кто он сам, кто люди, которые его окружают и для чего он вообще живет, а потому предпочитает глушить подспудную тоску водкой и порой нелепыми, порой пугающими, но всегда насильственными безумствами озверевшего от жестокости бытия человека.

    Вокруг этих персонажей взвивается пурга мелькающих событий, лиц и мест; Сибирь вокруг поразительно красива и поразительно скупа на проявления красоты, и за них нужно платить, порой большую цену и большой кровью. Но зато уродств предостаточно, и все — почти задаром: это и шныряющие по лесам в поисках ценной старины урки, и бордель под крышей кавказской мафии, в котором капитан и Железняк находят Любу; собственно кавказская мафия, нагло и нахально наживающаяся на чужих хлебах; обилие спиртного на столах и последующего свинства на улицах и прочее, прочее. Но режиссер не хочет останавливаться на отображении темных сторон действительности, он ее саму меняет, да не ружьем с вилами, а маленькими крупицами доброты, которая отыскивается в каждом, даже самом обветшалом сердце: это и внезапное сочувствие в глазах бывшего зэка, и продажа последней рубашки ради спасения заклейменного обществом отверженного; это и внезапное раскаяние отчаявшегося грешника, и хлеб, который тянут руки вроде бы злейших врагов.

    И в ответ на человеческий посыл автора вопрос веры вновь резонирует, но уже на другой лад и другими звуками. Оказывается, не в иконах вера и даже не в христианстве, а в душе каждого отдельного существа, и каждый должен отыскать своего, единственного Бога. И пусть для одного — это нарисованный желтыми карандашами на белой бумаге солнечный ореол, а для другого — неожиданное обретение сына и, не побоясь этого слова, семьи там, где до того даже и не думал искать. Потому что если у каждого есть Бог, то тогда в каждом есть Бог, а раз так, то тогда все мы, получается, с Богом — и внутри, и снаружи. И тогда проявится скрытое единство человеческое, которое до сих пор ни одна, даже самая всеобъемлющая идея не смогла пробудить к жизни.

    23 декабря 2011 | 20:19

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>