всё о любом фильме:

Меланхолия

Melancholia
год
страна
слоган«Enjoy it while it lasts»
режиссерЛарс фон Триер
сценарийЛарс фон Триер
продюсерЛуиза Вест, Беттина Брокемпер, Реми Бура, ...
операторМануэль Альберто Кларо
композитор-
художникЙетте Леманн, Симона Грау, Манон Расмуссен
монтажМолли Марлен Стенсгаард
жанр драма, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Франция  415.7 тыс.,    США  317.5 тыс.,    Германия  261.5 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
релиз на Blu-Ray
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время130 мин. / 02:10
Номинации (1):
События фильма разворачиваются в дни, которые предшествуют катастрофе. Первая часть посвящена свадьбе Жюстин, которая быстро охладевает к торжеству, чем вызывает непонимание близких и гостей. Героиней второй части является Клэр, сестра Жюстин. Вначале Клэр ухаживает за впавшей в клиническую депрессию Жюстин и одновременно страшится сообщений о приближении таинственной планеты Меланхолия. Постепенно, по мере приближения планеты, Жюстин и Клэр меняются ролями. Теперь паникующая Клэр нуждается в заботе. В отчаянии она с сестрой и сыном готовится принять неизбежное.
Рейтинг фильма
IMDb: 7.10 (133 565)
ожидание: 93% (6104)
Рейтинг кинокритиков
в мире
79%
146 + 39 = 185
7.4
в России
100%
13 + 0 = 13
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Большая часть личности Жюстин была основана на личности самого Триера.
    • Идея фильма зародилась у Ларса фон Триера во время сеанса психотерапии при лечении депрессии.
    • Изначально роль Жюстин должна была исполнять Пенелопа Крус. Но она выбыла из процесса из-за участия в съемках фильма «Пираты Карибского Моря: На странных берегах».
    • Перед премьерой фильма в Каннах, на пресс-конференции, произошел очередной скандал с участием Ларса Фон Триера. Режиссер поддался на провокацию со стороны журналиста, намекнувшего о немецком происхождении маэстро, на что Фон Триер не сдержался и не совсем корректно отозвался о евреях и Гитлере, позже принеся официальные извинения.
    • Имя героини Кирстен Данст было дано Триером в честь произведения Маркиза де Сада «Жюстина».
    • Фильм был снят в шведском Тролльхеттане.
    • еще 3 факта
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 7198 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Пессимизм последних времён, обусловленный войнами, катастрофами, эпидемиями, и не в меньшей степени синдромом всеобщей хронической усталости от суеты и порождаемой ею агрессии привёл к популярности темы апокалипсиса/постапокалипсиса. Кажется, Ларс фон Триер именно потому припал к этому неисчерпаемому источнику: тягость убыстряющегося, но унылого времени особенно чутко переживаются людьми творческими и ментально нездоровыми. Однако кажется, что пафосная демонстрация погибели Триера если чему и кланяется, то не фильмам о конце света, а фильмам о пограничных состояниях. Провокационная фраза на фестивале в этом плане насколько ложь, настолько правда. Дело не в политике, не в человеконенавистничестве; но в отчаянном желании понимания, выглядящем желанием отмщения. Фильм прежде всего очень личный.

    Начало фильма в этом плане — не столько «краткое содержание» последующих событий, сколько пророчество в рамках показываемой вселенной. Это режиссёр пророчествует зрителям, веря, что они не поверят. А то и не поймут сразу, как бы ни были красноречивы кадры с падающими птицами и другими атрибутами гибели. Говорят, «Охотники на снегу» Брейгеля Старшего выражают идею о том, что Бога нет вне жизни на Земле, что Он растворён в каждой мельчайшей клетке мироздания.

    Часть 1. Месть Клэр.

    В конечном счёте, гибель каждого человека выключает для него мир, оставляя на его месте даже не чёрный квадрат, а полное ничто. Какой смысл в страхе общей смерти? Но Клэр — жена и мать. Кроме того, любящая сестра, в отличие от нелюбящей (никого) матери и «любящего» отца. Любящая не то чтобы как долг велит, но уж точно «как положено». Постараться сделать для сестры всё, чтобы она выглядела (обычным) человеком. Для этого Клэр выкладывается, она терпелива, а терпеть есть что. Любой нормальный человек скажет, что выходки её сестры отвратительны и невыносимы; но Жюстин носит имя страдающей добродетели. Только для одного человека всё, что происходит на свадьбе, кажется местью — местью здорового мира каждой клеточке её измученного тела. Только для Жюстин это месть. Месть ненормальному за его ненормальность. Месть жизни за отказ от её даров, пытка жизнью, самым ярким выражением которой является свадьба, кульминация любви, плодородия, возможность дарить радость. Но злосчастная свадьба — субъективно огромное инородное тело в личном пространстве Жюстин. Всё, что ей хочется — высказаться тем, кому она поверит, доверить страх тем, кто может его развеять, уснуть на руках того, кто может её убаюкать, снять симптомы жизни, доставляющие дискомфорт. Но её только толкают, отталкивают и заставляют. Попытки бежать бессмысленны: от собственного тела (собственной больной души, прободной язвы души) бежать некуда. Все её кощунственные действия — насмешка над (освящёнеыми) действиями, требуемыми от неё. С каждым поворотом кажется, что гибель свадьбы пройдёт мимо. Знаки разрушения то возникают, то минуют. Сопереживающие Клэр надеются; но надежды не оправдываются, а главный мужчина дезертирует, чувствуя себя в полном праве это сделать.

    Часть 2. Месть Жюстин.

    Словно вторая Луна, небесный странник, планета Меланхолия неумолимо вторгается в личное пространство Земли. Вначале она беспокоит, задевая её чуткие (нервные) локаторы; потом забирает воздух; потом поистине меланхоличным движением, лёгким нежным толчком она разносит маленькую Землю в мелкую пыль. The rest is silence. В конечном счёте, гибель каждого человека выключает для него мир, оставляя на его месте даже не чёрный квадрат, а полное ничто. Какой смысл в страхе общей смерти? Для Жюстин никакого, ибо она страшно одинока. Перед смертью человек одинок; а депрессия — это стояние перед смертью. Она не зла точно так же, как не зла эта планета, вроде бы проходящая мимо, временно. Она вполне дружелюбна и снисходительно-терпелива. Больше того — она пытается любить, она выкладывается, как может. Она вписывается в красоту гламурного поместья. Умиротворяюще ссыпаются ягоды, лошади нежно приникают, наездницы летят по ленте дороги. Вторая Луна потусторонним синим мерцанием, словно некий проектор, выхватывает, представляя забывшему и замылившемуся глазу, тихий пейзаж, темнеющую зелень, пересекаемую бархатными шеями прекрасных лошадей. Мир обеих сестёр гиперболизиронно красив, но мир Клэр дневной, а вот эта ночь, полная тайных страхов, ночь, когда боль разливается так широко, что больше не колет — мир больной сестры. Пейзаж-перекличка с пейзажем Алена Рене и астрономические допущения подчёркивают субъективность мира. Это она, меланхолия Жюстин, Офелии-истероида, которая, кажется, пройдёт, и останется только гармония места; но знаки обманывают. Кажется, смерть решится нежно и декадентски прекрасно; но Жюстин не даёт умереть «красиво». Теперь она в своей стихии, теперь она одна знает, как надо, и делает всё как надо. И теперь черёд Клэр чувствовать нехватку воздуха, судорогу, сводящую руки, теперь она понимает, что это значит, когда некуда убежать. Теперь её мужчина не только дезертирует с позором, но и погребён под навозом.

    Мужчина-режиссёр, страдающий депрессией, наделяет ею героиню, причём не утончённо-ртутную Шарлотту Генсбур или нервно-змеиную Шарлотту Рэмплинг; героиня Данст внешне витальна. Кто эта женщина, жертва или причина Боли? Очевидно, и то, и другое. Земля носит нечто, несвойственное планете. Женщины тоже перенапряжены от мужской работы и мужской воли. Погибель, кажется, не только прозрела, но и призвала женщина, погибель на замену беспомощной любви. Любовь соединила троих перед концом или усталость от постоянного невольного мщения? Разве что общая любовь к ещё не созревшему, но мужчине, символу человека как такового, (до поры) безвинного. Картина «Охотники на снегу», в конце концов, вещь, изображающая реальность, символ реальности, но не она сама; она — плод работы художника, отпечаток его стиля; любая картина о мире есть мир эгоцентрический, с создателем-человеком, стоящим в центре своей вселенной. Смерть Земли от Меланхолии с большой буквы — желанная и субъективная гибель Жюстин, апофеоз эгоцентризма, рифма, воздаяние. В этих рамках Жюстин действительно знает всё, ибо она — бог этого мира, разлитый по каждой частичке субъективной картины. Меланхолия — её создание и огромный любовник, которого она желает, которого чувствует себя достойной, слияния с которым до изничтожения личности она жаждет.

    В конечном счете, гибель каждого человека выключает для него мир, оставляя на его месте даже не чёрный квадрат, а полное ничто. Вопрос в одном: как долго будет длиться жизнь как феномен. Вероятно, ответ один: доколе чья-то Боль не переполнит чашу, не выйдет из берегов и не призовёт своей неслыханной силой мегатонную боль на всю испорченную планету. Пока хотя бы одному не захочется сменить жизнь на небытие слишком сильно.

    13 января 2017 | 15:55

    Как же долго мои руки тянулись к этому фильму, как долго я уговаривал самого себя его, наконец, посмотреть. Увы, после «Антихриста», как-то уже не хотелось трогать творчество Триера, но я не сдержался.

    Трейлер, как говорится, зацепил. И вот в конце концов я решился посмотреть фильм ночью, на языке оригинала и в полном одиночестве (что было одновременно и плохой и хорошей идеей, поскольку удалось полностью прочувствовать фильм, но не удалось найти в нем что-то хорошее). В итоге, впечатление от фильма осталось неоднозначное. Это рецензия отрицательная, но с высокой оценкой. Поясню почему:

    Вообще, являясь большим любителем фильмов про апокалипсис и постапокалипсис, я посчитал своим долгом посмотреть этот фильм и был просто поражен. Поражен мастерством, с каким Триеру удалось создать невообразимо тягучую, завораживающую атмосферу уныния, вызывающую полнейшую депрессию и желание вести себя подобно главной героине — Джастин — в первой части фильма или подобно ее сестре — во второй. При просмотре появилось такое впечатление, что я опускаюсь на дно океана и с каждой секундой на меня все сильнее давит толща воды.

    Даже еще до того, как начала проявляться сюжетная линия планеты Меланхолии — а это, я бы сказал, и есть главная сюжетная линия — можно было ощутить надвигающуюся угрозу. На самом деле, есть много фильмов о конце света, которые начинаются с какого-то веселого события, будь то вечеринка или, в нашем случае, свадьба, дабы подчеркнуть контраст между жизнью и смертью. Здесь все наоборот. В этой конкретной свадьбе совершенно нет ничего веселого. Возникало стойкое чувство одиночества, не смотря на присутствие людей. Нам позволили немного пожить в шкуре главной героини, и это именно то, чего ожидаешь от хорошего фильма.

    Здесь есть атмосфера, музыка, идеально вписывающаяся в фильм, прекрасно-страшная картинка. Но здесь нет ни души, ни любви, ни смысла. Один только страх, а на страхе далеко не уедешь.

    По натуре своей я оптимист, именно поэтому мне так тяжело дался этот фильм и так сильно впечатлил. Но для меня лично это была совершенно бездушная картина.

    Во второй части не было ничего человеческого, даже переживания Клэр никоим образом не цепляли. Не было ни чувства жалости, ни сопереживания. Просто один огромный отдельный психоз, с четырьмя персонажами, отошедшими на второй план. Совершенно непонятен и нелогичен был поступок Джона.

    С технической точки зрения фильм великолепен, начиная с актеров и заканчивая освещением. Без них, собственно, ни о какой атмосфере не могло быть и речи. С психологической точки зрения, фильм многое сказал о состоянии души режиссера.

    Если подвести итог и собрать все впечатления воедино, то мне, как зрителю, из этого фильма удалось вынести лишь чувство глубокого уныния. Даже красивая картинка не приносила никакого эстетического удовольствия из-за сильной эмоциональной подавленности. И хотя я признаю, что так четко передавать состояние психической неуравновешенности очень и очень трудно, сам фильм мне не понравился. Я не могу назвать его глубоким или философским, даже как драму воспринять не могу, скорее просто очень сильный психологический триллер, и именно с этой точки зрения я и оцениваю фильм.

    7 из 10

    3 мая 2013 | 03:27

    Честно говоря, после фильма у меня остались очень неоднозначные ощущения. Но определённо превалирующим было чувство опустошённости. На всём своём протяжении картина держит в слегка гипнотическом состоянии, медленно завлекая к себе, словно в вязкое болото. Без сомнения, Меланхолия — крайне атмосферный фильм, и эту атмосферу очень важно почувствовать, иначе можно с уверенностью сказать, что Вы потратили попусту два часа своего времени. Потому что тут, как мне кажется, всё держится в большей мере не на каком-то глубоком и скрытом ото всех смысле, а именно на атмосфере.

    Разумеется, эта атмосфера далеко не всем придётся по вкусу. Если Вам удастся подружиться с депрессивным фон Триером — радуйтесь, потому что, судя по довольно большому количеству отрицательных отзывов, это удаётся далеко не всем. Но сразу готовьтесь, что после просмотра Вам покажется, будто из Вас выжали все жизненные силы. Картина безусловно угнетает. Поражает мастерство, с которым передаётся дух фильма, в частности натуральность эмоций героев во время свадьбы; особого внимания, конечно же, стоит мимика и поведение Жюстин, которую превосходно, по моему мнению, сыграла Кирстен Данст. Фальшивая радость и улыбки, неловкость, доходящая до абсурда — всё это как нельзя лучше описывает первую часть фильма.

    И если в первой части зритель сталкивается с почти полнейшим непониманием происходящего, вызывающем, как в моём случае, чувство некой неловкости, то часть вторая погружает в ту самую меланхолию. Начинается «пляска со смертью» ("Dance of Death»). Меланхолия неумолимо движется по направлению к Земле. Близость конца всего потрясающе передана в фильме, в умении нагнетать мрак и депрессию режиссёру определённо не откажешь. Вот только Жюстин в финале совершенно безразлична к катастрофе, она смиренно принимает её как вполне очевидную концовку. Возникает ощущение, что она всё время только ждала этого. И наконец дождалась.

    «Меланхолия» — очень тяжёлая и трудная для понимания картина. Поэтому ни в коем случае не стоит смотреть её, находясь в приподнятом настроении, ибо Ваше радужное состояние сменится на куда менее приятное; в то же время, просмотр «Меланхолии» в глубокой депрессии сулит ещё более мрачные перспективы. С подобным фильм стоит ознакомиться, если у Вас, как бы это не было иронично, лёгкая — как вариант, осенняя, — меланхолия, период слегка упаднических настроений. Возможно, что лишь в этом случае удастся глубоко прочувствовать очередную странную, необычную, но безусловно завораживающую работу Ларса фон Триера.

    9 из 10

    2 ноября 2013 | 01:25

    «Меланхолия», на мой взгляд, одна из самых красивых и эмоциональных кинофантазий на тему гибели Земли.

    Когда ты считаешь себя всесильным, может так случиться, что однажды тебе не хватит и капли воли признать, что ты можешь ошибаться…

    Когда твой идеальный мир строго подчинен детальному планированию, может так случиться, что, когда ему наступит конец, ты будешь не готова уйти красиво…

    Когда тебя ничего не греет, может так случиться, что сияние планеты-убийцы может стать для тебя самым невероятным переживанием и наслаждением в жизни…

    Воодушевление, паника, равнодушие — три полярных эмоции вокруг одного явления.

    5 февраля 2012 | 00:06

    PROLOGUE

    Под завораживающую композицию Рихарда Вагнера с небес подобно ливню падают груды пернатых тел, которые уже никогда не проснуться и не воспарят на родных им высотах, с пугающим бессилием падает наземь черногривый конь, на мрачных сводах зиждутся сразу три небесных тела, а трепещущая тем временем от страха мать бессмысленно пытается спасти себя и свое чадо от неминуемой гибели, планета под названием «Меланхолия» жадно пожирает голубую планету, — и всё это в бесконечно пафосном рапиде. В этой меланхоличной картине смерти всего живого под отсчет солнечных часов видна лишь одна улыбка, одно смиренное лицо, жаждущее этого грандиозного, прекращающего порочный круг событий, действия.

    После этого прекрасного пролога, покупающего своим размахом и пафосом, вольно-невольно зритель настраивается на нужную Триеру волну для восприятия самого произведения, эдакий «приход», открывающий ворота в тонкую и очень личную драму выдающегося режиссера. Раскрытию такого всем знакомого чувства, как меланхолия посвящено целых две последующих главы: «Justine» и «Claire» названные в честь двух героинь драм-эпика Ларса Фон Триера. Причем автор пытается изобразить её не в привычном обобщающем поверхностном свете, а в глубоком рассмотрении на личном примере, тут стоит отметить, что образ страдающей меланхолией Жьюстин является альтер-эгом художника, в очень ярком его проявлении ввиду непринятия общественной жизни и доведенного до крайности нигилизма.

    JUSTINE

    В первой главе мы непосредственно наблюдаем через дрожащую камеру за свадьбой главной героини Жьюстин, этот день для неё должен стать самым счастливым ведь у неё идеальный жених, до неприличия дорогая свадьба, заботливая сестра и даже грядет повышение на работе, но вопреки всеобщим заблуждениям она несчастна. Недаром чем более развитым становится общество, чем успешнее оно устраняет свое материальное неблагополучие, тем сильнее нуждается в более изощренных духовных нуждах, но, не находя так называемого смысла жизни, его поглощает меланхолия. Вся эта свадебная суматоха уже через несколько минут становится главной героине в тягость, принужденная носить маску сверкающего счастья она чувствует себя «прорывающейся сквозь эту серую шерстяную пряжу» людских условностей. Никто её не понимает кроме родной матери, которая еще в начале свадьбы высказывает своё презрительное отношение к таким символичным глупостям вроде брака, но никаких веских аргументов в пользу всеобщего лицемерия по Триеру нет ни у кого. Поэтому даже родной муж в брачную ночь смотрит на неё чужими далекими глазами, непонимающими чего же та хочет, а она, в свою очередь, срывается и совершает неприемлемые для статуса невесты импульсивные поступки, что уже является значимой предпосылкой к победе меланхолии над бессмысленными догматами жизни.

    CLAIRE

    Вторая же часть фильма отчасти посвящена фобиям сестры Жьюстин, которыми, как признается режиссер, страдает и сам, поэтому последняя глава смачно пропитана оттенками тревоги и непосредственно страхом смерти. Но, всё таки, больше здесь важна роль контрастности между первой и второй главой, между персонажами Клэр и Жьюстин. Будучи с самого начала заложницей людских правил сосуществования главная героиня в последующей главе раскрепощается всё сильнее и сильнее с приближением родной ей планеты «Меланхолия», она купается нагишом в предвещающих конец эпохи людей лучах смерти, ей противен сам факт абсурдного существования жизни, уничтожение земли для неё — как избавление от вселенского зла. И в противовес ей Клэр, некогда собранная женщина, мечтающая о простом человеческом счастье и бренном существовании в эпицентре людского самообмана, теперь же нервный, отчаявшийся характер, упорно ищущий, но не находящий спасения.

    THE END

    Уничтожение всего живого, как победа меланхолии над общественным мышлением и принятыми им нормами поведения. Ничего лучше не иллюстрирует такое состояние души человека, как творение Ларса фон Триера, бессмысленность существования человечества можно лишь прикрыть сладкими грёзами, но победить — невозможно.

    1 апреля 2014 | 02:11

    Любой фильм Фон Триера — это прежде всего философия, высказывание о Мире. Визуальный ряд и другие режиссерские решения выполняют служебную функцию. Мне очень нравятся его «Догвилль» и «Мандерлей». Фильм «Меланхолия» тоже очень хорош, несмотря на то, что может показаться самым «мэйнстримовым» из всех работ режиссера.

    По-моему, «Меланхолия» — это фильм-индульгенция, отпущение грехов всем художникам, творцам, всем провидцам, сумасшедшим, людям не от мира сего (к коим себя сам Фон Триер безусловно причисляет). Главная героиня — именно такой человек, волею судьбы работающая в рекламном агентстве, которое, собственно, держится на ее таланте.

    Она честно пытается быть как все, даже пытается выйти замуж, но чувство сопричастности бытию (так характерное для творческих натур) у нее настолько сильно, что героиню начинает жестоко «ломать» от всей искусственности, мелочности и лицемерия мещанской жизни. Поэтому она и совершает всякие непотребства прямо на собственной свадьбе. Ей хотелось все сделать «правильно», но это невозможно, так как ее разрывает изнутри откровение, пришедшее к ней: «Мы все умрем!». И умрем ни когда-нибудь потом, а прямо сейчас и все одновременно.

    И нет, друзья, это не бред женщины на грани нервного срыва, это действительно происходит. И вот когда неминуемая смерть становится очевидной для всех героев картины, узор фильма меняется как в калейдоскопе. И только лишь главная героиня до конца сохраняет мужество и помогает всем достойно принять неизбежное. Ведь она уже давно знала, что произойдет, она уже давно жила с этим ужасом.

    Самый никчемный, безалаберный, жалкий и гадкий персонаж в обывательском мире, перед лицом вечности оказывается самым великим. Чувствуете намек режиссера? Так что, дорогие мои, художники, писатели, музыканты, философы и прочие (лодыри, бездельники, тунеядцы), делайте свое дело и не обращайте внимание на толпу и журналюг (окончательное решение вопроса с последними отложите на потом). Разве стоит отвлекаться на такие пустяки, времени мало, ведь вы же точно знаете, что будет в итоге. Мы все умрем. Меланхолия, тоска по вечности — нашей общей родине, так мучащая вас, накроет всех и вы войдете в нее с гордо поднятой головой.

    3 апреля 2012 | 14:30

    Ларс фон Триер своеобразный и непростой режиссер, который снимает свое кино, которое ни на что не похоже. Его фильмы тяжелые, сильные, пугающие, шокирующие и иногда жестокие. Триер несомненно является одним из самых скандальных и смелых режиссеров в мировом кинематографе. Его фильмы имеют свою исключительность, и без сомнений достойны внимания, но его драмы будут по вкусу далеко не всем.

    «Melancholia» — фантастическая драма 2011 года, которая получилась длинной, тревожной и тяжелой. Кино держит зрителя в напряжении, подводя к чему-то страшному и неизбежному. Мы видим, как у главной героини этой истории свадьба, и вскоре узнается, что на Землю движеться огромная планета Меланхолия, и столкновение ее с Землей будет тотальным и катастрофическим…

    Главную роль в этой фантастической драме сыграла американская актриса Кирстен Данст. Она играла хорошо и передала на экран все то непростое состояние своей отчаявшейся и усталой героини. За эту непростую и раскрепощенную роль Данст даже получила от Каннского кинофестиваля Золотую пальмовую ветвь, как лучшая актриса, и это достойно уважения. Не могу не сказать про Шарлотта Генсбур, ведь она мне тоже запомнилась в этом фильме. Генсбур играла как всегда чувственно и четко, а ее героиня мне понравилась больше всех. В небольших ролях мне было приятно увидеть Шарлотту Рэмплинг и Кифера Сазерленда. Они оба замечательные актеры, которые сыграли много замечательных ролей. «Меланхолия» — нечто странное и тяжелое, что уносит зрителя в неизбежное нечто, после просмотра которого ощущаешь полное опустошение и настоящую, глубокую драму…

    7 из 10

    23 января 2014 | 15:51

    Ведь нам остались сущие дни.
    Время сгребает уж крохи свои -
    Страшный образ планеты чужой
    Небо укрыл мрачною мглой.
    Мир раздает всем по серьгам:
    Горе, отчаянье, злоба и срам.
    Нас не спасет даже свет добрых глаз.
    Так обещает Триер Ларс.

    Безнадежность, депрессия и отвращение — кардиограмма чувствобиения, разобранная на мельчайшие детали. Несомненно, «Меланхолия» — одна из мощнейших авторских рефлексий, извержение внутреннего мира, запечатленного в ирреальных и бытовых кинообразах. Сочетание экранного совершенства и «грязной» дергающейся картинки, последние дни существования Земли и мелкие переживания отдельного человека. Уравнение всего со всем, сплавление мыслей и эмоций в единую культурную плазму.

    Болезнь души — разложение, испепеление сознания. Меланхолия, как неустанный жестокий суховей, режет Жюстин (Данст) изнутри. И веселая новобрачная в течение одной ночи, за несколько часов, напитываясь бессмысленностью купленного счастья, лживостью буржуазного, нормального, желанного мира достатка, тонет в своем отвращении, отчуждении и тоске. Но падение с края пропасти, не означает смерть. Скорее, изможденное бессилие и апатичную безучастность.

    Благополучный, предусмотрительный, рациональный мир пасует перед надвигающимся неизведанным. Безотчетный страх съедает Клер (Гензубрг). Гул в ушах накрывает леса и поля, пробегает дрожью по бетонным убежищам. Неотвратимость играет в забавные игры и бравирует крушением разума. Человеку остается либо бояться, либо идти навстречу сжигающему сиянию. И отказавшись от векового строения цивилизации, ему суждено вернуться в архаичную иррациональную первозданность и под пологом символической прозрачной пещеры отдаться космосу, лону мироздания, расписавшись напоследок в смехотворности миллиардов жизней.

    Вся мировая история, затягивающая сознание человека бесконечными войнами, жадностью и бессердечием, вызывает совершенно оправданное желание стереть весь этот амфитеатр абсурда, уничтожить эту странную флуктуацию в безбрежном и безмятежном совершенстве вселенной. Мир уже не спасет ни красота, ни любовь, ни доброта. Слишком мало их в людях. И не будет второго шанса, ни ада, ни рая — одно лишь небытие: нигде, никогда, ничто.

    «Меланхолия» — гениальный фильма хотя бы потому, что он с поразительной точностью и обобщающей силой прозревает невидимые, неосознаваемые законы человеческой души. Без неоправданной рациональности психологии, без бытового опыта, а неким волшебным кристаллом искусства Триер разоблачает перед зрителем эту идеальную субстанцию, обнаруживая ее необъяснимую парадоксальность и вместе с тем удивительную почти математическую логичность.

    А еще сюжет этого фильма — есть сама жизнь, сотканная из сна и яви, из бытовой рутины и экзистенциальных переживаний. Поэтому для каждого посмотревшего и потом погрузившегося в эту картину уже не существует общей единой для всех «Меланхолии», а есть только одна его личная «Меланхолия», снятая персонально и исключительно для него. В нескольких основных героях ленты можно найти любого из нас.

    8 января 2012 | 01:55

    Меланхолия — большая голубая планета, которая, совершая свой «пролет», врезается в планету Земля. Эта картина одна из интерпретаций конца света, страх перед которым мучает человечество из века в век. Очередной конец мы ожидаем уже 21 декабря 2012 года.

    Фильм — катастрофа, где вместо наводнений и землетрясений, разрушается нравственность и мораль. Люди привязаны к деньгам, красивому дому, близким людям, к миру, который сами создали вокруг себя, к жизни и к планете. Экзистенциализм захлестывает сознание человека, и на грани гибели своего существования мы начинаем понимать, кто мы на самом деле, чего боимся и во что по-настоящему верим.

    В Первой части «Жюстин» нам показывают страхи главной героини Жюстин. Суматошная, пафосная церемония свадьбы, как и жизнь, вся пропитана фальшью и лицемерием. Жюстин боится быть поглощенной немощностью человечества, превратиться в сестру или в мать. Все вокруг заставляют ее быть счастливой, быть как все и просто улыбаться. За нее всё решили, преследуя свои эгоистичные цели. После попыток найти земное счастье в браке и в работе, Жюстин проваливается в глубокую яму депрессии, где все тлеет и имеет вкус пепла. «Земля это зло, не надо по ней горевать» — она знает, что человечество утратило свою духовность, оно тонет в эгоизме, и более не имеет право на существование.

    Во второй части «Клэр» мы видим страхи полной противоположности Жюстин- ее сестры Клэр. Она любит все то, что так непостижимо для Жюстин. Семья, дом, хозяйские заботы — она боится, что потеряет это единственное оправдание своей жизни.

    Страхи овладевают и парализуют людей, потому что некуда бежать и остается только пойти по пути благочестия и веры. Однако, этот путь находит только маленький Лео, чье сердце еще не осквернено ненавистью, жадностью и завистью.

    Хочу отметить искусную операторскую работу. Вступление, где замедленная съемка раскрывает эстетическую красоту апокалипсиса, играет роль некого синопсиса к фильму. Далее камера «с плеча» дает эффект присутствия, что дает полное погружение в происходящую действительность.

    Фрагменты из оперы Вагнера «Тристан и Изольда» играют в ансамбле с психологическим драматизмом картины, усиливая динамику апогея.

    9 октября 2012 | 23:41

    Чертовски не правы те люди, что говорят об одной только созидающей силе искусства. Я совершенно отчетливо чувствую, что после просмотра новой картины фон Триера во мне что-то умерло. Будто небольшое черное пятнышко, зароненное внутри, теперь будет разростаться до тех пор, пока я не начну жить так, как нужно.

    Мне, все больше убеждающейся в том, что попытки искать смыслы не стоят и гроша из-за огромного количества аспектов рассмотрения, сначала хотелось запомнить этот фильм, наслаждаться картинкой, купаться в этой атмомфере.

    Но.! разум возобладал и несколько потянуло.

    На мой взгляд, было бы очень глупо думать, что это фильм-катастрофа, очередной фильм про конец света. В данном случае такой космический и природный катаклизм — всего лишь символ заката человечества. Ведь если бы фон Триер захотел снять фильм о природном конце, ему ни к чему было бы разбивать картину на две части — «Жюстин» совсем была бы не нужна, осталась бы только «Клэр». Если вспомнить весь фильм и сопоставить с тем, что фон Триера может волновать какой-никакой 2012 или что-то подобное (?), такое рассуждение становится вполне логичным.

    Мне кажется, здесь нужно идти от названия. Во-первых, весь фильм окутан этой самой меланхолией, граничащей со вселенской тоской и раздражением, которое вызывала таки Жюстин во многих. Застывшие кадры, тревожная красота природы и медленно тянущиеся минуты. В первой части мы видим Жюстин, которая и раздражает то тем, что поступает не так, как ждут все гости на свадьбе. Все присутствующие есть благообразные люди, соблюдающие ритуал и требующие от нее того же. Для людей вокруг Жюстин (читай — для всего человечества) главным становится форма, упаковка, видимость. В этом то и зарождается (вырождается) конец человечества. Никто не может выпустить на свободу свои чувства и делать то, что хочется в данный момент времени. Жюстин чувствует грядущие перемены и в данном фильме они выражаются через образ неведомой планеты Меланхолии

    И тут опять же нужно исходить из самого слова «меланхолия», что в переводе с латинского есть «черная желчь». На мой взгляд, это как раз то, что поглощает современных людей, состояние угнетения, подавленности по причине следования современным законам некоего соответствия. Как раз для того, чтобы более ясно понять и прочувствовать образ Жюстин и вообще то, что с ней происходит, есть и вторая часть, и ее сестра — абсолютный антипод. Семья, достаток — «все как у людей». Ей есть за что держаться в этом мире, ее до дрожи пугают перемены. С одной стороны Клэр является олицетворением вечных семейных ценностей, мы видим страдания матери и жены. С другой же стороны Клэр заражена этим вечным стремлением к наружной красоте, к картинке. Очень показателен в этом смысле эпизод, в котором Клэр предлагает встретить этот самый «конец» на веранде с бокалом вина и песнями. Пижонство невиданное.)

    К фильму вприкуску вспоминается еще теория пассонарности Гумилева. Так вот если верить ей, можно понять, что многие-многие страны сейчас находятся на том самом уровне субпассионарности, когда в обществе царят лень, приспособление и довольствование существующим. И появление пассионариев (о чем в данном случае можно сказать с некоторой натяжкой) вызывает в таком обществе только раздражение и неприятие.

    Мир меняется, но, как и раньше, нет пророков в своем отечестве.

    9 из 10

    12 декабря 2011 | 11:28

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>