всё о любом фильме:

Три цвета: Красный

Trois couleurs: Rouge
год
страна
слоган-
режиссерКшиштоф Кесьлёвский
сценарийКшиштоф Кесьлёвский, Кшиштоф Песевич
продюсерМарин Кармиц, Ивонн Кренн
операторПётр Собочиньский
композиторЗбигнев Прайснер
художникКлод Ленуар, Коринн Жорри, Пьер Агостон, ...
монтажЖак Витта
жанр драма, мелодрама, детектив, ... слова
сборы в США
зрители
США  856.9 тыс.,    Франция  821 тыс.,    Испания  308.8 тыс., ...
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время96 мин. / 01:36
Номинации:
Заключительная часть знаменитой трилогии. Рассказ о любви, о порой мучительной власти чувств, которые вершат судьбами людей. Авторы размышляют над темой человеческого одиночества, над тем, как любовь, добро и всепрощение помогают пролагать тропки доверия между людьми в холодном и враждебном мире…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
100%
47 + 0 = 47
8.8
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Это последний фильм режиссера Кшиштофа Кесьлёвского.
    • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • В каждой из частей трилогии встречается пожилая женщина, которая пытается засунуть пустую бутылку в мусорный контейнер. Только в этой последней части Валентина (Ирен Жакоб) помогает ей сделать это, в остальных частях главные герои выступают только наблюдателями.
    • Под конец фильма, по ТВ, показаны реальные кадры гибели парома «Herald of Free Enterprise». Катастрофа имела место в 1987 году в проливе Ла-Манш.
    • еще 2 факта
    Трейлер 01:29

    файл добавилvic1976

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 8.0/10
    Заключительная часть трилогии польского режиссёра Кшиштофа Кесьлёвского, созданной, в основном, благодаря усилиям французского продюсера Марина Кармица, как бы соответствует понятию «братство» в девизе liberté, égalité, fraternité. И можно считать, что тесное человеческое братство обретают не только случайно встретившиеся друг с другом девушка-манекенщица Валентина и Жозеф Керн, стареющий судья в отставке, но и четверо главных героев из предыдущих двух историй, которые спаслись, как и Валентина, в числе семерых счастливчиков на потерпевшем катастрофу пароме в проливе Ла-Манш. Однако «Красный», подобно предшествующим лентам «Синий» и «Белый», всё-таки в большей степени является рассказом о любви, порой мучительной власти чувств, которые как раз и вершат судьбами людей, сводя и разводя их на перекрёстках жизни. А сам постановщик, словно демиург, испытывая персонажей на терпение, точнее — страстотерпие, уже в финале трилогии, любя их и прощая, избавляет от смерти, хотя не может не осознавать, что это будет выглядеть нарочито декларативно. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 6 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Когда сталкиваешься с последней (то есть совсем последней) работой режиссера ли, музыканта или писателя, невольно ищешь что-то особенное, отличное от предыдущих его творений, нездешнее; тень предчувствия, возможно…

    «Красный» лучший фильм трилогии, он снят как-будто лично для меня. Грустное но не безнадежное кино об одиночестве, отчужденности и о братстве, которое им противостоит. (Обычно одиночеству противопоставляют любовь, реже дружбу. Но герои картины не любовники и не друзья, я бы даже не придумал названия их отношениям, если б не французский триколор.) Девушка, большими печальными глазами глядит вперед (в будущее?). Мне для приятного просмотра довольно и этого. Но есть еще незнакомая по первым двум картинам мистика: знаки, совпадения, химерные «скрещенья судеб», пересечение прошлого с настоящим. «Или, значит, я не встретил Её. Может быть я не встретил Вас» — говорит старый судья. Мне видеться такой посыл: если тебе не случилось найти свою единственную, не расстраивайся: через три десятилетия кто-то другой повстречает свою любовь. Странное утешение, но — невероятно — в контексте фильма оно звучит совершенно убедительно.

    … Ей-ей заглядывал к Кеслевскому перед съемками незнакомец в черном плаще с капюшоном.

    Надо бы на этом и остановиться, но как не рассказать о «мелочах» которые и делают большие полотна. Обратили внимание на бабушку, которая в Белом и Синем не могла выбросить бутылку, пока ей не помогла героиня Красного? А чего стоит эпизод с разгневанным администратором театра, который разыскивает уборщицу не для того, чтобы дать нагоняй, как мы думаем, а чтобы помочь носить ведра? В деталях не только дьявол, но и гений.

    10 из 10

    5 ноября 2009 | 17:15

    «Три цвета: Красный» — фильм о судьбе и любви. Главная героиня фильма встречает бывшего судью, который занимается прослушиванием телефонных разговоров своих соседей. На первый взгляд — это никому не нужный, мерзкий человек, занимающийся грязным делом. Но с другой стороны, как позже узнаёт героиня этого фильма — этот человек действительно «судья», который шерает судьбы людей по средством внутренней любви и понимании к ним.

    Краски фильма выделяют красный цвет, который служит символом любви. Также запоминателен момент со сравнением высококачественной фотографии для уличной рекламы и со стоп-кадром из новостного выпуска в конце фильма.

    Этот фильм стоит посмотреть всем любителям спокойной драмы, после которой хочется задуматься над пониманием слова «судьба».

    9 из 10.

    31 августа 2007 | 03:42

    Мне с детства не нравилось, что флаг СССР (как и пионерские галстуки) были, по определению некоторых взрослых, окрашены кровью погибших за Родину. Получается, предполагалось, что изначально флаг был белого цвета, а потом покраснел. Французский триколор, ставший основой для трилогии Кесьлёвского, также реял над кровавыми улицами, но в его цветах заложены понятия «свобода», «равенство» и «братство». Взяв за основу символы, ставшие пешками в речах политиков, автор обыгрывает их в пространстве экрана, создавая вязь из притч и совпадений, воплощая свое отношение к миру и людям в нем. И это со-творение мира, где к каждому лицу камера приближена максимально, предстает отражением жизни миллионов, оставшихся вне кадра.

    Сюжет: манекенщица Валентина (Ирен Жакоб) случайно сбивает собаку. Следуя адресу на ошейнике собаки, она заходит в дом, где живет судья (Жан-Луи Трентиньян). Он давно на пенсии, и его главное развлечение — подслушивать чужие телефонные разговоры. Близ дома Валентины живет Огюст. Он познакомился со своей любимой благодаря телефону. Валентине из Лондона звонит некий Мишель. У собаки судьи скоро родятся щенки.

    Красный цвет не агрессивен здесь, хотя кровь появляется в самом начале. Мерно раскачивая маховик истории, Кесьлёвский собирает в кадре говорящие артефакты, приметы ускользающего времени: показы мод, похожие на театрализованные действа, неспешную работу фотографа, полупустой Париж, игровой автомат в стиле ретро и время, которого, кажется, у героев вагоны. Но они просто еще не знают, что ритм их личной музыки находится под властью прелюдии.

    Предсказывать будущее легко: важно знать прошедшее, причем, иногда достаточно заархивировать только собственное, чтобы подсказать мечте намеками и пунктирами возможный из поворотов впереди. Прорываясь через боль, герои взглядами запечатлевают то, что потом сотрется и будет воспоминанием невидимки. Мир и Б-г (по Кесьлёвскому) не просто благи, они вершат тяжкую и непосильную работу: силами живущих в небытии, исчезающих без остатка плетется нить жизни, в которой распускается благодатными цветами счастье. И те, кто счастливы, поддерживают мир в равновесии, окруженные незатейливыми мечтами, необъяснимыми радостями и покоем. Их мало, но их тепло и улыбки вершат чудеса, и те, кто счастлив, о чудесах не догадываются.

    Режиссер, истово верующий, также дает разъяснение библейскому «подставь левую щеку». В основе этой истины не толстовское «непротивление злу», а мудрость: когда тебя ударят первый раз, ты сосредоточен лишь на себе, своей обиде, боли, слезах. И лишь, когда допустишь, чтобы тот же человек нанес тебе еще один удар, ты все узнаешь о нем, почему он это сделал, поймешь его боль. И сделаешь шаг к тому, чтобы ощутить на сердце терновый венец любви к ближнему своему.

    10 из 10

    9 ноября 2009 | 20:52

    Обычно в названии не ставится точка. Но здесь — она необходима. Потому что Трилогия Кесьлевского — это полностью завершенное произведение, да что там — целая панорама… Одному человеку другого понять полностью не дано, одному автору, в данном случае автору этой рецензии, не понять другого, куда более значимого. Но всегда можно попытаться понять хоть что-то.

    Три цвета. Синий. Белый. Красный. Триколор? Пожалуй. Три цвета французского флага. Каждый — символ одного из постулатов ВФР — Великой Французской Революции. Три цвета. Свобода. Равенство. Братство.

    Три цвета. Синий. Белый. Красный. Три оттенка жизни. Погруженность в себя, тоска, отчаяние — до сосущей пустоты в душе. Идеал и стремление к нему — до боли. Справедливость и страдания — до добровольного одиночества.

    Три цвета. Синий. Белый. Красный. Три окраса любви. Глубокая и всепоглощающая — синяя краска. Возвышенно-низменная — белая. Задумчиво-решительная — красная.

    Три Темы. Но какая главенствует? На первый взгляд — любовь. На второй — удалой мотив «Марсельезы». А на третий? Я бы сказал, что это все же фильм о жизни, но не о всей, а о той ее части, которая называется «отношения». Именно это слово объединяет все три значения, вложенных режиссером в каждый цвет.

    Синий.

    Синяя Жизнь — какая она? Спокойная — внешне. Свободная — абсурдно. Любящая — без памяти. Но может ли быть спокойствие, когда в душе огненный смерч? Да, говорит режиссер, можно. Когда пламя потухло, а на месте прекрасной равнины — выжженная земля, что уже не принесет плодов. Спокойствие мертвеца, особенно страшное — на живом лице. Спокойствие может быть благом, но оно может и убивать, и тогда, чтобы выжить, нужно освободиться. Только свобода, но свобода, выраженная не в отрицании своего прошлого, а принятии его может пролить благодатный дождь, порождающий новую жизнь на мертвенно-пепельных чертах некогда прекрасного лица Жюли. Но что может дать свободу от любви? Неужели ненависть? Нет. Может быть, искусственное забытье? Увы. Кесьлевский неумолимо, а порой жестоко, используя музыку недавно погибшего мужа Жюли, подводит главную героиню к тому, что свободу от погибшей любви может дать лишь любовь новая.

    Белый.

    Белое Бытие… Идеальная жизнь. Идеальные отношения… Каково это? Судя по всему, когда женщина равна мужчине, но остается женщиной, что значит — женственной, а мужчина при всем равенстве не забывает о мужественности, о том, что он — мужчина. Но как достичь этого равенства в мире, где женщине присущи черты мужественности, а мужчине — женская мягкость? Путь к вершине всегда вымощен падениями, так и путь к равенству — проложен через дебри боли и страданий. Но может ли боль дать выход чему-то достойному? Увы. Боль порождает месть. Но возможна ли месть тому, кого ты любишь? Совместимы ли месть с любовью, а любовь с идеалом? На этот вопрос Кесьлевский отвечает и Доминик и Каролю однозначно: любовь болезненна, но не мстительна и уж тем более никак не совместима с идеалом. Потому что любовь — это и есть своего рода идеал. Идеал отношений. Идеал равенства. Ведь что есть равенство, как не обоюдное принятие недостатков и обоюдное же прощение?

    Красный.

    Красное Житие. Братство между мужчиной и женщиной? Вряд ли. Но быть может — братание? Но на какой основе? Только на одной — на тяге и стремлении к справедливости. Несмотря ни на что. Но справедливость бывает разная — чистая, еще не знающая и тени сомнения, и помутненная, уже не знающая, что такое правда и где ее искать. Справедливость — это медаль о двух сторонах, и лишь объединив обе, сроднив обе стороны медали, побратав, а заодно и сдружив таких разных Валентин и судью, давно живущего в добровольной отставке от жизни. И лишь подобное единение может дать целостность, так необходимую для любви — или освобождения от нее.

    Три цвета. Одно полотно. Три жизни. Один творец. Три истории. Один рассказчик. Три вопроса. Один, хоть и многозначный ответ — жизнь.

    28 февраля 2016 | 18:46

    Для этого фильма я выбрал заголовок не случайно и даже очень долго. Ведь так оно и есть:если вы решитесь посмотреть этот фильм, то долгое время будете искать, то самое, ради чего Вы посмотрели этот фильм, но не будете находить.

    Но посоветую Вам не спешить с выводами, это не совсем так. На первый вид этот фильм не о чем, а так, просто, актеры играют так, как ведут себя в обыденной жизни, но в этом-то и скрывается смысл и ценность этого фильма.

    Строгость, мрачные пейзажи фильма, типичная француженка-спящая красавица заблудилась в своих отношениях, в жизни, а ведь так бывает с нами каждый раз, но пойдем дальше и увидим простую жизнь в мелких деталях, а именно заметим, то, какие живут люди, кто окружает нас и т. д.

    Ведь не случайно нам с Вами придеться встретиться с человеком загадочного хобби, которого осуждает главный герой;жизнь других, в которую он заходит без приглашения. Правду и ложь людей, их драмы сплошь бессмысленные и в то же время темы наболевшие у Всех, доступ к которым закрыт для чужих глаз, а чаще всего даже от семьи…

    Ведь у всех так, но это тема банальна.

    Согласен, но её нужно уметь грамотно показать для Всех, нужно уметь правильно выразить все те чувства, так же понятно, как для взрослого человека, так же ясно для маленького мальчика, который не смыслит многого.

    Именно это и удалось режиссеру. Чтобы создать общую идею и понять фильм, нужно объязательно посмотреть всю трилогию и никак иначе, посмотреть углубляясь в слова и действия, в окружающий нас мир…

    Фильм хороший действительно, но понять идею смогут лишь единицы.

    7 из 10

    14 апреля 2013 | 12:53

    «Три цвета: красный» — последний фильм знаменитого и, на мой взгляд, гениального польского кинорежиссера Кшиштофа Кесьлевского. Кроме того, это и заключительный фильм трилогии «Три цвета». Трилогия начиналась «Синим», символизирующим свободу, была продолжена «Белым», в комедийных красках рассказавшем о равенстве. «Красный» — символ братства. И это не случайно. Если «Синий» проводил героиню Жюльет Бинош через испытание свободой, и в итоге дал понять, что абсолютная свобода не только не достижима, но и губительна. Если в «Белом» Кесльлевский развенчал равенство как идею, абсолютно не воплощенную в жизни, и в поведении человека. То «Красный», в отличие от других картин трилогии, не отвергает идею, положенную в его основу. Да и не может отвергать, поскольку Кесьлевский был достаточно религиозным режиссером, и идея братства была ему близка. Собирая всех своих героев в одном месте, спасшихся в кораблекрушении, он тем самым утверждает некую общность между ними. И только в рамках этой общности и возможна свобода и равенство. Только братство оправдывает существование идеи свободы и равенства. «Красный» неимоверно эмоционален и искренен. Ирен Жакоб (показавшая актерскую игру на высочайшем уровне) играет молодую девушку. Эта девушка, в отличии от героини Жюльет Бинош, олицетворение самой доброты, света, божественного откровения, полной открытости миру. Нет, она не наивна, она человек, осознавший все боли и ужаса мира, и при этом, сохранивший то, что делает человека человеком. Она верит. Герой Жан-Луи Трентиньяна наоборот потерял эту веру. Веру в человека, без которой невозможна никакая самоидентификация и братство между людьми. Кесьлевский как никто другой способен раскрыть актера, создать образ многослойный, не распознаваемый, создать тайну. Наша жизнь — эта тайна. Человек, вписанный в эту жизнь таинственен не меньше. Не случайно, выбор режиссера пал на Ирен Жакоб, актрису способную магическим образом отразить непознаваемую таинственность женского образа. «Красный» также рассматривает тему одиночества, как следствие отсутствия взаимопонимания между людьми. Режиссер бросает гневный упрек современному миру, погрязшему в эгоизме и псевдо индивидуализме. Он рассуждает над темой любви, любви в христианской культурной традиции, основанной на всепрощении, на «милости». Я плачу, следовательно, я люблю. Любить другого значит самоотрекаться во имя него. Если мы думаем о себе значит мы не любим другого, мы любим себя. И тогда братство невозможно. Необходимо «раствориться» в другом и полюбить его, и только тогда мы станем…братьями. Основываясь на самоотречении, Кесьлевский в определенной степени вступает в оппозицию современной западной культуре. Это оппозиция человека скорбящего. Как однажды написал Жан-Поль Сартр: «Весь человек, вобравший всех людей, он стоит всех, его стоит любой». Таким человеком является Кесьлевский, такой является героиня Ирен Жакоб (своего рода альте-эго режиссера в «Красном» и в «Двойной жизни Вероники»). Картина представляет собой образец поэтического кинематографа великой Европы. «Три цвета: красный» настоящее произведение искусства и лучший фильм завершающей кинотрилогии последнего гуманиста двадцатого века Кшиштофа Кесьлевского.

    16 июля 2016 | 22:26

    Им кажется, что раз они не были знакомы, то ничего их не связывало.
    И пока они не познакомились ближе — ничего между ними не происходило.
    А что на это скажут улицы, ступени, коридоры,
    На которых они могли давно встречаться?


    Выскользнувший из рук и упавший на пол книжного магазина томик Виславы Шимборской раскрылся на странице со стихами, в каждой строчке которых был фильм. Его фильм. Снятый буквально несколько дней назад. Глаза пробегали по буквам снова и снова, отказываясь верить. Возможно ли подобное совпадение? «Три цвета: Красное», который сейчас доводился до совершенства в монтажной, мог ответить своему создателю только одно: да, возможно…

    История случайного знакомства. Юная фотомодель и пожилой судья в отставке. «Прекраснодушная» героиня, живущая в идеальном мире порывов альтруизма и циничный герой, убежденный в реальности изнаночного мира человеческих слабостей и пороков. Тревожность и нежность, запечатленные на рекламной растяжке, подаренные всему городу и коллекция камней от разъяренных соседей на крышке закрытого от всех фортепиано. Удивительно, но в этих двух столь разных персонажах соединилось цельное мировоззрение самого режиссера. Способного сострадать потому что «люди не так плохи, как нам кажется». И в то же время простить, потому что «на их месте, возможно, я поступил бы точно так же». Удивительно ли, что именно Кесьлевскому удалось так достоверно показать через свой фильм уникальное чудо взаимности, способного возникнуть лишь на основе двух начал: сопереживания и понимания.

    Полнозвучное волшебство — музыка, написанная к фильму композитором Збигневом Прайснером. Длинное болеро. Чувственное, возвышенное и сдержанное. Из двух переплетающихся, словно судьбы героев картины, музыкальных тем. По ходу фильма они звучат отдельно, а в финале символично сливаются воедино. Для съемок этой части трилогии не использовались цветные фильтры. Добавив внутрь каждого фрагмента несколько красных элементов, режиссер добился не декоративного, а драматургического эффекта. Свитера, машины, вино, поводок собаки, подтяжки на штанах, ленточка на радиоприемнике, дорожки боулинга, сигареты — красный цвет перетекает из кадра в кадр, из квартиры в квартиру, по улицам-желобкам, наглядно связывая главных и второстепенных персонажей в единую кровеносную систему фильма. Вливая в серые и одинокие будни согревающее ощущение полнокровности жизни, пульсацию любви и осязаемое присутствие провидения.

    Цвет в фильме выглядит не совсем красным, скорее мягкий оттенок кораллового. На нем особый налет, приглушающий яркость цвета тусклой пылью нефотогеничной Женевы. Город раздражал Кесьлевского отсутствием архитектурного единства, размытой структурой и пломбами современных строений. Потому больший акцент был сделан на тщательно подобранных и перекликающихся друг с другом интерьерах и живописной съемке натурных планов, наполненных очарованием естественного цвета, света и воздуха. Пойманные в камеру редкие мгновения счастья: солнце, неторопливо погружающееся за гору; переливающиеся искорками капельки грушевой настойки на губах улыбающейся героини Жакоб; застывший от восхищения в закатных лучах герой Трентиньяна…Фильм получился невероятно живым, чутким и трепетным. Отчасти мистическим. И, подобно самому Кесьлевскому — внимательным и деликатным к чувствам изображенных в нем героев.

    Вряд ли можно назвать случайностью то, что история о том, что люди живут, чаще всего не замечая друг друга, был снят в нейтральной ко всему Швейцарии. А сам фильм начался кадрами скрученных в плотный телефонный кабель и изолированных друг от друга оплеткой телефонных проводов. Символ формальности общечеловеческого братства. Сам Кесьлевский утверждал, что отправляясь в кино, зритель хочет одного — отдаться своим чувствам. Возможно именно поэтому каждая из трех картин «цветной трилогии», словно на контрасте, рассказывала о людях с «оголенной проводкой» восприятия, обладающих интуицией — особой чувствительностью, поверхностью кожи ощущающих окружающий мир.

    Просматривая этот фильм, вы можете быть уверены — все самое важное произойдет не на экране, не в репликах героев, а за кадром. Где-то внутри вас. Как и героиню его фильма, Валентину, режиссер убедит нас в том, что мы можем просто — быть. Погружаться в каждое мгновение жизни, лишь догадываясь о закономерности происходящих событий. Ведь возможно все то, что происходит сейчас — уже когда-то состоялось, прожилось, чувствовалось… И, быть может, отчасти правы строчки стихов, так странно и неожиданно попавшие на глаза режиссеру этого прекрасного фильма-болеро:

    Оба они убеждены, что соединили их чувства нежданные.
    Прекрасна уверенность в том, но неуверенность лучше.
    Ведь каждое начало — это ход дальнейший.
    А книга случаев всегда раскрыта лишь наполовину.

    26 июля 2012 | 15:18

    Хотел бы конечно изначально сказать, что это один из лучших фильмов, которые я смотрел. Конечно, я посмотрел и первые две части трилогии, но именно «Красный» стал для меня открытием в мире кино новой культовой фигуры, каким является Кшиштоф Кесьлёвский. Его можно причислить в один ряд с метрами мирового кино, такими как Тарковский, Брюсон, Бергман и ещё несколько имён.

    Этот фильм является показательным для многих и с точки зрения игры актёров, и с точки зрения режиссёрских находок, и с точки зрения работы сценаристов (образы героев и их диалоги и идеи действительно потрясают), и, наконец, по-моему, как ни смотри, с любой стороны сделано на совесть! Режиссёр очень большие цели ставил перед собой в этой трилогии, это показать, какими могут быть люди, какими могут быть их отношения, какие переживания испытывают люди в той или иной ситуации… Конечно, ему это удалось лишь в третьей заключительной части! В ней герои именно такие, какими должны быть люди по мнению режиссёра, и я с ним во многом согласен. И самая главная мысль, которая промелькнула, — это мысль о том, что люди злые по природе, но за это их не надо судить, ведь мы поступили бы именно так же, если бы оказались в такой ситуации.

    И напоследок последний кадр фильма и дал мне возможность со спокойным сердцем поставить 10 баллов. Советую всем посмотреть, точно не пожалеете. Пока!

    10 из 10

    31 марта 2009 | 22:39

    Какой цвет способен рассказать целую историю чувств, запрятанных глубоко в душе, так глубоко, что порой и память подводит? От бледно-розового, до алого. Какой цвет может так ярко, так чётко, так болезненно-правдиво вытащить на поверхность даже самые потаённые страхи, годами копившиеся обиды, обнажить самое сокровенное? Тёмно-красный, бордо…

    Красный. Цвет лютой ненависти, цвет настоящей любви, цвет безудержной страсти и цвет глубокого одиночества, как бы странно это не прозвучало. Кроваво-красный. Он привлекает своей силой, но этим же и раздражает, порой зачаровывает, а порой — сводит с ума. Красноватый, с оттенками рыжего, ржавого. Он — это сама жизнь. Цвет жизни. Той самой «странной штуки», которую пытаются понять годами, веками, тысячелетиями, до тех пор, пока не приходит осознание того, что понять её невозможно в принципе. Можно только догадываться, прослушивая телефонные звонки соседей, удивляться, увидев знакомую девушку на огромном плакате на улице, радоваться, сбивая красным шаром все кегли на дорожке. Можно грустить, случайно сбив чью-то собаку, а можно — перестать дышать, когда понимаешь, что надеяться не на что и нечего больше ждать. Можно просто жить — как живут герои картины «Красный», завершающей трилогию Кшиштофа Кесьлёвский «Три цвета», эти выдуманные персонажи, порой так напоминающие нас самих.

    Тихую умиротворённость, помноженную на непоколебимое жизнелюбие «Синего», едкую ироничность, скрещённую с робкой мечтательностью «Белого», венчает поистине королевский «Красный». Здесь балом правит его величество Случай (или всё же Судьба?), сплетая в клубок жизни разных людей. При всей их внешней и внутренней непохожести, вдруг обнаруживается, что перед вами настоящие герои-двойники, персонажи-отражения друг друга. Так странно, так знакомо. Три героя, три жизни, один цвет.

    Красный, как сама красота, как тяжёлый комок переживаний — молодая модель Валентина. Прекрасная, как снаружи, так и внутри, открытая людям и миру. Но вот незадача — краткие разговоры по телефону с кем-то, кто так и не появится в кадре — вместо любви. Проблемы младшего брата, которые она готова принять за собственные и чувство вины, что проводит мало времени с матерью — вместо семьи. Постоянные фотосессии, показы, занятия хореографией — типичный распорядок дня. И одиночество — вместо жизни.

    Красный, как обида и совесть — это пожилой одинокий мужчина. Судья. Не важно, что он давно уже вышел на пенсию — профессия накладывает свой отпечаток. Он слишком требователен к людям, но ещё более строг к себе. Он не может простить, не может отпустить прошлое, освободив себя от его оков. Его одиночество — это старый заброшенный дом и преданная собака.

    Красный, как энергия и ревность — начинающий юрист Огюст, влюблённый, трудолюбивый. Быть может, чуточку слабый. Готовый целыми днями заниматься, лишь бы получить возможность стать тем, кем он хочет. Готовый любить, но не желающий прощать. Не способный причинить боль тем, кого он любит или любил когда-то. Возможно, из него выйдет настоящий Судья — справедливый. И вместо одиночества его ожидает счастье.

    Два одиночества сойдутся в этой ленте за одним столом: за рюмкой грушевой настойки и разговорами о прошлом и будущем. Одинокая Красота и ещё более одинокая Совесть. Говорить о настоящем они не будут — зачем? О настоящем надо не говорить, им надо жить. Другое дело — прошлое и будущее — воспоминания и мечты… А третье одиночество всё время где-то рядом, однако встреча с ним произойдёт лишь по воле Случая. Или Судьбы.

    Все оттенки красного, мельчайшие полутона чувств, чудный букет из простого житейского волшебства, удивительной красоты кадра, восхитительной музыки и робкого желания сделать этот мир лучше — вот что такое «Красный». Универсальная лента, одновременно поражающая своей глубиной, обманчивой простой, лёгкостью и дарящая зрителю самое главное — надежду. Последние минуты ленты — как финальный аккорд ко всей трилогии. Кшиштоф Кесьлёвский как истинный создатель любит своих героев. Он дарит им самое бесценное. Он делает своего зрителя счастливым.

    Сама красота и сама жизнь пропитали эту картину полностью, наполнив её тем самым едва уловимым ароматом сказки и подарив зрителю веру в чудеса, которые, к счастью, существует.

    Murlyke, девушке с отличным вкусом. К жизни.

    19 июля 2009 | 21:38

    Безумно прекрасный фильм, чарующий и завораживающий, исполненный душевной силой и манящим привкусом чего-то беспрекословно выдающегося и гениального. Кшиштоф Кьеслевски бесподобен в роли человека, сплетающего канву реальности причудливыми нитями разных чувств. Это режиссер, который смог сконцентрировать в своих фильмах саму суть жизненной философии. И этот концентрат пьянит каждого соприкоснувшегося с творением бесподобного поляка. «Три цвета: красный» это торжество любви, это великое всепрощенье, это чувственная поэтика, волшебное признание, испепеляющее всех ярким лучом сердечности и красоты. Красный — это цвет огня и крови, цвет страданий и могущества. В нем спрятана сила, способная вызывать полярные ощущения, в нем кроется какое-то древнее бессознательное, страстно-печальное и непреклонно-напористое, способное вносить в мир каждого из нас нотки агрессии и побуждать к какому-то определенному действию. Кьеслевски по-настоящему открыл всем нам таких чувственно-тонких и пронзительно-трогательных актрис, как Жюльет Бинош, Жюли Дельпи и Ирэн Жакоб. В этом же фильме солирует непревзойденная Ирэн. Сюжет сложен и многоступенчат, он самозабвенно апеллирует к нашим потаенным и сокрытым чувственным состояниям, пытается призвать к полнейшему соучастию в жизни персонажей, навечно запечатленных на призрачную кинопленку величайшем из мастеров.

    10 из 10

    15 января 2011 | 22:39

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>