всё о любом фильме:

Исход: Цари и боги

Exodus: Gods and Kings
год
страна
слоган«Он бросил вызов империи и изменил мир»
режиссерРидли Скотт
сценарийАдам Купер, Билл Колладж, Джефри Кейн, ...
продюсерПитер Чернин, Марк Хаффам, Майкл Шефер, ...
операторДариуш Вольски
композиторАльберто Иглесиас
художникАртур Макс, Рави Бансал, Алекс Камерон, ...
монтажБилли Рич
жанр боевик, драма, приключения, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Россия  3.04 млн,    Нидерланды  276.9 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на Blu-Ray
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG-13 детям до 13 лет просмотр не желателен
время150 мин. / 02:30
Ветхозаветная история о великом пророке Моисее и освобождении еврейского народа из египетского плена. Моисей появился на свет в те времена, когда фараон приказал убивать всех новорожденных мальчиков еврейского происхождения. Чтобы спасти его, мать положила малыша в корзину из тростника и отправила вниз по Нилу.

Ребенка нашла дочь фараона, которая усыновила его и растила рядом с Рамсесом — будущим фараоном. Много лет спустя, став мужчиной, Моисей бежит из Египта, а затем возвращается туда по велению Господа, чтобы избавить свой народ от оков рабства…
Рейтинг фильма
IMDb: 6.00 (135 226)
ожидание: 95% (30 026)
Рейтинг кинокритиков
в мире
27%
50 + 135 = 185
4.9
в России
31%
5 + 11 = 16
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм снят за 74 дня.
    • Джоэл Эдгертон узнал о том, что получил роль Рамзеса из поздравительных писем фанатов, которые следили за кастингом онлайн.
    • Оскар Айзек и Хавьер Бардем отклонили роль Рамзеса.
    • Готовясь к роли, Кристиан Бэйл прочитал множество священных для христиан и иудеев книг, посещал воскресную школу и пересмотрел массу фильмов соответствующей тематики.
    • Первоначально фильм был назван просто «Exodus» («Исход»), но из-за того, что создатели фильма не смогли получить права на использование этого названия, им пришлось добавить подзаголовок «Gods and Kings» («Цари и боги»).
    • еще 2 факта
    Ошибки в фильме
    • Внимание! Список ошибок в фильме может содержать спойлеры. Будьте осторожны.
    • Моисей по колено заходит в море, чтобы достать со дна свой меч, и соответственно его одежда намокает. Когда он выходит, с одежды еще стекает вода, через одну смену кадров Моисей снова стоит полностью сухой.
    Редакционные материалы
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 18276 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Если у Даррена Аронофски в «Ное» литературной основы было так мало, что его мозгу пришлось изогнуться дугой, сделав спасителя человечества чокнутым экотеррористом, то у авторов «Исхода» имелась в наличие относительно подробно описанная жизнь еврейского пророка Моисея, освободившего свой народ из под рабства и вернувшего его в землю Ханаанскую. Ридли Скотт и компания до поры до времени от первоисточника если и отступают, то в рамках приличия. Некоторые детали, особенно не столь богатая подробностями в Ветхом Завете жизнь героя при египетском «дворе», возможно, были заимствованы у мультфильма «Принц Египта» — однозначно лучшим произведением в истории на данную тему.

    В общем-то всё в «Исходе» идет нормально, даже хорошо, но ровно до того момента, как в нём появляется Бог. Поражают снятые на натуре сцены баталий египтян и хеттов, где Скотт использует по максимуму технические достижения в операторском цехе, не менее эффектны декорации дворца фараона и т. д. Бэйл по началу совершенно никакой, но по ходу действия разыгрывается. Мария Вальверде совершенно очаровательна в качестве мадиамской супруги Сепфоры. Не каноническая, но и не авангардная, масштабная голливудская постановка библейского сказания получается. По форме почти не отличить от пеплума.

    Однако после того как Бог является к Моисею не Неопалимой Купиной, а вспыльчивым мальчиком с не всегда вменяемыми речами, «Исход» получается воспринимать только в качестве простенькой детской сказочки с претензией в стиле Роулинг или Толкиена. Фильм наступает на парадоксы христианства с тем же грохотом, с каким сумоист падает на дохё. Об этих парадоксах писал в том числе Гилберт Кит Честертон — например, как одна религия может так рьяно призывать к милосердию в то же время губить столько душ? Но сила искусства в том, чтобы с ловкостью фокусника их обходить, как это и сделано в «Принце Египта». В ленте Скотта же сии противоречия лезут из всех щелей.

    После того, как переговоры с названным братом, ставшим фараоном, ни к чему не приводят, Моисей решается начать партизанскую войну, но Всевышний считает, что на это слишком мало времени. Вообще у Ридли пророк гораздо больше получается воином и бунтовщиком, нежели пророком, общение с Яхве лежит на герое тяжелым бременем, а не откровением. Он логично и задается вопросом, зачем же все эти казни египетские? Тем более, что от них страдают не только египтяне, но и израильтяне (хотя по Библии иудеев бедствия почти не коснулись). После смерти первенцев и Рамзес совершенно логично спрашивает, что это за Бог, который убивает детей? Но не получает от сценаристов достойного ответа и сюжетную линию все эти пересуды не сворачивают вспять

    Т. е. от фильма остается ощущение, что автор так до конца для себя и не решил, то ли он адвокат Бога, то ли прокурор. Судя по тому, как разворачиваются события в дальнейшем, очевидно, что первое. И в то же время атеист Скотт не мог не задаться вытекающими из логики вопросами (хотя, быть может, если б не задался, было б лучше). Но усидеть на двух стульях не получилось. А от того и внутренний монолог, внутренняя конфликт и мотивации Моисея за исключением старой доброй борьбы за свободу, получаются нечеткими, размазанными. В общем, оценка ниже — это оценка скорее фильму-фентэзи, чем притче или пеплуму.



    7,5 из 10

    17 января 2015 | 09:35

    Ридли Скотт — давно состоявшийся мастер режиссуры. За ним прочно закреплено имя одного из великих создателей грандиозных блокбастеров как фантастической направленности, так и масштабных исторических постановок. Но последние картины великого мэтра странным образом перестали находить понимание у кинокритиков, сопровождаясь чередой нелесных эпитетов. Словно происходит некая не состыковка с привычным образом, когда Скотт пытается отойти от кино массового к лично-филосовскому. Его «Прометей», казавшийся лишь на первый взгляд фантастической предысторией культовых «Чужих», во многом поднимал темы появления человека как вида на земле, выдвигая почти еретическую инопланетную версию. «Советник», с особой яростью растерзанный прессой, через своеобразную притчу трактовал смертные грехи. А его последний фильм «Исход: Цари и Боги», лишь на первый взгляд кажущийся эпическим блокбастером, в сущности, имеет глубокое второе дно, в которое постарались не поверить многие зрители.

    Снять известный религиозный сюжет об Исходе евреев из Египта в современной обертке — явно не было целью. Оттого следование знакомой истории весьма поверхностно с точки зрения соблюдения какого-то конкретного из священных текстов. Для Ридли Скотта это была основа, через которую он скорее размышляет о своем отношении к Богу и, возможно, к религии в целом. Поэтому здесь и нет ярко выраженной позиции автора, нет четко очерченных мнений и столь однозначной трактовки. И осторожность Скотта лишь кажущаяся. Так, на первый взгляд, «Исход» предстает совершенно иначе, преподнося архаику старинного придания в привлекательном виде блокбастера. Бравый Моисей на пару с Рамсесом лихо сражаются на поле брани с какими-то кочевниками. Колесницы закладывают крутые виражи, градом сыплются стрелы, кровь хлещет направо и налево — эдакий новый формат супергероя из мира религии. Плюс и размашистый звездный актерский состав сбивает с толку — помимо главных ролей Кристиана Бэйла (Моисей) и Джоэла Эдгертона (Рамсес II), здесь присутствуют и Сугурни Уивер, и Аарон Пол, и Джон Туртурро, и, конечно, Бен Кингсли.

    К счастью, таково лишь вводное слово, несмотря на сохраняющуюся великолепную картинку в виде прекрасных визуальных эффектов до финиша. А дальше по крупицам, неспешно тон картины смещается в сторону размышлений. В слова Моисея на экране словно вложены мысли самого Ридли Скотта. Вот и выходит один из главных пророков авраамических религий мира совершенно отличным от канонического. Это мужчина, прежде всего верящий в себя и рассчитывающий только на свои силы, крайне скептически относящийся к пророчествам и прочим предрассудкам. Характеристика практически атеиста. Как часто бывает с человеком, веру он обретает лишь в момент, когда жизнь наносит сильный удар. Странная особенность нашей психологии, надо признать.

    Кристиан Бэйл один из самых незаурядных и выдающихся актеров Голливуда современности с огромным багажом великолепных ролей, и Моисей в «Исходе» — в их числе. Рамсес Джоэла Эдгертона не менее монументален, хотя, более однозначен. Примечательный факт — до вступления на трон этот персонаж носит исключительно бело-золотые одеяния, но только став фараоном — облачается исключительно в черное. Так меняется и его душа, превращая человека в жестокого диктатора. Бог у Скотта — маленький мальчик со злым безжалостным взглядом. Крайне интересная интерпретация, ведь часто дети оказываются гораздо более жестоки, чем взрослые. Явившийся из горящего куста ребенок без сожаления и без колебаний яростно мстит, уничтожая всех и вся на своем пути без разбору, слепо следуя гневу. И десять казней египетских — одни из самых ужасающих сцен на экране. Между двух огней, Богом иудеев и Царем Египта, выступает Моисей, изо всех сил старающийся утихомирить двух соперников, двух богов, двух «великих диктаторов». Суровый приговор выносит режиссер этим персонажам. «А так ли хорош ваш Бог?!» — словно вопрошает Ридли Скотт с экрана.

    «Исход: Цари и Боги» — это грандиозный по своему масштабу фильм от великого режиссера. Великолепная визуальная составляющая, с отменными костюмами, захватывающими дух пейзажами, красиво поставленными боевыми сценами и невероятными съемками сцены прибытия гигантской волны под финал — в данном случае отвлекают зрителя от чтения глубокого замысла Ридли Скотта. Однозначно, самоличный уход из жизни его брата Тони (памяти которого посвящена лента) пошатнул устоявшиеся традиции к вере. Но это не единственная мудрость, которую хотел поведать нам 77-летний маэстро. «Исход» как никогда оказывается актуален, напоминая о жестокости и нетерпимости мира сегодняшнего, где есть место проявлению уже такому побежденному, казалось бы, врагу, как фашизм.

    P.S. из всех центральных персонажей картины, самый реальный — Рамсес II, чья подлинная мумия до сих пор храниться в Каирском музее.

    8 из 10

    22 марта 2015 | 21:56

    Фильм Ридли Скотта, режиссёра, который известен историческими и фантастическими фильмами, таких всемирно известных как: «Гладиатор», «Бегущий по лезвию», «Падение чёрного ястреба». Также к его заслугам относится потрясающий исторический фильм о третьем крестовом походе «Царство небесное». Скотт трёхкратный номинант на премию Оскар.

    Фильм основан на библейской истории про Моисея. До фильма я, к своему позору, не знала притчи о спасителе еврейского народа. Главная роль спасителя пришлась известному актёру Кристиану Бэйлу. Потрясающая игра, сидя в кинотеатре, я вздрагивала, с какой эмоциональностью он передавал чувства. Чувство страха за свой народ, чувство обиды за него, желание помочь и избавить от вечного рабства и подчинения. Очень хорошая идея: видение Бога в образе мальчика, Бог, который жестоко наказал фараонов Египта, посылая им болезни и беды друг за другом. А всё из за чего? Из-за того что от своей алчности, от мнения, что все перед ним должны пасть на колени, Моисей не смог избавить евреев от подчинения по доброй воле, хотя Рамзес не раз приходил к нему и предупреждал, что случиться беда.

    Считая себя великим царём, которому нет равных или даже Богом, он совсем не понимал на что он подвергнул не только себя, но и свою семью и своих людей.

    Его ждала расплата. Она настала. Все получают по заслугам. Кто-то свободу, кто-то радость, а кто-то боль.

    Я сидела с открытым ртом, фильм 2-х часовой прошёл незаметно.

    Также хочется выделить красоту Египта, бесспорно, что она манит своими гробницами и пирамидами. Ведь в этом хранится столько неразгаданных тайн.

    Возникает желание поблагодарить режиссёра, актеров, все кто принимал участие в съёмках данного фильма за их работу, за их мастерство. Ведь получился достойный фильм, который заставляет задуматься, а ведь каждого за свои деяния ждёт расплата, каждому за всё придётся ответить! И чем меньше у нас, человечества, плохих поступков, тем легче будет нам жить. Главное, это чистая совесть и чистая душа.

    Конечно, есть люди, которым не понравится фильм или они не найдут в нём чего-то такого цепляющего, но я для себя нашла. И я говорю спасибо. Спасибо, что есть фильмы, меняющие взгляды и мысли.

    30 января 2015 | 16:41

    «Исход: Цари и боги» это невероятно скучная и серая во всех аспектах картина, которую неимоверно сложно смотреть из-за полного отсутствия интереса к происходящему. И дело тут вовсе не в самой истории, нет, а скорее в ее подаче.

    Ключевая проблема в том, что, как я уже сказал, фильм очень утомляет. Утомляет своей серой цветовой гаммой, своей затянутостью, и даже сильный актерский состав совершенно не спасает ситуацию. Экшен в фильме есть, но он, как и все остальное, абсолютно не впечатляет. Просто стандартная отработка программы — тут махнул мечом, здесь кинул копье, и все это совершенно безэмоционально, скучно и при полном отсутствии драйва. И отдельно отмечу весьма спорный подход к повествованию — по щелчку пальцев история просто совершает скачки вперед, пропуская недели и месяцы. Выглядит это весьма странно — вот нам показывают какой-то момент из жизни Моисея и сразу же, без всякого перехода или сопровождающей надписи, в следующем кадре уже демонстрируется событие спустя немалый такой период времени. Подобное отсутствие плавности происходящего определенно не идет фильму на пользу.

    Итог: я не могу сказать, что «Исход» чем-то меня зацепил. Практически каждую минуту я ощущал лишь все более нарастающую скуку. Просто для сравнения — анимационный фильм «Принц Египта», имеющий в основе ту же историю и вышедший в 1998 году, производит куда больше впечатления и вызывает больший интерес даже сейчас, чем этот высокобюджетный, но пустой проект 2014 года. Я признаю, что в данном случае мои претензии по большей части это чистая вкусовщина и кому-то вероятно фильм придется по вкусу. Только из-за этого и впечатляющего актерского состава

    4 из 10

    15 января 2017 | 15:40

    Моисей говорил, и Бог отвечал ему голосом. (Исх. 19:21)

    После поисков бога в космическом пространстве мира завтрашнего дня, Ридли Скотт обращается к книге Шемот и ее главному герою по имени Моше. Если в «Прометее», формально очерчивая простую научно-фантастическую историю, Скотт на деле рассуждал на темы, близкие Виктору Франкенштейну и его Созданию. То в «Исходе», декларируя рассказ о божественных началах мироустройства, режиссер скорее опирается на постулаты несовместимости сакрального и профанного, что и выносит в заголовок картины — «Цари и боги».

    Моше, Муса, Моисей — так в трех основных мировых религиях зовется прототип героя «Исхода». Скотт анонсировал свой фильм как осмысление и экранную адаптацию второй книги Пятикнижия, однако картина представляет собой крайне субъективный, авторский взгляд на происходившее с Мошей, и полностью пропуская ряд ключевых моментов (к примеру, Вторые Скрижали и Йом-Кипур) основное внимание уделяет бытности главного героя в роли египетского принца, а также самому масштабному (с точки зрения зрелищности) событию — переходу через Красное море.

    Происхождение Моше, с которого начинается любая история, касающаяся событий книги Шемот, Скотт оставляет за кадром, пытаясь создать интригу, хотя вряд ли хоть сколько-нибудь образованный человек не знаком с этим нюансом. Начинается «Исход» с рабского положения народа Израиля в царстве Египетском, это очень важный момент, так как именно освобождение от рабства становится ключевым концептом «Исхода». Такие значимые события как заключение Завета и Заповеди, остаются почти незамеченными, гораздо важнее противостояние Рамзеса, не устающего повторять «Я бог!» и его «подданных».

    Но Рамзес всего лишь фараон, а вот бог в «Исходе» рабства не приемлет, и освобождение становится неизбежным. Ридли Скотт не предоставляет никаких логических связок между Исходом народа Израиля и осознанием Моше своего предназначения. Буквально сразу же после первого акта теофании экранный Моше решительно восстает против власти фараона и бесправного положения рабов. И по этим формальным ошибкам можно понять, что религия постановщику малоинтересна, она нужна лишь в качестве бесспорной канвы, на которую можно нанести картину, где евреи скорее осознают не свое особое предназначение, а проявляют волю к свободе.

    Такую некоторым образом светскую интерпретация истории, Скотт несколько нарушает тем, как изображает бога. Сценаристы, среди которых есть авторы «Как украсть небоскреб» и «Списка Шиндлера», выбранную Ридли Скоттом стратегию представления бога в христианском, антропоморфном понимании реализуют старательно — низводя Моше до уровня человека на грани безумия, с видениями и голосами в голове. Такой подход возмутит любого иудея, так как совершаемое Скоттом в отношении бога просто невыносимо — он не только позволяет себе «помыслить Его», но и показывает, как предполагаемый бог подносит Моше питье и прислуживает. Хотя, надо отдать режиссеру должное, он при всей ереси (с точки зрения иудаизма) не забывает, что бог Ветхого Завета это совсем не христианский бог Нового Завета, а посему он не знает жалости и прощения.

    Кроме того, Скотт «обманывает» зрителя промо-трейлерои «Исхода», в котором есть лишь блеск и сияние жизни при дворе, величественность расступившихся вод Красного моря и Моше, в расцвете своей красоты и физической формы. Вы не увидите ни в одном из промо-материалов главного героя с сединой и морщинами, хотя, по крайней мере, половину картины он выглядит именно так. Великолепный Моше в дорогом платье и с подведенными глазами по количеству экранного времени проигрывает измученному Моше в поношенных одеждах.

    Продолжая разговор о внешних атрибутах нельзя не сказать о великолепной кинематографии, это настоящее пиршество для взгляда и наслаждение даже для самого искушенного взора. От костюмов, где бусинка прилегает к бусинке, а в узоре нет ни одного неровного стежка, до общей экспозиции и декораций. Никакой Кристофер Нолан со своей претенциозностью относительно космического пространства не способен даже сравниться с тем, что сделано в «Исходе». И нельзя не сказать об актерах «Исхода». Кто бы мог подумать, что Джон Туртурро это лучшее воплощение фараона Сэти, а Джоэл Эгертон с его грубой и неприятной внешностью — почти совершенный Рамзес, вызывающий при всех своих зверствах, настоящее сочувствие. И Кристиан Бэйл, точно понимающий замысел режиссера — почти сходящий с ума от творящийся несправедливости Моше.

    Если говорить объективно, отвлекшись от религиозных предпочтений и культурных традиций, то «Исход» является важным элементом просвещенческой политики в отношении зрителя. Современное наполнение кинозалов в своей технической стороне прогрессирует год от года, появляются новые форматы кинопоказов, заставляющие зрителей ощущать почти физическое присутствие рядом с любимыми героями. Однако, образовательный ценз посещающих кинотеатры кажется становится все ниже и ниже, и вот уже некоторые моменты «Ноя» Даррена Аронофски кажутся новаторством, хотя режиссер действовал в точном соответствии с Ветхим Заветом. А поверхностная переработка далеко не новых идей из области физики в «Интерстелларе» представляется среднестатистическому зрителю верхом научной мысли и настоящим откровением из области прогресса. Поэтому ни наличие белых пятен, ни присутствие логических огрехов и сумбурность не могут послужить причиной тому, чтобы отнести «Исход» к категории неудавшихся фильмов. Эта картина сделана на высшем уровне кинематографического профессионализма и ее режиссер желает (пусть и в достаточно упрощенной форме) донести до публики историю из Пятикнижия и критиковать его за это не следует.

    Моше является значимой фигурой для иудеев, христиане более чтут свой Новый Завет и его героев, а для атеистов этот «принц Египта» и вовсе представляет собой лишь мифологического персонажа. Но этот сюжет есть краеугольный камень современной культуры, вопрос о реальности происходившего, давно не является актуальным, перейдя в аксиологическую плоскость. Именно с позиций ценностей и стоит рассматривать «Исход», и здесь главной, ключевой сценой будет не сам Исход и не произошедшее на горе Синай (учитывая, как вольно повел себя здесь Скотт), а встреча Моше и Рамзеса под сенью морской волны, что вот-вот поглотит все вокруг. И нет здесь ни представителя королевской крови, ни грязного раба — все титулы и саны не значат абсолютно ничего. Да и не думают Моше и Рамзес (как герои фильма) в этот момент о боге, в их лице сошлись праведность и несправедливость, стремление к свободе и равенству с одной стороны и жесткой, неизменной общественной иерархии с другой. Ридли Скотт мастер, уже одной этой зарисовкой он заслуживает место в пантеоне кинематографистов. Зарисовкой, в которой рожденный не равным знает, что он прав и нет в нем ни злобы, ни ненависти к обидчику, он даже готов спасти своего гонителя, но Рамзес навряд ли внемлет протянутой руке…

    3 января 2015 | 02:43

    Ридли Скотт, человек не снимающий халтуру. Все фильмы этого режиссёра, по своему гениальны. Не стоит обращать внимание на критику его последних работ, редко кто может держать марку, выдавая один отличный и рискованный проект за другим.

    Фильм Исход: Цари и боги, является одним из лучших исторических блокбастеров последних лет, каждый кадр которого отдаёт тщательным старанием и равномерно распределённым бюджетом.

    Шикарные актёрские работы Джоэла Эдгертона в роли Рамзеса и Кристиана Бэйла с его ролью Моисея.

    С исторической частью картины не стану спорить, главное тут то, что к каждому персонажу можно проявить сочувствие, образы героев сильно прописаны, драматический уровень на высокой планке, наблюдая за всем действием, получается вникнуть в судьбы людей. Никаких лишних элементов вроде политических интриг, за два с половиной часа, повествование не сворачивает со своего изначального пути и не запутывается в дебрях, вводя при этом в недоумение зрителя.

    Скотт, с рейтингом PG-13, добился удивительного результата, вот, что значит талант.

    Сцены с десятью казнями, сделаны внушительно и натуралистично.

    Фильм спокойно можно было номинировать на Оскар в различных категориях: костюмы, звук, монтаж, спецэффекты.

    Экшен и масштабные сражения выглядят бесподобно, Ридли по прежнему нет равных, его рано списывать со счетов, его работы нельзя забывать. Человек умеет и любит снимать, а это главное.

    Исход: Цари и боги достойное пересмотров, красивое и осмысленное, драматичное и манящее своими величественными пирамидами произведение.

    9 из 10

    10 мая 2015 | 14:30

    Самым решающим моментом во время просмотра трейлера этого фильма, для меня была строчка: «от Ридли Скотта, режиссера фильма «ГЛАДИАТОР». Понимаете? ГЛА-ДИ-А-ТОР!!! О, это великий фильм, который будет смотреть еще не одно поколение! Фильм-легенда, фильм-притча. Именно тогда и было решено безоговорочно, что на фильм «Исход» я иду, бегу, лечу и если надо, ползу.

    Оговорюсь сразу, что описание и рецензии к фильму перед просмотром я не читала, мне было достаточно того, что я увидела в трейлере. И впервые очень пожалела об этом. Если бы я знала, что фильм основан по мотивам второй книги Моисея «Исход» из Ветхого Завета, я бы да, пошла, но с совершенно другим настроем. Я то ждала «Гладиатора», «Трою», «Царство Небесное». Да все что угодно только не то что я увидела! Увиденное мной на экране вызвало огромное чувство отрицания, злости, возмущения, которое после окончания фильма полностью вывело меня из себя. Мне хотелось топать ногами и кричать, что так нельзя! Нельзя снимать такие фильмы, вернее, нельзя так каверкать, уродовать и преподносить людям фильмы на столь щепетильную тему!

    Фильм начинался прекрасно: прекраснейшие виды Древнего Египта, а кто не увлекался мифами Древнего Египта в школе? Древняя цивилизация, фараоны, дворцы, Нил, древние боги и богини. Все это снято в красивых ракурсах и с прекрасным цветом, и под прекрасную музыку. Актеры просто сказочные: Джоэл Эдгертон (Рамзес) выглядел как настоящий египетский принц со своими всевидящими глазами. Кристиан Бэйл (Моисей) тоже великолепно отыграл свою роль на протяжении всего фильма. Очень порадовало присутствие великой Сигурни Уивер (после фильмов про «Чужих» она намертво заняла определенную высокую позицию в моем личном списке отличных актрис), правда ее роль была совсем не значительной, но все же. В общем первые минут тридцать я сидела не шелохнувшись и почти не дышала от удовольствия при просмотре.

    А потом я поняла в какой-то момент, что то что мне показывают, то что мне хотят втюхать с этого широкого экрана про евреев, про их рабство, про злобного мальчика-бога, пришедшего погубить весь Египет и его великую цивилизацию — совсем не то, что я хочу видеть и даже совсем не так как написано в Ветхом Завете. Хорошо, я согласна, что режиссерские фильмы очень часто несколько отличаются от книжного оригинала. Но это же, простите, Библия. Тогда получается, что все вольности режиссера — кощунство?

    По мне про религию либо так как в книгах — либо никак. Вспомним фильм «Ной», там тоже режиссер повольничал на тему спасения Ноем всех животных. Но режиссер лишь дополнил на свое усмотрение эту историю, очеловечив Ноя — добавив к нему семью и все человеческие страсти. Дополнил, но не изменил.

    А что мы видим тут? Тут мы видим еврейский народ, который пробыл в рабстве у египтян 400 лет и решивший покинуть это рабство с помощью Моисея. Это все так как по книге, но позвольте, что-то я ни где не нашла, чтобы Моисей воспитывался как принц египетский.

    По книге стража очень строго охраняла лагерь где жили евреи. А по фильму рабы даже средь бела дня умудрились учиться биться на мечах и стрелять из лука. Сколько по вашему необходимо времени истощенному работой и 400-летним рабством человеку, чтобы научиться на скаку стрелять пригнувшись из лука по движущейся мишени? Мне кажется, что уж не месяц это точно. И это все под чуткой охраной ничего не видящих египетских воинов? Ага, рассказывайте мне! Почему тогда евреи-шпионы сдали в два счета Моисея пришедшего под покровом ночи в храм? Значит Моисея ночью заметили, а тренировавшихся воинов они не заметили. Обалдеть! И вообще, зачем они тренировались? Уйти хотели, так? Ну и пошли бы себе, устроили бы славную битву за свободу и пошли бы себе. Нет, тут надо было замутить такую подленькую, грязненькую историю. Тут надо было измором взять всех египтян и наслать 10 казней Египетских. Мне лично было очень не приятно смотреть, на все эти казни. Мне было жалко людей, невозможно было смотреть на их страдания. Невозможно было смотреть на это столкновение двух религий. Невозможно было смотреть как умирает египетская цивилизация. Мне до сих пор не понятно, зачем нам это все показали? Что хотели этим добиться? Конечно же, после всего увиденного, я оставшуюся часть фильма была на стороне Рамзеса и всего Египта и не было ни капли сочувствия убегающим рабам.

    А история с напавшими на людей крокодилов? Она вообще мне ясно дала понять, что из библейской истории слепили обычный экшн, с кровью, со смертями и зрелищными моментами.

    Конечно, я не настолько религиозна, чтоб так яро возмущаться, но я уважаю веру. Столько людей веками жили и живут этой верой, читают Библию и соблюдают посты и праздники. А тут нам показывают: вот ваш бог, посмотрите, с какой легкостью он играет судьбами и людьми, рушит цивилизации и убивает старых богов. Это что элемент устрашения такой? Или просто воображение режиссера? Да, конечно, я в курсе, что в библии полно таких кровавых сюжетов, но и что-то хорошее тоже там есть, хорошее и познавательное. Нет, нам зачем то надо показать именно плохое. Или может это провокация?

    А в свете последних событий так вообще нельзя тему религии затрагивать, потому что все что касается религии очень и очень спорно и щепетильно.

    Интересно, почему режиссер выбрал для съемок именно эту веху в истории? Почему именно Рамзеса выбрал в качестве фараона противостоявшему евреям? Ведь в Библии нет имени фараона. В общем, да, после фильма захотелось взять прочитать Библию, сравнить оригинал с картиной. И скажу я вам, отличий море.

    P.S. При просмотре фильма, даже закралась мысль, если режиссеру захотелось показать как одна религия убивает другую, то почему он не снял фильм, допустим, о крещении Руси? Вот тоже бы очень зрелищно и кроваво получилось. Тут вам и старые боги и новые, и сожженые города и вырезанные деревни. Ну, в общем, все то, что так легко можно продать не просвещенному зрителю. И понадобилось бы гораздо больше времени на съемки чем какие-то 74 дня. Ах да, я забыла, про это же не написано в Библии, а снимать фильмы про библейские истории видимо уже стало просто модно.

    7 из 10

    28 января 2015 | 20:48

    Ридли Скотт последние годы снимает фильмы чисто ради денег, и это заметно абсолютным отсутствием энтузиазма. Без всяких сомнений этот человек сделал масштабный вклад в киноиндустрию, и является одним из моих любимых режиссеров, но к большому сожалению после весьма неплохого «Царства небесного», Скотта понесло не в ту степь. Винить его в наши то дни (когда хорошие фильмы, как Грань будущего с треском проваливаются, а штампованные Трансформеры набирают миллиарды), я считаю лишним.

    Стремление опустить историю на землю и сделать ее более реалистичной в «пеплумах» тоже не всегда бывает уместным. Во-первых нового ничего не найти, ибо тут будет куча отсылок к «Гладиатору» и даже «Царству небесному». А сделать из Моисея такого же безумца, как это сделал Аронофски с Ноем и вовсе выглядело банально и смешно. Про фокусы, которые будут все более и более абсурдными я вообще промолчу. Такого Бога, которого вам преподнес Скотт вы еще не видели, и слава Богу наверное не увидите. Фильм разбит на куски, которые местами не имеют между собой ничего общего. Работа сценаристов бездарна. Диалоги прописаны ужасно, порой кажется, что актеры импровизировали прямо во время съемок. Мне вообще кажется, что режиссер так не понял, что он хотел нам всем этим сказать и в чем собственно был посыл.

    Плюсы тут есть, но они ничтожно малы. Визуально картинка радует. Не каждый день можно лицезреть Египет на большом экране, во-вторых ужасно короткая, но хоть какая-то батальная сцена. Что-что, а это Скотт снимать всегда мог. В-третьих Джоэл Эдгертон, который по моему мнению лучше всех входил в образ. Но и тут вина сценаристов и режиссера, если бы Рамзес был более уверенным персонажем (как в мультфильме 98-го), то ему не было бы цены. Что касается Кристиана, то его персонаж сам так и не понял кто он, во что верит, и чего хочет, и здесь нет вины Бэйла, он выжал из себя все соки. Да и стоит все таки похвалить Альберто Иглесиаса, который написал весьма неплохую музыку.

    В итоге получилась та же картина, которую мы видели недавно. «Исход» не далеко ушел от «Ноя». Я не ожидал чего то грандиозного, но и не думал, что все будет настолько безысходно. Однозначно разочарование года.

    2 января 2015 | 03:18

    Проблема Ридли Скотта на сей раз в том, что он явно не определился с тематикой своего фильма. Что это: ветхозаветное предание о Моисее и вызволении евреев из рабства, история о братьях, ставших врагами, или же стандартный голливудский блокбастер из разряда «посмотрел и забыл»? Возможно, виноват не столько Ридли Скотт, сколько сценаристы, возможно, фильм смонтировали не так, как надо или еще что-то, но если «Робин Гуд» был весьма средненьким фильмом, «Прометей» так себе, то «Исход» и вовсе напоминает бледную кальку с «Гладиатора», ибо, согласитесь, аллюзий на него предостаточно.

    Псевдорелигиозность «Исхода» критиковали уже в пух и в прах. Действительно, складывается впечатление, что режиссер хотел угодить всем: и верующих не обидеть, и чтобы атеисты не назвали фильм церковной пропагандой. Но, увы, если со второе ему более или менее удалось, то первое оставляет желать лучшего: вряд ли какого-то верующего вдохновит в роли Бога капризный пацан, истерично орущий, что желает, дабы земные цари ему поклонялись и умоляли остановить бедствия (казни египетские). Мелочно как-то для Бога, не находите? Вообще Бог в «Исходе» кажется слишком уж мстительным и жестоким. Или может это Рамзес с египтянами недостаточно отрицательны? Мой папа, например, глядя на «казни», сокрушался: «Какие же подлые эти евреи!». ЕВРЕИ! Которые, по-идее, должны казаться нам угнетенными жертвами, справедливо отомщенными высшей волей. На деле же жертвами скорее выглядят египтяне, тысячи обычных невинных людей, погибающих в страшных муках, и даже Рамзес, хотя он вроде как антагонист. О Рамзесе чуть позже.

    Минусом является и то, что в «Исходе» по сути, отсутствует завязка, нет истории о рождении Моисея, его спасении принцессой, нет даже пяти минут детства — короче говоря всего, что обычно присуще классическому эпику о великом герое. Нам показывают Моисея уже зрелым, буквально перед самым разоблачением и изгнанием, а история предыдущих лет теряется на устах то ли его сестры, то ли принцессы, то ли Бена Кингсли — оказывается, я уж и сама забыла, кто ее нам поведал — но людям, не знакомым с деталями библейского «Исхода», поначалу может быть не комфортно и не все понятно.

    Сам Моисей со своей верой тоже явно не определился (так же как Ридли — с тематикой): то он ни во что не верит, то он внезапно обретает веру, то спорит с Богом, не желая ему подчинятся, но уверяет жену, что она — самое важное в его жизни, то уходит от нее потом исполнять свою миссию. Нестройно получается. Если аронофский Ной был исключительно, фанатически предан Богу, то совершенно понятно, почему он готов был убить даже собственных внучек, дабы услужить Ему. Ной, каким бы он не казался жестоким, или, сколько бы он не был далек от канона, все же оставался целостным персонажем, в мотивы которого веришь без труда. В Моисее же нет этого стержня, нет определенности, потому его миссия, его подвиг выглядят сухо и абсолютно не восхищают (а должны были!). Кажется, что он в любой момент может поменять убеждения, все бросить к чертовой бабушке и свалить к семье. Между прочим, любовная линия в «Исходе» настолько шаблонна, что не остается сомнений — она вставлена чиста для галочки. На месте сценаристов, я бы ее вообще выбросила и как-то мощно завершила бы намек с мечами Моисея и Рамзеса, тем более что финальный батл аж напрашивался. Но… не судьба. Претензий к Кристиану Бэйлу нет и быть не может — посудите сами, что можно при таком сценарии сыграть? Все, что можно, он сыграл.

    Что касается другого героя, Рамзеса, то здесь, на мой взгляд, упущенных возможной еще больше. Где-то уже писали о том, что сценаристы ему явно сочувствовали, всячески старались подчеркнуть его положительные стороны, тогда как негативные представить как… злой рок, сделавший из него фараона, которому на роду написано презирать рабов — что поделаешь, такова жизнь! Сценаристы Рамзесу так симпатизировали, так старались его понять (порой больше, чем Моисея!), что даже не нашли сил с ним расстаться. Признаюсь, мне Рамзеса и в «Принце Египта» было жаль, но как же не пожалеть его здесь? Вот он, бедный мальчик, которого папа в детстве недостаточно любил, бедный принц, над которым висит пророчество свержения с престола младшим названным братом, бедный фараон, которого собственные советники не уважают, бедный отец, не сумевший защитить своего ребенка, и бедный брат, решивший хоть как-то помочь изгнаннику, а не убить его, но, увы, не заслуживший за это у Бога ни прощания, ни милосердия. В общем, Рамзес, призванный по жанру играть роль злодея, выглядит обездоленным страдальцем, а если прямо — ни рыбой, ни мясом. А какой из него мог бы получится сильнейший персонаж, добавь ему сценаристы перчинки! Не хуже Коммода, дублем 2 которого он, вероятно, и задумывался, как и Моисей — вторым Максимусом. О! Кстати, о Коммоде! Вначале фильма, когда старый фараон обсуждал с Моисеем невозможность второго когда-либо занять трон, он сказал: «Да, ты никогда не сможешь стать фараоном, потому что ты не мой сын. Но, честно говоря, я бы с большей охотой оставил бы трон тебе». Экая «оригинальность»… Комментарии излишни. Тоже самое, что со слоганом о «вызове империи» — точно такой красовался когда-то на коробочках с видеокассетами сами знаете какого фильма! С Джоэлом Эдгертоном та же ситуация, что с Бэйлом — ну что при таких убогих диалогах можно было сыграть?

    Вообще, истории о дружбе всегда были мне более интересны, чем розовые сопли о любви, потому на «Исход» я пошла, конечно же, не из-за спецэффектов, а ради взаимоотношений бывших «почти братьев» Моисея и Рамзеса. Однако, была разочарована. Ждала, что финал выстрелит какой-то крутой сценой между героями, но нет… намеков море, а реализации ноль. Пойду пересматривать «Принца Египта» и «Десять заповедей».

    А что в «Исходе» действительно хорошо, так это саундтрек…

    7 из 10

    4 января 2015 | 01:07

    На этот фильм пошла по двум причинам. Точнее, по одной — из-за любви. Из любви к Кристиану Бэйлу и из любви к «Принцу Египта» — этот мультфильм все еще в списках моих личных откровений, а песня «When you believe» до сих пор выжимает слезы. К тому же огромное уважение к монументализму сэра Ридли Скотта еще с момента появления первых трейлеров сформировало убеждение пойти во что бы то ни стало.

    Так вот, если вы — комбо из этих же аргументов, то запятую в моем заголовке смело ставьте после второго слова. Бэйл в очередной раз доказывает, что он Актер. Не стоит ждать пути героя от принца Египта до иудейского пророка под воздействием страданий еврейского народа, пробудивших в нем иудея. Это фильм о том, как человек отвечает на вопрос «Кто я?» Моисей не стал другим — святым, покорным, богопослушным. Он остался тем, кем был в начале — смелым, честным Человеком. Человеком, принимающим решения и сознающим ответственность за них. И национальность здесь не при чем. Он понимает, что несет ответственность за свой народ, хотя до конца не причисляет себя к ним. Поэтому на его лице нет особого смятения, сострадания к истязаемым иудеям, но сколько гнева при виде казней, насланных Богом на египтян — потому что он все еще египтянин. Только на берегу Красного моря, перед лицом неминуемой гибели, он раскаивается, что по ЕГО вине может погибнуть целый народ — ЕГО народ, и тогда Бог приходит ему на помощь.

    Его противоположность — Рамзес, блистательно сыгранный Эдгертоном. Тщеславный, эгоистичный, в открытую заявляющий «Я — Бог», принимающий безрассудные решения параноик не может не вызывать негодования, но временами в нем обнаруживается такой глубокий душевный надлом — сын, выросший без любви отца, в тени более предпочитаемого кузена, и отец, горячо любящий своего сына и в итоге потерявший его, — что в такие моменты начинаешь ему сострадать не меньше несчастных иудеев. Что ж, мой личный пантеон талантливых актеров готов принять еще одного постояльца.

    Среди второстепенных персонажей выделила бы Джона Туртурро — ну никак не ожидала я от спецагента из «Трансформеров» такого подлинно царского величия и мудрости — и Бена Кингсли — того вообще пора канонизировать, потому как лучшего типажа для мудрых старцев и придумать нельзя.

    Но есть еще один персонаж, воплощение которого вызывает ряд крамольных идей. Бог. У Скотта он — капризный ребенок (да-да, именно такое ощущение сложилось у меня, или же это огрехи в мимике и игре юного актера), который выбрал Моисея для реализации своего замысла по вызволению своего народа из египетского плена. Только он делает это очень уж изощренно, и в этот момент возникает неприятное понимание того, как он все-таки жесток, и фраза «Бог есть любовь» кажется ужасающей насмешкой. К тому же, вопреки Ветхому завету, он не сопровождал свой народ в странствиях в виде огромного смерча, а ночью — в виде огненного столпа, да и Красное море «подвинул» только после горького раскаяния Моисея. Типа, когда хочу, тогда и прихожу. Да и одна из финальных фраз Моисея в диалоге с Богом: «И ты не делаешь того, чего не хочешь» наводит на мысли о кризисе веры у режиссера, либо, напротив, он еще раз подчеркивает марионеточность людей в Божьем промысле, в котором равны все — и рабы, и цари.

    Если же для вас слово «блокбастер» — синоним слова «экшн», и вы ждете второго пришествия Максимуса, можете смело ставить запятую после первого слова в моем заголовке и смело дожидаться пятого «Терминатора». «Исход» — не ваш фильм

    9 из 10

    4 января 2015 | 21:18

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>