всё о любом фильме:

Унижение

The Humbling
год
страна
слоган«Suicide is the role you write for yourself»
режиссерБарри Левинсон
сценарийБак Генри, Михал Зебеде, Филип Рот
продюсерБарри Левинсон, Аль Пачино, Джейсон Соснофф, ...
операторАдам Яндруп
композиторМарсело Зарвос
художникСэм Лисенко, Стивен Йос Фэн, Ким Уилкокс, ...
монтажАарон Янес
жанр драма, ... слова
бюджет
$2 000 000
зрители
Россия  8.6 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время107 мин. / 01:47
Успешный и знаменитый, одарённый, но уже «навсегда уставший» и утративший вдохновение актер в предвкушении финала карьеры пытается покончить с собой. Любовь и отношения с девушкой значительно моложе его, кардинально меняют вектор сведения счетов.
Рейтинг фильма
IMDb: 5.60 (4450)
ожидание: 97% (1955)
Рейтинг кинокритиков
в мире
51%
28 + 27 = 55
5.3
в России
75%
6 + 2 = 8
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм был снят за 20 дней.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 2517 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Саймон Акслер — престарелый актёр, в свои 75 пытающийся удержаться на шатких театральных подмостках. Память предательски начинает подводить его: всё труднее запомнить слова новых пьес, которые вдобавок то и дело путаются с текстом давно сыгранных ролей. Так нелепо угасает некогда большой актёрский талант. Во время одной из шекспировских постановок он с распростёртыми объятиями падает со сцены в зрительный зал, словно пересекая грань между игрой и реальной жизнью — метафора, дающая жизнь всему последующему повествованию.

    Весь фильм по своему устройству — сеанс Саймона Акслера по Skype со своим психотерапевтом, выслушивающим его через некоторое время после этого инцидента. Рассказ старого актёра выглядит неправдоподобно и вызывает сомнения в том, что эти события происходили на самом деле. Психотерапевт время от времени указывает на этот факт, но словно делает это больше для зрителя, чтоб тот понял: описываемые события вполне могут быть плодом воспалённого сознания Саймона, путающего реальность и выдумку, на ходу достраивающего сюжет и подбирающего факты. Но даже в такой ситуации чувствуется, что он не вписывается в свой собственный же рассказ, словно попав туда по ошибке. Молодая пассия, секс-игрушки, просьбы об убийстве, видно, что всё это не о нём — вместе с талантом и способностью выступать на сцене утеряно и понимание собственного места в жизни. Парадокс, дающий жизнь фильму, поскольку именно в этих моментах ролевого несоответствия наиболее ярко проявляется комичность образа главного героя, престарелого актёра, стремящегося вернуть былую молодость хотя бы в своём воображении. Так в жизни Саймона Акслера совмещаются театральные личины трагедии и комедии.

    Идея снять фильм по роману известного американского писателя Филипа Рота, как известно, принадлежит Аль Пачино. В глазах многих навсегда оставшийся Майклом Корлионе из «Крёстного отца», а для кого-то Тони Монтано из «Лица со шрамом», на западе он также имеет широкую известность по своим театральным ролям. От того-то и фильм, в котором он является не только главным актёром, но и продюсером, выглядит весьма театрально — в нём нет ничего такого, чего нельзя было бы поставить на сцене. В купе с тем, что режиссёром картины является Барри Левинсон, известный, но не имеющий отличительного визуального подхода, фильм рискует показаться публике довольно обыденным и непримечательным, уж слишком мало использованы в нём возможности кино и камеры. Того и гляди, можно принять повествование за формальное описание происходящих событий, тогда и сюжет покажется нелепым, и трата времени на просмотр напрасной.

    В отличие от своего экранного воплощения Аль Пачино с приходом старости совсем не сдаёт, а только выглядит ещё убедительней, опираясь на накопленный с годами опыт. Роль его компаньонки исполняет замечательная Грета Гервик, которая успела полюбиться по ролям в «Милой Фрэнсис» и «Римских приключениях».

    В итоге фильм получился увлекательным и насыщенным комическими ситуациями, хоть и не претендующим на особое кинематографическое место. Всем известно, что мир — театр, и здесь вы имеете возможность вновь в этом убедиться.

    15 марта 2015 | 22:51

    Для начала скажу про название. Вот я зачастую не до конца согласна с переводом названий. Дело скорее не в унижении, а в смирении. Humbling так же переводится, как — присмирённый, «тот, у кого срезали рога». Этот перевод кажется мне куда ближе к фильму.

    Во-вторых скажу, что, если вас, как и нас, отправят на этот фильм, как на «комедию», не верьте ни на грош. У меня, конечно, сложно с юмором и я не смеялась в 90% мест, где смеялся зал, но и меня пару моментов зацепили и повеселили, но комедией это фильм не делает однозначно.

    Про сам фильм мне что-то сказать сложно. Вот есть ощущение, что я его не до конца поняла. Частично я так и осталась неуверенна, что происходило в реальности, а что в воображении ГГ. То есть, некоторые сцены явно обозначены, но что-то мне кажется, что не все. В целом от фильма осталось ощущение, что мне что-то недообъяснили, недорассказали. Например, совсем не раскрыта позиция Пегин. Хотя, может это и ненужно, может, фильм не о том. Это как бы известная нам всем история о молодой любовнице и пожилом мужчине со стороны мужчины, мол и ему не сахар. Но жалеть никого не хочется. Как-то не про это фильм. Может, он про старость? Про страх смерти? Ну вот как-то и так не кажется. Или про творчество? Про мучения таланта и гения? Ведь ГГ постоянно про это говорит. Но дело в том, что говорит да и только. Наверное, ближе всего, лично для меня, будет сказать, что этот фильм про то, от чего нам хочется жить, что делает жизнь не длиннее, а шире. И это далеко не всегда то, что будет понятно другим. Это такое необъяснимое чувство, что тебе ХОЧЕТСЯ жить. Такое же необъяснимое, как и этот фильм.

    Единственное, о чем еще скажу — о восхитительных актерах! Весь этот фильм — это сценарий и актеры. И они просто превосходны! Аль Пачино хоть и потерял былой мачизм, но все так же приковывает взгляд к экрану, теперь образом печального бассета, правда. Открытием для меня стала Грета Гервинг — не могла просто наглядеться на нее весь фильм. Теперь обязательно посмотрю с ней что-то еще. Поразительно раздражающая Нина Арианда — это точно надо уметь! И отдельное спасибо за Домработницу. К сожалению, не нашла кто же исполнял эту роль, но каждое ее появление было по-настоящему Сценой.

    Я не буду пересматривать этот фильм. Не буду его кому-то рекомендовать. Но я получила удовольствие и подумать. Странное, но удовольствие, еще более странное, но подумать.

    27 февраля 2015 | 23:38

    Фильм-намек, фильм-загадка, как бесконечная лента Мебиуса, всякий раз выворачивается, избегая однозначной трактовки, и оставляет зрителю лишь прозрачную изнанку призрачного смысла.

    Известный театральный актер Саймон Экслер (Аль Пачино) во время очередного спектакля, наткнувшись на безразличие зала, выходит на авансцену, и, раскинув руки, делает шаг вниз. И летит в яму. Оркестровую. Уход со сцены оборачивается головокружительным падением в реальную жизнь, где для него, 70-ти-летнего младенца, в отличие от сцены, все в новинку, все опрокинуто ирреально, гипертрофированно плотно, несется по касательной в бездонную воронку сладостно гибельного финала. Бессмертие или смерть, слава или позор, могущество или бессилие, торжество или унижение? Как и полагается большому кино, новый фильм Барри Левинсона The Hambling (Унижение) ставит извечные вопросы, не давая на них однозначного ответа.

    Гениальный Барри Левинсон ("Доброе утро, Вьетнам», «Человек дождя» и др.) снял свой новый фильм «The Hambling» (Унижение) по одноименной новелле американца Филиппа Рота, пригласив на главную роль престарелого Аль Пачино, и, как водится, не прогадал.

    Тонкое кинематографическое чутье не изменило мастеру, несмотря на то, что его первый совместный опыт работы с Аль Пачино (телефильм «Вы не знаете Джека» 2010-го года) вряд ли можно назвать удачным.

    Премьера «Унижения» Левинсона, сделавшего из банальной, в общем, истории нелепого старика головокружительный полет по внутренней спирали мироздания, прошла в рамках 71-го Венецианского кинофестиваля, став его безусловным украшением. Хроника пикирующего бомбардировщика, прыжок в никуда, за который языкастые бродвейские пройдохи-газетчики окрестили Саймона спайдерменом, оборачивается ироничным и беспристрастным исследованием феномена старости.

    Вряд ли кто-то читал книгу американского классика, по которой поставлен фильм (Филипп Рот был одним из трех сценаристов), да к слову, если верить википедии, на великий и могучий ее пока и не переводили, но более точным русским названием для фильма было бы не «Унижение» (это буквальный перевод), а «Бессилие». Бессилие половое, творческое, физическая немощь и неприспособленность к реальной жизни, преодолеваются автором и главным героем благодаря иронии по поводу всего происходящего в реальном мире, который оказывается не более, чем странной фантасмагорической комедией, а все действительно значимое происходит на театральной сцене.

    Кстати, тонко подан в фильме, как принято нынче говорить «месседж» об этом самом бессилье главного героя, в частности, половом: в начале фильма Саймон (так, напомним, зовут персонажа Пачино), как Хемингуэй стреляется из ружья, но лишь царапает себе выстрелом ладонь.

    И далее начинается эдакая жизнь после смерти, когда к нему, настолько немощному, что не сумел даже толком застрелиться, спускается, как снег на голову, ангел во плоти в облике вполне себе аппетитной красотки в исполнении Греты Гервиг. Дочка актрисы, делившей когда-то с персонажем Пачино не только сцену, но, похоже, и постель, как-то невнятно, как это обычно бывает во сне, объясняет свое внезапное появление. И, словно продолжая подчиняться логике сна, который не успевая позаботится о правдоподобности происходящего, с лихвой искупает небрежность неотвратимостью, недавний самоубийца оказывается обладателем сокровища, втайне желанном, наверное, для любого юноши за шестьдесят.

    Но слава Богу, «Унижение» не опускается до старческого пытливого вуаеризма, которым грешат последнее время престарелые знаменитости от режиссуры, и — новый виток ленты Мебиуса — взбалмошная юная почитательница таланта оказывается лесбиянкой, а «Бессилие» Левингсона пересмешничает там, где остальные его пожилые коллеги впадают в какие-то уж совсем неприличные экзерсисы,

    Дальше больше, и чем дольше, тем глубже герой увязает в череде все более нелепых обстоятельств, которые в других предлагаемых выглядели бы как бесконечная аляповатая жвачка дурной мыльной оперы. Но только не у Левинсона, который неожиданно выходит в финале, перенесенном из реальной жизни на сцену, где немощный Саймон велик и прекрасен, на высокую трагическую ноту. И буквально на секунду, сквозь призрачную изнанку эксцентрической комедии, мы вновь видим всесильного Аль Пачино, который заставляет трепетать и недоумевать (как это ему удается) зрителей — как тех, которые пришли в фильме на театральную премьеру «Короля Лира» с Саймоном Экслером в главной роли, так и «настоящих», сидящих в зале кинотеатра — не знающих, верить или нет в то, что только что случилось на ее глазах.

    А случилось чудо появления еще одного прекрасного фильма со старым, но по-прежнему блистательным и искренне любимым зрителями всего мира Аль Пачино, Чудо, материя которого не поддается осознанию на уровне здравого смысла, чудо, которое будучи практически названным, вдруг вновь ускользает, мелькая где-то на грани очередного изгиба неуловимой ленты внимательным кареглазым призраком майклакорлеоне за темным стеклом.

    3 марта 2015 | 00:01

    Я начинаю понимать героя Аль Пачино — театрального актёра Саймона Экслера, когда начинаю писать рецензии. Тяжёлый труд. Творческий кризис. Одновременно и желание создать, и боязнь остаться незамеченным и забытым. На этой ноте закончу это лестное для меня сравнение и перейду прямиком к Саймону Экслеру.

    - Я извиняюсь, может быть вы и не знаете это, но я знаменитость.

    При словах «творческий кризис» я первым делом представляю писателя или сценариста, который не знает о чём писать, на худой конец художника, который не знает что ему изобразить на холсте. У Экслера, пожилого бродвейского актёра, несколько иной кризис. Он запросто, во время постановки шотландской пьесы произнёс бы: — «Прогнило что-то в Датском королевстве.» Но перетасовка слов из разных пьес это не главная его проблема. Он перестаёт различать сцену и жизнь. В реальной жизни, занимаясь обычными делами, он сомневается верят ли ему люди и правдоподобен ли он сам, подражая фразе Шекспира, которую он цитировал в самом начале фильма: «Весь мир — театр. В нём женщины, мужчины — все актеры.» Жаль что я знаком с творчеством величайшего драматурга лишь по наслышке. В противном случае моя рецензия обросла бы цитатами, фактами и величием. Но увы, могу лишь рассуждать о фильме том.

    - Лицо моё лишь маска. В нём и трагедия, и комедия. Приятель, давай сегодня смешает их. Обоих вас люблю.

    Фраза Саймона Экслера в начале, в разговоре с двумя театральными масками, как будто зеркало для остального хронометража фильма. Не знаю, чья это заслуга в первую очередь. Барри Левинсона? Сценаристов? Или Аль Пачино? Конечно же в дуэте с Гретой Гервиг. Вероятно командные усилия. «Унижение» весьма умело лавирует меж двух столпов искусства — комедией и трагедией. Словно ежеминутно меняя те самые маски, которые похоже служили талисманом у Саймона. Талисман подвёл. Но не фильм. Аплодисменты. Занавес.

    «Видимо, у Хэмингуэя руки были длиннее.»

    2 марта 2015 | 19:02

    Барри Левинсон, безусловно один из лучших голливудских ветеранов, в своё время удостоившийся Оскара, за изумительного «Человека дождя». В последнее время, дела у режиссёра развиваются не лучшим образом, а картины получаются не такими вдохновляющими, какими мы видели их в прошлом веке. Последний успешный фильм, «Вы не знаете Джека», у Левинсона вышел три года назад, вместе с выдающимся актёром Аль Пачино, который за роль «доктора Смерти» удостоился Золотого глобуса. Сотрудничество режиссёра с актёром продолжилось, и Аль Пачино вновь сыграл главного героя, в новом фильме Барри Левинсона, с несколько странным названием «Унижение», учитывая, что картина рассказывает про любовную историю, между пожилым актёром и молодой девушкой.

    Фильм начинается ознакомлением с главным героем, Саймоном Акслером, являющимся успешным и знаменитым театральным актёром, который находится на последней стадии своей творческой деятельности, из-за чего у него появляется депрессия, что в свою очередь, приводит к попытке покончить жизнь самоубийством. Подавленность и отчаяние Саймона приводят не только к попытке суицида, но и вызывают у него иллюзии, смешивая тем самым реальность и воображение. Сюжет весьма схож с новым фильмом Алехандро Гонсалеса Иньярриту, «Бёрдмэн», номинированным в 9-ти номинациях на Оскар, где герой Китона, также являлся актёром, который находился на закате своей карьеры и пытался всеми силами найти нужное вдохновение. Несмотря на то, что герои двух фильмов удивительно похожи друг на друга, всё же они отличаются своим дальнейшим поведением. Если персонаж Китона вовсю погружается в иллюзию, и поддаётся этому безумному, но одновременно очаровательному воображению, то персонаж Аль Пачино, старается контролировать себя, тем самым удерживая эту грань.

    Фильм Барри Левинсона, снят по роману Филипа Рота, соответственно к опытному сценаристу Баку Генри, за сюжет нельзя сильно придираться, но всё же, наблюдать за отношениями пожилого актёра и молодой лесбиянки, несколько нелепо. Грета Гервиг, актриса обаятельная и талантливая, что собственно и доказала она, сыграв в фильме Ноа Баумбака «Милая Фрэнсис», однако своим присутствием в данном фильме, актриса должным образом не вдохновляет зрителей. Её героиня является вдохновительницей для главного героя, но никак не для зрителя, который ждал большего романтизма. Немало фильмов, посвященных отношениям пожилого человека и молодой девушки, однако в них чувствуется любовь, хоть и часто платоническая, но всё же она выявляется, что нельзя сказать о фильме Барри Левинсона, где отношения и чувства поданы так безвкусно, а местами даже несносно и небрежно, что сбивает с романтического настроя. Единственное, что держит этот фильм, это убийственная харизма Аль Пачино, который в свои 74, всё ещё приятно поражает. Скучные диалоги и депрессивная атмосфера, постоянно начинают удручать, но шарм вместе с весёлыми шутками, способствуют удержанию фильма на плаву, повествуя историю про выдающегося театрального актёра, тем самым, шаг за шагом, ведя картину к кульминации.

    Новый фильм Барри Левинсона нельзя назвать удачным, он скорее вызывает смешанные чувства. С одной стороны простые, ничем не примечательные отношения, а с другой — поразительный актёр, вызывающий приятные эмоции. Картина получилась довольно простой и сырой, а режиссёр не удосужился её приукрасить и вдохновить должным образом, что всеми силами пытался сделать Аль Пачино, демонстрируя зрителю своё актёрское мастерство, за маской которого, держалась тонкая грань, между гениальностью и безумием.

    26 января 2015 | 21:56

    Унижение — это старость: без памяти, беззубая, безглазая, без вкуса, без всего. Что может продержать на плаву? Любовь, та что сохранилась и они вдвоём, плетутся к концу — нежно или сварливо, заботясь друг о друге.

    Одиночество в старости, как бы ты себя не уговаривал, преимуществом свободы — внутренне настроено на чувства, на чудо и его много не бывает.

    В старости действует правило: кто ты есть, то и с тобой, и притягиваешь подобное своему искривлённому мироощущению, потому, как о душе актёр не заботиться — трудно выловить в сонме ту, что была твоей.

    Растерян Саймон, в глазах паника (великий актёр Аль Пачино) и кулем падает со сцены в пустоту, наверное, подумывал давно и вот случилась решительная минута.

    Подобно смартфону, заполняющему собственную пустоту и лишь с ним в руках чувствовать себя чем то, так и актёр заполняет себя сценой, дублями в фильмах. Быть актёром.. . это же отразится на карме индивидуума и оставшись без ролей — растеряться до крайности и даже боль репетировать, будто не наяву себя покалечил.

    Здесь в сценарии ирония? Вряд ли! Кто, скажите, из великих актёров, да, и не великих — заканчивал хорошо? Десяток, сотня?

    - Это чтобы Вам было понятно — я уже не вернусь на сцену никогда! — сказал Саймон.

    Он рождён для сцены, у него это получалось, а теперь предстоит играть самого себя. То, что «выбивает из седла» актёра, применимо ко всем профессиям и монолог Саймона на сеансе психотерапии — ключ к пониманию старости, как трагедии.

    А, далее я потеряла нить к сюжету, стало скучно: диалоги пусты, паузы длинны, женщины не интересны. Актёр играет свою жизнь, но оваций нет. Потому, что нет зрителя.

    19 октября 2015 | 23:05

    Саймон Экслер — старый лицедей выступающий на Бродвее, лучшие годы позади, зрители предпочитают таращиться на экраны своих гаджетов, реплики произносимые дрожащим старческим фальцетом не вызывают у них интереса. В ходе очередного спектакля Саймон падает в оркестровую яму, звучно рассекая воздух орлиным профилем… Неудачная попытка продублировать своего кумира Хемингуэя, ствол выскальзывает из старческого рта, депрессия, психиатрическая лечебница. Спасение приходит в виде спелой, ногастой девки, представившейся дочерью старой знакомой, и по — совместительству лесбиянкой…

    Что общего между 67 — летним пацанчиком, чья птичка всё реже и реже поднимает голову, и витальной, полной жизненных соков девицей? Любовь? Возможно. В наличии прекрасная постельная сцена, Саймон пытается проникнуть в Пижон Майк Степлфорд (легко запоминается, правда?) в позе, которую умные люди назвали «тесный союз», но… радикулит решает иначе, и старичок засыпает под весёлое жужжание вибратора.

    Ну хорошо, может быть они близки духовно? Родственные души? Он наслаждается жизнью: беседы с психоаналитиком, увлекательное созерцание противоположной стенки, чарующие галлюцинации. Она тоже тоскует: бассейн с подогревом, дизайнерские шмотки, бары, легкодоступные девки. Налицо полное родство душ.

    Левинсон (режиссёр этого фильма) — старый ядовитый дедок привычно глумящийся над всем, что попадает в его поле зрения. Тупость зрителей, отождествляющих актёра и персонажа демонстрирует бабёнка требующая от Саймона, чтобы он убил её мужа. Саймон задаёт резонный вопрос — почему я? Ответ: вы были так убедительны в роли убийцы. Трансгендеры, лесбиянки, толерантность, реалистические грёзы Саймона — всё это создаёт ощущение сладкого, искусно наведённого морока. В какой — то момент возникает сомнение — а девица существует в реальности, или является галлюцинацией?

    Фильм более тонкий, чем кажется на первый взгляд. Режиссёр подвергает тотальной иронии многие духовные скрепы современного западного общества. «Унижение» — безжалостная сатира, злобно рвущая священных для либерала коров в клочья. Современный мир показан нам глазами человека пожилого, и этот мир отвратителен, человеку нормальному в нём места нет.

    Аль Пачино предстаёт во всей мощи своего дряблого, морщинистого тела. Он передвигается исключительно на полусогнутых, напоминая Колюна в исполнении Шакурова (Друг), рот его по — стариковски открыт, крупные планы облизывают большие кожистые складки в которые превратилось лицо старого мима. Он всклокочен как старый чёрт, одинок и абсолютно несчастен. Единственная надежда героя — это тушистая лесба, жадная, сволочная и до отвращения эгоистичная. Но, реальна ли она?

    Итог.

    Грустное и смешное одновременно, очень личное, пронзительное высказывание об одиночестве.

    10 из 10

    15 февраля 2015 | 22:01

    Даже не зная творчества режиссера — хотя мало людей найдется, которые не смотрели «Доброе утро, Вьетнам», «Человек дождя», «Багси» — можно усмотреть в фильме его профессиональный стиль и тонкое чувство юмора в драматичных сюжетах. «Унижение» вошло нашу перенасытившиеся афишы скромно и деликатно, но громогласным именем Аль Пачино.

    Фильм Бари Левинсона, как дань уважения величайшему актеру, если не века, так нескольких поколений, уж точно. Он оправдывает все ожидания и не потерял своей убедительной игры, харизмы, да так, что после фильма задав себе вопрос «так о чем же этот фильм?» трудно отойти от кричащего ответа «Про Аль Пачино и для Аль Пачино». Но ведь фильм изначально был заявлен нам, что поведает историю про одиночество, про любовь старого актера к молодой особе и, в конце концов, про унижение! За весь сеанс многие, я уверена, забудут про все и будут очарованы игрой «Тони Монтано», забыв сюжет самого фильма не веря игре других актеров, к подтверждению, попробуйте после фильма вспомнить имя главного героя.

    Фильм стоит смотреть за театральность, которую блестяще создал режиссер и его команда. Будучи не профессионалом можно заметить как оператор и монтажер легко создали затянутую и скучную, но очень любимую нам атмосферу спектакля. Только аплодисментов и выхода актеров на сцену не хватает. Его стоит смотреть, если вы хотите увидеть смешного и интеллигентного Аль Пачино в стиле героев Вудди Алена. Но если вы ожидаете глубокую интерпретацию книги Филипа Рота и заявленную в афишах столь актуальную тему о неравной любви, то фильм вас скорее всего разочарует.

    24 февраля 2015 | 03:13

    Филип Рот — американский литературный классик. В 2016-м выйдет фильм по его роману, заслужившему Пулитцеровскую премию «Американская пастораль»(1997). В его ожидании уже сейчас можно посмотреть экранизацию другого романа Рота — «Унижение», который был написан в 2009 году.

    Взявшийся за его перенос на экран Барри Левинсон, уже одним «Человеком дождя» внесший свое имя в анналы кинематографа, сам по себе еще примечателен и тем, что из режиссеров-тяжеловесов Голливуда в его творчестве наиболее четко выделяются взлеты и спады. К сожалению, ныне потенциал его картин упорно ползет вниз, и, понимая это, Левинсон пошел на, казалось бы, беспроигрышный вариант: обратился с благословения знаменитого писателя к его известному роману про взаимоотношения стареющего актера и юной лесбиянки.

    Чтобы уж совсем попасть в точку, он пригласил на главную роль актера-титана Аль Пачино, который сыграл у него в «Вы не знаете Джека» в 2010-м.

    Кроме того, следуя принципу «старый конь борозды не испортит», Барри Левинсон еще раз подстраховался, пригласив в качестве сценариста Бака Генри. Когда-то Генри, один из старейших из ныне живущих в этом ремесле мастеров, писал довольно годные сценарии, правда, ныне переключился преимущественно на сериалы.

    Что же получилось? Обратимся к сюжету.

    Саймон Экслер — актер театра, играет роли в пьесах Шекспира. Он переживает творческий кризис. Экслер стареет, забывает события, чуть не просыпает выход на сцену и однажды падает на ней в обморок. В конце-концов, впав в депрессию, он неудачно пытается застрелиться из двустволки, «как Хэмингуэй».

    Экслер все время общается по «скайпу» со своим психологом, пытаясь разобраться в себе. Неожиданно его жизнь меняется, когда у него просит приют дочь его друга. Экслер, который всю жизнь отдал сцене, и так и не завел ни жены, ни детей, ни друзей, оказывается в совершенно новой для себя ситуации. Его чувства к юной девушке балансируют где-то между платонизмом и реальным желанием, и он ведет себя в различных ситуациях, возникающих в их взаимоотношениях, поступаясь своим эгоцентризмом. В конце фильма он узнает от ее матери тайну, связанную с этой девушкой, и неожиданно — с ним.

    Очень уж «Унижение» вышло неоднозначным. Оно полно трагифарсовых коллизий, грубого эротизма, психологической подоплеки. Удивительно, как вообще Баку Генри удалось слепить из такого непростого произведения хоть что-то смотрибельное. Как побочное действие, чтобы передать атмосферу и суть книги, Генри пришлось буквально загромоздить диалогами все действо, из-за чего «Унижение» выглядит ими сильно перегруженным. И этот груз не облегчает даже изредка мелькающий юмор.

    Звезда Пачино буквально освещает фильм, но даже его участие не может повлиять на непростое для восприятия содержание. Грета Гервиг по профессионализму очень далека от этого гиганта, может быть поэтому я не смог ее тут хоть как-то воспринять.

    Получился фильм не для всех. Барри Левинсону, казалось, многое по силам, но в «Унижении» сюжет движется к своему финалу с пробуксовкой. Донести до зрителя роман Рота оказалось очень непросто, и Левинсон, увы, не сумел данной экранизацией, несмотря на все приложенные усилия, направить синусоиду своего творческого успеха вверх.

    3 февраля 2015 | 22:02

    Гениальность сложно мерить шаблонными рамками. Нельзя однозначно взять и решить, что уединение Брандо длившееся более двадцати лет есть бегство от самого себя. Нельзя считать и пошлостью многочисленные однотипные работы Джекки Чана, каждая из которых замечу, ни разу не опускалась ниже достаточно высокой рамки, некогда заданной этим талантом. Нельзя и обличать аль Пачино, который очевидно полностью сроднился со своим любимым Нью-Йорком, знакомыми много лет продюсерами и режиссерами и видимо так и будет на протяжении последующих лет выдавать адаптации Шекспира. И не так уже важно, что фильм Барри Левинсона полностью проигрывает своим прототипам, почерпнутым из творчества Вуди Аллена и Александра Пэйна. Это неважно.

    Важно, что гениальный актер получает площадку для реализации своих амбиций. В очередной раз он демонстрирует отточенный стиль, который правда уже совсем не нов. Но, ведь и лет актеру уже не так мало. Достаточно взглянуть на фильмографию — регалий предостаточно, равно как и новаторских работ. Сердцу, вероятно, не прикажешь. Ну а это значит, что вся значимость произведения сводится ни к аллюзиям на шекспировского «Короля Лир» или кровосмесительному ужасу, а просто к очередному трибьюту — оде таланту Аль Пачино.

    Тут можно порассуждать о скромности актера и инерции в его карьере, которая вероятно началась еще в конце семидесятых, когда он отказался от роли Хана Соло и работе в «Апокалипсисе наших дней». Однако, при всей своей неочевидности — это ведь развитие. Странное, нелогичное, непонятное, но можно ли судить о правильности поступков гения?

    А фильм — посредственный получился, как и большинство работ Аль Пачино, созданных им в последние годы.

    4 из 10

    2 марта 2015 | 23:24

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>