всё о любом фильме:

Бархатная золотая жила

Velvet Goldmine
год
страна
слоган«The secret to becoming a star is knowing how to behave like one»
режиссерТодд Хейнс
сценарийТодд Хейнс, Джеймс Лайонс
продюсерКристин Ванчон, Кристофер Болл, Скотт Мик, ...
операторМариза Альберти
композиторКартер Бёруэлл, Крэйг Уэдрен
художникКристофер Хоббс, Эндрю Манро, Сэнди Пауэлл
монтажДжеймс Лайонс
жанр драма, музыка, ... слова
сборы в США
зрители
США  224.7 тыс.,    Франция  162.8 тыс.,    Великобритания  114 тыс., ...
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время118 мин. / 01:58
Номинации (1):
1971 год. Глэм-рок врывается на музыкальную сцену. Брайан Слейд оказывается в центре внимания. Он вместе с американским рокером Куртом Уайлдом завоевывают мир. 1974 год. Неожиданно на пике карьеры Брайан решает имитировать свою смерть на сцене. 1984 год. Десять лет со дня исчезновения Слейда. Журналист Артур Стюарт расследует это дело и докапывается до правды. События совпали с пиком сексуальной революции в Англии, которая сопровождалась массовыми беспорядками, волнениями молодежи, рок-концертами, похожими на ад, и реками кокаина.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
56%
23 + 18 = 41
6.5
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Кортни Лав планировала принять участие в записи саундтрека фильма, однако, посмотрев черновой монтажный вариант, решила, что персонаж Курта Уайлда слишком похож на ее покойного мужа Курта Кобейна — и внешне, и по характеру. Режиссер Тодд Хейнс и Юэн МакГрегор уверяли, что сходство получилось непреднамеренным: они в основном опирались на образ Игги Попа, у которого Кобейн позаимствовал многие стилистические особенности своего творчества. Но Кортни Лав все равно осталась непреклонной
    • На роль жены Брайана Слэйда, Мэнди, претендовало много актрис; Тони Коллетт получила роль буквально перед самым началом съемок. Тодд Хейнс согласился взять Коллетт после того, как она послала ему факс, в котором написала: «Я — Мэнди Слэйд!». По мнению Хейнса, Мэнди поступила бы именно так.
    • Музыка Дэвида Боуи должна была звучать в фильме, но он был категорически против этого, так как ему не понравился сценарий.
    • Название фильму дала одноимённая песня Дэвида Боуи 1971 года Velvet Goldmine с весьма двусмысленным текстом.
    • На стадии производства фильм носил названия «Glam!» и «Glitter Kids».
    • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • По завершении съёмки сексуальной сцены между Артуром Стюартом и Куртом Уайлдом (героями Кристиана Бэйла и Юэна МакГрегора) режиссёр Тодд Хейнс не сказал «Снято!», так что актёры продолжали симулировать акт ещё несколько минут, пока, наконец, не поняли, что над ними смеются.
    • еще 3 факта
    Трейлер 01:46
    все трейлеры

    файл добавилDark*Rain

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 34 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Я просто в шоке от этого фильма. От игры актеров, от костюмов, от музыки. Да, эта история вымышлена, но, боже мой, она подлинна для тех, кто пережил эту сексуальную революцию в те годы.
    Эван МакГрегор потряс меня до глубины души. После ролей в «Мулен Руж» или «Острове», да той же «Мечте Кассандры», таких любвеобильных, таких романтичных образов, увидеть его Куртом Уайлдом — просто шок. Я не ожидала от него, что он сможет раздеться вот так вот полностью на экране, не ожидала, что сможет сыграть бисексуала. И его талант совсем по-другому раскрылся передо мной. Даже «На игле» не так шокировал меня, как этот фильм.

    Кристиан Бейл, расследующий своё прошлое, просто потрясающ. Его образ — игра на контрасте. Вот он — представительный джентльмен у телефонной будки, а в следующую секунду уже глэм-рокер, которого колбасит на концерте.

    Тони Колетт — и снова шок. Не могла представить эту женщину в таком образе, в таком характере и так хорошо сыгранном, что от её визгливого голоса звенит в ушах и становится так не по себе от переживаний и поступков её героини.

    И, наконец, звезда этой шоковой терапии — Джонатан Рис Майерс. Я знала, что он талантлив, но даже Вуди Аллен не смог раскрыть его талант, как это сделал Тодд Хейнс. Он завораживает. Он как змея проскальзывает в вашу душу и остается там навсегда, ибо этот образ неповторим и нестираем из памяти. Он так женственен и мужественен одновременно, раним и жесток, поп-идол, наркоман славы.

    Мне невероятно понравилось, я очарована и поражена, сражена наповал, сбита с ног, выбита из колеи. Какими бы словами я не описала этот фильм, он — истинный шедевр драматического кино.

    10 из 10

    23 декабря 2008 | 19:02

    «Люди умирают от здравого смысла, от однажды утраченного мгновения. Жизнь — это мгновение, грядущего нет, поэтому заставь ее пылать всегда самым синим пламенем»

    (Оскар Уайльд)


    Это фильм о боли, врывающейся в существование отгородившихся от самих себя разноцветными тряпками, перьями и наркотиками. Они давно знают, что пойманы миром, который сами когда-то изменили, пожелав свободы и не оставив ничего, чтобы вернуться. Короли сцены — красивые и далекие мертвецы, безжизненные кумиры погибающих от любви фанатов.

    Для молодежи всегда был нужен кто-то совершенный, особенный, контрастирующий с бестолковой серостью буден, в ком видится собственное отражение, словно перчатка, брошенная в лицо другим.

    Один из таких идолов он, Брайан Слейд — основоположник эпатажного глэм-рока, замешанного на блеске, чувственности и невоплотившихся грезах. Он долго шел к внутренней свободе, самореализации, но оказалось, они не нужны породившей его эпохе, а может, он сам виноват. Его бунтарство не удалось, превратилось в саморазрушение, безмолвный крик, спрятанный в улыбку, не оставив иного пути, как постепенно снова и снова предавать себя. Сколько за спиной Слейда похожих людей — ослепительных, сломленных, разочаровавшихся?

    Его жена Мэнди погибает вместе с ним, пока еще любимым, ради которого надета маска беспечной жизни без завтрашнего дня. Чем, кроме смеха, сможет ответить он на ее жертву, когда придет время? Ведь вокруг все отравлено. Не может спасти даже то ли сладкая ненависть, то ли горькая любовь между Слейдом и Курдом Уайльдом, очередным чьим-то богом. Слейду еще больно, Уайльду уже нет. От него осталась пустая оболочка, за которую поклонники отдадут жизнь.

    Быть этой боли сигналом в никуда, если бы не Артур Стюарт, которому спустя много лет поручено написать статью о Слейде, чьим фанатом он когда-то был. Стюарт единственный, кто сумел спастись. И дело не в глэм-роке, а прутьях клетки, всякий из которых — иллюзия свободы, обернувшаяся стальной пустотой.

    Актеры проживают свои роли: и МакГрегор, и Бэйл, но больше всех Рис-Майерс. А фильм, кружащий в водовороте ярких красок, музыки и экспрессии, наполнен поразительной серьезностью и горечью оттого, что ни время, ни ошибки нельзя закопать глубоко-глубоко. Уходят в прошлое события и лица, но когда для одних все заканчивается, сюжет повторяется вновь, будь то соседний дом или обратная сторона земного шара.

    23 марта 2010 | 15:14

    Пишу под впечатлением, потому как от просмотра оно осталось такое яркое, что просто не могу молчать! Надо сказать, что в музыке не сильно разбираюсь и если бы не участие Эвана Макгрегора, фильм мог пройти мимо меня незамеченным. Но это все теперь абсолютно не важно, потому что с первых минут понимаешь, что тебя ждет незаурядное зрелище.

    И совершенно не важно, имеешь ли ты какое то представление о глэм роке и всем что с ним связано, или нет — ты о нем узнаешь и получишь самые яркие впечатления.

    Яркость, стиль, драйв, эпатаж и пьянящая свобода — этой атмосферой просто дышит фильм. Потрясающая музыка, яркие образы, кипение нешуточных страстей — одни взгляды накрашенных глаз чего стоят! Перед тобой проносится вся недолгая сумасшедшая эпоха глэм-рока с ее блеском, взлетами, трагедиями и остается грусть о том что мы можем все это увидеть только в кино.

    Актеры меня просто поразили. Ну во-первых я до сего дня была не в курсе существования актера по имени Джонатан Рис-Маерс. Теперь узнала. У него получился на мой взгляд совершенный образ для этого фильма, он на сто процентов соответствует своему Брайану Слейду. Это сочетание ангельской внешности и эпатажных образов просто дух захватывает.

    Макгрегор еще раз продемонстрировал, что для него не существует никаких рамок и ограничений в его актерской деятельности. Курт Уайлд — то самое олицетворение свободы во взглядах, свободы в поведении, свободы в творчестве. Да, оно проявляется порой в шокирующей форме, но таков герой Макгрегора и он смог сделать его диким, сумасшедшим, чувственным и неотразимым.

    Удивил Кристиан Бэйл. Для него неожиданный выбор роли, но в целом она ему удалась. Надо сказать роль тоже непростая и неоднозначная.

    И пусть это вымысел и созданные образы лишь косвенно указывают на реальных персонажей, но почему то мне кажется — не была, не знаю, — что режиссеру и актерам очень живо и точно удалось передать эту безумную, сумасшедшую атмосферу начала 70-х. Фантастика.

    9 из 10

    5 декабря 2009 | 03:48

    Прекрасный фильм об эпохе 70-80х годов, об эпохе глэм-рока во всех его проявлениях. Гламур в своем первоначальном виде — это не лакированные сумки известных брендов, это культура, подразумевающая любовь к блесткам, сиянию, сцене, музыке, изящным мальчикам, причем не важно чья любовь — мужчины или женщины. Это эпоха сексуальной революции среди молодежи, уставших от устаревших правил и устоев, стремящихся найти что-то новое для себя.

    Фильм в некотором роде основан на реальных событиях, его главные герои очень напоминают настоящих икон глэм-рока и рока вообще — Игги Попа и Дэвида Боуи, а сюжет связан с записью их совместного альбома (в реальном мире такой альбом существует — Idiot). Нельзя не отметить очень точно подобранного саундтрека (учитывая, что герой Эвана МакГрегора исполняет песни самого Игги), который дополняет и без того искусно созданную Тоддом Хэйнсом атмосферу того времени, которая будто переносит нас назад в реальное прошлое, и вместе с тем в иллюзорный и искусственно созданный мир, что перекликается с самой эпохой, о которой идет речь, — эпохой, где главное — это картинка, блестки на лице и роскошная одежда.

    Прекрасная игра Эвана МакГрегора (как всегда очень мастерски создавшего своего героя), а так же красавца Джонатана Рис-Майерса. И, конечно, для любителей брит-попа, инди и милых мальчиков (в число кторых я, естественно, вхожу) — группа Placebo с Брайаном Молко во главе.

    Всем, кто без ума от 60-70х, глэм-рока, а также тем, кто интересуется историей субкультур рекомендуется к просмотру!

    19 июня 2009 | 15:04

    Культовый фильм Тодда Хейнца про эпоху блестящего глэм-рока… Я прочла о съемках этого фильма еще в пору юности в 98 г, но посмотреть удалось лишь спустя 13 лет. Смелость того времени перенесенная на экран, сила молодости и красоты в попытках изменить этот мир-все это захватывает с самого начала и держит в напряжении до финала. После остаешься в состоянии шока, хочется пережить все то что было тогда, завидуя актерам с упоением окунувшихся в образы своих героев.. Фильм потрясающий, музыка подобрана стильная, а тем более узнав что многие хиты исполнены самими актерами. Джонатан Рис-Майерс играет вымышленного героя-идола конца 70-х списанного с Дэвида Боуи. Этот образ женственного и одновременно мужественного артиста завоевавшего славу и миллионы поклонников найден очень удачно. И его решение уйти в самом расцвете славы можно понять.. Ведь нет ничего хуже для работника сцены как постареть и потерять свое величие..

    Могу часами смотреть на Эвана Макгрегора, его образ отличается от его арт-хаусных ролей, и кажется этот английский актер прекрасно вжился в рол рок-н-рольного бунтовщика праобразом которого был Игги Поп. Кристиан Бейл в роли скромного корреспондента сначала не вызывает никаких эмоций. Но позже, углубляясь в его воспоминания юного фаната рок-музыки и то как он теряет девственность с самим Куртом Уайлдом-понимаешь как артист с удовольтвием погрузился в роль..

    Сама атмосфера эффектных костюмов, пестрых блесток и потрясающей музыки впечатляет. Полностью передано то время всеобщей увлеченности раскрепощением в музыке поведении и моде.

    Хотелось бы сказать молодым любителям кино-не судите строго то время.. То чего удалось достичь той молодежи нам никогда не придется пережить. Они стояли у истоков свободы самовыражения и не всегда законного..

    Ставлю

    10 из 10

    не меньше.

    P.S. хиты группы T-REX Twenty Century Boy в исполнении Брайана Молко и компании придает фильму современное звучание. Всем спасибо.

    6 мая 2012 | 12:38

    С самого начала и до конца, до последней картинки в фильме — нас сопровождает едкий пафос. Глэм рок — блестящий и кричащий, получился у режиссера каким-то размазанным разноцветным пятном.
    Огромные диалоги с претензией на гениальность, растянутые сцены неинтересной актерской игры, нелепые декорации и костюмы.

    Замечательно высказался на этот счет сам Дэвид Боуи, самый известный глэм рокер в честь которого изначально Тодд Хейнс и собирался снять фильм. Боуи сказал, что сценарий — дрянь, что его образ в фильме неинтересен, а сам глэм-рок выглядит искусственным и прилизанным (похожим на то, что делали в 80-х Новые Романтики, пытаясь воссоздать идею глэма), тогда как в 70-х глэм был вульгарным, безвкусным и смешным.

    Боуи запретил использовать его имя и песни в фильме.

    4 из 10

    28 апреля 2009 | 17:28

    В недалеком 98-м году Тодд Хейнс продолжил традицию по производству фильмов на основе музыкальных эпох, в данном случае — глэм-рока. Радужный макияж на лицах, яркие цветастые наряды экстравагантного вида и открытая пропаганда бисексуализма, все это — «Бархатная золотая жила», фильм, по праву заслуживший носить звание достойного авторского кино. Здесь начинали и продолжали карьеру знаменитые актеры, атмосфера пропитана мелодичными композициями и музыкальными номерами, а Юэн МакГрегор творит на сцене такое, что ни за что не позволил бы себе сделать сегодня. Но за весельем и беззаботностью кроется другая сторона: наркотики и стресс, разрушающие личность. И над всем над этим возвышается таинственная брошь, принадлежащая когда-то Оскару Уайльду. От последнего, кстати, субкультура многое переняла.

    Бесконечные сексуальные связи, откровенные оргии, плевание на общественную мораль — правильно ли все это? «Жила» поначалу убеждает в этом, но впоследствии жестко критикует — будут слезы, обиды и расставания. В конце концов, это был лишь период, когда молодежь могла выразить себя в этих бескрайних черных буднях, но время проходит, унося за собой безрассудство, и оставляя зрелый тип мышления. В этом плане фильм очень хорош. Но тема выбрана крайне специфическая и не каждому она придется по вкусу. На то оно и авторское кино.

    16 мая 2012 | 10:35

    Фильм этот, конечно, специфической направленности. Во-первых, два главных персонажа — аллюзии на Дэвида Боуи и Игги Попа (поскольку я их знаю мало, и меня не интересовала эта часть, ничего конкретного сказать о сем не могу). В этом месте отключаются те, кого не интересует музыка. Во-вторых, в этом фильме красной линией через сюжет идёт тема гомосексуализма. Тут тоже многие смотреть не захотят. Но, поверьте, фильм всё же того стоит.

    Итак, только что закончились бурные 60-е: секс, наркотики и, главное, рок-н-ролл! И теперь, в 70-х, поп-идол Брайан Слэйд (Джонатан Рис-Майерс) и американский рокер Курт Уайлд (Эван МакГрэгор) открывают для британской молодёжи дверь в новую эпоху — эпоху глэм-рока. Время, когда певцы рядились в мишуру и блёстки, когда продолжалась сексуальная революция, происходило всеобщее буйство…

    Всё начинается с Артура Стюарта. Не совсем с него, конечно, но всё же. Артур Стюарт (Кристиан Бейл) — простой журналист, родом из Великобритании, ныне живущий в Америке. И вот ему дают задание: он должен написать о том, как знаменитый Брайан Слэйд ровно десять лет назад инсценировал свою смерть прямо на сцене. Конечно, Артур немало удивлён. Дело в том, что когда-то во времена бурной молодости его судьба слишком тесно переплеталась с этой историей. Настолько сильно, что ему не слишком хочется вспоминать об этом. Но приходится.

    Итак, весь дальнейший фильм из всевозможных воспоминаний складывается целостная картина: история о том, как взошла звезда Брайан Слэйда, о его сотрудничестве с Курто Уайлдом, которое очень быстро переросло в нечто большее, об их разрыве, о закате звезды… Дело в том, что бессмысленно пересказывать этот фильм. И навряд ли я найду нужные слова — это просто нужно увидеть.

    Что ценно, все песни актёры поют сами. Причём, довольно хорошо. Особенно МакГрэгор, который в фильме поёт две песни Игги Попа (T.V. Eye и Gimme danger) и, кстати, раздевается догола.) Это, кстати, как мне кажется, лучшая его роль. Но вот это уже мелочи.

    Я могу бесконечно рассуждать насчёт всякой разной стилистики, аллюзий, глубинных смыслов и сюжетных линий… Но это просто не имеет смысла. Вы, пожалуй, решите, что я понаписала здесь полную бурду, но фильм этот для меня гениален. И, досмотрев, вы это обязательно поймёте. Лично я это для себя давно поняла.

    10 из 10

    5 февраля 2010 | 01:01

    В этом фильме есть стремление к изяществу. Определенное пижонство есть в том, чтобы провести прямую параллель между рождением Оскара Уайльда и глэм-роком. Наверное, для кого-то такой ход, когда фильм прерывается интерлюдией, вмещающей в себя отсылку на Оскара покажется неординарным. Неординарной может показаться и навязчивая параллель между героем Эвана МакГрегора и покойным Куртом Кобейном. Но ведь, наверное нужно быть слишком вовлеченным поклонником этого музыкального направления, чтобы в полной мере оценить. Да и режиссер на протяжении всего фильма расписывается в своих симпатиях к тем годам, фиксируя вычурные зарисовки. Все происходящее получается китчевой клиповой подборкой. Молодые ребята пытаются показать изысканность и гламур, однако сквозь дискотечные сумерки так и прорисовывается отсутствие смысла.

    Возможно все так и планировалось, чтобы и слащавый Джонатан Рис-Мейерс, и претендующий в те годы на звездность Эван МакГрегор, и Кристиан Бэйл — все выглядели неуверенными. Яркими, цветастыми, но совсем неуверенными. С каким-то надрывом, скелетом в шкафу или психиатрической лечебницей в детстве, злыми родителями. Единственным островком разумности и осознания собственной опустошенности здесь оставалась Тони Коллетт. Стальные печальные глаза. Понятные разговоры. Но вот я думаю, что одного появления Боуи хватило бы, чтобы всех их нивелировать.

    Конечно же, тот яркий глэм-рок заслуживал особого внимания, цветастого мюзикла и Тодд Хейнс формально сделал посвящение теме. Но по своей сути, фильм как-то прошел совершенно мимо, лишь заигрывая с темой (точно также, кстати, пустым получился и «Доорз» Оливера Стоуна). Не случайно ведь, Дэвиду Боуи еще на стадии сценария картина не пришлась по душе. В конце концов, там где Хейнс выделяет вопросы выбора сексуальной ориентации, другие мастера смотрели гораздо глубже. Кто? Да, вспомните, к примеру фильм «Привилегия» Питера Уоткинса. Картину, куда более эффектную и менее стремящуюся к слащавости.

    4 из 10

    16 сентября 2014 | 06:24

    Я — ребенок 90х XX века и 10х XXI, мои родители росли в условиях уже гниющего «Железного занавеса», который все же сдерживал потоки новых течений с Запада. Вся сексуальная революция 60-80х у нас прошла, как всегда впрочем, стахановскими темпами. Малый возраст и наша искажающая все положения сексуальной революции реальность наложили свой отпечаток на мироощущение.

    К чему я это говорю? Это фильм об эпохе, людях, которые в эту эпоху творили, о любви, о ненависти, о преданности.. . и о грусти. Прекрасно показанный образ бывшего фаната, живущего «в меинстриме» того времени, заставил по-новому открыть для себя Кристиана Бейла, почувствовать ту гамму чувств, когда на твоих глазах рушатся привычные рамки общественных формаций. Его Артур — человек, который как Алиса побывал в чудесной стране яркого и фееричного, страстного и обжигающего Глем-рока. Он, Юэн МакГрегор и Джонатан Рис-Майерс создали просто прекрасно созвездие, которое было оправлено блестящими декорациями и костюмами, великолепной музыкой и необычной атмосферой.

    Переплетение времен — отрочества и взрослых лет Артура используется для того, чтобы показать нам ностальгию молодого человека, то, что «он помнит». Артур не живет уже в этой чудесной стране, но он не забыл ни одну её деталь.

    Две звезды, Брайан и Курт, два идеала красоты, английское изящество и американская брутальность и одна, нет, не одна любовь. Красивая, безумная, эгоистичная, но такая непошлая (!) Один большой протест против мира. Согласитесь, сыграть такое под силу действительно талантливым людям, воспитанным в традициях английской актерской школы. Вы буквально проживаете сексуальную революцию в Англии перед монитором за 2 часа.

    Смена эпох, смена формаций… мы тоже через это прошли. И то бережное отношение Артура к своему прошлому может стать и для нас примером того, что мы не должны забывать историю. Это дань уважения нашей юности, а ей, как известно, прощается все :)

    9 ноября 2009 | 17:51

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>