всё о любом фильме:

В субботу

год
страна
слоган-
режиссерАлександр Миндадзе
сценарийАлександр Миндадзе
продюсерАлександр Роднянский, Сергей Мелькумов, Матиас Эше, ...
операторОлег Муту
композитор-
художникДенис Бауэр, Ирина Гражданкина, Екатерина Химичева
монтажДаша Данилова, Иван Лебедев
жанр драма, ... слова
сборы в России
зрители
Россия  16.2 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время99 мин. / 01:39
Номинации:
26 апреля 1986-го года — первый день после аварии на Чернобыльской АЭС. Суббота «незнания». Суббота, когда жизнь нельзя отменить, когда девушки надевают выходные туфли на каблуках — потому что суббота — выходной день. События фильма разворачиваются в первые 24 часа с момента аварии. Главный герой картины становится невольным свидетелем катастрофы. Случайно он узнает всю правду о трагедии и оказывается перед моральным выбором: спасти людей или выполнить приказ «сверху» и не сеять панику.
Рейтинг фильма
IMDb: 5.50 (443)
ожидание: 98% (566)
Рейтинг кинокритиков
в России
100%
8 + 0 = 8
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Большая часть съемок проходила в городке Светлодарск (Донецкая область, Украина). При этом съемочная группа жила в местном профилакториии.
    Трейлер 01:41
    все трейлеры

    файл добавил{FrontTable}

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 9974 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Досмотрев до конца сие творение Миндадзе, я поставила себе твердую пятерку за терпение и уснула с неприятной мыслью о плачевном состоянии нашего кинематографа. И всем киноэстетам настоятельно советую не смотреть подобное на сон грядущий. А лучше вообще не смотреть, ибо — пустая трата времени, сил и нервов. Хотя с другой стороны, плохой пример, тоже пример. И на чужих ошибках тоже учатся.

    Итак, сюжет.

    Парнишка Валя узнав о предстоящей катастрофе бежит спасать свою возлюбленную, однако сделать это не так просто, потому что возлюбленная оставила паспорт в ресторане, в котором должна выступить с группой на свадьбе. Бедному Вале ничего не остается как тоже остаться в ресторане и подыграть друзьям на барабанах.

    Условно картину можно разделить на две части. Первую часть фильма Валя бежит. Бежит быстро и отчаянно. Причем бежит Валя, казалось бы, от реактора. Но в итоге, прибегает обратно к реактору. Вторую часть фильма Валя пробирается сквозь толщу пьяных морд. Ну и, пожалуй, можно добавить третью часть, менее динамичную — Валя в пьяном угаре. С описательной частью покончили. Переходим к анализу.

    Безусловно страстная и глубокая игра Антона Шагина может оставить свой след, но слишком «глубокая» работа оператора, этот след, к сожалению, стирает. Этим переизбытком крупных планов и чересчур дрожащей камерой, режиссер, видимо пытался создать эффект присутствия, а получился эффект отсутствия. Задача режиссера исследовать чувства героя под микроскопом провалилась. Это утрированное изложение сценария и примитивный сюжет не оправдали себя. Поэтому, увы…

    27 апреля 2011 | 17:59

    Посмотрела этот фильм аж два раза в надежде, что повторный просмотр позволит мне лучше вникнуть в суть. Не помог.

    Сам сюжет интересен и страшен, трудно представить себя на месте людей во время этой жуткой катастрофы. Но с точки зрения здравого смысла их поведение явно должно быть не таким.

    Я не прониклась бессмысленными метаниями главного героя, зачастую в обнимку с бутылками. Сложилось впечатление, что выбор у него не в том, спасаться или нет, рассказать людям о случившемся или не сеять панику — а в том, верить произошедшему или лучше напиться. Если его задачей было сыграть безответственного дегенерата с алкогольной зависимостью, то это удалось неплохо. Но на фоне столь трагических событий хотелось бы видеть в главной роли более разумного и адекватного человека.

    Но Валера просто образец нормальности по сравнению со своей подружкой! Эта девушка то ли начисто лишена мозгов, то ли считает себя бессмертной, то ли просто сумасшедшая. Чувство самосохранения, зачатки которого все же присутствуют у Валеры, ей просто неведомо. Я не представляю, как человек, узнавший о подобной катастрофе, может постоянно глупо хихикать, тянуть время, петь и отплясывать на свадьбе. Безумное свадебное веселье и неадекватное поведение музыкантов (ну не ведут себя так реальные люди!!!) тоже не впечатлило. И что, пожирание салата руками, которое демонстрирует жених, должно изображать его душевные страдания? Вообще все ведут здесь себя как минимум странно. В результате даже сопереживать не получается.

    Операторская работа отвратительна, временами фильм невозможно смотреть, так дергается камера. Понятно, что это прием такой, но должна же быть мера. Звук.. это отдельный разговор. Иногда просто не разобрать, что говорят герои (а у некоторых еще и с дикцией проблемы). Диалоги тоже странные, большинство из них просто не несет в себе никакого смысла, а иногда герои просто смеются на пустом месте, как ненормальные!

    Я уж не говорю о том, что режиссер, похоже, ничего не знает о лучевой болезни, признаки которой должны были проявиться у главного героя максимум в течение 3х часов…

    В результате — странный, малопонятный фильм о пьяном субботнем угаре на фоне горящего реактора… Оценка только за то, что сама тема фильма интересная и, несмотря ни на что, хочется досмотреть до конца.

    4 из 10

    13 августа 2012 | 13:10

    Посмотрела фильм.

    Но сначала прочитала все комментарии «умников» и таких эдаких «разумненьких» критиков, которые со стороны больше всех всё знают и поступают правильно во всех жизненных ситуациях… эдакие хомо сапиенс совершенного мира. Но, к сожалению, человек, как говорил персонаж Булгакова Воланд, не может ручаться за свою собственную жизнь, за каждую последующую секунду своей жизни… а про то, чтобы её контролировать и ею управлять… так это подавно.

    Так вот. Персонаж, то есть главный герой этого великолепного фильма — это обычный земной парень, человек, который своими глазами видит самое ужасное в своей жизни, который побывал «на балу у смерти», в сердце этого кошмарного энергоблока. Он — обычный хомо сапиенс, который ввиду достатка своих мозгов и присутствием ушей/ слуха, понимает, что взрыв на АТОМНОЙ электростанции равносилен нескольким атомным бомбам. Хиросима с Нагасаки. Не были там, дорогие критики и «умники»? А Валера там был. Был в гостях у медленной смерти. В этот момент даже у самого разумного существа на планете может просто-напросто «поехать крыша». Он своим серым веществом понимает, с одной стороны, что теперь отсчёт времени у него, да и у всех других «земляков» пошел в обратную сторону, он понимает, что все они обречены на смерть, правда не знает (в силу неглубоких познаний в физике и химии) как и на сколько, знает только что всем им пришел конец. Поэтому первейшая реакция у него, как у самого нормального человека, была «напиться для храбрости и для своих эмоций» и «бежать». Бежать далеко, хоть на машине, хоть на поезде, хоть на каблуках, хоть без каблуков, без документов и без оглядки. Бежать с любимым человеком. А может быть и не только с любимой девушкой, но и с близкими ему людьми… ведь им-то тоже необходимо помочь, им тоже надо сообщить о катострофе, их тоже надо хотя бы попытаться спасти. Ведь у всех у нас, нормальных людей, заложен дух спасения/ помощи близких.

    Но, с другой стороны, опоздав на поезд и слушая страхи девушки том, что возможно они все — облучившиеся люди — будут рассмотрены (как обычно в советские времена) как обычный мусор, как испорченное мясо и что им всем не дадут никуда убежать, оставив подыхать на месте. Он видит глупейшую реакцию своей девушки, которая вообще не понимает, а может быть отказывается понимать что-либо. Что бы вы, «умники и умницы» делали, какова была бы Ваша реакция на эту конкретную ситуацию? В тот самый момент! На месте обычного Валеры! Если бы вы мозгами понимали, что выхода НЕТ. Поезда НЕТ. Власти даже не хотят понимать масштаб этой катастрофы. Есть такая версия, что заяц, который падает в пропасть, смеётся. Смеётся, так как выхода у него уже нет. Он обречён. И поэтому в истерике начинает смеяться. У Вас никогда было ни паники, ни истерики? Все очень разумно и рационально себя вели? Не верю, что-то. Так и этот Валера. Он идёт на пир во время чумы. Так сказать, помирать, так с музыкой. Вот эта конкретная реакция, одного конкретного человека на конкретную ситуацию. И режиссёр очень чётко показал все эмоции, все действия и все мысли этого ОДНОГО конкретного человека. Браво!

    10 из 10

    3 июля 2011 | 23:57

    Не то, чтобы фильм совсем не смотрибельный — но он меня ужасно разочаровал. Возможно, чересчур мы избалованы масштабными фильмами-катастрофами, что локальная история мелкого человека, случайно прикоснувшегося к большой трагедии, меня просто не тронула? Возможно, и так.

    Но за чередой суматошных метаний героя и вроде бы имеющих место событий потерялось что-то главное. Действительно хотелось увидеть, как всё было в тот день, ан не вышло.
    Почему? Попытаюсь разобраться.

    Момент 1. Съёмка. Чтобы передать всё «глазами героя» камера мечется вместе с ним, держа в основном крупные планы. Вроде бы документализм, модный приём «бытовой съёмки» и прочая и прочая. Но, по-моему, вышел большой перебор с крупностью. В итоге картинка получилась какая-то обрывочная, нет цельной картины происходящего. И местами просто непонятно, что происходит… В минус.

    Момент 2. Сюжет. А он, собственно, есть? Вот герой бежит, вот останавливается и смотрит безумным взглядом, вот опять бежит, кого-то хватает. Потом круговорот лиц, свадьба-пьянка (неизвестно зачем растянутая на две трети фильма), и большая часть происходящего на экране лишена всякого видимого смысла.

    Мало того: череда мелких, незначительных и неинтересных подробностей затягивает, как кошмарный сон. Путаешься в этих крупных планах, в этих обрывочных диалогах, как в ватном одеяле — а проснуться не можешь. И сон-то кошмарный — не потому, что страшно, а потому что надоедливо и нелогично. Ещё минус.

    Момент 3. Диалоги. Половины толком не слышно, потому что задыхаясь на бегу, а другая половина из контекста выпадает (помимо того, чтоб персонажей запомнить, надо ещё понять по их обрывочным фразам, что за редиска наш герой, как он ушёл из музыкального коллектива в комсомол и стал ренегатом и т. п.). То есть вдобавок к невнятному сюжету ещё и невнятные диалоги. Снова минус.

    Момент 4. Герои. Ладно, они не отличаются геройским поведением — истинные герои в это время были там, внутри. А это вот перед нами простые люди, которые ничего не знают и живут своей обычной жизнью. Развлекаются — суббота у них, видишь ли. А с другой стороны… Ни одного, кому хочется посочувствовать.

    Главный герой ведёт себя зачастую бессмысленно, большого страха или беспокойства в нём не заметно — так чего мечется, как окаянный? Идейно противопоставленные ему музыканты на свадьбе тоже симпатии не вызывают (помимо Петкуна, а он спит полфильма). Свадьба — сборище полупьяных, ничего особенного, кроме бардака, фильму не придаёт. Девушка — из тех, кто перед Концом света пойдёт новые туфли покупать под шумок… И это у нас «простые обычные люди»?.. Ставлю большой субъективный минус.

    Момент 5. Идея. А в чём она? Рассказать, как незнание о трагедии потихоньку ломает жизни ни в чём не повинных людей? Или показать как шумно пили и праздновали, да ещё бегали из стороны в сторону в поисках незнамо чего? Это что — новое слово в кинематографе? Может, стоило лучше показать побольше станции и поменьше обиженных на судьбу гитаристов?

    А в итоге что мы имеем? Ощущения трагедии нет. Душевный терзаний героя глазу не видно (а был ли мальчик?), характера нет (прилип к самовольной девке, да так ничего и не добился от неё), действий он никаких существенных не предпринимает. А несколько кадров горящего реактора издалека даже не дают почувствовать трагедию — камера снова «убегает». В общем, сдулась идея: опять минус.

    Момент 6. Музыка. Временами очень напрягали странные песни, которые пелись на свадьбе. Тоже минус — уже дополнительный.

    В общем, можно было сделать лучше. Нормально бы снять, с грамотной раскадровкой, с парочкой панорамных облётов (и чтоб у оператора руки не тряслись, или он тоже по красненькому вдарил?), включить хотя бы одного героя, который «почувствовал и испугался» по-настоящему (Шагин был неубедителен для меня), свести бы до минимума надоедливую свадьбу с их мелкими заботами — да, можно было сделать неплохой фильм.

    Но не сделали. Потому что фильм о пьяной субботе и фильм об аварии — слишком разные темы. Смешивать надо было осторожнее и с умом. А так

    4 из 10

    Максимум

    21 ноября 2011 | 19:05

    Вот уже второй год подряд представители российского кинематографа активно штурмуют международный Берлинский фестиваль. Но если прошлогодний киноэкскурс Попогребского с фильмом «Как я провел этим летом» в необычайную по красоте Чукотку стал триумфальным, то в нынешнем году вторая режиссерская работа известного сценариста Александра Миндадзе «В субботу» была встречена иностранным жюри насторожено, на что есть свои причины.

    В центре событий фильма провинциальный партийный работник Валерка (Антон Шагин) в начале своей карьеры, который волей случая оказался свидетелем разрушения четвертого энергоблока Чернобыльской АЭС. Связанный обязательствами сохранять молчание о крушение целого блока и распространении радиации по близлежащим районам, дабы не сеять панического настроения среди населения, Валик решает побыстрее покинуть родные края, прихватив с собой лишь девушку (Светлана Смирнова-Марцинкевич), тем самым приобщив ее к государственной тайне. Однако нелепая череда непредвиденных событий заставляет продлить на один день пребывание в городе смерти…

    1:24 ночи, 26 апреля, 1986 год. На атомной электростанции неподалеку от образцового советского города Припять происходит авария. Стронций витает в воздухе, графит уютно расположился на земле, а во рту уже чувствуется металлический привкус. Но тем временем высшие власти из-за непонимания сути и масштабности катастрофы приказали местному руководству не объявлять ни городу, ни стране о надвигающейся угрозе, погрузив еще на сутки ни о чем не подозревающих жителей Припяти в стадию усиленного выброса радиации в атмосферу. Оказавшись на поводке у Москвы, этот небольшой населенный пункт был обречен превратиться в новую Хиросиму.

    Первые 20 минут фильма начинаются с непрерывной беготни главного героя с демоническим взглядом, наполненным страхом и тревогой. Ручная камера оператора Олега Муту постоянно находится сзади Валерки, да так близко, что не перестает напоминать о надвигающейся угрозе, максимально передавая изображение глобального бедствия глазами героя. Нервно развивающееся красное пламя над реактором интенсивно коррелирует с взрывоопасным настроением героя, заставляя зрителя ощутить на собственной шкуре, каково это быть облученным. А после того, как выясняется, что паспорт девушки Валика заложен в местном ресторане для выступления на свадьбе и они не могут сразу же уехать из города, интерес к фильму начинает пропадать, а оставшиеся 80 минут фильма превращаются в небезызвестных «Стиляг». Пьяные драки, жадность до денег, угарные танцы и, конечно же, разговоры по душам после всех этих разборок, в очередной раз доказывают, что русская свадьба самая бессмысленная и беспощадная в мире. Ну, и огромное количество бесполезных сцен, не несущих в себе никакой смысловой нагрузки, тоже не добавляет позитивных эмоций.

    «В субботу» — это кино все же не о Чернобыле, а о стойкости русского характера. Герой Антона Шагина, которого стоит особенно выделить из актерского ансамбля за уверенное исполнение и эмоциональность своего персонажа Валерки, бежит от катастрофы, но не убегает, т. к не может сдвинуться с места, продолжая радоваться простым вещам в танце со смертью. Судя по всему, режиссер Александр Миндадзе не собирался выяснять кто же виноват в этой ужасной трагедии или показывать нам красивую историю любви на фоне радиоактивного катаклизма, а хотел обратить внимание на то, что даже при смертельной угрозе невозможно бежать от себя, собственной жизни и предначертанной судьбы.

    8 марта 2011 | 00:27

    Фантастическое кино! После «Криминальной фишки от Генри» и «Самый лучший папа», пожалуй третий фильм в этом году, которым я действительно наслаждался, завороженно внимая с открытым ртом, восхищаясь мастерством продуманности, постановки и сыгранности каждой сцены. Лично для меня теперь Миндадзе, всего то после второй режиссерской работы, уже занимает место эдакого «российского Джармуша». Хотя конечно же не стоит его унижать сравнениями. Он давно идет только своей тропой творческого поиска и талантливого самовыражения, ранее связанной лишь со сценарным поприщем.

    Ужасно низкая оценка у фильма! Мне казалось большинство поймет, что обыгрываемая авария на АЭС, и даже недвусмысленная привязка к конкретному времени и месту — лишь гнетущий, побуждающий к действиям фон и некий метафорический катализатор для начавшихся перемен в жизни главного героя, а именно его собственного, внутреннего атомного взрыва — «взрыва реактора» личной жизни.

    Пока в этом режимном и закрытом городке будут зашкаливать счетчики радиации — так и жизнь «Джонни» в этот день будет зашкаливать событиями. Зашкаливать эмоциями, чередой всплывающих и развенчанных тайн, выпадающими из «шкафов скелетами», вскипевшими обидами и обоюдными претензиями, меланхоличным раздумьем, озлобленной апатией, исцеляющим мордобоем, вскрытыми нарывами внезапных откровений и чувственных признаний, ежеминутным животным страхом, «пиром во время чумы» и смиряющим Катарсисом. И конечно же бегом. Бесконечным остервенелым бегом от проклятой станции. Такое впечатление, что наш герой весь фильм пытается убежать от неосязаемого, но всепроникающего и неумолимого Рока. Опомнившись от очередного потрясения он постоянно находит себя на фоне разрушенного четвертого блока, и снова и снова предпринимает попытки убежать от него, от этой станции, от этого города, и, такое впечатление, что и от этой страны, от ненавистной линии партии, от задубеневшего начальства, от знакомых, друзей и любимых, связь с которыми давно утеряна. Реальный или метафорический, но разрушенный реактор будет преследовать нашего героя, потому что находится внутри него. Все время нависая своей искореженной, тлеющей ужасом массой, как бы усмехаясь и говоря — можно убежать от всего и всех, но убежать от себя — невозможно!

    За уникально воссозданную атмосферу 70-х, за оригинальный и неповторимый стиль автора, за выложившихся актеров — 

    9 из 10

    21 мая 2011 | 12:02

    Мендадзе очень странный режиссер, он берет за основу трагедию случившуюся в небольшом городе, трагедию по своей сути мирового масштаба, а рассказывает историю, микро-историю, про человека на фоне этой самой трагедии. Понятно, что можно было бы, а многие так и думали, рассказать историю-катастрофу. Но уже по первому фильму, который снял Мендадзе, знающим людям станет ясно, что интересует режиссера — это люди оказавшиеся в неординарной ситуации, и пытающиеся в этой сложившейся ситуации существовать.

    Можно, конечно, попытаться пересказать историю показанную в фильме, попытаться найти какие-то закономерности, логичные или наоборот нелогичные поступки персонажей, попытаться их покритиковать, дать анализ сюжетной составной фильма. Обратить внимание на способ повествования, насколько Мендадзе активно, скорее, нервно ведет повествование, как ручная камера создает напряжение в кадре. Что необходимо моментально запрыгнуть в вагон поезда повествования. Но это не главное в фильме, как мне кажется. Важна не история как такова, а то что она подразумевает. Высказывание режиссера, что он хотел сказать, прикрываясь историей о простом работнике атомной станции.

    Не знаю, может я глубоко ошибаюсь, но герой фильма, для меня, олицетворяет страну, огромную неповоротливую страну, которая под собственным величием и кажущимся могуществом давно разучилась двигаться и подавать признаки жизни, словно Богатырь в сказке Салтыкова-Щедрина. Страна, которая мечется в попытках убежать, спастись, успеть заскочить на последний поезд, но также как и герой не может этого сделать, а лишь оказывается лицом к лицу с надвигающейся трагедией.

    Ну, а дальше пир во время чумы.

    23 января 2013 | 16:24

    Обстоятельства сложились так, что фильм «В субботу» мы отправились смотреть во вторник ночью. Кроме нас в зале сидел всего один человек, и тот ушел спустя десять минут просмотра. «Все ясно, кино, что называется, «не для всех», — подумала я про себя и снова углубилась в просмотр. О том, что кино и не для меня тоже, я узнала спустя следующих двадцать минут, однако, любопытство вынудило меня остаться до конца сеанса.

    Надо сказать, что на фоне очередной приближающейся годовщины чернобыльской катастрофы и современных радиоактивных событий в Японии, я морально готовилась к тому, что фильм окажется психологически тяжелым. Анонсы располагали к подобным мыслям, обещая изобразить первый день после аварии на АЭС. Для тех, кто не знает, поясню: после взрыва, который произошел 26 апреля 1986 года, власти еще несколько дней держали людей в неведении, а это значит, что уже утром люди как ни в чем не бывало пошли на работу, дети выбежали играть во двор… В общем, жизнь продолжалась вопреки тому, что распространившаяся радиация этому вовсе не способствовала. Казалось бы, какой огромный, пусть и трагический простор для режиссерской фантазии! Но нет, Александр Миндадзе решил иначе.

    Зачем повторяться и дублировать документальные кадры? Куда лучше подойти к вопросу с кардинально другой, новаторской точки зрения. Например, показать простого парня Валеру, который, узнав об аварии одним из первых, сразу же бросился в женское общежитие спасать от облучения свою возлюбленную Веру. Вроде бы ничего не настораживает, верно? Но первое впечатление обманчиво, что становится понятно дальше. Вместо того, чтобы уехать из Припяти, как и планировалось изначально, Валера вместе со своей барышней остается в городе и идет в ресторан праздновать свадьбу друга. Странное решение, но мы делаем усилие и честно пытаемся поверить в то, что это самая нормальная реакция для человека, находящегося в условиях радиационной опасности и, более того, осознающего это.

    То, что происходит дальше, наверное, поразило бы умы физиков-ядерщиков. Находящийся ночью в непосредственной близости от реактора и ползающий по графиту Валера, днем веселится так, будто принял амфетамины: обходясь без сна, он бегает из одного конца города в другой аки раненый олень, без устали играет на барабанной установке, водит с поддатыми гостями хоровод, поет, пытается заняться с Верой сексом на столе, в общем, всем бы столько сил и энергии. Ах да, для сравнения: товарищ, который был с Валерой у реактора в ту же ночь, почувствовал на себе действие радиации еще на рассвете.

    Какова же художественная ценность неоправданно затянутых кадров с беснующимся Валерой и ресторанных сцен в контексте чернобыльской катастрофы? Очевидно, режиссер хотел изобразить пир во время чумы, истеричную обреченность, фатальную покорность главных героев. Только вот выглядят пьяные лица, мелькающие между салатов и женских тел, несколько иначе — съемки больше похожи на любительское видео из серии «снимал подвыпивший свидетель». Впечатление усиливается благодаря операторской работе, которой следовало бы посвятить отдельный пост.

    С первых же минут камера нервно дергается в разные стороны. Видимо, цель столь активных метаний оператора — создать эффект присутствия. Вкупе с крупными планами единственный эффект, которого удается достичь — начинающийся нервный тик у зрителя, так как картинка раздражает глаз и отвлекает от сюжета.

    Теперь обратим внимание на то, как фильм позиционируется. Цитирую: «Это первая попытка осмысления российским кинематографом аварии на ЧАЭС». Стоп-стоп-стоп. А как же вышедшая еще в 1997 году «Любовь в запретной зоне»? И до Миндадзе фильмы о радиационной Припяти в нашей стране снимались, и в будущем, я уверена, сниматься будут.

    Обратите внимание, что фильм «В субботу» был показан в рамках конкурсной программы Берлинского кинофестиваля. Вроде бы несомненный стимул к просмотру, ведь за годы существования Берлинале в нем принимали участие такие сильные работы, как «Страна глухих» Валерия Тодоровского или «Три истории» Киры Муратовой. Однако в данном случае тратить свое время на просмотр второго по счету творения Миндадзе я не посоветую никому. Беспощадно глупо, бездарно и неинтересно. Ноль из десяти.

    0 из 10

    30 марта 2011 | 23:16

    Вот именно так: пока главный герой Валера пытался спастись от надвигающейся на него ядерной опасности, убедительно носясь взад-вперед по пересеченной местности, тяжело дыша, исступленно вглядываясь и выдерживая поистине МХАТовские паузы, зрителю оставалось только гадать, что же случится с этим несчастным комсомольцем.

    А теперь по порядку.

    Фильм начинается неплохо, динамично — атмосфера нагнетается, напряжение растет, камера то и дело подпрыгивает и трясется, в общем, все то, что так любит сегодня наш любезный зритель, но где-то с середины фильма все то многообещающее начало, начинает неминуемо скатываться к совершеннейшему фарсу, а-ля «натурэль», ибо создатели искренне стремились к реалистичной подаче, на чем собственно и прогорели.

    Герой носясь по городу вместе со свей избранницей встречает «бывших „друзей и тут случается ему «счастье“ — и спасение не становится ближе, и жизни прежней все также нет, да и не будет, но наш герой уже не ищет очевидный путей спасения из зараженного города, теперь он со „своими“ и ему уже незачем искать выход, выход нашел его сам — все свои здесь, а значит и место твое среди них, а не где-то на товарном поезде, убегая то ли от распространяющейся заразы, то ли от самого себя.

    К реалистичному можно отнести игру главного героя — тут придирок у меня вовсе не возникло, действительно, веришь, что парень в отчаянье мечется в поиске спасения, но все как-то против него… то каблук, то друзья, то протестное настроение, воплощенное в звучное лабание на барабанной установке с «приятелям- радикалами» и далеко не подцензурной англоязычной каверверсией небезызвестной композиции.

    И даже тот факт, что это фильм не о Чернобыле, а о человеке; не спасает фильм от вопросов — зачем? Зачем громоздить событийный ряд, допуская при всем при этом массу глупейших ошибок? Зачем настолько затягивать хронометраж ленты, когда б его сокращение не чуть картине не повредило бы, а может и наоборот? Зачем, заявленную в начале картины, динамику просто вырывать из контекста фильма, оставляя его фактически нагишом на суд зрителя, которому порядком поднадоело свадебно-дискотечное гулянье с его бесноватыми закулисьями..?

    Да и в конце-то концов, если вся «декоративная» функция аварии на Чернобыльской АЭС сводится к сугубо прикладному характеру, а в центре взаимоотношения людей и борьба с самим собой, не было бы честнее не спекулировать на трагичности событий, а играть с чистого листа, когда нет того заветного катализатора, который все сделает сам, без посторонней «авторской» помощи.

    Фильм не вызвал ровным счетом никаких сильных эмоций, а для фильма с таким «феерическим посылом» и историческим контекстом это просто непростительно, увы.

    26 марта 2011 | 23:09

    Чернобыльская катастрофа с течением времени превратилась в торговый «бренд», наравне с холокостом, ГУЛАГом, пьющей деревней, и прочим «джентльменским набором» нашей страны. Обросла толстым слоем мифов и «рассказов очевидцев». Видимо на них Александр Миндадзе и основывал свой фильм. Поскольку соотносить происходящее на экране с реальными событиями, особенно тем кто застал те времена проблематично.

    … Молодой комсомольский работник бежит за автобусом куда сели другие партийные работники, а его не пригласили, и так и будет бежать весь фильм. Сначала в общежитие к невесте (здесь режиссёр видимо для оживления сюжета продемонстрирует, прямо как в позднем советском кино, обнажённую грудь), затем в ресторан (якобы в поисках паспорта ?), далее следует забег по городу (уже в поисках неизвестно чего). И как финальный катарсис возвращение к реактору. Точка.

    В 2011 году съёмки незакреплённой камерой были модным трендом съёмочного процесса, вот и продюссеры фильма расщедрились, и пригласили модного румынского оператора Олега Муту, уже прославившемуся благодаря «Смерти господина Лазареску», и «4 месяцам, 3 неделям и 2 дням». Увы фокус не сработал. Если в тех фильмах была некая лёгкость с налётом трагифарса, то здесь мы имеем бетонную клетку из которой ни режиссёру, ни оператору, ни актёрам вырваться не удалось. А ведь материал позволял надеяться на гораздо лучший результат.

    P.S. В детстве каждое лето наша семья ездила на юг, к морю, и попутно навещала многочисленных родственников — так вот такой заброшенности, и грязи на улицах (увы это факт!) во времена СССР не было. Особенно в таких закрытых городах как Припять, где проживала рабочая элита социализма. Это уже примета нашего времени, о котором по сути и рассказывает фильм «В субботу», и в котором он и остался, и слава богу.

    1 из 10

    5 ноября 2014 | 07:47

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>