всё о любом фильме:

Исход: Цари и боги

Exodus: Gods and Kings
год
страна
слоган«Он бросил вызов империи и изменил мир»
режиссерРидли Скотт
сценарийАдам Купер, Билл Колладж, Джефри Кейн, ...
продюсерПитер Чернин, Марк Хаффам, Майкл Шефер, ...
операторДариуш Вольски
композиторАльберто Иглесиас
художникАртур Макс, Рави Бансал, Алекс Камерон, ...
монтажБилли Рич
жанр боевик, драма, приключения, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Россия  3.04 млн,    Нидерланды  276.9 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на Blu-Ray
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG-13 детям до 13 лет просмотр не желателен
время150 мин. / 02:30
Ветхозаветная история о великом пророке Моисее и освобождении еврейского народа из египетского плена. Моисей появился на свет в те времена, когда фараон приказал убивать всех новорожденных мальчиков еврейского происхождения. Чтобы спасти его, мать положила малыша в корзину из тростника и отправила вниз по Нилу.

Ребенка нашла дочь фараона, которая усыновила его и растила рядом с Рамсесом — будущим фараоном. Много лет спустя, став мужчиной, Моисей бежит из Египта, а затем возвращается туда по велению Господа, чтобы избавить свой народ от оков рабства…
Рейтинг фильма
IMDb: 6.10 (129 760)
ожидание: 95% (30 026)
Рейтинг кинокритиков
в мире
27%
49 + 134 = 183
4.9
в России
31%
5 + 11 = 16
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Готовясь к роли, Кристиан Бэйл прочитал множество священных для христиан и иудеев книг, посещал воскресную школу и пересмотрел массу фильмов соответствующей тематики.
    • Оскар Айзек и Хавьер Бардем отклонили роль Рамзеса.
    • Джоэл Эдгертон узнал о том, что получил роль Рамзеса из поздравительных писем фанатов, которые следили за кастингом онлайн.
    • Фильм снят за 74 дня.
    • Первоначально фильм был назван просто «Exodus» («Исход»), но из-за того, что создатели фильма не смогли получить права на использование этого названия, им пришлось добавить подзаголовок «Gods and Kings» («Цари и боги»).
    • еще 2 факта
    Ошибки в фильме
    • Внимание! Список ошибок в фильме может содержать спойлеры. Будьте осторожны.
    • Моисей по колено заходит в море, чтобы достать со дна свой меч, и соответственно его одежда намокает. Когда он выходит, с одежды еще стекает вода, через одну смену кадров Моисей снова стоит полностью сухой.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 18282 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Ридли Скотт один из тех немногих режиссёров идя на фильмы которого я точно знаю, что получу яркий и интересный фильм. Возможно его фильмы никогда не отличались глубиной или философским подтекстом, но как зрелище для кинотеатра они подходят идеально. Не разочаровал он мои ожидания и в этот раз.

    Начнём пожалуй с сюжета. Ветхозаветная история Моисея, наверно знакома каждому и сложно ожидать от неё чего то кардинально нового. Зато постановка отдельных сцен выглядит весьма свежо, особенно отличили семь египетских казней. Они показаны максимально жёстко для рейтинга фильма, но вместе с тем довольно правдоподобно. Необычным выглядит и сам Бог, как и отношения складывающиеся у него с пророком. Они выглядят не как служение, а скорее как равный договор между независимыми личностями.

    Но большинство условностей сюжета искупает отличная актёрская игра. Пускай Кристиан Бейл внешне и не похож на еврея, но во время просмотра об этом как то не задумываешься. Ведь его Моисей получился невероятно сильным и волевым персонажем. Другой полюс конфликта представляет фараон Рамзес в исполнении Джоэля Эдгертона. И это полное попадание в образ как внешне так и внутренне. При всех его недостатках, фараона время от времени даже становится жалко из за его непростой судьбы.

    Исторических неточностей в фильме традиционно масса, начиная с боевой конницы египтян и заканчивая мелочами вроде неправильной формы мечей и луков. Но обращать на это внимание даже не хочется, ведь всё это сделано для эффектности фильма. Боевых сцен немного но каждую из них отличает немалая масштабность. Декорации поражают объёмом проделанной работы. Спецэффекты местами невозможно отличить от реальных съёмок.

    Итак Исход это отлично поставленный блокбастер, и не стоит искать в нём историчности или философского подтекста.

    7 из 10

    20 января 2015 | 20:35

    Если у Даррена Аронофски в «Ное» литературной основы было так мало, что его мозгу пришлось изогнуться дугой, сделав спасителя человечества чокнутым экотеррористом, то у авторов «Исхода» имелась в наличие относительно подробно описанная жизнь еврейского пророка Моисея, освободившего свой народ из под рабства и вернувшего его в землю Ханаанскую. Ридли Скотт и компания до поры до времени от первоисточника если и отступают, то в рамках приличия. Некоторые детали, особенно не столь богатая подробностями в Ветхом Завете жизнь героя при египетском «дворе», возможно, были заимствованы у мультфильма «Принц Египта» — однозначно лучшим произведением в истории на данную тему.

    В общем-то всё в «Исходе» идет нормально, даже хорошо, но ровно до того момента, как в нём появляется Бог. Поражают снятые на натуре сцены баталий египтян и хеттов, где Скотт использует по максимуму технические достижения в операторском цехе, не менее эффектны декорации дворца фараона и т. д. Бэйл по началу совершенно никакой, но по ходу действия разыгрывается. Мария Вальверде совершенно очаровательна в качестве мадиамской супруги Сепфоры. Не каноническая, но и не авангардная, масштабная голливудская постановка библейского сказания получается. По форме почти не отличить от пеплума.

    Однако после того как Бог является к Моисею не Неопалимой Купиной, а вспыльчивым мальчиком с не всегда вменяемыми речами, «Исход» получается воспринимать только в качестве простенькой детской сказочки с претензией в стиле Роулинг или Толкиена. Фильм наступает на парадоксы христианства с тем же грохотом, с каким сумоист падает на дохё. Об этих парадоксах писал в том числе Гилберт Кит Честертон — например, как одна религия может так рьяно призывать к милосердию в то же время губить столько душ? Но сила искусства в том, чтобы с ловкостью фокусника их обходить, как это и сделано в «Принце Египта». В ленте Скотта же сии противоречия лезут из всех щелей.

    После того, как переговоры с названным братом, ставшим фараоном, ни к чему не приводят, Моисей решается начать партизанскую войну, но Всевышний считает, что на это слишком мало времени. Вообще у Ридли пророк гораздо больше получается воином и бунтовщиком, нежели пророком, общение с Яхве лежит на герое тяжелым бременем, а не откровением. Он логично и задается вопросом, зачем же все эти казни египетские? Тем более, что от них страдают не только египтяне, но и израильтяне (хотя по Библии иудеев бедствия почти не коснулись). После смерти первенцев и Рамзес совершенно логично спрашивает, что это за Бог, который убивает детей? Но не получает от сценаристов достойного ответа и сюжетную линию все эти пересуды не сворачивают вспять

    Т. е. от фильма остается ощущение, что автор так до конца для себя и не решил, то ли он адвокат Бога, то ли прокурор. Судя по тому, как разворачиваются события в дальнейшем, очевидно, что первое. И в то же время атеист Скотт не мог не задаться вытекающими из логики вопросами (хотя, быть может, если б не задался, было б лучше). Но усидеть на двух стульях не получилось. А от того и внутренний монолог, внутренняя конфликт и мотивации Моисея за исключением старой доброй борьбы за свободу, получаются нечеткими, размазанными. В общем, оценка ниже — это оценка скорее фильму-фентэзи, чем притче или пеплуму.



    7,5 из 10

    17 января 2015 | 09:35

    К сожалению, уже второй подряд фильм сэра Ридли Скотта не оправдывает ожиданий. Его «Прометей» оставил больше вопросов, чем дал ответов, рассказав историю без начала и конца. Но он может искупить свои сценарные грехи в продолжении. А у фильма «Исход: Цари и Боги» его, очевидно, не будет. Так что все неоднозначные моменты останутся без пояснения.

    Есть серия научно-популярных фильмов, рассказывавших о реальных причинах событий, называемых «казнями египетскими». Кроме смерти всех первенцев «неевреев», всё было объяснено с научной точки зрения. Отлично, можно было предположить, что Скотт снимет сцены с божественным вмешательством так, чтоб можно было истолковать их двояко. Скептик скажет «неплохо они эти естественные явления выдали за кару божью», а верующий ответит «Совпадение? Не думаю». Но на деле всё показано больше как чудеса, нежели совпадения. Придворный учёный в фильме, пытавшийся объяснить всё рационально, был повешен. С ним будто пропала и хоть какая-то логика и надежда на непредвзятость.

    Что касается оболочки, в визуальном плане фильм выглядит красиво. Масштабные декорации и внушительная массовка, в кинокартинах такого калибра так и должно быть. Египетская столица показана следующим образом — всё помпезно, рельефно и по возможности покрыто золотом. Здесь везде мраморные залы и обязательное наличие колонн и арок, ручные леопарды и стражники на каждом углу, соотношение господ и прислуги в пропорции 10:1. Может оно так на самом деле и было 5000 лет назад в этой чудесной стране. Но первое впечатление таково, что это всё кажется гиперболизированным. Пресыщение деталями и знаками той культуры, нарочитый блеск и безупречность костюмов и интерьеров. Как будто современный начинающий дизайнер заказал из всех каталогов мебель, статуэтки, ковры и другие вещи, которые выполнены в стиле Древнего Египта и всё впихал в две-три залы. Я понимаю, у съёмочной группы наверняка были советники по культуре и истории, но может их специально не во всём послушались. Киношный Древний Египет, очевидно, намного легче продать, чем воссозданный достоверно.

    Главное противостояние в фильме, конечно же, между Моисеем и Рамзесом. Настоящий египетский фараон и его сводный брат, оказавшийся избранным евреем, который должен освободить свой народ из рабства и привести их на Землю Обетованную. Кристиан Бэйл в роли Моисея, этот валлиец превосходно покажет вам кого захотите. Но сценарий-то в фильме такой, что его роль не так сложна, как может показаться. Здесь Моисей показан как покорный исполнитель. Египтяне говорят ему — «ты наш принц». Моисей: «Хорошо, поехали усмирять варваров». Евреи говорят ему — «ты наш избранный, спаси нас». Он жертвует всем, чтобы им помочь. Жена говорит, «я тебя очень люблю, останься со мной». И он лет 10 живёт с ней, пока его народ страдает и гибнет на стройках пирамид и гробниц. Бог или иллюзия, говорящая с ним, когда он выходит за пределы селения, наконец заставляет его принять верные решения. Таким образом, Моисей показан как всё время сомневающийся и мечущийся с растерянным видом наивный солдат. Но это огреха режиссёрские, не актёрские. Сам Бэйл выжал из роли всё, что можно было.

    Играющий Рамзеса Джоэл Эдгертон поначалу казался не самой подходящей кандидатурой для роли египетского фараона. Дело во внешности, на него он похож не больше, чем Джеки Чан на вождя ацтеков. Тут вопрос чисто технический, так сказать. Но австралийский актёр преобразился до неузнаваемости и заставил взять назад слова о ошибке при наборе актёров. Он блестяще показал беспринципного и жестокого правителя, не желающего принимать очевидные знаки и навлекающего на Египет гнев божий. В общем, Бэйл и Эдгертон, просторечно выражаясь, тащили фильм, пытаясь отвлечь наше внимание от сюжетных провисаний и парадоксов.

    Но вот совершенно непонятно, почему к исполнению второстепенных ролей было привлечено столько известных актёров, когда их герои за все 2,5 часа фильма говорят лишь 2,5 фразы и никак не раскрывают своих персонажей. Джон Турттуро, его герой — старый фараон-отец Сети, благословляет Моисея и Рамзеса и умирает. Сигурни Уивер — играет их мать, от неё три реплики, пара мельканий на заднем плане во время ссор братьев и всё. Бен Кингсли, играющий еврейского старейшину, сообщающего Моисею о его предназначении. Но никаких длинных и убедительных речей: «Ты избранный, ты освободишь еврейский народ от рабства. Так сказано в пророчестве» Всё. Аарон Пол (в интервью говорил, что из верующей семьи и очень хорошо знает Библию) играет Иешуа — который только и делает, что кивает, когда Моисей что-то ему приказывает или рассказывает, ну и подглядывает за «разговорами» Моисея и Бога. Получился запоминающимся лишь герой Бена Мендельсона — подлый казнокрад и доносчик, которого нам хочется придушить бы собственными руками — что и требовалось сыграть.

    Вообще, можно поставить такой вопрос: «А нужен ли был этот фильм?». Хотели экранизировать библейскую историю? Совсем недавно ведь был снят «Ной», довольно неудачно, как мы видели. А «Исход» сделан по тем же принципам толкования: вычленение иносказательных моментов или конкретных из Библии было проведено весьма спорно. Хотели рассказать про угнетение евреев и их стойкость несмотря ни на что? При всём уважении, всех фильмов про Холокост уже хватит для того, чтобы убедить нас как все ненавидели евреев и как, не смотря ни на что, они продолжают существовать как народ и даже процветать. Скотт хотел снять психологическую драму? Тогда почему все герои поверхностные и стереотипные? Моисей — типичный супергерой, который прошёл через все стадии становления. Это неведение о своей суперсиле, озарение о предназначении, отрицание, признание своей высшей цели, успех, катарсис. Ничего нового, так что здесь невозможно что-либо заспойлерить. Как вот вы знаете эту библейскую историю, так точно так же она и экранизирована, ни одной сцены, которая была выдающейся и как-то могла удивить. В этом случае даже отсебятина была бы лучше для фильма, чем этот каноничный сказ о вожде народа и фразе «С нами Бог, и не важно кто против нас».

    6 из 10

    3 января 2015 | 18:21

    О том, что данный фильм будет о давно избитой, на мой взгляд, истории о Моисее, я узнала уже сидя в кресле кинотеатра. Так уж вышло.

    Я не являюсь ни фанаткой Скотта, хотя многие его фильмы мне нравятся, ни верующий во что-либо, так что мнение мое, на мой взгляд, объективно.

    С самого начала я не могла понять, что этот волосатый, по сравнению с остальными, мужик — Моисей. Согласна, начало немного вырвано из контекста, и человек, не знающий историю, ничего не поймет, пока Рамзес не начнет пытать всех о происхождении Моисея.

    Что я увидела дальше: человек не имеющий веры, но периодически о ней дискутирующий, идет спасать своих овец от гибели и получает по голове здоровенным булыжником, ломает ногу и переживает лихорадку. Из-за черепно-мозговой травмы, что упоминается в фильме, он начинает видеть галлюцинации, которые приводят его обратно к конфликту (то бишь его народу, происхождению), где он продолжает бредить.

    Все проклятия, посланные на Египет, также объясняются в самом же фильме, выстраивая логическую цепочку. Единственное, смерть первенцев было сложно объяснить, но мое мнение, как вариант, — слабый иммунитет.

    Собственно, такое у меня сложилось мнение об этом фильме и о подаче этой истории. Стоит отметить, что мне безумно понравилось то, что я увидела.

    Красиво и объяснено логически.

    7 из 10

    8 января 2015 | 00:24

    Без сомнений можно сказать, что кино у Ридли Скотта получилось впечатляющее. Имея огромный опыт в создании блокбастеров Скотт, создал сильное историческое кино, основанное на ветхом завете. Но если в визуальном стиле придраться практически не к чему, то сюжетная сторона фильма выглядит весьма противоречивой.

    Конечно, режиссер сделал все правильно по всем законам жанра. Есть герой, бунтарь, который по воле Господа отправляется на освобождение своего народа. И с помощью Бога обрушивает на Египет всевозможные беды. Но показанный нам Моисей фигура весьма противоречивая. Главный вопрос в том, действительно ли он хотел освободить еврейский народ от рабства, или просто на просто это была месть фараону Рамсесу за изгнание. Можно сказать, что он выполняет свою миссию от того, что у него нет выбора, он не может жить жизнью обычного человека, потому как привык быть в центром событий, и когда появляется шанс поквитаться Моисей берет меч и поднимает рабов. Но стали ли рабы для него народом, ведь когда на Египет обрушиваются казни, Моисей кричит не надо, ведь можно договориться. И в большей степени фильм топчется на месте, нам хочется увидеть эпичные сражения и шикарный фиал, но опять же ничего не случается и апогей истории вызывает небольшое разочарование.

    Что касается актеров, то Кристиан Бэйл в роли Моисея очень хорош, замечательный актер, может играть любые роли, просто в данном случаи образ Моисея, является слишком нерешительным и актеру сложно уложиться в рамки и развернуться по полной программе. В свою очередь Джоэл Эдгертон чувствует себя не в своей тарелке, роль Рамсеса, явно для него велика, актеру не хватает мощи и он кажется слишком пугливым, нерешительным и наивным.

    «Исход: Цари и Боги» — весьма неплохой исторический фильм, немного затянутый, немного лишенный драматизма и битв. Но посмотреть, конечно, можно, не лучший фильм Скотта, до «Гладиатора» ему очень далеко.

    15 марта 2015 | 20:09

    Ридли Скотт — давно состоявшийся мастер режиссуры. За ним прочно закреплено имя одного из великих создателей грандиозных блокбастеров как фантастической направленности, так и масштабных исторических постановок. Но последние картины великого мэтра странным образом перестали находить понимание у кинокритиков, сопровождаясь чередой нелесных эпитетов. Словно происходит некая не состыковка с привычным образом, когда Скотт пытается отойти от кино массового к лично-филосовскому. Его «Прометей», казавшийся лишь на первый взгляд фантастической предысторией культовых «Чужих», во многом поднимал темы появления человека как вида на земле, выдвигая почти еретическую инопланетную версию. «Советник», с особой яростью растерзанный прессой, через своеобразную притчу трактовал смертные грехи. А его последний фильм «Исход: Цари и Боги», лишь на первый взгляд кажущийся эпическим блокбастером, в сущности, имеет глубокое второе дно, в которое постарались не поверить многие зрители.

    Снять известный религиозный сюжет об Исходе евреев из Египта в современной обертке — явно не было целью. Оттого следование знакомой истории весьма поверхностно с точки зрения соблюдения какого-то конкретного из священных текстов. Для Ридли Скотта это была основа, через которую он скорее размышляет о своем отношении к Богу и, возможно, к религии в целом. Поэтому здесь и нет ярко выраженной позиции автора, нет четко очерченных мнений и столь однозначной трактовки. И осторожность Скотта лишь кажущаяся. Так, на первый взгляд, «Исход» предстает совершенно иначе, преподнося архаику старинного придания в привлекательном виде блокбастера. Бравый Моисей на пару с Рамсесом лихо сражаются на поле брани с какими-то кочевниками. Колесницы закладывают крутые виражи, градом сыплются стрелы, кровь хлещет направо и налево — эдакий новый формат супергероя из мира религии. Плюс и размашистый звездный актерский состав сбивает с толку — помимо главных ролей Кристиана Бэйла (Моисей) и Джоэла Эдгертона (Рамсес II), здесь присутствуют и Сугурни Уивер, и Аарон Пол, и Джон Туртурро, и, конечно, Бен Кингсли.

    К счастью, таково лишь вводное слово, несмотря на сохраняющуюся великолепную картинку в виде прекрасных визуальных эффектов до финиша. А дальше по крупицам, неспешно тон картины смещается в сторону размышлений. В слова Моисея на экране словно вложены мысли самого Ридли Скотта. Вот и выходит один из главных пророков авраамических религий мира совершенно отличным от канонического. Это мужчина, прежде всего верящий в себя и рассчитывающий только на свои силы, крайне скептически относящийся к пророчествам и прочим предрассудкам. Характеристика практически атеиста. Как часто бывает с человеком, веру он обретает лишь в момент, когда жизнь наносит сильный удар. Странная особенность нашей психологии, надо признать.

    Кристиан Бэйл один из самых незаурядных и выдающихся актеров Голливуда современности с огромным багажом великолепных ролей, и Моисей в «Исходе» — в их числе. Рамсес Джоэла Эдгертона не менее монументален, хотя, более однозначен. Примечательный факт — до вступления на трон этот персонаж носит исключительно бело-золотые одеяния, но только став фараоном — облачается исключительно в черное. Так меняется и его душа, превращая человека в жестокого диктатора. Бог у Скотта — маленький мальчик со злым безжалостным взглядом. Крайне интересная интерпретация, ведь часто дети оказываются гораздо более жестоки, чем взрослые. Явившийся из горящего куста ребенок без сожаления и без колебаний яростно мстит, уничтожая всех и вся на своем пути без разбору, слепо следуя гневу. И десять казней египетских — одни из самых ужасающих сцен на экране. Между двух огней, Богом иудеев и Царем Египта, выступает Моисей, изо всех сил старающийся утихомирить двух соперников, двух богов, двух «великих диктаторов». Суровый приговор выносит режиссер этим персонажам. «А так ли хорош ваш Бог?!» — словно вопрошает Ридли Скотт с экрана.

    «Исход: Цари и Боги» — это грандиозный по своему масштабу фильм от великого режиссера. Великолепная визуальная составляющая, с отменными костюмами, захватывающими дух пейзажами, красиво поставленными боевыми сценами и невероятными съемками сцены прибытия гигантской волны под финал — в данном случае отвлекают зрителя от чтения глубокого замысла Ридли Скотта. Однозначно, самоличный уход из жизни его брата Тони (памяти которого посвящена лента) пошатнул устоявшиеся традиции к вере. Но это не единственная мудрость, которую хотел поведать нам 77-летний маэстро. «Исход» как никогда оказывается актуален, напоминая о жестокости и нетерпимости мира сегодняшнего, где есть место проявлению уже такому побежденному, казалось бы, врагу, как фашизм.

    P.S. из всех центральных персонажей картины, самый реальный — Рамсес II, чья подлинная мумия до сих пор храниться в Каирском музее.

    8 из 10

    22 марта 2015 | 21:56

    Этот фильм, еще задолго до выхода на большие экраны, вызывал, у меня в том числе, живейший интерес. Такая беспроигрышная формула как Ридли Скот и эпическое кино, дополненная известной библейской историей и участием Кристиана Бэйла, была обречена на повышенное внимание и, что является прямым следствием, завышенные ожидания. Будь это авторский проект, выстроенный на голом энтузиазме, к конечному продукту было бы меньше вопросов, а, учитывая упомянутые выше заочные заслуги, в большей степени, чем этого хотелось бы, обращаешь внимание на недостатки.

    Перейти к самому сюжету хочется с предположения, что выбранная история найдет разный зрительский отклик в зависимости от вашего отношения к теме религии. Уже с первых сцен ощущается, что создатели ушли в сторону от классического, почти театрального оживления библейских персонажей. Образы фараона и Моисея ушли на глубокий второй план относительно разворачивающихся на экране событий. Не совсем вписывается в известную историю уточнение некоторых спорных моментов, как конкретный период и имя египетского владыки. Можно предположить, что таким образом сценаристы хотели придать рассказанной истории больше исторических ориентиров, но по итогу возникает определенный диссонанс — здравый смысл начинается жаркий внутренний спор с эмоциями, что отвлекает от фильма.

    Хотя большая часть событий развивается на земле Египта, лишь вступительные сцены дарят нам соответствующую атмосферу. Большая же часть локаций в оставшиеся два часа не обладает какими-то отличительными и привлекающими внимание чертами. При этом, удалось достичь известного размаха в сценах с большим количеством статистов или их компьютерных аналогов. Спецэффекты в фильме играют важную, если не основополагающую роль, учитывая выделенную им существенную долю экранного времени. Чего стоят только десять казней египетских. Когда сюжет переходит от очередной серии диалогов к действию, скучать не приходится, но между этими интересными моментами непонятно зачем вставлены десятки тормозящих историю сцен. Два с половиной часа — почти эталонный хронометраж для фильмов такого калибра, только если это время оправданно неизменным интересом, чего в данном случае нет.

    Все вышеобозначенные мной моменты — далеко не все, что есть в фильме. Это скорее отхождения от классического Ридли Скота, которого мы привыкли видеть и отдельные эмоции, которых хотелось бы избежать. В остальном же, это зрелищное, особенно для большого экрана, кино, которое может вам понравиться, а может вызывать негодование, но не должно оставить никого безразличным.

    7 из 10

    9 января 2015 | 17:06

    Фильм «Исход: Цари и боги» еще со времени анонса не вызывал у меня никакого интереса. С экранизациями библейских текстов у Голливуда вообще дела обстоят неважно, вспомнить хотя бы прошлогоднего «Ноя» Даррена Аронофски (да-да, это сравнение неизбежно). Самую малость, да и то не сразу, мне приглянулся трейлер данного фильма, и учитывая, что больше ничего дельного в кинотеатре на данный момент не шло, я решил рискнуть и посмотреть новое творение Ридли Скотта.

    Первым делом нужно говорить, конечно же, о спецэффектах. Тут Скотт никогда не давал промашки — фильм очень красив, эпичен и мрачен. Сцены с разнообразными стройками или подготовками к сражению выглядят действительно продуманными до мелочей, даже не возникает желания поискать среди сотен статистов на экране какого-нибудь бедолагу, не снявшего кроссовки («Властелину Колец» и «Трое» такие промашки до сих пор не простили). Надо отдать Скотту должное — с мелочами он работать любит, еще со времён «Чужого» нам это известно.

    Но главный стержень фильма — его сюжет, и вот тут начинаются неурядицы. Если в «Ное» всемогущий Бог вызывал вполне оправданное раздражение своим бездействием, то Бог в «Исходе», напротив, способен вызвать у зрителя гнев именно действием. Поступки Моисея теряют смысл еще в самом начале фильма, а уж к середине всё моё сочувствие окончательно и бесповоротно ушло на сторону Рамзеса, страдающего от напастей, но при этом, похоже, единственного здравомыслящего человека в происходящей белиберде. Как и Аронофски в «Ное», Скотт не преминул освежить библейский первоисточник щепоткой типично голливудских драматических мини-сюжетов, которые имеют мало общего друг с другом, и уж тем более с основной тематикой фильма. Я не говорю уже о том, что основная миссия Моисея помнится зрителям только благодаря первоисточнику или аннотации в буклетике фильма, потому как его разговоры с Богом показаны настолько сумбурно и бессмысленно, что их них решительно невозможно ничего понять, а следовательно и проникнуться переживаниями персонажа. За это фильм получает жирный минус.

    Кристиан Бэйл был отличным фокусником в «Престиже», запоминающимся Брюсом Уэйном в «Тёмном рыцаре» и потрясающим Патриком Бэйтменом в «Американском психопате», но могу без сомнения заявить, что на данный момент Моисей — худшая роль в его карьере. Уже с первых минут от глаза опытного зрителя не скроется тот факт, что играть библейского пророка актёру попросту скучно. То же самое можно «копировать-вставить» и в описание игры Джоэла Эдгертона, тоже очень неплохого актёра. На второстепенные роли Ридли Скотт почему-то счёл важным позвать целую кучу известных личностей, вроде своей любимой Сигурни Уивер или мечты старшеклассниц Аарона «Джесси Пинкмана» Пола. Зачем нужно было приглашать этих актёров, а потом скрывать под тоннами грима и выводить на сцену лишь изредка — не понятно. Складывается ощущение, что таким нехитрым способом режиссер «перестраховался» перед фильмом, склонным потерпеть кассовую неудачу, и решил сыграть на желании фанатов всех этих актёров увидеть фильм хотя бы разок.

    Подводя итог, можно смело сказать, что «Исход» погубила его же напыщенность и чрезмерная эпичность, впрочем, неизбежная для фильма такого уровня. Он оставляет после себя весьма неприятный осадок и желание оспаривать отдельные его моменты, при отсутствии желания когда-либо его пересматривать даже частично. Так что, к несчастью, бывает и так, что год только начался, а претендент на звание «худшего фильма» уже тут как тут.

    5 из 10

    4 января 2015 | 01:09

    Проблема Ридли Скотта на сей раз в том, что он явно не определился с тематикой своего фильма. Что это: ветхозаветное предание о Моисее и вызволении евреев из рабства, история о братьях, ставших врагами, или же стандартный голливудский блокбастер из разряда «посмотрел и забыл»? Возможно, виноват не столько Ридли Скотт, сколько сценаристы, возможно, фильм смонтировали не так, как надо или еще что-то, но если «Робин Гуд» был весьма средненьким фильмом, «Прометей» так себе, то «Исход» и вовсе напоминает бледную кальку с «Гладиатора», ибо, согласитесь, аллюзий на него предостаточно.

    Псевдорелигиозность «Исхода» критиковали уже в пух и в прах. Действительно, складывается впечатление, что режиссер хотел угодить всем: и верующих не обидеть, и чтобы атеисты не назвали фильм церковной пропагандой. Но, увы, если со второе ему более или менее удалось, то первое оставляет желать лучшего: вряд ли какого-то верующего вдохновит в роли Бога капризный пацан, истерично орущий, что желает, дабы земные цари ему поклонялись и умоляли остановить бедствия (казни египетские). Мелочно как-то для Бога, не находите? Вообще Бог в «Исходе» кажется слишком уж мстительным и жестоким. Или может это Рамзес с египтянами недостаточно отрицательны? Мой папа, например, глядя на «казни», сокрушался: «Какие же подлые эти евреи!». ЕВРЕИ! Которые, по-идее, должны казаться нам угнетенными жертвами, справедливо отомщенными высшей волей. На деле же жертвами скорее выглядят египтяне, тысячи обычных невинных людей, погибающих в страшных муках, и даже Рамзес, хотя он вроде как антагонист. О Рамзесе чуть позже.

    Минусом является и то, что в «Исходе» по сути, отсутствует завязка, нет истории о рождении Моисея, его спасении принцессой, нет даже пяти минут детства — короче говоря всего, что обычно присуще классическому эпику о великом герое. Нам показывают Моисея уже зрелым, буквально перед самым разоблачением и изгнанием, а история предыдущих лет теряется на устах то ли его сестры, то ли принцессы, то ли Бена Кингсли — оказывается, я уж и сама забыла, кто ее нам поведал — но людям, не знакомым с деталями библейского «Исхода», поначалу может быть не комфортно и не все понятно.

    Сам Моисей со своей верой тоже явно не определился (так же как Ридли — с тематикой): то он ни во что не верит, то он внезапно обретает веру, то спорит с Богом, не желая ему подчинятся, но уверяет жену, что она — самое важное в его жизни, то уходит от нее потом исполнять свою миссию. Нестройно получается. Если аронофский Ной был исключительно, фанатически предан Богу, то совершенно понятно, почему он готов был убить даже собственных внучек, дабы услужить Ему. Ной, каким бы он не казался жестоким, или, сколько бы он не был далек от канона, все же оставался целостным персонажем, в мотивы которого веришь без труда. В Моисее же нет этого стержня, нет определенности, потому его миссия, его подвиг выглядят сухо и абсолютно не восхищают (а должны были!). Кажется, что он в любой момент может поменять убеждения, все бросить к чертовой бабушке и свалить к семье. Между прочим, любовная линия в «Исходе» настолько шаблонна, что не остается сомнений — она вставлена чиста для галочки. На месте сценаристов, я бы ее вообще выбросила и как-то мощно завершила бы намек с мечами Моисея и Рамзеса, тем более что финальный батл аж напрашивался. Но… не судьба. Претензий к Кристиану Бэйлу нет и быть не может — посудите сами, что можно при таком сценарии сыграть? Все, что можно, он сыграл.

    Что касается другого героя, Рамзеса, то здесь, на мой взгляд, упущенных возможной еще больше. Где-то уже писали о том, что сценаристы ему явно сочувствовали, всячески старались подчеркнуть его положительные стороны, тогда как негативные представить как… злой рок, сделавший из него фараона, которому на роду написано презирать рабов — что поделаешь, такова жизнь! Сценаристы Рамзесу так симпатизировали, так старались его понять (порой больше, чем Моисея!), что даже не нашли сил с ним расстаться. Признаюсь, мне Рамзеса и в «Принце Египта» было жаль, но как же не пожалеть его здесь? Вот он, бедный мальчик, которого папа в детстве недостаточно любил, бедный принц, над которым висит пророчество свержения с престола младшим названным братом, бедный фараон, которого собственные советники не уважают, бедный отец, не сумевший защитить своего ребенка, и бедный брат, решивший хоть как-то помочь изгнаннику, а не убить его, но, увы, не заслуживший за это у Бога ни прощания, ни милосердия. В общем, Рамзес, призванный по жанру играть роль злодея, выглядит обездоленным страдальцем, а если прямо — ни рыбой, ни мясом. А какой из него мог бы получится сильнейший персонаж, добавь ему сценаристы перчинки! Не хуже Коммода, дублем 2 которого он, вероятно, и задумывался, как и Моисей — вторым Максимусом. О! Кстати, о Коммоде! Вначале фильма, когда старый фараон обсуждал с Моисеем невозможность второго когда-либо занять трон, он сказал: «Да, ты никогда не сможешь стать фараоном, потому что ты не мой сын. Но, честно говоря, я бы с большей охотой оставил бы трон тебе». Экая «оригинальность»… Комментарии излишни. Тоже самое, что со слоганом о «вызове империи» — точно такой красовался когда-то на коробочках с видеокассетами сами знаете какого фильма! С Джоэлом Эдгертоном та же ситуация, что с Бэйлом — ну что при таких убогих диалогах можно было сыграть?

    Вообще, истории о дружбе всегда были мне более интересны, чем розовые сопли о любви, потому на «Исход» я пошла, конечно же, не из-за спецэффектов, а ради взаимоотношений бывших «почти братьев» Моисея и Рамзеса. Однако, была разочарована. Ждала, что финал выстрелит какой-то крутой сценой между героями, но нет… намеков море, а реализации ноль. Пойду пересматривать «Принца Египта» и «Десять заповедей».

    А что в «Исходе» действительно хорошо, так это саундтрек…

    7 из 10

    4 января 2015 | 01:07

    Четыреста долгих лет евреи томятся в египетском плену, но, несмотря на тяжёлые условия жизни, без устали плодятся и размножаются. В попытках усмирить сей демографический взрыв злые египтяне то и дело истребляют новорождённых мальчиков (хотя с девочками было бы как-то логичнее). Моисея вот тоже хотели убить, но добрые родственницы подкинули ребёнка дочери фараона, и вырос он во дворце правителя названным братом наследнику престола, верным спутником в битвах и счастливым человеком, не ведающем о своём сомнительном происхождении. Потом, конечно, правда раскроется, и наследник, который успел сам стать фараоном, прогонит самозванца, чтобы тот в долгих скитаниях узрел бога и вернулся вызволить свой родной народ из рабства. Десять казней египетских и гигантская волна прилагаются.

    Не сравнивать «Исход» Скотта с «Ноем» Аронофски — всё равно, что не думать про белых обезьян. Фильмы роднит около-библейская тематика, обилие безлюдных пейзажей и безбожно затянутый хронометраж. Но если постановка Аронофски отличается пронзительностью шизоидных монологов Рассела Кроу и определённой идейной цельностью (берегите природу, мать вашу, а не то бог-отец убьёт всех человеков ради спасения экологии), то с «Исходом» дела обстоят куда печальнее. Кристиан Бейл честно старается что-то сыграть, но развитие героя происходит слишком неровными скачками, чтобы его психологический портрет успел адекватно отразиться в кинематографическом зеркале. Сам Скотт никак не может определиться, что именно он снимает: пеплум, историческое фэнтези, психологическую драму или христианскую притчу. В итоге фильм рассыпается на мало связанные между собой эпизоды, персонажи внезапно появляются и также внезапно исчезают, а действие неуверенно омывает ветхозаветные берега, чтобы поскорее свернуть к действительно интересному — спецэффектам.

    Сюжет настолько невнятен, что на входе в кинозал впору выдавать программки с изложением библейских событий, потому что затруднительно понять «про что кино». Разрываясь между желанием сделать красиво и придать ленте видимость исторической достоверности, Скотт рассказывает бессвязную историю, которая в кратком пересказе сошла бы за комедию положений. Бедного Моисея выгнали из дворца, потому что он якобы еврей (доказательств не было никаких, но все почему-то поверили), а потом он ударился головой, и к нему явился бог в виде мальчика, который тут же начал демонстрировать чудеса изощрённой фантазии, навлекая на египтян всяческие беды. Объяснениями «почему так» Скотт себя не утруждает, поэтому складывается впечатление, что бог — просто капризный ребёнок, склонный к жестоким развлечениям; что Моисей, у которого внезапно завёлся «невидимый друг», страдает парой-тройкой психических расстройств, а конфликт с Рамзесом — просто способ помериться, у кого бог круче и жена красивее (лично я считаю, что красивее Вальверде, но тут уже дело вкуса).

    Ритуал по вызыванию зевоты у зрителя успешно продолжают псевдо-экзистенциальные метания двух антагонистов — пока Бейл усиленно работает бровями (что должно символизировать весь спектр эмоций, от любви до ненависти), Эдгертон не слишком уверенно изображает подростка с комплексом нелюбимого сына. Второй фон не лучше: сильно загорелый Кингсли рисует условный образ условного носителя иудейской мудрости, сильно бородатый Аарон Пол пучит глаза в поисках божественного присутствия, а сильно позолоченный Джон Туртурро олицетворяет тоскливый закат рабовладельческого строя. Всё это сопровождается безликими компьютерными декорациями и мастеровито, но без души снятыми батальными сценами. Однако главная проблема фильма не в слабом сюжете или плохой игре, и даже не в том, что спецэффекты являются лучшим, что есть в этой скучной картине. Настоящая беда у Скотта — со звучанием библейского мифа: лишённый глянцевой притчевости, но приобретший черты психиатрического триллера, он открывает внезапную изнанку религиозной идеологии.

    На фоне достижений египетской цивилизации (к примеру, медицины или военного дела) особое, высшее предназначение чумазого и малообразованного иудейского народа вызывает обоснованные сомнения (ежели, конечно, отвлечься от той версии, что именно евреи сооружали великие пирамиды, спасали египетских царей во время сражений и по умолчанию хорошие люди). Чем иудейская нация заслужила столь активное божественное участие в своей судьбе, не объясняется, но жестокосердный бог с лицом ребёнка помогает своим избранникам через многочисленные страдания, доставляемые другому народу — и сама идея избранности одного народа перед другим обретает отчётливый привкус обыкновенного нацизма. Божьи помазанники кровью, евреи ищут свой путь к свободе через смерть, голод и разрушения, через массовое, показательное убийство египетских детей; а история ведь прекрасно знает, что никакие высшие оправдания в такой ситуации не работают, чья бы рука ни лежала на спусковом крючке. Бог есть любовь? Помилуйте! Ридли Скотт снимал кино про какого-то другого бога.

    Но, конечно, он не имел в виду ничего подобного. На самом деле «Исход» — фильм о том, как ярко и с размахом пируют крокодилы в багряных водах великого Нила; как ослепительна непроглядная тьма, накрывающая древний город; как величественно, до самого неба, вздымается морская волна; и как живописно уходят на дно, смешавшись в кучу, кони, люди. Собственно, вот и всё.

    21 января 2015 | 23:44

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>