всё о любом фильме:

Между

Twixt
год
страна
слоган«Он отведёт тебя в мир духов и вампиров»
режиссерФренсис Форд Коппола
сценарийФренсис Форд Коппола
продюсерФренсис Форд Коппола, Джош Гриффит, Джим Хэйс, ...
операторМихай Малаймер мл.
композиторДэн Дикон, Освальдо Голихов
художникДжимми ДиМарселлис, Марджори Бауэрс, Кэтерин Ковелл
монтажКевин Бэйли, Глен Скэнтлебери, Роберт Шафер
жанр детектив, фэнтези, ужасы, ... слова
бюджет
$7 000 000
сборы в России
зрители
Франция  51.3 тыс.,    Россия  34 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на Blu-Ray
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время84 мин. / 01:24
Потерявший вдохновение писатель приезжает в захолустный городок, где пытается разгадать серию загадочных убийств. Во сне ему с завидным упорством является призрак окровавленной девочки Ви, которая пытается сообщить ему страшную тайну. Возможно, распутав цепь странных событий, писатель сможет, наконец, преодолеть кризис и создать новую книгу — о вампирах, потустороннем мире и легендарном Эдгаре Аллане По.
Рейтинг фильма
IMDb: 4.80 (8541)
ожидание: 82% (3834)
Рейтинг кинокритиков
в мире
29%
5 + 12 = 17
4.3
в России
67%
8 + 4 = 12
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм был снят за 7 недель в 2010/2011 годах в пределах 70 миль от дома Фрэнсиса Копполы в Северной Калифорнии.
    • Сцены в старом отеле Чикеринг и в таверне снимались в историческом курорте Этна Спрингс в Папской долине.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 8459 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Сновидения погружают любого человека в иррациональность. Кто-то считает их сортировкой событий и эмоций, прошедших за отчетный период, кто-то — мостиком в тонкие миры с мистической сизой дымкой. Пересказать сны с оттенками чувств, заставляющих сердце то приостановиться, то, наоборот, заколотиться ударным соло — дело безнадежное. Даже просто запомнить грезы после момента пробуждения весьма затруднительно, просачиваются шелковой ленточкой сквозь рассветное утро. Но раз за разом люди искусства пытаются запечатлеть прожитое в беспамятстве на бумаге, в нотах, на кинопленке.

    Вот и забронзовевший классик Фрэнсис Форд Коппола, погружавший в свое время миллионы в итало-американскую среду гангстерских разборок или забрасывавший обывателя в кроваво-зеленые вьетнамские джунгли, попробовал какие сны в том страшном сне приснятся, когда покров земного чувства снят. «Между» — картина 2011 года, лавирующая по проложенным Стивеном Кингом тропинкам с могильными тайнами провинциального городка, гостиницу которого почтил когда-то присутствием гений мистического детектива Эдгар Аллан По. Что незамедлительно раскрасило картину безумными отсылками к зубам Береники, вороньему «Nevermore» и прочим заживо замурованным в подвале.

    Имя режиссера заставляет искать во флегматических метаниях выходящего в тираж летописца ведьминых похождений Балтимора Холла глубинный смысл. И, не находя оного, утешаться таинством личностных видений, благо, биография Копполы проводит ниточку связи с содержанием фильма. Надо отдать должное автору, некоторые эпизоды достаточно готичны и смотрятся с соответствующим пиететом, однако общая мозаика не хочет складываться в новую «Лигейю» или даже «Твин Пикс». Закольцовка вообще ставит равенство между исписавшимся персонажем и самим Копполой, более двух десятилетий и не разбрасывающего камни, и не собирающего их.

    Да и актеры, назначенные на главные роли, не делают ничего для выделения картины из ряда произведений для видеопросмотра в домашних условиях. Вэл Килмер уверенно стал реинкарнацией Стивена Сигала, такой же внешности и с такой же лицедейской палитрой. Иногда его вообще можно было заменить ростовой фанеркой, гамма чувств была бы идентичной. Брюс Дерн, изображавший архаичного шерифа, увлеченного созданием скворечников и графоманских опусов, честно попытался изобразить оригинального персонажа. Но, то ли отсырел порох в пороховницах, то ли такова была постанова Мэтра, но в итоге получился стандартный комиксовый шериф, человек-функция, декорация с обвисшими седыми усами и заржавевшим кольтом. Эль Фаннинг растворилась в эмо-девочке, выбеленное лицо, кровавые тени, зловещие брекеты. Хотя, вот парадокс, мёртвая Ви была живее остальных героев, и писателей, и тени Эдгара По, и заречных подростков-неформалов, и обитателей Свонн Волли.

    Нельзя сказать, что зазеркальный мир по Фрэнсису Форду Копполе получился безжизненным. Просто, если записать поразивший тебя сон, скорее всего, выйдет нечто донельзя банальное, шаблонное и дешевое. Как фильм класса В. Как «Между». Где даже попытка провести свое, опираясь на величие классиков, оставила равнодушными как массового зрителя — оценка ниже 5 на ресурсе IMDb — это бесспорное фиаско, так и профессионалов кинопроката, сочувственно пожавших плечами, чудит старик за свои деньги, имеет право. Почувствовал это, в конце концов, и сам режиссер, неуклюже сыронизировав устами героя про удешевленного Стивена Кинга. Ну что же, не все сны оказываются вещими.

    22 декабря 2014 | 12:43

    Признаться, после «Молодости без молодости», к этой новой работе Копполы у меня были завышенные ожидания. В самом деле — человек, некогда знаменитый на весь мир своими мейнстримовыми картинами, неожиданно стал снимать оригинальный, умный и стильный арт-хаус. Что касается стиля и оригинальности, то с этим в «Между» все в порядке. А вот с «умом» — проблемы.

    Обрюзгший писатель-неудачник Холл Балтимор в исполнении Вэла Килмера приезжает в маленький городок рекламировать свою последнюю книгу. Дела его идут… неудачно. Однако местный шериф чуть ли не силой обращает его внимание на совершенное недавно преступление — найдена мертвая девочка, в грудь которой вбит деревянный кол. И предлагает написать об этом книгу.

    За разгадкой преступления, а также в поисках вдохновения писатель погружается в собственные сновидения, дневная реальность в которых причудливо перекраивается так и этак, выстраиваясь в подчас даже более убедительную форму, чем могло бы оказаться наяву.

    Своей неторопливой, сомнамбулической атмосферой фильм отчасти напоминает «Твин Пикс» (о «Твин Пиксе», кстати, напоминают здесь и зарисовки жителей городка). Самая лучшая часть «Между» — это его атмосфера, особенно, когда речь заходит об изображении снов главного героя, которым отведена большая часть картины. Зловещая колокольня, туман и девочка в нем (вызывают в памяти «Сайлент Хилл» — но не экранизацию!), и бешено вращающееся над всем этим ночное небо, и, как водится, зловещая легенда… А проводником Балтимора по этому сумеречному черно-красно-белому миру выступает сам Эдгар По.

    Увы, фильм, широко разрекламированный как «возвращение режиссера „Дракулы“ к своим истокам», на деле готическим не является. Распустив множество нитей, которые в итоге могли бы завязаться в один большой клубок, Коппола попросту их… забрасывает. Подобно Балтимору, которому его роман важен лишь как средство расплаты по накопившимся счетам, режиссер забрасывает историю, как только его книга (то бишь сценарий) подходит к концу. Квазимистическая линия исполняет в картине роль некоей ширмы, которую к финалу Коппола начнет отодвигать.

    Хотя даже и в этом случае у режиссера мог бы получиться шедевр — этакое кино «с двойным дном». Но это в том случае, если бы та, другая, «подстрочная» линия не была столь поверхностной и недостойной даже выпускника киноинститута. Можно сколько угодно говорить о том, что для Копполы этот фильм в некотором отношении является автобиографичным, или что это авторское кино, которое способны понять лишь интеллектуалы. Расклада это не меняет. «Между» — самая поверхностная работа режиссера, и ее примитивизма не отменяет даже культовый статус Фрэнсиса Форда Копполы.

    27 июня 2012 | 19:07

    Желание творить в полной независимости свойственно любому человеку, для которого творчество одновременно и средство к существованию. Только вот не всегда творческая свобода сопровождается всеобщей зрительской симпатией и благосклонностью критиков. Равно как и желание творить при отсутствии контроля и стимула к заработку может попросту испариться где-то в процессе воплощения очередной идеи.

    Американского режиссера, продюсера и просто любителя хороших вин Френсиса Форда Копполу, похоже, постигла именно такая участь, когда одного стимула просто недостаточно, а улавливать современные веяния моды киноиндустрии уже не получается. Предпочтя последнее десятилетие работу продюсера, Коппола тем не менее снял и написал сценарий к двум фильмам, однако их уровень явно не соответствовал ожиданиям публики, а «Между» только укрепил предположение об отсталости режиссера от мира современного кино. И дело вовсе не в нерасторопности, свойственной каждой работе Френсиса, а о наполнении и умении преподнести свои мысли, которые, увы, затерялись в пучинах времени.

    C идейной точки зрения, «Между» предстает эдаким передовиком, ибо не каждый решится выпускать в мире, где царствуют блокбастеры, столь смелую и в какой-то мере безрассудную киноленту. Ведь за обманчивой незатейливостью сюжетной фабулы скрывается куда более глубокая и увлекательная история о творческих муках писателя и, по совместительству, главного героя, Хола Балтимора. Маленький тихий городок, легенды о вампирах, массовое убийство в отеле, странный труп с колом в морге. Эти собирательные, нарочито тривиальные образы служат для того, чтобы зритель смог с легкостью обозначить для себя «второе дно», посвященное столь ненавистному для любого писателя этапу, как творческий кризис.

    В отличие от Коэновских «Бартона Финка», где тема творческой импотенции обыгрывалась в буквальном смысле, в «Между» Коппола решил зайти с «черного хода», выразив это в человеческом воображении, как самом главном источнике вдохновения, на котором можно построить всю историю. Так, Хол Балтимор, основываясь на увиденном трупе и разговоре о писателе Эдгаре Аллане По, в своих сновидениях видит последнего в качестве гида, а девочка по имени Ви становится помощницей в раскрытии преступления. «Ночные походы», к слову, занимают едва не половину времени, а синевато-стальная ночная цветовая гамма позволяет зрителю мысленно отделять реальность от подсознательных блужданий Хола. Задумка, безусловно, оригинальна, и может стать еще одним доводом в копилку того, что авторы книг пишут об увиденном, а не «специально подбирают образы, чтобы продемонстрировать читателю всю глубину переживаний», как принято говорить за школьной скамьей.

    Неимоверно обрадовало наличие какой-никакой звезды в главной роли, Вэла Киллмера. Синтез такого некогда популярного, но сильно сдавшего и, к слову, изрядно располневшего актера с опытным, но давно не мейнстримовым режиссером равносильно сбору старого поколения рок исполнителей ради последнего совместного концерта. Насколько бы они не были плохи, их имена даже спустя тридцать лет заставляют сердца биться чаще, а старые песни — навевать прекрасные ностальгические чувства ушедшей эпохи. Так и здесь, лучшие годы Киллмера остались в «Дорз» и «Схватке», но следить за его игрой по-прежнему интересно и никаких серьезных нареканий, к счастью, не возникает.

    Чего нельзя сказать о фильме в целом. «Диккенс однажды вел переписку касательно техники написания концовки, чтобы из нее двигаться в начало» — говорит в одном из ночных дремот Аллан По. Похоже, что развязка была придумана задолго до всего остального, и последняя треть фильма превращается для автора в борьбу с усталостью, а для зрителя — борьбу со скукой. Выражается эта усталость в первую очередь в скоротечных развязках сюжетных узлов, оставляющих навязчивое ощущение, что Френсису хочется поскорее завершить начатое, чтобы показать финал, ради которого все и затевалось.

    Поэтому и удивление от столь низких оценок уже не кажется чем-то необоснованным и «дутым». После молниеносной концовки, которая на фоне полуторачасовой неспешности выглядит, как мчащийся болид формулы-1 по городским улицам, усыпленное нерасторопностью подсознание при виде финальных титров поневоле задается вопросом: «как, и все? А что это было? Как это понимать?». Когда какая-то важная деталь при общей простоте остается непонятной, это порождает недовольные возгласы, что «фильм такой и сякой».

    Однако этот же финал запросто может утереть нос гораздо более серьезным фильмам за счет наплевательства к голливудским стандартам и является, по сути, своеобразной проверкой на бдительность, насколько внимательно зритель относился к диалогам. Отрадно, что в наш век развитых технологий и поверхностных фильмов не забывают выпускать киноленты, заставляющие призадуматься, хоть и не сильно.

    4 июня 2012 | 17:22

    Стоит повторить, что фильм «Между» снял выдающийся режиссер Френсис Форд Коппола. Снял за свои собственные деньги, по своему сценарию, с собственноручно подобранной командой. Этот мэтр заслужил безусловное право не стремиться понравиться зрителю. Другими словами, не мы выбираем Копполу, а Коппола выбирает нас. Входим в парадокс: не мы смотрим фильм Кополлы, а его фильм смотрит в нас.

    Мастер погружает нас в зазеркалье, где все не есть тем что кажется, одно перетекает в другое, а время течет разнонаправленно, поэтому прошлое и будущее существуют в одном пространстве. Фильм — сон, фильм — греза, недостижимая fata Morgana.

    Это фильм вне жанра, хотя в нем есть и хоррор, и ироничный триллер, и мистика.

    Сюжетная перекличка между главным героем, призраком Эдгара По и Копполой не покажется случайной для знающих биографию режиссера.

    Главный герой, второсортный писатель ужастиков, приезжает в провинциальный городишко, где решает написать роман о массовом убийстве детей. Испытывающий творческий кризис герой, оказывается в плену собственных кошмаров и глубинных переживаний, причина которых кроется в чувстве вины за смерть дочери. Литературное расследование убийств превращается в путешествие внутрь себя самого. Сон во сне.

    Коппола очень доходчиво продемонстрировал нам, что кино — искусство визуальное! Увидеть и почувствовать в этом фильме можно гораздо больше, чем я способна рассказать. От словесной логики все расползается и тает, словно туман. Это тихий фильм. Из звуковых эффектов, только биение часов на церковной башне.

    Смотреть или нет, решать вам, но будьте готовы раскрыть сердца к глубокой внутренней работе, к попытке услышать мастера.

    6 из 10

    2 ноября 2012 | 12:01

    В первую очередь Френсис Форд Коппола известен своей трилогией Крестный отец, произведением очень масштабным, отличающимся криминальным реализмом. Видимо, режиссер посчитал, что отдал кинематографу все, что мог, оставив заметные вехи в его истории, и теперь снимает кино из разряда «для себя». Таким получился и фильм Между. В фигуре стареющего героя Вэла Килмера угадываются черты самого Копполы: его душат рамки стереотипов, в которые поставило его творчество, публика ожидает от него книг с уже знакомой концепцией, при этом новинки не распродаются, и имя медленно сходит с уст потенциальных покупателей.

    Тогда-то и приезжает писатель в захолустный городишко, хранящий в себе страшную тайну гибели дюжины ни в чем не повинных детей. Герой Килмера понимает, что это его шанс написать историю, не похожую на все предыдущие, попутно раскрыв преступление. В этом ему помогает помешанный шериф городка, глава местной молодежной субкультуры и, что самое главное, Сны.

    Именно из-за столь сюрреалистичных и загадочных снов кино и нашло свои плюсы у меня, так как линия развития сюжета в современности не отличалась законченной логичностью. Такое ощущение. что сам Коппола и хотел заострить внимание зрителя на подсознании героя. Его видения сняты в выделяющейся черно-красной гамме, отлично подходящей к происходящим в них событиям: Эдгар По и юная жертва Ви проводят своего гостя по своему миру, ведя его к разгадке массовых убийств в иносказательной манере. Считаю, что история ненормального священника, помешавшегося на почве религиозности, очень показательна, и отличный пример того, куда ведет желание заставить всех жить по своим нравственным законам-к попранию Нравственности как таковой. А как может судить жизнь других людей тот, кто ставит себя превыше остальных. считая себя дланью правосудия и забыв о самоконтроле? Никаких моральных прав ни у одного из блюстителей благочестивости на это не было.

    В актерском составе проявила себя младшая Фаннинг, не уверена. поможет ли ей участие в этом проекте в продвижении карьеры, но ее подростковая хрупкость вызывала жалость к героине и ее судьбе.

    В целом довольно среднее кино, но. по-моему, самого Копполу уже мало заботит, что подумают о нем боссы студий и критики, так что думаю, увидим еще фильмы, где Френсис значится и режиссером, и сценаристом, и продюсером.

    21 июля 2012 | 08:42

    Фильм Ф. Ф. Копполы «Между» (2011) — довольно любопытный образец работы с жанровым каноном. В данном случае объектом авторского отчуждения популярного жанра становится фильм ужасов. Однако «Между», беспощадно иронизируя над жанровыми штампами, сам оказывается в плену у арт-хаусных стереотипов. Среди последних: размывание грани между реальным и воображаемым, прием фильм (точнее говоря, книга-роман) в фильме, постмодернистская (уже изрядно поднадоевшая) акцентуация на текстовой реальности (ведь финал фильма представляет собой ироничный авторский жест по поводу того, что фабула картины является лишь эманацией бледного худосочного воображения третьесортного писаки — «удешевленного Стивена Кинга»). По сути, демонстрация невообразимой пошлости подобных писак и составила пафос фильма или формулу авторского отчуждения популярного жанра. Но все же Коппола серьезно просчитался: пытаясь проиллюстрировать свою довольно тривиальную идею (ведь более или менее очевидно, что удешевленный Кинг — пошлый обыватель), американский режиссер заставляет зрителя смотреть прескверный жанровый фильм. Ситуацию, увы, не спасают ни ироничные авторские ужимки, ни благородный замысел воздать дешевому Кингу по заслугам…

    5 из 10

    19 ноября 2015 | 18:59

    Когда в следующий раз (если таковой последует, разумеется!) Фрэнсис Форд Коппола пообещает снять «хоррор», не верьте его словам, уж будьте так любезны, дорогие зрители. Потому как вместо ужастика вам подсунут нечто, что не иначе как потоком сознания самого автора и не назвать. Нечто подобное сотворил Тим Бертон в недавних «Мрачных тенях», только в его распоряжении было 100 миллионов долларов бюджета и Джонни Депп. Да нет, на Деппе свет клином сошелся. У Копполы в «Между» зато есть располневший Вэл Килмер, который, кажется, приходит в себя после многолетнего коматозного состояния, вызванного почти полным забвением в среде голливудской общественности.

    Пожилой патриарх Голливуда, на плечах которого лежала ответственность в 70-е стать одним из крупнейших режиссеров новой волны голливудских кинематографистов — дерзких, молодых, непреклонных, заставляющих зрителя шевелить мозговыми извилинами, а не жевать поп-корн, — так вот, давненько он отошел… в мир иной, где нет больших бюджетов, нет распрей и боданий со студийными боссами относительно перезатрат на производство фильма или борьбы с богомерзкими цензорами. Он уютно устроился в нише абсолютного арт-хауса, где создал несколько картин, мягко говоря, на любителя, типа «Молодость без молодости» или «Терра». «Между» — тоже арт-хаус, и это его главный недостаток и достоинство одновременно.

    Сначала о плюсах — картина потрясающе атмосферна, её населяют странные, чудаковатые персонажи, что вкупе со своеобразной, специфической атмосферой, царящей в маленьком городке, куда приезжает автор залежалых триллеров в исполнении Вэла Килмера для рекламы своей последней книги, напрямую указывает на певца, менестреля всего странного и «глючного» — Дэвида Линча. Впрочем, Коппола тоже начинал свою карьеру как подмастерье мастеровитого трэш-массовика-затейника Роджера Кормана, и успел дебютировать готическим хоррором — «Помешательство 13»(1961), так что ему не впервой обращаться ко всему мрачному и таинственному. Вэл Килмер очень убедителен в роли выпивохи-писателя, у которого есть свой личный скелет в шкафу, но при этом жутко обаятельного и харизматичного. Бен Чаплин выглядит аутентичнее в роли По, нежели Кьюсак в недавнем «Вороне». Ну а Элль Фаннинг… старается, играет хорошо, но на мой взгляд, она не самая крутая девочка среди всех юных дарований Голливуда. Картина стильно снята и может похвастать живописно отснятыми пейзажами, но глянцевитость, стильность и актеры — единственное весомое достоинство.

    Сценарий абсолютно точно похож на сон Копполы. Именно сон — они у него менее кровожадны, чем у Ардженто, когда он придумывал свою «Преисподнюю», но тоже далеко не безобидные — так нас ждет массовое убийство детей, вмуровывание заживо в стену, ну и, разумеется, океан кровищи а-ля «Сияние». Маэстро бьет визуально, а в сценарном плане среднестатистический зритель может возопить «А что это было?». Кстати, именно такие комменты я слушал от многих после «Мрачных Теней». Поэтому не верьте тэгу «ужасы, триллер» в жанровой графе, все фигня. Готовьтесь к тому, что будете ощущать себя одураченным.

    Так может показаться, что я критикую картину больше, нежели хвалю, однако, главная претензия, по сути, сводится к жанровой идентификации. Глупо было надеяться, на самом деле, что маэстро после закоса под авторское кино в предыдущих двух лентах, вдруг вернется к привычным кинематографическим формам. И более того скажу — именно такой «безуминки», безрассудства не хватает в современном кино, некоей свободы творчества и печати индивидуальности на каждом творении Фабрики Грез. Поэтому я с замиранием сердца жду «Прометея», а не «Людей в черном 3», к примеру. Надеюсь, моя мысль понятнее содержимого данного кино.

    Итого: кинообманка — фильм притворяется триллером, а на деле выходит сюрреалистической трагикомедией про превратности писательского вдохновения и свободу самовыражения. Вэл Килмер приятен, картинка красива, сценарий сплошь состоит из обрывков чьих-то снов с редкими выныриваниями в реальность.

    7 из 10

    24 мая 2012 | 23:21

    После аскетичного «Тетро», где герой, да и сама основа фильма закрыты для ищущего эмоций зрителя и лишь пытается пробить тоннель из подсознания в черно-белую рваную беспощадность собственной иллюзорной правды протагониста перед самим собой и совершенными поступками, «Между» пестрит многоуровневостью узелков таких же субъективных реальностей, предстающими перед участниками этой картины. И здесь живыми предстают даже фантастические вымыслы самого виновника торжества, измученного всеми вокруг писателя(Холла Балтимора), вдобавок съедаемого собственными угрызениями совести, ибо ему есть о чем задуматься. Так, во время просмотра, можно несколько раз самостоятельно отправится в трип несуществующих диспозиций сюжетных линий, задавленных, или скорее осознанно прерванных режиссером практически в момент своего рождения в картине. Такая основа идеально гармонирует с собственно подачей главного материала картины, являясь его безупречной окантовкой.

    Лично меня нисколько не отпугнула многожанровая принадлежность фильма, наверное, все-таки, из-за тщательного выверенного, щепетильного отношения Копполы при подаче материала зрителю. Поэтому совершенно не резонно винить автора в рваности жанрового контента, не замечая, что задумка была именно в подобном жертвоприношении себя кинематографу, искупающем(а кое-где и высмеивающем) веяние размазывания предводителями кассового пространства мира кино жанров как таковых, то разжижая боевики подобием драмы, а то смешивая «неестественно сладкие» коктейли мелодрамы и юношеской незрелой претензии на чувственность.

    Ничто иное как «разделы (главы)" фильма-книги поочередно шествуют по остову повествования (они сменяют друг друга будто шрифт прозаического рассказа переходит от мягкого бледно-серого курсива снов к полужирному желтому цвету усопшей реальности героя), то обрастая тающими в тумане образами рассказа анемичного, но далеко не безжизненного Эдгара По, а то возвращая зрителя в реальность все того же Тетро, желающего преодолеть свои страдания, но еще не принявшего и не отказавшегося от прошлого. Причем рассказ каждого из повествователей (а их, как я уже отметил, двое) идет о противоположной ему реальности, не существующей для каждого «по-настоящему». Такой линзообразно-перекрестный способ изображения рассказчика отсылает нас прямо к науке о сновиденях при рассматривании снов как инструмента компенсирующей функции психической системы, постоянно ведущей страждущего к истине осознания причин своего мытарства. И здесь на подмостки выступает смерть в виде собственной личной драмы Холла, являя собой в сущности лишь вынужденный шаг разрушающего себя протагониста, с каждым шагом все ближе приближающегося к уже давно известному ему одному «финалу»(предстающего в виде открытия истины уже не перед сознательным но даже на глубинах, которые, казалось бы, спрятали правду довольно надежно). Холл, словно Фауст, постигает свою ничтожность, а с ней и обреченность, перед случившемся, в то время как Э. А. По в его подсознании становится настоящим искусителем (о чем свидетельствует как появление змеи в кадре, так и постоянное взвешивание на собственные плечи груза принятого решения продолжать путь Балтимором к желанному концу истории), практически манипулируя жаждущим развязки путешественником.

    В довершение уникальности повествование соединено аккуратными стежками нитей изобретательного черного юмора(конструирующий «скворечники» для летучих мышей шериф; отделение морга в полицейском участке; глумление над героем в момент потуги написать что-нибудь стоящее, осуществляемое с помощью изобретательного художественного решения режиссера запечатлеть верхним ракурсом с небольшим смещением такую сосредоточенную педантичность и в то же время катастрофическую расхлябанность Балтимора), заставляющего не принимать близко к сердцу личностные эпизоды жизни маэстро, а наслаждаться великолепно поданной зрителю трагической историей со всем ее жизненным фарсом.

    В итоге, на мой взгляд это скрупулезно выверенная картина, предлагающая пересмотреть себя еще хотя бы раз.

    P.S. Порадовало, что тема вампиризма, как приманка для зрителя, фанатеющего от вампирского дефективного кино, используется лишь для насмешки над этим самым зрителем, и предстает в виде претенциозного оправдания своим непростительным поступкам жителей городка.

    9 из 10

    9 сентября 2012 | 02:31

    Вчера первый федеральный канал решил нас побаловать: на программе «Закрытый показ» состоялась премьера и обсуждение новой картины Френсиса Форда Копполы «Между», с участием самого мастера (хотя он сказал, что таковым себя не считает, всё же возьмём на себя дерзость так его величать).

    В рекламном трейлере фильм был представлен как готический триллер или даже фильм ужасов. Не совсем так. Точнее, вообще не так. Фильм, так как я его понял, исследует процессы творчества. Напомним себе: некий писатель-мистик по имени Балтимор приезжает в маленький городок, где на основе своих сновидений он пытается написать роман. Далее всё происходящее смешивается в клубок, и под конец отличить реальность от сна уже практически невозможно.

    Конечно, обсуждение фильма с Копполой после показа многое раскрывает и фильм воспринимается совершенно по-другому. Слова о том, что не нужно вешать ярлыков: это — не фильм ужасов, и не надо выставлять требования жанра; что По и шериф это две стороны Балтимора, идеал и карикатура на него самого. Всё это, вроде бы, так. Только в фильме этого не читаешь. Фильм действительно «между»: между норрором и драмой, фарсом и трагедией, между хорошим фильмом и плохим. Цитируя слова одно из участников обсуждения: «Свобода творчества ограничивается ответственностью перед своим зрителем. Здесь же чувствуется безответственность. И в какой-то момент о зрителе забыли».

    Отдельное спасибо Копполе — было очень интересно на обсуждении, раз. Ну и как все дружно принялись ему лизать после фильма, тоже было забавно. Сидел бы на его месте какой-нибудь Вася Пупкин, как обычно бывает, засрали бы с ног до головы, а так: Смотрите, какой молодец, какая свобода от чужого мнения, как он наплевал на все законы! Свобода должна быть «для», а не «от».

    В общем, не знаю. Был когда-то снят фильм «между»: между фарсом и трагедией — тоже о философии творчества. Этот фильм называется «Бартон Финк». И это было сильно. У Копполы, на мой взгляд, это, хоть и по-своему, но всё-таки слабо. Мог бы по крайней мере не показывать под конец эпизод гибели дочери писателя — так банально.

    Так или иначе, рекомендую смотреть этот фильм только с последующим обсуждением в рамках передачи «Закрытый показ». Иначе вы почувствуете себя обманутыми.

    4 из 10

    30 июня 2012 | 11:06

    После «Дракулы» 1992-го года я не смотрел последующих картин от культового режиссёра Фрэнсиса Форда Копполы, но всё-таки его авторская лента «Между» меня сильно заинтриговала. Я люблю всякие мистические ленты, а тут ещё такой режиссёр, с таким именем, и плевать, что он заявлен, как артхаус, который далеко невсегда понятен, тут даже наоборот случилось: очень интересно как Фрэнсис Форд Коппола покажет себя в данном русле.

    И начало оказалось далеко неплохим. Я незаметно для себя очутился в атмосфере сюрреализма, где сны сливаются с реальностью, а плавающие персонажи несут в себе немалую толику любопытства. Такие же ощущения я с удовольствием внимал от лент незабвенного Дэвида Линча. Даже странность в виде появления духа Эдгара Аллана По меня не обескуражила, не вызвала недоумения, а напротив, вызвала ещё один прилив ожидания чего же там ещё придумал Фрэнсис Форд Коппола.

    За это время я насладился возвращением старого-доброго Вэла Килмера, который наконец-то играл не как из-под палки, а в совершенстве передавал своего героя, был таким удобоваримым товарищем. Раскрашенный призрак в исполнении Эль Фаннинг навевал суеверный ужас. Бен Чаплин выглядел именно так, как я представлял великого Эдгара Аллана По. А Альден Эренрайх напомнил готический символизм из «Ворона» с Брэндоном Ли. Словом, меня всё устраивало, и по мере продвижения фильма я подходил к точке восторга, но…

    А затем всё оборвалось. К обрыву подвёл тот момент, что всё практически выпрыгнуло из интригующей детективной атмосферы и сузилось до мистического фильма ужасов, где банально призрак жаждет мести. К тому же постепенно я начал путаться, вроде бы и понятен замысел и раскрываются секреты, но Фрэнсис Форд Коппола лишь подводил к завершающему этапу той или иной сюжетной линии, но до конца не привёл, как бы давая нам самим додуматься, что же случилось на самом деле, однако, это не пища для ума, скорее ты себя чувствуешь обманутым ребёнком: показали какую-то вкуснятину, дали надкусить, а потом забрали и сказали: «Ищи!».

    Вот таким вот образом название фильма стало нарицательным и к ощущениям, полученным от его просмотра: что-то между, что-то неполноценное и незаконченное. А каково же было начало…

    5 из 10

    28 июня 2012 | 20:07

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>