всё о любом фильме:

Дом терпимости

L'Apollonide (Souvenirs de la maison close)
год
страна
слоган-
режиссерБертран Бонелло
сценарийБертран Бонелло
продюсерБертран Бонелло, Кристина Ларсен
операторЖози Дешайе
композиторБертран Бонелло
художникАлен Гюффруа, Анаис Роман
монтажФабрис Руа
жанр драма, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в России
зрители
Франция  201.6 тыс.,    Россия  9.7 тыс.,    Португалия  8.5 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время122 мин. / 02:02
Номинации:
Начало ХХ века. Парижский публичный дом, доживающий последние дни. Длинный шрам на лице одной из проституток — словно трагическая улыбка. В этом отгороженном стенами закрытом мире, невидимом со стороны, происходит целая жизнь: мужчины влюбляются или ненавидят, а женщины делят радости, печали, страхи и секреты…
Рейтинг фильма
IMDb: 6.80 (4324)
ожидание: 97% (73)
Рейтинг кинокритиков
в мире
81%
22 + 5 = 27
7.1
в России
67%
6 + 3 = 9
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • В фильме имя персонажа Clotilde (Клотильда) написано с ошибкой (Clothilde, распространенная ошибка во Франции), это можно увидеть, когда появляется строка с ее именем, где указывается, что она надзирательница.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 140 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Любовь — иллюзия, любовь — мечта. А за мечту можно заплатить, ее можно сделать товаром. Дарить мечту о неземной любви и страсти, которой нет в повседневной жизни, задача девушек легкого поведения, куртизанок, проституток…

    Бордель начала 19 века, здесь по вечерам собирается мужская элита, или просто те, у кого есть деньги. Сам дом — прекрасный особняк с множеством комнат, практически вся жизнь девушек протекает в нем, днем они спят, а ночью работают. Они живут в эдакой золотой клетке, не зная жизни и зная лишь самые ее неказистые стороны, даже не пытаясь что-то изменить. За них все решает Мадам, они ее товар, за ее доброжелательностью и снисхождением кроиться жажда наживы и властолюбие.

    Даря мечту мужчинам, они невольно сами поддаются ее очарованию, многие начинают верить в то, что их любят и ждать того, что их выкупят и подарят уже им их мечту о свободе и нормальной жизни. Эти девушки, для которых занятие любовью стало уже чем-то омерзительным, — безвольны и беззащитны, стоит им потерять бдительность, как у мужчин могут проснуться садистские наклонности, которые превратят их и без того опостылую жизнь в беспросветный мрак.

    В этом фильме нет главных героинь, каждая девушка просто рисует одну из возможных судеб проститутки: будь это самая желанная, самая старая, новенькая, заболевшая или пострадавшая от руки, купившей ее. Их жизнь похожа на дурманящий сон, повествование ирреально и плавно. В фильме две части, повествование первой происходит по спирали, с каждым разом приближаясь к кульминационному моменту: трагедии, изменившей всю жизнь Еврейки. Вторая часть уже линейна, ее апогей это воплощение сна «девушки, которая смеется» и продажа дома. Фонарь гаснет.

    Наши дни. Теперь у девушек больше нет золотой клетки, они поджидают своих клиентов у дорог.

    Этот фильм не пытается вызвать жалость или сочувствие, он просто рассказывает историю публичного дома и его обитательниц, без прикрас, но и без надрыва. Терпимость этих девушек, привыкших к ударам судьбы, передается зрителю, так что все происходящее кажется предрешенным.

    2 июня 2012 | 13:46

    «Дом Терпимости», фильм о проститутках, нет, будет мягче сказать, о жрицах любви, но вернее, увы, именно о проститутках, ведь любовь они не дарят, лишь продают секс и свои души.«Запертые» в стенах публичного дома, они годами, десятилетиями томятся в стенах своей обители, спрятанные от внешнего мира и забывшие о простых человеческих радостях, зная лишь своё дело и обрекая себя на муки грусти и одиночества.

    Казалось бы, избитая тема в кинематографе- бордель, клиенты, проститутки, их отношения и тайны, жизнь в спальнях и комнатах, всё просто и обыденно, может даже показаться, немного скучно и монотонно, но что- то отличает этот фильм от подобных ему картин, задевающих столь щепетильную тему. Что же- обнаженка?(нет, ведь она свойственна большинству работ французских кинематографистов);антураж?(нет, ведь есть масса фильмов, более качественных и оригинальных в визуальном плане);подача материала?(нет, качественно, но не столь изящно и оригинально).-Герои, образы и, конечно, их воплощение — именно эти качества являются сильнейшими сторонами картины, достойными детального рассмотрения, вызывающими буру чувств и эмоций, достойные восхищения и печали. Собрать под одной крышей столь разных героев — глупые и простые, изящные и утончённые, божественно красивые и зверски изуродованные (можно продолжать сравнения, но это не будет иметь смысла — всё итак ясно)-это доказательство виртуозности сценариста Бертрана Бенелло,(также взявшего на себя режиссёру фильма, и пускай второе уступает первому), а также сплочённость актерского состава, которые вместе создают интересный контраст, при этом не упуская возможно выступить сольно, полностью раскрыв свою героиню и передавая этот эмоциональный заряд зрителю, в особенности стоит отметить Селин Салетт и Жазмин Тринка, оказавшимися более чувственными и интересными.

    И пускай режиссура не блещет оригинальностью, крупные планы раздражают глаз, а музыка не всегда соответствует действиям, создавая неверный эмоциональный тон сцен, зато актрисы и их героини, создающие тот самый «цирк уродов» — печальных, весёлых и ущербных, стоят тех двух часов, потраченных на просмотр картины, с уверенностью перекрывающие все недостатки фильма, за это им мои аплодисменты.

    8 из 10

    4 января 2013 | 15:10

    Рубеж XIX и XX веков. Франция. Закрытый бордель для состоявшихся в жизни и обеспеченных мужчин.

    Фильм — не только грусть по неизбежно уходящему в небытие настоящему с его особенным укладом жизни, а бордели подобные Аполлониде, как ни крути, один из символов 19 века. На фоне смены эпох режиссер размышляет о тяжкой доле женщин, вынужденных продавать свое тело клиентам.

    Итак, в кои-то веки я смотрю фильм, где центральной темой является не сексуальность, а переживания и чувства героинь, которые работают в публичном доме, чтобы выплатить свои долги. Цель есть у каждой — свободное будущее, но только оно так далеко и настолько туманно, что верить в него у героинь уже нет сил.

    Как уже не раз подчеркивали различные рецензенты фильм можно охарактеризовать как асексуальный. «Те самые» сцены присутствуют, конечно, и не единожды, но, присутствуют единственно с целью полного воспроизведения быта подобных заведений. Их может и можно было бы исключить полностью, так как не постельные утехи волнуют режиссера, но торговля телом слишком важный элемент в этой истории.

    Безусловно, сложно понять и описать то, чего не видел своими глазами, не слышал, не испытал на собственной шкуре. Однако, суть настроения схвачена автором очень тонко. Тоска и печаль сквозит на бледных, изможденных лицах Мадлены, Леи, Жюли, Клотильды и Самиры и других. О каждой из них мы узнаем пусть мелкие, но детали и вот они уже перестают быть безликой массой и немножечко приоткрываются нам как личности. И ведь «Апполонида» — это не дешевая забегаловка, а аппартаменты, в которых чисто, тепло и приятно пахнет, нет паразитов и за здоровьем девушек следят. Но все равно это тюрьма, в некотором смысле золотая клетка. Это так же внешний мир в миниатюре. Это иллюзия свободы. Иллюзия в которую поверила молоденькая девочка Паулина и добровольно пришла в это заведение. Так что нам тоже не следует сильно обнадеживаться насчет нашей свободы.

    Так как обычно выход за пределы дома девушкам запрещен только однажды они выбираются на пикник в окрестностях реки. Эта вылазка как глоток воздуха, небольшой перерыв между первой и второй частью дорогого спектакля. После этой прогулки, по возвращении в тесные комнаты борделя еще острее чувствуется вся тяжесть их заключения. Живя в изоляции от быстроменящегося мира 1900-х годов девочки могут только прислушиваться к разговорам мужчин о строительстве метро или нашумевшем деле Альфреда Дрейфуса. А пока каждый их новый день похож на предыдущий: те же лица, те же занятия и разговоры. Но время идет и перемены скоро коснутся непосредственно их самих. А пока же даже само время в борделе статично, отчего фильм воспринимается некоторыми как затянутая тягомотина. Но это не недостаток фильма, а реалии жизни человека запертого в 4-х стенах.

    Итак, Дом Терпимости довольно качественно снятый фильм, красивый, чувственный, вместе с тем отталкивающий своей жестокостью, но ничем радикально не выделяющийся из череды прочих исторических лент.

    6 из 10

    13 августа 2013 | 00:41

    Когда читаешь описание к «Дому терпимости» ждешь много чего увлекательного, особенно если примитивно ожидаешь интимных сцен и все тому подобное. В действительности фильм совсем не такой красочный и интересный в плане профессии о которой идет речь, моментами даже забываешь чем занимаются эти женщины, в кадре похоже что они ведут обыкновенную жизнь, занимаясь повседневными делами.

    В фильме нет четкой сюжетной линии, ну я ее по крайней мере не обнаружила. Все героини не выражены в плане индивидуальных характеристик, в полной мере не раскрывается характер и переживания девушек, они являются одним целым. Так же складывается ощущение что и мыслят они все одинаково, у них подавленное состояние и бедственное положение в котором они оказались в силу обстоятельств. Первая половина фильма проходит в замкнутом пространстве, мрачные тона перегруженной обстановки борделя, иногда мелькающие обнаженные тела, атмосфера конечно не столь радостная но наверняка передающая стиль той эпохи. В сравнении конечно с клиентами публичного дома контраст велик, веселые и распущенные клиенты смотрятся ярким пятном на фоне женщин которые должны ублажать их желания.

    Необычным является и саундтрек к фильму, более менее современная мелодия на фоне абсолютно другой эпохи, при том что за весь фильм не другого музыкального сопровождения. После себя фильм оставляет какую то недосказанность. С таким сюжетом можно было сделать фильм более выраженным, а так получается просто повествовании о жизни женского коллектива в публичном доме.

    6 из 10

    23 февраля 2015 | 15:07

    На рубеже 20 века заканчивает своё существование респектабельный парижский бордель. Под чутким контролем Госпожи Мари-Франс последний бастион лояльности под названием «Апполонида» обеспечивает удовольствиями богатейших представителей Парижа. Диапазон специалистов здесь также широк, как и предлагаемые ими услуги и может удовлетворить желания даже самых прихотливых гурманов.

    За закрытыми дверями, в богато украшенных костюмах — под стать наполненному тонким, шикарным декором антуражу, находят своё пристанище души добровольно отдавшие себя в руки похотливому брату Амура. Проститутки и их клиенты пребывают здесь в одурманенном томлении и кажется вот-вот утонут в изобилии шампанского и опиума, а вальяжно раскинувшаяся на кушетке чёрная пантера под стать общей атмосфере, с нечитаемым выражением оскала, наблюдает за всем этим.

    Бонелло наполняет свой фильм атмосферным сочетанием притяжения и отталкивания. Клиентам здесь предлагаются элегантные просторные помещения с прекрасными каждая по своему девушками, чей особый мир существования подходит к концу, а их тела медленно убивает сифилис. В результате чего возникает довольно своеобразная смесь романтического декадентского и полу-сюрреалистического состояния. Бонелло создаёт очень богатую смесь и его фильм приятен взору несмотря на несколько вялый темп двухчасового повествования в изучении мира борделя. Проституция, как театральный акт. Есть определённая магия в этом замкнутом мире в котором блудницы и их клиенты, как лунатики скользят через движения секса, тем самым создавая непреодолимую силу оставляющую след в зрительной памяти.

    И в правду, бордель — весьма интересное место развития человеческой сексуальности, которое берёт свои истоки ещё с Древней Греции. Парижские бордели процветали вплоть до 20-х годов 20 века и оставались открытыми до Первой Мировой войны, пока последний дом удовольствий не погасил свой красный фонарь, а жрицы любви не вышли на улицы.

    Пускай работа Бонелло не имеет сильного драматического сюжета, но созданная им гедонистическая атмосфера — является одним из самых подробных и успешных изображений борделя на плёнке, чьё чёткое время и место действия, подобно подзаголовку является сувениром из эпохи, которая кажется потерянной навсегда.

    4 января 2013 | 12:29

    Бертран Бонелло упивается красотой. Он ест ее ложкой и она сочится у него изо всех пор. Бертран ищет ее во всем: в богатых интерьерах, винтажных платьях, в повороте головы, в совершенной обнаженности женского тела, в снах, в галлюцинациях. Сделав местом действия публичный дом, Бонелло не скупится на нелицеприятные подробности: сифилис, садисты-клиенты, наркомания, моральная изношенность жриц любви. Эдакая куприновская «Яма», в которую падают все новые и новые персонажи — женщины, продающие тело, и мужчины, покупающие его. Но вместе с тем режиссер далек от морализаторства. Он не судит, не разжигает страсти, не педалирует конфлиты. Он просто живописует утонченную, красивую belle epoque, рассматривая каждую деталь, каждую складочку платья, каждый завиток волос, смакуя с героями каждый бокал шампанского и вдыхая вместе с ними опиумный дым. Он погружается в фильм с головой, снимает этакую красоту по-французски, где в прекрасных салонах прекрасные дамы изображают европейских гейш (недаром в одной из сцен куртизанка наряжается в кимоно и говорит несколько фраз на японском), увеселяя мужчин не только телом, но манерами и разговором.

    Бертран Бонелло одержим сексом. Вызывайте экзорциста, он грезит им в каждом своем фильме. Секс, наркотики и музыка в стиле соул — вот рецепт его кинематографа. Сексом упивался Ив Сен-Лоран, о сексе был «Порнограф», о «Доме терпимости» и вовсе говорить нечего. При этом секс Бонелло имеет мало общего с эротизмом. Это некий эстетский процесс, в котором зверь о двух спинах выглядит скорее статуэткой эпохи Возрождения, а не чувственным актом любви или похотливым удовлетворением страсти. Куртуазные беседы, ручные пантеры, ванны с шампанским, драпированные шелком интерьеры — все это режиссеру интереснее, чем люди и отношения между ними. Говорят, что для фильма «Стеклянное сердце» Вернер Херцог гипнотизировал актеров, пытаясь воссоздать ощущение сна наяву. Бонелло не столь радикален, но определенный отстраненно-гипнотический эффект от его погружения в мир парижского публичного дома начала двадцатого века ощущается.

    Бертран Бонелло обожает ретро. Словно герой вудиалленовской «Полночи в Париже», он стремится сбежать в прошлое, дабы рисовать эскизы платьев с Сен-Лораном или развалиться на мягких подушках дома терпимости мадам Мари-Франс. В своем стремлении противопоставить красоту былого тлену современности Бертран даже идет на небольшое эмоциональное передергивание, выстраивая контраст между публичным домом 1900-х и ночными бабочками, ныне вылавливающими клиентов на обочинах оживленных трасс. Хотя в том же начале начале двадцатого века были не только элитные парижские заведения, но и портовые бордели Марселя, и, в общем, прекрасная эпоха была прекрасна лишь для тех, у кого есть деньги. Как, впрочем, и всегда. Однако Бонелло можно и простить это небольшое сиюминутное дурновкусие, ибо очевидно — он так любуется атмосферой, антуражем, женщинами, прическами, костюмами, аккуратно, словно Микеланджело, вылепливает каждый поворот шеи, каждое движение руки, так чувствует материал и так вдохновенно с ним работает, что с легкостью подминает все неловкие метафоры и сюжетные пустоты.

    «Дом терпимости» — это эдакий музейный экспонат, серия картин о жизни представительниц древнейшей профессии. Каждый вечер девушки наряжаются, наносят макияж и выходят в салон, где ожидают гостей. Жизнь закольцована в бесконечный круг, праздник не кончается никогда, вечный карнавал любви в роскошных интерьерах. Даже страсти тут кипят приглушенно, словно их скрадывают бархатные портьеры и маски. Самира, Клотильда, Жюли, Леа, Мадлен, Полин — молодые, красивые, уставшие, перегоревшие птички в золотой клетке, задыхающиеся в душной атмосфере пресыщенной роскоши. В какой-то момент им удается выбраться на пикник, и это схоже с глотком чистого воздуха, мимолетной передышкой перед новым заточением. «Дом терпимости» — это красота застывших форм, барочная эстетика, услада для глаз на протяжении двух часов. И все же после просмотра так приятно вернуться в свой несовершенный, но такой привычный XXI век.

    31 августа 2015 | 16:05

    Я надеялась, что фильм — нечто среднее между «Честной куртизанкой» и «Дневной красавицей». Оба считаю шедеврами в своем роде.

    Я бы не назвала это фильмом, просто как бессмысленная и монотонная нарезка кадров. Это было бы фильмом о повседневной жизни обитательниц этого самого дома терпимости, если бы режиссер не сделал акцент на драматизме (девушка с разрезанным ртом, девушка, больная сифилисом, несбывшиеся надежды новоприбывшей молодой путаны). Но не одна из драматических линий так и не была хоть сколько-нибудь раскрыта. Постоянные флешбеки действовали на нервы своей бессвязностью. Вот показан отрывок из непростой истории Мадлен, которую изуродовал больной на голову клиент. Вот они непринужденно поболтали, она рассказала про свой странный сон, он увел ее наверх, связал, дальше она кричит нечеловеческим голосом в луже крови. А потом что? Кто прибежал на ее крики, неужели мужчины продолжили ходить туда, зная, что произошло в одной из комнат? Что было с клиентом, куда он ушел и приходил ли вновь? Каковы были их встречи и отношения до этого случая?

    И так во всем. Только происходит какое-нибудь действие на экране, оно тут же обрывается, так и проходит фильм — в отрывках, скучных диалогах, монотонной тягомотине, разбавленной обнаженкой. Будь я мужчиной, я бы ни за что не ходила в этот бордель, где все девушки как на подбор меланхоличны, необщительны, скучны. Никакого запала, игривости, кокетства. Никакого веселья, угощений (кроме выпивки), музыки, интересного общения. Девушки пьют и курят каждый день, и при этом остаются весьма свежими, даже в 28 лет. Кто-то из них носит татуировки (в 19-то веке, пусть даже ты путана). Они обливаются духами и принимают ванны в шампанском, но на деле борделю грозит закрытие из-за отсутствия средств. Все показано как-то безрадостно и уныло.

    К концу фильма я уже просто проматывала. Потому что далее это смотреть было невозможно. Сюжет стал еще более сумбурным, упадническим, даже сюрреалитическим.

    1 балл за костюмы, 1 балл за атмосферу, 1 за Мадлен (жалко было героиню).

    3 из 10

    20 июля 2014 | 10:04

    Обыкновенно думают, что вор, убийца, шпион, проститутка, признавая свою профессию дурною, должны стыдиться ее. Происходит же совершенно обратное. Люди, судьбою и своими грехами-ошибками поставленные в известное положение, как бы оно ни было неправильно, составляют себе такой взгляд на жизнь вообще, при котором их положение представляется им хорошим и уважительным. Для поддержания же такого взгляда люди инстинктивно держатся того круга людей, в котором признается составленное ими о жизни и о своем в ней месте понятие. Нас это удивляет, когда дело касается воров, хвастающихся своею ловкостью, проституток — своим развратом, убийц — своей жестокостью. Но удивляет это нас только потому, что кружок-атмосфера этих людей ограничена и, главное, что мы находимся вне ее. Лев Толстой

    Париж на рубеже девятнадцатого и двадцатого веков: момент переосмысления ценностей для общества. Пока в мире стремительно случаются метаморфозы, а каждый новый день стремится отличиться от прежнего, в Доме Терпимости не меняется ничего. Над этим маленьким островком гармонии и постоянства не властно время. И вчера и сегодня прелестные девушки в полупрозрачных платьях и туго затянутых корсетах будут царственно восседать на бархатных диванчиках, развлекать гостей играми и танцами, класть голову на колени страждущим ласки и принимать в комнатах наверху всех желающих. Эти дамы с легкостью могут перевоплощаться в мертвенно-бледных фарфоровых кукол, обольстительных японок или мертвых нимф, им по силам удовлетворить любую фантазию. В свободное от работы время девушки могут просто обняться, трогательно прижимаясь друг к другу в поисках иллюзорной защиты, и уснуть, а уж потом приходится подниматься и тщательно готовить свое тело к новому праздному вечеру. Одеколоны, крема, пышные юбки, сложные пояса, удушающие корсеты.

    Бертран Бонелло представил миру эстетически милую, но в то же время и пустую зарисовку. Нет никакого сомнения в том, что получить некое наслаждение и вдохновение, наблюдая за юными девами и их томлением в этой золотой клетке, не составляет труда, но в то же время за двухчасовым повествованием, призванным осветить все трудности и низости древней профессии, не скрывается глубокого смысла или высокой эмоции. Руководящим чувством скорее является упомянутое ещё в заголовке терпение, оно и правит этот бал, где девушки, страстно желающие просто уснуть в своем закутке, натянуто улыбаются гостям и уже рефлекторно раздвигают ноги и обнажают бедра. Одним посетителям угодно смотреть на плоть, другим разговаривать, третьим молниеносно сливаться в горячих объятиях. А угодить следует всем. И да, случается, что проникаешься глубоким состраданием к еврейке с длинным шрамом вместо привычных пухлых губ, любуешься пляшущими дамами или прельщаешься их звонким, неискренним смехом, но это всего лишь мимолетные, едва ощутимые эмоции, которые почти мгновенно тонут в пучине меланхолии, которой прониклась лента от начала и до конца.

    Довольно сложным занятием представляется и вычленение некой сюжетной линии из общей композиции: картина обходится без главных героев и первостепенных событий, она больше похожа на стремительный ручей с холодной пресной водой, обычный поток воды, который несется вперед, даже если на пути его сухие ветки или пыльные булыжники. Нет никакой особой морали, нет специфической задумки, есть лишь возможность созерцать и воспринимать, пропускать через себя все, а вовсе не избирательно, моменты жизни Дома Терпимости. Тебе не приходится выбирать между ванной, наполненной холодным шампанским или обыденным перепихом на кровати, ты вынужден терпеливо ждать, когда все закончится. Однако конца у таких историй не бывает, как правило, они увенчаны знаком бесконечности, также как девушки могут похвастаться клеймом разврата, которое на них беспечно поставила жизнь.

    Бонелло не драматизирует, он, напротив, стремится показать, что все эти трагедии, болезни и несчастья — естественная часть жизнь подобных девушек, а потому не стоит пускать скупые крокодильи слезы, от которых все равно нет никакого толку. Эти девушки просто существуют на правах райских птиц, поражающих своей прелестью и идеальностью, они не дожидаются чего-то конкретного, не верят в чудеса и не мечтают о том дне, когда станут свободными. Любую перемену в своей жизни они смогут принять достойно и с высоко поднятой головой, потому как падать ниже им уже некуда, а значит и страшиться нечего.

    Переломный момент, стирающий границу между изыском и роскошью Дома Терпимости, где плотская любовь за деньги ещё имела оттенки эстетики или хоть какой-нибудь красоты, и проституции, вышедшей веселой походкой на улицы большого города, оказывается просто очередным событием, ещё одной ниточкой в гобелене жизни. Вот эти прекрасные создания и вырвались «на свободу»,вот и получили возможность ежедневно любоваться небом и глядеть на красоту перекошенных, стареньких домиков. Однако возникает щемящее чувство тоски по тому изысканному, бархатному плену, который казался чем-то лучшим, но остался пройденным этапом жизни девушек. На этом рассказ обрывается, но не потому что история подошла к логическому завершению, а потому что рассказчик утомился от бомбардировки сознания пессимистическими оттенками чувств, тем более слушатель и сам знает продолжение истории, потому как он и есть часть этого нового мира, полного бед и разврата. Но даже это не повод драматизировать, а всего лишь факт, который следует с достоинством признать, потому что в тот день, когда развалится и эта прогнившая система, нужно будет красиво встретить конец всего.

    16 августа 2012 | 10:34

    Франция. Самое начало двадцатого века. В центре внимания парижский бордель. Это не элитный — Ле-Шабане, но и не самый дешевый. Тут нет особой интриги, нет скандалов и оплакиваний прожженной молодости, нет влюбленных Ромео и заторможенных Джульетт. Все живут одной коммуной.

    Куприн в своей «Яме» подобрал очень точные слова: «Иногда внимательно и долго, иногда с грубой поспешностью выбирают любую женщину и знают наперед, что никогда не встретят отказа. Нетерпеливо платят вперед деньги и на публичной кровати, еще не остывшей от тела предшественника, совершают бесцельно самое великое и прекрасное из мировых таинств — таинство зарождения новой жизни. И женщины с равнодушной готовностью, с однообразными словами, с заученными профессиональными движениями удовлетворяют, как машины, их желаниям, чтобы тотчас же после них, в ту же ночь, с теми же словами, улыбками и жестами принять третьего, четвертого, десятого мужчину, нередко уже ждущего своей очереди в общем зале».

    У некоторых девушек больше сложностей, у некоторых — меньше. Одну порезали, другая — стремится к независимости, третья… Ну и так — около десятка персонажей можно набрать — на первом плане некого и выделить. Хорошие актерские работы. Перспективные актрисы. Я бы, например, выделил Илиану Забет за небольшую второстепенную роль начинающей Полин.

    Режиссер выбрал намеренно пастельные тона и медленный темп повествования. Секс тут будет присутствовать, но главенствовать он точно не будет. И никакого разврата, никакой пошлости. Показывается похоть, но она уравновешивается сценами медицинских осмотров и неожиданно удачной сценой отмывания спермы.

    При этом, фильм поддерживает интерес зрителя на протяжении всего просмотра. И то, что Бертран Бонелло не переходит в кинематографическую эстетику, еще ничего не означает — фильм получился достаточно красивым и реалистичным. Что может быть точнее девушки, рассматривающей ползущего клопа на стене, в то время как сзади клиент осуществляет свой заказ. Понравились мне и полиэкранные выставки, раскрывающие в разные периоды повествования, чем занимаются обитательницы борделя.

    Это атмосферный фильм — фреска. Своей неторопливостью и четкостью он будто пытается «воссоздать» определенный фрагмент эпохи: людей, настроения, желания, ожидания. О современности будет напоминать лишь надрывная песня Ли Моузеса Bad Girl (1967). Место, конечно не самое уважаемое, с пробивающимся запахом спермы и шампанского.

    Ну а вообще, тема борделей обычно вызывает особый интерес. А тут нам предлагают просто таки прямой репортаж из порочного места. Не согласны? Раздражаетесь? Тогда могу лишь напомнить Вам слова из «Крейцеровой сонаты» Толстого: «Брат Трухачевского, я помню, раз на вопрос о том, посещает ли он публичные дома, сказал, что порядочный человек не станет ходить туда, где можно заболеть, да и грязно и гадко, когда всегда можно найти порядочную женщину».

    Концовка определенно удалась. Случайно опадающий лист розы, как финальный штрих.

    7 из 10

    24 августа 2013 | 03:52

    Фильм, несмотря на обилие голых тел и эротических сцен, довольно серьезный. Фильм- о боли, скрываемой за масками веселья, о судьбах несчастных женщин, для которых уже нет иного пути, кроме как быть проститутками. Каждая из них на что-то надеется, у каждой своя история за плечами, но всех их объединяет одно- страх перед будущим, ведь когда публичный дом закроют-что с ними станется?

    С художественной точки зрения все сделано очень красиво-костюмы, интерьер-все выписано до малейших деталей, так что фильм можно смотреть хотя бы ради этой красоты. Ну и красоты женского тела, разумеется.

    Из минусов- вялый сюжет. Слишком все размеренно и неспешно. Здесь нет четко построенной композиции- есть только временная шкала, по которой в произвольном порядке раскиданы те или иные события.

    Что касается музыки — прогрессивный рок 60 х невероятно удачно вписан в атмосферу ретро, именно благодаря песне Nights in White Satin (Moody Blues) и создается то удивительное меланхоличное впечатление.

    Ол ин ол, к просмотру настоятельно рекомендуется

    7 из 10

    14 ноября 2014 | 01:45

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>