всё о любом фильме:

Автокатастрофа

Crash
год
страна
слоган«The most controversial film you will ever see»
режиссерДэвид Кроненберг
сценарийДэвид Кроненберг, Дж. Г. Баллард
продюсерДэвид Кроненберг, Крис Оти, Андрас Хамори, ...
операторПитер Сушицки
композиторГовард Шор
художникКэрол Спайэр, Тамара Деверелл, Денис Кроненберг, ...
монтажРональд Сандерс
жанр драма, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
США  732.2 тыс.,    Франция  541.7 тыс.,    Италия  528.9 тыс., ...
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
рейтинг MPAA рейтинг NC-17 лицам до 17 лет просмотр запрещен
время100 мин. / 01:40
Номинации (1):
Продюсер Джеймс Баллард и его жена Кэтрин — искатели эротических приключений. Есть у обоих и другая страсть — к автомобилям. Однажды Джеймс попадает в страшную аварию. В клинике он знакомится с жертвой этой аварии Хелен и ее приятелем Воэном.

Так начинается освоение Джеймсом и Кэтрин новых ощущений: сексуального возбуждения от бьющихся машин и травмированных тел.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
58%
29 + 21 = 50
6.5
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Для съемок фильма понадобилось пять «линкольнов» — три для езды, один для полного разрушения, еще один – для того, чтобы срезать половину и установить внутри съемочное оборудование.
    • В фильме были эротические сцены между Баллардом и секретаршей; Кроненберг вырезал их, посчитав, что между актерами и так возникла потрясающая «химия», чтобы разрушать ее побочными связями.
    • Фраза Вона — «Автокатастрофа событие плодотворное, а не разрушительное» — является дословной цитатой из другого романа Балларда — «Выставка жестокости», который вышел в 1970-м, за три года до «Автокатастрофы».
    • Кроненберг уверял, что весь фильм снял в получасе езды от его дома в Торонто.
    • Картина в некоторых странах была запрещена, а в Великобритании ее показ оказался строго ограничен.
    • Агент Дэвида Кроненберга предрекал режиссеру, что этот скандальный фильм погубит его карьеру.
    • Картина снята по одноименному роману британского писателя-фантаста Джеймса Балларда.
    • Исполнить роль Вона предлагали австралийскому актеру Майклу Хатченсу, умершему спустя полтора года после премьеры фильма.
    • В «Автокатастрофе» Дэвид Кроненберг воспроизвел аварию, в которой погиб Джеймс Дин.
    • еще 6 фактов
    Трейлер 01:25
    все трейлеры

    файл добавилFave

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 62 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Фильм на самом деле не для широкой публики. Как обычно, о всякого рода извращениях в современном мире принято умалчивать. С одной стороны это возможно и правильно.

    Фильм достаточно странный. Я не могу его называть высокохудожественным. Делая ставку на шокирующее, Кроненберг слегка перегнул палку. Ну на самом деле, главных персонажей можно назвать психически нездоровыми.

    Хотя, может Спейдору и не привыкать, перед этим фильмом шел «Секс, ложь и видео», а после «Секретарша» — тоже достаточно странные фильмы, показывающую чуждую многим сторону сексуальности современного человека.

    Научный прогресс шагнул вперед, делая людей всё более капризными. Нас уже не удовлетворяет формы секса и всё что с ним связано. Следовательно появляются различные извращенцы, про которых, как часть нашей жизни снимают кино. Вопрос в другом, нужно ли нам его смотреть. Или она предназначено исключительно для тех, про кого снимают?
    Ясно одно, что интимные места Деборы Унгер явно не сделали своё дело и не заинтересовали обывателя, а всё остальное выглядит мягко говоря необычным.

    Хотя стоит похвалить режиссера, за атмосферу фильма. Достаточно непросто поддерживать её на одном уровне на протяжении всего фильма.

    5 из 10

    10 апреля 2006 | 03:12

    Надо признать: такого странного фильма мне давно не приходилось видеть. Его смысл туманен, ускользает от зрителя, скрыт метафорами. Пожалуй, он чем-то напоминает вышедший 16 годами позднее «Космополис» того же Кроненберга, но общего не так уж много: автомобили, секс, туманность изложения и стильность (снят фильм действительно здорово). Соглашусь с уже высказанным здесь мнением: идеи явно перекликаются с идеями Фрейда.

    Актерская игра мне понравилась, никто нареканий не вызвал. Саундтрек Говарда Шора не слишком богат, очень часто звучит одна и та же тема, но она, как ни странно, не надоедает и очень уместна в фильме. Визуальный ряд тоже хорош, особенно сцены аварий.

    10 из 10

    За оригинальность, стильность и глубину.

    4 февраля 2014 | 12:09

    Киношник Джеймс Баллард (Джеймс Спэйдер) и его жена (Дебора Кара Ангер) упражняются в супружеской неверности, не смущаясь обсуждают подробности, это, видимо, и составляет всю соль их семейной жизни, однако успело превратиться в рутину. Но однажды с Джеймсом происходит страшная авария, которая странным образом явилась источником неиссякаемой сексуальной энергии; подливают масло в огонь и новые знакомства, которые влекут за собой перестановки в ролевых играх.

    Основанный на произведении Джеймса Балларда (да, героя зовут также) фильм Кроненберга вызвал скандал, а где-то и вовсе был запрещен к показу, но награжден особым призом в Каннах. На его счет существует множество суждений, рассматривающие феномен под разными психологическими соусами. Я просто предложу свое видение событий.

    Оторваться от совокупляющихся в течении полутора часов пар и групп другой численности невозможно, не смотря на изуродованную природу этих отношений. И дело здесь не только в холодной, но все же эстетике (хотя и в ней); во время просмотра или «подсмотра» в замочную скважину начинает мерещится, как в визуальной иллюзии, нечто, спрятанное в высокой траве. В какой-то момент расфокусированный взгляд видит уже не пару муж-жена, а очень похожих друг на друга брата и сестру, у которых одна страсть, одно желание. И так в голове всплывает сказка о Гензель и Гретель, только отраженная в кривом зеркале современного мира. Словно брели брат с сестрой голодные по лесу, наткнулись на сказочный дом; «дай, — думают, зайдем». Вся история, вплоть до сожжения людоедки, предстает на экране в виде извращенной, изуродованной картинки. Потому как голод их вызван не скудностью, а пресыщением; пряничный домик их привлек новизной и свежестью, обещанием долгожданного адреналина и, порезвившись на славу, так же играючи сожгли ведьму.

    Вселенная этого фильма уродлива не откровенность сцен, или лицезрением страшных шрамов после аварии, а противоестественностью помыслов и желаний, сказочный лес оказывается шумной магистралью, где река отравлена. Сказочные брат и сестра не возвращаются домой, после долгого и сложного пути, оказывается, им самое место в жутком домике из сладостей, где они и остаются. Где оставил их режиссер, презревший порочность современного общества.

    11 мая 2016 | 02:41

    Редкостная по своей фееричности заунывная бредятина для больных людей и про больных людей, но с претензией на оригинальность. Оригинальность, видимо, в том, что больше никому в голову такое снять просто не пришло.

    1 из 10.

    3 января 2007 | 01:05

    Из краткой исторической справки, которой обычно снабжают литературный источник данной ленты — одноименной роман британца Джеймса Балларда — известно, что после публикации в 1973 году он был встречен обществом весьма недоброжелательно. Оно и понятно: редко в какой книге найдешь такое обилие откровенных описаний половых актов, помноженное, к тому же, на более, чем нетрадиционный объект сексуальности. Родившись снова в 1996 году в фильме Дэвида Кроненберга, данная история, хоть и утратила львиную долю натуралистичности, все же продолжала испытывать нападки ханжески настроенных зрителей и критиков. Не стану здесь пересказывать историю о том, какой скандал разразился на 49-м Каннском фестивале, эта информация хорошо поддается поиску.

    Научно-фантастических произведений на тему контакта человека и машины, роли и места машины в социуме, очень много. Однако качественное отличие «Автокатастрофы» в том, что и Баллард, и Кроненберг досконально, въедливо исследуют психофизику и психиатрию привязанности человека к механизму, вскрывают причины процесса появления этой привязанности, выворачивают его наружу. Причем здесь авторские почерки писателя и режиссера как никогда близки, можно сказать, они сливаются и перемешиваются подобно сперме и крови в тексте романа. Впрочем, Кроненберг-старший хорошо умеет выбирать для своих картин первоисточники — тех авторов, которые, по-видимому, близки ему по духу.

    В случае с «Автокатастрофой» своеобразная диалектика состоит в том, что фильм облекает книгу в более четкую и стройную форму, а книга придает фильму осмысленности и остроты. Без фильма книга предстает по большей части как бесконечный поток сознания помешанного человека, в котором все яростно сношаются, в ней есть интересные мысли, но вряд ли обычный читатель, которому посчастливилось ни разу не попасть в аварию, сможет проникнуться ими, понять главных героев. С другой стороны, без знания текста романа зритель опять же не сможет в достаточной степени прочувствовать экранизацию, так как фильм показывает события глазами внешнего беспристрастного наблюдателя, а сюжет местами форсированный, герои ни с того ни с сего начинают совершать какие-то противоречащие здравому смыслу действия… Атмосферность «Автокатастрофы» Кроненберга без книги была бы чисто технической, основанной на как бы проступающих сквозь туман или сновидение визуальных образах и традиционной для данного тандема режиссера и композитора медленной напряженной музыке. Сия трагедия трансформации человеческой психики под напором насилия и технологий (как обычно пишут о книге критики) раскрывается по-настоящему только при восприятии романа и экранизации совместно.

    Оператор Питер Сушицки (еще один пример долгосрочного сотрудничества с Д. Кроненбергом) схватил параноидальность и как бы вневременной, текучий характер сюжета (в первоисточнике почти все события происходят в автомобилях, следуя друг за другом без непосредственного указания на даты, дни недели и время) с помощью медленной съемки, слегка приглушенных цветов, любознательных крупных планов и спокойных, безмятежных пейзажей городской среды. Зритель словно погружается в параллельную реальность, теряясь на полтора часа в иллюзорных образах автострады, салонов машин, покореженного металла, крови и искусственных протезов.

    Что касается актерского состава, то, прежде всего, отлично сыгран Роберт Воган, малоизвестный тогда Элиас Котеас точно передал его харизматичный, но спонтанный и маниакальный характер. Правда, в фильме Воган больше болтает, объясняет свои идеи, и это скрадывает загадочность. Рассказчик (собственно, сам Джеймс Баллард) с его простотой, способностью принимать события как есть и ничему не удивляться передан неплохо, однако по книге он тоже не лыком шит и тот еще извращенец, а в фильме этого почти не видно. Такое ощущение, что актер (Джеймс Спэйдер) медленно «разогревается», входит в образ только к середине фильма, зато по-настоящему хорошо он раскрывает характер своего героя в финальной сцене, которую добавил Кроненберг. Хорошо в картине удались женские роли. Габриэль (Розанна Аркетт) предстает роковой искалеченной девушкой, умело превратившей свои травмы в главное орудие сексуальности, доктор Хелен Ремингтон (Холли Хантер) — своевольной дамой с железным характером, по-своему переживающей смерть супруга, но никому не позволяющей взять над собой контроль. Кэтрин (Дебора Ангер)… в фильме у нее местами вид напуганный и сомневающийся, в то время как в книге она охотница до всякого рода авантюр и не особо сентиментальна.

    Фильм «Автокатастрофа» стал очередной — более реалистичной, чем другие, — вариацией Кроненберга-старшего на тему того, в кого превращает человека технический прогресс. Итак, теряет ли человек себя, когда обращает свою сексуальность на машину (шире: когда в принципе раскрепощает свою сексуальность), или просто переходит на следующий этап эволюции? Грозит ли такая трансформация человека гибелью обществу, или социальные отношения, в сущности, не изменяются? Стоит ли бояться технократических предсказаний, подобных истории, рассказанной британским писателем и канадским режиссером? Пусть каждый читатель и зритель сам ответит на эти вопросы. Благо, и книга, и фильм оставляют их открытыми.

    9 из 10

    25 августа 2015 | 23:18

    Первый раз я смотрел этот фильм в пубертатный период, и он мне тогда так понравился!

    Прошло время — приоритеты изменились. Смысла захотелось, смысла…

    К какому жанру можно отнести эту киноленту? Драма? Эротика? Ну, уж не знаю, сколько там драмы, но эротики — хоть отбавляй.

    Но не всё так просто: фильм претендует на глубокий смысл, где показана проблема сексуальности в современном обществе, проблема соотношения сознательного и бессознательного, материального и идеального. Что ж, претензии весьма амбициозные, можно сказать, стоящие, но вот реализация…

    Рассмотрим вкратце. Авторы фильма создают треугольную концепцию, этакий краеугольный фундамент: человек-автомобиль-сексуальная сторона человека. Всё это как-то дико, необузданно переплетается, что сложно выстроить чёткую структуру из фабулы. Но постараемся.

    Хорошо ли или плохо, когда бьются машины, когда водители получают увечья или вовсе умирают? С точки зрения общепризнанной морали, это плохо. С точки зрения миропонимания героев, это хорошо. Можно провести некую параллель между хаотичными, беспорядочными половыми актами героев и автокатастрофами, тоже в обилии показанными в ленте: и там и там происходит «столкновение», притом это столкновение не имеет перспективы, какого-то продолжения, это столкновение, соприкосновение изначально обречено. Но зачем же тогда это всё? Неужели все автокрушения совершаются с единственной целью совокупления, несмотря на все последствия? Думаю, тут всё не так просто, причинно-следственные связи несколько глубже, скрыты под слоем уныния и тоски, которые вызывает фильм. Все столкновения, автокатастрофы калечат персонажей как в физическом, так и в моральном плане. Единственным смыслом, руководящим началом для персонажей является сексуальная тяга, притом последняя непременно должна сопровождаться разрушением. Сексуальные аспекты ставятся выше человеческих; образ автомобиля в фильме — этакий аксон, соединяющий под своим началом и вожделение, и желание разрушения.

    Что ж, замысел неплох. Посмотрим, как его реализовали? а реализовали его плохо. Нет, это не драма, это какая-то сплошная эротика, где автор в центр поставил именно секс. Широкий зритель не поймёт смысла, даже не всякий искатель подтекстов всё это увидит за сценами, где всё ломается и всё трахаются.

    Соотношение концепции и фабулы слишком смещено в сторону второй, а это не годится.

    За, в принципе, неплохую, задумку, конечно же, стоит похвалить, но задумки мало, поэтому

    4 из 10

    18 июня 2012 | 14:20

    Начну с того, что с фильмом я познакомился совсем юнцом, не перешагнувшим еще порог 13 или 14-летнего возраста. Демонстрировали его по одному из центральных телеканалов в районе 10 часов утра. Самые яркие сцены, по соображениям цензуры, были бесстрастно вырезаны, несмотря на то, что они играют в нем центральную, основополагающую роль. Но и тот обрубок, инвалид, которого мне довелось лицезреть произвел шокирующее впечатление. Невзирая на беспардонную откровенность, фильм содежит в себе иносказательную идею, которая и составляет его костяк.

    Пересказывать сюжет не имеет смысла, ибо во многом он состоит из сцен соития между людьми, между автомобилями, а также (как ни странно) между автомобилями и людьми. Но вкратце следует все же отметить главного героя и его жену, ведующих беспорядочный половой образ жизни, при взаимных отношениях отчужденности и холодности. Они оторваны как от собственных чувств, так и от жизни как таковой. Несмотря на бурную половую деятельность их эмоциональное истощение очевидно. Вялотекущая экзистенция Балларда и его жены длится до тех пор, пока первый не попадает в аварию.

    Идея о том, что человек начинает жить лишь после того, как окажется в т. н. «пограничной ситуации» не нова. Развиваемая современной философией 20 века, ее суть заключается в том, что индивид может родиться лишь поняв, что смерть ЕСТЬ, а также ЧТО есть смерть. В современных условиях создать такую «особую ситуацию» довольно затруднительно. Безоговорочная, абсолютная, тотальная безопасность и охрана жизни привели к бесследному исчезновению того, что называют роком, судьбой, предназначением. «Общество контроля» отняло у граждан «свободу умереть». НО! У людей все же вытянувших счастливый билет (а таких единицы) после встречи с небытием, начинается новая жизнь (у Достоевского жизнь духовная, а у наших героев скорее телесная).

    Именно телесная, материальная сторона бытия представлена в ленте наиболее полно. О расширении тела засчет технологии говорит Вон где-то ближе к середине фильма. Как бы парадоксально это не выглядело, но автомобиль и мы — суть уже одно целое. Проникнув во все сферы жизни и деятельности, он в конечном счете проник и в область интима. Некогда бывшая божественная оболочка — тело — ныне скорее походит на систему узлов и органов, обладающих определенным градусом сексуальности, но какого же тогда его отличие от набора схем, узлов и агрегатов какого-нибудь M.B., также несущих эротический заряд.

    Описывать множество разнообразных посылок и символических метафор нет надобности — при желании прочтите книгу. Но вот удалось ли режиссеру хотя бы объявить их присутсвие и уместить в 90 минут чистого времени такую довольно обширную проблематику? Однозначно да. В первую очередь при помощи натуралистичных и динамичных сцен столкновения и, конечно, откровенных сексуальных сцен, несущих определенную смысловую нагрузку и вписываемых в общий концепт фильма. Но вот верен или неверен, правдив или ложен такой, мягко говоря, филсофский взгляд на жизнь и смерть? Выяснить это не представляется возможным… До тех пор, конечно, пока сам не окажешься в подобной ситуации.

    В заключение цитата из статьи французского философа Ж. Бодрийяра, в которой, наряду с многими интересными вещами, также рассматривается роман «Автокатастрофа», появившийся за более чем 20 лет до фильма:

    «В „Автокатастрофе“ нет ни фантастики, ни реальности, и то, и другое отменяет гиперреальность. Это мир, который испытывает мутацию и меняет местами симуляцию и смерть, это мир брутальной сексуальности, но сексуальности без желания, переполненный разорванными и растерзанными, но как бы нейтрализованными телами, этот хроматический и металлический мир перевозбужденный, но лишенный чувственности, гипертехнологический мир без всякой цели — он хороший или плохой? Мы никогда не узнаем об этом. Он просто увлекателен, и это увлечение не подразумевает какой-либо оценки. Вот в чем чудо „Автокатастрофы“».

    3 марта 2013 | 09:14

    «Автокатастрофа» — эротическая драма режиссера Дэвида Кроненберга, которая получилась весьма неожиданным, откровенным и немного шокирующим фильмом. Вся история этой драмы пропитана авариями, безудержным сексом и не вполне нормальными героями. Фильм необычный с множественными откровенными эротическими сценами, и поэтому данное кино будет по вкусу не всем.

    Мы видим главного героя, который попал в автокатастрофу, и с этого момента вся его жизнь изменилась. Он познакомился с человеком, который живет авариями на дорогах и их создает. Познакомившись с ним, он открыл для себя новый притягательный мир разврата, чего-то ненормального и безумного…

    Этот фильм смесь желания адреналина, автокатастроф и похоти. Главному герою предстоит открыть в себе тайные уголки своей души. Он съедет с катушек и пойдет на безумные вещи: секс с любовницей, секс с мужчиной, он разрешит своей девушке заняться сексом с другим и будет на все это смотреть. Режиссер умело смущает и обескураживает зрителя своей откровенной историей и тем, как он все нам необычно показал.

    Джеймс Спэйдер интересный актер, и я его давно заметил. Он играет всегда хорошо, и в этом фильме он выложился на сто процентов, и вместе с его героем мы погружаемся в эту историю безумства и желания. Обладательница премии Оскар Холли Хантер королева перевоплощений, и все ее героини всегда совершенно разные женщины. Хантер настоящая актриса, и я люблю смотреть фильмы с ее участием. Элиас Котеас играл в этом фильме самую безумную роль, и его герой ненормален, и он заражает других своим безумием и безнравственностью. Дебора Кара Ангер играет самую смелую и откровенную роль в этой драме. Почти все с ней сцены обнажены, и она занимается сексом или просто голая.

    «Автокатастрофа» — кино без границ, которое гипнотизирует и компрометирует своей необычной историей, и перед нами кино откровений, секса, смертей и безумств.

    Весьма смелое и неординарное кино!

    8 из 10

    16 марта 2014 | 00:13

    Лазоревое небо нашего уютного городища давно затянули грязные февральские тучи. Олово льётся с небес, свинец полощет по закоулкам, цинковые гробы стали дефицитом. После ночи длинных заточек одной фирмой на нашей поляне стало меньше. Злые зоры не пощадили никого — ни оптовиков чистых болванок, ни кудлатых студентиков, нарезающих на эти сидюшки паленую голливудщину, ни даже мальчуганов, прилипчиво толкающих нехитрый товар с криво налепленными лейблами, распечатанными на матричных принтерах. «Новая картина Кроненберга», «Плоть+кровь на заднем сидении», «Поддержите чотких забияк» — их неокрепшие голоски уже не зазвучат больше никогда на привокзальной площади. Злые зоры! Они вырезали не только торговцев пиратской продукцией, они прошлись и по нам, честным взимателям налогов с толстых чиновьичьих рях. В подвалах, где мы прячемся поодиночке, нет даже лучика зимнего холодного солнца, только пауки и крысы.

    Даже свой бумер пришлось отдать за долги и вот эту чугуниевую банку отечественного автопрома. Надо мной смеется каждый мерчендайзер в белой рубашечке. Прямо как вон та девчушечка на кремовом бьюике (понты, конечно, где они такие тачки достают). Стоп! Тапку в пол! Это же, как её, фамилия, вроде, Цыганова, имя не вспомню, тусили когда-то у неё на днюхе в Питере в начале осени. Давно это было, у нас с злыми зорами тогда вроде перемирие считалось. Сучка, что это она мне показывает пальцами. В объезд, газ до отказа, наперекосяк, через сквер. Разворот, выруливаю, снова газ, вот и она, лоб в лоб, а-а-а-аа!.. Как же я не видал прежде этого высокого неба? Выползаю из-за руля, с трудом подхожу к бьюику. Бог мой, она не носила белья. Ремень разорвал шелк платья, и вот я уже нерешительно дотрагиваюсь до тела, не испорченного ботоксом и солярием. Переломанное, окровавленное, тёплое. Теряя сознание, я впиваюсь в чужие губы.

    Больница меня, разумеется, не задержала. Злые зоры уже ищут, надо опередить. Конечно, против всех не выдержу, попробую по одному. Главное, добраться до их центровой, бой-бабы с грузинским профилем. Но пока мне она не по зубам. А вот её бодигардами необходимо заняться, пока лютует февраль. На одного я уже давно зуб точу. Каждый вечер наливается по самые брови, а с утра опять как огурчик. Губки бантиком, усики домиком. А тут ещё и март наступает — его месяц, бабы, прячься по крышам. Сегодня как раз поедет на заезд, стритрейсер, ёжкин кот. Вон собрались такие же мажоры, проспект перекрывают, но мой уазик ещё на ходу, проскочил, чертяка. Скорость у меня политкорректная, да ладно, суммируем с ягуаровской. Вот он, красавчег, стартанул. Ну, что же посмотрим, кто первый свернет, душа твоя кошкина. Километр пролетел за секунду. Я успел увидеть его зелёные глаза, прячущиеся в удивленной щели. Он не свернул. Удар был мощный, удар свистящий, на месте тачки металл горящий. Перелетев сквозь два рассыпающихся стекла, я плюхнулся на него, и пока не оттянули подбежавшие зеваки, рвал в клочья натренированное в фитнес-клубах тело.

    На этот раз провалялся в госпитале добрый месяц в белой до одури палате. В ноге штырь, во лбу пластина. Как удалось угнать реанимобиль, отдельная история, старался никого не калечить. Сегодня полнолуние, самое время выходить на их быка, Серёгу Хохла с армитурного завода. Шварценеггер раз его увидел, сразу в губернаторы с горя ушел, чтобы имидж терминатора не поблёк. Неосвещенными закоулками добрался до особнячка. Дюк, тля, вместо фонтана, ступеньки по-потемкински, на фронтоне ксеноном надпись «Привоз» светится. Да и двери гаража нараспашку, в моторе внедорожника знакомый громила копошится, видать, заводской номер стамеской правит. Ну, с богом, по-шахидски. Ажур ворот не успел завершить ультра-си в ночном небе, как параллелепипед 4 на 4 превратился в куб. А времени у меня на этот раз осталось, чтобы это красивый, но отчего-то резиново упругий, торс надежно упрятать в недра своего миниатюрного танка. Ноги, впрочем, я оставил на прежнем месте, на остатках хрома кенгурятника. Мы, шервудцы, берем только излишки.

    Знакомый медик за пару сотен подлатал, подшил мою дрожащую от адреналина конституцию. Не успел, правда, толком встать, потянуться, как хлопок револьвера в прихожей бросил меня в предусмотрительно распахнутое окно. Шахматист бригады злых зор всё-таки вычислил. Вечно в тени, за левым плечом, именно он тянул за ниточки, оставаясь невидимым для нашего брата, ничего толком о нем не знающем. Даже погоняло диковинное затерялось в лабиринтах памяти, что-то было там старинное, греческое. А сейчас методически капот его линкольна терзал зад моей многострадальной «Скорой помощи». Чувствую, с непривычки это может закончиться весьма противоестественно, хоть бы каким мазутом смазался, гад. Уходить надо, Глеб Егорыч, ведь у него мотор втрое. Зарядье, Болотная, Балчуг, Яузская набережная. Будь что будет, по тормозам, всё! Без запретов и следов, об асфальт сжигая шины, под перилами мостов улетают вниз машины. Вынырнул я один. Второе тело не найдёт никакое GPS. Жаль, мне было, что сказать ему.

    Наталья ждала меня возле искусственного водопада, возведенного новоприближенным Церетели. Несмотря на то, что у нас было немного времени, она милостиво дала мне возможность написать эти строки на вырванном из блокнота листочке, который я потом заботливо уложу в портсигар с выгравированным на крышечке домашним зверьком в рыцарской кольчуге. Я знаю, это будет мой последний парад. Скоро наши автомобили будут раз за разом входить друг в друга, выплескивая один на одного брызги бензина и высококачественного моторного масла. Благоуханная кожа сидений лоскутами повиснет на измятом каркасе. Использованную резину разорванных шин восторженно сожжет вездесущая ребятня. Надеюсь, наша банда довершит моё дело, стерев тремя размашистыми росчерками в труху оставшихся и расползающихся по щелям и дырам злых зор. Я так устал на войне, мне б до дому, до хаты, к детям и жене. Впрочем, это не те мысли, заканчиваю. Пора.

    Из передачи «Криминальное обозрение». Вот уже которую неделю в столице нашей родины не зарегистрировано никаких преступлений. Несколько подвыпивших подростков, завтракающих нагишом, были отданы на руки родителям, экзистенциальное граффити литеры Z с перекрещенными тонкими красными линиями выведено средством против тараканов. Партию контрабандных сканнеров конфисковали в ночном клубе «Видеодром». На стажировку в нашу образцовую полицию, без чьего разрешения ни одна муха не пролетит, ни один паук не прошмыгнёт, приехали учиться коллеги из канадского Торонто. Оправданная жестокость принесла свои плоды, и мертвых зон преступности, где у каждого своё кино, больше нет. Все пороки пущены на экспорт. Выражаем благодарность за это нашим руководителям — нашим спонсорам. В связи со стремительно падающими телерейтингами теперь вместо этой программы будет выходить ретроспектива фильмов известного гуманиста Дэвида Пола Кроненберга.

    26 февраля 2013 | 18:14

    Дэвид Кроненберг относится к числу режиссеров, фильмы которого сложно воспринимаются неподготовленным зрителем. Если не знать, в чем состоит особенность его творчества, то существует риск, выражаясь по-современному, вообще «не просечь фишку». Между тем, Кроненберг часто выступает в ипостаси далеко небеспристрастного ученого, исследователя темных человеческих инстинктов, желаний, неосознанных стремлений и порождаемых ими субкультур, а более всего питает слабость к поведенческим перверсиям, которые часто метафорически преображает во вполне осязаемые мутации. В предыдущих фильмах он уже скрещивал человека с насекомыми, буквально погружал с головой в кибернетическое и телепространство, здесь же пытается поставить знак равенства между плотью и искореженным металлом автомобиля.

    Идея слияния человека и машины далеко не нова, эту мысль, деформированную и доведенную до абсурда, в последнее время мы наблюдаем чуть ли не в каждом втором фильме, даже в однодневках, снятых по детским комиксам. Однако Кроненберг добавляет к заветной формуле «человек+технология» ещё одну составляющую — «секс», повествуя историю о группе маргиналов, способных достичь качественного оргазма только на бешеных скоростях или во время жутких аварий, которые стимулируют выброс в кровь беспредельщиков нехилые порции адреналина. Главные герои ленты слетаются на ужасные раны, шрамы и прочие уродливые метки, как мухи на мед, и неровно дышат к закрытым и особенно открытым переломам. Вместе они не только посещают, но зачастую воссоздают, а иногда и провоцируют многочисленные автомобильные аварии, сливаясь во всепоглощающем экстазе с соседом, который в этот момент оказывается в пределе их досягаемости.

    Идея шокировать зрителя здесь, конечно же, видна невооруженным глазом. Как и любая искусно продемонстрированная провокация, картина также несет антибуржуазный, бунтарский и упрямый нонконформистский посыл, прямой вызов благовоспитанной публике. Только за всем этим подростковым подстрекательством легко не заметить второго дна — иронии, пронизывающей почти каждый кадр. Смешно и нелепо выглядит модельная пара давно потерявших вкус к жизни и друг к другу яппи, которые таким образом находят отдушину от сжимающей петли окружающего их комфорта, но не могут спастись от внутренней пустоты, так что «катастрофическая терапия» поддерживает их на плаву только какое-то время. Неспроста режиссер выбрал на эти роли Дебору Кару Ангер (женщину с красивыми лицом и телом, но совершенно невыразительным, отсутствующим взглядом) и особенно Джеймса Спейдера (актера, умеющего сочетать ангельскую невинность и скрытую порочность). Они только туристы в неправильном, искаженном мире запретных удовольствий, природа которых зиждется на похоти и опасности, а дальше… Дальше опять-таки ничего нет, только смерть и забвение. Их новое открытие, эта игра во всепоглощающее стремление к саморазрушению, приправленное оргазмически-адренолиновым выбросом, по сути лишь более экзотический способ свести счеты со своей опостылевшей личностью, не более того. Кадр за кадром режиссер развенчивает миф о бунтарях и маргиналах, которые буквально на наших глазах преображаются из загадочных «посвященных» в жалкую группу извращенцев, находящих сладостное утешение в провокационной гибели на пике удовольствия, хотя результат от этого не меняется — смерть она и есть смерть. У движения нео-самоубийц даже имеется, как и положено, идейных вдохновитель и подстрекатель по имени Воган, поначалу окруженный ореолом таинственности, брутальности и соблазнительной вседозволенности, заманивающий в свою секту всё больше неофитов. Его вызывающее физическое и моральное уродство, которое поначалу, как главным героям, так и зрителям кажется завораживающим, в конце теряет свои чары, и ближе к финальным титрам мы, наконец-то, видим его без прикрас: никакой он не ниспровергатель буржуазных ценностей, просто ничем не примечательный, бледный, неприятный мужик с тягой к извращениям, заблаговременно предупреждающий проститутку избавиться от жвачки во время минета, чтобы она «не затолкала тянучку ему в уретру».

    Финальные кадры, отснятые на свалке, где все ещё находят приют последние из уцелевших «сектантов», наглядно демонстрируют исход любого нонконформистского течения, не ставящего перед собой никакой другой задачи, кроме как шокировать обывателя. Можно воспринимать его и менее иносказательно — как отходную всему человечеству, с воодушевлением стремящегося к самоуничтожению и находящего в полной деградации некое странное утешение, вызов самой природе. Мол, все умирают, и мы не исключение, но если уж умирать, так с огоньком и обязательно по-декадентски, как вам и не снилось, с оргазмической улыбкой на устах. Смешной конец, на самом деле. Страшно смешной.

    14 ноября 2013 | 20:15

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>