всё о любом фильме:

У нас есть Папа!

Habemus Papam
год
страна
слоган-
режиссерНанни Моретти
сценарийНанни Моретти, Франческо Пикколо, Федерика Понтремоли
продюсерЖан Лабади, Нанни Моретти, Доменико Прокаччи
операторАлессандро Пеши
композиторФранко Пьерсанти
художникПаола Биззарри, Лина Нерли Тавиани, Лаура Казалини
монтажЭсмеральда Калабрия
жанр драма, комедия, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
зрители
Италия  956.3 тыс.,    Франция  743.9 тыс.,    Германия  78.6 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время102 мин. / 01:42
Номинации:
После смерти Папы конклав выбирает нового Понтифика. Жребий падает на кардинала Мельвиля. Но что делать, если новонареченный глава Римской-католической церкви отказывается выйти на балкон Св. Петра, бьется в истерике и кричит, что не может выдержать непосильной ноши? Отправить на сеанс к лучшему психотерапевту Рима? Устроить волейбольный турнир среди кардиналов, чтобы подбодрить его Cвятейшество? В Ватикане царит строжайшая конспирация: католический мир не должен узнать, что у Богом избранного Папы не хватило духу принять этот высочайший пост. Миллионы паломников на площади ожидают явления нового избранника…. который в это время умудряется сбежать из Дворца.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
62%
45 + 28 = 73
6.1
в России
57%
4 + 3 = 7
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 87 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Только что избранный Папа шарахается от балкона, стоя на котором он должен благословить народ и представиться, как черт от ладана. Что бы это значило? Конклав кардиналов в недоумении. Ведь Его Святейшество выбрал Бог. Тысячи людей гадают где же Папа и кто же он.

    Кардиналы головы ломают как же предъявить Папу народу. Его кстати играет талантище -Мишель Пикколи. И решают пригласить к Его Святейшеству ни кого-нибудь, а психоаналитика. Оцените юмор ситуации. Не к Богу за советом ринулись святые отцы..

    Вот тут уж Нанни Моретти дал себе волю. Я наслаждалась каждым кадром. Этот фильм пример того каким может быть качественный умный юмор.

    Кардинал, ставший Папой, перестает быть человеком в общем-то. С ним нельзя говорить о детстве, о снах, да в общем-то ни о чем. И все эти запреты озвучиваются с очень глубокомысленным видом. Как тут не улыбнуться. Понятное дело что у психоаналитика не было шанса проявить себя, и вынужденный задержаться вместе с кардиналами до явления Папы народу, он организовал среди них групповую терапию. Когда кардиналы достали пару тройку баночек со снотворным и антидепрессантами каждый я уже смеялась в голос.

    Но режиссер на этом не остановился, прошелся он не только по святым отцам, но и по психоанализу. Профессор-психоаналитик, которого бросила жена-психоаналитик, которая в свою очередь тоже ушла к любовнику -психоаналитику, не мог не услышать в свой адрес вопрос:А не много у нас психоаналитиков? Неужели нам столько надо? Гвоздиков в гроб психоанализа Моретти забил много в своем фильме. Последним стала та самая жена-второе по величине светило психоанализа по сюжету, которая несколько лет не может откровенно поговорить со своими детьми о том что у нее кто-то есть, и ищущая в каждой проблеме своего клиента недостаток внимания в детстве.

    Мишель Пиколли совершенно очаровательный в образе сомневающегося Папы. Его невероятно доброе лицо лучится любовью к людям. Он в этом фильме, как падишах в сказках, инкогнито гуляет среди народа, слушая его мысли (в современном варианте новости по ТВ) и пытается разобраться в себе, и при этом наслаждается каждым шагом на свободе. Первый ответ, что пришел ему в голову на вопрос психоаналитика о том чем он занимается, был актер. И много доводов он смог привести в пользу такого сравнения. Еще бы ему не сомневаться..

    Финал иронично-разумный. Церковь пришла в театр-отменный ход. И Слуга Божий решается на собственное мнение. Это дорого стоит.

    Замечательный фильм. При своей абсолютной легкости и обилию юмора привлек внимание к закоснелости института папства и полной его оторванности от реалий, и к нашему образу жизни.

    17 октября 2011 | 20:42

    Итальянский кинематограф, некогда занимавший ведущие позиции не только в Европе, но и в мире, ныне уже довольно далек от этого высокого статуса и пребывает скорее где-то на периферии. Нанни Моретти — сейчас один из немногих итальянских режиссеров, благодаря которым национальное кино все еще ценится как на крупных фестивалях, так и среди зрителей. Конечно, ему, мягко говоря, далековато до того поколения великих и могучих постановщиков (Микеланджело Антониони, Пьер-Паоло Пазолини, Федерико Феллини, Лукино Висконти, Бернардо Бертолуччи), на работах которых выросли целые поколения итальянцев (да и не только их), но он хотя бы старается держать марку. И временами у него это получается весьма и весьма достойно. Пусть он и предпочитает работать по большей части в легком жанре. Из этой же серии и его новая картина — «У нас есть Папа!». Комедия не то чтобы на злобу дня, но на злобу — уж точно. Пусть последняя фраза и станет отправной точкой моего повествования об этом фильме.

    Церковь и священнослужители — это всегда скользкая тема. В некотором роде даже пикантная. Особенно если дело касается Ватикана и Папы Римского собственной персоной. И особенно если ты снимаешь комедию. Тут уж ставки высоки с самого начала. Перед Моретти открывалась грандиозная перспектива сделать кино не только (и, наверное, не столько) смешное, сколько как раз злободневное. Есть же жанр политической сатиры. Так почему то же самое не проделать с церковной бюрократией? Благо, что это совсем незаезженная территория. Но Моретти почему-то не воспользовался ситуацией. Естественно, он подтрунивает над Ватиканом, но беззлобно. Шутит, но так, чтобы никому не было обидно. С успехом обходит все возможные острые углы и в конечном итоге выдает милую, хорошую, действительно смешную комедию в несколько необычном антураже. Сам по себе результат неплохой, но мы, положа руку на сердце, все-таки ждали чуточку большего.

    Впрочем, бог с ней, с сатирой. Там и без нее есть много любопытного и достойного внимания. Например, восхитительный Мишель Пикколи, талант которого к 86 годам не только не потускнел, но и расцвел новыми красками. Его Папа — это всем Папам Папа. Скромный, добрый, великодушный, умный и наизусть цитирует целые главы из чеховской «Чайки» (иногда складывается впечатление, что за рубежом русскую классическую литературу ценят больше, чем собственно в России). Единственная проблема Мельвилля в том, что он не готов нести ответственность, вести миллионы людей по всему миру за собой. Когда на него сваливается эта ноша, он вдруг понимает, что Бог ошибся, что ему ее не потянуть, что она его раздавит. Но это не кризис веры. Это кризис самоидентификации, потому что Мельвилль вспоминает, что когда-то давно хотел стать театральным актером, жить чужими жизнями, а не быть жизненным оплотом для других. В этом смысле название фильма «У нас есть Папа! носит явно ироничный оттенок. Дескать, на самом то деле у нас его нет. Или можно так: «У нас же есть Папа!». Так зачем нам задумываться о чем-то глобальном и вечном. Ведь Папа ведет нас по тропе веры к вечному счастью и гармонии. Но что, если Папе самому нужен поводырь, ибо он заблудился и не знает дороги? Вот с таким вопросом Моретти и оставляет зрителей. И это очень хорошо. Кино всегда должно что-то оставлять после себя. И риторический вопрос — чуть ли не лучший вариант.

    8 из 10

    22 апреля 2012 | 14:28

    Первые минут пятнадцать обещали интересный фильм — ирония по отношению к ватиканским играм, съемки собственно в Ватикане, Пикколи конечно. Увы, дальше фильм свернул к чему-то в жанровом смысле тяжело определяемому, но с преобладанием мягкой сентиментальности. Право, есть что-то глубоко порочное в съемках умиляющихся миру великих старцах кинематографа перед их неизбежным уходом. Как Мастроянни в фильме Торнаторе «У них все хорошо», так и здесь Пикколи мягко улыбаются и щурят слезящиеся глаза, получают аплодисменты(за карьеру в основном).

    Большой актер Пикколи с совершенно фантастической актерской карьерой(которой не было у мало уступающих ему Монтана и Нуаре), начиная примерно со «Ста ночей Симона Синема» превратился в живой памятник себе, появляясь то с Годаром то мельком у Иоселиани. Даже и в силу возраста и физических ограничений ждать особо от него ничего актерского не приходится — но дома не сидится и в силу деликатности он излишне часто откликается на зазывы, даря свое имя и внешность. Фильм Моретти не то, чтобы ирония, а умиление всему. Апогеем авторской манеры являются сцены игры стариков в кардинальских одеждах в волейбол — все умиляются, но чего в этом особенно значимого или интересного? Легкая ирония по отношению к нравам Ватикана особенно слащаво смотрится например рядом с «Аудиенцией» Марко Феррери, у которого так удачно играл именно Пикколи.

    5 из 10

    3 ноября 2011 | 15:59

    Содержание фильма достаточно подробно изложено в аннотации, так что нет смысла пересказывать его еще раз.

    Кино с первого взгляда милое и забавное, однако с явной фигой к нынешнему ватиканскому руководству и с множеством подтекстов.

    Намеками, а иногда и прямо режиссер доносит до зрителя нехитрую мысль — не садись не в свои сани, не примеряй одежды предшественника, если не уверен, что они тебе по размеру.

    Кардинал Мельвиль (Пикколи), случайно избираемой Папой, на протяжении всего фильма мается и терзается, понимая свое несоответствие высокому посту, неспособность совершить папское служение в нынешние нелегкие, особенно для католической религии времена.

    Сбежав из Ватикана и болтаясь по Риму между психоаналитиками, актерами, уличным народцем — такими же неприкаянными и запутавшимися как он людьми он пытается услышать призыв свыше, понять, почему он…

    Все это ведет к достаточно необычному, но закономерному по логике фильма финалу.

    Параллели и намеки на реальную жизнь и нынешнего папу — Бенедикта шестнадцатого, который по мнению многих серьезно уступает своему великому предшественнику явственны.

    И поляк-министр ватикана (Ежи Штур), который остался от прежнего папы, и упоминания о тяжелой болезни предшественника, и сам Мельвиль — по национальность судя по всему француз, что не многим в глазах итальянцев отличается от немца.

    В целом кино полно немым укором — показывает не какая есть, а какова должна быть истинная церковь, как должен был бы поступить глава церкви, не очень соответствующий высокому посту.

    На конклаве нет интриг, кардиналы не рвут друг друга на части из-за папского престола, а склоняются перед волей собрания, избравшего слабую и неочевидную фигуру, смиренно молятся во время выборов, прося Всевышнего, чтобы их самих не избрали на высший церковный пост.

    Потом служители церкви, ожидая исхода папских терзаний на протяжении нескольких дней запертые в Ватикане (таковы правила) мирно гоняют мяч, играют в карты, по детски радостно наблюдают в окне за тенью папы, якобы пребывающего в раздумьях.

    Нет ни шороха ряс мальчиков-семинаристов по ночам в коридорах, ни алкоголя, ни жестоких интриг-схлесток разных группировок, ни коррупции.

    Всего того, в чем нынче обвиняют церковь.

    И сам Папа в конце принимает важнейшее для него, и для католической церкви решение так, как должен это сделать истинно смиренный человек.

    Что еще сказать о символизве — тень гвардейца, которого поселили в папских покоях на время блужданий запутавшегося Папы по Риму.

    Его задача маячить за шторами в белых одеждах, чтобы пробуждать у кардиналов, ожидающих решения Мельвиля, что Папа действительно у себя, думает, переживает, молится.

    Получается — что взгляды высших служителей церкви устремлены на пустышку, обманку в папских покоях. Опять же намек на сегодняшний день.

    Резюмируя — идеалистическое кино о церкви, которая ДОЛЖНА быть, но которой к сожалению нет.

    Фильм чем то похож на американский сериал Западное крыло, изображающий в мрачные времена нулевых идеального президента — честного, умного, преданного стране, что особенно забавно смотрелось на фоне Буша.

    Пост главы церкви, будь то папа или патриарх — огромная, неподъемная для большинства ноша, великая ответственность, а не повод разъезжать на лимузинах и миловаться с президентами и королями.

    В чем актуальность фильма о католической церкви для современной России и можно ли перенести пафос фильма на нашу церковь?

    Думаю, каждый ответит для себя сам на этот вопрос.

    8 из 10

    2 июля 2012 | 12:51

    Давно не сталкивался со столь тонкой работой в кино. Фильм атмосферный и для тех, кто даже много раз был в Риме будет очень интересен. Итальянцы — очень сложная нация и в этом фильме это проявляется в полной мере.

    Особенно приятное ощущение послевкусия от просмотра — как после глотка благородного вина. И, что для меня было главное — искусство (в том числе и кино) не должно выполнять чей-либо заказ (в том числе и озлобленная травля римо-католиков в последнее время). Как только режиссер становится свободным в своих поисках, получается многогранным, ироничным, добрым, сердечным и т. д. — то есть таким, каким вообще должны быть люди. Папа в фильме напомнил мне своим образом папу Бенедикта, недавно ушедшего со своего поста. Сегодня сравнительно молодой и деятельный папа Франциск является в какой-то мере ответом на те вопросы, которые поставлены церкви в фильме 2011 года. Поэтому моя оценка этого фильма — высшая.

    15 сентября 2015 | 02:47

    Религиозная тема в кино невозможна без сильных мира сего, вроде Папы Римского. Лишь немногие способны бросить достойный вызов этой знаковой фигуре и среди них — Нанни Моретти, первый из первых, кому действительно покорились границы Святого Престола. Вечный город Рим, пусть и в воображении создателя, мерцающий палитрой ярких красок и ликующий вместе с жителями, готовился к встрече с очередным благословлённым богом понтификом, не подозревая о том, что на сей раз провидение сыграло злую шутку с тысячелетними традициями.

    Подпись Моретти — это всегда несколько больше, чем подпись комедийного режиссёра. Он — из тех, кто остро чувствует ветер перемен общественной жизни родного государства и способен предсказать кризисные явления на пороге их развития. Даже такой оплот европейской цивилизации, как римская католическая церковь с её нерушимыми ценностями, по его мнению, уже не гарантирует себе беспроигрышного существования. За примером далеко ходить не надо — в последние годы в адрес Ватикана звучит множество критических выпадов разного рода, принимающих всё более точечный характер. Многочисленные скандалы стали одной из причин добровольного ухода со своего поста Бенедикта XVI, продержавшегося там гораздо меньше своего предшественника. Не остаётся в стороне и сам Моретти, выбирающий не столько обличительную, сколько психологическую манеру дискуссий. Она начинается с момента голосования конклава, во время данной процедуры престарелые лица кардиналов раскрывают, по меньшей мере, нерешительность. Вопрос о готовности каждого к великой миссии стать новым Папой так и повисает в зеркальной тишине комнаты для голосования, окончательно исчезая после решения большинства об избрании таковым престарелого Мельвиля, которого логично назвать козлом отпущения, жертвой ситуации.

    Если столь неожиданный поворот в церковном сценарии кому-то покажется далёким от абсурда, в этом вряд ли будет ошибка. «У нас есть Папа» — лишь внешне напоминающее комедию исследование на тему общественной морали, в котором дедукционными методами раскрываются весьма неудобные и болезненные вопросы. Частый актёр своих фильмов, Моретти на сей раз примерил образ ярого концептуалиста от науки, ставящего во главу угла скептическое отношение к действительности. Впрочем, даже такое удивительное изобретение человечества, как психоанализ, заочно претендующее на роль индикатора нездорового состояния католической церкви, в сложившейся обстановке вряд ли способно быть более полезным несчастному Мельвилю, чем пресловутое бегство со сцены. Чего не скажешь о других кардиналах, легко и просто вписавшихся в рамки игрового эксперимента, придуманного Моретти-психоаналитиком.

    На всё, что происходит с Мельвилем в течение двух дней его раздумий, нельзя смотреть без искреннего умиления и грусти. Он позабыл большую часть жизни, за исключением ранних воспоминаний, где по-прежнему живы мечты о театре, классика. Наречённому папе, оказывается, вовсе не нужна сверхвласть и даже не нужно признание своих богослужебных заслуг. Всё, в чём он действительно нуждается — это глоток свежего воздуха, не формальные, а искренние отношения с внешним миром, частью которого и он, и его соратники всегда были и останутся. Эти люди, вероятно, когда-то давно пожертвовали земной свободой ради достижения иных целей, но не убили в себе изначальную святость, которая даруется всем от рождения и на сто процентов чище заплесневелых догм католицизма.

    Мишель Пикколи, сыгравший главную роль, неотразим в своём достоинстве мудрого человека, пронёсшего через годы какую-то тайну, неоценимо важную для самого себя. Стоит ли говорить, что за плечами этого выдающегося француза, о котором в нашей стране наслышаны куда меньше, чем о Депардье, огромный профессиональный и жизненный опыт. При этом, он не побоялся рискнуть фактически всем, а просветлённый Мельвиль, возможно, стал лучшей ролью в его списке.

    3 июня 2015 | 23:30

    Одной из замечательных особенностей итальянского кино является та смелость, с которой в этой стране обличают сильных мира сего. Досталось и Берлускони от того же Нанни Моретти, и Андреотти от Паоло Сорентино, а теперь и Папе Римскому, и всему понтификату как институту.

    Конклав возвещает верующим, сутками простаивающим на площади св. Петра, в ожидании, когда будет избран новый понтифик, «Habemus Papam», и это означает, что Папа через минуту появится на балконе, благословит миллиард своих последователей, потом примет официальное имя и начнет свою пастырскую деятельность. Но что если на балконе так никто и не появится, а новоявленный Папа (Мишель Пикколи) с криком бросится бежать по бесконечным коридорам Ватикана, от осознания великой ответственности, которую, в прямом смысле слова, свалили на него товарищи кардиналы? Это допущение не столь уж невероятно. Думается, история Святого Престола знавала и не такие кризисы, а по-человечески Папу Римского вполне можно понять: ну кто захочет на восьмом десятке лет жизни становится главой государства и до самого вознесения путешествовать по миру с нескончаемыми миссиями и проповедями.

    Вся проблема в том, что Папа не может сложить с себя полномочий. И пусть кардиналы списывают друг у друга во время голосования, все равно избрание официально считается промыслом Божьим, и отказаться от Престола — это не только бросить на произвол судьбы паству, но и нанести прямое оскорбление Господу, что для человека, отдавшего всю жизнь религии, немыслимо. Нанни Моретти саркастично напоминает нам, что Папа — это все-таки человек, и у него могут быть проблемы, которые под силу решить только психоаналитику, в роли которого выступает сам Нанни Моретти. Но и тут и смех, и грех. Ватикан не верит в психоанализ, и кардиналы считают вполне допустимым присутствовать на сеансе, во время которого Папе даже нельзя рассказывать о детстве, о страхах и собственных потребностях, что в общем то лишает терапию всякого смысла. Народ требует хотя бы имя нового Папы, но проблема усугубляется тем, что понтифик, как и следовало ожидать, сбежал.

    Очевидно и общеизвестно, что сам Нанни Моретти придерживается атеистических взглядов, и несмотря на всю серьезность съемок, ему пришлось выстраивать декорации Ватикана, потому что даже экуменисты не оценили его сатиры. «У нас есть Папа» — это не столько о религии, сколько о неожиданно свалившейся ответственности и ужасе маленького человека, которому внезапно вручают целый мир. От католицизма здесь лишь глухота к мольбе это человека о пощаде. Ничего совсем уж еретического и оскорбительного в фильме нет. Вопрос лишь в том, о каких материях допустимо или недопустимо шутить. К примеру, в России вполне можно высмеять существующую власть, но не прямо и не на большом экране, и то лишь это стало возможным сравнительно недавно. Итальянцам не требуется эвфемизмов и косвенных намеков на ту или иную реальность, или персону. Моретти, насколько это возможно, воспроизводит совет конклава и смоделированный кризис, не оставляя себе шанса соврать, что он имел ввиду не Папу Римского, а, к примеру, Патриарха Русской Православной Церкви.

    Наряду с этим, режиссер не ограничивает себя потешным юмором, создавая фильм на потребу публики. Там где дистрибьюторы пишут «драма», следует читать «трагедия». Недаром в тело сценария вводится чеховская комедия «Чайка». Избрание героя Папой в целом согласуется с сюжетом Тригорина: «Случайно пришел человек, увидел и от нечего делать погубил её». Никто не хотел становиться Его Святейшеством, ни один букмекер не ставил на главного героя, и в первых раундах голосования его имя даже не возникало, но нелепая прихоть кардиналов довела человека до нервного срыва и поставила перед самым тяжелым вопросом в его жизни, к которому тот был совсем не готов. И пусть, по мнению верующих, тут нет никакого вопроса, но в такие моменты, наверное, даже ад не так страшен, как долг перед безгранично сложным, страшным и абсурдным миром.

    8,5 из 10

    1 ноября 2011 | 14:48

    Мягкий, трогательный фильм рассказывающий о небольшом размышлении, которое увлекает нового Понтифика. На три дня он пропадает из поля зрения всех решает облачиться в мирскую одежду. Он пытается осмыслить произошедшее и найти в себе силы. Такая нехитрая завязка переходит в трогательное изображение значительных событий для многих верующих.

    В этом фильме не будет особой интриги или визуальных красот. Милая история посвящена восхищения католическими институтами. А почему бы и нет? Известная на весь мир атрибутика, нестареющий Мишель Пикколи, чемпионат мира по волейболу среди священников — все это не вытягивает фильм, но создает вполне благожелательную атмосферу. Другое дело, что конструктивизм этой атмосферы никак не может позволить мне поставить фильму более низкую оценку и сменить цвет рецензии.

    Хотя, это творение Нанни Моретти никак не назовешь оригинальным. У меня создалось впечатление, что основная идея заимствована из небольшой сценарной линии гениальной ленты Майкла Андерсона «Башмаки рыбака» 1968 года. Несмотря на свою непризнанность, эта лента для меня является шедевром. А любые сравнения идут совсем не в пользу итальянской ленты.

    В качестве дополнения, позволю себе немного пофантазировать. Вот только представьте, как повысилась бы смотрибельность фильма, если бы небольшие роли священников сыграли Марчелло Липпи, Эрик Кантона и Фабио Капелло. Знаменитости вполне смогли бы выразить на экране смирение, а для многих зрителей их участие стало бы приятным бонусом.

    5 из 10

    5 сентября 2013 | 03:02

    Нанни Моретти — культовая фигура современного итальянского кино. Вот уже более тридцати лет он создаёт грустные и смешные истории о жизни человека в современном обществе, ловко сочетая в одном лице роли режиссёра, актёра, сценариста и продюсера. Его неспроста называют «итальянским Вуди Алленом». У Моретти, как и у Аллена, реальность часто граничит с абсурдом, герои, обременённые целым букетом всевозможных комплексов, переживают экзистенциальный кризис, поиск выхода из которого непременно сопровождается ироничным экскурсом в теорию психоанализа. Сам автор в этих историях частенько выступает в роли чудака чудаков, тщетно пытающегося разобраться в причине болезней нашего мира. Разница между Алленом и Моретти состоит, пожалуй, лишь в том, что градус язвительности у последнего значительно ниже, чем у его американского коллеги, а потому к своим героям он относится с большей трепетностью и состраданием. В последней картине итальянца «У нас есть Папа!» (2011) центральным объектом иронии пополам с сочувствием становится не кто иной, как Папа Римский.

    Кардиналы чинно и благородно собираются для избрания нового Понтифика, и никто не ждёт, что в маленьком королевстве вскоре произойдёт большой переполох. Мало кто желает нести бремя наместника Сына Божьего, а случайный выбор, как это обычно и бывает, падает на того, кто не хочет этого больше всех. Избранный на престол кардинал Мельвиль как может отнекивается от непосильной ноши: закатывает истерики, отказывается выходить на балкон собора Св. Петра с приветственной речью, наконец, бежит из Ватикана куда глаза глядят. Понтифика пытаются успокоить, вразумить, для чего даже обращаются к помощи психоаналитика. Но никто, по всей видимости, даже сам Мельвиль, не понимает, в чём причина его несостоятельности как Папы. Причину эту напрасно ищут в здоровье героя, в его детстве, в отношениях с матерью. Но по Моретти, проблема куда глубже, и лежит, то ли в корне устройства современного общества, то ли и вовсе в основании природы человеческой.

    По мнению режиссёра, человек нашего времени, будь он хоть Папа Римский, — это человек до ужаса уставший, одолеваемый рефлексией, не реализовавший свои желания, не готовый к принятию серьёзных решений и не способный отвечать не то что за других, но и за самого себя. Мельвиль — это чеховский герой, маленький человек, который всю жизнь плывёт по течению, отказываясь от своих мечтаний и страдая от нехватки душевных сил и уверенности в себе. Жизнь его проходит так, что ближе к её финалу Мельвиль даже не может вспомнить, как жил, что делал. Волею судеб, маленький человек становится главой одной из самых крупных конфессий мира, и это тоже характерно для современного усталого общества, выдвигающего в свои лидеры усталых людей.

    Исследуя причины неспособности Мельвиля принять на себя обязанности Папы, режиссёр попутно иронизирует по поводу состояния католической церкви. Её слабость выражается в неспособности помочь человеку справиться с его душевными терзаниями, и необходимости обращаться к совету психоаналитиков, которые, в свою очередь, тоже бессильны что-либо сделать. Кроме того, выясняется, что современным духовным лицам ничто материальное не чуждо. Как и простые люди, они ссорятся и радуются, играют в картишки и волейбол, сидят на антидепрессантах и снотворных, и совершенно не желают противостоять соблазну чревоугодия в виде «вкуснейших пончиков с кремом» и капучино с маленькой пенкой. Кардиналы оказываются людьми весьма наивными, о чём свидетельствует то, что для веры в благополучие Папы, им достаточно видеть за его окнами чей-то прохаживающийся силуэт, и ничего что Папу в это время изображает гвардеец. Но из всего этого следует парадоксальный вывод о том, что простота и наивность кардиналов и служит залогом их успешного богослужения. И может быть Папой достоин стать именно такой как Мельвиль, за сомнениями которого стоит искренность и требующая изрядной смелости готовность к покаянию, так необходимому современному миру.

    Прелесть кинематографа Моретти состоит в том, что его метод исследования человека и общества лишён критики. Режиссёр относится к своим героям с состраданием и пониманием, с терпимостью и сочувствием. Как никто другой, он знает, что у маленьких людей и вина маленькая. Мир по Моретти перевёрнут с ног на голову, противоречив и парадоксален, но страшного в этом ничего нет, мир именно таким и должен быть, деваться некуда.

    8 из 10

    25 сентября 2012 | 01:01

    В новой работе частого призера главных кинофестивалей Нанни Моретти (Nanni Moretti) рассказывается о Папе Римском, который вдруг испугался возложенной на него миссии и ненадолго сбежал в мирскую суету — сразу после назначения, так и не появившись на балконе для официального приветствия /болельщиков/ верующих.

    Вероятно, сверхзадачей режиссера было показать тяготы принятия церковного трона (который многим кажется слишком мягким) и разглядеть под маской священнослужителя то человеческое, что никому не чуждо.

    Вопросы поставлены глобальные, персона выбрана знаменитая, заглянем же в темные коридоры Ватикана, где под золотыми фресками почтенные старцы, подобрав багряные юбки, разыгрывают Божественную Комедию, не забывая про волейбол.

    Папу изображает Мишель Пиколли (Michel Piccoli) — крепкий, 86 летний мужчина с мудрым лицом и подозрительно белозубой улыбкой и делает это совершенно удивительно: его скованная мимика и потерянные глаза рассказывают больше, чем путаная болтовня приглашенного психоаналитика и церковных вельмож. Но это не глаза понтифика — он обычный человек, который всегда мечтал стать актером, ездить на гастроли, притворяться на сцене… не сложилось. В пышном убранстве трудно дышать и, несмотря на искреннюю веру, новый глава сбегает от паствы и пытается разобраться в себе. Он мягок и безучастен ко всему — тем неожиданнее видеть его кричащим, нервным стариком, слишком робким, чтобы сразу настоять на своем. К сожалению, в фильме его до странности мало. Примерно половина действия отдана церемониалу, быту священников и попыткам Ватикана скрыть текущие проблемы. Вместо психологической драмы мы получаем экскурсию для туристов и пресс-релизы для отвода глаз.

    Религиозность здесь подана беззлобно, буднично и даже смешно. Разодетые в тюль и прах кардиналы по-детски радуются и умиленно шебечут: «Папа!Папа!» Только что это был один из них, а теперь — уже избранный Богом (большинством голосов) монарх Святого Престола. Совершенно на пустом месте раздувается культ личности: ему аплодируют, поют, славословят. Он для них теперь супергерой и волшебник, «первый и последний слуга Господа на земле», как говорит о нем «компетентное лицо с бородой» в телевизоре. Его переспросят:

    - И что из этого следует? — и тот сконфужено ответит, что не знает — просто импровизировал…

    Сочиться елеем хорошо, когда спектакль разыгран по нотам — сгодится любой трюизм, декорации отвлекают от смысла. Без главного игрока все рушится, поэтому чересчур задумчивого Папу умоляют вернуться. Пока его нет, публику развлекают пузатой тенью в святейшеских окнах, но обман не может длиться вечно.

    Заметьте: я не раскрываю сюжетные повороты — лишь то, о чем заявлено в трейлере, но сюрпризов будет немного. У меня складывается ощущение, что в кино стали все реже снимать хорошие, внятные истории, зато море демагогии и резонерства. Слишком в лоб или абсолютно по лбу. Конечно, найдутся искатели скрытых смыслов и фанаты духовных десертов, которые сумеют выжать из папских сомнений сок благочестия…

    Тем не менее, что он за человек — мы не узнаем, о чем хотел сказать режиссер — непонятно. Зачем Моретти вообще влез в собственный фильм с бестолковой ролью психоаналитика, если по делу он говорил три минуты и все оставшееся время играл с кардиналами в карты и мячик?

    Может быть, просто не получилось…

    4 апреля 2012 | 22:36

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>