всё о любом фильме:

Дом терпимости

L'Apollonide (Souvenirs de la maison close)
год
страна
слоган-
режиссерБертран Бонелло
сценарийБертран Бонелло
продюсерБертран Бонелло, Кристина Ларсен
операторЖози Дешайе
композиторБертран Бонелло
художникАлен Гюффруа, Анаис Роман
монтажФабрис Руа
жанр драма, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в России
зрители
Франция  201.6 тыс.,    Россия  9.7 тыс.,    Португалия  8.5 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время122 мин. / 02:02
Номинации:
Начало ХХ века. Парижский публичный дом, доживающий последние дни. Длинный шрам на лице одной из проституток — словно трагическая улыбка. В этом отгороженном стенами закрытом мире, невидимом со стороны, происходит целая жизнь: мужчины влюбляются или ненавидят, а женщины делят радости, печали, страхи и секреты…
Рейтинг фильма
IMDb: 6.80 (4324)
ожидание: 97% (73)
Рейтинг кинокритиков
в мире
81%
22 + 5 = 27
7.1
в России
67%
6 + 3 = 9
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • В фильме имя персонажа Clotilde (Клотильда) написано с ошибкой (Clothilde, распространенная ошибка во Франции), это можно увидеть, когда появляется строка с ее именем, где указывается, что она надзирательница.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 140 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    На рубеже 20 века заканчивает своё существование респектабельный парижский бордель. Под чутким контролем Госпожи Мари-Франс последний бастион лояльности под названием «Апполонида» обеспечивает удовольствиями богатейших представителей Парижа. Диапазон специалистов здесь также широк, как и предлагаемые ими услуги и может удовлетворить желания даже самых прихотливых гурманов.

    За закрытыми дверями, в богато украшенных костюмах — под стать наполненному тонким, шикарным декором антуражу, находят своё пристанище души добровольно отдавшие себя в руки похотливому брату Амура. Проститутки и их клиенты пребывают здесь в одурманенном томлении и кажется вот-вот утонут в изобилии шампанского и опиума, а вальяжно раскинувшаяся на кушетке чёрная пантера под стать общей атмосфере, с нечитаемым выражением оскала, наблюдает за всем этим.

    Бонелло наполняет свой фильм атмосферным сочетанием притяжения и отталкивания. Клиентам здесь предлагаются элегантные просторные помещения с прекрасными каждая по своему девушками, чей особый мир существования подходит к концу, а их тела медленно убивает сифилис. В результате чего возникает довольно своеобразная смесь романтического декадентского и полу-сюрреалистического состояния. Бонелло создаёт очень богатую смесь и его фильм приятен взору несмотря на несколько вялый темп двухчасового повествования в изучении мира борделя. Проституция, как театральный акт. Есть определённая магия в этом замкнутом мире в котором блудницы и их клиенты, как лунатики скользят через движения секса, тем самым создавая непреодолимую силу оставляющую след в зрительной памяти.

    И в правду, бордель — весьма интересное место развития человеческой сексуальности, которое берёт свои истоки ещё с Древней Греции. Парижские бордели процветали вплоть до 20-х годов 20 века и оставались открытыми до Первой Мировой войны, пока последний дом удовольствий не погасил свой красный фонарь, а жрицы любви не вышли на улицы.

    Пускай работа Бонелло не имеет сильного драматического сюжета, но созданная им гедонистическая атмосфера — является одним из самых подробных и успешных изображений борделя на плёнке, чьё чёткое время и место действия, подобно подзаголовку является сувениром из эпохи, которая кажется потерянной навсегда.

    4 января 2013 | 12:29

    Кино о парижском борделе, которое потребует от зрителя усидчивости и терпения.

    В предновогоднем репертуаре, адаптированном для семейных посещений, этот фильм стоит особняком и выглядит как бельмо на глазу. Уже потому хотя бы, что переносит зрителя не в феерию рождественской сказки, а в элитный дом терпимости, в последний год XIX-го века. Здесь время замерло. Здесь томность и томление. Здесь ананасы в шампанском. Здесь галльский дух парфюмом пахнет, а за портьерами в тиши красотка без клиента чахнет… Ну вот, ещё парочка воспоминаний и придётся окончательно перейти на амфибрахий или анапест.

    Выход за порог борделя, например, завтрак на загородной лужайке, тут такая же редкость, как и, против всех ожиданий, эротические сцены. Довольно скоро становится понятно, что постановщика куда больше волнует, как девушки одеты, а не до какой степени они раздеты. Наградой за режиссерский произвол при таком названии фильма стал единственный «Сезар», полученный как раз за лучшие костюмы. В картине, которая по определению должна быть вроде как про секс, эта награда смотрится если не как издевательство, то, по меньшей мере, как оксюморон. «Сезар», кстати, оказался в итоге одним из восьми возможных.

    Что ещё следует отметить: потратив четыре миллиона (в том числе и государственных) евро на кино, снятое, по сути, в одном доме, французы до сих пор, смогли пристроить его в прокат только лишь трёх (помимо себя) стран — в США, Португалию и Россию. И вряд ли ещё куда пристроят. То есть вернули в казну сущие копейки, по моим прикидкам — осьмушку затраченных средств. Получается: выбросили деньги на ветер. Но так красиво — на бордель — могли выбросить средства налогоплательщиков только в этой стране. За что, конечно, им респект.

    И что же мы имеем в остатке? Эстетское кино со слабо выраженной драматической ситуацией, но зато с красивыми женщинами. Помимо этого не совсем желательная (для большинства зрителей) режиссерская безответственность заключается в том, что время от времени почти полное отсутствие действия вдруг взрывается жутковатыми сценами насилия. Впрочем, такая манера изложения является характерной для француза Бертрана Бонелло, которого без большой натяжки можно объединить с такими мэтрами экранной брутальности, как Гаспар Ноэ («Необратимость») и Брюно Дюмон («29 пальм»). Чтобы вы не сочли меня голословным, обязательно посмотрите у Бонелло «Тирезию» (2003).

    Но, похоже, что этого режиссера интересует не столько насилие само по себе, сколько насильственные манипуляции с телом, за которыми он предпочитает как бы подсматривать. В этой связи вспоминается бородатый анекдот про расценки во французских борделях. 100 франков — позаниматься любовью, 200 — посмотреть, как это делают другие, и 300 — посмотреть за теми, кто подсматривает. Это дает мне некоторое основание называть стиль Бонелло «перверсивным вуайеризмом» (я, конечно, дико извиняюсь за свой французский). Из всех известных режиссеров, сделавших своей профессией искусство подсматривать, Бонелло в большей степени злоупотребляет этой возможностью, поскольку как-то не особенно явно проявляет заинтересованность в том, чтобы поделиться своими открытиями со зрителем.

    В очередной раз он целиком поглощён упаднической визуальностью красиво выстроенных мизансцен. Впрочем, это не значит, что он совсем отказывается от образных решений. Самое броское из них — это использование в звуковой дорожке соул-музыки 1960-х, самое вызывающее — белые как известь слёзы, текущие из глаз изуродованной проститутки, что можно трактовать не иначе как «плач спермой». Вызывающе, не правда ли? Но поскольку данный символ упакован в контекст сновидения, то почему бы и нет…

    «Яма» Куприна, наверно, единственное произведение русской литературы, которое могло бы предоставить для экранизации материал близкий по духу «Дому терпимости». Но у русской литературы всё равно не тот коленкор. Русскому человеку без души ну никак: Катюша Маслова, Сонечка Мармеладова — вот подлинные олицетворения падших женщин. В контекст эстетских изысканий Бонелло они вряд ли встроятся. У него бордельные куртизанки лишены ярких индивидуальных характеров, они — как команда подводной лодки: многолетнее совместное проживание плечо к плечу, бедро к бедру, когда все радости и горести именно что общие, и, главное, у подавляющего большинства нет никакого желания покидать сиё небогоугодное заведение.

    Кроме того, у Бонелло слишком много холодности, чтобы можно было всерьёз проникнуться сентиментальной жестокостью декаданса или, проще говоря, очарованием порока. Ну, тогда, чем не повод наконец-то (а кому-то, может, и в очередной раз) в нём разочароваться?

    6 июля 2013 | 20:20

    «Дом терпимости» от режиссера Бертрана Бонелло — это смесь желаний, безысходности, горячий поцелуев и холодных рук, и все это в закрытом пространстве, в маленьком мирке, в котором действуют свои правила и законы — главное принести удовольствие клиенту. Данное необычная драма получилась весьма тонким и глубоким фильмом. Кино переполнено болью, грустью, безнадежностью, маленького женского мирка публичных женщин.

    Перед нами начало ХХ века и парижский публичный дом, который скоро закроется. В нем живут проститутки у хозяйки, солидной дамы. Утром и днем они спят, ухаживаю за собой, за своим телом, а вечерами и ночами развлекают и обслуживают клиентов. Один из таких клиентов оставил после себя ножом длинный шрам на лице одной проститутки, напоминающей улыбку, и многие хотят теперь ее увидеть. Мы видим жизнь и деятельность этих женщин, которых переполняет многое внутри, но они этого не показывают…

    Кино необычное, и оно не для всех. Думаю, для тех, кто любит, ценит и понимает французский кинематограф. Данную драму номинировали на золотую пальмовую ветвь, что также подчеркивает ее значимость. Этот фильм как будто гипнотизирует, медленно погружая в свою туманную, хрупкую историю. Французских актрис идеально подобрали на роли проституток, и многие из них хорошо запомнились, особенно та, у которой была улыбка на все лицо. Ее грустно и с неким глубокомыслием сыграла Алис Барноль.

    У этой драмы есть привкус и аристократичности, и откровенности, в ней много чего намешано, но можно с уверенностью сказать, что кино чувственное с холодным привкусом отчаяния. Особенно в фильме порадовала неожиданная развязка. Было эффектно, неожиданно, ощущался легкий шок. «Дом терпимости» — французская, тонкая драма от режиссера и сценариста Бертрана Бонелло 2010 года. Кино глубже, чем кажется на первый взгляд, но оценить его глубину смогут далеко не все. Спасибо!

    P.S. «Если Я когда-нибудь выберусь отсюда, то больше никогда не буду заниматься любовью…»

    8 из 10

    4 августа 2015 | 12:27

    Да здравствует Франция! Некоторые могут подумать, что это я в связи с принятием закона об однополых браках. Честно говоря не хочется ни кого переубеждать… Но в данный конкретный момент мои восторги адресованы не парламентариям, а кинематографистам. Относительно новая французская лента «L`Apollonide» (Дом терпимости) — номинант каннского кинофестиваля 2011.

    У этого фильма есть предназначение, выходящее далеко за рамки простых человеческих истин. Всё дело в том, что в сложных жизненных ситуациях простое человечество как правило забывает о них. Всё сводится к индивидуальному выживанию.

    В фильме предметно разобран случай с женщинами, взятыми как социальная единица — проститутками. Выводы те же, что в аналогичной российской картине 2006 года «Точка». Пристойное здесь на поверку — безнравственно, а порицаемое, если не побоятся в него заглянуть — притягательно своей архаичной для современных реалий искренностью. Создатели картины довели лично до меня главную мысль — если настоящая женская дружба возможна только в стенах публичного дома — то возможно и каждая из них потенциально лучшая супруга, нежели любая, из так горячо любимого высшего общества.

    Технически всё сделано прекрасно. Главный козырь фильма — это атмосферность, схожая по своему составу с лучшей, на мой взгляд, киноповестью об ограничении человеческой свободы — «Полуночный экспресс» Алана Паркера. Стены публичного дома чувствуешь кожей тех самых обнажённых девушек.

    Обилие метафор также останется в памяти надолго — чего только стоят опадающие лепестки белых роз или слёзы из семени или финальный белый танец — дамы приглашают дам.

    Ну и музыкальное сопровождение, которое я, всё ещё паря на блюзовой волне, осыпаю комплиментами.

    Подытоживая, рекомендую это кино всем любителям артхауса украшенного пальмовой веткой. Такие фильмы служат отличной индульгенцией и тем сынам и дочерям свободной Франции, принимающим на первый взгляд спорные законы. Скорее они обнажают лишь тот факт, что кто-то где-то что-то не понимает и, вряд ли, уже когда-либо сможет понять и принять.

    26 октября 2014 | 15:20

    Фильм, несмотря на обилие голых тел и эротических сцен, довольно серьезный. Фильм- о боли, скрываемой за масками веселья, о судьбах несчастных женщин, для которых уже нет иного пути, кроме как быть проститутками. Каждая из них на что-то надеется, у каждой своя история за плечами, но всех их объединяет одно- страх перед будущим, ведь когда публичный дом закроют-что с ними станется?

    С художественной точки зрения все сделано очень красиво-костюмы, интерьер-все выписано до малейших деталей, так что фильм можно смотреть хотя бы ради этой красоты. Ну и красоты женского тела, разумеется.

    Из минусов- вялый сюжет. Слишком все размеренно и неспешно. Здесь нет четко построенной композиции- есть только временная шкала, по которой в произвольном порядке раскиданы те или иные события.

    Что касается музыки — прогрессивный рок 60 х невероятно удачно вписан в атмосферу ретро, именно благодаря песне Nights in White Satin (Moody Blues) и создается то удивительное меланхоличное впечатление.

    Ол ин ол, к просмотру настоятельно рекомендуется

    7 из 10

    14 ноября 2014 | 01:45

    1899 год, в Европе расцвет «Прекрасной Эпохи», которая, однако, не слишком ощущается в элитном парижском борделе «Апполонида». События, имеющие место в действительности буквальной, не находят отражения в этом месте, где царит давно заведенный порядок и стоит своя атмосфера. Роскошная обстановка, дорогие платья, классическая музыка — все это служит лишь ширмой для дома похоти и разврата. И хоть, девушки, работающие в Апполониде, следят за собой и умеют вести высокие разговоры, на деле они, естественно, несчастны. Каждая из них лелеет мечту выбраться обратно во внешний мир, хоть призвания свое они выбирали самостоятельно, предпочтя быть проституткой, а не швеей, или прачкой. Вот и 15-летняя Паулин, не желая жить обычной жизнью, отправляет в бордель практически резюме, с рекомендацией от родителей и автопортретом. А пока хозяйка дома терпимости раздумывает об ответе, происходит трагедия, нарушающая привычный ход событий, и служащая отправной точкой повествования. Постоянный клиент, в порыве страсти, рисует на лице одной из девушек вечную улыбку перочинным ножом, превращая ее из просто Мадлен, в женщину, которая смеется.

    Проходит год — Паулин уже вовсю осваивается на новом рабочем месте, шрамы Мадлен заживают, а в борделе, как и во всем мире, наступает эпоха перемен. 20й век неумолимо надвигается, общество меняется на глазах, а услуги элитных проституток становятся все менее необходимыми, что делает их жизнь еще более трудной. Однако демонстрация внутреннего мира и переживаний куртизанок не являются той сутью, которую хотел передать зрителям французский режиссер Бертран Бонелло. Жизнь публичного дома — это лишь фирменный почерк, авторская стилистика, призванная стать фоном для чего-то более глобального и общедоступного. Смена эпохи, перемены в жизни людей, новые обстоятельства и жизненные условия, неизбежно возникающие в судьбоносный момент столкновения веков — вот главный лейтмотив «Дома Терпимости». Бонелло сталкивает своих героинь с безысходностью и беспомощностью, которую ощущал тогда, наверно каждый человек, чувствующий необратимые перемены, происходящие, что в социуме в целом, что в жизнях отдельных людей.

    И поскольку кино, как и многие другие виды искусства, часто строится на крайностях, облегчающих понимание и восприятие авторского замысла зрителем, декорациями для действия фильма был выбран публичный дом. Ведь на чьем примере, можно лучше иллюстрировать человеческую слабость перед чем-то глобальным и необъятным, как само Время? Исторически самый незащищенный слой населения, девушки, не знающие жизни, находящейся за пределами лживого и грязного мирка публичного дома, ставшего против их воли им родным. Вряд ли, какой-то другой пример был бы более показательным. Используя девушек и «Апполониду» как фундамент для основного посыла фильма, Бонелло тем не менее сделал все, что бы этот фундамент был как можно более прочным. Атмосфера, костюмы, образы девушек — все это проработано до мельчайших деталей, что не осталось без внимания кинопремий — «Дом терпимости» был номинирован на «Сезар» в номинациях «Лучшие костюмы» и «Лучший художник-постановщик».

    Не остались без внимания режиссера и личные переживания героинь, без которых, безусловно, картина вышла бы неполной. Проходящий, что через маски, что через изуродованное лицо Мадлен, символ потери личности, лишний раз подчеркивает потерянность и неприспособленность героинь фильма к жизни. Постоянные обиды и разочарование сменяются в девушках на слабую надежду, лишь после случайно брошенных очередным клиентом намекам на спасение. И все это, для того, что бы после вернуться обратно — к еще большим унижениям, а, после — к разорению, болезням и, в конце концов, смерти, как в стенах дома, так и везде за его пределами.

    11 июля 2013 | 19:25

    L`Apollonide — эстетическая драма в постмодернистском толковании.

    Фильм-воспоминание повествует о тяжкой доле тружениц фронта любовных утех в элитарном борделе на рубеже XIX и XX века. Монотонное действие практически всего фильма происходит в замкнутом пространстве, с единственной вылазкой на природу (сердцевина картины), где куртизанки с глотками естественного воздуха более остро ощущают безнадежность своего настоящего и будущего. В прекрасной манере показаны бытовые, жизненные перипетии девушек, с присущими им страданиями, болезнями и мечтами о возврате долгов, с осознанным пониманием, что вернуть их никогда не удастся.

    Размытая фабула по замыслу автора Бертрана Бонелло, определила концепт эпохи фривольности, чрезмерной расслабленности и декадентства переходного времени. Отсутствие откровенных эротических сцен, разочаровало многих кинозрителей, но они и не являлись главенствующей темой фильма, как это может показаться на первый взгляд из названия. В этом случае режиссер решил уйти от прямолинейности подобного жанра и не посмел слить свой чувственный шедевр в перегнойную яму порно-мелодрам. В основном представлены легкие формы перверсий и фетишизма (сцена с ванной из шампанского).

    Купаж из непрофессиональных и достаточно известных актрис, оправдывает себя в полной мере. Автор не делает акцента ни на одной из них, все в равной степени являются частью общей картины, срезом французского общества в период наступления века двадцатого. Хотя Бонелло ненавязчиво выделяет на фоне остальных, единственную — «женщину, которая смеется», лишенную самого интимного, в результате бесчеловечной выходки горячо любимого посетителя.

    Отдельным моментом выделяется художественная постановка — ансамбль манерных тюрнюров, элегантных корсетов, интерьеры инкрустированные позолотой и перламутром, атмосфера ироничной отрешенности, все содействовало получению визуального удовольствия от просмотра. Сезар за лучшие костюмы — достойная и заслуженная награда!

    На музыкальном плане звучит «soul» 1960-х годов, проводя параллели с угнетенными чувствами бывших рабов и узниками дома терпимости. Кроме того, выбор данного звукосопровождения обусловлен смещением времен, подобно тому, как дом закроется, и действие передвинется в современный мир, на улицу…

    P.S. Избыток затянутых и манерных сцен не пошел фильму на пользу, восприятие получилось однообразным. Впрочем, статичность сюжетного элемента сыграла на выгоду, позволив реализоваться центральным идеям «Конца века» с визуальной позиции.

    7 из 10

    20 апреля 2012 | 15:50

    Когда читаешь описание к «Дому терпимости» ждешь много чего увлекательного, особенно если примитивно ожидаешь интимных сцен и все тому подобное. В действительности фильм совсем не такой красочный и интересный в плане профессии о которой идет речь, моментами даже забываешь чем занимаются эти женщины, в кадре похоже что они ведут обыкновенную жизнь, занимаясь повседневными делами.

    В фильме нет четкой сюжетной линии, ну я ее по крайней мере не обнаружила. Все героини не выражены в плане индивидуальных характеристик, в полной мере не раскрывается характер и переживания девушек, они являются одним целым. Так же складывается ощущение что и мыслят они все одинаково, у них подавленное состояние и бедственное положение в котором они оказались в силу обстоятельств. Первая половина фильма проходит в замкнутом пространстве, мрачные тона перегруженной обстановки борделя, иногда мелькающие обнаженные тела, атмосфера конечно не столь радостная но наверняка передающая стиль той эпохи. В сравнении конечно с клиентами публичного дома контраст велик, веселые и распущенные клиенты смотрятся ярким пятном на фоне женщин которые должны ублажать их желания.

    Необычным является и саундтрек к фильму, более менее современная мелодия на фоне абсолютно другой эпохи, при том что за весь фильм не другого музыкального сопровождения. После себя фильм оставляет какую то недосказанность. С таким сюжетом можно было сделать фильм более выраженным, а так получается просто повествовании о жизни женского коллектива в публичном доме.

    6 из 10

    23 февраля 2015 | 15:07

    Фильм рассказывает нам о судьбе одного из публичных домов Франции начала хх века. Вначале в качестве маленького вступления показывают личную драму одной из путан. Эта история весь фильм идёт параллельно с основным сюжетом, хотя если честно то сюжет очень размыт. По сути нам показывают историю дома нежели его обитательниц. Их конечно в течение фильма затрагивают, но очень поверхностно. Пропитанные меланхолией и усталостью лица с отсутствующим взглядом передают истинную атмосферу публичного дома, которая скрывается за занавесом бесконечного флирта, смеха и жадных взглядов, пропитанного дымом и шампанским.

    Конечно если читать описание то там так и написано «Начало ХХ века. Парижский публичный дом, доживающий последние дни » и так и получается, что всё что нам показывают весь фильм можно назвать одним словом — дом. Поэтому особых действий и динамики в фильме нет, нам показан его быт, из-за этого лично мне после часа уже было скучно его смотреть, потому что я просто проживала будни проституток вместе сними, я даже почувствовала усталость после просмотра. Именно поэтому мне кажется в него и добавили историю со смеющейся женщиной, она разбавляла всю эту затянувшуюся рутину, так же как в итоге разбавляла их коллектив.

    Моё мнение фильм слишком затянут и для меня этот дом не выглядел как элитный, только хотя бы потому что дам которых можно было бы назвать элитными 2 или 3(я имею ввиду как внешность так и фигуру),только если в те времена не были в чести тучные дамы в бестолковым выражением лица и отсутствие у них венерических заболеваний делало их элитными. Это лично мой взгляд, я не получила эстетического удовольствия, особенно с появлением их новой коллеги. Были красивые моменты с пантерой, глазами еврейки, интерьер и костюмы были на высоте.

    Предупреждаю фильм довольно меланхоличен и тосклив, и как ни странно постельные сцены в нем меланхоличны тоже, страсти не было ни в одной, вот такая грустная у них работа.

    5 из 10

    28 декабря 2014 | 23:57

    Бертран Бонелло упивается красотой. Он ест ее ложкой и она сочится у него изо всех пор. Бертран ищет ее во всем: в богатых интерьерах, винтажных платьях, в повороте головы, в совершенной обнаженности женского тела, в снах, в галлюцинациях. Сделав местом действия публичный дом, Бонелло не скупится на нелицеприятные подробности: сифилис, садисты-клиенты, наркомания, моральная изношенность жриц любви. Эдакая куприновская «Яма», в которую падают все новые и новые персонажи — женщины, продающие тело, и мужчины, покупающие его. Но вместе с тем режиссер далек от морализаторства. Он не судит, не разжигает страсти, не педалирует конфлиты. Он просто живописует утонченную, красивую belle epoque, рассматривая каждую деталь, каждую складочку платья, каждый завиток волос, смакуя с героями каждый бокал шампанского и вдыхая вместе с ними опиумный дым. Он погружается в фильм с головой, снимает этакую красоту по-французски, где в прекрасных салонах прекрасные дамы изображают европейских гейш (недаром в одной из сцен куртизанка наряжается в кимоно и говорит несколько фраз на японском), увеселяя мужчин не только телом, но манерами и разговором.

    Бертран Бонелло одержим сексом. Вызывайте экзорциста, он грезит им в каждом своем фильме. Секс, наркотики и музыка в стиле соул — вот рецепт его кинематографа. Сексом упивался Ив Сен-Лоран, о сексе был «Порнограф», о «Доме терпимости» и вовсе говорить нечего. При этом секс Бонелло имеет мало общего с эротизмом. Это некий эстетский процесс, в котором зверь о двух спинах выглядит скорее статуэткой эпохи Возрождения, а не чувственным актом любви или похотливым удовлетворением страсти. Куртуазные беседы, ручные пантеры, ванны с шампанским, драпированные шелком интерьеры — все это режиссеру интереснее, чем люди и отношения между ними. Говорят, что для фильма «Стеклянное сердце» Вернер Херцог гипнотизировал актеров, пытаясь воссоздать ощущение сна наяву. Бонелло не столь радикален, но определенный отстраненно-гипнотический эффект от его погружения в мир парижского публичного дома начала двадцатого века ощущается.

    Бертран Бонелло обожает ретро. Словно герой вудиалленовской «Полночи в Париже», он стремится сбежать в прошлое, дабы рисовать эскизы платьев с Сен-Лораном или развалиться на мягких подушках дома терпимости мадам Мари-Франс. В своем стремлении противопоставить красоту былого тлену современности Бертран даже идет на небольшое эмоциональное передергивание, выстраивая контраст между публичным домом 1900-х и ночными бабочками, ныне вылавливающими клиентов на обочинах оживленных трасс. Хотя в том же начале начале двадцатого века были не только элитные парижские заведения, но и портовые бордели Марселя, и, в общем, прекрасная эпоха была прекрасна лишь для тех, у кого есть деньги. Как, впрочем, и всегда. Однако Бонелло можно и простить это небольшое сиюминутное дурновкусие, ибо очевидно — он так любуется атмосферой, антуражем, женщинами, прическами, костюмами, аккуратно, словно Микеланджело, вылепливает каждый поворот шеи, каждое движение руки, так чувствует материал и так вдохновенно с ним работает, что с легкостью подминает все неловкие метафоры и сюжетные пустоты.

    «Дом терпимости» — это эдакий музейный экспонат, серия картин о жизни представительниц древнейшей профессии. Каждый вечер девушки наряжаются, наносят макияж и выходят в салон, где ожидают гостей. Жизнь закольцована в бесконечный круг, праздник не кончается никогда, вечный карнавал любви в роскошных интерьерах. Даже страсти тут кипят приглушенно, словно их скрадывают бархатные портьеры и маски. Самира, Клотильда, Жюли, Леа, Мадлен, Полин — молодые, красивые, уставшие, перегоревшие птички в золотой клетке, задыхающиеся в душной атмосфере пресыщенной роскоши. В какой-то момент им удается выбраться на пикник, и это схоже с глотком чистого воздуха, мимолетной передышкой перед новым заточением. «Дом терпимости» — это красота застывших форм, барочная эстетика, услада для глаз на протяжении двух часов. И все же после просмотра так приятно вернуться в свой несовершенный, но такой привычный XXI век.

    31 августа 2015 | 16:05

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>