всё о любом фильме:

К чуду

To the Wonder
год
страна
слоган-
режиссерТерренс Малик
сценарийТерренс Малик
продюсерНиколас Гонда, Сара Грин, Глен Баснер, ...
операторЭммануэль Любецки
композиторХанан Тауншенд
художникДжек Фиск, Дэвид Крэнк, Жаклин Уэст, ...
монтажА.Дж. Эдвардс, Кит Фраэс, Шэйн Хазен, ...
жанр драма, мелодрама, ... слова
сборы в США
сборы в России
зрители
Бразилия  47 тыс.,    Испания  34.1 тыс.,    Россия  32.6 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время112 мин. / 01:52
Номинации (1):
После посещения Мон-Сент-Мишеля Марина и Нил возвращаются в Оклахому, где начинаются проблемы. Нил заводит роман с Джейн, а Марина изменяет мужу с Чарли. Оба — и Нил, и Марина — просят наставлений у отца Куинтаны, священника, который сам страдает от невозможности жить собственной жизнью из-за постоянного погружения в жизни своих прихожан…
Рейтинг фильма
IMDb: 5.90 (21 196)
ожидание: 91% (4934)
Рейтинг кинокритиков
в мире
45%
70 + 85 = 155
5.7
в России
72%
21 + 8 = 29
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Первоначально планировалось, что в фильме будет играть Кристиан Бэйл, но по неизвестным причинам он выбыл из проекта, и его заменил Бен Аффлек.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 1305 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Получивший в 2011 году «Золотую пальмовую ветвь», Терренс Малик решил и дальше заниматься поиском новый кинематографических выражений, с помощью которых в будущем можно будет открыть целый жанр. Если «Древо жизни» можно было считать своеобразной экранизацией библейской заповеди: «Возлюби ближнего своего, как самого себя», то «К чуду» — это ничто иное, как грустная валентинка, на которой выбито чуть ли не самое банальное пожелание: «Люби и будь любим». Малик не из тех режиссеров, который будет умышленно рекламировать положительные стороны человеческих взаимоотношений, поэтому его новый фильм о тех людях, которые в социальной сети привыкли писать: «Все сложно», охарактеризовывая таким образом свое непростое семейное положение. В своем новом фильме, режиссер отыскал место всего для четырех персонажей: Марины (Ольга Куриленко) — одинокой женщины с ребенком, которая кажется нашла новую любовь; Нила (Бен Аффлек) — флегматичного мужчины, который боится каких-либо изменений в личной жизни; Джейн (Рэйчел МакАдамс) — женщины, которая мечтает заново полюбить; Куинтаны (Хавьер Бардем) — святого отца, который поддает сомнению целебный эффект проповедуемой веры.

    Чтобы сделать эпическое полотно, Малику не нужен гигантский бюджет, договора аренды с городскими властями крупнейших мегаполисов и огромное количество жестких дисков, которые под завязку забьются компьютерной графикой. Всю масштабность постановки автор донесет зрителям через сильное эмоциональное состояние своих персонажей, которые привыкли мыслить глобально. Вместо диалогов — внутренние монологи, которые при помощи изысканной череды кадров (тут уж постарался Эммануэль Любецки) и угрюмо-философского музыкального сопровождения (огромное спасибо Ханану Тауншенду) пытаются продвинуть To the Wonder в лигу трансцендентного кино. Жаль только в этой лиге ограниченное количество мест, а последний билетик на экспресс: «Очевидное-невероятное» был два года назад куплен «Древом жизни», который надо сказать мало чем отличался от стандартного контента телеканала Discovery, ну разве что наличием первоклассных актеров (Питт, Честейн, Пенн), которые с умным выражением лица весь фильм пытались походить на древнегреческих мыслителей. Благодаря монтажным ножницам многие первоначально заявленные актеры (Рейчел Вайс, Майкл Шин, Аманда Пит, Джессика Честейн, Барри Пеппер) не сумели дожить до финальной версии нового фильма Малика, а это как не крути нанесло ущерб повествовательной части, ведь сам фильм в большей степени напоминает 110-минутный трейлер к тридцатичасовому материалу. Хотя если проанализировать сюжетную информативность, то окажется, что нам втюхали даже не трейлер, а тизер, который ни на йоту не приближает нас к содержательной части. Видеоряд изобилует какими-то полунамеками, то есть при желании конечно можно догадаться, что «К чуду» — это кино о любви, ненависти, прощении и вере, вот только мне кажется далеко не каждый зритель захочет брать на себя функции адвоката, чтобы оправдывать пускай и уважаемого, но все-таки совершившего кинематографическое преступление человека.

    To the Wonder — это не пропатченное «Древо жизни», а всего лишь его микродополнение. Ольга Куриленко небезуспешно пытается доказать Голливуду свою профпригодность, а вот персонаж Бена Аффлека благодаря чудаковатому монтажу превратился в высохшее молчаливое дерево, которое постоянно передвигается из пункта А в пункт Б.

    5 из 10

    5 мая 2013 | 19:18

    Хочется написать о творении Терранса Малика «К чуду». Убила я на этот фильм 2 часа и не поленюсь потратить еще час, чтобы рассказать вам об этом «чуде».

    Изначально данный фильм заинтересовал меня по нескольким причинам: своим трейлером, который был наполнен красотой операторской съемки, красивыми людьми (Беном Аффлеком, Ольгой Куриленко и Рейчел МакАдамс), красивыми фразами о любви и жизни. И самим режиссером и сценаристом собственного фильма Терренсом Маликом, который мне запомнился по своей хорошей картине 70-х годов «Пустоши».

    По ходу картины я понимаю что перед нами два главных героя: француженка русского происхождения Марина (Куриленко) и американец Нил (Аффлек). Они во Франции, где живет Марина. Ездят по красивым местам, дурачатся, воркуют, в общем влюблены. Диалогов как таковых нет, герои практически не общаются, по большому счету идет монолог Марины на тему как она любит, жить не может без Нила и что готова ради него на всё.

    Нил привозит Марину, у которой кстати есть дочь Татьяна, в страну кока-колы, эмигрантов и Рональда МакДональда, т. е. к себе на родину. У Нила там свой холостяцкий дом, к которому не прикоснулась женская рука. И вот Марина, не облагораживая гнездышко, не работая, днями напролет носится по комнатам и близлежащим полям в танце.

    К тому же, у Марины и её дочери заканчивается виза, отношения рушатся, а Татьяне абсолютно не нравится страна, новая школа и вообще она хочет вернуться домой.

    На этом я выключила фильм, потому что не могла больше вытерпеть эти сцены. Единственное, что держало внимание — красивые виды, но блин, я же не смотрю клип, я смотрю фильм! Пустая конфета в красивой обертке разочаровывала.

    Но ожидая увидеть появление одной из своих любимых актрис Рейчел МакАдамс, я все же собрала силу в кулак и продолжила просмотр на следующий день. В общем, спровадив свою французскую подругу, Нил встречает старую знакомую Джейн (МакАдамс), у нее конечно и своих проблем выше крыше, но она приземленнее и понятнее для Нила (и для всех нас). У них начинаются отношения. Хотя герой время от времени вспоминает о своей заграничной любви. А Марина тем временем скатывается в огромную яму дипрессии в Париже. Танцы и ничегониделание заменились угрюмыми прогулками по городу целыми днями напролет. Она сплавила дочь к её отцу и вообще вся раскисла.

    Дальше уж не буду рассказывать сюжет… А был ли он вообще?

    Помимо всего прочего две вещи в фильме мне остались совершенно непонятны: зачем показывать какую-то экологическую работу Нила? Ну ходит он там что-то, расспрашивает жителей, потом в грязи копается, к чему? И герой-священник Хавьера Бардема? Он тоже все ходит к разным заблудшим душам, пытается им помочь и общаться с Богом, хотя с трудом разбирается в себе. И вообще вся эта привязка любовной парочки Марины и Нила к священнику и религиозной теме.

    Фильм я смотрела в 4 захода, лишь бы довести его до конца. Но это было тяжело.

    Я понимаю, что у Малика свой особый способ создания фильмов и работе с актерами. Суть способа проста — импровизация. Но черт возьми, фильм К чуду это просто искусство ради искусства.

    Очень бездушная картина. Казалось бы импровизация, но возникает чувство, что всё притянуто за уши, а монологи надуманы и кажутся потоком каких-то претенциозных псевдофилософских цитат. «Любовь, что любит нас — спасибо». «Где мы, когда мы будем там?». «Удалить наши души твоим духом и жизнью, настолько, чтоб наши жизни были просто отражением твоей.» Будто автор пытался добиться четковыстреленных фраз, которые берут за живое и показывают истинную истину. Но увы, неа, Терранс, не цепляет вообще…

    Либо я не умею читать между строк (что касается фильма в целом). Но не могут же столько людей и добрая половина критиков ошибочно сходится в едином мнении, что фильм провальный и ничего из себя не представляющий.

    Хочется разбить двухчасовой фильм на десятки десятиминутных роликов и наложить музыку, чтобы он стал смотрибельнее.

    Тем не менее К Чуду — это тоже труд и элемент искусства, а значит имеет право на существование. Но он не подтвердил мои ожидания, а только загубил их. Поэтому — нет!

    1 из 10

    10 января 2016 | 10:04

    Есть фильмы, которые, в первую очередь, предназначены для кинорежиссеров, а не для зрителей. Искусство для искусства. «К чуду», скорее всего, принадлежит именно к этой категории.

    Сюжет в нем далеко не главное. Француженка Марина, с десятилетней дочкой от первого брака, влюбляется в американца Нила и уезжает с ним в Оклахому. Но сам Нил никак не может выбрать между ней и своей первой любовью Джейн, которой очень нужна мужская рука на ее разоряющемся ранчо. Наконец, Марина и Нил становятся мужем и женой, погружаясь в неизбежные проблемы семейной жизни, из которых каждый ищет свой выход. В том числе, обращаясь за наставлениями к отцу Куинтану, который сам страдает из-за постоянного погружения в проблемы прихожан и мучительных поисков Б-га.

    И на все это накладываются фантазии Марины о мальчике, которого она родит от Нила и их будущей жизни, так что порой трудно отличить реальность от вымысла.

    Но происходящее в фильме не столь уж и важно по сравнению с завораживающими кадрами природы, пасущихся зубров, танцующей Марины, прилива в Мон-Сент-Мишеле… Именно они создают «настроение» фильма и остаются в памяти, создавая своеобразное послевкусие, когда окружающий мир начинаешь видеть сквозь призму камеры Терренса Малика.

    Для тех, кто любит арт-хаус.

    8 из 10

    6 апреля 2015 | 20:20

    Поздний Терренс Малика напоминает позднего Льва Толстого. Возможно, поэтому режиссёру теперь достаётся от критиков. Мы тебя признали классиком за одни произведения и думали, что ты будешь продолжать в том же духе, а ты делаешь что-то нам совершенно непонятное. И игнорировать нельзя, раз уж признали, и обругать, как следует, по той же причине, и себя обидеть не хочется.

    Сходство с поздним Толстым можно увидеть ещё и в том, что Малик совершенно отказывается от релятивизма, всяческой относительности ценностей и явлений. Наоборот, он ставит Любовь и Жизнь на абсолютную основу — на основу Бога. Да ещё и напоминает о нашем долженствовании. Так и говорит устами героя Хавьера Бардема: «Вы должны любить». В этих словах — весь фильм.

    Фильм о любви, такой, о которой можно было бы уже забыть в бытующей ныне подмене понятий и «приземлении» и опошлении главных явлений жизни, если бы не такие мастера, как Терренс Малик.

    Рассуждение о явлении «в целом», как в ленте «К Чуду» часто диктует использование «крупных мазков», условности форм и обобщения. От этого, видимо, отталкивался режиссер в подборе актеров. Бен Аффлек, Ольга Куриленко, Рейчел МакАдамс на месте именно в качестве типажей, а не индивидуальных персонажей. Оттого-то они такие неловкие, непутевые, такие же, как все. Исключение здесь — Хавьер Бардем, в силу харизмы, несколько выходящий за рамки типичного образа.

    Оператор исполняет «камерную симфонию для объектива с оркестром», и ни в чём себе не отказывает, ни в палитре, ни в ракурсах, ни в приёмах, что достигает пика в небольшом соло уже под занавес фильма и будто преследует цель зафиксировать в памяти зрители ключевые визуальные настроения ленты.

    Может быть, это не то, что ждали от мастера критики и зрители, но, учитывая, что вектор задаёт художник, а не зритель, это значит, что скорее, — «не то» ждали, чем — «не то» сняли.

    10 июня 2013 | 14:23

    Кино Терренса Малика даже при сюжетной структурности всегда было чем-то аффективным, способным вывернуть зрителю душу практически не пользуясь словами, не разъясняя поставленную фильмом задачу, но показывая ее визуально, наполняя невидимой философской нитью каждую, казалось бы, малозначительную деталь. Это роднило Малика с Михаэлем Ханеке, еще одним манипулятором человеческих чувств.

    Однако, если Ханеке по сей день продолжает оставаться в хорошей физической форме не играя в боженьку, но плавно исследую тему, то Малик просидев без работы десяток лет, внезапно, видимо вспомнив, что он велик, принялся творить, широко и размашисто, да еще и с таким остервенением, что на пятерых режиссеров хватило бы. И если первый, в череде благовестий Малика — «Древо жизни», был принят в основном восторженно, где даже негативные мнения шли фильму на руку (Ведь, как известно если произведение искусства возбуждает спор оно уже, как минимум, не так бесполезно). То «К чуду» же дискуссий не вызывает, несмотря на внешнее сходство с древом чуть более чем во всем.

    Первое, что необходимо учесть, при просмотре фильмов Малика, так это то, что понимать его только разумом, обрабатывая полученную информацию, складывая в уме вывод, значит разрушить магию всего того, что и должно привести вас к чуду, чуду созерцания, постижения, осмысления. Но, увы, при просмотре «Чуда», чуда не происходит, а если и случается, то только в голове самого Малика, который теперь уже не просто говорит, но Вещает (!), и без апломба тут не обходится.

    «Древо жизни» был не менее высокомерен и амбициозен как и последний фильм режиссера, но там был, что называется, «поток чистого кинематографа». Фильм был невероятно вдумчивый и уверенный в своем слове. Вопрос же в том: « Что это было за слово?» Вопрос совеем не обязательный, ибо не было разницы, стоит ли нам принимать философию Малика или нет, художественная сторона фильма от этого бы не пострадала. «К чуду» же совеем другой. И сколько бы мне не говорили, что искусство это нечто неосознанное и логике неподвластное, всегда найдутся методы его осмысления, понимания, умозаключения, в противном случае мы вечно будем говорить об лютом субъективизме.

    Мало того, что технически «К чуду» куда слабее «Древа», (что уже само по себе скорее плохо чем хорошо), так он еще и сыгран излишне манерно и куда менее впечатляюще (актеры, задействованные в фильме, напоминали не живых людей из плоти, но скорее моделей тех самых людей, наделенных не чувствами, но набором стереотипов). Прекрасные виды природы, пшеничные поля, обаятельные бизоны — это все так же замечательно, но для проникновенного опуса одного визуала мало, нужен катарсис которого нет, и никакая музыка тут не поможет.

    Остановившись на сюжете (уж простите меня за мой структурный подход), понимаешь, что и здесь фильм снова бьет мимо кассы и более всего мне непонраву то, что пытаясь сказать очередное тривильное откровение, Малик упорно использует старые методы. Счастливую пару он показывает как счастливую пару, ссору, как ссору, измену как измену, поиск бога, как (вы не поверите) поиск бога. И что же остается на осмысление? Мотивы и поступки? Текст за кадром? Глубокие психологические отношения? Но, опять же банально, и топорно, и сколько бы Малик не прикрывался визуальным решением глубина чувств глубже не станет.

    Можно, конечно, допустить наличие эзопово языка автора, переводящего все описанное в фильме в изящную аллегорию человеческих отношений, метафору жизни, пути к чуду, но вероятно я еще не эволюционировал в настолько же разумное существо как Малик и вижу в фильме лишь то, что вижу.

    Удивительно, но с моим запасом эмпатии я никогда бы не посчитал себя бесчувственным снобом, но Малик доказал мне обратное. Увы, но старикам на подобных шедеврах не место.

    PS Судя по слухам в картине так же снялись Джессика Честейн, Аманда Пит, Рейчел Вайс. Но, режиссер посчитал обойтись без них, ловко вырезав все сцены с представленными актерами.

    PPS Вопрос о том, где Малик берет деньги на свои проекты для меня по прежнему открыт. Есть версия, что на этот фильм Бен Аффлек деньжат подкинул, которого как известно кроме него самого больше никто не снимает.

    14 июня 2013 | 11:15

    Нил (Аффлек) знакомится в Париже с Мариной (Куриленко) и предлагает ей вместе с дочерью переехать к нему в Штаты. Но не все так просто…

    Тех из зрителей, которые уверяют, что «К чуду» скучный и непонятный фильм со странным поведением персонажей, остается только пожалеть. Суть противоречия проста: ленты Малика — произведения для подготовленной аудитории. И дело тут не столько в банальной «насмотренности», сколько в жизненном опыте, а главное — в определенном духовном уровне того, кто на свой страх и риск решился приобщиться к работам постановщика. Так что неприятие картин мастера со стороны бОльшей части зрителей — это вполне нормальное явление. Не всем же быть «птицами высокого полета», коих среди нас, признаемся, довольно мало. И если в «Тонкой красной линии» маэстро размышлял на тему борьбы природы с самой собой через призму войны, а в «Древе жизни» уверенными мазками чертил разницу в «пути Господа» и «пути гордыни», то в данном случае он препарирует любовные отношения. Которые, как и всегда у Малика, являются лишь частью любви к богу и природе. Священник, роль которого исполняет Хавьер Бардем и Марина в исполнении Ольги Куриленко похожи в одном: они где-то растеряли любовь. В его случае — к всевышнему. В ее — к вполне земному человеку.

    Личностные проблемы Нила и Марины — это не пример отдельной конкретно взятой семьи. Это общие проблемы мужчины и женщины. Отсюда и неуверенность в правильности выбора, измены, переживания, отчужденность, холодность и так далее, так далее. Это абстрактная семья и абстрактные отношения во всем многообразии их проявлений. Здесь не стоит ждать конкретики и морализаторского сюсюканья — Малик лишь размышляет на тему, оставляя бОльшую часть работы на зрителе. И если зритель «созрел» духовно — он останется в полном восторге, понимая, что перед ним настоящее произведение искусства, которое будут смотреть спустя столетия после его сознания. Если же нет — будет нервно поглядывать на часы, вяло пожевывая попкорн и выйдет из зала с одним лишь вопросом: «Что это за фигня такая»? К какой категории зрителей относитесь вы?

    Великолепно.

    14 июня 2013 | 20:47

    Не вполне ясно, почему словом artsploitation называют артхаусные фильмы, уделяющие пристальное внимание сексу и насилию. Есть же такие поджанры «мусорного» кино, как blaxploitation (много афроамериканцев и негров), sexploitation (много секса), nunsploitation (много монашек) — получается, по аналогии, artsploitation film — это трэш, в котором много арта, то есть кино, апеллирующее к низменной потребности всякого серьезного киномана в необычных фильмах не для всех, но остающееся при этом трэшем. Кажется, именно таким artsploitation`ом и является «К чуду».

    Как и полагается артхаусу, в этом фильме очевидно пренебрежение внятностью сюжета, каузальностью, зрителем. Но в съемках задействованы звезды, а артхаус обычно все же ассоциируется с низкобюджетным независимым кино. И вместо поиска новых тем и средств здесь только банальность и костыли.

    Одной из таких банальностей является персонаж Бардема. Священник, теряющий веру, сомневающийся, уставший. «Бог вокруг меня, он везде, но я его не чувствую», говорит он (цитата неточная. В «ДМБ» было нечто похожее про суслика: «Суслика видишь?» — «Нет!» — «Я тоже. А он есть!»). В поисках персонального суслика, почему-то будучи уверенным, что он есть, Бардем много работает и много думает, на износ, пытаясь таким способом решить проблему, словно до него никто никогда не впадал в подобный кризис, словно у всех бог как бог, а вот у него он отчего-то дал сбой.

    Вторая банальность — стереотипное изображение эмоций. Если Куриленко беззаботно счастлива, то она кружится и скачет, если дети играют на улице, то они кувыркаются колесом, если нелюбовь и отчуждение, то герои мрачно бродят по разным углам кадра, старательно не пересекаясь. Выглядит, как балет, поставленный наблюдательным инопланетянином. В принципе, конечно, такой прием можно было бы принять за нарочитую схематичность, но использование его снова и снова, без тени вариативности, невольно заставляет задуматься об ограниченности режиссерской изобретательности.

    Точно так же чрезмерная эксплуатация однотипных планов, снятых с низкой позиции, от земли, против солнца, на *цатый раз начинает удручать. И кадры, когда герои ощупывают друг друга, предметы, землю, прикасаются ко всему подряд, эта чудовищная тактильность на экране настолько навязчива, что от нее становится дурно. С такой тактильностью надо снимать эротику, но какому-нибудь другому режиссеру — Малик, с его арсеналом из пары-тройки фишек, которые он перетасовывает весь фильм то так, то эдак, даже эротику снимет так, словно нет ничего скучнее.

    Малику совершенно нет никакого дела ни до картонных героев фильма «К чуду», ни до их внутренних драм, ни до бессмысленного словопотока, которым он сопровождает визуальный ряд. Он, по сути, занят деконструкцией красоты, как бы самопроизвольно возникающей у него в объективе: естественную и непосредственную Куриленко превращает в неадекватную шизофреничку, не по-земному красивые панорамы — в картинки, обязательно заснятые против солнца, сосредоточенного Эффлека — в безмолвного чурбана, а потом, устав от красивых актеров, пускает Бардема в мытарство, посылающее ему несчастных некрасивых людей, изуродованных жизнью (то есть божественным вмешательством) — на этом этапе уже шевелится подозрение, что Малик и бог в чем-то едины.

    Наконец, присутствие Малика-бога порой буквально физически ощущается за кадром. Например, когда Эффлек идет по стройке, видит лужу — и вместо того, чтобы обойти (любой бы обошел, небольшая ведь лужа), шагает прямо в грязную глубь, а потом ползет куда-то вверх по осыпающейся щебенке, будто по указке создающего видимость режиссера. Или вот, изображая спор с Куриленко, Эффлек тычет пальцем в какую-то коробку и говорит: «Что это такое?» — лишенная контекстного смысла фраза, заполняющая вакуум в воображении режиссера. Выглядит фальшиво, как костыль у червяка, но с богом-то не поспоришь.

    12 июня 2013 | 00:14

    Начну с того, что я являюсь большим поклонником фильма Терренса Малика «Древо жизни». Религиозная драма, с неподражаемой режиссурой и великолепным сценарием. К сожалению, фильм понравился далеко не всем, но это не помешало фильму заполучить золотую пальмовую ветвь. Разумеется новый фильм данного режиссера я пропустить не мог. Фильм получил еще более плохие отзывы, был упрекнут за пустой сценарий и плагиат с древа жизни. Но тем не менее, это безусловно великолепный фильм.

    В данном фильме режиссер решил напрочь отказаться от слов и сосредоточить все на актерской игре и режиссерской составляющей. Напоминало ли все это древо жизни? Да, безусловно напоминало. Было ли это плагиатом? Нет, безусловно не было. Да стили очень похожи, но что делать если режиссеру нравится использовать подобную подачу. Да и тем более многим(например мне) она нравится. Нужен ли здесь сценарий и слова? Нет, режиссура, качество постановки и актерская игра говорят убедительнее любых слов.

    Если в древе жизни история велась о разрыве человеческой души и выборе пути, то здесь о поиске истинного света. Каждый из персонажей пытается найти себя в этой жизни и понять свою судьбу. Режиссер капнул весьма глубоко, но рассказывать бесполезно — нужно смотреть. Выводов с сущности фильм не делает, а лишь рассуждает на эту, что как мне кажется правильно, ведь у каждого человека своя точка зрения.

    Актеры безусловно великолепные, на них очень многое держится. Все замечательно вошли в свои образы. В особенности хочется выделить Ольгу Куриленко. Если честно, мне никогда не нравилась эта актриса. Она меня всегда жутко раздражала своими попытками играть. Но в данном фильме она смогла во всю раскрыть свой потенциал, и как оказалась она актриса с весьма большим талантом.

    Итог: великолепный фильм, который все любители древа жизни должны оценить по достоинству.

    6 сентября 2013 | 18:01

    Многие зрители с пониманием отнеслись к неоднозначным поискам Терренса Малика «нового кинематографического языка», как они это называют: минимум слов, много пластики, мощный визуальный ряд, в общем, почти возврат к немому кино. Нельзя не отметить, однако, что в эту воду входит в последние годы не один Малик, и некоторые делают это с захватывающим дух блеском. Это, конечно, в первую очередь Артист Мишеля Хазанавичуса с роскошным актерским составом и щемящей душу музыкой. Артист это не неловкие поиски нового ретро стиля, но бравурное и профессиональное его утверждение.

    У Малика уже во втором подряд фильме получается бесконечный красивый клип — бушующие воды, дикие травы, табуны лошадей и стада быков, мокрые ветви деревьев… Древо жизни было наполнено таким изобилием довлеющей красоты, что пару раз на фильме я засыпала, извините за лишние, возможно, подробности. Но необычность этого нового Малика была притягательна и интригующа на уровне подсознания. Помимо прочего много крупных планов актеров, улавливающих их «расслабленную» естественную красоту и одухотворенность лиц, на зависть мэтрам фотографии, делающим фотосессии голливудских звезд. Такого Брэда Питта, Шона Пенна и дебютантки Джессики Честейн я не видела больше нигде. Это все было похоже почти на Тарковского в Зеркале или Солярисе. Хотя до уровня органичности экранного действа, поэтики и философии кинематографа Тарковского Малику далеко.

    В Чуде интриги уже не получилось — то же Древо, но в разбавленной концентрации и ожидание чуда умерло во мне после первых 20 минут фильма. Куда-то пропали ноты звенящей чистоты и грации, появилось нечто неуклюжее. Древо было гимном красоте мира и человека в нем как его части. Чудо противопоставило гармонию мироздания суетности и неприкаянности человеческого бытия: браки и разводы, несостоявшиеся любови, заключенные в тюрьмах, изможденные и беззащитные «маленькие люди» из низов общества, экологические катастрофы. От ощущения торжества жизни, оставшегося после Древа, в Чуде не сохранилось ничего. Отличные актеры выглядят совершенно среднестатистически. Бен Аффлек, поставленный в 2013 журналом People на 4-е место в Тор-10 самых сексуальных мужчин планеты, и излучающий sex appeal в Арго и Городе воров, здесь смотрится таким невзрачным, бледной тенью Аффлека, хотя и с идеальной 1000-долларовой стрижкой. Ольга Куриленко прыгает как стрекоза, машет руками и юбками в самодостаточной эйфории. Рэйчел МакАдамс, роковая женщина из Дневника памяти и Шерлока Холмса, выглядит довольно растерянной, никак не вамп.

    Как-то не достает креативности сегодняшнему Терренсу Малику, чтобы сделать интересно без сценария на миллион долларов. И ближайшие три фильма будут в том же стиле — о поисках любви и движении времён с актерами высшей лиги.

    Смотреть очень терпеливым киноманам или очень большим фанатам маэстро Малика.

    22 июня 2013 | 12:39

    Смешной фильм! И главный персонаж этой комедии, конечно, сам режиссер. Чего стоит фраза за кадром произнесенная с невероятной серьезностью: «Любовь, которая любит»! Или изучение английских предлогов в закадровом тексте: «Бог во мне, Бог передо мной, Бог справа от меня, Бог слева от меня, Бог надо мной, Бог подо мной, Бог внутри меня, Бог в моем сердце». К счастью, изучать анатомию не стали! И что только не делал режиссер, чтобы замаскировать свою неспособность тронуть зрителя хорошей историей! Красавица Ольга Куриленко пела колыбельную на русском и ворковала на французском, Брутальный Бен Аффлек многозначительно молчал на фоне урбанистических пейзажей. Табун лошадей, стадо бизонов, лучи солнца сквозь листья и в воде, Куриленко кружится в лучах заходящего солнца, Куриленко топчется в грязи, и снова лучи солнца сквозь листья и в воде, и снова Куриленко кружится уже в другом платье и в другом месте, и снова лошади, и опять Криленко топчется в грязи, и снова лучи солнца сквозь листья, и вот уже Рейчел МакАдамс кружится в лучах заходящего солнца, и снова лошади… И так два часа… И все время за кадром звучат какие-то слащавые исповеди и проповеди, как будто украденные из красочных буклетов, которые раздают всякие сектанты на улице… Очень смешной фильм!

    8 июня 2013 | 01:29

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>