Дом терпимости

L'Apollonide (Souvenirs de la maison close)
год
страна
слоган«An Aesthetic Shock»
режиссер Бертран Бонелло
сценарий Бертран Бонелло
продюсер Бертран Бонелло, Кристина Ларсен
оператор Жози Дешайе
композитор Бертран Бонелло
художник Ален Гюффруа, Анаис Роман
монтаж Фабрис Руа
жанр драма, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Франция  201.6 тыс.,    Россия  9.7 тыс.,    Португалия  8.5 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
21 марта 2013, «Cinema Prestige»
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время122 мин. / 02:02
Номинации:
Начало ХХ века. Парижский публичный дом, доживающий последние дни. Длинный шрам на лице одной из проституток — словно трагическая улыбка. В этом отгороженном стенами закрытом мире, невидимом со стороны, происходит целая жизнь: мужчины влюбляются или ненавидят, а женщины делят радости, печали, страхи и секреты…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
83%
24 + 5 = 29
7.2
в России
67%
6 + 3 = 9
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Знаете ли вы, что...
    • В фильме имя персонажа Clotilde (Клотильда) написано с ошибкой (Clothilde, распространенная ошибка во Франции), это можно увидеть, когда появляется строка с ее именем, где указывается, что она надзирательница.
    Материалы о фильме
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей

    ещё случайные

    Рубеж XIX и XX веков. Франция. Закрытый бордель для состоявшихся в жизни и обеспеченных мужчин.

    Фильм — не только грусть по неизбежно уходящему в небытие настоящему с его особенным укладом жизни, а бордели подобные Аполлониде, как ни крути, один из символов 19 века. На фоне смены эпох режиссер размышляет о тяжкой доле женщин, вынужденных продавать свое тело клиентам.

    Итак, в кои-то веки я смотрю фильм, где центральной темой является не сексуальность, а переживания и чувства героинь, которые работают в публичном доме, чтобы выплатить свои долги. Цель есть у каждой — свободное будущее, но только оно так далеко и настолько туманно, что верить в него у героинь уже нет сил.

    Как уже не раз подчеркивали различные рецензенты фильм можно охарактеризовать как асексуальный. «Те самые» сцены присутствуют, конечно, и не единожды, но, присутствуют единственно с целью полного воспроизведения быта подобных заведений. Их может и можно было бы исключить полностью, так как не постельные утехи волнуют режиссера, но торговля телом слишком важный элемент в этой истории.

    Безусловно, сложно понять и описать то, чего не видел своими глазами, не слышал, не испытал на собственной шкуре. Однако, суть настроения схвачена автором очень тонко. Тоска и печаль сквозит на бледных, изможденных лицах Мадлены, Леи, Жюли, Клотильды и Самиры и других. О каждой из них мы узнаем пусть мелкие, но детали и вот они уже перестают быть безликой массой и немножечко приоткрываются нам как личности. И ведь «Апполонида» — это не дешевая забегаловка, а аппартаменты, в которых чисто, тепло и приятно пахнет, нет паразитов и за здоровьем девушек следят. Но все равно это тюрьма, в некотором смысле золотая клетка. Это так же внешний мир в миниатюре. Это иллюзия свободы. Иллюзия в которую поверила молоденькая девочка Паулина и добровольно пришла в это заведение. Так что нам тоже не следует сильно обнадеживаться насчет нашей свободы.

    Так как обычно выход за пределы дома девушкам запрещен только однажды они выбираются на пикник в окрестностях реки. Эта вылазка как глоток воздуха, небольшой перерыв между первой и второй частью дорогого спектакля. После этой прогулки, по возвращении в тесные комнаты борделя еще острее чувствуется вся тяжесть их заключения. Живя в изоляции от быстроменящегося мира 1900-х годов девочки могут только прислушиваться к разговорам мужчин о строительстве метро или нашумевшем деле Альфреда Дрейфуса. А пока каждый их новый день похож на предыдущий: те же лица, те же занятия и разговоры. Но время идет и перемены скоро коснутся непосредственно их самих. А пока же даже само время в борделе статично, отчего фильм воспринимается некоторыми как затянутая тягомотина. Но это не недостаток фильма, а реалии жизни человека запертого в 4-х стенах.

    Итак, Дом Терпимости довольно качественно снятый фильм, красивый, чувственный, вместе с тем отталкивающий своей жестокостью, но ничем радикально не выделяющийся из череды прочих исторических лент.

    6 из 10

    13 августа 2013 | 00:41

    Париж, рубеж девятнадцатого и двадцатого веков, дорогой бордель со взыскательной и приличной клиентурой. Красивые, хорошо и небрежно одетые девушки застыли в разнообразных позах, периодически перемещаясь от одного посетителя к другому. Кто-то играет в настольную игру, кто-то музицирует или поет, кто-то поднимается наверх в комнаты. Атмосфера непринужденна и расслабленна.

    Перед зрителем на протяжении всего фильма проходит череда жанровых, мало связанных сцен — Вечер в салоне, Взыскательный клиент, Клиент-оригинал, Утро, Приход новенькой, Клиент-маньяк, Прогулка, Купание, Опиум, Медосмотр, Сифилис, Смерть проститутки — список можно продолжать и дальше…

    Молодой нарождающийся двадцатый век где то там, за окнами, утопает в тусклом обволакивающем свете красного фонаря и вкрадчиво напоминает о себе приглушенными голосами посетителей, обсуждающих смутные и непонятные для девушек темы — дело Дрейфуса, открытие метро, возобновление олимпийских игр, новый роман Уэллса. Так через призму борделя украдкой демонстрируется срез эпохи.

    Распорядок в «доме терпимости» прост, ясно расписан и по своей четкости чем то напоминает устав военной части. Даже на вечерний «выход» в салон девушки выходят под закадровую музыку, чем-то напоминающую барабанную дробь. И клиентов и девушек камера рассматривает отстраненно, как бы через лабораторное стекло. Это женский мирок, мужчина здесь субъект, который вторгается извне, он может причинить боль, или развеселить, или выкупить и заплатить в долги, быть милым или злым, но исчезает он почти так же быстро, как и появился. И опять в кадре череда светлых или зашторенных комнат, заполненных одними девушками и их мечтами и заботами.

    Смыслы и идеи в фильме либо очевидны, как опадающий по лепестку в конце бутон розы или проститутка с разрезанным лицом, плачущая молочными слезами спермы, либо полускрыты. Но их и не хочется искать, слишком велик риск откопать очередной социальный или политический подтекст, которыми славится французское кино.

    Проще откинуться в кресло и насладится вереницей проходящих перед тобою картин, зарисовкой минувшей эпохи.

    7 декабря 2012 | 05:41

    На рубеже 20 века заканчивает своё существование респектабельный парижский бордель. Под чутким контролем Госпожи Мари-Франс последний бастион лояльности под названием «Апполонида» обеспечивает удовольствиями богатейших представителей Парижа. Диапазон специалистов здесь также широк, как и предлагаемые ими услуги и может удовлетворить желания даже самых прихотливых гурманов.

    За закрытыми дверями, в богато украшенных костюмах — под стать наполненному тонким, шикарным декором антуражу, находят своё пристанище души добровольно отдавшие себя в руки похотливому брату Амура. Проститутки и их клиенты пребывают здесь в одурманенном томлении и кажется вот-вот утонут в изобилии шампанского и опиума, а вальяжно раскинувшаяся на кушетке чёрная пантера под стать общей атмосфере, с нечитаемым выражением оскала, наблюдает за всем этим.

    Бонелло наполняет свой фильм атмосферным сочетанием притяжения и отталкивания. Клиентам здесь предлагаются элегантные просторные помещения с прекрасными каждая по своему девушками, чей особый мир существования подходит к концу, а их тела медленно убивает сифилис. В результате чего возникает довольно своеобразная смесь романтического декадентского и полу-сюрреалистического состояния. Бонелло создаёт очень богатую смесь и его фильм приятен взору несмотря на несколько вялый темп двухчасового повествования в изучении мира борделя. Проституция, как театральный акт. Есть определённая магия в этом замкнутом мире в котором блудницы и их клиенты, как лунатики скользят через движения секса, тем самым создавая непреодолимую силу оставляющую след в зрительной памяти.

    И в правду, бордель — весьма интересное место развития человеческой сексуальности, которое берёт свои истоки ещё с Древней Греции. Парижские бордели процветали вплоть до 20-х годов 20 века и оставались открытыми до Первой Мировой войны, пока последний дом удовольствий не погасил свой красный фонарь, а жрицы любви не вышли на улицы.

    Пускай работа Бонелло не имеет сильного драматического сюжета, но созданная им гедонистическая атмосфера — является одним из самых подробных и успешных изображений борделя на плёнке, чьё чёткое время и место действия, подобно подзаголовку является сувениром из эпохи, которая кажется потерянной навсегда.

    4 января 2013 | 12:29

    Слышала много неплохих отзывов об этом фильме, но все откладывала просмотр. И вот, наконец посмотрела. Честно говоря, я немного обескуражена, потому что ожидание были гораздо выше. Все же, у французов есть какая-то удивительная способность интересно и проникновенно писать книги или же снимать фильмы о падших женщинах. Но в этот раз скорее не получилось.

    Сюжета тут в общем нет, два часа мы просто наблюдаем за размеренной жизнью публичного дома. У каждой из проституток здесь своя история, каждая нашла свой мотив, чтоб пойти сюда работать. Каждая из них где-то в глубоком подсознании мечтает о том, чтобы выйти с этой колеи, но ничего особо никто для этого не делает. Причем, я бы не сказала, что девочки отчаялись, что они за свою свободу сражаются. Нет, они ведут свою размеренную и довольно скучную жизнь. Мне они напомнили амеб с припудренными носами.

    Сказать, что фильм открыл какие-то страшные подробности этой пагубной жизни, я тоже не могу. Да, есть тут риск нарваться на психа-клиента или подхватить заразу, тем более, учитывая годы, о которых идет повествование. Все это всем известно.

    За что можно накинуть несколько баллов, это за костюмы, они действительно неплохи, и наверное, аутентичны. Ну и история жизни одной проститутки Мадлен, которую много лет назад изуродовал клиент, немного тронула. Если бы взяли только эту историю и развили бы ее подробнее, то фильм мог бы быть интереснее.

    4 из 10

    2 апреля 2018 | 10:44

    Любовь — иллюзия, любовь — мечта. А за мечту можно заплатить, ее можно сделать товаром. Дарить мечту о неземной любви и страсти, которой нет в повседневной жизни, задача девушек легкого поведения, куртизанок, проституток…

    Бордель начала 19 века, здесь по вечерам собирается мужская элита, или просто те, у кого есть деньги. Сам дом — прекрасный особняк с множеством комнат, практически вся жизнь девушек протекает в нем, днем они спят, а ночью работают. Они живут в эдакой золотой клетке, не зная жизни и зная лишь самые ее неказистые стороны, даже не пытаясь что-то изменить. За них все решает Мадам, они ее товар, за ее доброжелательностью и снисхождением кроиться жажда наживы и властолюбие.

    Даря мечту мужчинам, они невольно сами поддаются ее очарованию, многие начинают верить в то, что их любят и ждать того, что их выкупят и подарят уже им их мечту о свободе и нормальной жизни. Эти девушки, для которых занятие любовью стало уже чем-то омерзительным, — безвольны и беззащитны, стоит им потерять бдительность, как у мужчин могут проснуться садистские наклонности, которые превратят их и без того опостылую жизнь в беспросветный мрак.

    В этом фильме нет главных героинь, каждая девушка просто рисует одну из возможных судеб проститутки: будь это самая желанная, самая старая, новенькая, заболевшая или пострадавшая от руки, купившей ее. Их жизнь похожа на дурманящий сон, повествование ирреально и плавно. В фильме две части, повествование первой происходит по спирали, с каждым разом приближаясь к кульминационному моменту: трагедии, изменившей всю жизнь Еврейки. Вторая часть уже линейна, ее апогей это воплощение сна «девушки, которая смеется» и продажа дома. Фонарь гаснет.

    Наши дни. Теперь у девушек больше нет золотой клетки, они поджидают своих клиентов у дорог.

    Этот фильм не пытается вызвать жалость или сочувствие, он просто рассказывает историю публичного дома и его обитательниц, без прикрас, но и без надрыва. Терпимость этих девушек, привыкших к ударам судьбы, передается зрителю, так что все происходящее кажется предрешенным.

    2 июня 2012 | 13:46

    Обыкновенно думают, что вор, убийца, шпион, проститутка, признавая свою профессию дурною, должны стыдиться ее. Происходит же совершенно обратное. Люди, судьбою и своими грехами-ошибками поставленные в известное положение, как бы оно ни было неправильно, составляют себе такой взгляд на жизнь вообще, при котором их положение представляется им хорошим и уважительным. Для поддержания же такого взгляда люди инстинктивно держатся того круга людей, в котором признается составленное ими о жизни и о своем в ней месте понятие. Нас это удивляет, когда дело касается воров, хвастающихся своею ловкостью, проституток — своим развратом, убийц — своей жестокостью. Но удивляет это нас только потому, что кружок-атмосфера этих людей ограничена и, главное, что мы находимся вне ее. Лев Толстой

    Париж на рубеже девятнадцатого и двадцатого веков: момент переосмысления ценностей для общества. Пока в мире стремительно случаются метаморфозы, а каждый новый день стремится отличиться от прежнего, в Доме Терпимости не меняется ничего. Над этим маленьким островком гармонии и постоянства не властно время. И вчера и сегодня прелестные девушки в полупрозрачных платьях и туго затянутых корсетах будут царственно восседать на бархатных диванчиках, развлекать гостей играми и танцами, класть голову на колени страждущим ласки и принимать в комнатах наверху всех желающих. Эти дамы с легкостью могут перевоплощаться в мертвенно-бледных фарфоровых кукол, обольстительных японок или мертвых нимф, им по силам удовлетворить любую фантазию. В свободное от работы время девушки могут просто обняться, трогательно прижимаясь друг к другу в поисках иллюзорной защиты, и уснуть, а уж потом приходится подниматься и тщательно готовить свое тело к новому праздному вечеру. Одеколоны, крема, пышные юбки, сложные пояса, удушающие корсеты.

    Бертран Бонелло представил миру эстетически милую, но в то же время и пустую зарисовку. Нет никакого сомнения в том, что получить некое наслаждение и вдохновение, наблюдая за юными девами и их томлением в этой золотой клетке, не составляет труда, но в то же время за двухчасовым повествованием, призванным осветить все трудности и низости древней профессии, не скрывается глубокого смысла или высокой эмоции. Руководящим чувством скорее является упомянутое ещё в заголовке терпение, оно и правит этот бал, где девушки, страстно желающие просто уснуть в своем закутке, натянуто улыбаются гостям и уже рефлекторно раздвигают ноги и обнажают бедра. Одним посетителям угодно смотреть на плоть, другим разговаривать, третьим молниеносно сливаться в горячих объятиях. А угодить следует всем. И да, случается, что проникаешься глубоким состраданием к еврейке с длинным шрамом вместо привычных пухлых губ, любуешься пляшущими дамами или прельщаешься их звонким, неискренним смехом, но это всего лишь мимолетные, едва ощутимые эмоции, которые почти мгновенно тонут в пучине меланхолии, которой прониклась лента от начала и до конца.

    Довольно сложным занятием представляется и вычленение некой сюжетной линии из общей композиции: картина обходится без главных героев и первостепенных событий, она больше похожа на стремительный ручей с холодной пресной водой, обычный поток воды, который несется вперед, даже если на пути его сухие ветки или пыльные булыжники. Нет никакой особой морали, нет специфической задумки, есть лишь возможность созерцать и воспринимать, пропускать через себя все, а вовсе не избирательно, моменты жизни Дома Терпимости. Тебе не приходится выбирать между ванной, наполненной холодным шампанским или обыденным перепихом на кровати, ты вынужден терпеливо ждать, когда все закончится. Однако конца у таких историй не бывает, как правило, они увенчаны знаком бесконечности, также как девушки могут похвастаться клеймом разврата, которое на них беспечно поставила жизнь.

    Бонелло не драматизирует, он, напротив, стремится показать, что все эти трагедии, болезни и несчастья — естественная часть жизнь подобных девушек, а потому не стоит пускать скупые крокодильи слезы, от которых все равно нет никакого толку. Эти девушки просто существуют на правах райских птиц, поражающих своей прелестью и идеальностью, они не дожидаются чего-то конкретного, не верят в чудеса и не мечтают о том дне, когда станут свободными. Любую перемену в своей жизни они смогут принять достойно и с высоко поднятой головой, потому как падать ниже им уже некуда, а значит и страшиться нечего.

    Переломный момент, стирающий границу между изыском и роскошью Дома Терпимости, где плотская любовь за деньги ещё имела оттенки эстетики или хоть какой-нибудь красоты, и проституции, вышедшей веселой походкой на улицы большого города, оказывается просто очередным событием, ещё одной ниточкой в гобелене жизни. Вот эти прекрасные создания и вырвались «на свободу»,вот и получили возможность ежедневно любоваться небом и глядеть на красоту перекошенных, стареньких домиков. Однако возникает щемящее чувство тоски по тому изысканному, бархатному плену, который казался чем-то лучшим, но остался пройденным этапом жизни девушек. На этом рассказ обрывается, но не потому что история подошла к логическому завершению, а потому что рассказчик утомился от бомбардировки сознания пессимистическими оттенками чувств, тем более слушатель и сам знает продолжение истории, потому как он и есть часть этого нового мира, полного бед и разврата. Но даже это не повод драматизировать, а всего лишь факт, который следует с достоинством признать, потому что в тот день, когда развалится и эта прогнившая система, нужно будет красиво встретить конец всего.

    16 августа 2012 | 10:34

    У шлюх сволочная работа.

    Разбитые судьбы, отсутствие выбора, поиск смысла, желание забыться.

    Отчаяние, граничащее с истерикой.

    Женщина, которая смеется — олицетворение всей сути работы куртизанки. Жить под маской радости, пряча всю боль и усталость в себе.

    Женщина проститутка приравнивается к мужчине преступнику.

    В фильме хорошо передана атмосфера. Наряды, декорации, музыка, образы девушек, их эмоции — все красиво, все напоказ. На протяжении всего фильма не покидает чувство неопределенности и безвыходности.

    За что? Куда? Когда? Что делать?

    Ответов в этом фильме мало.

    19 декабря 2017 | 23:38

    «Дом терпимости» от режиссера Бертрана Бонелло — это смесь желаний, безысходности, горячий поцелуев и холодных рук, и все это в закрытом пространстве, в маленьком мирке, в котором действуют свои правила и законы — главное принести удовольствие клиенту. Данное необычная драма получилась весьма тонким и глубоким фильмом. Кино переполнено болью, грустью, безнадежностью, маленького женского мирка публичных женщин.

    Перед нами начало ХХ века и парижский публичный дом, который скоро закроется. В нем живут проститутки у хозяйки, солидной дамы. Утром и днем они спят, ухаживаю за собой, за своим телом, а вечерами и ночами развлекают и обслуживают клиентов. Один из таких клиентов оставил после себя ножом длинный шрам на лице одной проститутки, напоминающей улыбку, и многие хотят теперь ее увидеть. Мы видим жизнь и деятельность этих женщин, которых переполняет многое внутри, но они этого не показывают…

    Кино необычное, и оно не для всех. Думаю, для тех, кто любит, ценит и понимает французский кинематограф. Данную драму номинировали на золотую пальмовую ветвь, что также подчеркивает ее значимость. Этот фильм как будто гипнотизирует, медленно погружая в свою туманную, хрупкую историю. Французских актрис идеально подобрали на роли проституток, и многие из них хорошо запомнились, особенно та, у которой была улыбка на все лицо. Ее грустно и с неким глубокомыслием сыграла Алис Барноль.

    У этой драмы есть привкус и аристократичности, и откровенности, в ней много чего намешано, но можно с уверенностью сказать, что кино чувственное с холодным привкусом отчаяния. Особенно в фильме порадовала неожиданная развязка. Было эффектно, неожиданно, ощущался легкий шок. «Дом терпимости» — французская, тонкая драма от режиссера и сценариста Бертрана Бонелло 2010 года. Кино глубже, чем кажется на первый взгляд, но оценить его глубину смогут далеко не все. Спасибо!

    P.S. «Если Я когда-нибудь выберусь отсюда, то больше никогда не буду заниматься любовью…»

    8 из 10

    4 августа 2015 | 12:27

    Фильм, несмотря на обилие голых тел и эротических сцен, довольно серьезный. Фильм- о боли, скрываемой за масками веселья, о судьбах несчастных женщин, для которых уже нет иного пути, кроме как быть проститутками. Каждая из них на что-то надеется, у каждой своя история за плечами, но всех их объединяет одно- страх перед будущим, ведь когда публичный дом закроют-что с ними станется?

    С художественной точки зрения все сделано очень красиво-костюмы, интерьер-все выписано до малейших деталей, так что фильм можно смотреть хотя бы ради этой красоты. Ну и красоты женского тела, разумеется.

    Из минусов- вялый сюжет. Слишком все размеренно и неспешно. Здесь нет четко построенной композиции- есть только временная шкала, по которой в произвольном порядке раскиданы те или иные события.

    Что касается музыки — прогрессивный рок 60 х невероятно удачно вписан в атмосферу ретро, именно благодаря песне Nights in White Satin (Moody Blues) и создается то удивительное меланхоличное впечатление.

    Ол ин ол, к просмотру настоятельно рекомендуется

    7 из 10

    14 ноября 2014 | 01:45

    Я надеялась, что фильм — нечто среднее между «Честной куртизанкой» и «Дневной красавицей». Оба считаю шедеврами в своем роде.

    Я бы не назвала это фильмом, просто как бессмысленная и монотонная нарезка кадров. Это было бы фильмом о повседневной жизни обитательниц этого самого дома терпимости, если бы режиссер не сделал акцент на драматизме (девушка с разрезанным ртом, девушка, больная сифилисом, несбывшиеся надежды новоприбывшей молодой путаны). Но не одна из драматических линий так и не была хоть сколько-нибудь раскрыта. Постоянные флешбеки действовали на нервы своей бессвязностью. Вот показан отрывок из непростой истории Мадлен, которую изуродовал больной на голову клиент. Вот они непринужденно поболтали, она рассказала про свой странный сон, он увел ее наверх, связал, дальше она кричит нечеловеческим голосом в луже крови. А потом что? Кто прибежал на ее крики, неужели мужчины продолжили ходить туда, зная, что произошло в одной из комнат? Что было с клиентом, куда он ушел и приходил ли вновь? Каковы были их встречи и отношения до этого случая?

    И так во всем. Только происходит какое-нибудь действие на экране, оно тут же обрывается, так и проходит фильм — в отрывках, скучных диалогах, монотонной тягомотине, разбавленной обнаженкой. Будь я мужчиной, я бы ни за что не ходила в этот бордель, где все девушки как на подбор меланхоличны, необщительны, скучны. Никакого запала, игривости, кокетства. Никакого веселья, угощений (кроме выпивки), музыки, интересного общения. Девушки пьют и курят каждый день, и при этом остаются весьма свежими, даже в 28 лет. Кто-то из них носит татуировки (в 19-то веке, пусть даже ты путана). Они обливаются духами и принимают ванны в шампанском, но на деле борделю грозит закрытие из-за отсутствия средств. Все показано как-то безрадостно и уныло.

    К концу фильма я уже просто проматывала. Потому что далее это смотреть было невозможно. Сюжет стал еще более сумбурным, упадническим, даже сюрреалитическим.

    1 балл за костюмы, 1 балл за атмосферу, 1 за Мадлен (жалко было героиню).

    3 из 10

    20 июля 2014 | 10:04

    ещё случайные

    Заголовок: Текст: