всё о любом фильме:

Отражающая кожа

The Reflecting Skin
год
страна
слоган«Sometimes terrible things happen quite naturally»
режиссерФилип Ридли
сценарийФилип Ридли
продюсерДоминик Анчиано, Рей Бердис, Джим Бич, ...
операторДик Поуп
композиторНик Бикат
художникРик Робертс, Джоэнн Хансен, Андреа Френч
монтажСкотт Томас
жанр ужасы, триллер, драма, ... слова
сборы в США
премьера (мир)
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время96 мин. / 01:36
В краю, где мужчины сходят с ума от рутины, а женщины высыхают и дышат ржавчиной, трое мальчишек играют в пшеничных полях и старой, покосившейся церкви. Этот край навещает зло, и маленький Сет невольно становится его сообщником.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
75%
6 + 2 = 8
5.7
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлер 02:18

    файл добавилSerega__Kravcov

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка


    «My world is unaffected, there is an exit here
    I say it is and then it’s true
    There is a dream inside a dream
    I’m wide awake the more I sleep
    You’ll understand when I’m dead»


    ("Мой мир не воображаемый, из него есть выход
    Я так говорю и это становится правдой
    Это сон во сне
    Чем больше я сплю, тем больше просыпаюсь
    Ты поймешь, когда я умру»)

    © Marilyn Manson «The Reflecting God»

    Как знают все, кто хоть немного смыслит в психологии, у детей собственное восприятие действительности. Дети не считают себя частью окружающего мира, они считают, что окружающий мир это часть их и зависит от них. С одной стороны это чистой воды солипсизм, философия, которая мало кем воспринимается объективно, с другой в это умнее, чем считать себя произошедшим от обезьяны, инопланетян, по образу и подобию и т. д.

    Смысл фильма, на мой взгляд, именно в том, что это не дети взрослея, начинают осознавать реальность, а взрослый разрушают реальность, в которой живут дети, втягивая их в свой мир.

    Кратко о сюжете:

    Мальчик Сет — обычный ребенок 9-ти лет. Он живет в американской глуши 50-х(что непринципиально, так как все, что с ним произошло также могло случиться и в любой другой глуши любого другого времени) со своими родителями: отцом, промышлявшим по-молодости развращая маленьких мальчиков, истеричкой матерью и братом, который на далеких и прекрасных островах, где растут пальмы и кокосы… испытывал некое оружие, возможно ядерной, а возможно химическое не суть.

    Сет с друзьями развлекается, как обычный провинциальный мальчишка — надувает и лопает лягушек, издевается над странной женщиной Долфин.

    Он живет в атмосфере жестокости: мать, вымещает на нем злость за ненавистного мужа и неудавшуюся жизнь, отец, который из-за грехов своей молодости боится почти всех, в том числе жены.

    А потом появляется большая, красивая, черная машина и друзья погибают один за другим. Вернувшийся брат, с одной стороны конечно его любит, но его реальность уже разрушена, тем что он видел, когда служил в армии, поэтому младший брат, который искренне его любит, для него вроде вечно надоедающей обузы…

    Об этом фильме по-моему вообще никто не слышал. И я бы, наверное о нем никогда не узнала, если бы не прослушивание песни Мэнсона Reflecting God и оказанный ею на меня эффект — сама песня и весь альбом Antichrist Superstar, были написаны Мэнсоном под влиянием этого фильма. И я его более, чем понимаю) Почти каждая фраза этого фильма режет, как бритва, и самое жуткое в нем, что ни чего особо жуткого не происходит — ну эка невидаль приехали в глушь четверо отморозков и убили пару человек. Неудавшимся детством, особенно в провинции, тоже никого не удивишь. Наверное, гениальность любого творца и состоит в том, чтобы показать простые вещи, которые нас окружают и кажутся нам обычными, так, чтобы мы, наконец увидели, насколько они ужасны.

    Замысел Ридли, по-моему, был в том, чтобы показать, что дети это ангелы, может быть не такие уж невинные, но тем не менее ангелы, но мы своей реальностью, жестокость, непониманием отрываем им крылья и они становятся взрослыми, т. е. такими же как и мы — обычными людьми.

    10 из 10

    20 октября 2008 | 21:34

    Среди Великих равнин жил-был с полвека назад маленький черноволосый мальчик. Мама его была невротичной садисткой, а папа — забитым латентным педофилом, потому детство у паренька складывалось не слишком сладко. Накопившуюся агрессию он вымещал на окружающих его животных и людях — и особенно злобно подшучивал над загадочной вдовой, что жила неподалёку. Однажды в тех краях появилась чёрная машина с четырьмя подозрительными личностями внутри. С тех пор в округе стали пропадать дети, чьи изнасилованные трупы через некоторое время всё же обнаруживались и укоряюще демонстрировались кому-то из местных. Отец мальчика не выдержал всеобщих подозрений и напился бензина, зато на смену ему домой вернулся пережёванный и выплюнутый Дядей Сэмом старший брат, полный удивительных воспоминаний о красоте радиоактивного снега на Маршалловых Островах. Встретил загадочную вдову, полюбил её, она — его… Тут бы и свадьбу играть да жить долго и счастливо, но фаталистичная скрипка за кадром и мементоморийные черепа на каждом шагу не зря так настойчиво намекают на мрачные перспективы сюжета.

    Филип Ридли — художник, писатель, поэт, фотограф и просто прекрасный человек в модной шляпе, — официально прикрываясь авторитетом Эндрю Уайета и Льюиса Кэрролла, свою дебютную режиссёрскую работу создавал явно под впечатлением от фильмов Терренса Малика в плане визуальных решений и от творений Дэвида Линча в плане заполнения пшеничной пасторали «Дней жатвы» вязкой твинпиксовщиной. При этом недостаток постановочного опыта, бюджетных средств и исполнительского таланта большинства актёров он компенсировал искусными операторскими экзерсисами, пронзительно-трагичным саундтреком и яростным символизмом, что переполняет каждый кадр. Чарующая готика Среднего Запада, впоследствии вдохновившая Терри Гильяма на психоделичное заваливание горизонта в «Стране приливов», по ходу повествования превращается в водоворот аллегорий, выбраться из которого можно либо тотальным отрицанием в духе «накрутил на пустом месте», либо попытавшись-таки разобраться в системе метафор молодого — тогда ещё двадцатипятилетнего — киновыскочки.

    Самым легкочитаемым слоем подтекста «Отражающей кожи» проступает нравоучительная история о том, как юный представитель рода людского сопротивляется своему взрослению, не понимая и не принимая законов бытия старшего поколения. Пытаясь сбежать от провинциальной безысходности, замешенной на насилии и чуждой ему морали, герой увлеченно наводит мосты в свой вариант Терабитии — со взрывами и вампиршами. Угрюмая отшельница в его глазах (и в глазах зрителя) постепенно приобретает едва ли не все стереотипические черты зубастой кровопицы, и любовное чувство, зарождающееся между ней и угасающим от лучевой болезни братом паренька, преломляется детским сознанием в абсурдную стокгольмскую страсть жертвы к чудовищу, которое высасывает из той самую жизнь. Давление матери, не выносящей его инфантильного эскапизма, побуждает отрока протестно петардировать надутых лягушек под ногами у прохожих и умалчивать о таинственном кадиллаке, который похищает его друзей. Тем временем его вечно погружённый в чтение отец, так и не сумевший вписаться в совершеннолетний социум, оказывается пожран общественной ненавистью. Осознав, что в конце концов пропахшее бензином детство будет вытравлено из него «святой водой» взрослости фактически под страхом смерти, несчастный мальчик в исступлении бежит неизвестно куда…

    Вот только его зовут Сет. А вдову — Долфин Блю. А остальных персонажей — Рут (Руфь), Люк (Лука), Джошуа (Иисус), Адам… Что подозрительно сильно наводит на размышления о мифологической составляющей фильма — особенно если учесть, что в рамках предыдущего прочтения половина экранных аллюзий остаётся неистолкованной. Сказание о становлении злого бога здесь подкреплено весьма откровенной символикой, причём древнеегипетские мотивы накладываются на христианские не только на уровне имён. Изначально светлый, но уже по внешнему облику своему явно тяготеющий к тьме Сет пытается сопротивляться смыкающемуся над ним мраку с помощью распятия, которое держит под подушкой. Однако знакомство с Долфин Блю выходит роковым: очутившись в её доме, более похожем на рыбью костницу, юный пронзатель земноводных проходит обряд инициации, получая от женщины в дар огромный гарпун. (Тут можно припомнить, что, по версии пирамидостроителей, Исида, чьим символом был, как ни странно, дельфин, также презентовала Сету этот артефакт.) Далее же по прихоти авторской фантазии девятилетнее черноглазое божество начинает рушить привычный мифопаттерн и, уже тайком пробравшись в жилище наставницы, низвергает её, лишая власти над миром. Аллегорией этой власти здесь является пресловутый чёрный кадиллак, недвусмысленно появляющийся на экране синхронно с Долфин, а затем начинающий возникать из ниоткуда уже по воле Сета. При переходе на христианские образы тёмный египетский бог запараллеливается с антихристом — сходство мальчика с оменовским Дэмьеном отзеркалил и Мэрилин Мэнсон в своём брутальном фанфике «Antichrist Superstar», — мухи вьются в воздухе всё более громко и намекающе, и в финале Сет попирает солнце, бешеным криком загоняя его за горизонт и тем самым весомо заявляя, что в двери к жителям Айдахо постучался апокалипсис.

    Этот довольно странный на первый — да и на второй — взгляд мифологический пласт позволяет в фантазийной трагедии о взрослении разглядеть нечто напоминающее действительный посыл режиссёра. Что-то страшное не просто грядёт и даже не валяется чьим-то отрезанным ухом в соседском саду; ад — не другие, но мы сами. Зло изначально живёт в нас: в детстве оно заставляет нас восторгаться взрывающимися жабами и канарейками в духовке, в зрелом возрасте — ядерными грибами в Тихом океане и бомбами в гремящем войной Лондоне. И то, насколько обильным будет урожай тьмы в человеке, зависит от качества социальной почвы. Внутри Сета Дава (dove, «голубь», символ светлой божественности) добро с переменным успехом противостоит злу, но кипящая во взрослых и выплёскивающаяся на него ненависть взлелеивает тёмную половину личности. Вампирами оказываются не только угрюмые вдовы, но и все погрязшие в пессимистичной рутине люди — лишь необходимая для жизнедеятельности кровь у них замена водой, которую они насильно вливают в Сета, стремясь приобщить его к своей жуткой «нормальности». И даже любовь, которая способна победить в человеке мрак и очистить его душу — как это случилось с Долфин Блю, — обречена: лучи зла, пущенные нами в других, в итоге вернутся к нам многократно усиленными. Тем более — если лучи эти были пущены в ребёнка, чья кожа особенно ярко отражает наши собственные пороки.

    11 ноября 2014 | 16:49

    Зрителю придется не сладко все время пребывания перед экраном. Так как Вы почувствуете себя буквально в коже героя фильма. Тема рефлексирующей, отзеркаливающей кожи, ее метаморфоз и случайных страстных экспериментов над ней — неотступно поставит Вас перед вопросом — что же она отражает? Конечно повседневность, ничего более, а зрителю останется лишь назвать вещи своими именами — но кто сегодня способен на это?

    С первого кадра зрению предлагается отдаться влечению слияния с солнечным жарким ветром, страстно колышущему спелые золотые колосья нивы, сквозь которые Set Dove торит, прокладывает свой собственный путь, смело шагая навстречу жизни в компании с живым существом — с настоящей гигантской лягушкой-быком. Мальчик несет ее прижав к груди как возлюбленную, как тотем, который позволит ему стать в этой жизни героем, надо лишь немного по-детски «поколдовать».

    С этого момента зритель уже вовлечен в происходящее и не оставит мальчика в его пути.

    Здесь надо сказать, что киноязык фильма отсылает к древнему египетскому культу бога Сета — героя зовут так же — Set. Это защитник солнца-Ра, владыка воинской доблести и смелости, а гиппопотам, крокодил, змея — его ипостаси — в этот ряд, полагаю, можно смело добавить и огромную лягушку-быка, найденную нашим героем. Поэтому зритель становится буквально свидетелем реконструкции рождения древнего божества, которому предстоит, как и египетскому Сету, пережить ниспровержение окружением, которое сочтет его ярость в битве за свет — за само зло.

    И тут можно уже размышлять — что есть такое творческий акт? Не есть ли это масштабный жест расчистки территории, подобно природным стихиям смывающим старые формы, где давно уже погас огонь познания, где нет радости рождения нового, где нет места героям света, а вместо жителей — разгуливают ожившие персонажи города вампиров.

    И что тогда достойно кисти художника? Выражение каких событий и впечатлений современности способно стать произведением искусства? Например художник Френсис Бекон считал, что его кисти достойны лишь пиковые переживания ужаса существования — выворачивающий наизнанку рвотный позыв, мучающиеся фигуры тел в спазматическом безмолвном крике. Кстати, в немецком варианте фильм имеет следующее название — «Schrei in der stille» — что означает «Крик в тишине», поэтому эстетика Филиппа Ридли вполне продолжает Беконовскую.

    Я бы сказала что фильм «Reflecting skin» — полномасштабное исследование сути творческого акта человека. И Филипп Ридли естественным образом проводит аналогию между такими творческими жестами как эксплозивное раскрашивание бледного лица депрессивной вдовы — в сочный алый цвет — разорвавшейся от меткого попадания из рогатки, предварительно надутой через соломинку, лягушки-великана, и — ядерным взрывом в тихом океане, в котором участвовал старший брат Сета, и который очарованно рассказывал о розовом цвете заката и ярчайшей вспышке света при взрывах, и о серебряном снеге, выпавшем после взрыва, и о зеркальной коже детей, попавшим под ядерный шквал и о невероятных красках на небе, неугасающих еще долгое время после атаки на волшебные кокосовые острова. Не правда ли красиво? Каждый знает как приятно смотреть на огонь, на стихию воды, а еще приятнее сотрудничать с природой в деле творения, отдаться новому творческому порыву. Как можно от этого отказаться?

    В наших народных, так называемых волшебных сказках, чтобы стать героем и хозяином своей жизни, нужно пойти в путь и найти меч-кладенец. И не важно, где ты его найдешь, и кто тебе его даст, главное его надо забрать и применить по назначению. В один день Сет ломает свою рогатку, делая из нее себе защиту от вампиров, и получает из рук вдовы — настоящее китобойное копье. Копье — неотъемлемый атрибут египетского бога Сета, которым он пронзает змея олицетворяющего мрак в темных водах глубин Нила дабы защитить солнце-Ра. Цвет Сета — рыже-красный, цвет заходящего солнца, утренних и вечерних сумерек. Именно таким мы видим Сета мальчика в последнем кадре, в диких криках превращающегося в зверя или воина, мы не можем точно знать, но копьё продолжит искать своего «Моби Дика» — точки Реального, которые нужно пронзить герою нашего времени — что впрочем и делает Филипп Ридли острием своего писательского и режиссерского пера-копья.

    29 октября 2013 | 00:55

    Кино решил посмотреть из-за схожести его со «Страной приливов». Хотя сюжет там другой. Да и атмосфера как-то иначе чувствуется. Очень хорошо в фильме удалось передать ощущение тревоги, а так же показать детское восприятие взрослого мира со всеми его ужасами.

    В этом кино нет стандартных сюжетных шаблонов. Здесь нет ни положительных персонажей, ни отрицательных. Как часто бывает и в реальной жизни: есть только злодеи и дети. Дети если не по возрасту, то по характеру. Добра вы здесь не найдёте. Так уж сделана эта картина (или мне просто кажется), что есть только зло и никакое добро его его не побеждает.

    Последние несколько минут фильма немного покоробили своей ненатуральностью. Но в целом фильм замечательный. Грустный, даже местами философский, а кое-где — жуткий и мрачный. Думаю, понравится всем, кого интересует тема невинности в аду взрослого мира.

    9 из 10

    28 мая 2016 | 11:17

    Много много лет назад видел я это кино. Едва ли не в самый год выхода. Не оценил я тогда. А вот теперь, по прошествии многих лет, с удивлением увидел я шедевр. Великолепно тут все. Стилистика, тема, операторская работа, постановка, актерская игра.

    Сейчас подобной тематикой уже никого не удивишь. Были ведь и фееричный «Лабиринт Фавна», и «Мистическая река», и «Страна приливов». Едва ли не поджанр в кинематографе выделился — фильмы про то, как детская психика справляется с перегрузками. Причудливые лабиринты фантазии умело оберегают от масштабных провалов. Вампиры и оборотни оказываются вполне невинными персонами, а вот настоящая жуть совсем не замечается. Она кажется чем-то обыденным и заурядным. Дети принимают факт ее существования. Филипп Ридли похоже выстрадал этот шедевр, так больше ничего похожего и не сняв. Думаю все эмоции выплеснулись на «Зеркальную кожу».

    Рекомендовать к просмотру этот фильм сложно. Человек должен сам прийти к подобному кино. Вопрос лишь в том, готовы ли Вы к настоящему хоррору. Готовы взглянуть в глаза настоящим вампирам и людоедам? Как по мне сейчас, так картина — настоящий шедевр. А колосящееся поле Фила Ридли кажется мне одним из самых страшных визуальных решений в кино 90-х, равно как и маленький мальчик делящийся своими переживаниями с мумией…

    Кстати, шедевр…

    ***

    после этого фильма полностью вторичной кажется «Страна приливов» Гиллиама. А вместе с ней и «Лабиринт Фавна» (там только визуальные решения сильны), «Царь горы», «Милые кости», «Паук» Кроненберга, «Мад» и многое другое. Уверен, что Кроненбергу и Питеру Медаку есть чему позавидовать.

    9 из 10

    6 декабря 2013 | 10:39

    Фильм посмотрел неожиданно для себя, наткнулся на пару отзывов на КП — решил сам оценить фильм. Благо известное имя Вигго Мортенсена добавило плюс при выборе фильма. И славный идальго Вигго не подвел, его персонаж трагичен и готичен, он нёс смерть другим по долгу службы, и теперь смерть поселилась в нем самом, в буквальном смысле слова. Он человек с отравленной душой и телом. Который медленно, но уверенно умирает внутри себя. Но все же надо отметить и похвалить маленькое, на то время, актерское дарование — Джерими Купера! Мальчишка сыграл невероятно сложного и мистического персонажа — Сета Дава (даже имя его полно странного смысла — ведь в нем сочетается и Сет — божество-змей из Египта и фамилия означающая — голубь. Внешне мальчик кроток как голубок, но внутренне страшен, и опасен как жестокий и хитрый змей).

    Мир Сета состоит из серых будней поселка из 10-ти человек, злобной мамаши, вечно недовольной отцом и жизнью в забытой Богом глуши, из отца — странного добряка, с грязным прошлым, и загадачного, но очень любимого Сетом старшего брата (Вигго). У Сета есть два друга приблизительно его возраста — 9 лет, которые вместе с ним, забавы ради, производят разную шкоду, и любят издеваться над животными и людьми. От чего ? — Скорее всего от безделия и скуки. Но режиссер — Ридли так же делает намек на абсолютное зло в сердцах маленьких детей.

    Может показаться, что маленькие светлые ангелы под гнетом злых будней провинциальной глуши стали злыми темными ангелочками, но порой надо только внимательней заглянуть им в глаза, когда они любуются насилием и смертью в их маленьком городке и мирке. И видно как они восхищаются и упиваются злом и красотой смерти. Их не смущает насилие. Хотя они при этом хотят искренно любить и быть любимыми. Но суровые и психически больные взрослые не оставлюют им никакого шанса на мир и добро в их жизни.

    Фильм насквозь пропитан атмосферой сатанизма, герои как один жестокие мизантропы и асоциальные элементы. Они творят зло, но и более страшное зло из вне приходит в их дома и пожирает их одного за другим. А всякую попытку взаимной любви уничтожают: эгоизм, первобытные страхи и фанатичное служение свои собственным демонам.

    У хардкорной команды — IFK есть такие строки в их социальной песне: «Цветы в гробах, кости в колыбелях… между ними человек без души!». Так и в фильме, пред нами раскрывает свои обьятия гродок людей без души, где дети упиваются смертью, и обнимают в своих колыбельках мертвого эмбриона, считая его маленьким ангелом, не попавшим в Рай из-за слез име же обиженной мамы.

    Фильм можно было б назвать английско-канадской чернухой 90-х, но режиссер создал просто великолепное мрачное, по духу абсолютно готическое, произведения искусства, с прекрасной симфонической аранжировкой, удивительными операторскими ракурсами, и волшебной, как не странно, очень яркой картинкой. Как же теперь жуткая «Страна приливов» кажется вторичной и полной плагиата кинолентой после данного фильма. Жаль, что Филипп Ридли не подарил нам еще один похожий шедевр. А скатился в более легонький, но не менее камерный и философский социальный арт-хаус о поисках своей души и смысла бытия маргиналами из нашего общества.

    10 из 10

    20 ноября 2012 | 07:34

    Сюжетная линия, в принципе есть, но, наверное, не тропа сюжета наиболее важна в этом фильме, а персонажи. Но обо всем по порядку.

    Действие происходит в первой половине 20 века в американской глуши, где от дома до дома нужно бежать через поле с овсяными ярко-желтыми колосьями, где в заброшенной деревянной церкви играют дети, где люди носят одежду лишь черного цвета, где появление блестящего автомобиля — впечатление на всю жизнь…

    Представили картинку?

    А теперь прорисуем героев, хотя и не герои они совсем — действующие лица, да.

    Отец. В юности был застукан целующимся с мальчиком, отчего все негласно (если такое возможно в маленькой сельской глуши) стали считать его извращенцем. Молчалив, закомплексован, испытывает постоянное чувство вины, скрывает свою боль, уходя в чтение дешевых книжек про вампиров, не прикасается к младшему сыну и разговаривает с ним всегда об одном и том же: «Хочешь пить, сынок? Мужчина должен пить, иначе превратишься в пыль». Во дворе его дома небольшая бензозаправка, где он и проводит большую часть времени.

    Мать. Быстро вышла за Отца, чтобы уберечь его от репутации педофила, постоянно говорит о том, как ей опротивел его запах бензина, что все пропахло им. Мечтает уйти от рутины и с тоской говорит о далеких красивых островах, где «растут кокосы». Ненавидящая мужа за свою испорченную жизнь, изможденная собственной агрессией женщина, бьющая мужа и воспитывающая ребенка странными методами: когда сын зажигает лампаду и не желает спать, она вытаскивает его и вливает кувшин воды в рот, не смотря на его крики о том, что он больше не может пить.

    Кэмерон. Старший сын. Гордость и надежда семьи. Служит на корабле в Тихом океане, на тех самых «красивых островах». Не смотря на всю ненависть к своему родному городку — после службы возвращается домой. Рассказывает о том, как он скидывал огромные бомбы на острова и какие после этого были яркие закаты и какой шел снег. Почти сразу после приезда у него начинают проявляться признаки лучевой болезни — он худеет, выпадают волосы.

    Дельфина. Вдова, чей муж-китобой через неделю счастливого брака повесился в сарае, и всю свою жизнь она хранит в коробке его зуб, волосы, фото и одеколон. Не в себе от этой потери и постоянного одиночества. Не смотря на свою некоторую неадекватность — она светлое пятно в этой глуши, режиссер однозначно показывает это, сделав ее светлокожей блондинкой.

    Сет. Младший сын. Воспитанный агрессивной, издерганной женщиной, любящий отца. Растет в атмосфере из сельских мифов («когда я расстраиваю маму, ангел умирает») культивируемых матерью и своих фантазий. У него есть два друга, с которыми он осуществляет по-детски смешные и по-взрослому жестокие проделки: надувает лягушку, устраивает погром в спальне Дельфины. Его нельзя назвать примером жестокости, он, скорее, жертва обстоятельств. Взрощенный на сказках и религиозных баснях, спутанных с современными страшилками он остается ребенком.

    Этот фильм о ребенке, простом ребенке, жестоком, как все дети, но, как все дети, не понимающем последствий своих поступков.

    Он позволяет своему другу и Дельфине сесть в автомобиль, догадываясь, что их ждет.

    Но искреннее ужасается, когда видит последствия того, что натворил.

    Этот фильм о том, насколько большое влияние оказывает на ребенка среда, в которой он растет.

    И со временем эта самая среда разрушает и детство и ребенка.

    Почему «Зеркальная кожа»? Кэмерон показывает Сету фотографии в своем бумажнике, их три: где два брата сняты вместе, обнаженная женщина и человек, несущий на руках ребенка, у которого что-то с лицом. Кэмерон говорит, что это ребенок к зеркальной кожей, но что это означает, объяснить не может. Это полунамёк из которого сложно вытащить смысл, пока не досмотришь фильм.

    После титров понимаешь, что все дети до определенного момента обладают «зеркальной» кожей, подразумевая под этим, что мир ребенка это своеобразное отражение мира реального, пропущенного через призму детского восприятия.

    Когда ребенок сталкивается в своей жизни с событиями, не укладывающимися в его зеркальное представление о мире, «зеркальная» кожа «разбивается» и он начинает взрослеть.

    Именно об этом фильм.

    Оставлю без оценки…

    2 апреля 2015 | 09:14

    Очень красивое кино, кадры которого — живописные полотна, а персонажи — демонические образы. Мальчик, главный герой фильма по имени Сет — действительно отражение разрушения и смерти, как тот бог в мифологическом сознании египтян. Он — воплощение зла именно в том настоящем виде, когда оно зарождается в поступках из искренних побуждений, без всякого зазора совести; у обычных людей так зарождается добро. Но здесь все вывернуто наизнанку: труп нерожденного ребенка — это ангел, который упал на землю, а скорбящая вдова — это страшная кровопийца. И это искажение понятно, ведь деревушка изначально больна, а зараза происходит от ее жителей — вот такие они неполноценные люди: мать Сета — озлобленная психопатка; ее муж — умственно недоразвитый дядька, увлеченный книгами о вампирах и маленькими мальчиками; есть и пугающие близнецы — две девушки, по выражению лиц которых легко можно поставить диагноз, не прибегая к помощи психиатра. Ко всему этому неблагополучию добавляется еще и поочередная пропажа мальчишек, друзей Сета.

    И вот, когда в это место с его болячками из армии возвращается старший брат Сета, кажется, что теперь-то все наладится и жизнь возвратится на круги своя. По крайней мере он влюбляется, и не безответно. Но конфликт в другом: младший брат против, против не из ревности, а из ненависти и страха к возлюбленной своего брата, ведь она — та вампирша, что сошла с иллюстраций папиных книг. Тогда накопившееся зло призывает на помощь посторонних, прикатывающих в деревушку на отполированном до блеска черном кадиллаке — четырех всадников Апокалипсиса, которые появляются в определенный момент, как тот пес, что прибегал к Дэмьену Торну, предвещая беду. И теперь уже зло накрывает все безысходными сумерками, в которые врываются лишь отчаянные крики — последние возгласы побежденных смертью.

    4 декабря 2012 | 19:58

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>