Меланхолия

Melancholia
год
страна
слоган«Enjoy it while it lasts»
режиссерЛарс фон Триер
сценарийЛарс фон Триер
продюсерЛуиза Вест, Беттина Брокемпер, Реми Бура, ...
операторМануэль Альберто Кларо
композитор-
художникЙетте Леманн, Симона Грау, Манон Расмуссен
монтажМолли Марлен Стенсгаард
жанр фантастика, драма, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Франция  415.7 тыс.,    США  317.5 тыс.,    Германия  261.5 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
релиз на Blu-ray
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время130 мин. / 02:10
Номинации (1):
События фильма разворачиваются в дни, которые предшествуют катастрофе. Первая часть посвящена свадьбе Жюстин, которая быстро охладевает к торжеству, чем вызывает непонимание близких и гостей. Героиней второй части является Клэр, сестра Жюстин. Вначале Клэр ухаживает за впавшей в клиническую депрессию Жюстин и одновременно страшится сообщений о приближении таинственной планеты Меланхолия. Постепенно, по мере приближения планеты, Жюстин и Клэр меняются ролями. Теперь паникующая Клэр нуждается в заботе. В отчаянии она с сестрой и сыном готовится принять неизбежное.
Рейтинг фильма
IMDb: 7.10 (149 211)
ожидание: 92% (6104)
Рейтинг кинокритиков
в мире
79%
156 + 41 = 197
7.4
в России
100%
13 + 0 = 13
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Знаете ли вы, что...
    Ошибки в фильме
    • Внимание! Список ошибок в фильме может содержать спойлеры. Будьте осторожны.
    • Когда Меланхолия пролетает максимально близко к Земле и только поднимается над горизонтом, герои смотрят в телескоп, который направлен гораздо выше, чем это необходимо.
    Материалы о фильме
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей

    ещё случайные

    Разговаривают четверо, но в «теме» только двое. Бывает? Еще как!

    Один (одна) спросила про звезду на небе. Типа, кто такая и что она там делает? Два «статиста» тут же отозвались, но тут же и повисли вне контекста экзистенциального вопроса. И если бы мы, как-то вдруг, залезли в мысли одного и другого, этой звезды мы там не обнаружили бы совсем. Один греет, словно туз в рукаве, фоточку, как фьючерс на счастливую супружескую жизнь под сенью яблоневого сада, и уже мысленно в опочивальне невесты непременным участником первой брачной ночи. Второй (вторая) крайне раздражена и жаждет репутационной сатисфакции: виновата в скомканном мероприятии «беспечная» сестра, но жена кидается на мужа — эта «мишень» привычно ближе. Реальный же участник диалога — тот самый муж разъяренной сестры, который попытался было увернуться: «Какая звезда?», но когда ему эту звезду конкретизировали, обозвав ее «красной», очень забавно засиял, заискрился мимикой фальшивого полудетского восхищения: «Поразительно, что ее видно! Это Антарес! Главная звезда в созвездии Скорпиона..»

    Психологически все очень тонко и очень точно. Бесконечно «раздражающая» «Догма» сияла во всем великолепии. Когда это было уместно камеру «лихорадило», когда происходило «нечто», оператор (видимо профессиональный снайпер в прошлой жизни) забывал двигаться и дышать. Так это было и в тот самый момент, когда Жюстин услышала ответ Джона. Вглядитесь. (Кстати, даже ракурс съемки абсолютно «правдивый» с боку под углом, с позиции случайного наблюдателя, а не тривиальным наездом на непременно объятые ужасом «два бездонных колодца»). Там все и так читается: обладая интуицией неведомой силы, девушка застыла мраморным изваянием. И, похоже, что она могла бы рассказать и про этот «Антарес», и про «то ли сон, то ли видение» (Пролог именно об этом. Именно об этом «кричит» не только лавина ярчайшего сюра, но и технический прием замедленной съемки и взгляд на «космический бильярд» как бы со стороны), но держится. Из последних сил. А в глазах, обращенных к ночному небу… Сартру так не тошнило! Но видно, что свой «вомит» (рвотную реакцию) «Офелия с ландышами», конечно, подавила. Обещала же сестре. На время. Ровно до «свадебного поздравления» мамы, которая своим странным «благословением» прописала дочери «командную строку» на самоуничтожение и нажала «enter». (И вновь камера «коротко замкнувшего» на несколько мгновений оператора застыла на лице Жюстин и на выражении ее лица: «Ну всё. Это конец..»).

    И, кстати, удивительно точно и также правдиво отыграно, что Жюстин сначала восприняла жесткий пассаж, как приглашение мамы к откровению через публичное обесценивание происходящего. Пафосного и лицемерного. И принесла ей в дрожащих руках свой вселенский ужас. И сказала ей, что она уже «умирает» через тягучее ожидание неизбежного. Но мама-то, по ходу, дама крайне токсичная и живет со своей агонией и ненавистью ко всему миру уже слишком давно. Она просто подкинула к леденящему страху дочери еще «ведерко со льдом».

    А Жюстин, тем временем, очень натурально умирала. (Да так, что дико хотелось узнать судьбу актрисы: она, вообще-то, выжила после съемок?) Поход в ванную комнату, будто приглашение окунуться в концентрат азотной кислоты. Мясной рулет с привкусом апокалиптического пепла. И последний спазм удушающего страха: « Земля — это зло…»

    Ларс убийственным финалом дает понять, что не будет ответа человечеству на вопрос, где «будет расти Лео». Пока, видимо, не прозвучит ответ на другой вопрос: «А зачем?» И, похоже, аргументов у «приговоренного» Ларсом человечества особо нет. Мы были почти дикими и нечесаными и мы стерли с лица земли Карфаген. Но и мы же получили во спасение веру в святость распятого на Голгофе ближнего своего и вернулись из Альбигойского крестового похода по колено в крови миллионов истребленных катаров. Нам дали еще один шанс и мы проникли в тайну мироздания и крайне обогатились духовно, впитав дух гуманизма и человеколюбия и построили Третий рейх. И, похоже, останавливаться на достигнутом не намерены. А раз так, «парацетамол» нам всем один в виде гигантской космической пилюли с очень каким-то издевательски поэтическим и совсем даже не апокалиптическим названием. Хотя, конечно, можно еще предложить волшебные вигвамчики из сухостоя. По проекту тетушки Стилбрейкер. Но это для несмышленышей. А для смышлёнышей единственное предложение. Достойно умереть. «Войти в смерть». У Клэр получилось не очень. У Джона не получилось совсем. У Жюстин? У Жюстин получилось…

    Это не «лучший фильм». Это самая лепная, самая изысканная кинематографическая ткань из образов, красок и тончайших аллюзий: Вагнер, «Тристан и Изольда», апокалипсис, Питер Брейгель-старший, «Охотники на снегу», Андрей Тарковский, «Солярис», жажда жизни…

    Для меня это явление вне системы оценок.. Это Ларс! Который (и мы в этом, конечно, уверены) не любит людей!

    А может быть все-таки любит?.. Ну… «странною любовью». Например.

    13 февраля 2019 | 08:50

    Торжество в честь свадьбы Жюстин и Майкла в самом разгаре, но невеста не чувствует себя счастливой, несмотря на все попытки окружающих расшевелить ее. Напоминающее пир во время чумы празднество завершается драматически, а тем временем к Земле медленно подлетает планета под названием Меланхолия, грозя скорым апокалипсисом.

    Фильм состоит из трех частей: пролога, в котором фон Триер виртуозно оперирует аллюзиями, пуская под вагнеровскую музыку «экранизированные» живописные полотна. Тут тебе и «Офелия» Милле, и голландцы…Каждый кадр варьируется от агрессивной жесткости до надрывного страдания, что задает нужную всей ленте тональность. Вторая часть — «Жюстин» — повествует о свадебном ужине и сфокусирована в основном на заглавной героине, третья — «Клэр» — уже о приближении Меланхолии глазами сестры Жюстин Клэр.

    Двухчастная композиция фильма, суть, едина и раскрывает, на первый взгляд, два совершенно разных характера. Жюстин не нуждается в земном счастье, ей нужна лишь ее меланхолия, которая избавляет от необходимости играть в благополучие и притворяться довольной жизнью, это ее футляр. А тут очень кстати к Земле подлетает красивая голубая планета, которая может раз и навсегда избавить от притворства и фальши. Футляр Клэр — как раз земное счастье, ей есть, ради чего жить, что терять, и поэтому она принимает появление Меланхолии так, как приняли бы миллионы — как настоящий конец света. Однако при ближайшем рассмотрении может показаться, что речь не о различных стилях восприятия действительности, а о двух гранях одной сущности, ведь вряд ли человек способен придерживаться одной поведенческой тактики перед лицом неминуемой смерти. Обе героини интересны. Во время просмотра одна из них обязательно будет вам ближе и понятней, но будет ли это рвущая связь с реальностью Жюстин или эмоционально устойчивая Клэр?

    Кирстен Данст категорически хороша в первой части, но во второй пальма первенства определенно у Шарлотты Генсбур, которая, все же, какая-то абсолютно триеровская актриса, что превращает ее героиню в максимально органичный элемент фильма. Другая Шарлотта — Рэмплинг — весьма колоритная мама героинь, которая, несмотря на всю свою резкость, наверное, одна может правильно догадываться, что творится в душе у Жюстин. Мужские персонажи тоже весьма интересны. Муж Клэр Джон в исполнении внешне напоминающего президента РФ Кифера Сазерленда сперва кажется таким уверенным и сильным, но на поверку оказывается лишь укрепляющим стереотип о том, что сильный пол не всегда такой уж сильный. Майкл Александра Скарсгарда — безмерно любящий и понимающий жених, принимающий единственно верное решение в предложенных ему обстоятельствах. Юмористическую нотку вносит исполняющий партию отца Жюстин и Клэр Джон Херт. Присутствие в фильме ребенка Клэр и Джона Лео (Кэмерон Спюрр) добавляет и без того наэлектризованной до предела атмосфере фильма трагичности, ведь обреченность ребенка всегда страшнее обреченности взрослого.

    Единственный небольшой минус фильма — в последних перед титрами секундах. Такое чувство, что когда снимался последний эпизод, в дверь студии Триера просунул голову Майкл Бэй и сказал: «Уууу, ребята, что-то у вас тут про конец света, а ни одного взрыва еще не было! Хотите, я вам пару дымовых шашечек с площадки «Трансформеров» притащу?» Можно было выключить камеру на три секунды раньше — зритель бы все верно понял и без пиротехнических изысков.

    А вообще Ларс фон Триер снял по-настоящему красивое, гармоничное, эмоционально сбалансированное кино, с чем, думается, следует его поздравить, посмотрев фильм на большом экране. Ну или на маленьком, в крайнем случае.

    9 из 10

    28 июля 2011 | 15:31

    «А вообще фиг знает, что я снял. Может, дерьмо какое» — Триер о фильме «Меланхолия».

    Ларс фон Триер является своеобразным и весьма противоречивым режиссёром, со своим неповторимым почерком и эпатажной манерой подачи своих мыслей, своей мрачной и печальной философии. Замечательным качеством, присущим Триеру, можно считать его глубокий, проникновенный психологизм, раскрытие всей полноты внутренних миров своих персонажей, даже своеобразную авторскую эмпатию. Благодаря этому появились великолепные кинокартины «Догвилль» и «Танцующая в темноте», порождающие у зрителя гамму эмоций, в которых главные герои вызывают искреннюю жалость и сострадание.

    Однако проблема позднего творчества Триера в том, что ни сострадания, ни эмпатии у него нет, да и, в общем-то, психологизма тоже. Взамен этого — заумность, занудность, провокационность, множество символов и отсылок непонятно к чему. Триер стал обычным артхаусником со всеми вытекающими, и это очень грустно, так как его последние работы — «Антихрист», «Меланхолия» и, в меньшей степени, «Нимфоманка», — воспринимаются скорее как «пощёчина общественному вкусу», нежели как полноценные художественные произведения.

    Несомненно, с визуальной точки зрения «Меланхолия» очень хороша, каждый кадр можно хоть на стену вешать, особенно прекрасно смотрится сюрреалистическая увертюра к фильму. Другим достоинством этой картины является атмосфера всепоглощающей депрессии и обречённости. Фильм проникнут чувством гнетущей тоски, прекрасно дополняемым красивыми пейзажами под открытым небом, заслоняемым огромной голубой планетой.

    Однако всё это никак не оправдывает явной провальности сюжета и идейной составляющей триеровского творения, а также неоправданной алогичности повествования, выраженного, например, в поступках Жастин — сначала она предвкушает свадьбу, затем без особого сожаления теряет своего жениха, впадает в депрессию, успокаивается и стоически встречает катастрофу. Поведение главной героини попросту абсурдно и попахивает шизофренией, как и вложенная в её уста мысль самого автора: человечество это зло и хорошо, если оно погибнет. И если в предыдущих творениях мизантропия Триера имела под собой почву, такую как порочность и лицемерие общества в «Догвилле», или мерзость потаённой, животной природы человека в «Антихристе», то в «Меланхолии» эта ненависть к человечеству существует просто потому что. Не спасает положение и актёрская игра, заслуживающая лишь оценки «сносно», поскольку люди как полноценные личности в картине отсутствуют. Герои лишь функции, проводники сомнительных и провокативных мыслей режиссёра.

    В итоге «Меланхолия» представляет собой ещё один из когорты фильмов, где хреновая содержательность скрыта под красивой внешней оболочкой, да притом и нудный до безобразия. Печальный итог творческой деградации Ларса фон Триера.

    4 из 10

    30 мая 2016 | 17:09

    «Меланхолия» стала моим первым знакомством с Ларсом фон Триером, и признаться честно, он поразил меня, шокировал, очаровал. Ещё ни один фильм не был просмотрен мною с такой педантичной внимательностью и фанатичной неотрывностью; ещё ни одна кинолента не оставляла после себя такое долгое послевкусие; ещё никто так метко и тонко не попадал в цель, в самое сердце темы о безобразии человеческого общества (о бессмысленности жизни?) и конце человека как индивида и как вида.

    «Меланхолия» — это философия символизма. Запечатлённая печаль автора, скорбящего об этом мире; горькие доказательства бессмысленности существования такой формы жизни. Если хотите, вызов современному иллюзорному обществу потребления. Но по мне — это не вызов, просто констатация фактов. Меланхолия — это не болезнь в том смысле, в котором мы привыкли её понимать. Особенность такого недуга — способность, даже потребность к анализу всего происходящего под определённым углом, чаще более правдивым, чем у остальных; уход от любого самообмана, от любых попыток найти смысл. Ведь как бы мы не настаивали — всё тлен и всё когда-то исчезнет; каждый смертен; и меланхолики в конечном итоге всегда оказываются правы.

    Две сестры, показанные в картины, части одного целого, две разные половины одного явления: добра или зла, света или тьмы, жизни или смерти, разума или безумства — всё равно, с чем их ассоциировать, конец у них одинаков. Но Жюстин, несущая бремя болезни на своих хрупких плечах, и сквозь оболочку собственной депрессии разглядывая окружающий мир, понимает значение планеты двигающейся на Землю, поэтому и не боится её. Скорее она её жаждет и ждёт. Система жизни созданная людьми начинает противоречить природе, которая создала самих людей. В современном мире всё должно быть подчинено человеку, считает общество. Жюстин понимает что это не так. И как только равновесие хоть чуть-чуть пошатнётся, оно будет восстановлено с помощью высших сил. Нужно знать своё место. Нужно быть чистым, что бы жить. Меланхолия справедлива к людям, Жюстин — к звезде. В свою очередь запрограммированная сестра, вторая половинка, это живущее по схеме, нарисованной кем-то другим, существо, которое дрожит от одной мысли о звезде, не видит её справедливости. Она ненавидит свою сестру за правду, которую та попеременно изрекает и хочет считать её неправой, потому что сама не больна, потому что не может смотреть реальности в глаза. У неё есть необоснованная надежда спастись до самого конца. Она не смириться со смертью планеты, потому что она не видит в этом ни своей, ни общечеловеческой вины.

    Меланхолия отрезвляет. Может быть, она есть выход, есть осознание нашей жизни, шанс всё исправить пока не поздно? Или она является опасным недугом, который убивает жизнь в теле заблаговременно, до биологической смерти, заставляя лишь безучастно наблюдать за остальными, соглашаясь с любым решением судеб, с любыми участями, без малейшего желания что-либо поправить или что-то спасти?

    Я не знаю точно, о чём хотел сказать Триер. И не уверена, что поняла его «Меланхолию». Но что-то подсказывает мне, что его фильм, пусть и утрированная, но всё-таки картина нашего мира, через призму честности и объективности.

    10 из 10

    8 июня 2013 | 01:30

    Еще два года назад, когда на Каннском кинофестивале шумел скандалом «Антихрист» — предыдущий фильм Ларса фон Триера (тогда фильм получил антиприз за женоненавистничество) — можно было лишь мечтать, чтобы увидеть картину главного провокатора мирового кино в Петрозаводске на большом экране. Но уже в 2011 году новый фильм датского гения «Меланхолия» дошел и до нашего города. Стало быть, растем и развиваемся, а это не может не радовать. И конечно, я поспешил на первый же сеанс, иначе и быть не могло.

    «Меланхолия», в отличие от своего создателя, которого объявили персоной нон-грата за смелые высказывания на пресс-конференции, не наделала шума на фестивале, не вызвала яростных споров, не ошеломила зрителей провокационностью и откровенностью сцен. Фильм вообще был принят намного спокойнее, чем обычно принимают картины Триера. «Это самый честный и личный, но не самый сильный фильм Ларса» — в такой оценке сошлись многие критики.

    Фильм разделен на пролог, в котором мы сразу узнаем, чем все закончится (умышленный ход автора, чтобы зрители были спокойны и могли смотреть не на то, к чему все идет, а на то, как оно к этому идет), и две основные части, каждая из которых названа именами главных героинь фильма — сестер Джастин (Кирстен Данст) и Клэр (Шарлота Генсбур).

    Джастин — депрессивная, меланхоличная девушка, замкнутая в своих невеселых мыслях о бренности этого мира, о том, что жизнь на Земле — зло. Она тяготится обществом со всеми его правилами и условностями, хотя и пытается ради своих близких перебороть свой душевный недуг. Первая часть фильма — свадьба Джастин, которую для нее организует сестра со своим мужем, но которая ей не нужна, ведь свадьба для нее — очередная условность, череда нелепых обрядов. Свадьба окажется весьма необычной и кончится совсем не тем, чем должны кончаться свадьбы. Эта часть волей-неволей вызывает ассоциации с фильмом Томаса Винтерберга «Торжество», который был снят по Догме-95. И эти ассоциации — безусловно, плюс.

    Клэр — уравновешенная, дисциплинированная женщина, которая знает, что и как должно быть в этой жизни. Она хороший организатор, у нее все четко и точно, все по правилам. Но ее стойкость и уравновешенность нарушится во второй части фильма, в которой герои готовятся к невероятному зрелищу — огромная планета Меланхолия должна пролететь мимо Земли на минимальном от нее расстоянии, таком, что захватит даже часть атмосферы нашей планеты. Зрелище обещает быть крайне красивым. И красиво будет. Чего стоит финальная сцена! Но Клэр боится, что планеты могут столкнуться, а у нее маленький сын, которого она так любит. Заверения мужа, что этого не произойдет, действуют слабо — расчеты ученых могут быть ошибочными. А здесь еще депрессивная сестра, которая говорит, что конца не миновать…

    Как Терренс Малик в « Древе жизни», так и Ларс фон Триер в «Меланхолии» смог соединить в одной картине частное и всеобщее, личное и эпическое. Музыка Вагнера и мощная актерская работа исполнительниц главных ролей (Кирстен Данст была удостоена награды за лучшую женскую роль на Каннском кинофестивале, что интересно, Шарлота Генсбур получила такую же награду за роль в фильме «Антихрист») дополняют визуальную и смысловую полноту картины, такой личной картины Ларса фон Триера.

    В «Меланхолии» Триер показал, что он не только большой провокатор, наглый, дерзкий и беспощадный, но еще и тонкий, глубокий лирик. Это, наверное, самый поэтический, самый душевный и один из самых жизнеутверждающий фильмов датчанина… Несмотря на меланхолию и ее последствия.

    «Я работал над фильмом два года — и с большим удовольствием. Все работали с полной отдачей и вкладывали свой талант в цель, которую знал только я».

    29 июля 2011 | 12:06

    Лично на меня в фильме сильное впечатление произвел образ Клер. Так искренне показана пронзительная паника Матери, пытающейся спасти своего ребенка, бесполезные попытки укрыть от беды. «Мой сын никогда не вырастет» — мысль, которая больше страха собственной смерти и сильнее осознания гибели всего человечества.

    Это не типичный фильм-катастрофа с экшеном, криками, взрывами и столпотворением. Это фильм о том, что невозможно подготовиться и с особенным смыслом встретить конец света, т. к. жизнь человечества по большому счету не имеет смысла. Очень атмосферный необычный фильм, очень тонкое воздействие на эмоции. Ощущение страха не столько смерти, сколько страха потратить жизнь на ложные приоритеты, провести ее с нелюбимым человеком и с работой, которая не по душе. Фильм об обреченности человечества и бессмысленности выбора наших жизненных путей, который тем не менее заставляет отчаяннее полюбить свою короткую жизнь.

    9 из 10

    27 января 2012 | 16:01

    Считаю, что те, кто не испытывал депрессий(особенно беспричинных) могут понять(или прочувствовать) только процентов 25 от фильма(и это замечательно!, см. в конце).

    До просмотра я знал, что Триер «пограничник»(как и я собственно), отсюда мое особое мнение:

    Фильм не о людях, а о состоянии человека в депрессии.

    Аргументы:

    1. Одна сестра говорит другой: «Я тебя ненавижу!» — это обостренный (во время депрессивного эпизода) конфликт двух «Я» человека.

    Первое «Я» — рациональное, ненавидит второе «Я» — эмоциональное.

    «Ты мешаешь мне жить и работать!», «Из — за тебя я не сделал нормальной карьеры!», «Я не могу поехать в отпуск в экзотическую страну, т. к. стресс смены обстановки неминуемо вызовет депрессию!» и т. д.(у каждого «пограничника» свои претензии…)

    2. Замеры размеров планеты — это обостренный акцент на самочувствие во время депрессии.

    «Сегодня мне лучше, чем вчера?», «Сейчас вроде нормальное состояние — а какое у меня нормальное?». Также чуть ли не ежедневное записывание состояния, дозировки принимаемых препаратов и проч.

    3. Шалаш — желание уйти от проблем, фактически отстраниться от жизни.

    Отключение телефона, залезание под одеяло с головой(«АССА»), призы в к начальнику: «давайте я не поеду в эту командировку, а решу вопрос по телефону и почте; и вообще нет смысла ехать…». Продолжайте, кто понял

    4. Цитата из фильма «… Меланхолия будет приближаться, а потом удаляться…»

    Меня эта фраза просто резанула. Во — первых, у депрессии есть суточные колебания: утром хуже, вечером — лучше. Во — вторых, во время депрессивного эпизода тоже бывают волны. В третьих, по жизни; депрессивный эпизод сменяется этапом ремиссии, и кажется, что ты опять на гребне; а затем, в самый неподходящий момент вылезает это звериное мурло и говорит: « А ты думал, навсегда от меня избавился? Нет, я с тобой, милый, навсегда…». И тогда думаешь: «Твою мать!..»(см. п.1). И планета Меланхолия так же — вроде ушла, а потом…

    Возможные вопросы и ответы:

    1. В: Почему фильм называется не «Депрессия»?

    О: Во- первых это художественное произведение и элемент недосказанности необходим. Мелахолия — красивее. Во- вторых, раньше меланхолией(от др.-греч. чёрный +желчь) как раз называли болезнь — депрессию. «В настоящее время вместо понятия «меланхолия» в медицинских целях используется термин «депрессия». В обиходе «меланхолией» называют просто грустное, унылое настроение.»(Википедия).

    2. В: Почему во второй части сестры «меняются местами»?

    О: Предположим, это МДП:)

    3. В: Что обозначает конец фильма — катастрофа?

    О: Я закончил бы фильм за 1- 2 кадра до столкновения. Но на то Ларс и Триер, чтобы оставлять открытые вопросы.

    Не претендую на однозначность толкования фильма. Судя по рецензиям и откликам каждый найдет что-то свое; это и есть один из признаков талантливого произведения.

    Обращаюсь к тем, кто не страдает депрессивными состояниями и прочими неврозами: ребята, забудьте все что здесь написано; и дай вам бог никогда не испытывать подобное. Как сказал один из моих лечащих врачей: «Депрессия — это когда на глаза надевают черные очки, НА ДУШУ НАДЕВАЮТ ЧЕРНЫЕ ОЧКИ!». Здоровья всем.

    За концовку снижу на балл

    9 из 10

    23 апреля 2014 | 14:01

    Один из гениальнейших фильмов, монументальное полотно-шедевр, выверенное до мельчайших деталей, с переплетением эсхатологии, сюрреализма, фантазии и реальности. Никогда ещё возможная всемирная катастрофа не была показана столь реалистично и столь ужасающе. Через психологию и на примере одной семьи.

    После затяжного и абстрактно-возвышенного, невероятно красивого вступления, повествование обращается к бытовым проблемам, связанным с поездкой в длинном свадебном лимузине по извилистой проселочной дороге. Затем — речи, тосты, праздничные хлопоты через любительскую видеосъемку торжеств составляют разительный контраст и заставляют отвлечься от предыстории. Но всякий раз, когда взгляд героини устремляется в небо, обнаруживается, что связь с явлениями космического плана присутствует — через бегство от свадебной суеты. В те моменты, когда героиня пытается вырваться из связывающей ей ноги «черной паутины», она смотрит на звёзды. И возможно, глядя на красный Антарес, она и принимает решение порвать с необходимостью лгать, но вместе с водой выплескивает и ребенка, пускаясь в крайности. И Антарес, как будто в ответ неверно выбранному пути, гаснет, а надежда уступает место опасности.

    Поведение Джастин на свадьбе — образ возможного поведения человеческой цивилизации и оценки последствий своих действий. Во всех бедах проще обвинить мироздание, приписать ему свои ошибки. Героиня идёт по этому пути, но есть и другая альтернатива с полностью противоположным взглядом — её сестра Клэр. Своим поведением она отрицает крайний нигилизм Джастин, и глядя на неё, кажется, что возможность столкновения планеты Меланхолия с Землей — очередная депрессивная фантазия. А может, причина диссонанса Джастин с окружающими её людьми заключается в предчувствии надвигающейся катастрофы? «Скоро мы потеряем всё земное», — решает она. Но вместе с этим почему-то принимает идею: «а затем — небытие», и теряет, в первую очередь, свою нравственность. Клэр перед лицом надвигающейся возможной опасности остаётся не в пример человечней. В какой-то момент удивляешься цинизму и агрессивному поведению Джастин по отношению к сестре. Своим поведением она только развивает в себе Меланхолию. Но в конечном итоге и в её глазах могут появиться слёзы. Значит, и для человечества ещё не всё потеряно?

    10 из 10

    23 февраля 2012 | 02:28

    Хорошо, когда о фильме говорят. Хорошо, когда его хвалят. А лучше всего, когда созданное впечатление совпадает с действительностью.

    Некоторым кажется, что если режиссер прикинется тонким ценителем прекрасного, если у считает себя настоящим Философом, то и все его творения будут прекрасны и наполнены глубокой философией. Хорошо бы было.

    Единственная стоящая мысль, выражаемая во все возможных вариациях звучит так: «ВСЕ ПЛОХО!» «Земля-это зло» — говорит главная героиня, асоциальная личность с актерской игрой на троечку и только из-за ряда откровенных сцен, мастерски снятых оператором. Не кажется ли вам противоречивым, что такую мысль говорит именно она? Имеет ли её слово хоть какую-то ценность, если она в этот мир не принесла ничего, ничего Доброго.

    Еще поднимается вопрос о смерти. Человек один встречает смерть. Это так, но Ларсу было важнее показать красивую Меланхолию над глупыми землянами, сделать длинный незамысловатый сюжет, без сколько бы то ни было важными деталями. И это грустно. Грустно, что он хотел сказать многое, но получилось так невнятно.

    Если бы этот фильм был снят в России, то его бы забыли через 3 дня после выхода в прокат, а так может быть люди посмотрят, но вероятно ничего не поймут, как и я не понял действительно ли в нем что-то есть или это я тут сам навыдумывал и будут говорить с умным видом:" Да, хороший фильм. Конечно не то, что раньше, но хороший.»

    22 октября 2011 | 21:35

    Все живое умирает. В этом фильме человек боится не смерти, а гибели всего и всех от столкновения с планетой. И это действительно очень страшно.

    Как же ведут себя люди?

    Да, надо сказать, довольно предсказуемо, а в конце фильма просто достойно восхищения.

    В начале фильме, точнее, в I части «Жастин», героиня ведет себя, как нам кажется, очень предсказуемо: убегает от жениха и гостей? принимает ванну? устраивает скандальчик с шефом и, уж совсем странно, совращает незнакомого юношу. А потом мы узнаем; ей открылась страшная тайна: далекая (Пока!) звезда грозит всем гибелью. Страшно? Да! И вот она не знает, что с этим открытием делать, и.. . делает то, что делают дети: истерику!. Это своеобразная психологическая защита, ведь надо найти оправдание гибели людей. Потерять лучше плохое — так пусть все (и она сама) станут плохими, чтобы жалко не было.

    А люди в этом фильме все обыкновенные, как во все времена. И гибели такой ни они, ни Земля не заслужили.

    А «Меланхолия» — это грусть и тоска по жизни, обычной: по-детски сказочной и доброй, как на картине Питера Брейгеля, и музыка (Richard Wagner — Tristan and Isolde) дивная, созданная тоже человеком. И Земля прекрасная, да и планета — убийца тоже.

    P.S. фильм в коллекции с самого выхода, ждал и вот посмотрел… «выдержка» дала свое.

    29 мая 2013 | 13:44

    ещё случайные

    Заголовок: Текст: