всё о любом фильме:

8 с половиной

год
страна
слоган«A picture that goes beyond what men think about - because no man ever thought about it in quite this way!»
режиссерФедерико Феллини
сценарийФедерико Феллини, Эннио Флайяно, Туллио Пинелли, ...
продюсерАнджело Риццоли
операторДжанни Ди Венанцо
композиторНино Рота
художникПьеро Герарди, Леонор Фини, Вито Анцалоне
монтажЛео Каттоццо
жанр фэнтези, драма, ... слова
сборы в США
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
время138 мин. / 02:18
Фильм — парафраз виртуозности и поэтичности творческого процесса режиссера: кризис, поиск, каверзы воображения, тупики, интеллектуальный климат, неразрывный поток субъективного и объективного.

И, конечно, обилие женщин, окружающих героя, его иллюзорный гарем, в котором все без исключения любят его, хотя идиллия перемежается с бунтом, подавлять который приходится с помощью хлыста.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
98%
40 + 1 = 41
8.4
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Съемочный период: 9 мая — 14 октября 1962.
    • Оригинальное название «8 1/2» объясняется довольно просто — это восьмой с половиной фильм Федерико Феллини. Ранее он снял шесть полнометражных и две короткометражных (которые посчитал за одну) ленты, а также «Огни варьете», созданные в сотворчестве с Альберто Латтуадой (та самая искомая «половинка»).
    • Феллини постоянно давал самому себе письменное напоминание — «Опомнись, это комедия».
    • Феллини подумывал отдать главную роль Лоуренсу Оливье.
    • Благодаря участию фильма на международном кинофестивале в Москве супруги Феллини в первый и последний раз посетили Советский Союз.
    • Никита Сергеевич Хрущев, присутствующий на конкурсном просмотре картины в Москве, до конца сеанса не дотянул и уснул. Когда Феллини узнал, что Хрущев уснул на премьере фильма, он решил не идти на вручение премии и уехал с Джульеттой Мазиной и друзьями на подмосковную дачу.
    • еще 3 факта
    Трейлер 03:40

    файл добавилTotalCentre

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 225 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    8 ½ (Федерико Феллини)

    1963 год. Италия. «Восемь с половиной». Пожалуй, здесь пафосно, но очень точно прозвучит одна знаменитая фраза: «Мир теперь перестанет быть таким, каким он был раньше».

    Не весь мир, а мир кино.

    «Восемь с половиной» — своеобразная веха всего итальянского и мирового киноискусства. Последнее изобретение в языке кино. И одно из самых важных.

    Так что же привнес в кино знаменитый фильм Федерико Феллини?

    Многие киноэксперты ответят на этот вопрос, не думая. Все давно разобрано. Все ясно.

    Федерико ответил на главный вопрос всех кинодеятелей того времени — «Как показать на экране человеческое мышление?»

    Фильм построен из мелких крупинок человеческого мышления — фантазий, мечтаний, страхов, сновидений, воспоминаний.

    Во многом автобиографический фильм повествует о знаменитом итальянском режиссере Гвидо Контини, переживающем творческий кризис, кризис среднего возраста и остальные всевозможные кризисы. Он мечется от одной женщины к другой — от одного соблазна к иному. Он беспощадно прожигает жизнь в бесконечных поисках себя, как творца, как мужа, как любовника. Он желает начать все заново, уцепиться за единую цель, но тщетно.

    Он потерян для близких и всего итальянского кинематографа…

    Несмотря на депрессивную тематику фильма, Федерико Феллини продолжает быть своеобразным клоуном кинематографа. Федерико все тот же мастер феерии и буйства образов, он сохраняет свой яркий и запоминающийся стиль с глубоким трагизмом и тонким юмором и совмещает его с депрессивной атмосферой «Восьми с половиной».

    Гениальная игра выдающегося итальянского актера, который был частым «хозяином» фильмов Феллини, Марчелло Мастроянни добавляет в образ Гвидо больше правдивости и честности. Марчелло с необыкновенной силой своего таланта смог прочувствовать настроение персонажа, находящегося в своеобразном жизненном замешательстве.

    И, конечно, женщины. Куда мы без них? Куда без них Феллини и все мировое кино?

    «Восемь с половиной» представляет собой целую коллекцию самых причудливых женских образов — от вульгарной проститутки Сарагины до опечаленной матери главного героя. Федерико и в дальнейшем не изменит своему стилю и не раз возвратится к «женской тайне» («Город женщин», «Голос луны»)

    И как бы ни был прекрасен «Восемь с половиной», как бы ни восхищал нас настоящим праздником кино и всего изобразительного искусства, на душе остается грустный осадок, ведь «Восемь с половиной» — это последняя, по-настоящему, веха в языке кино.

    «Кино перестало быть таким, каким оно было раньше»

    10 из 10

    26 августа 2010 | 16:55

    Есть очень редкая категория фильмов, которые создают вокруг себя совершенно неповторимую атмосферу. Вокруг картины «Восемь с половиной» витает дух таинственности и некой интимности, так как Феллини приоткрывает занавес, разделяющий зрителя и режиссера, впуская всех желающих в свой загадочный мир художника. Перед этим творением мастера не устояла даже советская идеология, отдав ему победу на III Московском Международном фестивале (как известно, главную награду планировалось отдать ленте из СССР).

    Итак, главный герой, Гвидо Анселми, он же альтер-эго самого Федерико Феллини, талантливый режиссер, дамский угодник и просто красавец-мужчина в самом расцвете сил. Но прежде всего он художник, который пытается творить. Однако это совершенно не интересует его продюсера, спонсора и т. д. — они лишь делают деньги, и искусство как таковое для них лишь один из видов дойной коровы, который необходимо поставить на конвейерное производство. Твой прошлый фильм был успешен? — ну так чего ты ждешь?! Снимай следующий. И никого не волнует, что у Гвидо творческий и духовный кризис, что у него нет ни стимула, ни вдохновения, ничего. Но вот у него появляется идея — и снова все не так: это слишком непонятно, слишком странно для толпы, она не поймет. Гвидо в своих стремлениях снять достойный фильм одинок, кроме него это практически никому не нужно (неслучайно тема диссертации одной из его муз, Глории, звучит как «Одиночество современного человека в театре»). И здесь подспудно встает вопрос: а так ли нужно нести искусство в массы, если оно им не нужно? Может быть, все наоборот, и это массы должны «нестись» за искусством, стремясь прочувствовать и понять его, а не требуя его бесконечного подстроения под свое узкое сознание?

    У всего есть свой конец — приходит конец и Гвидо. Он, как режиссер, любит себя в искусстве, а не искусство в себе. Он считает, что справится с амбициозной задачей снять фильм о любви, однако вовремя осознает, что у него не хватит сил. Гвидо оказывается неспособен снять фильм о том, чего сам никогда не умел — любить. У него не остается того, что он мог бы сказать зрителю. Однако никто этого так и не понимает: строятся декорации, на роли пробуются актеры. И никого не смущает, что начало съемок подозрительно задерживается: у кого-то на уме были деньги, у кого-то слава, но никто не думет о самом фильме. И снова Гвидо остается один.

    Не спасают его даже музы, коих великое множество. Множество женщин проходит через его жизнь, одни в ней задерживаются, другие нет. Гвидо принадлежит к тому типу мужчин, которые черпают вдохновение в женщинах и исключительно в женщинах, поэтому его никак нельзя назвать банальным бабником. Своих жену и любовниц он не рассматривает, как предметы чувств — в каждой из них он находит что-то от себя самого и тем самым узнает себя, но не их. Он лишь привязывается к женщинам и не дает им взамен ничего похожего на то, что дают ему они. Единственное, что Гвидо может для них сделать, — это увековечить их в своей картине, но вот тут-то он и сталкивается с проблемой непонимания и совершенно разных взглядов на искусство с другими. Замкнутый круг.

    Феллини потрясающим образом удалось связать столько сюжетных линий в один клубок (Гвидо-зрители, Гвидо-коллеги, Гвидо-женщины, Гвидо-искусство), распутывать который — истинное удовольствие. Можно смаковать каждый кадр, каждое появление на экране великолепного Марчелло Мастрояни, каждую ноту марша клоунов Нино Рота, который, кстати, играл на похоронах самого Федерико Феллини. Для него это, безусловно, был особенный фильм — он показал свой творческий процесс, свои страхи и опасения, свое желание делать фильмы, которые впоследствии станут настоящими шедеврами киноискусства.

    Гвидо Анселми не удалось снять свой главный в жизни фильм. Возможно, в одном из неснятых фильмов Феллини мы бы увидели, к чему привели все терзания Гвидо, однако маэстро оставил зрителю возможность самому предсказать судьбу своего незадачливого альтер-эго. Мастер лишь слегка приоткрыл рядовому зрителю дверь в мир кино, а открыть ее полностью он должен сам.

    10 из 10

    13 июля 2010 | 22:52

    Вы спросите: о чем этот фильм? Ни о чем. Он обо всем. О жизни, о нас с вами, о чувствах, переживаниях.

    Этот фильм не просто об отрывке из жизни режиссера, он о большем. За те два часа, что идет фильм я несколько раз успел заметить похожие ситуации из своей жизни. Да и мне кажется, не только я, многие из нас были в похожих ситуациях, ну или хотя бы чувствовали то же самое.

    В фильме все великолепно, все сделано именно так, как оно должно быть, ничего лишнего.

    Оценка? Она не требуется. Это просто надо почувствовать.

    10 ноября 2008 | 21:42

    Фильм похож на карнавал. Мыслей, снов, воспоминаний, внутренних диалогов. В центре этого всего стоит режиссер, и за кадром — тоже режиссер. Ироничный рассказ о самом себе.

    Этот фильм Феллини отличается от остальных еще и своей фрагментарностью. Абсолютно непринужденно реальность жизни героя переходит в какие-то фантасмагоричные то ли сны, то ли фантазии, иногда детские воспоминания. Герой переживает кризис, нервное истощение, он как бы и не участвует во всем, что происходит на экране, он только наблюдает.

    Понравилось, как все это снято. Хотя, наверное, как бы оно ни было снято, мне все равно бы понравилось. Потому что передана та атмосфера настоящего кино, настоящего искусства, которую со временем становится все труднее сохранить.

    Тут было бы странно вдаваться в подробности и вообще в какой-либо конструктивизм, поэтому просто

    10 из 10

    26 июля 2010 | 03:19

    Наконец и я добрался до этого режиссера или Федерико добрался до меня. Честно сказать, удивился, узнав, что у Феллини есть целых 5 оскаров (а не 4 с половиной), не думал, что существуют личности с подобными достижениями. Теперь начал думать, что есть еще подобные люди. Может, кто подскажет?

    Не сказал бы, что меня как-то впечатлил сюжет картины, но… потрясла подача материала. Первая сцена фильма сразу говорит о том, что за дело взялся настоящий профессионал с пометкой на будущее «то ли еще будет». Плавные переходы от реальной жизни к сновиденческой логики поразили в самое сердце, постоянно возникали вопросы: «А сейчас сон или очередная фантазия Гвидо?».

    А о чем же этот фильм, о подаче какого материала я заговорил? (именно такой внутренний диалог образовался у меня в голове после 2-х абзацев выше напечатанного текста).

    1) Может Феллини, снял фильм о себе, в котором снимает фильм о себе? Вот это поворот.

    2) Может об отношениях между мужчиной и женщиной? Каких отношений здесь только не было: первая встреча с «Дьяволом» на пляже, натянутые отношения с женой из-за бесконечных любовниц, отношения между родителями и их роль в жизни героя, любовь людей из разных поколений (денежные отношения). Все это выливается в придуманный гарем со своими внутренними правилами и в итоговый нервный срыв.

    3) Может о детском воспитании, которое прямым образом влияет на будущее человека? Героя с самого детства окружает женское общество, что однозначно повлияло на жизнь персонажа. Не стоит также забывать и о присутствии церкви в фильме (не путать с религией), которая своими причудами отталкивает Гвидо и заставляет показать дом божий в цвете иронии в сценарии несложившегося фильма.

    Мысль о том, что картина меня не особо впечатлила, начала рассеиваться — интересная перемена эмоций, со мной такого еще не случалось. Фильм затрагивает достаточно много аспектов, чем и заставил сломать несколько извилин в моей голове в момент написания отзыва.

    В общем, в начале, хотел поставить фильму 6 баллов, но переубедил себя и поставил 8.

    20 января 2014 | 08:31

    Черно-белые фильмы — это однозначно специфический продукт, его надо ещё уметь распробовать. Ну чтобы точно знать, почему такие фильмы как будто более вечны, чем современные. «8 1/2» — всего лишь мой второй ч/б фильм, и я осознанно занимаю ваше время чтением этой казалось бы лишней информации. Имейте ввиду, если вы никогда не смотрели ч/б фильм, начните с чего-нибудь попроще, например, с «Артиста» Мишеля Хазанавичуса.

    Итак, кинотеатр «Иллюзион», бархат кресел, полный зал киноманов, ощущение такое, что мы все решили слетать ненадолго в 1963 год, ведь обычно мы ходим в кино на современный прокат, привыкли к попкорну и шуму вокруг. Но не сейчас. Сейчас мы все на секунду стали частью светской кинематографической элиты Италии. Именно в этой сочной стране и происходит действие, именно этот страстно-нежный язык улыбок и жестов сопровождает всю картину. Мы начинаем путешествие.

    Скажу сразу, Феллини сделал абсолютно реальный, почти не сюрреалистичный, фильм о том, как сложно нам иногда решиться сделать шаг, который, как мы точно знаем бесповоротно изменит нашу жизнь, но не знаем, каким образом это произойдет. Фильм о том, как важно засунуть своё эго подальше от всех глаз, даже своих собственных. «8 1/2» — о самом Феллини, наверное даже слишком автобиографичный.

    Про сюжет писать не буду, это третьестепенное в фильмах такого уровня. А вот про атмосферу не сказать — себя наказать. Представьте как должно быть сложно режиссеру и оператору играть цветом в ч/б. Нет! Совершенно не сложно — там их всего два). Но тени, эти волшебные лунные, асфальтовые, кобальтовые, молочно-пепельные оттенки каждого изгиба, каждого наклона. Вот какую красоту открывает такое кино — красоту контура и контраста. И лица героев уже не просто картинка, ты как будто проходишь курс физиогномики (распознание мотивов поведения и характера по движениям лицевых мышц). Все кажется острым и мягким одноврменно. Недаром у Джанни ди Веннацо (оператор) более 50 фильмов за спиной.

    А музыка! Классика, очень популярная в то время — такая простая и тонкая одновременно. Музыка сглаживает углы теней и наоборот делает резче контрасты.

    Ну и актеры. Марчелло Мастроянни ("Брак по-итальянски», «Ночь», «Сладкая жизнь») всей своей манящей мужской сущностью и давящей силой показал, как можно и нужно уметь иногда давать слабину. Девушек в фильме было много, одна яркая, которая запала в душу — Клаудиа Крадинале, которая и по сей день, в свои 74 года, очень бодра и снимается в 4х фильмах ежегодно.

    Если для кого то награды фильма помогают определиться, смотреть ли картину или нет, то с «8 1/2» сомнений в этом вопросе быть не должно! Да! Есть и Оскар и награда Британской академии, а на Московском кинофестивале он в 1963 году взял главный приз.

    Кстати, какое вообще чудесное время было в середине 70х — сплошное раздолье и астрал мыслей в лице Стенли Кубрика, Витторио Де Сико, Стенли Крамера, Альфреда Хичкока, Жан-Люк Годара, Питера Бру и др. Все вместе эти столпы кинематографа подняли качетсво и цельность искусства до такого уровня, чтобы и по прошествии 50 лет, аплодировать в забитом кинозале восхищенных блестящих глаз.

    Такие фильмы прекрасны ещё и тем, что пересмотреть их с возрастом только на пользу.

    Такие фильмы богаты формами и ответами. Когда потерялся и бесконечные мысли «куда идти» и «что делать» съедают изнутри, лучший способ — отключить болтающий разум, откинуться на спинку мягкого кресла и включить покорное подсознание. А Фредерико знает, что делать — только доверься.

    9 мая 2012 | 23:23

    Первый фильм, который я посмотрел из репертуара знаменитого своими работами режиссера Федерико Феллини, и который считается критиками одним из лучших в его карьере. Название фильма только подтверждает теорию о том, что оно не всегда отражает содержание и суть фильма. Феллини назвал картину «8 с половиной» отнюдь не из сопоставления названия с сюжетом, а потому что, как известно из различных источников, она стала такой по счету в его фильмографии. Даже тут режиссер с другой стороны подошел к делу, обходя традицинонны и устоявшиеся каноны.

    Сюжет фильма разворачивается вокруг режиссера, который переживает тяжелые времена творческого кризиса. Федерико Феллини как бы спроектировал на экран то, что может иметь место у каждого режиссера кинофильмов, к тому же описал со всей фантазией и со всеми вытекающими из этого последствиями. Сюжет получился динамично развивающимся и поддерживающим интерес на протяжении всего просмотра.

    Главного персонажа киноленты исполнил замечательный итальянский актер — Марчелло Мастроянни, который не впервый раз радует меня своей игрой — настоящий виртуоз импровизации актерской игры. К тому же приятно удивила своей игрой и манерами держаться перед камерами доселе не встречающаяся мне актриса Анук Эме, на которую теперь обращу свое внимание.

    Постановка картины достойна отдельных восхищений, ибо включает в себя умелый подбор всех составляющих картину элементов, прекрасно друг с другом сочетающихся и гармонирующих. Кинолента до краев наполнена энергией, чувствами и эмоциями, которые впитываются зрителем, как губкой, оставляя прекрасное ощущение после просмотра.

    Картина заслуженно получила награду в номинации лучшей картины на иностранном языке премии Оскар и была отмечена рядом других номинаций и премий. Так же не стоит упускать из виду, что картина вошла в списки многих киноведческих журналов и критиков, как одна из лучших и рекомендованная к просмотру.

    8,5 из 10

    19 февраля 2010 | 23:43

    На пустынном пляже в кресле в расслабленной позе сидит мужчина. Палящее солнце окутывает его своими лучами, но мужчина этого не замечает. Он одет во всё чёрное: чёрные брюки, чёрный пиджак, чёрный галстук, чёрные очки; на этом фоне выделялась только белая рубашка. Левая его рука безвольно свесилась с подлокотника, а за правую держит маленькая плачущая женщина, грустно бормочущая что-то итальянском.

    Однако мужчина не мёртв. Его губы то и дело подрагивают. Массивное тело поднимается, то опускается -,. Мужчина очень крепко спит, и ничто не может потревожить его сон.

    Между тем день близится к концу. Вдалеке, у самой кромки воды, идут двое — мужчина и женщина, чьих лиц не разглядеть в предзакатном мареве. Они о чём-то весело говорят, шутят, спорят. Внезапно женщина замечает фигуру в кресле. Замечает рядом фигуру поменьше. Прищурившись, она пытается их разглядеть, но расстояние слишком большое. «Кто это?» — спрашивает она у своего спутника. «Как? Ты не узнала?» — отвечает он, тоже сощурившись в ту сторону. — «Это же Федерико!»…

    ***

    … Да, это был он. Федерико Феллини. Известный по всему миру итальянский режиссёр той старой эпохи, когда европейские художники ещё не измельчали, Голливуд не оккупировал весь мир, наше кино не было костлявым трупом, а самого Феллини в компании с Бергманом, Антониони и другими не считались «арт-хаусом». Федерико уже успел искупаться в лучах славы и находился в данный момент в творческом поиске. Он снял шесть полнометражных картин, две короткометражные (которые считал за одну), одну совместную с Альберто Аттуадой (та самая половинка), и чувствовал себя «опустошённым». У него уже было подобное состояние — как он его называл «Чернобыль души» (интересно, что через много лет Чернобыль будет ассоциироваться с опустошением, но реальным). Тогда справиться ему помогла его жена — верная Джульетта Мазина, но теперь всё по-другому. Ему за сорок, и кризис среднего возраста наступал. Подведение итогов половины жизни мучило маэстро. Снимал ли он действительно что-то стоящее и на самом ли деле поняла доверчивая публика то, что он хотел сказать? У Феллини не было однозначного ответа. Ему казалось, что он высказал всё, что мог, и больше ничего не снимет.

    К счастью, это было не так. Не бывает отчаяния без надежды. Когда казалось, что всё потеряно, вдруг во тьме мелькнул луч. Сначала тусклый, почти незаметный, постепенно он начинал светиться всё ярче. Тьма отступала, и Феллини вдруг понял, что нужно делать.

    Так на свет появились «8 с половиной» — пожалуй, главный фильм в творческой карьере режиссёра. Почти всегда с ним ставят «Сладкую жизнь». Да, главный герой «Сладкой жизни» — журналист Марчелло, как и главный герой «8 с половиной», тоже находится в творческом кризисе, обоих играл Марчелло Мастроянни (про которого Феллини говорил, что они — «одно целое») и оба героя в какой-то мере отображение самого режиссёра. Но при этом «8 с половиной» более личное кино. Если в «Сладкой жизни» Феллини разоблачает общество — его пороки, чёрствость и бесчувственность, то здесь он по сути разоблачает самого себя.

    Используя свой временный кризис как катализатор, Феллини создаёт Гвидо Ансельми — известного итальянского режиссёра, находящегося на пике популярности. С детства избалованный вниманием (особенно женщин), он так и не вырос, оставшись большим ребёнком, эгоистично поступающим так, как того хочет и верящим в то, что из любой ситуации он обязательно найдёт выход, надо только подождать. Других людей со временем он перестал просто воспринимать, их проблемы стали вызывать у него с возрастом всё большую тоску.

    В начале фильма Гвидо неожиданно воспаряет в высь — это то, что герой хочет сделать на протяжении всего хронометража — уйти, убежать, улететь от всех этих обыденных проблем. Но не получается — его ловят и опускают на грешную землю. А на земле — не доработанный до конца сценарий, к которому Гвидо никак не может подобрать центральную идею. А между тем сам фильм анонсирован, деньги выделены, ведётся кастинг, даже построена гигантская стартовая площадка. Всю съёмочную группу активно интересует сценарий, но Гвидо продолжает вести себя как самодовольный пижон, то бормоча что-то, то отшучиваясь, то переводя разговор на другую тему. Он ещё надеется, что случится чудо и идея придёт сама собой и пытается отвлечься от мыслей о последствиях.

    Но себя не обманешь. Где-то глубоко внутри Гвидо понимает своё бедственное положение и пытается найти ответ, почему всё так вышло, в подсознании. Причём чередование реальности и фантазии передано гениально. Феллини мастерски обозначает границу между ними: то с помощью искусного монтажа, то замедленной или наоборот ускоренной съёмкой, а то просто мелкими логическими деталями, он чётко даёт понять, где кончается одно, а начинается другое. И чем ближе «Час Икс», когда нельзя будет так просто отмолчаться и делать серьёзный вид, тем больше граница реальности и фантазии стирается, оставляя на суд зрителя, что происходит на самом деле, а что нет.

    А самое интересное, что Гвидо найдёт ответ на свой вопрос. Истину, которая на самом деле лежала на поверхности, будет озвучена человеком, посмотревшим на ситуацию со стороны. Гвидо сначала не примет её, но потом, потеряв всё, осознает. Человек, не умеющий любить, не может создавать; искренние чувства — основополагающая любых начинаний; один человек — не центр мироздания, а часть общего хаоса. Эта истина — то, что должен понять каждый. Её невозможно навязать, до неё надо дойти самому. В современном мире об этом, к сожалению, забыли. Феллини выступил здесь провидцем — через много-много лет именно такие герои, как Гвидо, постепенно заполонят киноэкраны.

    И хотя не вериться, что Гвидо изменится, но глядя как он водит вместе со всеми дружный хоровод под бессмертную композицию Нино Рота, хочется верить, что главный герой стал менее эгоистичным и стал чуточку добрее…

    ***

    … Двое шедших мимо приблизились к фигуре в кресле. Федерико почувствовал это. Свободной рукой он снял очки и приподнялся. Его жена Джульетта перестала плакать и внимательно посмотрела на подошедших. Супруги Феллини их прекрасно знали — это были Марчелло Мастроянни и Клаудия Кардинале. «Хватит спать," — полушутя-полусерьёзно сказал Марчелло. — «Пора снимать кино»…

    ***

    … Федерико Феллини очнулся. Он сидел в летнем кафе, а верная Джульетта Мазина теребила его за плечо и что-то говорила. «С тобой всё в порядке?» — дошло до него наконец. Феллини, улыбнувшись, кивнул. «Да.» Жизнь снова обрела смысл…

    11 августа 2013 | 02:24

    Мы тянемся к обществу в детстве, в юности, затем занимаем в нем свое место, чтобы потом рано или поздно катапультироваться из него.

    Фильм об отчуждении и наступающей старости. Вернее — о наступающих старости и отчуждении, потому что отчуждение у Феллини не философская, а возрастная категория. Само это уже философия, рассказанная от чистого сердца. Обычно, подмечают отчуждение у себя и начинают домогаться до общества, строить теории об отчуждении, преодолении отчуждения — апеллируют к обществу, пытаются его преобразовать, не понимая, что это просто … подступилась старость. Федерико Феллини имеет на этот вопрос самый простой, по-моему, взгляд. Люди старятся и перестают понимать друг друга и интересоваться друг другом. Обычно, отчуждение, это когда тебе перестают быть интересными люди, а ты перестаешь быть интересен им. И тут не на кого пенять. Феллини принадлежит к элите и если ему неинтересны люди, то они осаждают его. Герой фильма Феллини — светский человек, режиссер, окруженный заинтересованными в нем людьми, идущими с ним на контакт и которых он не понимает, все глубже погружаясь в мир детских и подростковых впечатлений. У героя Мастрояни нет сильного впечатления от окружающего его общества, он легкомысленно отмахивается от окружающих его людей и … вспоминает детство. Ребенок, подросток — вот человек действительно втянутый в общественную жизнь, зависимый от общества, ярко переживающий происходящие с ним случаи. Настоящий, действительный сорокатрехлетний Феллини уже только отмахивается ото всех, кто стремится навязать ему впечатление о себе. Феллини ведет себя как маразматик. Так впадают в детство уже глубокие старики, а сорокатрехлетний мужчина должен чувствовать себя на пике социальной активности, должен, как лев, впитывать все в себя и реагировать на все. Только кому должен? Не имевший детей Феллини заметил, что впадает в маразм в сорок три года и рассказывает историю об этом. Он, художник, инициирующий общение, как никто другой становится равнодушен к нему. Быть может он один такой среди вопиющих к обществу о том, что у них какое-то там «отчуждение», а не просто начинается старость.

    Проблески интереса к людям — к Луизе, к Клаудии, — очень редки и вообще женолюбивость Гвидо о которой говорится во второй половине фильма, несет на себе черты стариковской капризности, хотя Гвидо и пытается быть романтичным, великодушным с Луизой и Клаудиой. Женщины — все, что еще интересует Гвидо, кроме личных воспоминаний, которого, осаждающие его журналисты доводят до … обморока. Еще один великий анекдот от Федерико Феллини, анекдот о старении.

    11 февраля 2011 | 17:50

    Творческий кризис — основная идея фильма. То есть, он повествует о режиссере, который после очередного провального фильма находится в творческом замешательстве и ищет пути «освобождения», источник вдохновения, черпает массу вариантов и идей, которые параллельно сопоставлены его личной жизни, интрижкам, отношениям с супругой и любовницей, а также подобным отношениям его коллег и знакомых. Фильм исключительно на любителя, так как вынести весь этот бред, который несет товарищ Феллини, способен не каждый. Может он и реформатор, новатор или еще кто, может он знаменосец неореализма в кино, но после просмотра остается впечатление, что фильм снят только для тех, кто, собственно, принимал участие в съемках.

    И если в начале и вплоть до последней четверти фильм еще подает какие-то признаки жизни, то к концу он вовсе превращается в бал душевнобольных. И в этот момент-то мне и вспомнился фильм «Бартон Финк» братьев Коэн, который посвящен аналогичной тематике, но в сравнении с Феллини, имеет куда более поставленное сюжетное ведение, хотя вызывает ровно такое же недоумение.

    Среди положительных моментов можно отметить игру Марчело Мастроянни и окружающих его очаровательных актрис(не знаю их, поэтому не называю имен), а также замечательное музыкальное сопровождение в лице Нино Роты, Россини, Вагнера и др. Во всем остальном фильм просто замораживает и приковывает стеклянный взгляд к экрану. И что бы там ни было, как бы этот фильм ни любили, принимать это за хорошую картину не собираюсь. Можно вести некую аналогию с живописью, когда смотришь, внимательно разглядываешь картину известного художника, на котором просто какие-то каракули и стоит эта картина несколько миллионов и ты ломаешь голову над вопросом «За что?!», как у Поллока, например, или некоторые из работ Пикассо. Или как в фильме «Неприкасаемые» Дрисс(Омар Си) говорит «У чувака просто кровь пошла из носа, он ее размазал по полотну и хочет за это 30,000?». Точно такой же осадок от Феллини, как будто он обкурился или у него было горячка, и в бреду решил напечатать все, что ему приглючило и потом заснять все это на ленту. А зрители и критики, видимо, посмотрев его более ранние картины («Дорога», «Сладкая жизнь» и др), решили, что это настолько глубокое произведение, что не каждому это понять и просто протолкнули с печатью «шедевра».

    Но пасаран!

    2 из 10

    9 апреля 2013 | 02:37

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>