В пасти безумия

In the Mouth of Madness
год
страна
слоган«Приходилось ли вам жить в романе ужасов?»
режиссерДжон Карпентер
сценарийМайкл Де Лука
продюсерСэнди Кинг, Майкл Де Лука, Артист В. Робинсон
операторГэри Б. Кибби
композиторДжон Карпентер, Джим Лэнг
художникДжефф Джинн, Питер Гранди, Робин Мишель Буш, ...
монтажЭдвард А. Уоршилка
жанр ужасы, фэнтези, триллер, детектив, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
США  2.05 млн,    Франция  182.1 тыс.,    Испания  126.7 тыс., ...
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время91 мин. / 01:31
Произведения Саттера Кэйна побили все рекорды популярности — Стивену Кингу такое не снилось. Эффект, производимый на некоторых почитателей таланта Кэйна, — полная дезориентация и потеря памяти, массовые вспышки насилия, шизофреники, переполнившие клиники. Сам же автор романов ужасов, приносящих бешеный доход издательствам, исчез уже два месяца тому назад. Для его поисков издательство нанимает страхового агента Джона Трента, и поиски приводят его в город, описанный в книге, но отсутствующий на карте…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
51%
18 + 17 = 35
5.2
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Трейлер 01:54

    файл добавилTimofeiTimoshenko

    Знаете ли вы, что...
    • Фильм представляет собой дань уважения Говарду Филлипсу Лавкрафту, и содержит множество отсылок к его произведениям. Название фильма похоже на «В горах безумия» (In the mountains of madness), любимый рассказ Лавкрафта. Фильм начинается со сцены, где героя помещают в сумасшедший дом, и дальнейшее повествование идёт в его воспоминаниях — излюбленный приём Лавкрафта. Также, в фильме содержится отсылка к «Старейшинам» — персонажам «Мифов Ктулху», и упоминаются места и персонажи (например, миссис Пикман) из его текстов. В фильме есть и прямое цитирование Лавкрафта: когда Джон Трент читает отрывки из книг Саттера Кейна.
    • Персонаж писателя Саттера Кейна — явственная отсылка к другу Джона Карпентера Стивену Кингу, с которым ранее работал и Карпентер («Кристина» (1983)) и сценарист и продюсер Майкл Де ЛукаГазонокосильщик» (1992)). «Хобс энд» — выдуманный городок в штате Мэн — намёк на «Касл рок», место действия многих романов Кинга, и сама тема взаимоотношения писателя и толпы чрезвычайно сильно развита в творчестве Кинга.
    • Саттер Кейн по ходу фильма произносит фразу «Я говорил тебе, что мой любимый цвет — голубой?» У всех персонажей картины на крупных планах голубые глаза.
    • Фильм завершает «Трилогию апокалипсиса» Джона Карпентера, начатую фильмами «Нечто» (1982) и «Князь тьмы» (1987).
    • Здание, в котором снимались сцены сумасшедшего дома — это водоочистная станция в Торонто. В ней часто снимались также сцены и для других фильмов. После 11 сентября 2001 года станция стала закрытым объектом, и больше там уже ничего не снимут.
    • Сэм Нил, который начинал как режиссёр, давал Карпентеру полезные советы во время съёмок. Среди прочего он посоветовал снять некоторые кадры в сцене в отеле сверху.
    • «Хобб» (Hobb) — это устаревшее слово английского языка, означающее «дьявол»
    • Фильм «Робот-монстр» (1953), который смотрит герой Сэма Нила ближе к финалу — это один из любимых фильмов про монстров Карпентера в детском возрасте.
    • Оригинальные названия шести книг Саттера Кейна, обложки которых герой Сэма Нила использовал для составления карты, таковы: «The Hobb`s End Horror», «The Feeding», «The Whisperer in the Dark», «Something in the Cellar», «The Breathing Tunnel» and «In the Mouth of Madness».
    • В качестве «Чёрной церкви» Хобб-Энда был снят собор Преображения Словацкой грекокатолической церкви.
    • еще 7 фактов
    Ошибки в фильме
    • Внимание! Список ошибок в фильме может содержать спойлеры. Будьте осторожны.
    • Когда Джона помещают в мягкую комнату, даже без кровати, дабы он себе не навредил, лечащий врач оставляет в ней стол после ухода, что противоречит правилам.

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 3.0/10
    В 1995 году на фестивале во французском городе Жерармере (он пришёл на смену киносмотру в Авориазе, где целых два десятилетия проводились конкурсные состязания фантастики и фильмов ужасов) картина Джона Карпентера, одного из тех, кого можно назвать классиком жанра, не случайно соседствовала с работой другого аса — Уэса Крейвена, который включил своё имя даже в заголовок: «Новый кошмар Уэса Крейвена». Критики твердили о свежей струе в творчестве этих мастеров, якобы воспользовавшихся постмодернистским принципом построения лент на стыке вымысла и действительности, пародии и подлинного страха. Однако в этом смысле предпочтительнее выглядели произведения более молодых режиссёров, которые были показаны тогда в Жерармере — «Божественные создания» Питера Джексона и «О смерти и любви» Микеле Соави. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    Когда-то давно урывками видел куски фильма по телевизору. Чем-то, вероятно, они меня зацепили, напугали. Вспоминалось ощущение неподдельного ужаса и некоей безысходности. Теперь впечатления иные. Само собою время этого фильма ушло, и актуальность свою, и ужастистость он, казалось бы, потерял. Карпентер, конечно, классик и уважать его, стало быть, пристало. По крайней мере, он — один из пионеров жанра и почитание его заслуг, новаций, почина — это дань традиции и признак хорошего тона.

    Почти до середины картина кажется трэшем. Немногочисленные идеи из нее приходится буквально выцарапывать, если есть такое желание. А то и вовсе додумывать самому, либо взывая к своим переживаниям, либо просто рассуждая в широкой философско-культурологической перспективе.

    Во-первых, размышление авторов фильма о роли писателя. Если в изящных веках властителями дум были беллетристы, идеологи от искусства и на худой конец сентиментальные литераторы, то к концу двадцатого столетия художественное слово во многом девальвировало и стало на службу низменным чувствам и темным инстинктам. Задача взбудоражить, напугать читателя, привести его, скорее к замешательству, чем к получению каких-то мировоззренческих ответов, стала решаться параллельно с задачей получения сверхприбылей от писательства, издательства и книготорговли. Механизм прост — подсаживаем массу на эмоциональный наркотик, усиливая жажду впечатлений мнимых, симулярных, подменяя действительность ее образно-текстовыми суррогатами.

    Во-вторых, мотив роли писателя поддержан образом книги как человеческого феномена, способного символически, психически и теургически соединить природу и сверхъестественное. Книги, чья магическая сила неоспорима и велика в культуре, цивилизации и социальном обиходе.

    Но ощущение трэшэвости пропадает и на смену ему приходит внимание уже к серьезному произведению, когда приходит ключевой момент фильма, собственно, его кульминация — диалог страхового агента Джона Трэйта с писателем-мистиком Саттером Кейном. Позволю себе привести его практически целиком:

    «- Хочешь знать, в чем заключается величайшее заблуждение церкви? Религии вообще? — Природу ужаса невозможно постичь. В религии послушание приходит через страх. И всё же, даже веруя, невозможно постичь истинную сущность мироздания. Никто никогда не верил в Бога настолько сильно, чтобы он стал реален.
    - Но мой мир не такой! Твои книги всего лишь вымысел!
    - Но они расходятся миллионными тиражами, люди больше верят моим книгам, чем библии. […] Даже сейчас ты пытаешься найти разумное объяснение. Мой новый роман подготовит мир к переменам. Он черпает силы у новых читателей, у новых адептов. Все дело именно в этом: вера — когда люди начинают терять способность отличать вымысел от реальности…
    - Я не вымысел! — Вымысел!
    - Прочти книгу, если не веришь мне!
    […]
    - Теперь я — Бог!
    - Автор дерьмовых фильмов ужасов не может быть Богом!
    - Да, но я помогу тебе поверить в это: оглянись вокруг… Последним, оставшимся в живых, будет несладко. А через десять лет, а может быть и меньше, сказки о человеческой расе будут рассказывать на ночь детям, миф и не более того…»

    Каково!

    Вот здесь-то и раскрывается центральная идея этого фильма — идея зависимости реальности от ее интерпретации. Диалектика логичного и нелогичного, имеющего объяснение и не имеющего объяснения цементирует человеческое мышление как таковое. Но существование, бытие чего-либо в мире не зависит от нашей способности познавать, понимать и объяснять это бытие как факт, сообразовывая с нашими умственными способностями. Логика, эмпирика и наука часто играют с людьми злые шутки, заслоняя собою события и процессы, которые в силу своей ограниченности рамками образования не способно вместить сознание. Ведь мы всегда готовы принимать не сам мир, а ту или иную его картину — либо, если она логически непротиворечива, либо если в ней работают механизмы, зомбирующие нашу психику. Ну а разлом привычной интерпретации способен привести к эффекту умопомешательства.

    31 января 2011 | 19:59

    «Ничто так не прекрасно для глаза, как правда для ума; ничто так не безобразно и непримиримо с разумом, как ложь» Джон Локк

    Фильм Джона Карпентера 1994 года «В пасти безумия» является завершением трилогии апокалипсиса («Нечто», «Князь тьмы»), хотя и находит большое количество параллелей с предыдущим его фильмом «Чужие среди нас». Речь идёт, естественно, не о борьбе добра со злом, не о делении на белое и чёрное, в основе основ лежит понимание того, что есть правда, а что ложь. Поверхностно и в довольно косноязычной форме. В визуальном оформлении он всё также в основном прибегает к приёмам 80-х годов, создавая картину, которая своими принципами верна классике предыдущего десятилетия.

    Джон Карпентер и Майкл Де Лука поставили Джона Трента, в исполнении Сэма Нила, в положение, в котором ему придется столкнуться с одним из самых жестоких явлений нашего мира. К осознание ужасных по своей сути слов: «большие батальоны всегда правы». Одно из неизменных правил существования человеческой цивилизации. Рационализм Джона Трента не позволяет принимать увиденное им, поверить в то, что происходит вокруг, когда правда перестает быть правда. Неприятие очень часто приводит к нежеланию быть услышанным и вечному недоверию. В конце концов, отчуждение — изгнание — заточение.

    Карпентер в данном фильме отдаёт дань уважения не только Говарду Лавкрафту, Стивену Кингу и другим «писателям ужаса», но и истинным мастерам — видным политическим деятелям, они всегда умели находить оправдание своей лжи в человеческом страхе. Пока общество верит в то, что «ложь, повторённая тысячу раз, становится правдой», актуальность «В пасти безумия» никуда не исчезнет, даже не смотря на устаревший видеоряд.

    9 октября 2013 | 17:17

    Прогресс неумолим! Телевидение, сотовые телефоны, компьютеры, интернет и всевозможные прогрессивные предметы, которые все больше отрывают нас от реальности. Люди, постепенно перестают общаться в живую друг с другом! Куда проще общаться с помощью интернета в придуманном образе и мире!

    Первые минуты фильма показывают психиатрическую лечебницу. К буйному пациенту приходит врач, чтобы разобраться в его безумии. И пациент начинает говорить. Он, Джон Трент — страховой следователь, был приглашен в книжное издательство для того, что бы помочь найти автора книг ужасов Саттера Кейна, который неожиданно исчез! В помощь ему, дают помощницу редактора Линду Стайлз! Джон покупает несколько романов. Сравнив обложки книг он понимает, что на самом деле обложки — это послание, послание в виде карты, которая должна привезти его к писателю! Джон и Линда, отправляются в путь, наполненный ужасом, который решит судьбу всего человечества.

    Актеры! Сэм Нил (Джон Трент) справился со своей ролью блестяще! Ирония, безумие, ужас, все он передал так, что мне было действительно страшно! Юрген Прохнов (Саттер Кейн) так же блестяще справился с ролью!

    При просмотре фильма мне действительно было страшно! И страх меня не отпускал до самого конца! Спасибо за это великому мастеру ужасов Джону Карпентеру!

    Великолепный сюжет и потрясающие актерские работы! Браво!!!

    10 из 10

    6 апреля 2013 | 06:08

    Молодой худощавый паренек заметно нервничал: ерзал в кресле, не знал, куда деть руки, озирался по сторонам. Мужчина напротив него представлял полную противоположность: в годах, солидный, успевший набрать жирок, преисполненный неторопливой важности.

    Нервозность паренька вполне объяснима: решалась, можно сказать, его дальнейшая судьба. Мужчина за столом — главный редактор популярного глянцевого журнала, — читал его рецензию. Тестовое задание, по результатам которого будет принято решение: возьмут ли его на работу.

    - А что это за… — редактор отвлекся от чтения, но тут же скосил глаза обратно в текст. — …Чеширский пёс?
    - Персонаж, — выдавил из пересохшего горла парень. — Лирический герой, от лица которого ведется повествование.
    - Зачем он?
    - Чтобы читатель мог персонализировать автора, если не разделит его точку зрения и не спроецирует мнение на себя.
    - А почему его зовут «Чеширский Пёс»?
    - Это не имя. Никнейм. В духе современных тенденций…

    Редактор кивнул и продолжил чтение…

    Белый прямоугольник монитора в полумраке, небрежно отодвинутая клавиатура, пальцы на клавишах…

    Чеширский Пёс не знал с чего начать. С перечисления общеизвестных фактов? Банально. С отвлеченной жизненной истории в тему? Скучно. Пересказать синопсис — вообще за гранью добра и зла.

    Он вздохнул. Зачем вообще признаваться в любви к фильму, место которого не в топе лучших, а в разделе «бэшек»? Потому что любовь слепа? Или это просто вызов эстетам и кинокритикам? Как сгустить в слова такую абстрактную субстанцию, как «атмосфера», если сам не веришь, что она существует где-то еще, кроме твоей головы?

    Ответов он не знал. Зато знал, что если не пытаться — не будет никакого результата. Покачав головой, Чеширский Пёс набрал первое слово…


    «Машина «скорой помощи» под вой сирен выруливает к старинному зданию, уходящему с края кадра вглубь. На заднем плане беспечно плещется синее море и изумрудится газон. Имитация пасторальной викторианской готики.

    В следующей сцене пациент бурно протестует, агрессивно заявляя, что он не сумасшедший. Его определяют в комнату с мягкими стенами, где человек начинает говорить со своими внутренними демонами. Но загвоздка в том, что зритель видит тень воображаемого собеседника. Выходит, зритель тоже сошел с ума…?

    Апогей «Апокалипической трилогии» Джона Карпентера. Широко известный в узких кругах. Без пяти минут культ, без четырех — классика, без трех — шедевр, без двух — просто отличный атмосферный хоррор, и без одной — подборка культурологических матрешек.

    Знакомьтесь, Джон Трент. Человек и профессионал. Гордая птица свободного полета. Помесь частного детектива и страхового агента. Он разоблачает мошенников. У Джона (в исполнении, конечно же, Сэма Нила) очень хитрое лицо. Ведь чтобы поймать мошенника надо думать, как мошенник. А если долго вглядываться в бездну — бездна начнет вглядываться в тебя.

    Но Джон не любит абстрактных философствований. Джон — парень практичный. Его вера в то, что во всем можно найти причину, смысл и объяснение, если хорошенько поработать лопатой (не бить подозреваемых, как можно подумать, а раскапывать информацию) — незыблема как египетские пирамиды. Хотя, вспомнив нос сфинкса, прагматизм Джона выглядит более монолитным.

    Ради практичного заработка Джон подписывается на поиски пропавшего «бумагомараки» Саттера Кейна. Автора ужасов, ставшего популярнее Стивена Кинга, но частично списанного с последнего. Кейн приносит правообладателям стабильный и растущий доход, поэтому на его поиски брошены лучшие силы в лице Джона. А еще книги Саттера Кейна толкают людей на забавные поступки: например, кровоточить глазами и бросаться на окружающих с топорами. Но циничного Джона, свято верящего в пиарность всего происходящего, это не останавливает.

    Таков зачин истории Джона. Мы непременно узнаем, что с ним приключилось. Узнаем в рамках фильма «низкого жанра», который не поднимает острых тем, не рассуждает о вечных проблемах, не пытается донести до потенциального зрителя какую-то умную мысль. Этот фильм просто развлекает. И даже развлечение специфическое, на любителя. Дань уважения одного мастера жанра двум другим — Стивену Кингу и Говарду Филиппу Лавкрафту. Впрочем, посторонний зритель даже не заметит многочисленных экивоков. Для него, этого мифического стороннего зрителя, фильм может показаться глупой сказкой.

    «Но чем же он тогда хорош?» — спросят голоса в моей голове. «Атмосферой, — отвечу я. — А ещё — интересными фантастическими предположениями, оставляющими простор для размышлений и выводов». Голоса ничего не ответят: то ли удовлетворились ответом, то ли галоперидол подействовал.

    Атмосфера фильма — это классический детектив с примесью сперва щепотки Кинга, а затем — целой жмени Лавкрафта. Джон берет ментальную лопату, мысленно засучивает рукава и начинает копать, попутно, по законам жанра, фонтанируя красочными галлюцинациями. А потом — добро пожаловать в тихий американский городок на задворках условного штата Мэн. А оттуда рукой подать до…

    И хотя сюжет фильма вроде бы расставляет всё по местам, щедро разбросанные тут и там интересные мыслишки наводят на интересные мыслишки (простите за тавтологию). Стивен Кинг позже выведет себя в качестве персонажа книги, который не осознает, что он персонаж книги, которую сам же Кинг и пишет (причем как в нашем мире, так и в мире книги). Но он так и не коснется вопроса: что чувствует персонаж, которого автор пишет, как персонажа, осознающего свою персонажность. И — что интересно, — активно ей противящегося. Пока Джон сопротивляется и ищет объяснение (кроме самого очевидного) — он свободен. Он ездит по замкнутой пространственной петле, убеждая себя, что не там свернул. Но стоит ему смириться и поехать в другую сторону — и он попадает прямиком к Кейну. К автору. «Я мыслю, следовательно, ты — существуешь».

    Или невинный вопрос «Что станет с твоей нормальностью, когда ненормальных станет большинство? Норма станет извращением. И ненормальным будешь ты». Небольшой диалог в машине, который режиссер не развивает, предоставив зрителям подумать самостоятельно. А это чудесное символическое ночное шоссе, по которому навстречу друг другу несутся на одном велосипеде маленький мальчик и старый дед. И прелестная роль Хайдена Кристенсена, лучшая в карьере, потому что эпизодическая.

    Может быть, все эти отсылки и заигрывания с сознанием зрителя ничего не стоят. Может быть, фильм стандартен даже для «ужастика». Может быть, вся его прелесть и многозначность существует лишь в моей голове, а Джон Трент, пересматривая в кинотеатре фильм про свое безумие, смеется надо мной и моим «синдромом поиска глубокого смысла».

    Ведь бог не может быть просто бумагомаракой?

    Дочитав, редактор отложил лист в сторону.

    - Ну что, текст, конечно, специфичный, надо доработать. Но думаю Вы нам подходите. Только на будущее: читателям нужно не только мнение, но и понятная оценка. Выраженная в числах. Поэтому мы всегда ставим в конце оценку по десятибалльной шкале.
    - Видите ли… — парень наклонился вперед и перешел на шепот, — …согласно его замыслу, оценка будет только после нашего разговора.

    9 из 10

    19 августа 2013 | 04:27

    Из всего многообразия фильмов ужасов (этих оборотней, вампиров, зомби и т. д.) это один из самых, на мой взгляд, интересных и необычных фильмов с очень уникальным сюжетом. Этот фильм захватывает внимание и когда смотришь его в первый раз, и когда — в пятый.

    Фильм просто невероятный. Все персонажи на своих местах, видно, как меняются герои после приезда в город, как усиливается страх, ненависть в городе, усиливается атмосфера ужаса, ощущается приближение чего-то невероятно ужасного и темного… Это именно тот фильм, где атмосфера создается не обилием крови и кучи спецэффектов, а сюжетом, какой-то обреченной предопределенностью и бессилием главных героев.

    Конечно, несмотря на сюжет фильма, хотелось бы выделить бледную игру Сэма Нила. Хотелось бы больших эмоций, экспрессии от его персонажа. Слишком уж он спокоен (даже после осознания того, какую страшную роль ему отвели, какую страшную миссию он должен выполнить…) (но, возможно, я придираюсь, потому что и в других фильмах с участием Сэма Нила мы видим те же эмоции и подобное спокойствие даже в самых тяжелых ситуациях)

    19 декабря 2017 | 19:13

    В начале 90-х жанр ужасов изжил себя: новых фильмов выпускалось мало, больше выходило продолжений различных известных франшиз. «В пасти безумия» вышел в середине десятилетия, и привлёк меня этот фильм наличием в актёрском составе Сэма Нила, знакомым мне по «Парку юрского периода», и Юргеном Прохновым, которого я знал по более позднему фильму «Первобытное зло».

    Фильм переполнен атмосферой ужаса, но ужаса, нетипичного для представителей данного жанра в США: он переполнен таинственностью. Порой сюжетные повороты и новые события вводят зрителей в удивление, граничащее с недоумением и даже сомнениями. Подобно Джону Тренту, мы пытаемся мыслить рационально, пытаясь найти хоть где-то обычное объяснение тому, что происходит, и каждый раз события выносят нас за границы привычности, открывая мир непознанного. Где реальность, а где сон или видение? В этот мир, самую настоящую пасть безумия, людей окунает писатель Кейн, чья книга способна сотворить не много, ни мало конец света. В его произведении оживают жуткие твари из мира Лавкрафта, преследующие Трента сначала в обычных снах, потом в виде теней во всеми забытом городке, который по воле Кейна стал настоящим источником страха.

    Страх в этом фильме, в соответствии со словами же Кейна, чувствуется сильнее, чем в мифах и религии — он подобен дыму от сигарет, переполняющему наши лёгкие без возможности восстановления. Неважно, трезв человек, как Трент, или верит в написанное — каждому уготована своя судьба. Кто такой Кейн, зачем ему всё это нужно? Этот и многие другие вопросы будут неоднократно возникать при просмотре, а особенно сильный повод для размышлений появится в конце. Целое море для предположений, и маленькое озерцо объяснимости, и всё это на фоне ночи, быстро сменяющейся днём, рычания неведомых монстров, доносящегося из-за закрытых дверей, и ведущих в полную неизвестность ночного мрака дорог — вот, как можно охарактеризовать данный фильм.

    Остаётся напоследок похвалить актёрскую игру Сэма Нила, который, похоже, и во время съёмок не раз задавался вопросом: «Что же реально?». Также стоит заметить, что фильм превосходен и в визуальном плане: спецэффекты середины 90-х отличались большой правдоподобностью — и графики и макетов было в меру, не больше и не меньше, чем требуется. Желаете насладиться фильмом ужасов, где есть свои тайны? «В пасти безумия» — то, что вам нужно.

    10 из 10

    7 сентября 2016 | 01:03

    Нормальные люди и безумцы могли бы запросто поменяться ролями, если бы последних стало больше.

    Джон Карпентер — режиссер, который успел поработать со Стивеном Кингом при экранизации одного из его романов «Кристина», а также мастер по части съемок навевающих ужас фильмов (одно только его «Нечто» чего стоит). Поэтому было бы странно, не возьмись он однажды за работу над картиной, повествующей об исчезновении самого популярного писателя в мире, книги которого сводят людей с ума.

    Не трудно провести параллели и заметить, что прототипом этого писателя послужил ни кто иной, как сам Стивена Кинг, ведь Саттера Кейна даже называют Королем Ужасов — громкий титул, который уже не первый год застолбил за собой Кинг. И пусть он послужил лишь своеобразным прототипом, его имя все же упоминается в фильме, пусть и в ироничной форме, когда идет сравнение двух писателей и зрителю дают понять, что по сравнению с Кейном (у них даже инициалы одинаковые — С. К.) Кинг не более чем первоклассник рядом с университетским профессором.

    Тем самым нам предлагают сразу же осознать, с кем придется иметь дело детективу Джону Трэйту (Сэм Нил), отправившемуся на поиски пропавшего писателя в городок, который не отмечен ни на одной карте. Ведь если романы Кинга производят на многих неизгладимое впечатление, то какой эффект должны производить книги Кейна на жаждущих страха умы обывателей. Но если эффект окажется слишком велик, грань между реальностью и вымыслом сотрется, и придет тогда безумие, остановить которое уже никому не будет под силу.

    Но Трэйт все-таки пытается найти разгадку того, почему книги писателя сводят людей с ума. А ответ очень прост — что, если каждый из нас лишь плод фантазии некоего Саттера Кейна? Разве может придти такое в голову человеку в здравом уме? Вот люди и теряют рассудок, прочитав книгу и открыв для себя эту страшную правду — что не по образу и подобию божьему все они были созданы, и зря считали себя свободными людьми, веря в то, что никто не может ими управлять. Кейн, вот кто стал для них новым Богом и вершителем судеб, создав на бумаге новый мир, который, стоит лишь в него окунуться, с легкостью поглотит реальность, которую все считали единственно настоящей. «Я не марионетка в чужих руках!», — кричит детектив Трейт, не желая верить, что за него уже все давно решили, и брошенная им эта фраза также была изначально задумана всесильным писателем.

    Нечто подобное описывает Стивен Кинг в романе «Песнь Сюзанны» из цикла «Темная Башня», когда сам становится одним из персонажей книги и лицом к лицу встречается с созданным им героем, который, хоть и с большой неохотой, все же признает тот факт, что он — лишь плод фантазии другого человека. Впрочем, там все завязано в первую очередь на пересечении миров и возможности существования великого множества реальностей, которые могут населять одни и те же люди, только судьбы их в каждой из них будут различны. Но сходство с изложенным в фильме Карпентера все же имеется.

    А вы бы могли смириться с мыслью, что являетесь не больше чем персонажем одной из книг какого-нибудь сумасшедшего писателя? Бред? Возможно. Безумие? О, да! В том то и весь смысл.

    17 марта 2009 | 10:49

    Честно говоря, когда в начале данной картины один из героев заявляет, что некий вымышленный писатель Саттер Кейн во сто крат лучше Стивена Кинга, хочется верить что «В пасти безумия» будет хотя бы на уровне самой средненькой экранизации одного из произведений мэтра ужасов. Но когда начинается упоминание о склизких тварях, которые захватят мир, когда зрителю предъявляют город-призрак с его страшными детьми, сумасшедшим писателем и зловещими доберманами становиться ясно, что создатели ой как погорячились с таким поспешным заявлением.

    Такого пустого, скучного, абсолютно банального и совсем нестрашного кино еще нужно поискать. Даже глупейшие ужастики, где невольно вздрагиваешь от эффекта внезапности обойдут картину Карпентера в этом плане. Вместо страха в картине куча непонятной бредятины — чего стоит бабушка-осьминог или коп со страшным лицом, неужели режиссер в большей степени хотел показать какую-то комедию ужасов?! Видимо нет, в любом случае удалось это у него паршиво.

    Сюжет картины лежит вокруг поисков внезапно исчезнувшего писателя Кейна, которые приводят страхового агента Джона Трента в несуществующий на картах город, описанный в книгах писателя настолько досконально, что начинают возникать подозрения что в романах Кейна все реально. Ну а далее не самую плохую идею о том, что реальность может оказаться не такой, как мы ее представляли, превратили в карнавал безумия и нелепости.

    Буквально в завязке картины, неведомые голоса отвечают агенту — ты еще не дочитал до конца. И с середины фильма, зритель невольно ожидает какой-нибудь неожиданной развязки, чего-то удивительного и оригинального. Вместо этого он получает истерический смех в исполнении Сэма Нила…

    В итоге вышло глупое и скучное кино, которое менее ценно чем даже самая плохая экранизация произведений Кинга, там хоть оригинал был хорошим. Что же касается сценария Майкла Де Лука, он ужасен как и остальные его работы, часть с городом-призраком так вообще переписана с его предыдущего сценария — шестого «Кошмара на улице вязов».

    2,5 из 10

    8 февраля 2011 | 01:43

    Совершенно случайно наткнулся на этот фильм. Никогда собственно говоря о нём и не слышал. Захотелось посмотреть фильм схожий с «Сайлент Хилл». Кинопоиск порекомендовал этот. Ну что ж. Спасибо ему за это.:)

    Немного о сюжете. Фильм начинается с психбольницы, куда попадает некий Джон Трент, который говорит, что мир в опасности из-за книг Саттера Кейна. И что все, кто прочитают книгу этого автора обречены на заражение. Как-то так. Безумие, но так оно и есть. Самое главное здесь то, что фильм сразу же заинтриговывает и вплетает в события фильма. И становится действительно интересно.

    Лично мне нравится, когда в фильмах осознаёшь положение дел и ставишь себя на место главного героя. Если становится не по себе, значит фильм идёт в правильном русле, и жанр ужасов в нём даёт о себе знать.

    «В пасти безумия» не тот фильм, где каждые 10 минут зрителя пугают каким-то резким моментом. Самое главное здесь атмосфера. Жутко и интересно. То что надо. За это спасибо режиссёру Джону Карпентеру и Сыму Нилу — главному герою.

    Вердикт такой. Если вы хотите посмотреть интересный фильм ужасов, тогда «В пасти безумия» подходит для вас в самый раз.

    7 из 10

    12 марта 2015 | 17:36

    Я всегда с большим уважением относился к творчеству режиссера Джона Карпентера, и в большей мере из-за незабвенного хоррора «Нечто», а также ряда других интересных и разноплановых картин. Все его проекты, несмотря на разные жанры, имеют в себе общий неповторимый стиль постановщика. Не в последнюю очередь подобный эффект достигается благодаря специфическому саундтреку, который использует лишь несложные, но пронзительные мотивы. И во всех своих фильмах, за исключением того же «Нечто», Карпентер единолично писал музыкальное сопровождение, которое называл «стиль анти- Джон Вильямс». В 1994 году режиссер выпустил очередную неординарную картину под названием «В пасти безумия», которая заметно отличается от всех его прошлых фильмов своей психоделической загадочностью. Как и прежде, Карпентер сам сочинил свой фирменный саундтрек взяв в подмастерья малоизвестного Джима Лэнга, а также воплотил в жизнь блестящий сценарий Майкла Де Лука, который стал данью уважения таким великим мистификаторам прошлого и настоящего, как писатели Говард Лавкрафт и Стивен Кинг. Каждый кадр постановки словно веет их произведениями, причем Карпентер с уважением отнесся и к деталям творчества и первого (монстры аля-Ктулху, сцены с обложками книг…), и второго (тихий городок с мрачными тайнами, сухой педант в необычном окружении…) писателей. Ну а при просмотре зрителю все же придется поломать голову над вопросом — что же здесь происходит?

    Итак, сюжет фильма повествует нам о независимом детективе Джоне Тренте (Сэм Нил), который получает задание от крупного издательства во что бы то ни стало отыскать самого популярного автора романов ужасов Саттера Кейна (Юрген Прохнов), который несколько месяцев назад бесследно пропал. Не имея практически никаких зацепок, Трент тем не менее находит след автора, причем в городе, который придумал Кейн в своих произведениях. Решив отправится на место, отсутствующее на всех картах, детектив не ожидал что столкнется со всеми кошмарами, описанными в книгах, а его мировоззрение навсегда поменяется, как поменяется и наш мир, после неожиданного посещения городка Хобс-энд…

    Удивительно, но дух мистики присутствует в каждом кадре данного фильма. А постарались для этого абсолютно все, кто брал участие в съемках. Но не последнюю роль в художественной ценности фильма сыграл замечательный австралийский актер Сэм Нил, к тому времени познавший мировую славу благодаря «Парку Юрского периода». Нил исполнил главную роль детектива Трента так, что может показаться что его герой пришел к нам из классических детективных картин середины столетия, ну или из наследия Альфреда Хичкока. Трент является строгим профессионалом, который совершенно не верит в сверхъестественное. Каждое свое дело он заканчивает с шиком и изяществом. Его слабость — красивые женщины и сигареты. Наш герой это просто олицетворение элегантности и иронии, причем они дополняют друг друга пропорционально. И тем интереснее наблюдать за Трентом в необъяснимой ситуации, когда все его взгляды на жизнь рушатся, а все попытки исправить ситуацию приводят к замкнутому кругу.

    Конечно же самая интересная часть картины начинается именно по прибытии героя в Хобс-энд. Карпентер бесподобно передал атмосферу Стивена Кинга и показал идеальный городок в глуши, словно не от нашего мира. Милые домики, благожелательные люди, и исполинская мрачная церковь — все это настраивает на нужный лад. Конечно, когда в сюжет начинает вплетаться визуальная мистика, то эффект от просмотра немного сглаживается, так как нагнетание нужной атмосферы оказалось куда впечатляюще самого праздника монстров. Но в картинах, выпущенных довольно давно подобный эффект был довольно распространенным так как спецэффекты еще не вышли на нужный уровень и вызывали не совсем уж поражающее зрелище, тем более если смотреть проект спустя много лет после выхода, и фильм «В пасти безумия» также оказался с подобной проблемой.

    «В пасти безумия» несмотря ни на что является очень удачной попыткой снять картину в стиле Лавкрафта и Кинга, тем не менее не заимствуя напрямую их произведения. Это настоящее торжество атмосферы, призванное вернуть нас в прошлое и ощутить неповторимую атмосферу старого кино. Конечно далеко не всем понравится стилистика картины, но для почитателей великих мистификаторов и культового режиссера «В пасти безумия» будет интересным зрелищем.

    8 из 10

    15 июля 2013 | 11:48

    ещё случайные

    Заголовок: Текст: