всё о любом фильме:

Всё о моей матери

Todo sobre mi madre
год
страна
слоган«Part of every woman is a mother/actress/saint/sinner. And part of every man is a woman»
режиссерПедро Альмодовар
сценарийПедро Альмодовар
продюсерАгустин Альмодовар, Мишель Рубен
операторАффонсу Беату
композиторАльберто Иглесиас
художникАнтксон Гомес, Хосе Мария Де Коссио, Сабина Дайгелер, ...
монтажХосе Сальседо
жанр драма, ... слова
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
$120 000
зрители
Испания  2.59 млн,    Франция  2.02 млн,    США  1.54 млн, ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время101 мин. / 01:41
На мать-одиночку Мануэлу обрушивается самое ужасное из земных несчастий — в автокатастрофе погибает её единственный сын Эстебан.

Подвергнувшись спонтанному порыву, убитая горем женщина возвращается в город своей бурной юности — Барселону. Там она встречается с призраком Прошлого, чьи уродливые когти безжалостно царапают судьбы людей в Настоящем. Мануэле предстоит встреча с отцом Эстебана и его окружением, от которых она сбежала шестнадцать лет назад.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
98%
78 + 2 = 80
8.0
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Педро Альмодовар посвятил фильм Бетт Дэвис, Джине Роулэндс и Роми Шнайдер.
    • Мануэла Колеман — героиня фильма Педро Альмодовара «Цветок моей тайны».
    • Монолог Радости основан на реально произошедшем событии. Когда отказала электронная система Аргентинского театра, режиссер отменил представление. Актриса Лола Мембривес решила сообщить об этом зрителям в зале и сделала им предложение: если они останутся, она расскажет им историю своей жизни.
    • «Всё о моей матери» — первый фильм Педро Альмодовара, бо́льшая часть которого снята вне Мадрида. Режиссёр отдает дань второму крупнейшему городу Испании — Барселоне.
    • Педро Альмодовар посвятил эту картину своей матери.
    • В заметках о фильме Педро Альмодовар напоминает фразу Бланш Дюбуа («Трамвай »Желание« Уильямса) »Я всегда зависела от доброты незнакомцев» и отмечает, что в фильме незнакомцы — женщины.
    • еще 3 факта
    Трейлер 01:50
    все трейлеры

    файл добавилtryaz

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 7.5/10
    Фильмы, успевшие быстро прославиться и получить множество различных премий во всём мире, поневоле вызывают некоторую настороженность при непосредственном знакомстве с ними, как будто боишься разочароваться в собственных завышенных ожиданиях, убедившись, что чересчур расхваленная лента — вовсе не шедевр. Отчасти это подтверждается и при просмотре этой картины испанского режиссёра Педро Альмодовара, который, пожалуй, давно уже перестал играть роль своеобразного enfant terrible, дерзко и провокационно смущавшего нравы ханжей и обывателей. Теперь, ничуть не меняя круг своих привязанностей и пристрастий в жизни и искусстве, он сумел легко и даже с блеском вписаться во вполне буржуазный кинематограф. Доказательством может служить то, что лента «Всё о моей матери» пользовалась большим коммерческим успехом во всём мире, а также удостоилась престижных наград от вполне консервативных киноакадемиков из Америки и Великобритании. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 1178 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Мужик по селениям бродит,
    Kоней на скаку тормозит,
    B горящие избы заходит — 
    Hаверное, он трансвестит.

    Педро Альмодовар представляет собой хрестоматийный (если не единственный в своем роде) пример режиссера, чей голос прорезался исключительно благодаря «истреблению тиранов». Он может сколько угодно кокетничать, уверяя поклонников в том, что само существование Франко для него под вопросом — все его творчество утверждает противное, проникнуто противным (в смысле, «прааативным»), танцует от противного, беззастенчиво эксплуатируя определенную (и вполне репрезентативную) выборку социо-культурных «нельзя» эпохи каудильо. И здесь курьёз: в русском противное может быть синонимом мерзкого, а далее, по какой-то вывихнутой логике, связывающей воедино почву и судьбу, мерзость, как правило, преобладает и в любом отечественном художественном высказывании, задуманном как оппозиционное. А вот в романских языках смысловые поля мерзкого и протестного не пересекаются. Не пересекаются они и культурно. Альмодовар, посвятивший себя тематике по преимуществу маргинальной, чернушником не был даже во времена «Обыденных совокуплений», когда снимал без дублей и дублеров (и буквально за три копейки) — безудержный драйв наконец-то отвязавшейся и себя не помня отрывающейся Испании, драйв, идеально совпавший с его личным мироощущением, все раскрашивал в цвета анилинового спектра. Разумеется, дешевка дешевкой и оставалась, но не поддающаяся имитации непосредственность делала из Альмодовара лидера культуры неформальной, уличной, площадной, противостоящей «официальному» испанскому кино (бывшему, ничтоже сумняшеся, при всем своем скромном объеме едва ли не самым высоколобым в Европе семидесятых).

    С выходом (и последующим триумфом) фильма «Все о моей матери» в карьеру Альмодовара резко пришли иные времена. Авторитеты кино как-то вдруг (и все вместе разом) увидели, что хулиганский запал жизнерадостного испанца угас, а под личиной его эпатажного трэша давно уже скрывается самый что ни на есть правоверный гламур. А посему ему быстренько (пока совсем не изгадился) вручили вожделенную золотую статуэтку, то есть причислили к небожителям и заочно объявили все его последующие фильмы шедеврами. Можно, конечно, спорить о том, хорошо ли был выбран момент (позже Альмодовар снимет, например, весьма и весьма мастеровитое «Возвращение»), но главное, по-моему, ясно: в чисто кинематографическом плане альмодоваровский оскароносец — это потолок того, на что он в принципе способен как режиссер. На «Все о моей матери» был наведен максимально возможный, журнальный глянец, окончательно оформив эстетику Альмодовара с ее крупными планами, доходящей до фетишизма одержимостью женскими параферналиями, кадром плоским и до аляповатости ярким, но вылизанным до последнего пикселя — ни дать ни взять обложка Vogue. Кроме того, отточена и выверена была драматургия (в первый раз в карьере режиссера концы его сюжетных линий не болтались неряшливо в апофеозе финала, а связывались элегантным бантиком), проведен отличный кастинг, написана замечательная музыка… Все так. Однако именно в этой первоклассно поставленной и сыгранной ленте особенно отчетливо проступили режиссерские ограниченность и культурная недалекость — недостатки, увы, из тех, что не задушишь — не убьешь.

    Таская из фильма в фильм один и тот же нехитрый набор мотивов, сюжетных поворотов и типажей (шлюхи-геи-трансвесты-коматозники — вич-инфицированные), Альмодовар последовательно исповедует и проповедует толерантность и живучесть, выбрасывая при этом за борт нравственность и правду. Это очень по-испански. Тогда как во всем западном мире преобладающий взгляд на гулящую девку в основном описывается пушкинской формулой «погибшее, но милое созданье» (выдернутой, между прочим из лондонского «Пира во время чумы»), в Испании мир жриц любви — притягателен, беспечен, красочен, самодостаточен (вот и у Пушкина в мадридском «Каменном госте» — Лаура, гитара, ночь лимоном и лавром пахнет, яркая луна…) Собственно, все разнообразие мира у Альмодовара исчерпывается политкорректным западным diversity, осененным крылами Вечной Женственности (где-то ведь должно было сказаться католическое воспитание маленького Педро!). Человек Альмодовара — женщина, все человеческое в его мужчинах сосредоточено в тех их ипостасях, за которые отвечает Х-хромосома или пластическая хирургия. Остальное — хлам и срам, отврат и изврат, генетическая помойка. Гуманизм Альмодовара — в утверждение жизни, какие бы гнусные формы та ни принимала. Хотя в живом для него гнусного и нет. Гнусна лишь смерть, да и та — лишь в отсутствие потомства.

    В этом отрицании (а скорее даже — непонимании) режиссером любых форм декаданса поневоле задашься вопросом, а что, собственно, делает в его фильме Теннесси Уильямс — певец угасания, увядания, пораженчества? Ведь если цитирование «Всего о Еве» во «Всем о моей матери» оправдано сюжетно и стилистически, то «Трамвай „Желание“" пересекает фильм настолько немотивированно, что от интерпретаций отказываются и самые опытные критики. Налицо солидарность меньшинств, не иначе (ведь оба драматруга — признанные геи). Здесь впору вспомнить, что, пока Альмодовар не трогал классику и работал с масскультом (рекламой в основном и мыльными операми), стилизации и цитаты удавались ему куда как хлеще — и пригорюниться. Поскольку если незабвенная Фаина Георгиевна говаривала, бывало: „Хорошо хоть не поют: «Ура! Ура! В ж… дыра!“», то по нашим временам это самое выходит едва ли не талантливее настоящей культуры.

    2 сентября 2013 | 00:05

    Впечатления достаточно сложные. Этот фильм — наша жизнь. Я не видела ни разу фильма, где бы сконцентрировалось столько проблем современного мира. Неизлечимые болезни, смерть, новая жизнь, отношения матери и сына, матери и дочери, дочери и отца. И, практически ни одного мужчины. Женщина — главная, мужчина — второстепенен.

    Главная тема — тема терпимости. Каждый имеет право быть самим собой, и никто не в праве его осуждать. Чтобы в жизни не случилось, как у Мануэллы, нужно не отчаиваться, помогать людям, двигаться, развиваться, расти… и придет новое счастье.

    Фильм об этом.

    27 марта 2010 | 22:14

    В свое время я смотрела Возвращение Альмодовара, и этот фильм мне был понятен. Тема материнской любви, поступок главной героини, когда она сказала дочери, чтобы та, во чтобы то ни стало, говорила, что это она [мать] убила мужика, и т. д. Фильм Все о моей матери вроде бы тоже «ходит» вокруг этой темы. Но что-то я не поняла. Даже залезла на Кинопоиск посмотреть в рецензиях, что же я пропустила мимо, но там сплошь все положительное и ни капли толка. Просьба всем, кому жаль времени на болтовню, дальше не читать. Дальше мой монолог — в попытках понять суть.

    Фильм начинается с вопроса, заданного сыном главной героини — кто же его отец. Интрига начинается с обещания героини ответить на вопрос, как только они придут домой. Но домой они не приходят, и все, что будет дальше — своего рода экскурс в прошлое для зрителя, которому интрига уже была подана. Но. Это не просто экскурс — это новая жизнь главной героини, но как бы новая жизнь в прошлом. И дальше сюжет понятен — героиня в поисках отца своего сына, волей судьбы оказалась там, где она была больше всего нужна, чтобы помочь другим и самой себе. Вся эта череда событий приводит к тому, что все то, чем она жила долгие годы, отмирает, заканчивается с приходом нежданного, подаренного судьбой Нового. Круг, начатый 20 лет назад, когда она сама играла в любительском спектакле, замкнулся. Ее Трамвай Желания, которые, по ее же собственным словам, переехал в ее жизнь, заканчивается. Когда в конце фильма она возвращается обратно — на сцене идет уже другой спектакль — о ней самой, о ее потери, о пережитом ей горе.

    Все главные герои в фильме — в т. ч. и мужчины — это женщины. Смотрим на эпилог — «Part of every woman is a mother/actress/saint/sinner. And part of every man is a woman.» (Дословно — Часть каждой женщины — это мать/актриса/святая/грешница. И часть каждого мужчины — это женщина). Из этого можно сделать вывод, что и каждый мужчина включает в себя все части, состоящие в женщине. И их поступки, обычно обществом трактованные только как мужские/женские, на самом деле таковыми не являются. Представьте, если бы отец сына был бы мужчиной в классическом понимание — мы бы назвали его ублюдком. Но он не такой — и его образ — совокупность поступков, мыслей, эмоций, представлены в женском обличье, таким образом, мы не рассматриваем его как героя «другого фронта», другой принадлежности, чисто визуально мы его воспринимаем как женщину — и ставим в один ряд со всеми другими героинями. И мы его не виним, не осуждаем. Поэтому фильм в целом получился довольно позитивный, не смотря на горе, и не одно. Вот и все, что я могу выжать. Хочется понять, но стойкое ощущение, что маленькую конфетку положили в большую обертку.

    30 ноября 2011 | 17:03

    Гениальность любого режиссера, на мой взгляд, заключается в его способности игнорировать свою сущность. Мол, умей сделать новое, с тобой не связанное — и наслаждайся. Альмодовар — суетливый, бесшабашный, бестактно-чувственный и идеально искренний режиссер сам себе воздвигнул памятник, обосновав его собственными чувствами, мыслями и переживаниями. Так получился его лучший фильм, и один из моих любимых кусочков мировой культуры. Да здравствуют исключения из правил, а среди них — «Все о моей матери».

    Если не утонуть в столь ярких красках и не захлебнуться в собственных слезах от музыки, можно почувствовать удивительную особенность фильма — он до одури похож на стихотворение о самой обычной женщине в мире. Представьте сценарий, написанный поэмой — ничего не изменится. Только вот Мануэла — великая мать, способная пережить смерть собственного сына и в награду получить еще одного. А для Альмодовара невероятная мощь женской силы и ее первородная боль — обычное явление. Мужчины не способны ни понять ее, ни остановить. А тем счастливчикам, что стали женщинами, суждено оглядываться на свою прошлую жизнь с усмешкой и застрять где-то посередине между мирами, лелея свою, бесспорно, женскую душу.

    Трагизм женского начала понятен с первых кадров. Эстебан — любимый сын, который хочет быть писателем (который хочет творить и созидать). Мануэла — мать, прекрасно знающая, что значит быть матерью мужчины, который хочет быть творцом. Также Мануэла знает, что слово «женщина» — синоним страдания, потому она словно бы боится сблизится с сыном и уж точно знакомить его с другой важной женщиной, его отцом (простите мне улыбку на лице ладно?). Этот мир разрушен после смерти Эстебана, и теперь главная миссия матери — по-прежнему любить сына так, словно он жив. Мануэла готова к этому. Ее дальнейшая поездка за сердцем сына -доказательство начала вечного страдания (сцена похорон была бы здесь абсолютно неуместна, ведь прощаться надо с сердцем, а не с телом). Она вернулась туда, где все началось — в Барселону, к почти родным проституткам, геям, транссексуалам, чтобы найти отца Эстебана.

    Мать приветлива со всеми, улыбчива в меру, похоже, она искренне любит людей и тратит на них тот ком любви, который не достался Эстебану. Люди, окружающие Мать, тоже поистине оптимистичны. Умирающая монахиня Роса, веселая Аградо и актриса Дымка. Их жизнь со стороны — ноша, которая не снилась мужчины, ибо они чувствовать не умеют. В этом аляповатом кадре их посиделок за бутылкой вина нет ни намека на трагедию — которая, собственно, наполовину произошла. Да, повсюду страдания — это же не повод не смеяться. Альмодовар здесь словно говорит — любая случайно встреченная женщина может нести в себе ту же боль, что и Мануэла.

    Отношение с отцом мальчика — Лолой (мужское имя осталось за кадром) — верх ее страданий, ее мучения, ее боли. Она не сказала Лоле о его сыне из-за того, что он «как чума» — злой, глупый и безмерно эгоистичный. Но мальчик так хотел познакомиться с ним (со своей второй половиной), что Мануэла готова найти его и, прорыдав, сказать ему про умершего сына. Сказать на похоронах подруги, которую тоже убил Лола. А затем показать ему сына от этой подруги, которого он наградил смертельной болезнью. Чувств к этому существу не должно быть — да кого же любить в этом мире, если он всех уничтожил? Правильно — его ребенка. Судьбоносная трагедия — она словно возродила своего сына, получив его от того же порочного человека.

    Мужчина — символ хаоса и разрушения. Женщина, в особенности Мать — созидающая, защищающая, страдающая не потому что «надо», а потому что по-другому нельзя. Дон Педро вовсе не отказывает мужчинам в существовании. Просто он населил своей мир только женщинами из-за сложности объекта. Так чувственней, красивей, эмоциональней. Не верьте тем, кто уверенно считает Альмодовара мэйнстримщиком, а фильм — мыльной латиноамериканской оперой, с которой великий режиссер просто развлекался. «Все о моей матери» — игла, что аккуратно втыкается вас и остается внутри долгое время. Если вы ханжа — будете вытирать слезы и говорить «Господи, пошлятина-то какая!». Если мужчина — злиться. Если женщина — сопереживать. Если Вы Педро Альмодовар, который уехал от своей матери в 16 лет (как и Эстебан от своей) — думать и вспоминать о своей матери, которая умерла четыре недели спустя после премьеры фильма, счастливая и спокойная.

    10 из 10

    8 февраля 2015 | 17:01

    Сложно сказать, чем цепляет этот фильм. Для меня фильмы Альмодовара — это всегда частички личных историй других людей, показанные честно, как есть, без хвастовства и приукрашивания. И «Все о моей матери» фильм тоже очень личный, честный и тонкий. Может быть поэтому каждый раз при его просмотре меня трогает до глубины души.

    Женщины всегда по-особому сняты у Альмодовара. И этот фильм не исключение. Они центральные герои — разные, красивые, манящие, желанные. Женщины, как образец красоты и подражания для мужчин; женщины, которыми они хотели бы быть. История каждой, не история, а целая жизнь, наполненная любовью и ненавистью, страданием и счастьем, рождением и смертью.

    «Все о моей матери» — это дневник, в который автор записал самые искренние и сокровенные свои мысли, позволив день за днем прожить жизни главных героинь, понять их и почувствовать. Понять, что какими бы ни были отношения: мать-сын, мужчина-женщина, женщина-женщина, мужчина-мужчина, нужно всегда оставаться человеком, любить от всего сердца, быть самим собой.

    Каждый раз в финале этого фильма у меня комок встает в горле — это удивительно и трогательно…

    Наверное, здесь и начинается настоящее искусство.

    1 сентября 2010 | 13:55

    Еще давно у меня появилось желание посмотреть эту картину. И вот, наконец — то, спустя почти 10 лет со дня выхода картины, я смогла лицезреть это гениальное произведение Педро Альмодовара.
    Картина о судьбе женщины, нет многих женщин, у каждой из которых свои проблемы затрагивают до глубины души.

    Драма и трагедия, переживаемые главной героини после потери сына просто не передать словами, лучше один раз увидеть как говорится.

    Сюжет не банален, но и не так изворотлив, как могли бы придумать или снять американцы или французы. Снимал Альмодовар, снимала Испания и этим всё сказано.

    Поражает игра актрис. Вряд ли кто — либо мог бы заменить игру Сесилии Рот или Пенелопу Круз, сыгравшую добрую и замечательную девушку. Альмодовар не прогадал с актерским составом.

    Атмосфера картины непередаваема, а боль героинь неописуема. Но все они любят: сына, подружку, любовника — не важно, главное, что они женщины, и этим всё сказано.

    Этот фильм запомнится, отложится на сердце и западет в душу, потому что этот фильм посвящается «всем актрисам, которые играют актрис, всем женщинам, которые играют, всем мужчинам, которые играют и становятся женщинами, всем, кто хочет стать матерью, моей матери».

    10 из 10

    16 сентября 2008 | 18:52

    Для меня это отличный фильм Альмодовара. Вот уж кто понимает женщин и относится к ним с благоговением!

    Очень понравился. Незатейливый, простой, а все эти актрисы мне напоминали актрис из нашего местного театра. Такие же шибутные, жутко харизматичные, и конечно же могут вот так заставить зрителя не уходить, даже если отменили спектакль, а остаться, чтоб послушать историю их жизни.

    Плакала, потому что это очень женское кино, меня легко вывести на эмоции, как типичную женщину. Думаю, фильм нужно показывать на 8 марта, как подарок всем женщинам.

    Сесилия Рот сыграла отлично. Сильная женщина со своими слабостями, которая плачет, когда смотрит свой любимый спектакль — вышло очень убедительно.

    Хотя у Пенелопы Круз был довольно простой персонаж, но сыграла она искренне, с душой, с грустными глазами. А об остальных женщинах я не могу не говорить с восхищением. Богини, да и только.

    Фильм меня тронул. Он обязательно будет в моей будущей коллекции. А всем женщинам советую посмотреть. Думаю, что некоторые мужчины будут не в силах понять этот фильм, потому что кино для женщин, или для тех, кто способен их понять.

    Да здравствуют женщины! Разные. Любые. Женщины-матери, женщины-дочери, женщины-проститутки и верные жены, женщины-трансексуалы, женщины-актрисы, женщины, которые играют. Ибо каждая женщина — это целая вселенная.

    И Педро Альмодовар, как никто, это понимает.

    9 из 10

    12 июня 2008 | 17:25

    Альмодовар, в свойственной ему манере обращается к таким сложным и дискуссионным темам как мужская и женская гомосексуальность, трансексуальность, ВИЧ-инфекция, однако, кажется, что все это сделано специально для того чтобы провести максимально точное исследование такого сложнейшего социально-психологического феномена как материнство.

    Представляется, что режиссер выступает эдаким инженером, проводящим сейсморазведку. Суть этого метода проста: на известной территории в землю на небольшие глубины закладываются заряды тротила, после каждого взрыва точная аппаратура аккуратно регистрирует скорость распространения ударной волны. Ведь в каждой породе эта скорость будет разной. В угольных пластах — одна, в нефтяных озерах — другая, в залежах газа — третья. Благодаря такой разведки можно составить очень точные карты подземного мира. (для точности надо сказать, что есть и безвзрывные методы сейсморазведки)

    Возникает ощущение, что смертельные заболевания, вопросы смены пола, смерти детей — это все заряды, которые режиссер как опытных исследователь (или новичок, но обладающих хороший интуицией) закладывает в разных местах чтобы помочь самому себе и зрителю проникнуть в глубинные пласты материнской души.

    Фильм поднимает вопросы связанные с природой родительских чувств. Действительно, если мужчина является родителем ребенка, то он отец. Это очевидно. Однако какова сущность чувств, которые питается к сыну отец, прошедший операцию по смене пола?

    Можно сказать, что это все теже отеческие чувства. С одной стороны, это так, ведь биологическую компоненту, как говорится, еще никто не отменял. Однако считать, что транссексуал — это отец в юбке значит отрицать сложные процессы конфликта психологического гендера и физиологического пола, который разрешается в пользу первого.

    Ведь не просто так мужчина решил поставить себе женскую грудь? На этот шаг его склонили особенности его психики, которые, по сути, сводились к тому, что он действительно ощущает себя женщиной.

    Вместе с тем, на вопрос, адресованный трансу, занимающемуся проституцией, о том, почему мероприятия по смене пола не доведены до логического конца звучит ответ, больше похожий на отговорку — мол клиентам больше нравятся «грудастые и хренастые». Поверить в прагматичный расчет не так-то уж и просто. Ведь не прагматика же заставила мужчину стать женщиной?

    Отдельное внимание заслуживает вторая линия — пьесы Тенесси Уильямса «Трамвай желаний». Почему режиссер решил обратиться именно к этой истории, в конце-концов не из-за, молодого Марлона Брандо исполнившего роль Стэнли в экранизации Элиа Казана.

    Здесь стоит обратить внимание, но некоторое сокращение пьесы, которое, однако, имеет ключевое значение. По произведение Уильямса после того как несчастную Бланш уводит психиатр, ее сестра, Стелла, молодая мать, сначала пытается уйти от своего мужа (молодого Марлона Брандо!), однако ему в очередной раз удается удержать эту покоренную женщину.

    В спектакле, который разыгрывается в фильме, после уходы Стеллы опускается занавес. А значит, молодая мать решается бросить своего мужа (хорошо хоть не в исполнении молодого Марлона Брнадо!) и пускается в одиночное плавание. Ровно также как это сделала и главная героиня фильма «Все о моей матери» в исполнении Сесилии Рот.

    В картине много и других важнейших тем.

    Создавая образ сестры Марии в исполнении Пенелопы Круз, режиссер высказывается о том, каким должны быть истинные помыслы настоящего христианского священника, и здесь вопросы целомудрия, судя по всему, оказываются не на первом месте, уступая самопожертвованию, доверию, готовности прийти на помощь.

    Есть и много других сложных вопросов, куда можно отнести и довольно остропереживаемый Эдипов комплекс и другие, которые позволяют смело причислить это киноповествование к разряду очень хороших фильмов.

    28 августа 2011 | 17:01

    Чудный фильм!

    Перефразируя выражение героя одного нашего фильмеца: Самый альмодоваристый альмодовар, всем альмодоварам альмодовар! Нет, без шутки — великолепный фильм. Но про альмодоварность я не случайно. Включите любой наш канал, я понимаю, трудно, но пересильте чувство гадливости и включите. И что же вы там увидите? Странно, но формально вроде бы то же самое: все спят со всеми, мужчины с мужчинами, женщины с женщинами, в разных комбинациях, ну разве что не со швейной машинкой; так же живописно все попадают в аварии, потом оказывается, что один сын другого и при этом он же — его же жена и дядя. Т. е. с формальной точки зрения любителя соцреализма разницы почти никакой. Впрочем спасает устойчивый запах тошнотворности, не дающий потреблять всю эту «продукцию».

    В чём же дело? Приходит на ум история, рассказанная Германом, как несколько питерских интеллигентов решили подражать своим индийским друзьям и прошлись вечером в белой х/б одежде, и естественно были задержаны милицией за хулиганство; после чего был задан риторический вопрос: почему в той же одежде они выглядели не буддистами, а красноармейцами перед расстрелом.

    Ситуация формально почти такая же. В смысле присутствия гомосексуалистов и прочей атрибутики. Почему же такая разница? Почему в одном случае всякие шуры, киркоровы, с другой — Фредди Меркьюри и Джордж Майкл? Может дело не в количестве гомосексуалистов? Может дело в таланте? В одном случае — серая коммерция, желание привлечь публику чем-нибудь гаденьким; в другом — душа наружу, смелость быть иным, и опять талант.

    Однажды на одной сковородке будут жариться вся наша сериальная братия вместе руководством наших канальных каналов со статуэтками тэфи в потных лампках. Только это и успокаивает.

    А Альмодовар хорош! Удивительная человечность, заразительная всепрощающая доброта. Один из лучших его фильмов!

    9 ноября 2011 | 15:40

    Как и все фильмы Альмодовара, «Все о моей матери» перенасыщен театральным трагизмом, гротескными героями и отсутствием четкой мысли. Конечно же, он не лишен обаяния, бытовой душевности и неплохо дополнен актерской игрой.

    Однако создается впечатление, что Альмодовар боится пролететь, остаться не замеченным, и поэтому регулярно эпатирует зрителей увядающими актрисами-лесбиянками, ВИЧ инфицированными трансвеститами, беременными монашками и прочими фриками. Возможно, он на все переносит свой личный опыт и тяжесть бремени отступника. Или же это и есть настоящее Испанское кино, и без социальных уродов, трагедии и наркотиков его не снимешь.

    Но для меня самое печальное, что за всем этим фарсом я не увидела настоящих чувств, сюжета, лиц: не было не искреннего интереса, ни сострадания к героям. Единственный волнующий момент — нелепая смерть сына героини, которая сумела сыграть настоящее горе и заставить в него поверить. Правда, на мой взгляд, эта тема по-настоящему раскрыта в «Я так давно тебя люблю» Филиппа Клоделя и в «Три цвета: Синий» Кшиштофа Кесьлевского, а здесь нужна была лишь для завязки.

    В целом, если вы все-таки решили начать (или продолжить) изучать творчество знаменитого испанского режиссера — делайте это смело, но и не требуйте многого, ведь все мы по сути, всего лишь люди.

    6 из 10

    21 июня 2011 | 13:51

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>