всё о любом фильме:

Любовь

Amour
год
страна
слоган«Испытание чувств на закате жизни»
режиссерМихаэль Ханеке
сценарийМихаэль Ханеке
продюсерМихаэль Андре, Штефан Арндт, Алис Жирар, ...
операторДариус Хонджи
композитор-
художникЖан-Венсан Пюзо, Катрин Летерье, Сюзанна Ханеке, ...
монтажНадин Мьюз, Моника Вилли
жанр драма, мелодрама, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Франция  706.9 тыс.,    Германия  251 тыс.,    Испания  166 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG-13 детям до 13 лет просмотр не желателен
время127 мин. / 02:07
Жорж и Анна прожили вместе всю жизнь, рука об руку, постоянно заботясь друг о друге. Сейчас им за восемьдесят. Анна заболевает и ее жизнь начинает постепенно угасать: сначала отключается память, потом отказывается подчиняться тело, наступает паралич. Жорж пытается нанять сиделок, но с горечью понимает, что не может требовать от них душевной теплоты и искренности чувств. Оставив преподавание в консерватории, он всецело посвящает себя заботам о жене. Мужчина не может представить любимую в доме престарелых, о котором настаивает их взрослая дочь, время от времени навещающая родителей. Эти визиты — настоящее испытание для семьи, жизнь которой, казалось бы, протекла в гармонии и любви…
Рейтинг фильма
IMDb: 7.90 (66 760)
ожидание: 81% (2141)
Рейтинг кинокритиков
в мире
93%
182 + 13 = 195
8.7
в России
93%
26 + 2 = 28
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 65685 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Вот уже второй фильм Михаэля Ханеке после «Пианистки», который, в буквальном смысле, перемолол меня. Необъяснимо тяжело ложатся в голове его фильмы и его истории. С «Пианисткой» конечно было иначе: иные эмоции, иные мысли, — но одно остается неизменным — я не могу поставить какой бы то ни было балл, для меня невозможно оценить его кино.

    В этот раз Ханеке берет тему, которая коснется каждого из нас рано или поздно, — старость. Герои его картины пожилые супруги, которым только что и остается ждать своего смертного часа, поскольку жена необратимо больна. Очень пронзительна сама Любовь по Ханеке. Она долготерпима и вечна. Ханеке показывает самую нелицепритяную сторону во всей жизни настоящей любви. Он показывает быт ухода за своей беспомощной любимой, показывает то, как на твоих глазах умирает то, ради чего ты жил все время и ты становишься чем-то беспомощным и бессмысленным. Ты уже понимаешь это, но еще не умер. Вот этот переход, рамки которого, если очень долго живешь, порой стираются, в общем-то и есть самое страшное для психики в этом фильме. До меня доходило эмоциональное потрясение долго. Пока я смотрела фильм, я ничего не чувствовала. Более того, мне показалось, что все происходило в реальном времени. Фильм не только не спешный, он затянутый. Но после финальной сцены и символичных голубей в кадре, у меня появилось чувство, как будто у меня забрали что-то важное. Этот фильм не может быть не близок. Другое дело, что впечатление зависит от того, готовы ли вы задуматься о смерти, о своей смерти и о смерти своих близких. Потому, как известно, что даже мысль способна причинить боль.

    Кто мы, когда мы умираем? Те же, что и жили, или же совсем другие? Рискну предположить, что великий и ужасный Ханеке разделил человека на до и после умирания (не смерти, нет). Мне кажется, что, отходя в другой мир, ты на короткое время становишься иным человеком. И ты свободен в этот момент.

    Душераздирающая работа Ханеке с громким названием «Любовь», явно с примесью чего-то личного, неоценима. Некоторые вещи просто неользя подогнать под цифры. Есть Кино с большой буквы. Это оно.

    30 марта 2014 | 13:58

    Когда человек влюблен, говорят, значит, он теряет голову и способен на нелепые поступки, чтобы доказать свою любовь и дать волю своим чувствам. Можно ли считать его романтиком? Определенно, нет, потому что для романтических отношений нужна воля терпения и полнота эмоций, но и соблюдение общепринятых норм, при которых и существует такой индивидуум, но чтобы стать такой личностью не нужно идти на многое, рискованное и недостижимое, важно просто быть рядом и до конца. Потому после главной знакомой многим молодоженам фразы «пока смерть не разлучит», жених и невеста сходят алтаря уже другими людьми, связанными между собой не только узами брака, но и душой, сердцем, всеми секретами и тайнами, и следуют правилам брачного священного завета. Кто-то за долгие годы совместной жизни их нарушает, кого-то еще переполняет эйфорическая связь, а кто-то любит… и любит не для правильности сказанных в церкви слов или для создания семьи, а любит, потому что это и дано человеку — любить ближнего своего и помогать, чтобы не случилось. Поэтому некоторые пары и верят в искренность слов «любовь до гроба».

    В картине австрийского режиссера Михаэля Ханеке я увидел истинное воплощение на экране вышесказанных мною слов о верности и вечной благодати в доме пожилых пианистов, которые ходят вместе в оперу, готовят вместе, убирают, принимают гостей и встречают любимых детей, не глядя на возраст и слабое здоровье; они живут, радуясь жизни, и принимают ее, как испытание или как урок игры на пианино, стоящем в большой гостиной, где можно присесть в свое удобное широкое кресло, почитать книгу или газету, поговорить друг с другом или помолчать в знак признания своему личному времени. Я увидел трагедию и переживания, слезы счастья и горечи, правду любви и трудности будничной жизни, понимание и сочувствие — я увидел фильм, в котором не важны слова, а важны те же чувства, те же эмоции, любовь, сопереживание и мрачность бледных стареющих лиц, цвет которых ничто не изменит, как веселая мелодия или интересная статья в журнале. Здесь нет тех слов, которое все хотят слышать каждый день, здесь есть целая полнометражная сложная работа не искажающая всю романтическую идею взаимоотношений, а филигранно дополняющая ее.

    Меня впечатлила игра двух главных действующих лиц — Жана-Луи Трентиньяна и Эмманюэль Рива, — которые проходят сложный этап в своей долгой совместной жизни — болезнь и старость. И эти тяжелые мучительный испытания они не рассматривают, как еще одну преграду перед общей борьбой с недугом, а с усилием принимают ее, как должное, и не расстаются до самого конца, до тех пор, пока «смерть не разлучит» их. И так герой спасает супругу от физического расстройства, убивая ее, так он продолжает жить, но уже не так свободно, как раньше, не так живо, ходит весь хмурый и раздраженный, холодно встречает рассвет и так же холодно и грубо относится ко всему. Смерть разлучает его с любимой, а он отрекается от жизни, чтобы быть ближе со своей светлой душой и умирает, чтобы проснуться в той же квартире с тем же дорогим и счастливым человеком, который встречал тебя ранним утром за завтраком и молча смотрел на тебя, сидя напротив, дожидался тебя, чтобы идти вместе на свежий воздух, пройтись и отдышаться от строгого домашнего климата — и это настоящее, потому что не созданное для эксперимента, а приспособленное к жизни, как ее часть, как последняя глава в автобиографической книге.

    Талант режиссера меня поразил и разубедил во всем моем прошедшим представлении романтики и силы любви, а теперь я понял, как нужно любить по-настоящему не ради общего блага или одолжения для родителей, а ради того, чтобы сосущестовать вместе, как брат с сестрой, только любить друг друга еще сильней и не оставлять ни при каких обстоятельствах…

    Картина, не смотря на свой обыденный и спокойных подход к происходящему, без радостных эмоций и восклицаний героев, длительно и мрачно, как подготовительный кадр, говорит обо всем превыше того огня, загоревшегося в начале знакомства, превыше страстных поцелуев и милых подарков, а обращает внимание зрителя, пусть и не широкую аудиторию, на силу реальной не придуманной каким-то божественным ангелом в качестве заветного слова любви…

    Здесь нет тонкостей, здесь мощный тугой узел любви, который никто не развяжет!

    10 из 10

    31 августа 2013 | 18:25

    Мы, пришедшие из города звуков, картинок, красок и суеты, мы, привыкшие к интриге, острому трагизму, яркому экшену или невероятному сюжету, мы, ищущие смысл, разбирающиеся в чувствах, философствующие о жизни — вот такие мы попадаем в тишину, из которой к нам приходит настоящая жизнь…

    Хочется говорить о всех деталях: о голубе, о воспоминаниях из детства, о игре на рояле, о сне, о громком «Мама!». Но важно лишь, как умело вплетены они в крайне статичное повествование. Тягучая, как сама старость, история не заставляет задуматься о сути, о смысле, потому что он ясен, предельно понятен, даже можно сказать, прост и банален. Поэтому нам надо лишь чувствовать. Вслед за героями проходить их путь. Его можно назвать жестоким, но это не так. Это обычная дорога жизни. за тем лишь исключением, что они смогли пройти ее так, как могут не многие. Два слова о любви за весь фильм и два часа самой любви.

    Сам режиссер как бы дает нам подсказку, как смотреть его кино — «я не помню, о чем был фильм, но я помню, что чувствовал… и чувства были даже сильнее, когда вспоминал». Герои показали возможность сохранить чувства — благодаря своей памяти, ведь не важно, кто что сказал, важно лишь, что чувствовал. И зритель чувствует.

    Довольно статичный сюжет помогает глубже уйти в ощущения. Минимум музыки не крадет внимание, приближает к реальности. Актеры не удивили, не порадовали, не восхитили, они просто сделали свою работу. на высшем уровне. В фильме мы увидели действительно превосходных актеров. Тут нечего и говорить.

    Не мало важно и то, что фильм отпустил. Как двинулись дальше герои, так и мы, погрузившись в тишину, из которой все началось, смогли вернуться к себе, в свой мир.

    И мы продолжаем свою жизнь. И дай Бог, в конце чувствовать любовь, наполнившую всю нашу жизнь.

    10 из 10

    26 июля 2012 | 02:01

    «Незачем на это смотреть» — говорит герой Трентиньяна про угасающую жизнь. Однако сам режиссёр рекомендации своего героя не следует и считает необходимым показать стадии развития старческой болезни детально, в подробностях. Вы увидите обветшалое старушечье тело, его обмывание, впалые щёки, парализованный рот, замену памперсов, испражнения. Прежде, чем идти на этот фильм, задайте себе вопрос, те ли эти вещи, которые ассоциируются у вас с любовью? (товарищи снобы, считающие это верхом эстетики и искусства/символом/ метафорой, будьте добры отправиться вон и посмотреть на подобное вживую)

    Я не ставлю единицу только из-за двух сцен, в которых было хоть какое-то оживление — это один из разговоров с дочерью ("Говори со мной серьёзно») и увольнение горе-сиделки.

    Когда люди снимают такие фильмы, у меня возникает стойкое ощущение, что они

    ставят себя на несколько уровней выше зрителей по «знанию жизни». Им кажется необходимым столкнуть праздного, по их мнению, человека, пришедшего в тёмный кинозал из «мира суета», с суровой реальностью, с реальными проблемам и безвыходностью. Ханеке сталкивает зрителя с первичными страхами — страхом собственной смерти и смерти близких, сталкивает лицом к лицу. Этот фильм будет спекулировать на вас и манипулировать вами, при этом прикрываясь якобы высоким искусством.

    Существует не только эстетическая, но и моральная грань, которую Ханеке перешёл. Нельзя просто снимать два часа болезнь и смерть, потом поставить штамп фестивального кино — и получить массу положительных отзывов от снобов. В любой ситуации человек может остаться человеком, красивым и достойным. Этот фильм — унижение, плевок в лицо всем немощным, он их обнажил и показал на весь мир. Он снят вовсе не в поддержку и не с любовью, единственное, что здесь есть, это претензия. Претензия на хороший вкус и интеллектуальность.

    Трентиньян начал нервничать только к концу фильма. Вообще же его не трясёт, он не обливается холодным потом, у него нет паники, нет растерянности, хотя он, вроде бы, теряет любовь всей своей жизни и не знает, как это остановить. Он катастрофически недостаточно ввёл себя в состояние, необходимое для этой роли.

    Более того, у этих двоих, столько лет проживших вместе, практически не чувствуется контакта, нити, связи. Думаю, Ханеке изобрёл их из своей головы, он не воссоздавал реальную жизнь. Понаблюдай он за реальными стариками, за их привычками, как они ходят, как смотрят, как разговаривают, как спорят, как спят — у него получилось бы совсем другое кино. Оно было бы действительно про любовь, про ту, которая действительно есть в жизни, так же, как есть болезнь, смерть, страх, растерянность, пролежни и паралич. Ханеке показал нам всё, кроме того, что вынесено в название его фильма.

    2 из 10

    3 ноября 2012 | 14:03

    Бывают детские фильмы, молодежные, взросло-рассудительные, а бывают и стариковские. Их гораздо менее, нежели первых, ибо аудитория кинозалов диктует свои законы. И поэтому, попадая по кинофестивальным рекомендациям или социальным телепоказам, мы смотрим их через призму отношения к подошедшим к черте, за которой вечная пустота. Представим, что на старт стометровки выходит несколько спортсменов и восьмидесятилетняя бабушка, через десяток секунд молодежь финиширует, через пару-тройку минут к ним присоединяется старушка, утопая в искренних бурных аплодисментах публики и почетных кубках и титулах от организаторов. Спортивный результат в данном случае — дело шестнадцатое, правда, ведь.

    Фильм «Любовь» австрийского режиссёра Михаэля Ханеке — классическая стариковская (пусть будет аксакальская) лента. Три персонажа, младшему из которых под шестьдесят. Сам создатель картины тоже отпраздновал седьмое прожитое десятилетие. В шахматах достигших такой возрастной планки уважительно величают сеньорами, в научных кругах одаривают титулами почётных академиков, в кинематографических вручают премии из разряда «за большой вклад…».

    Весьма пожилая супружеская чета завершает свой жизненный путь. Анна угасает на глазах, теряя память, контроль над организмом, разум. Жорж отчаянно пытается оградить жену от холода внешнего мира, не подпуская к умирающей никого, даже родную дочь. Два часа возрастающих старческих мучений интеллигентной семьи в исполнении известных Жан-Луи Трентиньяна, Эмманюэль Ривы, Изабель Юппер просто обречены в силу той самой призмы просмотра быть оценены по самому высшему разряду, что и подтвердилось редкой коллекцией Оскара, Глобуса, Канн, Сезара, Британской и Европейской академий. Даже трудно вспомнить другую такую уникальную картину.

    А ведь в фильме, если вынести за скобки неотвратимость конца жизненного бытия, ничего и нет. Теоретик кино Роберт Макки пришел бы в ужас от игнорирования множества законов успешности кино. Затянутость крупных планов и гипертрофированная камерность, предсказуемость сюжета и отсутствие сценарных конфликтов (по сути, только один — финальный поступок мужа). Даже художественную символику, так любимую фестивальным артхаусным кино, здесь практически не встретишь. Разве что голубь, которого ряд критиков посчитали душой жены, а кое-кто даже и свидетельством одобрения небес действа мужа. И открытый финал исчезновения старика, уходящего под руку с любимой в вечность, недоступную в жизненной суете.

    Будем откровенны, у многих ли фильм стал любимым, пересматриваемым? И дело ведь не только в тяжести неизбежности смерти. Многие картины («Белый Бим, Чёрное Ухо», «Баллада о солдате», «Гран Торино») имеют ту же тональность. А советские ленты «Последний месяц осени», «Послесловие», «Вы чьё, старичьё?» Иосифа Хейфица, даже мейнстримовый «Дневник памяти» не в пример художественней окунают в тематику человеческого заката, нежели обласканная премиями, но не ставшая народной «Любовь». Да и была ли любовь, ведь старческая немощь и слабоумие не редкость в повседневной жизни, за моей парализованной соседкой несколько лет ухаживала невестка, моего одряхлевшего деда который год смотрят его дети, у многих похожая жизненная ситуация. И ведь никто не поднимет руку на немощных, из человеколюбия прерывая их страдания. Это грех не только по религиозным понятиям, никогда насильственная смерть не должна быть благом, не человеку решать эти вопросы.

    Каждому рано или поздно придётся подойти к черте, перед которой проблемы школьной оценки, сорванного свидания, упущенной выгодной сделки или нахождения у власти не того политика исчезают, словно аромат свежевыпитого кофе. Хорошо, если встретиться с равнодушными глазницами поможет любовь близких. Но это чувство редкоземельно, как металл иттрий. Берегите родных.

    12 января 2014 | 22:26

    Кажется, Михаэль Ханеке нашел, наконец, общий язык с Каннами, второй раз кряду получив главную награду фестиваля. Получит ли фильм Оскар — вопрос был скорее риторический, но найти путь к массовой аудитории Ханеке все еще нужно постараться — именем этого австрийца уже с первых его работ можно было пугать зрителя на входе в кинотеатр. Строго говоря, режиссер всегда держался на этой грани, между кино для зрителя, и кино «в себе». С одной стороны, он настойчиво уверял, что каждый здравомыслящий зритель должен был встать и уйти, или по-иному прекратить просмотр его «Забавных игр», с другой — дотошно переснял их спустя десять лет, чтобы уж точно дошло туда, куда было запланировано: ну не стала смотреть Америка в тот первый раз фильм какого-то там европейца, да еще и на чужом языке. Сомнительно, что сообщение дошло на этот раз, но авторская позиция вполне ясна: смотреть или нет — воля ваша, но коль взялись — безучастными не останетесь. Вот и «Любовь» — кино ровно той же категории. У него будет два зрителя, один его никогда не увидит, другой — пропустит все два часа хронометража через себя.

    Картина начинается с того, что муниципальные службы выламывают двери квартиры, суматошно бегают по ней и зачем-то открывают настежь все окна, пока не находят в одной из комнат умиротворенное тело старушки в постели с цветами. На экране, совсем не к месту, появляется надпись «Amour». Ханеке, кстати сказать, долго ломал голову над названием, перебрал множество вариантов, пока актер Трентиньян, под которого сценарий и писался, не устал от всего этого и не предложил «Любовь». Ханеке понравилось. И да, несмотря на всю насмешку пролога, фильм действительно о ней.

    Анна и Жорж (заслуженная французская актриса Эмманюэль Рива, ради фильма вернувшаяся на экраны, и не менее уважаемый Жан-Луи Трентиньян, обоим уже девятый десяток) — пожилая пара учителей музыки, доживают век в свое удовольствие, вечерами ходят на концерты классики или слушают записи дома. Однажды Анна немного перенервничает из-за сломанного дверного замка, уставится в точку и перестанет реагировать на мужа. Последовавшая за этим операция проходит неудачно, и парализованная Анна лишается не только половины тела, но и половины жизни — теперь она, а с ней и супруг, заперты в собственной квартире. Анна берет с Жоржа слово, что тот больше никогда не отправит ее в больницу, и Жорж, как может, обещание держит.

    Камерные работы Ханеке — они самые страшные: чем меньше действующих лиц и чем сильнее ограничено пространство, тем некомфортнее сидящим по ту сторону экрана. В «Любви» героев по факту всего два, а места так мало, что камере, чтобы лишний раз не мешать, приходится ютиться в дальних углах, подолгу снимая стены пустых комнат (у режиссера вообще давняя любовь к статичным планам и длинным сценам). Эффект достигается ошеломительный — находясь так близко, остаться безучастным не удастся. Старость, а тем более умирание, темы закрытые, даже сакральные. После такого натуралистичного раскрытия на экране, стоит признать, что положение дел вполне оправданно. Смерть дело одинокое, Анна справедливо не хочет вовлекать никого в происходящее с ней, время каждого придет, незачем испытывать еще и чужую агонию. Без проекций зрителю не обойтись, социальная проблематика переносится на личностную — кто-то вспомнит, что неплохо бы позвонить родителям, кто-то попробует вспомнить детство или лицо своего любимого человека, каким оно было много лет тому назад, и с грустью не вспомнит, а в итоге — жутко станет всем. Страшнее взгляда Анны, сжимающей губы в мольбе, кажется, не может быть уже ничего.

    Смотреть такое кино больно, но тогда каково же его снимать, оставаясь при этом настолько сдержанным. «Любовь» лишена мелодраматичности, всей этой голливудской пошлости «Дневника памяти», который немножко о том же, но постоянно ударяющийся в ретроспективу. Здесь герои изображены только в один момент их жизни, и даже воспоминания не уходят далеко за порог старости. Не важно, какими были Анна и Жорж — прежде чем смерть окончательно уровняет всех, за дело берется старость, и вся остальная жизнь отныне лишь в фотоальбоме, пылящемся в чулане. Ханеке работает другими методами, он проведет по тропинкам, где боль от пролежней, унижение от мокрых простыней, медленное угасание разума, каждая проглоченная ложка каши, каждый плевок и пощечина делятся на двоих. Жорж любил Анну до самой смерти, и до́ смерти же ее «залюбил». Но в том, что это была любовь, сомнений быть не может. Рифмуя в начале картины любовь со смертью, Ханеке в очередной раз лишь отпугивает постороннего зрителя, чтобы с теми кто остался прийти к последнему и неожиданно гуманистическому для него выводу — любовь дарует вечность.

    13 июля 2013 | 17:57

    Непередаваемо. Достаточно холодное и бесчувственно, я бы сказал хирургически выверенное произведение. Здесь не будет того загадочного и неосязаемого чувства, возникающего от взаимодействия двух душ. Никакой полемики о высоком и поэтичном, о смертности или бессмертности той самой любви. Мы- зрители, вынуждены лицезреть за абсолютно жизненным и неизбежным.

    Перед нами предстает пара пожилых людей доживающих свой срок. Не знаю рассчитывал ли автор на сопереживание героям, но я погрузился максимально. Порой казалось, что сама смерть легко и размеренно дыша, устроилась рядом, что бы насладится своим навечно дарованным талантом.

    В фильме фактически нет музыки (а то короткое её появление действует больше удручающе, чем как-либо ещё). Но на самом деле это последнее появление музыкальных нот, и обозначало ту эфемерную и тонкую границу между жизнью и смертью. Между миром прошлого, где цвела молодость, радость била ключом и всё казалось возможным. И миром, где сил хватает лишь на перелистывание воспоминаний и на окончание сборов для последней прогулки.

    9 из 10

    26 января 2014 | 20:27

    Ну на самом деле начиная смотреть фильм я понимал, что это не фэнтези Бартона и что ярких впечатлений от фильма не будет. Посмотреть на жизнь глазами стариков, это непросто, я бы даже сказал меланхолично. И все бы ничего, хороша игра актеров, да и в общем фильм оправдывал ожидания и до определенного момента он оставлял неплохое впечатление. Но концовка разнесла в пух и прах все эмоции от фильма. То, что решил показать как любовь Михаель Ханеке не выдерживает никакой критики.

    Что в понятии режиссера слово любовь?! Что?? Наверное, этот вопрос лучше задать самому режиссеру.

    Фильм «Любовь» является ярким примером той моральной и духовной деградации которая царит в Европе. Не даром неделю назад в Каннах побеждает история лесбийской любви, а годом ранее история Ханеке, которая в качестве любви предлагает нам эвтаназию. Общество теряет вечные ценности, отходит от Бога. И это представляется уже как необратимый процесс, который очень ярко проявляет себя в кинематографе. Человек не Бог, и он не вправе забирать то, чего он не давал, решать на свое усмотрение то, для чего он слишком низко ползает. Любовь Ханеке, это любовь, лишенная души. Любовь в каком то скудном понимании. Простая. Земная. А так хотелось увидеть всю полноту этого высокого чувства.

    Самый прекрасный дар, данный нам с рождения опущен и прибит к земле.

    Разочаровал фильм, разочаровывает кинематограф.

    4 июня 2013 | 19:01

    Ханеке продемонстрировал тот неотразимый академизм, с которым плохо уживаются сантименты, равно как и рефлексия на вечную тему — жизни и смерти — не растекается мыслью по древу, а скукоживается и замирает в оцепенении. Смерть неизбежна, но торопиться на встречу с ней как-то не очень хочется. Тем более вооружившись теми знаниями, которыми здесь делится оттаивающий от фильма к фильму немецкий морализатор и мизантроп, на этот раз предъявивший миру историю про последнюю фазу любовных отношений, которая, как последний бой, трудная самая. Эта последняя проверка — другая сторона любви, когда счастье оборачивается мукой, переживать которую ты, вроде как, и не обязан. Но можешь…

    Приходя в тихое восхищение от того, сколь неотразимо 70-летний режиссёр владеет своей профессией, как одним штрихом, паузой, звуком заставляет разволноваться или застывать в ожидании чего-то совершенно непредсказуемого, по большому счёту, так и не удается принять это кино, как откровение. И это вроде бы странно, так как оно явно о личном, о тех страхах, которые по мере приближения к жизненной развязке могут становиться всё навязчивее. Невозможность владеть собой из-за изношенности собственного организма — это болезненная тема, и в особенности для режиссёра, которого повсеместное признание невольно превратило в демиурга.

    Ханеке начинает с конца, подбрасывая зрителю труп, как в образцовом триллере-детективе. Чтобы далее рассказать историю совсем не про покойника, а про двух влюблённых. Про двух стариков — супружескую пару бывших преподавателей музыки, благополучно доживающих свой век в почти роскошных парижских апартаментах. Они ходят на концерты, попивают свой утренний кофе, говорят комплименты и забавляют друг друга воспоминаниями. Но лишь до того дня, пока супруга однажды за завтраком не выпадет вдруг из реальности. Ненадолго — на пару минут. Это и будет тот первый звонок, после которого начнётся бессрочный экзамен, сдавать который придётся мужу, и не перед некой верховной комиссией, а перед самим собой. Это будет нелёгкое испытание, и, скорее всего, самое непростое в жизни, но зато самое последнее.

    Взирая из нашего российского далёка на те трудности, которые как скатывающийся с горы снежный ком, начнут лишь нарастать тут день ото дня: сознание супруги будет постепенно угасать, а тело почти совсем перестанет слушаться, — время от времени будет возникать искушение обесценить их, посчитав искусственными и надуманными. Но это лишь в сравнении с нашими реалиями, где жизнь одиноких стариков гораздо суровее. И потому я допускаю, что Ханеке, используя служебное положение, «всего лишь» избавляется здесь от тех тревог, которые, вероятно, донимают его всё чаще и чаще. Негуманная развязка нужна режиссеру — как обостряющий события «драматизатор», и как сублимированная тревога — лично ему, как пожилому человеку: отыграл и вроде как освободился от неё. В конце концов, для всех творцов именно помыслы, а не действия, основная питательная среда.

    И, похоже, не только для него одного, но и для играющих здесь главные роли — 85-летней Эмманюэль Рива и 81-летнего Жан-Луи Трентиньяна, который 7 лет назад ушёл из кино, и вот впервые сделал исключение для Ханеке. Выпуская наружу страхи, мы освобождаемся от их бремени. А для художника, особенно суеверного, тут двойная выгода, поскольку присутствует искушение на берегу договориться с костлявой, чтобы в жизни потом не повторилось то, что уже было сымитировано перед камерой.

    Бергман незадолго до смерти признался в одном из интервью, что в детстве едва не задушил свою младшую сестру, поскольку жутко ревновал её к родителям, всецело сосредоточившимся на новом ребёнке. Он уже было протянул руки к младенцу, мирно почивавшему в кроватке, как услышал шум за дверью и испугался. Предлагает ли Ханеке рецепт вечного любовного союза или просто выпускает демонов, вскрывая файлы своего подсознания, это каждый отрефлексирует в меру личной осознанности. Но предложив пример выразительной художественной эвтаназии, уже не раз опробованный в кино, он с выражением некоторой надменности делает вид, что смерть — это не завершение любви, а её продолжение. И последнее, конечно же, не может не трогать и не располагать к пониманию. Во всяком случае, у тех, кто либо уже натерпелся всего этого, либо ещё не познал.

    27 ноября 2012 | 18:43

    Любовь… ее невозможно описать словами. Это чувство, живущее внутри человека, которое наполняет его счастьем, светом и теплом и в то же время может причинить невыносимую боль. Любовь может изменить все вокруг. Это дар, который человек должен беречь внутри себя.

    Михаэль Ханеке знает, что такое любовь. Он показал ее в отношениях пожилой пары, Жоржа и Анны, которые вместе прожили долгую счастливую жизнь. Когда Анна заболевает и небольшими шагами начинает приближаться к концу своего пути, Жорж ухаживает и заботится о ней. Это еще одно испытание напоследок, которое их любовь обязательно преодолеет. Разве не такой должна быть любовь? Бескорыстной, нежной, трогательной, сильной… Сейчас люди так легко разбрасываются этим драгоценным словом, не понимая его истинного значения. Посмотрев фильм, начинаешь по-другому смотреть на окружающий мир. Все проблемы кажутся не столь важными, потому что начинаешь понимать, что на самом деле ценно. Как важно иметь человека, который в тяжелой ситуации не бросит, сможет протянуть руку помощи, подарить заботу и теплоту. После просмотра так и хочется задать вопрос: почему людям необходимо умирать? Ведь то, что показано в картине, происходит в нашем мире каждый день. Сколько горя приносит с собой этот момент, который рано или поздно наступит в жизни каждого человека. Когда человек проживает свои последние бесценные дни, он словно увядающий цветок, в котором жизнь с каждым днем медленно угасает.

    Тихая, спокойная, умиротворенная атмосфера. Кажется, будто все замерло на один миг, и только время продолжает свое движение. Операторская работа глубоко подчеркивает события, показывая постепенное угасание жизни в небольшой уютной, просторной и светлой парижской квартире. В фильме нет резких движений камеры, в основном, фокусируясь на персонаже или на определенном объекте, она замирает, показывая жизнь героев. Голубь как символ умершей души, показанный в конце фильма, имеет важное эмоциональное значение. Красивый, одновременно печальный и счастливый, трогательный конец. Невозможно сдержать слез! После просмотра кажется, будто ты прожил целую жизнь с главными героями со всеми ее радостями и горем. Фильм потрясает настолько, что после титров его невозможно выбросить из головы. Это настоящий фильм — жизнь о любви, такой, какой она должна быть…

    «Любовь столь всесильна, что перерождает и нас самих.» (с)

    3 декабря 2012 | 13:33

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>