всё о любом фильме:

Откровения

Elles
год
страна
слоган«Сексуальное пробуждение замужней парижанки»
режиссерМалгожата Шумовска
сценарийТине Биркел, Малгожата Шумовска
продюсерМарианна Слот, Даниэль Блум, Беттина Брокемпер, ...
операторМихал Энглерт
композиторПавел Мыкетын
художникПолин Бурдон, Катажина Левинска
монтажЯцек Дросио, Франсуаз Турмон
жанр драма, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Польша  322.1 тыс.,    Франция  110 тыс.,    Испания  43.5 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
релиз на Blu-Ray
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
рейтинг MPAA рейтинг NC-17 лицам до 17 лет просмотр запрещен
время99 мин. / 01:39
Журналистка Анна, занимающаяся расследованиями для журнала Elle, увлечена новой темой. Она знакомится с группой юных студенток, которые зарабатывают на свое обучение проституцией. Частые встречи уравновешенной дамы и любвеобильных девушек вызывают у Анны чувственный ренессанс и заставляют переосмыслить свои убеждения о деньгах, семье и сексе.
Рейтинг фильма
IMDb: 5.70 (4681)
ожидание: 91% (103)
Рейтинг кинокритиков
в мире
21%
12 + 44 = 56
4.8
в России
2 + 1 = 3
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 562 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Несмотря на то, что большинство женщин испытывало к мужчинам, за исключением своих любовников, полное, даже несколько брезгливое равнодушие, в их душах перед каждым вечером все-таки оживали и шевелились смутные надежды: неизвестно, кто их выберет, не случится ли чего-нибудь необыкновенного, смешного или увлекательного, не удивит ли гость своей щедростью, не будет ли какого-нибудь чуда, которое перевернет всю жизнь?

    Куприн. Яма

    Перед зрителем откровения неторопливо и размерено, в подробностях, фиксируются истории трех девушек. Двое из них работают проститутками. Они рассказывают журналисту о том, как начали свое вхождение в профессию. Каких добились успехов. Приходится им отвечать и на такие непростые вопросы, как:"Вам не казалось это унизительным? У Вас много клиентов?»

    Вскоре, посредством ретроспекций мы узнаем все о симпатичной блондинке из Польши, которая приехала учиться в Париж и молодой француженке с прищуром «девушки из институтской библиотеки». Обе вполне успешны и уверено себя чувствуют в своем деле, оставляя нерешенные вопросы лишь для непосвященных матери и парня соответственно.

    Но в предложенном повествовании есть и третий участник — сама журналист, узнающая самые интимные откровения профессионалок. В сущности, несмотря на свое семейное положение и немолодой возраст — перед нами девушка, которая всю жизнь считала определенный образ жизни запретным. Неожиданно она начинает о чем-то усиленно думать. Режиссер тут не дает подсказок. Возможно, наша героиня просто осознает, что ее жизнь могла бы раньше сложиться иначе. А может быть, она уязвлена лицемерностью общества — эксплуатирующего женщин.

    В любом случае, мне эта картина по душе не пришлась. Заявленная режиссером интрига мне кажется излишне надуманной — в историях усилен моральный конфликт, вместо реальных жизненных обстоятельств. Да и профессиональность журналиста, которая длительное время готовит статью на 10-12 тысяч печатных знаков вызывает много вопросов.

    В сравнении с этим фильмом на порядок более сильным выглядит «Дом терпимости», вышедший в тот же год. Там тоже режиссер заглянул в кулуары борделя, но постарался выделить исключительно жизненные ситуации. Да и сделанный на грани трэша японский «Виновный в романе» — куда более точно раскрывает вопросы, затронутые во французском фильме.

    А еще мне показалось, что Жюльетт Бинош не лучшим образом справилась со своей ролью. Ее традиционные улыбки и ухмылки очень часто оказывались некстати, хотя она и должна была по сценарию чувствовать себя неуютно. Не думаю, что исполнительница главной роли должна весь фильм придерживаться двух-трех мимических положений. На мой вкус ее лучшие роли остались в 80-х и начале 90-х, когда она работала с Караксом и Кесльевски.

    Зато Анаис Демустье заставила меня поинтересоваться ее фильмографией. Очень естественно свою роль исполнила — будто и не имела в карьере более 30 фильмов — выдала очень яркий в своей противоречивости образ.

    4 из 10

    1 сентября 2013 | 06:52

    Ни для кого не секрет, что некогда меткое определение бобо, укрепившееся за определенной частью европейского привилегированного класса, лет уже десять как истлело, отчаянно нуждаясь если не в срочной замене, то в существенной корректировке. Которая и была предложена — как ныне водится, неким блоггером-анонимусом (не в пример отечественным аналогам в подобных ситуациях, анонимусом, увы, так и оставшимся), перекрестившим вчерaшних бобо в бонобо (bourgeois-nouvelle boheme) — со всеми вытекающими из нового прозвища био-социальными импликациями. И верно: большинству обывателей карликовые шимпанзе (бонобо), эти, к слову сказать, умнейшие из приматов, известны, главным образом, своей склонностью к поощрительному спариванию по любому поводу и, шире, гипертрофированной ролью секса в общественной жизни популяции. Секс служит универсальной смазкой и скрепляющим раствором всех социальных связей бонобо, средством разрешения конфликтов и послеконфликтного примирения. Секс же рассматривается современной элитой как клапан для выхода любого негатива, лучшее средство от скуки и неисчерпаемый источник творческих (то есть, пардон — креативных) вдохновений. Бравирование своей свободой и отсутствием комплексов в данном вопросе осталось, пожалуй, последним из рудиментов изначально непременной интеллектуальной составляющей бывших бобо, по-настоящему усвоивших из всего мирового философского наследия одного Фрейда (да и того — куцым и вульгаризованным). Бонобо сегодня пишут для глянцевых изданий, становясь к своей читательской аудитории (совпадающей с объектом исследования) в отношения Фимы Собак к Эллочке-Людоедке, свободно обходятся пятью сотнями вокабул вместо тридцати, имеют в своем распоряжении богатое слово гомосексуализм и с заметным смаком им пользуются. Не отдавая себе отчета в том, что аудитория их по нынешним временам как минимум не уступает им в образованности, а в трезвости взгляда на жизнь их многократно превосходит, стилистически ориентируется не на мифическую Вандербильдиху, а на тех же бонобо, увиденных где-то воочию, да и в растабуировании секса не нуждается — она уже вписала себе фелляции и минеты в актив вместе с другими профессиональными навыками (и искрене сожалеет, что в резюме этого не обыграешь — несомненно, из-за тех же бонобо, оккупировавших отделы кадров, не желающих сдавать на откуп профанам секс — свою последнюю интеллектуальную твердыню). И в момент знакомства-прозрения (точнее — эмоциональной размягченности, случайной восприимчивости к откровениям) почва, как водится, уходит из-под ног бонобо, донжон кренится — к счастью, ненадолго, ибо броня-то буржуазно крепка…

    Малгожата Шумовска, снимая своих «Elles», самим непереводимым французским названием фильма (личное местоимение множественного числа женского рода) не только намекая на всевозможные глянцы, но и на подчеркнутую отделенность тех, кто пишет, от тех, для кого и о ком они пишут, похоже, ставит себя на место последних — причем не столько авторской позицией, сколько личным и творческим самоощущением. Изысканная вторичность по отношению к французскому кино вообще характерна для польских режиссеров, им как-то удобнее в роли подмастерьев при мэтрах, пусть и подмастерьев настолько искусных, что по сравнению с их ученической поделкой оригинал зачастую кажется сработанным «не пером, а топором». Фильм Шумовской сделан с абсурдной (если говорить о фильмах подобного пошиба) эрудицией: в сценарии ясно читаются мотивы из «Миссис Дэллоуэй» Вирджии Вульф, причем мотивы грамотно и даже мастеровито отрефлексированные; стилистика и визуальный ряд со знанием дела отсылают одновременно к позднему Маллю и Ханеке середины нулевых; фильм пропитан весьма обаятельной (само)иронией (чего стоят хотя бы кадры, выбранные для постера, вне контекста прочитываемые как сладострастные обнажения роскошной Жюльетт Бинош, а на деле фиксирующие оправления после естественных отправлений!). И тем не менее, режиссер, кажется, комплексует перед французами не менее одной из своих героинь, читавшей и Пруста, и Флобера, но все равно не такой, как те, другие, вожделенные. Как та в собственном извращенном понимании несет на своей коже вонь дешевых квартир и свитеров из синтетики, так и синеаст нет-нет, да понюхает свою творческую подмышку: не разит ли оттуда затхлостью постыдного прошлого? И, как героини, тщится купить себе место среди парижских бонобо, предоставляя себя оралу и аналу.

    14 июля 2012 | 16:55

    А в чём Откровения? Развал общества, неудовлетворённость большинства женщин среднего возраста или подростковая проституция.

    Понравилось:

    Великолепная, естественная игра Жюльет Бинош, сцены «без косметики» особенно удались. Глаза и улыбка этой женщины сияют всегда! Очень хотелось вмешаться в сюжет и «выбить дурь» из головы героини.

    Не понравилось:

    Классическая избитая тема кризиса среднего возраста и как обычно без вариантов решения. Почему не помочь героине справиться с кризисом? Зачем забивать голову и без того нервно-расшатанной женщины псевдо-удовольствиями проституток. Что имеется ввиду? Не понятно. Героине становится не так тошно от собственной жизни, когда она видит в какой грязи находятся юные студентки-проститутки? В какой-то момент, мне показалось, Анна даже вновь испытала удовольствие от обладания безумно дорогими туфлями.

    Кроме Анны не запомнился больше никто из персонажей. Какой-то муж шатался тенью, страшные девушки, беспорядочно занимающиеся сексом с извращенцами и некрасивыми юношами, туповатый сын. Во Франции не осталось симпатичных людей?

    Ощущения от просмотра: Тяжёлое, немного «грязное», слегка опустошённое, бессмысленное. Ещё 1,5 часа жизни потрачены зря.

    Порекомендую ли друзьям: нет.

    9 июля 2012 | 18:39

    В кинотеатрах прошел весьма откровенный фильм Elle, который у нас вместо безличного «Они» именно так и назвали — «Откровения». В главной роли снялась Жюльет Бинош, давненько уже не позволявшая себе ничего эдакого… Что заставило известную актрису, которая вот-вот разменяет «десяток на второй руке», предстать перед публикой в таком свете? Про мужчин обычно говорят: «седина в бороду — бес в ребро»…

    Видевшие фильм, могут оспорить мое утверждение, сказав, что роль Бинош не такая уж и откровенная, что основной удар берут на себя две молодые актрисы, героинь которых она по фильму интервьюирует. Да, это так, и не так. Во-первых, Бинош всё-таки достаточно долго занимается здесь сексом сама с собой, во-вторых, играет журналистку, которая обделена вниманием мужа. Подстёгиваемая откровениями студенток, будоражащих её воображение, она начинает буквально вожделеть мужчин в своих фантазиях. Весьма показательна сцена, когда вместо коллег мужа, собравшихся на деловой ужин, она начинает видеть за столом любовников своих сексапильных респонденток.

    Мужчины могут позволить себе с этими девушками то, что не могут позволить себе со своими женами. Вот как раз такой «непозволительной женой» Анна и является для своего лицемерного супруга, которому теперь стало удобнее иметь при себе жену-гувернантку, нежели жену-любовницу.

    Через два интервью с проститутками Анна отзеркаливает своё «незавидное положение»: ей тоже приходится продаваться — за те блага, которые позволяют иметь квартиру в центре Парижа и дежурный набор статусных позиций — муж, дети, престижная работа… Ей приходится платить и мужу, но не телом, а как раз наоборот, его невостребованностью: вместо секса с женой супруг теперь предпочитает смотреть порнушку. Поэтому опасная и волнующая жизнь путан кажется куда более насыщенной и наполненной жизнью, нежели собственные скучные семейные будни, где приходится выступать чуть ли не прислугой у домочадцев.

    Не познавшая особых трудностей в молодые годы, в отличие от героинь своего репортажа, Анна, чтобы уж совсем не пресытиться пресной роскошью нынешнего существования, неистово мастурбирует на полу в ванной комнате. Гламурной журналистке, вытеснившей все сильные желания из жизни, взять реванш у жадных до преуспевания молодых путан можно только одним способом — рукоблудством.

    Делать ставку на никому неизвестную молодую режиссёршу из Польши — это как игра в рулетку. Бинош не побоялась предстать некрасивой, причем не только в переносном, но и в прямом смысле слова. И как итог: спустя почти 20 лет после «Ущерба» в ней будто проснулся дьявол. Ну, может, не дьявол, пусть только бес… Контекст, в который Бинош заключает себя в Elle, тоже не так далеко отстоит от порно-формата. Со временем детали этого бессюжетного фильма выветрятся, а вызывающие сцены останутся в памяти, и именно с ними мы будем ассоциировать данное название.

    Говорят, у Бинош очень тонкая кожа, и поэтому она весьма обидчивая особа. Два года назад Жерар Депардье крайне нелицеприятно отозвался о ней, сказав журналистам, что «не видит в Бинош ничего, что заставляло бы режиссеров приглашать её сниматься». Может быть, участие в Elle — это ответ на беспардонное заявление коллеги…

    20 августа 2012 | 18:55

    Если честно, то я немного растерян: я не понял, про что собственно кино.

    Если это исследование сексуальности, то это полный провал, если исследование проституции, как способа зарабатывания денег, то тоже неудача, если это исследование психологии/философии девушек, занявшихся этим ремеслом, то тоже не Фрейд. К тому же в начале фильма прозвучала фраза: «Это как курение — начал, потом тяжело бросить.

    Откровенными сценами уже давно никого не удивишь, а вот мне кажется, что все последние фильмы с Ж. Бинош все связаны с сексом, эротизмом и т. п.

    Не могу сказать, что зря потратил время, но всё же это скорее фильм для женской аудитории. Так что хорошего просмотра милые дамы

    6 из 10

    13 сентября 2012 | 15:46

    В одном своем интервью Андрей Звягинцев процитировал рассказ Борхеса «Сад ветвящихся тропок»: «Какое слово не употребляется в условиях загадки? «Отгадка»». По его мысли, отгадку в искусстве должно заменить откровение. Но где ж их напасешься — откровений, да еще вот таких Откровений, тем более на всех? Все чаще художники останавливаются где-то посредине между откровением и просто отгадкой. И получаются фильмы пунктирные, нечеткие, словно подслеповатые, с неровно-алогичным сюжетом, без ясных формулировок не то что ответов, но даже проблем, с полузаданными вопросами, с полусовершенными поступками, с полуфиналами и полуидеями, как «Откровения» полячки Малгожаты Шумовской. Ну что ж, как говорят, намекающая позиция автора оставляет широкое поле для собственных решений и всевозможных авторефлексий…

    Несмотря на то, что жанр интервью предполагает слушающее молчание задающего вопросы, больше всех в фильме говорит, показывает и рассказывает журналистка Анна (Ж. Бинош). Без слов, полутонами, паузами, усталостью и печалью, навсегда прописавшимися в глазах, сдавленным дыханием, нервным курением, прохладной бледностью, старостью тела и чувств, бессилием любить, незнанием как жить по-другому, чем жить…

    Тем не менее, ей (судя по финалу, ненадолго) хватает смелости не отводить глаз, когда рядом начинают звучать «откровения» о стыдном, хватает мужества не отдернуть руку и сполна получить прививку жизни — такой, какая она есть. Ей страшно, но приходится признать, что рассказывают девушки-студентки, по большому счету, не о собственной продажности, не о социальном расслоении, не о жажде комфорта в мире, где именно он диктует, как жить, кем и с кем быть, не о комфортабельной услуге — сексе, а о любви, такой, какая только и осталась в мире. Уродливой, нищей, спешаще-судорожной, проникающей в тело, а не в душу, ищущей не кого-то, а что-то, требующей лжи полного обнажения, чтобы только оставаться закрытой и герметичной, как несгораемый шкаф. Чтобы только никому не достаться, не открыться, не отдаться и быть похороненной заживо (в каждой, в каждом) вместе с ранимостью, нежностью, доверием — откровениями, которые, прибавив кого-то к нам, могли бы сделать нас действительно нами.

    Нищие любви вынуждены ее покупать и имитировать. Нищие любви берегут ее за семью засовами. Нищие любви ненасытно-откровенны с теми, кто им заведомо лжет. Нищие любви могут давать другому лишь тоску по ней. И деньги.

    Бинош идет вслед за воображаемыми портретами, оргазмами, извращениями, фантазиями студенток и постепенно начинает видеть себя и своего мужа. И чем дальше она идет, тем острее становится страх ответа. И тем мужественнее жажда — понять, узнать, преодолеть, вырваться.

    Хорошая семья, стабильная жизнь, комфорт, благополучие, карьера, дети. За вычетом любви — это лишь хорошо закамуфлированный ад, мерзость которого не меньше, а то и больше, просто секса за просто деньги, ложь которого немыслимее, чем ложь юных красавиц, лгущих-продающихся (тоже!) за те же житейские наркотики, дающие видимость благополучия. Неслучайно героиня Бинош произносит: «Я не уверена, что они шлюхи. Не больше, чем все остальные…».

    Итак, если это все, в чем тогда новое слово, то бишь «откровение» Шумовской? Всевозможные имитации, подделки, симулякры любви — это ж приоритеты современного искусства. Старьем торгуете. И самый элементарный, вдоль и попрек исхоженный ход — сказать об этом с помощью древнейшей профессии. Верно, но неинтересно.

    Но есть все же то, что зацепило и тронуло меня, помимо как всегда убедительной и откровенной игры Жюльетт Бинош.

    Первое. Анна в своем сером, как будни, халатике, вечно торчит у холодильника. Он почти всегда открыт и словно затягивает ее в свой изобильный холод. Да… Ее семейная жизнь состоит в основном из готовки и поедания завтраков, обедов, ужинов. Все должно быть как у людей, с церемониями, до паскудства прилично. И только несчастье и одиночество хрустят на зубах. Во время еды. Неслышно. Ведь каждый наглухо замурован в себе.

    Второе. Этой замурованности, этому «скрытому» логичной и очень точной антитезой становятся непристойные исповеди Алисии и Шарлотты. Анна выходит за рамки брезгливости и щепетильности (вечных автоприкрытий лжи), ее начинает тянуть в сторону их открытости и искренности. Там ей мерещатся истина и жизнь. Но ее затянувшееся интервью одна из студенток обрывает словом «ложь». И здесь прорывается коренное недоумение фильма: а где же правда? в чем настоящее?

    Наверное, в том, что и полная обнаженность одних, и затхлая замкнутость других — две стороны одной медали. Ложь повсюду, во всех областях. Но не это даже… Есть общая, объединительная ложь, Ложь с большой буквы, почти как одна на всех Истина. А любви больше нет. Огни догорели, цветы облетели… Только и всего.

    P.S. А еще в фильме, безусловно, получились безнадежно-изнурительный порыв к любви и завершающая его катастрофа. И веселенький семейный завтрак а ля комильфо в финале как венец этого неудачного порыва, по-моему, куда трагичнее, чем явление триеровской Меланхолии.

    5 июля 2016 | 10:27

    А вы уверены, что занимаетесь этим только ради денег (с)

    Современное общество решает, что брак — идеальное решение любых проблем человечества, забывая, что до него с человеком может произойти все, что угодно, а годы семейной жизни иногда приводят к полному непониманию между супругами.

    Журналистка Анна готовит статью для журнала Ellе, полностью погружаясь в работу. Героини статьи — молодые студентки, которые по разным причинам начинают заниматься проституцией. Постепенно встречи уравновешенной, семейной женщины и «любвеобильных» девушек заставляют задуматься Анну о переосмысление своей «счастливой» жизни.

    Малгожата Шумовска поставила неоднозначную, сложную картину о выборе, который, так или иначе, совершают все жители нашей планеты. Ее работу можно сравнить со «Стыдом» МакКуина, в котором был показан мужской взгляд на сексуальную неудовлетворенность современного общества, и «Спящей красавицей» Ли, которая тоже пыталась общаться со своим зрителем только на тему одиночества.

    Шумовска рассказывает интересные истории, но, к сожалению так и оставляет их брошенными на полуслове, чтобы зрители сами решили для себя, как героини фильма могут продолжить свое существование.

    Женский взгляд на сексуальность — отдельная тема разговора. Слабая половина человечества совершенно по-другому смотрит на эротические сцены и их реализацию на экране. Женский взгляд гораздо более сложный и эмоциональный.

    Сценарий картины растворяется в сюжете, подаваемом зрителям. Все в картине строится за счет диалогов, которыми герои и проживают свои чувства, проблемы.

    Жульет Бинош сыграла одну из своих самых сильных ролей, риск ей не страшен, она актриса готовая ради результата на любой эксперимент.

    Классическая музыка, сопровождающая героев картины, игра в «кошки-мышки», которую пытается выиграть главная героиня картины.

    «Откровения» — открытый разговор авторов на темы, которые в обществе стараются не касаться.

    17 мая 2012 | 20:03

    С самого начала фильма нельзя не поддаться обаянию Жюльет Бинош, не примерить судьбу её героини на себя, тем более что ситуация до боли узнаваема. Женщина, до предела замотанная жизнью: нужно успеть сдать в журнал статью, а на шее муж, двое детей, все бытовые заботы. Чем дальше, тем давление обстоятельств усиливается: муж устраивает званый вечер с начальником: длинный список необходимых приготовлений, и никому нельзя ничего поручить, а потом ещё придётся развлекать разговором его примитивную жену. А ещё старший сын стал пропускать колледж.

    Но ведь анонс обещает не российскую «чернуху», а фильм о «внезапном сексуальном пробуждении» сорокалетней парижанки, правда, почему-то названной скучающей (при такой-то нагрузке). В том-то и неожиданность для российского зрителя французско-польско-немецкого подхода к проблеме, что недовольство жизнью локализуется как постепенно осознаваемая сексуальная неудовлетворённость. Чем больше студентки, подрабатывающие проституцией, Алиция и Шарлотта рассказывают Анне о восхищённом отношении к себе мужчин, чьих-то неудовлетворённых мужей, которые именно в них чтят истинную женственность, поклоняются красоте, именно с ними раскрепощены, свободны, романтичны, тем более неуместным ощущает героиня своё снисходительно-поучительное отношение к «падшим созданиям». Она отказывается от стереотипов, понимает, что и её муж может предпочесть праздник жизни с этими якобы беззаботными созданиями скучным, однообразным и нудно-требовательным будням с ней. Она хочет вновь ощутить себя полноценной женщиной, которую желают, которой восхищаются. Званый ужин в её воображении превращается в сборище этих потребителей продажной любви, которые за деньги могут ожидать восторгов красавиц, повышать свою самооценку, Она, нарушая нормы приличий, сбегает на улицу и…А какое «и» могут предложить авторы? Пуститься во все тяжкие? Примитивно, да и семья, знаете ли. Повеситься? Ну, это уж что-то индийско-бразильское и на европейский арт-хаус совсем не тянет. ТУПИК.

    Умный зритель выходит с фильма в лёгком недоумении. Тупик вполне приемлем как итог напряжённых духовных поисков, но здесь-то уровень явно бытовой. А может быть, что-то ложно в самих исходных авторских построениях? Каков главный мотив действий Анны? А её конфиденток? И там и там элементарная зависть. Как не завидовать красоте, молодости, беззаботности, жизни-празднику? А девушки, глядя на дорогие вещи Анны, ощущают запах собственной нищеты и, чтобы от него избавиться, согласны на всё. Вспомните слёзы отнюдь не восторга на щеках одной из них от удовлетворения желаний клиента. А сцена с приехавшей из Польши матерью? Да и слова другой, что от секса с клиентами она испытывает то же самое, что и с бойфрендом, подтверждаются изображением такого серенького героя, что с ним, действительно, согласишься быть только ради разнообразия, чтобы убедиться, что и бесплатно ещё привлекательна.

    На мой взгляд, вместо серьёзного рассмотрения проблемы авторы сооружают новый миф. Как оплакивать судьбы проституток, так и восхищаться ими одинаково неплодотворно, поэтому авторы и заводят зрителя в тупик. Почему женственность, радость жизни сводятся только к сексу, а всё остальное обесценивается? Анна посвятила себя творчеству (журналистскому), но её вопросы настолько стереотипны, что непонятно, за что ей деньги платят. А какая она мать? Детей жалко. А мужа она пытается понять? Так может быть, плох не ответ, а неправильно заданный вопрос? Приблизительное, упрощённое и недодуманное представление о системе ценностей? У сорокалетней и двадцатилетней женщины обаяние разное и привлекательность разная, неужели прожитая жизнь Анну ничему не научила и ничего ей не дала. Вот в этом случае и её и авторов, солидаризирующихся с ней, можно только снисходительно пожалеть.

    Духовная ущербность проявляется и на художественном уровне: штампы в игре второстепенных героев, нередкие потери темпа, затянутость эпизодов, провальный финал, нарочито символическое использование самых «заезженных» в кино произведений классической музыки. Будь моя воля, я бы закончил фильм сценой воображаемого званого ужина, а лучше — постарался бы вообще избавиться от всей этой приблизительности выдуманного мира, приводящей ко лжи.

    5 из 10

    17 августа 2012 | 16:39

    Здесь я немного поиграю роль наблюдателя…

    В городе сотен рекламных щитов, людных площадей и миллионов кофеин человек растворяется как сахар в кофейной субстанции. Его мысли не успевают за его движениями. Отчего возникает вечная нехватка времени. Ежедневная рутина засасывает в сточную канаву информации. Однако, если вам удалось абстрагироваться, вы становитесь свидетелем абсурда всего того, что происходит вокруг.

    Сюжет нам повествует о том, как амбициозные девчонки безумно хотят жить в Париже. Жить в роскоши и прятать свои тела в дорогие шелка, после брезгливо морщиться при виде дешевых синтетических свитеров. Они совершают «умопомрачительные» визиты, за которые имеют деньги.

    А деньги имеют нас. Лишают чувств. В глазах притворство, на слуху бесплодные разговоры.

    «- А что для вас труднее в вашей работе?»

    «-Лгать. Постоянно…лгать».

    Женщины — визитная карточка мужчины. Мужчины — страсть женщин. И напротив… Есть ли разница?!

    У каждого из нас пробуждаются стремления быть в отношениях: кому-то по душе неспешное расставание, кто-то предпочитает ячейку общества. Но пребывание в ячейке, некоторых мужчин заставляет заскучать…И в этом кроется тайна: 1+1=1.

    О глубокой привязанности, что рассеивает облако обыденности, здесь не может быть и речи.

    Однако, вернемся к сюжету: Анна пребывает в замешательстве. Вначале она не понимает суть поведения девушек. Затем она подключает логику. Бум! Из головы Анны назревшая мысль вылетает настоящей провокацией.

    За ужином следует лаконичный эпилог неугомонной журналистки: даже в самых пристойных предложениях, что делает мужчина женщине: мужчина выступает покупателем, а женщина товаром.

    29 октября 2013 | 08:58

    Тихая рутинная семейная жизнь, когда женщина всю себя посвящает детям и работе, и уже забыла, что она женщина, что она сексуальна и что ее муж не только предмет мебели в доме, но сексуальный партнер и нежный любовник. Начав писать статью о студентках-проститутках, окунувшись в мир чувственности и чужих фантазий, слушая их смелые откровения, героиня открывает в себе уже давно уснувшую чувственность и яркий красочный мир женской сексуальности, которая дремала в ней уже столько лет. А так же понимает причину, по которой семейные мужчины ходят на сторону к проституткам. Поздно ли поняла это героиня? Узнаете из фильма.

    Тонкое, красивое кино для ценителей не пошлости, а красивого французского кино, с глубоким внутренним содержанием и неподражаемой игрой великолепной Жюльет Бинош. Получила большое удовольствие от просмотра.

    7 из 10

    5 сентября 2012 | 23:25

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>