всё о любом фильме:

4 дня в мае

год
страна
слоган«Иногда граница проходит не между своими и чужими, а между добром и злом»
режиссерАхим фон Боррис
сценарийАхим фон Боррис, Эдуард Резник
продюсерШтефан Арндт, Евгений Шанин, Елена Дюффорт, ...
операторБернд Фишер
композиторТомас Файнер
художникАги Ариунсэйчан Даваачу, Бьёрн Новак, Николь Фишналлер
монтажАнтье Зинга
жанр драма, военный, ... слова
сборы в России
зрители
Германия  14.8 тыс.,    Россия  7 тыс.,    Испания  1.4 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
релиз на Blu-Ray
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время93 мин. / 01:33
Группу русских солдат отправляют в Северную Германию в конце Второй мировой войны, где они занимают детский дом в непосредственной близости от большой немецкой части. Несмотря на все разногласия здесь формируется дружба между немецким сиротой и бездетным советским капитаном.
Рейтинг фильма
IMDb: 6.30 (559)
ожидание: 93% (159)

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 491 пост в Блогосфере>

    ещё случайные

    В принципе фильм до приезда пьяной компании во главе с майором вполне себе вменяемый и довольно смотрибельный. И если бы он закончился отправлением Горыныча очередной раз в штрафбат (или в лагеря, т. к. война вроде как закончилась по сюжету) за неисполнение приказа по пленению немцев волею рассвирепевшего майора с нерусским акцентом — это было бы понятно и даже можно сказать, волнующе. А вот то, что нам показали — ни в какие рамки не укладывается.

    Абсурд начался с заключения влюбленного солдата стойким к женскому полу капитаном Горынычем — факта изнасилования не было, а невинный поцелуй по всем юридическим канонам изнасилованием не считается. За что музыкального солдатика мог приговорить трибунал — нам остается только недоуменно пожимать плечами.

    Потом начался уже целый театр абсурда — приезжает в обетованный капитаном немецкий дом майор с двумя сопровождающими. Понятное дело, если бы был один майор и в своем алкогольно-невменяемом состоянии пытался изнасиловать немецкую девушку. Но с ним двое офицеров, которые, как и капитан, знают о возможных последствиях изнасилования. И никто, кроме капитана, его не останавливает. Допустим, струсили, боясь гнева своего начальника. Но когда тот же майор разворачивает колонну машин с солдатами и отдает приказ взять штурмом дом, они не могли не знать о последствиях такого шага. То есть они боятся гнева своего начальника, а угодить под трибунал со стопроцентным расстрелом — не боятся.

    Потом — Горыныч, зная, что дом атакуют такие же солдаты, прошедшие все ужасы войны, не берет в руки белый флаг и не идет к солдатам, а почему-то отдает приказ начинать отстреливаться. То есть он или идиот, не понимающий, что первый же выстрел из дома будет доказательством правильности приказа майора о засевших власовцах, или провокатор, который хочет угробить свое подразделение.

    Сначала после фильма у меня какое-то чувство омерзения от фильма, но потом, постепенно остыв, я подумал, что это очень хорошо, что показана такая несуразица на экране — а ведь могли сделать более качественную фальшивку, которую могли бы выдать за документально подтвержденную историю. А так любой здравомыслящий человек с мозгами в головах, посмотрев на явные сюжетные нестыковки, поймет, что здесь что-то не так, за всем этим стоим чей-то болезненно воспаленный мозг.

    В завершении хотелось бы дать Дмитрию Фосту неплохую, как мне кажется, идею для следующей книжонки. Командующий 1-ым Белорусским фронтом Жуков и командующий 1-ым Украинский фронтом Конев вдрызг перессорились за право взятия Берлина и начали боевые действия друг против друга. И в самый разгар бойни из руин Рейхсканцелярии выползает Адольф Шикльгрубер в маске кота Леопольда и умиленным голоском говорит: «Ребята, давайте жить дружно».

    2 из 10

    26 мая 2012 | 22:02

    У каждого из нас были ситуации, когда на наших глазах сильный обежал слабого, а мы молчали, уводили глаза и уходили подальше. Потому, что боялись. Боялись быть избитыми пьяными отморозками. Боялись быть обвиненными в оскорблении власти отморозками в милицейской форме. Быть уволенными с работы отморозками-начальниками. И т. д. и т. п. Для совестливых людей, воспоминания о таких ситуациях долго не дают покоя и портят жизнь.

    В экстремальных ситуациях таких случаев всегда больше, так как государственная машина и гражданское общество, которые обычно обеспечивают соблюдение законов и защищают слабых, слабеют и часто не работают вообще. Совершенно очевидно, что в военное время было много возможностей не только для подвига и благородства, но и для мерзких безнаказанных поступков. Отрицать это бесполезно, так как информации об этом достаточно даже в воспоминаниях о войне, которые прошли жесткую цензуру.

    Трудно представить себе, чтобы отморозки, которые нарушали закон и получали удовольствие от насилия в мирное время, вдруг исправились и стали паиньками в военное время. Война открывает для безнаказанного насилия огромные возможности. Особенно, если потенциальный насильник облечен властью. Если в мирное время он мог выгнать с работы, то теперь мог отдать под трибунал. Если в мирное время он воровал, то теперь просто забирал. Если в мирное время склонял к интимным отношениям шантажом, то теперь просто насиловал. Все это характерно для армии любой страны и считать, что советская армия была исключением может только совершенно недалекий человек.

    Человек сообразительный легко поймет, что уровень злоупотреблений в военное время будет зависеть прежде всего от состояния офицерского состава армии. И здесь начинает играть огромную роль такое понятие, как офицерская честь, которой уделяли особое внимание правители всех государств. Обычно это были достаточно умные люди, которые понимали, что при бесчестных офицерах любая армия быстро превратится в сборище мародеров и насильников и будет неспособна выполнять поставленные перед ней задачи.

    А теперь несколько вопросов. В какой стране во время второй мировой войны был самый «некадровый», самый случайный, самый запуганный, самый дезориентированный в плане ценности человеческой жизни офицерский состав? В какой армии были созданы все условия для злоупотребления властью со стороны офицеров ввиду ослабленных представлений об офицерской чести? В какой армии были созданы все условия для злоупотреблений в отношении гражданского населения со стороны солдат, которые брали пример со своих офицеров?

    Для того чтобы дать ответы на эти вопросы достаточно обладать минимальными способностями к логическим рассуждениям и быть честным самим с собой. А дальше остается только один вопрос: как должны были вести себя офицеры с более высокими представлениями об офицерской чести, когда сталкивались с безнаказанным насилием сильного в отношении слабого? И как долго они могли уводить глаза и молчать? И что лучше — умереть с честью или всю жизнь корить себя за трусость?

    2 января 2014 | 23:48

    Волею судьбы и совершенно случайного выбора 8 мая 2013 года я посмотрел картину, основные действия которой происходят 8 мая 1945 года.

    Фильм отличный, во всех смыслах этого слова. Отличный от привычных нам лент о войне, т. к. снят немецким режиссером (очень кстати качественно) с привлечением русских актеров (Гуськов и Мерзликин сыграли привычные для себя роли, на высоком уровне) и русского сопродюссера (опять же Гуськов). Отличный, т. к. в нем не показано как наши побеждают ненаших, в нем показано как Человек остается Человеком вне зависимости от формы, которую он надел и что подлецов, предателей, трусов и негодяев хватало по обе стороны баррикад. Отличный, в смысле — замечательный: сценарий, актерская работа (кроме наших, конечно блеснул рыжеволосый немецкий пацан — отличная дебютная роль!), операторская работа, музыкальное сопровождение (особенно хотелось бы отметить). Поставлено все на высочайшем уровне. Фильм трогает за различные струны души и пробегает по различным извилинам головного мозга, держит в напряжении и заставляет чувствовать.

    Минусанул от максималки только лишь по двум причинам:

    - Достаточно скупые и прямолинейные диалоги. Некоторые мотивы не подкреплены вескими основаниями, выраженными словом. Возможно это сделано в угоду хронометражу или чтобы не замедлять ритм картины, но все же иногда диалоги смотрелись инородно.

    - Как и многим, раскритиковавшим фильм, мне немного жаль и обидно, что наши просто не победили ненаших, и что немцы в итоге вроде как даже героями оказались, но это так — придирка личного характера. Отбросив слепую обиду, я прекрасно понимаю, что хотел нам сказать режиссер.

    РЕКОМЕНДУЮ ВСЕМ к просмотру!!! С ДНЕМ ПОБЕДЫ ВСЕХ!!!

    8 из 10

    9 мая 2013 | 01:29

    «Война есть отец всего. Она сделала одних богатыми, других людьми, одних рабами, других свободными», — Гераклит Эфесский. Эпоха этого философа — конец VI — начало V века до н. э. В фильме «4 дня в мае» тот же взгляд на войну. Прошли сотни веков, а она по-прежнему проявляет в людях истинное, сердцевинное, корневое, врожденное, как группа крови (то, что Гераклит назвал «отцом» натуры человека), проявляет мгновенно и бесповоротно. А маскировки мирного времени, в котором вообще всю жизнь можно прожить не собой, а спрятанным, на войне срываются с резкостью взрыва. Необходимостью крови, обязательность выбора, вопросом жертвы. Никакая политика, никакие вожди, никакая идеология не отменят того, что открыл Гераклит. Эти маски-маскировки войне тоже как нечего делать…

    Немецкий режиссер и русский актер и продюсер, как кажется, поставили задачу показать чистого человека, вернее, очищенного от всех перечисленных формальных красок (политической, идеологической, тоталитарной). Его прямой, как струна, стержень, его основа основ, т. е. нравственная вертикаль — равная ответственность за собственную душу и чужие жизни, жажда справедливости (в фильме это одна из ипостасей добра наряду с милосердием, альтруизмом и жертвой). Еще одна очевидная попытка создать идеальный образ человека и воина в кино. Всегда остающаяся лишь попыткой. Потому что идеал Там, а не здесь, и этот расклад ничто не изменит.

    Тем не менее, герой Гуськова — Герой. Ничем не хуже киногероя Алексея Мересьева (которого вспоминал Дима на обсуждении в киноклубе), а то и лучше, ведь его героизм не привнесен идеологией и не объясняется ею, он оснОвная часть личности, как скелет или кровь, как интеллигентность и совесть.

    Странно, казалось бы, кино, несущее нам историческую правду, прощающее прошлое, примиряющее и почти толерантное… а вызывает ассоциации с советским идеологизированным искусством. Причем не только глыбой неизменно положительной личности (без страха и упрека), но и способом рисовать негодяев, тенденциозным и однозначным, как черная краска. Главный негодяй фильма — грузин, он и мировой зло, и кость в горле, и воплощение многомиллионной тоталитарной системы в своем единственном лице. Понятно даже малышу, на чью национальность, чей тоталитаризм и чью несвободную тоталитарную армию намекает этот антигерой. Понятно… Только история не может быть простой и ясной, как огурец. В искусстве — тем более. И человек, кстати, тоже.

    Мне нравится, что есть беспримесное добро, незапятнанная совесть, что есть люди, способные на жертву, что есть те, которые отдают жизнь во имя незнакомцев и даже формально врагов. Но когда на доске, т. е. ленте, все фигурки лишь черные и лишь белые, кажется, что это игра, а не жизнь.

    В то же время прекрасно сознаю, для многих война как раз и ассоциируется с ясностью красок, решений и оценок, с отсутствием полутонов, на ней нельзя мудрствовать лукаво и нельзя поступиться правилом Гераклита — «либо свободный, либо раб». И выборов не тысячи дает она, а, как правило, всего один: жизнь или смерть, но чаще: душа или жизнь. Гуськов выбрал душу (для атеистических времен правильнее — совесть). И этим выбором спас чужие жизни, потому что выбор души всегда — даже в минуту гибели — животворящий и — даже в одиночестве — всеобщий.

    Однако у меня остался один вопрос и после просмотра фильма, и после его обсуждения в клубе: а вообще историю можно вычистить от лжи? И не приведет ли рьяная (подчас во имя скандала и занимательности) зачистка, где бы она ни происходила (в искусстве ли, политике, науке, религии, преподавании), к тому, что и правда сотрется, сбежит куда-то? Я еще ощутила после просмотра фильма бессилие от стопроцентной нереальности узнать настоящую правду о войне, от невозможности примирить те правды о ней, что я помню: правду советскую и правду постсоветскую (или анти-).

    8 апреля 2015 | 13:45

    Поднять такую табуированную для победителей тему, как падение дисциплины среди красноармейцев на территории поверженного врага, могли только сами немцы, рискнувшие показать короткий эпизод последних дней войны, который, как и все прочие, является частью истории, чтобы вынести его на всеобщий суд.

    Действительно, факты насилия советских войск в отношении мирного населения противника не вымарывались из донесений и сводок, позволяющих судить, каков был их настоящий масштаб, тем более, что победителей судили, вынося трибуналом не обжалуемый смертный приговор, оставшийся в архивах СМЕРШа с отметкой о приведении в исполнение, подводившем черту под преступлением, которое не спишет война.

    Немцы деликатничают, стараясь всех огульно не обвинять. Напротив, представляют происшедшее, как неосознанное намерение, а пьяный эксцесс, на протяжении долгого времени показывая задумчивого командира с ликом Алексея Гуськова, который, намотавшись по штрафбатам, добрался, наконец до вражьего логова, которым оказался детский приют — последнее прибежище военных сирот в графском доме среди лесов, где бродят остатки разгромленных германских частей, пробирающихся на другую сторону, чтобы сдаться союзникам — от греха.

    Они пересекаются, русский командир и офицер противника, чтобы, обозначив достоинство сторон, разойтись миром, каждый своим путём, одни — искать дороги на запад, другие — налаживать диалог с перепуганными женщинами и воинственным пацаном, не успевшим на тот свет за друзьями из гитлерюгенда, но всё ещё не избавившегося от намерения принять геройскую смерть.

    Этот двуязычный подросток скрепляет собой нежданный гуманизм советского солдата с лирикой первых мирных дней, естеством природы и свежестью первых чувств, размышлениями о потерях и приобретениях, ошибках и заблуждениях, с которыми жили обе стороны, ещё не поборовшие давнее недоверие и первый испуг.

    У режиссёра было достаточно времени, чтобы подготовить почву, связывая офицерской честью представителей обеих сторон, рискованно уравнивая достоинство тех и других, что выглядит не бесспорно на фоне масштабных жертв мирного населения оккупированных территорий, которые не сведёшь к взаимной несдерженности солдат.

    Идея объединить человечностью разделённых долгом бойцов отважна и провокационна, вся сотканная из противоречий, переполняющих горюющего над потерями героя и наслушавшегося геббельсовской пропаганды мальчишки, не ждавшего от вторжения обидчиков ни блага, ни добра, внезапно оказываясь объектом благородного внимания и заботы врага.

    В момент, когда не стало фронтов, а наступивший мир пока ещё на бумаге, последний и решительный бой становится общим сражением вчерашних врагов, образцовой схваткой с отщепенцами в небывалой форме героического сплочения, встречающего откровенное неприятие сквозящей в нем подставной идейной навязчивости авторов, как бы ни входил в их положение Алексей Гуськов сотоварищи, получившие рыцарское подкрепление с другой стороны.

    9 апреля 2012 | 23:22

    Фильм замечательный. Светлый, мудрый, трагичный. Про выбор, который в жестоком противостоянии диктует настоящему человеку его совесть. Про то, что Мужчину с большой буквы и озверевшего насильника может разделять не только линия фронта, но и представления о нравственности Про неподчинение приказу, который отдает кто-то, опьяненный не только Победой, но и легкой возможностью ублажить свои звериные инстинкты. Про величайшее самопожертвование во имя чести и человечности. Не понимаю тех, кто утверждает, что фильм порочит советских солдат. Ведь главный герой фильма и его солдаты — Люди и Мужчины с большой буквы. Достойный пример мужества, отваги, высокого гуманизма. Они противостоят скотству. В День Победы они отдают собственные жизни, защищая жизнь беззащитных и тем самым утверждая высокое звание русского воина.

    6 мая 2012 | 06:59

    Самое неблагодарное дело — обсуждать предмет который не видел, не слышал и не испытал. Никто, включая и меня, из обсуждающих картину «4 дня в мае» рецензентов на той войне не был и значит, утверждать наверняка ничего не может.

    Лично я могу говорить только о том, что мне сказали бывшие там. Моя бабушка (в 1941 г. ей было 12 лет) была узником Германии до 1945 года. Освобождена американцами и передана советской стороне. На момент освобождения в 16 лет была истощена и весила 36 кг. Так вот наши родненькие дали в руки кусок хлеба и одну консерву и под автоматами погнали этих еле переставляющих ноги людей электростанцию разбирать. А потом, когда в скотских вагонах на Родину любимую везли, девчушек наши освободители насиловали и убивали. Не тронули только тех, кто с мужчиной был из числа заключенных, моя бабушка к мужику какому-то прибилась пожилому… Когда в 90-е годы немцы бывшим узникам выплачивали компенсации, моя бабушка от нее отказалась с комментарием: «мне немцы меньше зла сделали чем наши». Выводы делайте сами. Ну не верю я в эту «великую победу».

    А фильм даже по этой части как-то слабоват… Ничего противоестественного я там не увидел. В действительности все было куда страшнее. Гнид, мразей и тварей в Красной Армии было больше чем в любой европейской стране, в том числе и Германии, просто потому, что населения в СССР было в разы больше.

    В целом с технической стороны фильм смонтирован неплохо, не совсем качественна операторская работа, были смазанные близкие планы.

    А советский солдат ступил «на темную сторону силы» еще за несколько лет до начала той войны…

    4 из 10

    2 октября 2012 | 12:57

    Приз «За смелость и гуманизм» был присужден фильму не зря.

    У фильма далеко не бессмысленный слоган — «Иногда граница проходит не между „своими“ и „чужими“, а между добром и злом». И, пожалуй, любителям огульно ругать то, о чем они не имеют представления (ведь, судя по критике фильма, большая часть «оскорбленных» его не видела и смотреть не собирается), следовало бы обратить внимание именно на этот «маячок», способный, как кажется, пробудить даже в самой глупой голове мысль о том, что фильм предполагает не то отношение к войне, которое уместно в пропагандистских роликах, а отношение наднациональное и надисторическое — т. е. единственно разумное. Иначе относиться к войне, которая закончилась в первой половине прошлого века, на мой взгляд, просто нелепо, мало того, то истерическое к ней отношение, которое активно развивается в нашей стране последние 10-15 лет — симптом, скорее, больного и глупого, а не здорового и разумного общества. То, что фильм «4 дня в мае» способен кого-то оскорбить или породить мнение, что показанное в нем унижает чью-то память — лишнее тому свидетельство.

    Если человек фанатически предан идее, согласно которой каждый немецкий солдат — исчадие ада, а каждый советский — святой, то его оскорбит и любой советский фильм, в котором есть хотя бы намек на то, что штрафбаты, все-таки, существовали, а стало быть, существовали и те, кто попадал туда за конкретные проступки. Такого человека вообще должна оскорблять мысль о том, что в той войне принимали участие люди. Парадокс в том, что, к примеру, фильм «Гитлер капут!» почему-то не оскорбляет ничьей памяти, а если и оскорбляет, то не настолько сильно, чтобы не показывать его, время от времени, и даже накануне Дня Победы, по всем каналам ТВ. Вот и недавно это изнасилование вкуса и разума было в очередной раз показано каналом ТНТ. Где же протесты? Их нет.

    Я согласен с оценкой фильма, которую дает Лариса Юсипова в статье, посвященной этому фильму — «Фон Борис снял спокойный (чтобы не сказать «занудный»), культурный европейский фильм — без призывов переосмыслить историю заново, но с очевидным гуманистическим посылом», и рекомендую его к просмотру всем тем, кто желает задуматься не столько о войне, сколько о природе человека.

    22 декабря 2012 | 05:06

    Говорить о Великой Отечественной Войне — очень непростое дело. До сих пор в СМИ, книгах, Интернете идут ожесточенные баталии о роли той или иной стороны в конфликте, о роли государственных деятелей противостоящих государств, но самые интенсивные и непримиримые споры идут о поведении и поступках людей, воевавших на полях сражений Второй Мировой. Здесь невозможно найти компромисс или «золотую середину», смешно даже заикаться об этом — для всех участников дискуссии точки над i давно расставлены, и слова о примирении звучат совершенно неуместно. Да и разве было достигнуто какое-то примирение? На бытовом уровне — да, наших соотечественников в Германии немало, и отношение немцев к нам совершенно адекватное; те же успехи достигнуты и на политическом фронте — главы правительств прекрасно друг с другом разговаривают, а слова «диалог» и «сотрудничество», если бы кто-то решил озаботиться контент-анализом, точно бы встречались куда чаще остальных. Однако на уровне идей, уровне духовном, уровне принципов и правил — здесь все далеко не в порядке. И если подобное 39-му и 41-му повторится, то не будут ли повторены и все за одной ошибки предыдущих лет? Такая, казалось бы, далекая и чрезмерно возвышенная для повседневных разговоров тема всплывает рыбой-ежом на любом захудалом форуме, только создай тему «Мы и ВОВ».

    «Четыре дня в мае» снимали не к 9 мая, и памятная дата была другой — 23 февраля, День защитника Отечества. Первая дата — гораздо конкретнее первой; ни к чему другому 9 мая не относится. 23 февраля намного шире и объемнее, и здесь — Великая Отечественная 1812 года, Первая Мировая, Афганистан, Чечня… И все же — крамольная трактовка событий в одном детском доме, объединение русских и немцев, и бой всех сразу за пределами окончившейся «большой» войны… Такой взгляд в кинематографе опасен, если ты только не политзаказ ваяешь. И даже союзников не найдешь — точка зрения невыгодна ни для одной из-за некогда конфликтовавших сторон.

    Однако «Четыре дня в мае» выводит противостояние из исторических и временных рамок. В пространстве фильма борются не с немцами и даже не с бывшими своими, выполняющими приказ, а пытаются перебороть то извечное зло, о котором человек помышляет с предначальных веков. Зло это вроде бы мелкое, и носитель его — как паразит какой или вредитель-насекомое, и характер зла до невозможности случайный; ни о какой величавой поступи «чистого зла», как в случае с Третьим Рейхом, речи не идет. Зло в фильме внезапно себя обнаруживает и стравливает людей в одинаковых формах, с одинаковым языком и родными душами, и они уничтожают друг друга из самых сильных и чистых личных убеждений. Немцы, чужие до последней пуговицы, нацисты и враги, оказываются рядом с русскими и точно также и по той же причине погибают, ничем в тот момент не отличаясь от бывших «расово неполноценных» унтерменшей.

    Когда зло перестает рядиться в разные одежды, то ему противостоять особенно сложно — ведь невозможно разобрать, борешься ты со злом или просто разбиваешь собственное отражение в зеркале. Более того, невозможно уцепиться за блеклые одежды Добра, ибо его так трудно сформулировать и понять, что человеку приходится оставаться со злом один на один — как есть. А когда зло — не зло вовсе, а такие же, как ты, то человек оказывается совершенно одинок в самоубийственной войне с себе подобными, и правду удается найти лишь внутри, в собственном ощущении. Иначе опустятся руки.

    «Четыре дня в мае» создают крайнюю, пограничную ситуацию. Оставшиеся наедине друг с другом люди убивают друг друга же. Один человек быть не может, и потому те, кто нападают, и те, кто обороняется, опираются на что-то крепче их самих. Те, кто атакуют детский дом и стремятся к его тотальному разрушению, выполняют внешний приказ. Они чувствуют себя увереннее обороняющихся, поскольку этот приказ абсолютно беспрекословный и сверкающе правильный. Крик «власовцы!» раздается приговором, а чувства подчиняются внешней форме, как вода форме сосуда или пули дулу автомата. Здесь нет злодеев — здесь все выполняют внешний приказ, как и должен это делать истинный солдат.

    Те, кто защищает детский дом и жаждет спасения невинных, выполняют приказ внутренний. Их решение твердое, как штык-нож, однако они все же колеблются, как и всякий, принимающий самостоятельное решение. У них есть выбор, и каждый волен поступать по совести. Их приказ мучительно одинокий, живущий не на официальных циркулярах, а в ненаписанных глубинах сердца. Их чувства подчиняются лишь внутреннему голосу собственной правды, живущей в бескрайней пустыне, и у каждого — своя пустыня: одной истины на всех не бывает. Однако их решение твердое, и они готовы его исполнить, даже если мир считает иначе. И здесь нет злодеев — здесь все выполняют внутренний приказ, как и должен это делать истинный солдат.

    И вокруг противостояния человека и зла-в-нем — горячий след уже законченной Второй Мировой. Она закончилась в красноречивых, но скупых формулировках дикторов, однако осталась в нерассказанных историях души. Немцы попытались убежать и спрятаться от войны-внутри, однако не сумели переступить через собственную самость. И важно, что вокруг именно оконченная Великая Отечественная Война. Она до сих пор нам небезразлична, и потому, когда на ее изломе вдруг оказываются иные категории, то это разрушает привычное ее понимание, дает возможность присмотреться к себе. И ни одного намека на историзм и сенсацию: настолько естественно все то, что произошло. Это и правда могло произойти.

    Фильм отказался от всяческих художественных достоинств, чтобы не отвлекать зрителя от сюжета и эмоций, однако последнее невозможно было бы передать без сильных актеров. И ни один из них не ошибся, и каждый второстепенный персонаж достоверен не менее главных. Однако главные — капитан Горыныч в исполнении Алексея Гуськова и мальчик Петер в исполнении Павла Вензеля — сочетаются друг с другом как отец и сын, но ни разу не обманув себя и не забыв, кто же они на самом деле. Их человеческая причастность друг к другу и взаимное уважение, обоюдное понимание и искренняя симпатия, которая еще чуть-чуть, и превратится в любовь — и есть то добро-в-человеке, которое защищают в этом фильме люди без границ и различий. И когда станет всем понятно, что настоящее добро — не в лозунгах, политике, государственных целях, большой территории, показной державности и национальной гордости (а на практике — всегда гордыне) — тогда и будет убито зло-в-человеке. Несбыточная мечта. Но только мечты спасают от войны.

    7 марта 2012 | 00:03

    Вот честно, я бы за такие фильмы сажал бы. Я не знаю, чем занимается пафосная коллегия «по защите истории», но точно не тем, ради чего её создавали. В очередной раз историю нашей великой Победы пытаются осквернить, выставляя победителей моральными уродами, а побежденных — несчастными бедняжками, с высокими моральными ценностями.

    И я бы ничего, наверное, не имел против, если бы это была вымышленная реальность. Некий параллельный мир, где сошлись два неизвестных народа. А так… В очередной уже раз тянут грязные руки к этому событию. Не смогли выиграть на поле боя? Хорошо — выиграем после битвы. Создадим образ выродков, которые всё, что делали, жрали водку и пытались насильничать.

    К сожалению, как написал автор предыдущего комментария, «но мы живём в демократической стране, теперь можно всё». Теперь можно снимать полнейшую чушь и не боятся последствий. Правда такое возможно лишь у нас — попробуйте снять фильм про евреев или про американцев, выставив их уродами, и вы рискуете, как минимум, нарваться на серьезные проблемы. А у нас… у нас можно всё. У нас — демократия.

    Поэтому можно снять фильм с претензией на исторический, но не имеющий какого-либо отношения к истории. Автор столь чудесной выдумки (про уродов-танкистов и героев-фашистов) уже давно был разоблачён, однако авторов фильма это не остановило. Заведомый фейк и чернуха. Жаль, что Гуськов опустился до уровня сортирных фильмов.

    Фильм для просмотра рекомендую либерально-ориентированной толпе, а так же поклонникам национал-социализма. Вменяемым людям посоветую потратить эти полтора часа с большей пользой.

    1 из 10

    Можно было бы — поставил бы отрицательную оценку.

    1 марта 2012 | 17:13

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>