всё о любом фильме:

Дядюшка Бунми, который помнит свои прошлые жизни

Loong Boonmee raleuk chat
год
страна
слоган-
режиссерАпитчатпон Вирасетакул
сценарийАпитчатпон Вирасетакул, Фра Срипарияттивети
продюсерСаймонд Филд, Ганс В. Гайссендёрфер, Кит Гриффитс, ...
операторСэйомбху Мукдипром
композитор-
художникАкекарат Омлаор, Чатчай Шайон, Буангоен Нгамчароенпуттасри
монтажЛи Чатаметикоол
жанр фэнтези, драма, комедия, ... слова
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Франция  132.5 тыс.,    Италия  22.9 тыс.,    Великобритания  20.8 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время114 мин. / 01:54
Дядюшка Бунми страдает острой почечной недостаточностью и решает провести остаток дней у родственников в деревне. Здесь ему являются призраки умершей жены и пропавшего сына и принимают его в свои крылатые объятья. Раздумывая над причинами своей болезни, дядюшка Бунми вместе со своей семьей пересекает джунгли и достигает пещеры на вершине горы, где родилась его первая жизнь…
Рейтинг фильма
IMDb: 6.60 (9071)
ожидание: 96% (742)
Рейтинг кинокритиков
в мире
89%
81 + 10 = 91
7.9
в России
100%
5 + 0 = 5
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • При написании сценария Вирасетакун опирался на историю реального Бунми, жившего в его родном городе.
    Трейлер 02:32
    все трейлеры

    файл добавилWorthDay1979

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 127 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Неподготовленный зритель выключит «Бунми», скорее всего, не дойдя и до середины фильма. Подготовленный же, наслышанный о соцветии наград, которые собрала лента именитого тайца на кинофестивалях, до конца скорее всего дотерпит, надеясь таки ближе к финалу разглядеть сермяжную правду жизни, ту сакральную истину, которую зашифровал режиссер со сложнопроизносимым именем в странных, порою неловких образах, проходящих по экрану. Дождется конца фильма и поймет, что толком ничего так и не понял, и вопрос — можно ли было вообще что-либо здесь понять.

    Расшифровывать в «Бунми» особо нечего — разве что, поднатужившись, высасывать из пальца скрытые смыслы и создавать из авторского ничего множество глубокомысленных трактовок, благо сюжет настолько смутен и запутан, что при большой фантазии можно вывести из него любое объяснение. Возможно как-раз на это и был расчет.

    Лесные люди-глаза огоньки, сумрачные буйволы и магические рыбы, запахи зелени, сочащиеся с экрана, странные, местами просто неудобные ракурсы. Все это могло бы быть любезно сердцу какого-нибудь этнографа, но как серьезный фильм смотрится скорее неудобно и нелепо.

    Еще можно назвать фильм милой, если бы не было так раздуто его значение, этнографической безделушкой, заточенной как-раз под фестивали. «Вы хочите тайских сказок, господа рафинированные европейские критики — их есть у меня.». Благо в свое время популярной были и сказочно-черная советско-российская псевдореалистическая тематика, и этнографически-мрачные румынские экзерсисы. Так и здесь — можно сознательно намутить воду во пруду из расчета, что заглянувшему в это болотце члену жюри или рецензенту станет неудобно признаваться, что он ничего толком не понял. А значит придется восторгаться, изображая осознание «скрытой лесной тайской правды». Старый, проверенный веками трюк, коим пользовался еще приснопамятный граф Калиостро.

    Так что смотреть фильм или нет остается на разумение непосредственного зрителя. Мой совет — включите кино, но если к середине ленты не проникнетесь смыслами — выключайте. А если вдруг кино пойдет — что ж, поздравляю, вы один из сотни, тогда наслаждайтесь!

    6 из 10

    26 февраля 2013 | 23:56

    Мне близка идея о связи и единстве всего живого, с которой пришел к зрителю Апитчатпон Вирасетакун. И это гармония в фильме великолепна показана в самых мельчайших деталях. Да ж гамак качается в такт покачивающимся листьям. И просто уклад жизни настолько подчинен в фильме природному циклу, и показано все естественно и это плюс картине.

    Точно так же мне понятна и где-то близка идея круга перерождений буддийская и на этой идее во многом построен фильм. Вот только образы в которых все подано, мне кажется, подобраны как -то упрощенно. Обезьяноподобное существо-сын.. Это судя по всему чтоб зрителям наглядней было. Но вот эта наглядность мне и не понравилась.

    Финал фильма хорош и естественнен. Говорит о том что в мире всегда есть обычные люди высоко духовно развитые и есть совершенно не готовые к этому люди, которые номинально избирают духовный путь для себя. Но фильм не оставляет того сильного и позитивного ожидаемого впечатления из-за ненужной излишней фэнтезийности. Например фильм, который то же построен на идеях буддизма, Почему Бодхидхарма ушел на восток? ставлю намного выше в своем личном рейтинге именно из-за того что он не ушел в буквальную иллюстрацию коанов.

    6 из 10

    29 сентября 2011 | 21:22

    Я не ждала от этого фильма ничего. Не читала отзывов и даже описания. И тот поразивший меня факт, что данное кино стало призером Каннского кинофестиваля я обнаружила когда через минуту после просмотра зашла на этот сайт. Да, мне было интересно найти отзывы тех, кто это кино «понял» в отличии от меня. Хотя, признаться, меня больше порадовали отзывы, тех, кто как и я задаются вопросом: что это вообще было? Полный провал.

    С первых кадров фильма становится ясно, что тут можно ожидать чего угодно и до самого конца я ждала, когда же что-нибудь произойдет, что возможно конец фильма удивит, раскроет карты и наполнит смыслом весь тот бред, который я «терпела» в течение полутора часов. Именно терпела, стойка уговаривая себя, что надо досмотреть. Но вот на экране появляются титры и у меня начинается истерический смех. Вот и все. Разложу свои мысли по полочкам:

    Сюжет: его по сути нет. Картинки сменяют одна другую и человеку, который не знает, что это фильм пестрит кадрами воспоминаний прошлых жизней будет весьма сложно догадаться к чему это все и кто все эти персонажи. В центре событий мужчина, умирающий от болезни почек и прикованный к диализу. Хотя слово «событий» слишком громко сказано. Скорее бытовых сцен, бессмысленных диалогов, вперемешку с кадрами настоящего безумия. Как вам рыба совокупляющаяся с принцессой? Да, поистине гениально. Первый звоночек прозвенел, когда за тихим тайским ужином внезапно материализовался призрак умершей жены главного героя, который до конца фильма спокойно обитал среди живых и даже помогал ему менять дядюшке Бунми катетер или как там называется это оборудование. Совсем никого не смутило ее появление. Вполне, знаете ли тривиальная ситуация. Не стоит она того, что бы актеры проявляли эмоции. Ну или тайцы по жизни так расслаблены. Когда на этот же ужин заявился пропавший сын, покрывшийся обезьянью шерстью, пропавший много лет назад — это тоже вызвало лишь малый интерес у собравшихся за ужином.

    Спецэффекты: грим существ и спецэффекты на уровне первой половины ХХ века. Но наверное, если бы в этом фильме были более качественные спецэффекты — это было бы еще более странно. А так вполне вписывается в антураж.

    Актерская игра: отсутствует более чем полностью. Можно просто взять первых попавшихся тайцев, снять как они едят, ходят и моются скрытой камерой и получится тоже самое. Утрирую конечно, но герои не выражают никаких эмоций и по сути действий. Даже самый удивительные события воспринимаются ими с каменными лицами.

    Особые приемы режиссера: показать как моется человек, очень знаете ли интересно. И прочие неинтересные никому моменты. Затянутость. Непонятно: что, зачем и почему так долго? Фильм настолько скучный, что в здравом уме его невозможно смотреть. Возникает чувство, что тебя просто троллят этим маразмом.

    Смысловая нагрузка: Как по мне так она отсутствует более чем полностью. От «культурного» тайского фильма, снятого при поддержки кучи министерств культуры и с участием разных стран ты ждешь идеи, философии и пищи для ума. Но что мы узнали? Какие мысли оставляет фильм после себя? О чем задумается западный зритель и те, кому близка восточная философия после просмотра? Боюсь, что ничего нового. Реинкарнация, вера в духов. Кажется все. А где мораль?

    Что бы подытожить скажу так: стоит ли искать гениальный смысл, подтекст и духовную нагрузку там где ее и в помине нет? Мое мнение, не стоит даже пытаться найти в этом бреду пищу для души и разума. Смотреть только тем, кто хочет удивить себя немыслимой бредятиной. Сейчас очень модно смотреть кино не для всех и искать в нем зерно гениальности. На самом деле нужно учиться отделять мух от котлет.

    1 из 10

    28 октября 2014 | 20:03

    … По причине сдавших нервов, в какой-то момент автор развернулся в сторону стилистического экзерсиса-китча с очевиднейшим посвящением…

    В поисках «нового слова» в кинематографе, экзотики и интеллектуальной клубники жители Парнаса стараются проводить все свободное от съемок время. Иногда нужно отвлечься от собственной гениальности, иначе зарябит в глазах. С опаской посмотреть на творения иных пресмыкающихся и либо погрустить оттого, что кто-то еще умеет снимать кино и придется взять что-то на заметку; либо обрадоваться, если от претендентов в режиссеры толку никакого — а посему и кинуть им пальмовую кость (или ветвь, что не меняет сути), пусть утешаются и фотографируются на память, а то случай может больше и не представиться.

    Провинциальные потуги Апитчатпона Вирасетакуна научиться пользоваться дивным изобретением человечества — видеокамерой, если даже она любительская или, боже упаси, контрафактная, увенчались успехом. Правда, переменным. Да простится мне такая нелюбезная оценка кропотливого труда дилетанта, но если нажать кнопку «Запись» для режиссера не составляло труда, даже наоборот, делалось это в каком-то сакральном упоении пантеистическим энтузиазмом момента (максимально точное определение), то кнопка «Стоп» явно тормозила и никак не нажималась, когда вроде давно пора уже. Длинные и монотонные планы «Дядюшки» в лучшем случае напомнят назойливый протухший водоем из «Сталкера». То бишь, поэзия такая, тайская, с элементами рамы-рамы ("я все поняла, но можно еще раз?») и буддизма ("я ничего не поняла, но мне придется с этим смириться»). Неужели сегодня этого достаточно, чтобы сойти за экзотического постмодерниста-примитивиста и заполучить право оставить свои драгоценные следы на каннских красных ковриках?

    Между тем, остальные художественные (если бы!) параметры фильма не оставляют места для спорной субъективной оценки. Ладно, поэзия мертвого и нудного кадра может понравиться кинонекрофилам, но как быть с лишенными смысла и последовательности диалогами? От сценария остается ощущение детсадовского лепета или невольно подслушанного разговора обитателей небезызвестного учреждения имени Кащенко. Претензии на проблемность, национально-культурную оригинальность и мировоззренческую зрелость так и остаются валяться в грязи очевидного непрофессионализма, необработанные — они не дали никаких всходов. Кино третьего сорта — оно и есть кино третьего сорта, несмотря на ускользающую перспективность Вирасетакуна и его неожиданный, но скорее всего эфемерный успех у Бертона и дель Торо.

    Можно ли просто включать камеру и записывать все, что местечковым кинозвездам придет в голову сказать, изобразить, протупить? Наверное, можно, раз это нравится мэтрам и раз это последний писк арт-нуво — выдать ничегонеделание за кропотливый режиссерский труд. В результате, произносимый с экранов текст настолько мощно бомбардирует неокрепшие синапсы неподготовленного к такой халтуре зрителя (чья неловкость постепенно сменяется защитным истерическим смехом), что попытка поверить в адекватность происходящего может серьезно повредить ум здорового человека.

    Тайский очень-недо-Тарковский тратит весь свой и без того убогий потенциал именно на то, чтобы хоть кого-то (а желательно — всех) убедить в этой самой адекватности. Как оказалось, принадлежность к животному миру не является помехой для обладания буквальными родственными связями с людьми, с самыми тонкими деталями взаимного узнавания, а смерть — не помеха для самого что ни на есть интерактивного и реалистичного общения. Ну можно испугаться и поудивляться немножко в начале такого общения, но потом — как ни в чем не бывало, повседневность и обыденщина же. Мертвая жена приходит менять живому мужу капельницу — без малейших угрызений совести со стороны тех, кто додумался до такого. Сказать еще, что эта самая мертвая жена преспокойно общается со всеми и она вовсе не галлюцинация своего мужа? Нет, пожалуй, не надо.

    За что еще похвалить? А, естественно, за спецэффекты. Тайский кинематограф в этом смысле достиг голливудских вершин, правда, 40-х годов, но это ничего. От «Бунми» тонкими аллювиальными струйками, искрящимися в лучах солнца перламутровыми блестками, идет ассоциативный поток к «Кинг-Конгу», особенно в плане грима под названием «Я реалистичная обезьяна». Эти светящиеся в темноте глаза, не двигающиеся минут по пять, были логично встроены в сюжетно-философскую канву фильма (или мне показалось?), от них веяло энергетикой и настоящим экш(е)ном, сердце так и замирало при просмотре у меня и всех моих подружек, мы даже ни разу не отвлеклись на косметичку.

    В итоге, «Дядюшка Бунми, который помнит свои прошлые жизни» не оставил меня равнодушной, всколыхнул все потаенные струны моей души, заставив их еще долго трепетать в безудержном экстазе, так что я, увлекшись, даже забыла вставить в текст цитаты с болдкурсивом и непременным знаком самобытного авторства. Хотя дело в том, наверное, что я просто не знаю тайского языка…

    29 мая 2011 | 23:29

    Снежный человек? Новый арт-хаус от тайского мастера.

    Мистика — вот, я бы сказал, ключевое слово этого фильма. Однако при слове «мистика» возникают совершенно разные ассоциации, от магии средневековья до романтических историй про жизнь в других мирах. Однако здесь о другом… Ведь, на самом деле, перегородка, отделяющая наш мир от другого существования настолько тонка, что подчас ее практически не существует, и пытливый взгляд читает знаки тех, иных планов. во сне и наяву, приближаясь загадке жизни и смерти. И иногда так все переворачивается, что иное существование становится более реальным, чем жизнь, ибо оно делает нашу жизнь гротескной и нереально-мелочной, никчемной и смешной.

    Со времен великого «Зеркала» не было столь прекрасной и мастерской ленты о том, как иные миры, загадочные и неожиданные, вдруг резко вторгаются в нашу жизнь, наделяя ее иным, вечным и страшным смыслом.

    8 января 2011 | 06:10

    Дядюшка Бунми страдает почечной недостаточностью, но причину видит отнюдь не в плохом питании, а в карме, что подпорчена особо меткой стрельбой по лаосским коммунистам. Разговаривать скучные разговоры или, по официальной версии, следить за здоровьем дядюшки прибывают тетушка Джен и неопределенного семейного статуса Тонг. Однажды во время ужина на незанятом стуле без предупреждения материализуется призрак жены Бунми. Поначалу все очень боятся, но тут же понимают, что в Таиланде еще и не такое может случиться, а потому как ни в чем не бывало заводят беседу с привидением. Cпустя время к и без того не самой банальной трапезе присоединяется другой пропавший без вести родственник, который почти не изменился за время долгого отсутствия, разве что мутировал в огромную волосатую обезьяну. И так далее и тому подобное, речной сом под покровом ночи совокупляется с рефлексирующей принцессой, буддистский монах астральным образом раздваивается после посещения душевой, скрытые смыслы аккумулируются в стрекоте цикад, кто виноват и что делать знает только один человек.

    Как ни подходи к творчеству тайского возмутителя международного кинофестивального спокойствия, а претензия остается одна и та же: при всем разнообразии выразительных средств он снимает невероятно скучное кино. Аргументом в защиту Апитчатпона Вирасетакуна обычно называют его уникальный невоспроизводимый киноязык, вероятно, не принимая в расчет, что у какого-нибудь трясущегося вертикального youtube-клипа, где кот запрыгивает на шкаф и падает, этот самый язык будет не менее уникален и в той же мере невоспроизводим. Нет, ясное дело, талант режиссера свести в ноль семантику диалогов и затянуть всякий эпизод вплоть до усыпляющего эффекта неоспорим. Понятно, что дерганый клиповый монтаж всем вроде как надоел, и хочется (а некоторым даже удается) провозгласить эпоху медленного кино. Но должен иметься предел. «Бунми» открывается длинным планом бредущего невесть куда буйвола, затем скатывается в бесконечные разговоры, перемежающиеся неспешной съемкой травы и деревьев, после чего уходит едва ли не в документальщину, а под конец дает ударную дозу фольклора. Отношения Вирасетакуна с киноповествованием практически не поддаются словесному описанию. Когда одни намеренно пренебрегают нарративом, другие утверждают, что он мертв вместе с автором, наш каннский триумфатор, кажется, просто забыл про подобные вещи, увлекшись делами более важными. Например, трансляцией секса с рыбой в разных ракурсах.

    А ведь за хорошими примерами далеко ходить не надо. Малик не так давно зарифмовал американскую глубинку кривляющимися динозаврами, а тот же Годар в последней работе вовсе учинил такое непотребство, которое и пересказать не получится; но есть в подобного рода безумной дерзости что-то запоминающееся, что-то интригующее. Иначе говоря, в том самом месте, где фильм должен чем-то удивить, шокировать, намертво приковать внимание, «Дядюшка Бунми» предложит пятиминутный статичный план окна, потешных лаосских гастарбайтеров, и умеренное количество диких обезьян. Да и в содержании заинтересовать нечем. Западная философия уже целое столетие в страхе бежит от метафизики, а Вирасетакун гордо устремляется в обратную сторону, выбирая один из худших путей — тему реинкарнаций. И дело здесь даже не в том, что упоительные истории про то, как кто-то был в прошлой жизни пчелой, разбиваются короткой ремаркой демографического толка, просто автор преподносит свою многомудрую теософию в настолько примитивном и почти пародийном ключе, что, кажется, способен разуверить даже убежденных буддистов. Все эти бутафорские звери, карикатурные принцессы, говорящие рыбы — менее удачную презентацию идей, претендующих на что-то возвышенное придумать тяжело.

    Впрочем, даже если забыть про таиландскую народную забаву «пригласи на ужин загробную сущность», символика обозреваемого фильма будто бы намеренно (если не сказать конъюнктурно) составлена из самых популярных образов на радость любителям заблудиться в трех интерпретационных соснах. Вот дядюшка Бунми направляется в темную Пещеру — начитанная публика немедленно вспоминает избитую метафору за авторством Платона. Вот мы имеем запутавшегося героя с фотоаппаратом — маститые синефилы уже ищут параллели с «Фотоувеличением» Антониони. Нет, никому еще не вредили множественные трактовки, но, скажем, если удалить все потаенные смыслы из какого-нибудь «Синего бархата», останется первоклассный триллер; если же оставить «Бунми» без вороха интерпретаций, получится малопривлекательная компиляция из «В мире животных» и «Битвы экстрасенсов», замедленная раза этак в два. Конечно, можно восхититься тем фактом, что где-то там, среди беспорядочного мелькания кадров, скрываются нетривиальные отсылки к старому тайскому кино про монстров и чудовищ; что в эпоху тотального заимствования кто-то еще находит в себе силы соорудить нечто самобытное и рассказать миру про свою страну, но фильм от этого едва ли становится лучше. А потому, если признать, что словосочетание «эволюция кино» имеет смысл, очень хочется, чтобы творческий метод Вирасетакуна свернул куда-нибудь в район тупиковых ветвей. Свернул поскорее.

    9 ноября 2013 | 20:17

    От этого фильма я ожидала многого, ведь мнение жюри Каннского кинофестиваля для меня что-то значит. Но на этот раз… Одним словом, я совершенно не понимаю, почему «Дядюшка Бунми…» был так хорошо оценен, ведь даже если подумать, в нем нет ничего из того, что составляет или может составить качественный фильм, а воспринимается он еще хуже. Итак:

    Сюжет. Ничего высокохудожественного, интересного, неординарного я в этом сюжете не нашла. Честно говоря, у меня даже появились сомнения в существовании сценариста как такового или в его профессионализме. Никаких глубоких мыслей мне в этом фильме найти тоже не удалось… хотя сама идея была неплохой. Жалко. Правда, эту идею я поняла только после того, как прочитала краткое описание фильма, а так я бы не додумалась до того, что это все означало…

    Монтаж и съемка. Главное правило монтажа гласит: необходима смена планов по крупности. Ну или хотя бы вообще смена кадров. Две с половиной минуты наблюдать, как где-то далеко в углу кадра идут/сидят/лежат герои и разговаривают о всякой ерунде или вообще молчат — это выше моих сил. Под конец вообще началось что-то странное… Сомнения, на этот раз, возникли по-поводу количества камер и операторов и присутствия последних на съемочной площадке. Опять же жалко, ведь первые кадры были еще ничего… Да, и еще: есть фильмы, вообще снятые цельным куском, которые смотрятся буквально на одном дыхании… Но «Дядюшка Бунми…», лично для меня, оказался слишком нудным фильмом. И скучным.

    Игра актеров вообще отсутствовала. Персонажи напоминали мне механических кукол, не способных ни на какие эмоции. Их диалоги тоже не добавляли происходящему реалистичности.

    Но не хочу больше расстраиваться. Моя оценка:

    1 из 10

    1 августа 2011 | 15:13

    Проблема негодования, посмотревших этот фильм, заключается в том, что начав просмотр данного фильма, большинство, опираясь на то, что фильм получил главный приз в Каннах, настраивают себя на просмотр очередного фильма, который затронет их до глубины души, но сталкиваясь с непониманием — проклинают все вокруг за потраченное зря время…

    На самом же деле, этот очень оригинальный по своей сути фильм — лишь пародийный проект, с долей сарказма и иронии, в которой режиссер мастерски переплетает сознание и убеждения тайцев с некими образами тайской культуры, смешивая все это удивительным видеоартом. Чтобы понять это нужно быть как минимум знакомым с культурой Таиланда, в сознании жителей которого, живет вера в призраков и пребывании умерших среди живых. Поэтому некоторые моменты, такие, как например появление призрака жены Бунми — вместо того чтобы направить наше внимание в нужное русло, сбивает нас с толку своей мистической атмосферой. В регионе, в котором снимался фильм, военные жестоко убивали крестьян коммунистов, это и объясняет большое количество жутких обезьян, бродящих по лесу.. Отсутствие музыкального сопровождения, еще больше сбивает с толку, но думаю, присутствие в етом фильме какой либо музыки было бы излишне. Отдельное внимание хочется уделить звуку, потрясающее звуковое сопровождение!! Видно, что режиссер уделил звуку особое внимание. Думаю звук играет в етом фильме чуть ли не ключевое(!) значение.

    Что касается Каннского кинофестиваля — все очень просто объясняется: во первых, действительно сильных картин участвующих в конкурсной программе в 2010 году мягко говоря было маловато, Бьютифул и Турне остались с носом по той простой причине, что президентом жюри в 2010 году был Тим Бертон, которому, как никому другому близка тема смерти и потустороннего мира.

    В общем Дядюшка Бунми, который помнит свои прошлые жизни — довольно простой и ясный (на мой взгляд) фильм, при просмотре которого не нужно пытаться что то понять, и не ищите тайный сакральный смысл в этом фильме, вы его там все равно не найдете.

    8 из 10

    2 августа 2012 | 19:31

    Поскольку меня интересуют фильмы о религии, а так же фильмы с длинными названиями (есть у меня такая слабость), в раздел «буду смотреть» это, на первый взгляд, слегка странное творение попало давненько. Плюс Золотую Пальмовую Ветвь просто так не раздают направо и налево, а всего лишь раз в год и, чаще всего, за явление миру картин, удовлетворяющих голод интеллектуальный и духовный. Плюс незнакомый мне доселе режиссер по имени Апитчатпон Вирасетакул просто не мог снять нечто плоское и банальное с таким то именем.

    А если серьезно — я поставила оценку 5 из 10, и рецензия моя носит нейтральный характер, потому что для себя я нашла как положительные, так и отрицательные моменты.

    Во первых мне очень понравился сюжет, за исключением некоторых моментов. Я думаю, что режиссер взял на себя ответственность объяснить несведущему зрителю момент ожидания тайцем приближения неминуемой скорой смерти. Дядюшка Бунми страдает от болезни почек и накануне смерти встречается с сестрой умершей жены, желая обсудить с ней вопрос наследования плантации. Они ведут вполне бытовые беседы о болезни, семье, о наемных рабочих. И тут, невзначай, за ужином их посещает призрак умершей жены главного героя, и явлению его как будто никто не удивлен. Почти сразу к трапезе присоединяется их сын в обличье духа обезьяны. И его появление как будто так же естественно, как появление призрака умершей жены. И этот момент мне очень понравился, так как я вижу в этом традиционное для культуры Тайланда видение процесса завершения текущей жизни. Он заканчивает свой путь в этом теле рядом с близкими людьми в пещере, которая является для него символом рождения. Это может показаться абсурдным для европейского зрителя, но я вижу в этом аналог видений рая и ада, о которых рассказывают люди, пережившие, допустим клиническую смерть.

    Но мне абсолютно не понятна сцена с принцессой и сомом, а так же все, что произошло после смерти главного героя. Тут режиссеру все таки не хватило выразительности, так что мне не понятно — я чего то не поняла, или в некоторых моментах реально нет смысла.

    Что касается актерской игры, то тут подчеркнут некоторый элемент документальности, так что играть они должны были самых-самых обычных людей, а может даже не играть, а быть ими.

    Я не спешу восторгаться этим фильмом, но мне вполне понятен выбор жюри Каннского кинофестиваля. Фильм вполне может заинтересовать пусть не широкие массы, но человека заинтересованного.

    30 января 2016 | 19:52

    Засмотрел * Дядюшка Бунми, который помнит свои прошлые жизни *.

    Старый добрый дядюшка Бунми, отправляется в свой домик в деревне вместе с тетушкой Чен и ее сыном, дабы дожить в тишине и спокойствии свои последние дни. Они едут по ровной дороге, подставляя лицо ветру, дующему через приоткрытые окна, наблюдая проплывающий мимо однообразный деревенский пейзаж. По прибытии, наскоро разложив вещи, Бунми беседует с Чен о погоде, между делом рассказывая о своем работнике эмигранте из Лаоса Джаае. В обязанности Джаая, помимо уборки территории, входит медицинская помощь Бунми. Бедный дядюшка страдает почечной недостаточностью и обременен процедурой очистки почки, проводить которую так же входит в обязанности Джаая.

    Вечером все собираются за ужином, ведут неспешные беседы, обсуждают наказы врачей, запрещающих, дядюшке есть такую вкусную, но опасно острую пищу. В самый разгар беседы за столом материализуется призрак Хуай, погибшей жены дядюшки Бунми. Слегка удивленные неожиданным воссоединением, родственники задают вопросы о том, как нынче живется в загробной жизни, интересуются, вовремя ли доходили молитвы и вещи, оставленные в храме. Внезапно, на лестнице появляются чьи-то горящие красным глаза, таинственный гость представляется пропавшим без вести сыном дядюшки, Бусонгом. Опознанный по голосу Бусонг получает приглашение к столу. Выйдя на свет, гость оказывается поросшим черным волосом обезьяноподобным существом.

    История рассказанная им…

    Невыносимо скучна, просто умопомрачительно, невероятно и даже баснословно скучна. И так весь фильм, смотреть его также скучно как читать написанную выше стенограмму. Все два часа повествования герои бродят по унылым локациям, изредка выходя из кадра, ввиду того что заторможенная камера больше интересуется красивой природой™. Однако Тарковского или Джармуша из Апичатпонга Вирасетакуна не выходит, как бы он не тужился его царство остановившегося кадра не рождает в зрителе тягу к созерцанию. Хуже того, вся картина приобретает отвратительно бытовой привкус хоум видео, будто дилетант с камерой и в семейных трусах снимает большое кино на своей подмосковной даче, предвкушая как потом весело заставит всех друзей и родственников пересматривать его снулую кинохронь.

    Ну, а если даже камере больше интересны пейзажи, чем пресловутый дядюшка, чем он может заинтересовать нас?

    Диалоги не просто скучны, или банальны, они просто бытовые. Кто, как и с аппетитом чего покушал и как впоследствии успешно сходил в туалет. Чем зрителя может заинтересовать колченогая тетушка Чен, или сам Бунми, в прошлом истребитель коммунистов, во благо добра, в настоящем истребитель колорадского жука, так же во благо добра. Да, зрителя может ненадолго заинтересовать история принцессы совокупляющейся с рыбой в надежде на чудо, чуда мы не видим, но если возникнет интерес в интернетах можно посмотреть, как женщины совокупляются с различными мертвыми и живыми животными, так что художественная ценность подобной истории мне представляется сомнительной.

    Не буду настаивать на своем, но рискну предположить, что жури Каннского фестиваля неожиданно обнаружило себя в ситуации Буриданова осла, неразрешимого с философской точки зрения выбора между УС2 и Дядюшкой Бунми. К счастью, там где осел издох, жюри вышло с блеском. Критики немедленно обнаружили в фильме неведомые бездны смысла. А удивленный режиссер счастливо мямлил, что вовсе не имел в виду ничего такого и вообще мопед не его, он просто разместил, чью-то там книгу, но всем как водится начхать. Мало ли что этот пошляк Апичатпонг там себе вообразил, глубокий и осмысленный, медитативный и пространный фильм в жанре мистического реализма, золотая же пальмовая же ветвь же!

    Кому теперь интересно, что для «мистического реализма» не достаточно отнять у призраков эффект удивлять своим появлением, необходимо добавить этот эффект удивительного простым и обыденным вещам.

    Финальная сцена очень живо напомнила Российский фильм *Пыль*, там, где герой сначала умирает телесной смертью, а затем и духовной. В данном случае, наверняка зная о существовании загробного мира, беспечный монах покидает свой пост, порождая своим скотским поведением временной парадокс. Как следствие один монах остается с пустым взглядом у телеэкрана, в то время как другой в наказание вынужден бесконечно ждать официанта в задрипанной кафешке слушая дрянную музыку. Судя по всему, сие была мораль, очевидно, это уморительно смешно и не лишено глубинного смысла.

    Диагональное резюме.

    По началу, признаться, хотел оправить этот фильм в сектор красных рецензий, но вовремя одумался. В целом фильм не плохой, ведь не может быть плохой картина, в которой множество людей нашло возвышенное и волшебное?

    Лучше я пошлю лучик презрения жюри Каннского фестиваля, ведь скажем прямо, если бы не золотая ветвь, я бы даже не обратил внимания на этот фильм. Посему, если жаловаться, то не в адрес режиссера.

    3 февраля 2011 | 15:43

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>