всё о любом фильме:

Я видел Дьявола

Akmareul boattda
год
страна
слоган«Зло живет внутри»
режиссерКим Джи-ун
сценарийПак Хун-джон
продюсерХьюн-ву Ким, Ки-юнь Чон, Хюн-чо Иль, ...
операторЛи Мо-гэ
композиторМоуг
художникЧо Хва-сон, Квон Ю-джин
монтажНам На-ён
жанр триллер, драма, криминал, ... слова
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Франция  11.2 тыс.,    Россия  2 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время141 мин. / 02:21
Маньяк жестоко убил и расчленил дочь полицейского чиновника в отставке. Девушка была невестой спецагента Су-хёна, и он это просто так не оставит. Су-хён проверяет всех психов, кто стоит на учёте в полиции, и быстро находит нужного. Но не спешит тащить его в полицию. У него свой план мести.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
80%
64 + 16 = 80
7.1
в России
2 + 1 = 3
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Съемки проходили в Мок-дон, окрестностях Сеула, Южная Корея.
    • Сценарий фильма нашел и предложил режиссеру актер Чхве Мин Сик, исполнивший одну из главных ролей.
    • Рабочее название фильма «Я видел дьявола» — «Субтропики» (Ayeoldae).
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 251 пост в Блогосфере>

    ещё случайные

    Посмотрел корейский художественный фильм Я Видел Дьявола. Мне его прорекламировали как фильм ужасов в типичном азиатском стиле. Оказалось, что это вовсе не horror movie, а криминальный триллер. Один мой товарищ сказал, что фильм мерзотный местами. Второй товарищ сказал, что фильм, конечно, неплохой, но корейцы — люди на всю голову [censored].

    Возникала постоянная проблема с субтитрами. Фильмы я всегда смотрю в оригинале, а если оригинальный язык мне не знаком, то подбираю английские субтитры. Делаю так по одной причине: в большинстве случаев наши переводы, что дубляж, что субтитры, делаются не с оригинала, а с английский субтитров. То есть, сначала англоязычные переводчики делают свою работу, а потом — наши. В результате, получается игра в плохой телефон.

    Есть две версии фильма, покороче и подлиннее, поэтому субтитры вечно рассихронизовывались с видеорядом. В результате, треть фильма посмотрел с одним англоязычным файлом, вторую треть с русской дорожкой поверх корейской, а третью треть — с другим англоязычным файлом. Любопытно, что англоговорящие корейскую нецензурную брань переводят своей нецензурной бранью. Ну, а у нас — как обычно, всё очень цивильно и прилично.

    Сюжет такой. У полицейского убивают невесту. Убивают так, что он потом в реке находит её голову. Он решает не ждать полицейского расследования и, отойдя от рабочих дел якобы пережить горе, начинает искать убийцу сам. Убийцу находит, но вместо того, чтобы просто его убить, придумывает довольно оригинальный способ ему отомстить.

    Фильм, действительно, мерзоватый местами. Действительно, есть сцены насилия, сцены попыток изнасилования и так далее. Но дело вовсе не в том, насколько он мерзкий, страшный и при этом длинный, а дело всё в том, что он невыносимо грустный. Впечатление производит крайне тягостное и, пустив титры на логическом конце, оставляет кинозрителя с некоей пустотой и горечью.

    Снимают корейцы хорошо и сценарии писать умеют пошибче наших современных кинематографистов, но фильмы у них зачастую совсем уж упадочнические. Смотреть только с чёткой морально-психической подготовкой.

    7 из 10

    13 ноября 2012 | 12:54

    После убийства своей беременной невесты, специальный агент берет отпуск и начинает выслеживать убийцу. Он следует за маньяком по пятам, с твердым намерением отомстить. Но чтобы победить жестокого убийцу-психопата, нужно самому стать таким же.

    Известный корейский режиссер Ким Чжи-ун, который два года назад сделал удачную пародию на вестерн («Хороший, плохой, долбанутый»), возвращается к триллеру. Наблюдается новая попытка эстетизировать жестокость, а так же, внести максимальное разнообразие в жанровую динамику. Так, одним, главным маньяком дело не ограничится, и в итоге, на весь фильм их наберется пять (!), включая одного людоеда. К обязательному оружию каждого корейского психопата — молотку, добавляются серп, ржавая труба и набор маленьких гвоздей. Жестокость в корейских триллерах, обретает все новые формы, насилие — новые способы, откровенно играя на зрителя, стараясь вызвать одновременно отвращение, саспенс и смех.

    Тем не менее, откинув в сторону большинство жанровые клише, фильм выглядит на редкость сбалансированным. Главными составляющими у Ким Чжи-уна являются ярость и экшен, интрига и драма, кровь и слезы, страдания и обилие черного юмора, сентиментальность и здоровый цинизм, причем, именно в этом сочетании. Плюс, противостояние двух звезд корейского кино: бесстрашного мстителя (стильный Ли Бон Хон) и безумного маньяка (всем известный по «Олдбою» актер Чхве Мин Сик).

    Единственный общий недостаток, после всех предыдущих корейских фильмах о мести, «Я видел дьявола», выглядит самым радикальным, и возможно, самым запоздалым. Если бы Ким Чжи-ун, выпустил этот фильм году так 2006, то он, возможно, мог бы составить конкуренцию, скажем «Олдбою». А так, после схожих «Воспоминаний об убийстве» Бон Джун-хо и «Преследователя» Хонг-джин На, новый авторский триллер плетется в хвосте волны, пик которой миновал вместе с фильмом «Сочувствие госпоже месть» в 2005 году. Получается так, что в «Дьяволе» есть почти все, плюс он очень красиво снят и очень талантливо поставлен (а бюджет картины отнюдь не огромный), но, на фоне «трилогии мести» того же Пак Чхан-ука, этой картине недостает самого нужного — оригинальности.

    28 июля 2011 | 19:17

    Неизвестно, как бы сложилась судьба Южной Кореи, если бы не советско-американское соглашение летом 1945 года. Перейдя тогда под юрисдикцию США, Корея хоть и пережила немало государственных переворотов за полвека, но к началу XXI столетия достигла значительных высот в различных сферах человеческой мысли в отличие от своего стагнирующего северного соседа. Кинематограф не стал исключением: наделавшие немало фестивального шума «Олдбой» и «Сочувствие госпоже Месть» сделали Южную Корею флагманом азиатского рынка. Роль преданного последователя Пак Чхан Ука, менестреля праведной кары, в 2010 году сыграли Ким Чжи Ун и его лента «Я видел Дьявола».

    Тихая зимняя ночь, безлюдная занесенная снегом трасса, леди, трогательно прислушивающаяся к романтичной песне в исполнении возлюбленного в телефонной трубке, странный незнакомец, навязывающий никчемную помощь… Не надо быть Хичкоком, чтобы догадаться — вскоре сугробы перестанут быть девственно белоснежными. Жестокое по своей бесчеловечности и безразличию убийство девушки стало для сюжета картины таким же маховиком, аккумулирующим напряжение, как расправа над королевой Мин в 1895 году для политики страны. Раны на сердцах близких ничем не затянуть, иные смиренные, как отец жертвы, понимают это. Но оглушенный горем жених будет лелеять единственное, что осталось в память о любимой — желание отомстить негодяю и причинить ему такую же нестерпимую боль, какую тот заставил испытать ее. Так начинается для главных героев — специального агента Ким Су-Хена и серийного убийцы Киунг Чула — бесконечная игра в кошки-мышки, где стороны будут периодически меняться местами, а некоторые и вовсе терять свое лицо.

    У пути, который избрал Су-Хен, есть отчетливое начало, но нет конца. Он изо всех сил стремится навредить Чулу, выместить накопившуюся злость, выворачивая суставы, отрезая ступни… и вновь отпуская того на свободу дабы дать надежду на спасение, а следом снова поймать за хвост. Кажется, Каратель не чувствует боли, недаром камера берет крупным планом нож, врезающийся в его ладонь и кровь, сочащуюся из раны. Может, наоборот, он даже рад ей, так как хотя бы на секунду ощущает то, через что прошла его невеста. Как бы ни старался палач предстать в этом сражении охотником, настоящая опасность для окружающих исходит от приговоренного. Ведь главная ошибка азиатского заббана в том, что он применяет к своему противнику мерило общих эмоциональных установок. На беду он не видит перед собой акулу, которой чужды простые человеческие ощущения. Каждое следующее освобождение приводит не к поиску безопасного логова, а к новым несчастным, попавшим под его озлобленный кулак или хладнокровную кирку. Каждое действие рождает противодействие, а не раскаяние и мольбы о пощаде, потому что Куинг Чул просто не способен вкусить эту гамму чувств. Поэтому вендетта главного героя никогда не достигнет своей цели. Все, что останется ему в конце, беззвучно плакать по утраченным иллюзиям и лжи самому себе о причинах своего Крестового похода. За что мстил Су-Хен: за гибель невесты или за то, что Куинг Чул лишил его счастья, и мстил ли агент вовсе?

    Быть может, героем двигало не желание искупить гибель любимой кровью, а муки совести за то, что он, лицо, наделенное силой и властью, не уберег и не защитил. Вот и реконструирует он с каждой выходкой маньяка место преступления, надеясь, что в этот раз успеет и сможет предотвратить губительный исход, тем самым загладит вину, если не перед Нею, то хотя бы перед такими же беззащитными девушками как Она. Постепенно благородный Ультор корейской сборки, опьяненный запахом человеческой крови, и вовсе забывает о первоначальной причине охоты, которая превращается для него в «вещь в себе», самоцель. Один из героев саркастически замечает: «Месть бывает только в кино». Но не только жажда праведного гнева находит свою отдушину в иллюзорном мире кинопленки. Лишь там встречается высокоинтеллектуальное злодейство. Но у Ким Чжи Уна оно не принимает форму утонченного профессора за обеденным столом или мифического линчевского БОБа. Оно настолько тривиально, что является на свет Божий хамовитым водителем микроавтобуса или мослатым бородачом в замызганном комбинезоне. Они сущие дьяволы, берущие желаемое грубой силой с ледяной уверенностью, что жертвы дарованы им самим мирозданием. В тесном сплетении банальности и потери внутреннего ориентира и состоит потайной ужас картины. Он выражен не в галлонах пролитой крови, а в том, с какой обыденностью истребляется женский род, поедается как тыква на Хэллоуин человеческая плоть, режутся на тонки ремни натянутые сухожилия, а ангел мщения становится падшим.

    Культ насилия здесь возведен в абсолют, и оператор — главный адепт этого культа. Камера не отъезжает стыдливо в особо R-ные моменты, наоборот, она фокусируется на происходящем. Она принимает такие крупные планы, что можно разглядеть пузырьки пульсирующей из артерии живительной влаги. В сцене массовой резни в такси камера невесомо летает по кругу, словно предлагая узреть красоту каждой нанесенной раны. Аудитория отнюдь не против инфернальной кровавой бани. Словно кучка падких до сенсаций акул пера, хищно взирающих на отрубленную голову, зритель вспоминает о генетическом коде и, как толпа простолюдинов алкала гильотинированного Людовика XVI в 1793 году, так же пристально вглядывается в реки водопроводной крови. Ведь публика предпочитает увидеть только безмерное гиперболизированное насилие ради насилия, а не глубины человеческой души, куда скромный обыватель раз и навсегда решил для себя никогда не заглядывать.

    25 августа 2013 | 11:34

    Раньше в корейском кинематографе за тему мести отвечал Пак Чхан-Ук — автор легендарного «Олдбоя», «Сочувствия Господину Месть» и «Сучувствия Госпоже Месть». Теперь эстафету кажется перехватывает Ким Чжи Ун со своим фильмом «Я видел Дьявола».

    Маньяк убивает невесту спецагента полиции Ким Су-Хена, после чего в его сердце вызревает то самое, столь манящее корейских режиссеров слово: месть. Месть! Месть… Месть? Распробуйте вкус.

    Режиссер Ким Чжи Ун подает месть горячей, с красивым, по-голливудски вылизанным визуальным рядом, с хлопушками и феервеками, со стильной операторской работой, с чудесными-расчудесными ракурсами, и прекрасной-распрекрасной актерской игрой. Сцены насилия кажется сняты с такой любовью и вниманием к деталям, что сцена избиения человека гантелей вызывает восторг.

    «Я видел Дьявола» это тот фильм в котором можно увидеть ненависть во всей ее красе. Как там было в трейлере? «Зло живет внутри»? Кажется, что вся проблематика к Ким Чжи Уну тоже перешла от Пак Чхан-Ука(режиссер Олдбоя), а под проблематикой подразумевается вопрос: «Есть ли смысл в мести, раз она не может ничего исправить?». Однако при схожей с Пак Чхан-Уком проблематике Ким Чжи Ун демонстрирует совершенно другой подход к кино. Во-первых фильму «Я видел Дьявола» совсем не присуще мистическое видение мира, столь характерное для корейского кино, здесь нет ни символизма, ни долгих пейзажных кадров, настраивающих зрителя на размышления об одиночестве и смысле жизни. «Я видел Дьявола» по духу даже в чем-то близок американским блокбастерам с их неуемным экшеном и героями-суперменами.

    Однако, сценарий фильма заставляет сделать рецензию серой, а не зеленой. Превращение главного героя из человека в безжалостное, одержимое местью чудовище было показано довольно нелогично. Кажется очень сомнительным, что мужчина, который еще вчера так трогательно заботился о жене на следующий же день разрабатывает план жестокой бесчеловечной мести, а видя страдания своей жертвы не выказывает и грамма сострадания. Во-вторых в сюжете куча белых пятен и несостыковок. Часто приходится задаваться вопросами: «как это могло случится?» или «да что это за нафиг?. Так что впечатление от фильма остается довольно смешанное.

    7 из 10

    14 июля 2012 | 02:03

    Южная Корея продолжает волновать.

    Красивый и кровавый брутал от автора дико прекрасной «Истории двух сестер» Ким Чжи Уна до невозможности размывает границы между Добром и Злом. По правде говоря, слово «добро» можно употребить относительно данного фильма лишь в самом его начале, а ближе к финалу и вовсе забываешь это понятие.

    Напряженный психологический поединок, фильм-погоня о мести в виде хвоста-отрезаемого-по-кусочкам. И чем дальше, тем песику больнее.

    Неубиваемый олдбой-извращенец (замечательный Мин-Сик Чои!) против поджарого и безупречного, словно пантера, полицейского. Мегамозг против мегамозга.

    И концовка. У которой был отличный шанс приблизить фильм по уровню к «Олдбою». Но нет…Тронуло — да, но сердцу так хотелось рвануть в пятки!

    7 из 10

    20 сентября 2011 | 00:01

    Тема мести является одной из наиболее популярных и успешных тем в кинематографе. особенно тут надо выделить корейские фильмы, особенно трилогию о мести пак Чхан Ука и «Я видел дьявола», о котором и будет идти речь в моем обзоре.

    Ким Чжи Ун очень разносторонний режиссер. Среди его работ, просмотренных мной. особенно хочется выделить «Горечь и сладость». В том фильме на протяжении двух часов постоянно сменялся жанр — от детектива до криминального боевика, от неплохой черной комедии до любовной истории. В этом же фильме направление жанра взято очень даже точно — жестокая драма о мести с элементами откровенной жести.

    Зачин истории не оригинален — у главного героя очень жестко убивает жену маньяк, Чан Гён Чхоль. Главный герой, спецагент Ким Су-Хен, разумеется, планирует отомстить. В этот момент большинство зрителей наверное подумали, что их ждет типичный фильм о мести полицейского. Но не тут-то было — арестовать или просто убить маньяка — слишком просто по мнению Кима. Он решает начать смертельную игру с жестоким убийцей. Главная цель — заставить маньяка страдать больше и сильнее, чем страдала погибшая девушка. С каждой минутой этого противостояния уровень жестокости повышается, а главный герой все больше превращается в зверя.

    Фильмы Ким Чжи Уна славятся своими яркими персонажами. Этот фильм — не исключение, хотя почти два с половиной часа ушли на раскрытие, по сути. двух образов.

    Главный герой — спецагент Ким Су-Хен, в исполнении талантливого Ли Бен Хона, жил спокойной и счастливой жизнью до убийства жены. после трагедии он резко изменяется. Его мотивы — отомстить — понятны зрителю, однако сама месть отворачивает этого персонажа от зрителя. Ким решил. что он почти ангел мести, и может решать судьбы других людей. ему безразлично на то. что страдают другие, часто невинные люди. Эгоизм, самоуверенность и маниакальность Су-хена

    отталкивают. Однако, в конце, он чувствует раскаяние и его снова становится жалко.

    Главный антигерой — маньяк Чан Гён Чхоль. Невероятно жесток и надо признать, в тоже время, очень харизматичен. Очень большая заслуга в этом актера Чхве Мин Сика. Образ его героя одновременно и отталкивает, и притягивает. Но нужно помнить. что Чхоль — животное. Он так и не раскаивается в своих злодеяниях.

    Нужно также отметить великолепную режиссуру. Поставлено так, что от фильма не оторваться, несмотря на большую продолжительность. Отличная музыка Моуга позволяет еще больше прочувствовать драматичность происходящего. Концовка и последние минут сорок гениальны и напряжены до предела.

    Концовка и последние минут сорок гениальны и поучительны. По моему скромному мнению этот фильм — один из лучших фильмов о мести. Месть не приносит счастья, а приносит лишь разрушение. Всем кто с этим не согласен, советую посмотреть этот фильм.

    10 из 10

    11 января 2014 | 15:30

    Снег хлопьями, приятная гитарная музыка, тёплый салон автомобиля, глазами водителя мы видим ночные пейзажи, два забавно-детских подсвеченных ангельских крылышка, но видим мы их глазами Зверя, того самого Зверя, который в названии, который за рулем машины и символ которого, по некоторым христианским писаниям — 666, он вышел на охоту. Так начинается самый бескомпромиссный, жестоко натуралистичный триллер года.

    Очередной жертвой серийного маньяка-насильника, убийцы Чана Гён Чхоль (актёр Чои Мин Сик, получивший широкую известность после главной роли в «Олдбое» Чхана Ук Пака, также он знаком нам по роли в «Шири» реж. Чже-гю Кенг, по роли дяди в «Тихой семье» того же Кима Джии Вуна) становится возлюбленная сотрудника спец. Служб, в исполнении Хона Бён Ли (известного нам по «Объединенной зоне безопасности», «Снято» Чхана Ук Парка, «Я прихожу с дождём» с Джошем Хартнетом в главной роли, «Броску кобры» Стивена Соммерса и трём последним картинам Кима Джии Вуна — «Горечь и сладость», «Хороший, плохой, долбанутый», «Я видел дьявола»), ожидающая ребёнка. Психопат жестоко убивает её, затем расчленяет тело, и избавляется от останков где-то в сельской местности. Детишки случайно находят ухо бедной девушки, затем в результате поисковых мероприятий, полиция находит отрубленную голову, которая по злой иронии судьбы, и воле беспощадного автора сценария (того же Кима Джии Вуна), падает к ногам любимого мужчины жертвы, вследствие неуклюжих действий полицейского и окружающей суматохи. Таков зачин.

    В итоге перед нами картина талантливейшего южнокорейского режиссёра Кима Джии Вуна. Картина в условном жанре «триллера-перевёртыша». Если бы я работал в какой-нибудь госструктуре, я бы упомянул применительно к фильму слова «инновация» и «модернизация», после их звучания удостоился бы шквала аплодисментов, боже упаси. Итак, каноны триллера нахально и самоуверенно разрушены, мы с самого начала знаем, кто убийца, и не наблюдаем хитроумной игры в кошки-мышки, полицейского и маньяка, наподобие классических итальянских джалло Дарио Ардженто. Более того, маньяк сам превращается в жертву, не совсем беззащитную, но жертву подготовленного, спокойного агента спец. Служб (слово «хладнокровный» достаточно ёмко характеризует суть образа), у которого нет никаких ограничителей, исключая совесть. Агент будет методично преследовать Зверя, нагонять, и от раза к разу всё с большим садизмом калечить его. Этот антиманьяк преследует одну цель, чтобы тот, кто питался болью и страхом своих жертв, сам почувствовал то, что переживали мучимые и убитые, но он хочет усилить эти муки, возвести их в трёхкратную степень. Антиманьяк превращается в орудие высшей справедливости, средоточие мести, Ангелом мщения для этого Дьявола.

    Нарушаются все жанровые табу касаемо показа насилия на экране, тут тебе членовредительство «в особо крупных размерах», причём особый акцент сделаю на первый корень, корень «член», разбивание в мясо, снятое крупным планом, разводным гаечным ключом детородного органа одного из маньяков в фильме, иначе не назовешь. А маньяков в фильме будет целая россыпь, я б даже сказал созвездие, под предводительством гениального Чои Мин Сика, и будут крошиться они, разрываться, резаться, насиловаться сексуально, к сожалению, не обойдётся без невинных жертв. По началу фильма режиссёр относительно жалеет зрителя, не шокируя неустойчивую психику, неуместными крупными планами отрубания конечностей, но по мере того как у Гён Чхоля всё больше сносит крышу от запаха страха и крови, и самой атмосферы безумия, в которую он втягивается, которую он же и синтезирует, маньяк становится средоточием зла и рационального сумасшествия.

    Во второй части картины, имеется в виду хронометраж, эта психологическая атмосфера сумасшествия выплёскивается на экран инородными предметами, входящими в людскую плоть, струями крови, вырывающимися из тела как новое нефтерождение, хрустом костей и животными половыми актами. Это скорее напоминает слэш творения Александра Ажы, нежели классический триллер в духе «Семи» Девида Финчера или «Молчания ягнят» Джонотана Демме. Ким Джии Вун создал мир населенный всевозможными маньяками, которые охотятся друг на друга, параллельно на простых обывателей, где обыватели выглядят аномалией, а психи — нормой.

    Не могу обойти стороной ставшее уже каноническим сравнение Кима Джии Вуна со своим южнокорейским коллегой Чханом Ук Парком. Конечно можно, при желании, поставить этот фильм в один ряд с трилогией «Мести» Парка, но я скорее стал бы сравнивать их, учитывая степень талантливости этих режиссёров, уровень эмоционального воздействия картин и похожую тематику. Различие — стили повествования. Картина Джии Вуна получилась более мрачная, черная и жестокая. 70% экранного времени происходят в тёмное время суток, тем самым, используя иррациональный страх зрителя-человека перед тьмой ночи. Именно с ночью ассоциируется, на уровне подсознания, всё низкое в человеке, которое прячется внутри нас при солнечном свете, и выбирается наружу с наступлением сумерек. Эти страхи преобразовывались, высвобождались у человечества в рассказах об оборотнях, вервульфах и тд.

    Режиссёр умело выстраивает пространство фильма, используя доисторические страхи людей. Джии Вун создает атмосферу страха, но не методами современных голливудских страшилок, резким монтажом, звуковым напряжением, раздражением зрителя, псевдотомительными паузами, он действует цинично и нахально, эстетизируя насилие, шокируя натурализмом, нагнетая психологический градус актёрской игры до полного безумия и анормальности. В то же время режиссёр умело манипулирует чувствами зрителя, показывая беззащитность жертв, демонстрируя насилие над невинными людьми в несколько другой манере, т. е. умело заменяя натурализм, как в случае с маньяками, на намёки на насилие, тем самым абсолютно точно расставляя акценты над своей авторской позицией и направляя мнение зрителя в нужное русло.

    Картина предстаёт перед нами этаким крестовым походом против нечисти, в котором любые средства оправдываются целью. Зло истребляется, срубается под корень. Но разве не насилие порождает насилие, а зло порождает зло?

    10 из 10

    3 февраля 2011 | 16:10

    Прошло уже, наверное, больше месяца с тех пор, как я посмотрела этот фильм, но я до сих пор под впечатлением, и, как ни странно, приятным. Тематика картины не располагает к такому результату, однако режиссёр оказался гением.

    Начало типичное — сразу возникает неприязнь к отрицательному герою, маньяку. Заранее настраиваешься смотреть на экран с гримасой отвращения — то, что там происходит по идее должно ужасать. Но… где-то чуть раньше середины фильма непостижимым образом начинаешь симпатизировать этому самому убийце и садисту! Сюжет превращается в череду неординарных приключений, он чем-то напоминает страшную сказку… И ты вдруг понимаешь, что… тебе весело! И даже кровавые реалистичные подробности воспринимаешь не тяжело, они не портят восприятие, а придают ему остроту. В фильме, который сам по себе ну очень суров, присутствует хороший, качественный юмор. Помимо этого к плюсам можно отнести полное отсутствие шаблонов, однозначно новый и нестандартный сюжет, много неожиданных интересных поворотов.

    Дело не в том, что я — кровожадное чудовище с расстройством психики. Просто, мне кажется, эта картина не совсем про маньяков. Это утрированное представление о реальной жизни, где человек человеку волк. Не ударишь первым — сам получишь. Не станешь «убийцей» — превратишься в жертву. Там, на экране прямо-таки красной нитью проходит это деление персонажей на агрессоров и жертв, третьего варианта нам не показывают, его нет.

    Я однозначно советую этот фильм к просмотру разумным людям с окрепшей психикой, которые понимают, что суть искусства — не перенос реальности на экран, а гипертрофия некоторых её аспектов, иносказание с целью выразить главную идею.

    Надеюсь, я смогла понять её правильно.

    21 марта 2012 | 19:17

    Не думаю, что стоит писать здесь о сюжете, ибо это не так сложно, как прочитать описание или посмотреть трейлер. не смотрел до этого я эталоны корейского кино и как таковым любителем их кинематографа не являюсь. но вот не задача — данный фильм действительно поражает. и это в буквальном смысле, извините меня, плевок в штампованные голливудские триллеры.

    Для начала хотелось отметить, что главных персонажей здесь двое. верно, один бед, второй гуд(по идее). очень, просто ОЧЕНЬ я благодарен создателям и.. ах да — Мин-Сик Чои — за великолепного и отвратительного героя. давно нас не радовали таким до ужаса «больным ублюдком». его герой с самого начала притягивает к себе своей больной природой. не могу сказать, плюс-ли или минус, что в картине не охватывается его прошлое, но по сути такой уж большой роли это не играет.

    Сама тема фильма, месть, показана в нестандартном виде. герой на протяжение всего фильма ловит, избивает, отпускает и т. д. свою жертву. местами он выглядит чертовски непобедимым. но не суть. главное, на мой взгляд и Вы вправе не согласиться, всё же беспомощность. да, именно это мимолётом проскальзывает в лицах всех героев, за исключением психопатов(но об этом чуть ниже). как отомстить человеку, который им перестал быть? не знающий страха, боли и являющийся в своём роде бездушным существом? смерть, для потерявшего жену героя, слишком дешёвая месть. помогла его невероятная изобретательность, — Привет «Пила»!

    Маньяки. они здесь скрываются везде, как впрочем и в жизни. отдельно хочется сказать о моменте в такси. это просто нечто. трое зверей в одной кормушке и каждый друг против друга. природу таковых людей понять сложно. и у каждого своя, специфическая история. хотя некоторые моменты, как например с поиском тела погибшей, лично меня вывернуло не меньше самих деяний маньяков. здесь мы не далеко ушли от них. зеваки, фотографы, журналисты — мы все являемся, в наше ушибленное время, своеобразными участниками всего этого безобразия, лишь за одним исключение — если преступники совершают зло в силу своей больной психики, то для нас, вроде ещё сохранивших рассудок, это уже обыденное дело услышать или увидеть что-то подобно; а в некоторых случаях и способ зашибить денег(приношу извинения за ни кому ни нужное нравоучение)

    Так вот, что же получается — дуэль двух героев, один из которых мстит за своих близких на чужой территории, перешагнув тем самым черту, делящую мир на добро и зло(хотя эта линия уже давно стёрлась).

    7 из 10

    Спасибо Корее Южной!

    2 августа 2011 | 02:50

    Вообще азиатское отношение к насилию иногда вводит в неподдельный ступор, уж очень оно порой показано… эстетично (совершенно, казалось бы, неуместный здесь эпитет). Вот и южнокорейское кино Я видел Дьявола во многом развивает эту мысль.

    Обычный день шёл своим размеренным темпом, до тех пор пока Ким Су Хён не узнаёт о том, что произошло с его невестой, с которой он разговаривал несколько часов назад. С этого момента первоклассного полицейского будто подменяют: наш герой берёт отпуск за свой счёт, для того чтобы лично отыскать и как следует отомстить убийце. После того как цель оказывается обнаруженной, Су Хён не успокаивается — ему недостаточно просто позволить погибнуть преступнику, этот процесс должен быть как можно более длительным и мучительным для несчастного маньяка.

    Олицетворение порядка заставляет пройти убийцу, безусловно виновного в своих злодеяниях, через худшие (и последние) минуты жизни его жертв. Факт вины является здесь слабым оправданием поступков протагониста, из-за эгоизма которого гибнет ещё несколько ни в чём неповинных людей, а ведь этих смертей можно было бы с лёгкостью избежать, наказав маньяка-извращенца прямо на месте (пусть и прибегнув к высшей мере).

    Видимо, режиссёр картины (Ким Чжи Ун) хотел сказать, что добро и зло — весьма условные понятия: добро не может опустить кулаки, если не хочет проиграть; зло — жестоко, но в нём гораздо меньше лицемерия, характерного для персонажей, озабоченных отношениями с коллегами/семьёй и другими окружающими людьми.

    Я видел Дьявола — сильная работа, почти гарантированно приковывающая зрителя к экрану накалом страстей и проработанной сюжетной линией. Однако, кинолента, на мой взгляд, получилась всё же слегка затянутой — 140 минут многовато, 2 часа составили бы идеальную продолжительность.

    8 из 10

    8 декабря 2013 | 20:24

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>