всё о любом фильме:

8 с половиной

год
страна
слоган«A picture that goes beyond what men think about - because no man ever thought about it in quite this way!»
режиссерФедерико Феллини
сценарийФедерико Феллини, Эннио Флайяно, Туллио Пинелли, ...
продюсерАнджело Риццоли
операторДжанни Ди Венанцо
композиторНино Рота
художникПьеро Герарди, Леонор Фини, Вито Анцалоне
монтажЛео Каттоццо
жанр фэнтези, драма, ... слова
сборы в США
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
время138 мин. / 02:18
Фильм — парафраз виртуозности и поэтичности творческого процесса режиссера: кризис, поиск, каверзы воображения, тупики, интеллектуальный климат, неразрывный поток субъективного и объективного.

И, конечно, обилие женщин, окружающих героя, его иллюзорный гарем, в котором все без исключения любят его, хотя идиллия перемежается с бунтом, подавлять который приходится с помощью хлыста.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
98%
40 + 1 = 41
8.4
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Съемочный период: 9 мая — 14 октября 1962.
    • Оригинальное название «8 1/2» объясняется довольно просто — это восьмой с половиной фильм Федерико Феллини. Ранее он снял шесть полнометражных и две короткометражных (которые посчитал за одну) ленты, а также «Огни варьете», созданные в сотворчестве с Альберто Латтуадой (та самая искомая «половинка»).
    • Феллини постоянно давал самому себе письменное напоминание — «Опомнись, это комедия».
    • Феллини подумывал отдать главную роль Лоуренсу Оливье.
    • Благодаря участию фильма на международном кинофестивале в Москве супруги Феллини в первый и последний раз посетили Советский Союз.
    • Никита Сергеевич Хрущев, присутствующий на конкурсном просмотре картины в Москве, до конца сеанса не дотянул и уснул. Когда Феллини узнал, что Хрущев уснул на премьере фильма, он решил не идти на вручение премии и уехал с Джульеттой Мазиной и друзьями на подмосковную дачу.
    • еще 3 факта
    Трейлер 03:40

    файл добавилTotalCentre

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 225 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Решил посмотреть этот фильм после «Зеркала» А. Тарковского. В конце просмотра в голове явно сформулировалась банальнейшая мысль: «Какой человек, такое и зеркало». Сравнивать эти два фильма нет никакого желания.

    8 1\2 Феллини — заслуживает всяческих похвал. Это удивительная картина, которая предельно конкретна и предельно абстрактна одновременно. Конкретна жизнь которая происходит и происходила вокруг гения, конкретны люди, события, идеи творца… Но! чертовская натура Феллини в том и состоит, чтобы всё перевернуть вверх дном и вывернуть наизнанку. Что он и делает с теми же самыми людьми, событиями, и даже идеями. Взять хотя бы сцену с гаремом, когда мы видим — в мечтах человек желал бы примирить все терзания, все стремления, сделать так чтобы ему было хорошо и спокойно. Ситуация такая какую мы можем встретить только в мечтах или во сне. Из этого фильма мы можем вытаскивать не спеша массу полезных идей, раскладывать его на моменты, сцены, вдумываться прочувствоваться ими. Здесь и мужской натуре, и о одиночестве, и о докучающих людях требующих соответствия ожиданиям, о хаосе в который погружаются и творцы тоже. Бессильные иногда они тоже не могут ничего сказать и это страх Феллини. Страхи здесь одна из частных тем. Католическое воспитание, робость перед церковью и её служителями, наложили на творца свою весомую печать, возможно он хотел бы избавится от переживаний наказаний и запретов наложенных в детстве. С любовью к женщинам тут тоже не всё в порядке. Хотелось бы не врать, не прятаться, а просто любить, но самая ожидаемая им женщина — его надежда на фильм — говорит ему несколько раз — всё так «Потому что [он] не умеет любить». Интересен персонаж критика, которого режиссёр в творческом кризисе готов повешать, но действительно разумным решением оказывается отказаться, сбежать от всего и согласиться с этим занудой.

    Люди образы, события проносятся на экране с потрясающей быстротой, но тем не менее удаётся проследить логику и вникнуть в архитектуру фильма, который можно сравнить в целом со сном, таков уж для меня Феллини. И на мой вкус его методы передачи мысли одни из лучших.

    Это только первые впечатления, которые просятся наружу в надежде быть полезными, но ещё куча всего непонятого из этого фильма и неосознанного сразу наверняка будет приходить на ум и проясняться постепенно, не спеша. Это отличительная черта шедевров.

    28 января 2012 | 23:24

    Довольно сложно жить в мире, окруженным людьми, общаться с ними и до конца не понимать чего же ты на самом деле хочешь. Чего хочешь достичь, что по настоящему ценишь, желаешь, о чем наконец мечтаешь. Если бы каждый человек знал ответ на этот вопрос, философия в стиле «В чем смысл бытия» отпала бы сама собой.

    Есть множество автобиографических фильмов о известных людях, но немного фильмов с автобиографией режиссеров. Отчасти она может быть чем-то завуалирована, мысли и переживания автора до нас доносятся с экрана в контексте определенного повествования. «Восемь с половиной» фильм во многом автобиографический. Но в нем кроется вся глубина повязшего в вопросах к самому себе человека.

    Герой фильма Гвидо — известный кинорежиссер, задумавший поставить грандиозный фильм и расположивший к себе продюсера. Но вот незадача. Деньги есть, сценарий есть, актеры тоже — но нет желания снимать, нет самого главного — ответа на вопрос «Зачем все это нужно?». Творческий кризис усугубляется кризисом общечеловеческим, проще говоря депрессией. Есть определенный мир, выстроенный за годы жизни, его конструкция, которая до определенного момента казалась незыблемой, однажды рассыпается как карточный домик. Героя терзают воспоминания из детства на почве протеста церкви против общечеловеческой природы. Да и в самой жизни ладится далеко не все. Жена, которая представлялась любящей домохозяйкой, внезапно обнажила свои чувства несогласия со сложившейся ситуацией, а женщины, которые раньше вызывали интерес уже не столь желанны. Возможно Гвидо просто разучился любить. А может быть и не умел вовсе…

    Как только в жизни наступает подобный момент, когда нет гармонии с внутренним миром — нет ничего проще чем просто забыться. Забыться и уйти от ужаса повседневности, который с каждой минутой нарастает как снежный ком. Но есть ведь еще один вариант. Пойти по пути истинному, начать все сначала, попросить прощения у окружающих людей, но труднее всего в такой ситуации простить себя самому.

    Очень сложно признаться в чем-то самому себе и еще сложнее донести это до окружающих. Более того, просто архисложная задача передать это прямым текстом через произведение своего искусства. Возможно это и есть гениальность, а произведения гениев актуальны всегда. Может именно поэтому они проносятся сквозь время и остаются актуальными до сих пор. «Восемь с половиной» безусловно относиться к этому ряду шедевров. Образы переданы безупречно, постановка просто на великолепном уровне. А в конце как обычно клоуны как путь к чему-то радостному и совершенному. Ведь как ни крути, а жизнь сама по себе прекрасна.

    10 из 10

    26 декабря 2009 | 12:28

    В фильме Терри Цвигоффа «Призрачный мир», 2001 года, есть небольшая сценка, олицетворяющий смерть класики. В кратце: «Мужчина, лет 50-и от роду, приходит в прокат видео-касет. — Скажите пожалуйста, есть ли у вас фильм «Восемь с половиной»? — Восемь с половиной?, — ответил стоячий за кассой парень, лет 25 от роду, — Сейчас посмотрю на компьютере. Да, есть фильм «Девять с половиной недель» с Микки Рурком в главной роли, посмотрите на стеллаже «драмы». — Нет нет, мне нужен фильм «Восемь с половиной недель» Фредерико Феллини! — Нет, простите, такого у нас нет.» Ресурс, с которого был взят фильм для просмотра насчитывает около 5,000 пользователей, с учётом того, что, по крайней мере, четверть из них в сознательном возрасте — фильм был скачан «целых» 7 раз! К примеру — фильм с говорящим названием «Академия стриптиза» 722 раза. Чувствуете разницу? Мысль от этого может быть лишь одна — общество деградирует (а контекстов к данному утверждению можно подобрать огромное множество; начиная — «я не хочу думать во время просмотра», и заканчивая — «Да ну, он же чёрно-белый — старьё!»).

    Многие винят кинокритиков в предвзятости и безвкусице, но, то, что говорил в конце фильма персонаж кинокритик о количестве и качестве снимаемого — не может не наводить на определённые мысли («В мире и так полно лишнего и добавлять смятение к смятению ни тот случай»). Да и слова «В конце концов — терять деньги предусмотрено ремеслом продюсера» не что иное, как непорушимая истина. В наше же время — данная истина теряется в миллионах долларов, человек стал слишком жадным, чтобы думать не о достатке, а о людях.

    Не менее сильными были действия Гуидо. Принять ошибку и отказаться от неё — ни это ли является признаком профессионализма? Убить недоразвитый плод любви между мозгом создателя и деньгами продюсеров — ни это ли благое дело для кинематографа? Для меня — подобные люди, если такие вообще существуют, в кинематографе, играющие роль Робин Гудов, являются идеализированной идеей спасения кино. Вот они та понимают, что нет фильма — есть жизнь. Да, возможно кино и отстало на 50 лет, в отличие от других искусств, как было упомянуто в картине, но, его все любят и понимают, почему так случилось.

    У Федерико Феллини получилось необычное произведение искусства — фильм о фильме, в фильме о фильме. Он показал и рассказал о всём мире кино, в те короткие два с лишним часа, чего другие сделать не в состоянии. По сути — на все вопросы о кино может дать ответы данный фильм…

    4 сентября 2010 | 12:26

    У известного режиссёра Гвидо Ансельми случается нервный срыв и его направляют на курорт в санаторий, подлечиться минеральной водой и солнечными ваннами. Причиной же этого душевного истощения послужил творческий кризис, разгоревшийся аккурат посреди подготовки к масштабным съёмкам нового фильма. Гвидо нужно как можно быстрее собраться с мыслями, определиться с выбором актёров и сценарием, и запустить съёмочный процесс. Но его многое гложет и не даёт спокойно работать, экзистенциональный и творческий кризисы продолжаются.

    Всё в этой истории посвящено главному герою, он же Ансельми, он же режиссёр Феллини. Своеобразная рекурсия итальянского мэтра, снимающего фильм о себе же, снимающем этот фильм. Если это пока забыть и искать другие параллели, то можно найти две главные, литературные. Прослеживается схожесть Гвидо со Стивом Дедалом, главным героем Улисса. Точно так же, герой «Восьми с половиной» боится этого мира и хотел бы вернуться в утробу матери, лишь бы не сталкиваться с проблемами и не получать жалоб и требований от близких и коллег. У него схожие жизненные принципы, но он также почему-то слишком легко готов ими поступиться.

    Также в некоторых моментах Гвидо думает и говорит прямо как Мерсо, герой произведения Альбера Камю «Посторонний». Все окружающие пытаются рассказать ему что-то, абсолютно Гвидо не интересное. Пытаясь быть честным, а не грубым, он откровенно говорит им об этом. Однако те продолжают изливать ему душу и рассказывать, что их беспокоит и интересует, и что должно вроде бы вызывать у главного героя такие же чувства. Однако невольное равнодушие не отталкивает от него людей, наоборот, этих докучающих становится с каждым часом всё больше.

    Женщины требуют от него слишком многого, как и продюсеры. И точно также Ансельми пытается внушить жене, друзьям, коллегам, шишкам из кинокомпании, да и себе тоже, что ему жизненно необходимо снять фильм для самого себя и о самом себе. Это должен быть фильм-откровение о своих детских воспоминаниях и текущих острых переживаниях, показать на контрасте, чего он хотел и что получилось. Несмотря на «личность» фильма (no pun intended) тем не менее, он может быть многим интересен. Ну только если те переживания и вопросы, что Ансельми хочет изобразить не лично его проклятие. Но нет, в этом и секрет успеха и признания этой кинокартины. Оказалось, если смело и умело экранизировать даже самый, казалось бы, безумный ход потока сознания, он окажется близок огромному количеству людей. Почти все сцены других фильмов слишком прямолинейны, в них нет подтекста. Единственный секрет, не показанный там в кадре — личность убийцы или секрет афёры. «Восемь с половиной» в этом плане очень богат на различные инсинуации и крайне ресмотрибелен. Стоит только подумать, что вы всё поняли и все намёки уловили, обязательно окажется, что вами была пропущена дюжина других иносказаний и символов.

    Если всё-таки пытаться выделить главную тему фильма, то мне кажется, что в первую очередь это кино о неизбежном одиночестве. После 20 лет совместной жизни с женой, он упрекает её в том, что у неё до сих пор неправильное представление о нём. Своего некогда лучшего друга он презирает, причина тому — тот превратился в человека, которым Гвидо становиться очень не хочет — стареющего и уже примирившегося со многим мужчины, ищущего счастье утешение в вине и молодых любовницах. Согласный на сладкую ложь старик, бросивший попытки понять себя. Роль, которую многие даже и не подумают осуждать, вполне себе респектабельный способ обмануть себя. Именно, самообман как естественная в глазах общества черта характера Гвидо презирается. Его мучает, что он на своих же глазах, так сказать, пытается всё оправдать и найти компромисс. Но его нет, в этой сюрреалистической авантюре всеобщее непонимание и неуверенность в своих желаниях — даже необходимые компоненты успеха. У Гвидо нет сценария, его попросту не может быть, разум в честном анализе рождает образы, которые должны быть экранизированы немедля, без вопросов. Но упрашивание актёров и продюсеров требует время силы на, казалось бы, сумасбродные идеи. Но им всем нужно лишь слушаться великого режиссёра и всё. Настоящие актёры так и сделали, неровные куски пазла в конечном итоге сложились в шедевр.

    21 апреля 2015 | 16:48

    Посоветовали посмотреть этот фильм. Предупредили, чтобы не делал поспешных выводов. Их и не пришлось делать.

    Фильм очень многогранный. К нему можно подходить с разных сторон, пытаться заглянуть в его суть, разобрать смысл. Но понять это произведение полностью безумно тяжело.

    Фильм удивил с самых первых минут. Режиссер попытался передать ощущения сна. Это состояние у всех похоже, но в тоже время оно у каждого имеет свои особенности. Невероятно тяжело передать, то что мы ощущаем во сне. Феллини это практически удалось.

    В общем, фильм о самом режиссере и его же кино. О его переживаниях, тревогах, творческом кризисе, надоедливых актерах и т. д.

    Женщины… В сегодняшнем кино такого практически не бывает. Тут, если женщина появляется в кадре, значит она красива как внешне, так и внутри. Нет, это не фильм с супермоделями. Каждая женщина имеет очень сильный, четко выраженный образ. Многие из них необычайно красивы. Может тут дело в черно-белом кино, какой-то особенной романтике, не знаю…

    Музыка… Не буду распыляться на эпитеты, метафоры и гиперболы. Если играет музыка и я, человек, не играющий ни на одном музыкальном инструменте, беру воображаемую гитару, саксофон или кларнет и начинаю играть, значит музыка цепляет глубины души.

    Образ главного героя… Режиссер показывал себя таким, какой он есть, со всеми своими пороками и безумным эгоизмом. Показывая это на экране, он как бы еще больше подчеркивал своё себялюбие.

    Повторюсь, фильм очень многогранный. Чтобы понять его нужно посмотреть его ни один раз. Причем перематывать куски и думать, думать, думать…

    13 января 2010 | 22:31

    Поистине гениальное творение гениального режиссера.

    Метафоричное, образное кино, повествующее о душевных поисках и терзаниях режиссера Гвидо Анселми. Кризис и творческий тупик заставляют героя глубже погрузиться в себя, жить иллюзиями, рождаемыми детскими воспоминаниями и воображением, и все, что происходит с Гвидо в его иллюзорном мире во истину удивительно!

    Отдельно хотелось бы обратить внимание на игру актеров.

    Марчелло Мастроянни — великолепный актер, в очередной раз подтвердивший это своей игрой. Мастроянни удивительно точно показал человека, «сошедшего с пути», потерявшегося в себе, запутавшегося в отношениях с женщинами. Лучшего Гвидо и придумать нельзя.

    Иллюзорный гарем Гвидо — ах, сколько прекрасных женщин сыграло в этом фильме, и каждая из них по-своему красива и интересна: прекрасный цветник из замечательных актрис — это и Анук Эме, и Клаудиа Кардинале, и Сандра Мило, и многие, многие другие.

    Фильмы Феллини непросты в восприятии, но те, кому удастся прочувствовать их, будут щедро вознаграждены.

    Шедевр.

    10 из 10

    11 августа 2009 | 00:44

    Мне всегда было страшно говорить и писать о Феллини. Страшно, потому что сам толком не понимал происходящее внутри меня, потому что не знал, что испытывают другие, потому что не догадывался, как отреагировал бы сам режиссер. Но сейчас я решился, пересмотрев первую картину, познакомившую меня с Федерико Феллини — человеком, чье имя говорит гораздо больше, чем все восхищенные возгласы, — «8 с половиной».

    Мне сложно уместить то колоссальное впечатление в несколько обыденных фраз, которое я получил от «8 с половиной». Здесь сюрреализм (до боли ассоциирующийся с ранним Линчем) сливается с простотой, тонкость человеческой мысли — с действенностью примитивности, откровенность — с вымыслом… К этому фильму нереально подобрать форму для выражений. К самой идее картины невозможно разыскать визуальную огранку. Но Феллини — легенда мирового кинематографа, — сумел воплотить и свои мысли, маленькие искорки, пронизывающие сознание, и чувства, букеты душераздирающих порывов, и идеи, гениальные зачатки будущих шедевров, в самом полном объеме.

    -Мне здесь не нравится. Это место далеко от реальности.
    -А я его просто обожаю…


    Наверное, что-то подобное ответил бы Феллини какому-нибудь удачливому варвару, сумевшему забраться в голову к режиссеру, признанному классиком еще при жизни. Понимая нереальность ситуации, Федерико отплатил созданием фильма, возможно, о себе самом, позволив каждому увидеть мир глазами своеобразного бога. И если случайный дикарь не получил бы ничего от увиденного, то зритель приобрел фантастическую возможность «пощупать» Феллини изнутри. И Федерико не оскорбился, даже наоборот, расставил удобные кресла, позвал аккомпанировать блистательного Нино Рота и пригласил прекрасных женщин — все для милого зрителя. И за это мы обязаны благодарить легенду.

    Я недаром написал, что «8 с половиной» — «возможно, о себе самом». Не уверен, что это подлинный Феллини и его мир. Если его Гвидо, в исполнении умопомрачительного Марчелло Мастроянни, — великий эгоист, то Федерико — «великий лжец». И только этот лжец умеет врать с виртуозностью дирижера симфонического оркестра. Лгать о себе с той долей правды и самоиронии, чтобы заставить зрителя сопереживать и понимать — вот Феллини в его лучшем проявлении.

    «Снимать фильмы из серии ярких эпизодов — возможно, это прекрасно для их правдивого реализма. Интересно только то, что этим пытаются сказать авторы?» — наверное, этот вопрос когда-то себе задал Федерико Феллини. Данными словами я обратился и к себе.

    И мне показалось, что в «новой иллюзии, новой лжи» режиссер, который всегда показывал больше, чем позволяли правила, при всей необычности «8 с половиной» оправдал самые простые каноны. Вот они: замешательство, поиск, раскаяние, замешанные на любви и самопожертвовании, — разве не древнейшие устои? Режиссер сначала пустил Гвидо по незаезженной дорожке эгоиста-неумехи, не видящего в себе наглости для решения проблем, а после вернул его на «путь истинный» с ярким осмыслением. Феллини не простил рамки, выраженные церковью, но помиловал правила, заложенные не государством или религией, а скорее внутренним древним чувством, сродним табу. В «8 с половиной» Федерико выразил и себя и свои ощущения, добавив особенную шершавость, способствующую размышлению зрителя.

    Я много думал о работах неповторимого Федерико Феллини, но так и не пришел к чему-то совершенному и оконченному. Единственное, что понял точно: «8 с половиной» — фильм вне времени, вне политики, вне критики и вне оценок…

    28 июня 2008 | 20:31

    Владимир Наумов (который с Аловым), в интервью говорил, что есть кино до «Восьми с половиной» и есть после. Думается, это все же преувеличение: Бергман и до фильма Феллини и после был равен сам себе, «Тегеран-43» снят тоже без всякого воздействия фильма Феллини. Отрицать огромный резонанс «8 с половиной», его влияние на окончательную культивацию арт-хауса в его противопоставлении жанровому кино бессмысленно — и фильм Феллини как знаковое явление в силу законов диалектики не может быть воспринят однозначно положительно. Раскрепощение авторской манеры, свобода ассоциаций, отказ от сюжетности и линейности повествования — как бы краеугольные камни арт-хауса в большой степени были продемонстрированы в качестве мощных художественных инструментов в этом фильме. Оборотной стороной явления стал авторский субъективизм, смешение в общую кучу удачных и откровенно скучных фрагментов мозаики, приоритет субъективизма в ущерб рациональной содержательности.

    Собственно в завершении «Восьми с половиной» и предлагается поиграть в цирк, смешать иерархии, разновременные пласты воспоминаний (обладающие все-же разной ценностью). «Будем как дети» — славный призыв, имеющий к тому же почтенный и авторитетный источник происхождения, однако абсолютизировать прелесть индивидуальных фантазий итальянского визионера все же не следует. Уход от рацио является составной стороной житейского инфантилизма, неготовности отвечать за последствия своих поступков и помогать другим. В зрелом возрасте инфантилизм даже и постыден, поскольку предполагает всегда перекладывание ответственности на чьи-то иные плечи.

    В фильме Феллини совершенной мне представляется часть с момента встречи героя с женой любовницы и до завершения фантазий Гвидо на тему гарема. Прекрасны сцены с Сароджиной, пляшущая массовка в конце под музыку Нино Рота, запоминаются ряд декадентских фантазий Гвидо и фактура подобранных женщин. Ряд сцен, связанных преимущественно с общением режиссера с его продюсером-сценаристом, скучны, стремление досказать все в финальных монологах как бы разжевывает авторский замысел. Сцены с демонстрацией кинопроб и Клаудией Кардиналле, по мне, можно вырезать без ущерба для содержания. При субъективизме авторского времени картина представляется минут на двадцать затянутой.

    «Восемь с половиной» — хорошо организованный сумбур, прелесть которого определяется почти случайной красотой удачных пазлов, в выборе которых сказался визуальный вкус режиссера. После этого бессодержательных пазлов в исполнении менее одаренных художников прибавилось в разы.

    8 из 10

    25 октября 2012 | 10:08

    Поистине, «8 1/2 » — одна из самых значимых, монументальных и знаковых работ мирового кино. Картина была создана как раз в тот личностный этап, когда Федерико Феллини ещё не совсем отошёл от привычных миру канонов. Логично даже рассматривать ленту как условно центральную во всей фильмографии итальянского мастера, разделяющую его произведения на «до» и «после». Ведь если прежде он старался (или просто не забывал) соответствовать каким-либо принятым нормам построения фильма и, в большей степени, сюжета, то после — говоря современным языком, забил на всех и вся, и стал снимать просто своё кино, хоть и не во всех случаях.

    «8 1/2 », как и многие другие работы режиссёра, автобиографична и наполнена личными переживаниями. Первоначальным намерением было снять добрую и весёлую картину. На этапе ещё даже не начатого сценария Феллини так писал продюсеру: «Я только убеждён, что фильм надо сделать радостным, праздничным, пронизанным юмором, в изобразительном же плане он должен быть необычайно тонким, светлым». Но, как бы ни старался постановщик (даже приклеивая напоминалки «Ты снимаешь комедию!»), вышло у него в жанровом плане не совсем то, на что он рассчитывал. «8 1/2 » получился более серьёзным, чем планировалось, даже несмотря на ироничные сцены. Однако, если рассматривать готовый продукт, всё это кажется совершенно несущественным.

    Центральный персонаж Гвидо — кинорежиссёр, который, как описывал сам Феллини, «задумал поставить фильм, а какой — позабыл». Но дело, конечно, не только в этом. Гвидо терзаем сомнениями, противоречиями, творческим и личностным кризисом, потерей профессиональных амбиций и вытекающей из всего этого томно-меланхоличной депрессией. Помимо этого внутреннего давления, есть ещё и внешнее — контракты подписаны, съёмки фильма должны уже вот-вот начаться и все вокруг жаждут узнать хоть какие-то подробности. А подробностей нет, сценария тоже. По большому счёту, есть лишь задумка.

    Можно сказать, Гвидо не хватает не только вдохновения, новых идей, но и элементарного «интеллектуального кислорода», пищи для ума. Он как разрядившаяся батарейка, которая уже не может выполнять свои функции, но ещё не окислилась, её нужно лишь зарядить. Вовремя подоспевший личностный кризис заставляет главного героя ещё и сомневаться в самом себе, в том, что же ему нужно от жизни. Гвидо понимает, что не сможет взять всё (характерным образом это находит отражение в женщинах), ему нужно определиться, но он просто не способен на это. Его желание взять всё и сразу выливается в знаменитую сцену с гаремом, после которой становится очевидно, что заплутал режиссёр в дебрях собственного разума окончательно.

    И здесь же само собой напрашивается сравнение «8 1/2 » и «Сладкой жизни». Если рассматривать поверхностно — да, сходства очевидны. В обеих лентах грузный Марчелло Мастроянни ходит туда-сюда, вокруг что-то происходит, много женщин и личный кризис. При более углубленном сравнении видна вся нелепость какого бы то ни было сопоставления этих двух работ. Ключевой момент заключается в том, что герой «Сладкой жизни», по большому счёту, — общество, богема. Через главного героя зритель наблюдает за происходящими вокруг событиями, и по ходу дела уже и за самим героем. В «8 1/2 » главный герой — Гвидо, и только он, — на него обращено всё внимание, он — центральная фигура. Эта разница, конечно, не единственная, но она принципиальна, и позволяет давить в зародыше помыслы о сравнении.

    Примечательно, кстати, и то, что Гвидо — единственный герой у Феллини, который за весь фильм так ни разу и не улыбнулся. Имеется в виду искренняя, раскованная, честная (!) улыбка, а не те вежливые, манерные и короткие, которыми он время от времени может кого-нибудь одарить. И это довольно показательно, учитывая то, что таких героев больше не было. У Феллини улыбался хмурый мужлан Дзампано, вдоволь смеялась Кабирия, хитро скалился Аугусто… За всем множеством персонажей можно припомнить лишь Моралдо из «Маменькиных сынков» — замкнутый интроверт, который в плане внешней эмоциональной скупости вполне мог бы посоперничать с Гвидо. И тут же напрашивается на ум ещё одна аналогия: в конце фильма Моралдо становится единственным, кто решается оставить всё и поехать в Рим. Ровно так же, как это сделал в своё время сам Феллини. Поразительно, насколько личность автора проявляется от фильма к фильму. В данном случае исключение лишь подтверждает правило.

    Принято считать, что «8 1/2 » — фильм новаторский, для мирового кинематографа бесценный и значимость его невероятно высока. А вот почему — уже вопрос. Похвала по умолчанию, так сказать. И какие бы аргументы ни приводились, они так или иначе будут идти мимо. Да, идея фильма, проработка и отображение внутреннего мира, безусловно, на высоте. Да, актёры хороши. Да, вкрапление Вагнера, Чайковского и остальных сыграло на руку. Да, мастерская постановка мизансцен, внутрикадровый монтаж, качественная операторская работа и всё такое. Но достаточно ли этого? В чём же новаторство?

    А дело вот в чём. В «8 1/2 » были перемешаны четыре повествовательных «пласта» — реальность, фантазии, воспоминания и сон. Переходы между ними не были обозначены ни сюжетно, ни технически. Такие перескоки, осуществляемые с помощью стандартной склейки без каких либо эффектов, создавали подобие сюрреализма (которое до сих пор приписывают картине), ведь непонятно, что сейчас происходит и вообще «где мы находимся». До этого переход от реальности к чему-то иному (например, воспоминаниям) всегда сопровождался соответствующими стилистическими эффектами, будь то наплывы камеры, съёмка через специальные светофильтры, искажённые пропорции и так далее. Изображение само подсказывало и разжёвывало зрителю, где реальность, а где — нет. Метод, используемый Феллини, был предсказан Сергеем Эйзенштейном и частично открыт Ингмаром Бергманом в фильме «Земляничная поляна» (а в картине «Персона» ему удалось довести её до логического итога).

    В этом, собственно, и новаторство. И страшно подумать, каков был бы позор, не вручи жюри ММКФ в 1963 году главный приз этому фильму.

    «8 1/2 » не стоит воспринимать как некую авторскую исповедь. Это не жалобы творца из серии «вот так мне бывает тяжело», нет, ни в коем случае. Феллини поступает со своим героем весьма иронично и способен его поставить в нелепые ситуации. Апофеозом становится сцена, в которой Гвидо лезет под стол в попытке застрелиться — тонкий и лёгкий юмор великого итальянца. И после — показательная проповедь, которую как будто излагает Феллини сам себе устами критика, друга Гвидо. Запоминающаяся фраза «неужели вы думаете, что кому-то будет интересен убогий каталог ваших ошибок?» — это как будто сам режиссёр спрашивает у себя, будет ли кому-то нужен «8 1/2 ». Вопрос, пожалуй, риторический.

    20 июня 2014 | 05:39

    Фильм похож на карнавал. Мыслей, снов, воспоминаний, внутренних диалогов. В центре этого всего стоит режиссер, и за кадром — тоже режиссер. Ироничный рассказ о самом себе.

    Этот фильм Феллини отличается от остальных еще и своей фрагментарностью. Абсолютно непринужденно реальность жизни героя переходит в какие-то фантасмагоричные то ли сны, то ли фантазии, иногда детские воспоминания. Герой переживает кризис, нервное истощение, он как бы и не участвует во всем, что происходит на экране, он только наблюдает.

    Понравилось, как все это снято. Хотя, наверное, как бы оно ни было снято, мне все равно бы понравилось. Потому что передана та атмосфера настоящего кино, настоящего искусства, которую со временем становится все труднее сохранить.

    Тут было бы странно вдаваться в подробности и вообще в какой-либо конструктивизм, поэтому просто

    10 из 10

    26 июля 2010 | 03:19

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>