всё о любом фильме:

4 дня в мае

год
страна
слоган«Иногда граница проходит не между своими и чужими, а между добром и злом»
режиссерАхим фон Боррис
сценарийАхим фон Боррис, Эдуард Резник
продюсерШтефан Арндт, Евгений Шанин, Елена Дюффорт, ...
операторБернд Фишер
композиторТомас Файнер
художникАги Ариунсэйчан Даваачу, Бьёрн Новак, Николь Фишналлер
монтажАнтье Зинга
жанр драма, военный, ... слова
сборы в России
зрители
Германия  14.8 тыс.,    Россия  7 тыс.,    Испания  1.4 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
релиз на Blu-Ray
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время93 мин. / 01:33
Группу русских солдат отправляют в Северную Германию в конце Второй мировой войны, где они занимают детский дом в непосредственной близости от большой немецкой части. Несмотря на все разногласия здесь формируется дружба между немецким сиротой и бездетным советским капитаном.
Рейтинг фильма
IMDb: 6.30 (559)
ожидание: 96% (159)

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 490 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    В принципе фильм до приезда пьяной компании во главе с майором вполне себе вменяемый и довольно смотрибельный. И если бы он закончился отправлением Горыныча очередной раз в штрафбат (или в лагеря, т. к. война вроде как закончилась по сюжету) за неисполнение приказа по пленению немцев волею рассвирепевшего майора с нерусским акцентом — это было бы понятно и даже можно сказать, волнующе. А вот то, что нам показали — ни в какие рамки не укладывается.

    Абсурд начался с заключения влюбленного солдата стойким к женскому полу капитаном Горынычем — факта изнасилования не было, а невинный поцелуй по всем юридическим канонам изнасилованием не считается. За что музыкального солдатика мог приговорить трибунал — нам остается только недоуменно пожимать плечами.

    Потом начался уже целый театр абсурда — приезжает в обетованный капитаном немецкий дом майор с двумя сопровождающими. Понятное дело, если бы был один майор и в своем алкогольно-невменяемом состоянии пытался изнасиловать немецкую девушку. Но с ним двое офицеров, которые, как и капитан, знают о возможных последствиях изнасилования. И никто, кроме капитана, его не останавливает. Допустим, струсили, боясь гнева своего начальника. Но когда тот же майор разворачивает колонну машин с солдатами и отдает приказ взять штурмом дом, они не могли не знать о последствиях такого шага. То есть они боятся гнева своего начальника, а угодить под трибунал со стопроцентным расстрелом — не боятся.

    Потом — Горыныч, зная, что дом атакуют такие же солдаты, прошедшие все ужасы войны, не берет в руки белый флаг и не идет к солдатам, а почему-то отдает приказ начинать отстреливаться. То есть он или идиот, не понимающий, что первый же выстрел из дома будет доказательством правильности приказа майора о засевших власовцах, или провокатор, который хочет угробить свое подразделение.

    Сначала после фильма у меня какое-то чувство омерзения от фильма, но потом, постепенно остыв, я подумал, что это очень хорошо, что показана такая несуразица на экране — а ведь могли сделать более качественную фальшивку, которую могли бы выдать за документально подтвержденную историю. А так любой здравомыслящий человек с мозгами в головах, посмотрев на явные сюжетные нестыковки, поймет, что здесь что-то не так, за всем этим стоим чей-то болезненно воспаленный мозг.

    В завершении хотелось бы дать Дмитрию Фосту неплохую, как мне кажется, идею для следующей книжонки. Командующий 1-ым Белорусским фронтом Жуков и командующий 1-ым Украинский фронтом Конев вдрызг перессорились за право взятия Берлина и начали боевые действия друг против друга. И в самый разгар бойни из руин Рейхсканцелярии выползает Адольф Шикльгрубер в маске кота Леопольда и умиленным голоском говорит: «Ребята, давайте жить дружно».

    2 из 10

    26 мая 2012 | 22:02

    «Война есть отец всего. Она сделала одних богатыми, других людьми, одних рабами, других свободными», — Гераклит Эфесский. Эпоха этого философа — конец VI — начало V века до н. э. В фильме «4 дня в мае» тот же взгляд на войну. Прошли сотни веков, а она по-прежнему проявляет в людях истинное, сердцевинное, корневое, врожденное, как группа крови (то, что Гераклит назвал «отцом» натуры человека), проявляет мгновенно и бесповоротно. А маскировки мирного времени, в котором вообще всю жизнь можно прожить не собой, а спрятанным, на войне срываются с резкостью взрыва. Необходимостью крови, обязательность выбора, вопросом жертвы. Никакая политика, никакие вожди, никакая идеология не отменят того, что открыл Гераклит. Эти маски-маскировки войне тоже как нечего делать…

    Немецкий режиссер и русский актер и продюсер, как кажется, поставили задачу показать чистого человека, вернее, очищенного от всех перечисленных формальных красок (политической, идеологической, тоталитарной). Его прямой, как струна, стержень, его основа основ, т. е. нравственная вертикаль — равная ответственность за собственную душу и чужие жизни, жажда справедливости (в фильме это одна из ипостасей добра наряду с милосердием, альтруизмом и жертвой). Еще одна очевидная попытка создать идеальный образ человека и воина в кино. Всегда остающаяся лишь попыткой. Потому что идеал Там, а не здесь, и этот расклад ничто не изменит.

    Тем не менее, герой Гуськова — Герой. Ничем не хуже киногероя Алексея Мересьева (которого вспоминал Дима на обсуждении в киноклубе), а то и лучше, ведь его героизм не привнесен идеологией и не объясняется ею, он оснОвная часть личности, как скелет или кровь, как интеллигентность и совесть.

    Странно, казалось бы, кино, несущее нам историческую правду, прощающее прошлое, примиряющее и почти толерантное… а вызывает ассоциации с советским идеологизированным искусством. Причем не только глыбой неизменно положительной личности (без страха и упрека), но и способом рисовать негодяев, тенденциозным и однозначным, как черная краска. Главный негодяй фильма — грузин, он и мировой зло, и кость в горле, и воплощение многомиллионной тоталитарной системы в своем единственном лице. Понятно даже малышу, на чью национальность, чей тоталитаризм и чью несвободную тоталитарную армию намекает этот антигерой. Понятно… Только история не может быть простой и ясной, как огурец. В искусстве — тем более. И человек, кстати, тоже.

    Мне нравится, что есть беспримесное добро, незапятнанная совесть, что есть люди, способные на жертву, что есть те, которые отдают жизнь во имя незнакомцев и даже формально врагов. Но когда на доске, т. е. ленте, все фигурки лишь черные и лишь белые, кажется, что это игра, а не жизнь.

    В то же время прекрасно сознаю, для многих война как раз и ассоциируется с ясностью красок, решений и оценок, с отсутствием полутонов, на ней нельзя мудрствовать лукаво и нельзя поступиться правилом Гераклита — «либо свободный, либо раб». И выборов не тысячи дает она, а, как правило, всего один: жизнь или смерть, но чаще: душа или жизнь. Гуськов выбрал душу (для атеистических времен правильнее — совесть). И этим выбором спас чужие жизни, потому что выбор души всегда — даже в минуту гибели — животворящий и — даже в одиночестве — всеобщий.

    Однако у меня остался один вопрос и после просмотра фильма, и после его обсуждения в клубе: а вообще историю можно вычистить от лжи? И не приведет ли рьяная (подчас во имя скандала и занимательности) зачистка, где бы она ни происходила (в искусстве ли, политике, науке, религии, преподавании), к тому, что и правда сотрется, сбежит куда-то? Я еще ощутила после просмотра фильма бессилие от стопроцентной нереальности узнать настоящую правду о войне, от невозможности примирить те правды о ней, что я помню: правду советскую и правду постсоветскую (или анти-).

    8 апреля 2015 | 13:45

    Ох, не понравилась же мне эта картина. Хотя я вроде бы и люблю русские военные фильмы. Считаю их просто лучшими в своем жанре. Все, что снимает Америке — не то, совсем уж не то. Слишком уж пафосное у них военное кино, слишком преувеличивают они подвиги своих солдат. Русские же военные фильмы всегда казались мне «родными», правдивыми. Смотрел я их, и гордость брала. Да и взять статистику: каждый современный русский фильм набирает на Кинопоиске от 2 до 5 баллов, военные же — 5-8, ибо неглупые, интересные, в какой-то степени даже величественные. Они напоминают нам о победе во Второй Мировой, заставляют гордиться силой и стойкостью русского солдата. Вот такими должны быть военные фильмы. А что «4 дня в мае»..?

    Русский солдат превратился из героя в какого-то морального урода, злодея, который похлеще любого немца будет. Он безответственен, труслив, необдуман, детьми прикрывается да по своим стреляет. Зато немец умен, тактичен, а в итоге, уже под конец, он и вовсе герой! Это ведь не спойлер?

    Зато снято хорошо, просто замечательно! Наверное, это и было ценой такого позорного сценария. Но нас ведь красивой картинкой не купишь, мы ведь люди умные, интеллигентные, историю знаем и чтим. И фильм, где так холодно и противно изображен русский солдат, не должен понравиться никому, кто знаком с историей хотя бы на уровне девятого-десятого класса. Нет, нам такие фильмы не нужны. Либо нужны исключительно для возмущения.

    Вывод: качественно снятое, но позорное для России кино. По сути, русские, которые немало приложились к созданию картины (да почти полностью), сняли про себя же всякую гадость. Я понимаю, если бы это было чисто немецкое кино (я знаю, о чем вы подумали), но русское…. Нет, это плохой фильм. Да, он интересный, держит в напряжении и если закрыть глаза на все вышеописанные проколы, то заслуживающий баллов под восемь. Но вот как-то не почувствовал я гордость за русского солдата (см. абзац 1). Наоборот, стыдно мне стало. Не за солдата, а за тех, кто принял участие в фильме. Так своих обгадить-то… Оценку делю на два, это еще по-доброму.

    4 из 10

    8 марта 2012 | 01:04

    Заинтересовался этим фильмом, когда узнал про сюжет — какой ещё военный фильм сообщает о том, что наши доблестные воины-освободители занимались не только миссией освобождения, но и кое-чем нехорошим, о чём, например, писал Энтони Бивор в «Падении Берлина», основываясь на многочисленных свидетельских показаниях?! Мне известна всего пара фильмов, которые затрагивают вплотную эту тему. «4 дня в мае» — один из них (другой — «Безымянная — одна женщина в Берлине»).

    Но ожидания мои, в итоге, — не оправдались… Чем этот фильм мне не понравился? А чем он должен мне понравится?! Прежде всего, если этот фильм о войне (или о событиях, которые непосредственно связаны с войной), то в нём должны быть сцены с боевыми действиями!.. Но их нет. Отдельными фрагментами (например, солдаты стреляют невидимо в кого и, соответственно, не понятно, попадают ли…), а также звуками стрельбы и взрывов зрителю даётся понять, что боевые действия ведутся, но… всё это — мимо него.

    Конечно, в защиту фильма можно было бы сказать, что это, прежде всего, драма, поэтому и сама война — на втором плане, но… особой драмы мы здесь тоже не усматриваем. Капитан-Горыныч — человек порядочный и справедливый, готовый к самопожертвованию ради других (за что они его и уважают), поэтому он в итоге становится на защиту слабых. Это вполне понятно. И так все персонажи — довольно однозначны и, соответственно, предсказуемы. Даже когда капитан перед обороной приюта извещает солдат о том, что они не обязаны это делать и вправе уйти, то для зрителя становится очевидным, что уйдёт — тот самый сержант (его играет Мерзликин), который до этого пытался «встать в позу», а остальные, естественно, останутся! Так оно и происходит. Единственное, в этом смысле, небольшое исключение — это хорошенькая белобрысая девушка, воспитанница приюта, которая привлекала внимание мужчин: почти неожиданно, из потенциальной жертвы она превращается в совратительницу…

    Ставлю в качестве оценки этому фильму средний бал (а не отрицательный), т. к. создатели попытались затронуть такую редкую, интересную и даже скандальную тему как насилие над немецкими женщинами, совершённое советскими солдатами. Попытка — не вполне удачна, но всё же… Цветовая гамма фильма, а также игра актёров в целом — на достойном уровне. Колоритно смотрится и сам Гуськов, который продюсировал данный проект и поэтому, как считают некоторые люди, вынуждал оператора фокусировать на нём весь первый план. Что ж, если это и вправду так, то это скорее хорошо, чем плохо: игра Гуськовым главной роли — одно из немногих преимуществ этого фильма!

    7 марта 2013 | 13:42

    У каждого из нас были ситуации, когда на наших глазах сильный обежал слабого, а мы молчали, уводили глаза и уходили подальше. Потому, что боялись. Боялись быть избитыми пьяными отморозками. Боялись быть обвиненными в оскорблении власти отморозками в милицейской форме. Быть уволенными с работы отморозками-начальниками. И т. д. и т. п. Для совестливых людей, воспоминания о таких ситуациях долго не дают покоя и портят жизнь.

    В экстремальных ситуациях таких случаев всегда больше, так как государственная машина и гражданское общество, которые обычно обеспечивают соблюдение законов и защищают слабых, слабеют и часто не работают вообще. Совершенно очевидно, что в военное время было много возможностей не только для подвига и благородства, но и для мерзких безнаказанных поступков. Отрицать это бесполезно, так как информации об этом достаточно даже в воспоминаниях о войне, которые прошли жесткую цензуру.

    Трудно представить себе, чтобы отморозки, которые нарушали закон и получали удовольствие от насилия в мирное время, вдруг исправились и стали паиньками в военное время. Война открывает для безнаказанного насилия огромные возможности. Особенно, если потенциальный насильник облечен властью. Если в мирное время он мог выгнать с работы, то теперь мог отдать под трибунал. Если в мирное время он воровал, то теперь просто забирал. Если в мирное время склонял к интимным отношениям шантажом, то теперь просто насиловал. Все это характерно для армии любой страны и считать, что советская армия была исключением может только совершенно недалекий человек.

    Человек сообразительный легко поймет, что уровень злоупотреблений в военное время будет зависеть прежде всего от состояния офицерского состава армии. И здесь начинает играть огромную роль такое понятие, как офицерская честь, которой уделяли особое внимание правители всех государств. Обычно это были достаточно умные люди, которые понимали, что при бесчестных офицерах любая армия быстро превратится в сборище мародеров и насильников и будет неспособна выполнять поставленные перед ней задачи.

    А теперь несколько вопросов. В какой стране во время второй мировой войны был самый «некадровый», самый случайный, самый запуганный, самый дезориентированный в плане ценности человеческой жизни офицерский состав? В какой армии были созданы все условия для злоупотребления властью со стороны офицеров ввиду ослабленных представлений об офицерской чести? В какой армии были созданы все условия для злоупотреблений в отношении гражданского населения со стороны солдат, которые брали пример со своих офицеров?

    Для того чтобы дать ответы на эти вопросы достаточно обладать минимальными способностями к логическим рассуждениям и быть честным самим с собой. А дальше остается только один вопрос: как должны были вести себя офицеры с более высокими представлениями об офицерской чести, когда сталкивались с безнаказанным насилием сильного в отношении слабого? И как долго они могли уводить глаза и молчать? И что лучше — умереть с честью или всю жизнь корить себя за трусость?

    2 января 2014 | 23:48

    Поднять такую табуированную для победителей тему, как падение дисциплины среди красноармейцев на территории поверженного врага, могли только сами немцы, рискнувшие показать короткий эпизод последних дней войны, который, как и все прочие, является частью истории, чтобы вынести его на всеобщий суд.

    Действительно, факты насилия советских войск в отношении мирного населения противника не вымарывались из донесений и сводок, позволяющих судить, каков был их настоящий масштаб, тем более, что победителей судили, вынося трибуналом не обжалуемый смертный приговор, оставшийся в архивах СМЕРШа с отметкой о приведении в исполнение, подводившем черту под преступлением, которое не спишет война.

    Немцы деликатничают, стараясь всех огульно не обвинять. Напротив, представляют происшедшее, как неосознанное намерение, а пьяный эксцесс, на протяжении долгого времени показывая задумчивого командира с ликом Алексея Гуськова, который, намотавшись по штрафбатам, добрался, наконец до вражьего логова, которым оказался детский приют — последнее прибежище военных сирот в графском доме среди лесов, где бродят остатки разгромленных германских частей, пробирающихся на другую сторону, чтобы сдаться союзникам — от греха.

    Они пересекаются, русский командир и офицер противника, чтобы, обозначив достоинство сторон, разойтись миром, каждый своим путём, одни — искать дороги на запад, другие — налаживать диалог с перепуганными женщинами и воинственным пацаном, не успевшим на тот свет за друзьями из гитлерюгенда, но всё ещё не избавившегося от намерения принять геройскую смерть.

    Этот двуязычный подросток скрепляет собой нежданный гуманизм советского солдата с лирикой первых мирных дней, естеством природы и свежестью первых чувств, размышлениями о потерях и приобретениях, ошибках и заблуждениях, с которыми жили обе стороны, ещё не поборовшие давнее недоверие и первый испуг.

    У режиссёра было достаточно времени, чтобы подготовить почву, связывая офицерской честью представителей обеих сторон, рискованно уравнивая достоинство тех и других, что выглядит не бесспорно на фоне масштабных жертв мирного населения оккупированных территорий, которые не сведёшь к взаимной несдерженности солдат.

    Идея объединить человечностью разделённых долгом бойцов отважна и провокационна, вся сотканная из противоречий, переполняющих горюющего над потерями героя и наслушавшегося геббельсовской пропаганды мальчишки, не ждавшего от вторжения обидчиков ни блага, ни добра, внезапно оказываясь объектом благородного внимания и заботы врага.

    В момент, когда не стало фронтов, а наступивший мир пока ещё на бумаге, последний и решительный бой становится общим сражением вчерашних врагов, образцовой схваткой с отщепенцами в небывалой форме героического сплочения, встречающего откровенное неприятие сквозящей в нем подставной идейной навязчивости авторов, как бы ни входил в их положение Алексей Гуськов сотоварищи, получившие рыцарское подкрепление с другой стороны.

    9 апреля 2012 | 23:22

    Лучшей рекламы, а вернее будет сказать антирекламы отчётной картины и придумать нельзя. Собственно, именно это, в конце концов, и подвигло к просмотру фильма, который всем известный переводчик интригующе окрестил «Плевком в историю». Дмитрий Пучков, специалист широкого профиля и необъятного таланта, авторитетный киновед, со страниц своего сайта излил «праведный гнев» на этот, по его мнению, (далее смягчено в интересах цензуры) побочный продукт пищеварительной системы.

    Автора «сорванных башен» крайне возмутила бесстыдная фальсификация отечественной истории периода Второй мировой войны, попрание великой славы советского воина освободителя, собирательный образ которого в фильме имеет крайне непривычную трактовку. Неудивительно, что нашлось немало солидарных с ним лиц. Всё таки политическая конъюнктура способна запрограммировать мозги очень многим, даже вполне адекватным людям.

    Отечественный зритель, с аппетитом вкусивший патриотически-пропагандистский продукт вроде «Бресткой крепости» ментально не готов увидеть на экране советского солдата, «шагнувшего на темную сторону силы». Не того, что с широкой улыбкой жизнелюбия несёт свободу Европе, порабощенной фашистским зверем, а грабителя, насильника, убийцу, преступника, который мало чем отличается от первого, но зато тщательно скрывается под сенью официальных версий.

    В данном случае, не столь важно основана ли, эта конкретная экранная история на реальных событиях, или это вымысел сценариста, важно то, что предпринята попытка, может самонадеянная и чересчур смелая, но полезная попытка переосмыслить навязанные штампы (известно кем и для чего).

    В конце концов, этот фильм не о борьбе коммунистов с фашистами, это лента о противостоянии добра со злом, которые могут иметь различные вывески и обличия, но неизменны в своей сути. Картина помогает понять, что война это не только знаменательная веха в истории страны, но и большая трагедия стравленных друг с другом народов.

    Ортодоксальным патриотам, сталинистам, которых передергивает от слова «ревизионизм» смотреть этот фильм не нужно, вот господин Пучков посмотрел и расстроился, нервные клетки сгубил. Для прочих лиц просмотр этой картины будет полезен.

    25 августа 2012 | 18:13

    Я долго решал, писать мне об этой картине или нет. Фильм неоднозначный по-своему содержанию и если добавить к этому то, что брат моей бабушки был танкистом и погиб 6 мая, то тому, кто фильм посмотрит, станет понятно мое длительное замешательство по поводу того, стоит ли писать об увиденном, а если стоит, то, извините, что и как писать, что говорить?

    И вот я решил убрать лишние эмоции и все же дать свою субъективную оценку этой ленте. Вы думаете, я начну с самой истории, с переживаний героев, с работы режиссера, оператора? Нет.

    Единственным, о ком я решусь написать, будет Алексей Гуськов. По-моему, если в России сейчас есть гениальные актеры, то Гуськов один из них. И тут можно пошутить словами героини «Гаража»: «Что? Опять Гуськов?», но в данном случае с восторгом ответим на эту реплику: «Да! Не опять, а снова Гуськов!»

    Сейчас, уже поостыв от первых впечатлений, которые принесли мне, прожитые с героями, четыре майских дня, я задумался над тем, а видел ли я когда-нибудь хоть одну не убедительную роль Алексея Гуськова? И ничего такого не вспомнил. Как не могу вспомнить плохие роли Никулина, Даля, Тихонова. Алексея Гуськова я ставлю в этот ряд как истинного продолжателя традиций и мастерства нашей великой актерской школы!

    И думаю, что ведь рядом с ним уже не могут халтурить и остальные, если такое жесткое понятие можно употребить к актерским командам. Во всяком случае, в этом кино всё сыграно блестяще. Но герой Гуськова — это завораживающе, это веришь с первого взгляда, с первого движения, с первого слова.

    И, наверное, именно поэтому, эту картину я не могу считать проходной, пустой или созданную только в желании соответствовать нынешней исторической конъюнктуре. Художественный замысел пусть останется правом авторов, одним из которых, кстати, является Алексей Гуськов — продюсер. Это всё в целом я оставлю без оценки.

    Но если вы меня спросите, посоветуй, что посмотреть из недавних актерских удач, то вы уже знаете мой ответ.

    8 из 10

    11 ноября 2012 | 15:32

    Волею судьбы и совершенно случайного выбора 8 мая 2013 года я посмотрел картину, основные действия которой происходят 8 мая 1945 года.

    Фильм отличный, во всех смыслах этого слова. Отличный от привычных нам лент о войне, т. к. снят немецким режиссером (очень кстати качественно) с привлечением русских актеров (Гуськов и Мерзликин сыграли привычные для себя роли, на высоком уровне) и русского сопродюссера (опять же Гуськов). Отличный, т. к. в нем не показано как наши побеждают ненаших, в нем показано как Человек остается Человеком вне зависимости от формы, которую он надел и что подлецов, предателей, трусов и негодяев хватало по обе стороны баррикад. Отличный, в смысле — замечательный: сценарий, актерская работа (кроме наших, конечно блеснул рыжеволосый немецкий пацан — отличная дебютная роль!), операторская работа, музыкальное сопровождение (особенно хотелось бы отметить). Поставлено все на высочайшем уровне. Фильм трогает за различные струны души и пробегает по различным извилинам головного мозга, держит в напряжении и заставляет чувствовать.

    Минусанул от максималки только лишь по двум причинам:

    - Достаточно скупые и прямолинейные диалоги. Некоторые мотивы не подкреплены вескими основаниями, выраженными словом. Возможно это сделано в угоду хронометражу или чтобы не замедлять ритм картины, но все же иногда диалоги смотрелись инородно.

    - Как и многим, раскритиковавшим фильм, мне немного жаль и обидно, что наши просто не победили ненаших, и что немцы в итоге вроде как даже героями оказались, но это так — придирка личного характера. Отбросив слепую обиду, я прекрасно понимаю, что хотел нам сказать режиссер.

    РЕКОМЕНДУЮ ВСЕМ к просмотру!!! С ДНЕМ ПОБЕДЫ ВСЕХ!!!

    8 из 10

    9 мая 2013 | 01:29

    Северная Германия, 1945 год. До капитуляции вермахта осталось четыре напряженных, полувоенных дня, когда победа и конец войны уже грезились в тревожном, усталом воздухе. Потрепанные, голодные и расформированные части нацистов отступают к морю: им в затылок дышат ощущающие близкую победу советские войска. Небольшой разведотряд под командованием сурового и справедливого капитана Горыныча (Алексей Гуськов) занимает стратегическую позицию в старинном особняке, где располагался интернат для немецких детей, осиротевших во время войны. Отступившие с позиции немцы укрываются на берегу и ждут парохода из Англии, мечтая сдаться англичанам. Наши солдаты слишком устали, их слишком мало, чтобы взять немцев в плен. Но самое главное противостояние возникает у отряда Горыныча далеко не с полуживыми немцами, а как раз с соратниками по оружию…

    Фильм «4 дня в мае» Ахима фон Борриса отличается интеллигентностью. То есть те зашкаливающие экстремумы героизма и высокохудожественного трагизма, пройти через которые готовишься перед просмотром очередной военной драмы о событиях 1941-1945-го, счастливо минуют зрителя. В «4 днях в мае», конечно, тоже стреляют, и даже один раз из пушки, но гуманиста и тонкого психолога фон Борриса сама по себе героика военных действий не очень интересует. Общая усталость от войны, какая-то психологическая изможденность, которую не часто заметишь в современных военных фильмах, — вот основной тон картины. Фильм не нарочито бытовой, не утомительно точный в деталях, а просто достоверный в том, что касается психологизма военной повседневности.

    На этом фоне столько зрительских эмоций вызывают ростки жгучей ненависти и одновременно трогательные побеги искренней и сильной любви, что душат мальчика-сироту Петера, блестяще и сложно сыгранного юным актером Павлом Вензелем! Типичный маленький немецкий паренек, искренне ненавидящий красноармейцев, гордящийся своим эсесовцем-отцом, — вот такому герою рискует фон Боррис заставить нас сочувствовать. И почему-то ему это удается.

    Это было бы невозможно без столь эмоционального и проникновенного дуэта, который являют герои Алексея Гуськова и Павла Вензеля. Капитан Горыныч невольно психологически «усыновляет» Петера, вопреки всякому уставу и здравому смыслу предоставляя мальчику свободу действий. Но только благодаря этой свободе, что капитан дарует мятежному подростку, Горыныч в итоге и получает привязанность и сыновнюю любовь маленького нациста, а также огневую поддержку с неожиданной стороны

    Но название фильма «4 дня в мае» не оправдало бы своего романтического оттенка без трепетной любовной линии. На первом плане — сильная и полудетская страсть Петера к Анне (Анджелина Хэнч), старшей воспитаннице интерната. Анна достаточно взрослая, и чтобы русские солдаты не очень реагировали на ее свежесть и незатейливую красоту наставнице, русской баронессе в прошлом (Гертруда Роль), пришлось обезобразить стрижку Анны. Впрочем, без непререкаемого нравственного авторитета Горыныча девчонке пришлось бы туго. В условиях сдерживаемого натиска солдатского интереса, который довольно жизненно изображает герой Андрея Мерзликина, ей удается даже заинтересоваться симпатичным и образованным рядовым Федюниным (Григорий Добрыгин), ценителем немецкого музыкального романтизма и вообще человеком положительным и лишенным солдатского цинизма. И вот когда Германия уже капитулирует, робкая любовь двух переживших ужасы войны молодых людей должна пройти последнее, самое тяжелое испытание…

    Режиссер Ахим фон Боррис в своем творчестве часто обращается к теме России. Не социалистического прошлого Германии, а именно России. В его фильмах снимаются актеры из бывшего СССР — Иван Шведов (один из красноармейцев в новом фильме), Мераб Нинидзе, в «4 днях в мае» сыгравший циничного майора, главного отрицательного персонажа. Еще первый полнометражный фильм фон Борриса «Англия!» (2000) рассказал историю обреченного на смерть от лучевой болезни русского парня (Иван Шведов), который отправляется в свое последнее путешествие-мечту к берегам Туманного Альбиона. Фильм получил более 15 различных наград и призов европейских кинофестивалей. Второй фильм Ахима фон Борриса — «К чему помыслы о любви?» (2004) — самый «немецкий», рассказывает о трагиэротическом максимализме двух студентов периода Веймарской республики. Фильм также принес фон Боррису шесть наград и звание «многообещающего» немецкого режиссера. И вот после семи лет работы в сериалах и над сценариями фильмов своих коллег («Гуд бай, Ленин!», «Три разбойника») фон Боррис снова представил зрителям свою собственную картину «4 дня в мае». Фильм получился по «фон-боррисовски» лиричным. «4 дня в мае» на редкость точно соответствует своему названию — это действительно фильм о четырех страшных, романтичных, полных любви, надежды и противостояния днях, принесших кому-то новую счастливую жизнь, кому-то — трагическую гибель на пороге жизни.

    Фильм-участник МКФ-2011 в Локарно, лауреат фестиваля «Окно в Европу» 2011 года.

    12 декабря 2011 | 20:03

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>