всё о любом фильме:

Меланхолия

Melancholia
год
страна
слоган«Enjoy it while it lasts»
режиссерЛарс фон Триер
сценарийЛарс фон Триер
продюсерЛуиза Вест, Беттина Брокемпер, Реми Бура, ...
операторМануэль Альберто Кларо
композитор-
художникЙетте Леманн, Симона Грау, Манон Расмуссен
монтажМолли Марлен Стенсгаард
жанр фантастика, драма, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Франция  415.7 тыс.,    США  317.5 тыс.,    Германия  261.5 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
релиз на Blu-Ray
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время130 мин. / 02:10
Номинации (1):
События фильма разворачиваются в дни, которые предшествуют катастрофе. Первая часть посвящена свадьбе Жюстин, которая быстро охладевает к торжеству, чем вызывает непонимание близких и гостей. Героиней второй части является Клэр, сестра Жюстин. Вначале Клэр ухаживает за впавшей в клиническую депрессию Жюстин и одновременно страшится сообщений о приближении таинственной планеты Меланхолия. Постепенно, по мере приближения планеты, Жюстин и Клэр меняются ролями. Теперь паникующая Клэр нуждается в заботе. В отчаянии она с сестрой и сыном готовится принять неизбежное.
Рейтинг фильма
IMDb: 7.10 (127 693)
ожидание: 93% (4063)
Рейтинг кинокритиков
в мире
78%
142 + 39 = 181
7.4
в России
100%
13 + 0 = 13
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм был снят в шведском Тролльхеттане.
    • Идея фильма зародилась у Ларса фон Триера во время сеанса психотерапии при лечении депрессии.
    • Изначально роль Жюстин должна была исполнять Пенелопа Крус. Но она выбыла из процесса из-за участия в съемках фильма «Пираты Карибского Моря: На странных берегах».
    • Перед премьерой фильма в Каннах, на пресс-конференции, произошел очередной скандал с участием Ларса Фон Триера. Режиссер поддался на провокацию со стороны журналиста, намекнувшего о немецком происхождении маэстро, на что Фон Триер не сдержался и не совсем корректно отозвался о евреях и Гитлере, позже принеся официальные извинения.
    • Имя героини Кирстен Данст было дано Триером в честь произведения Маркиза де Сада «Жюстина».
    • Большая часть личности Жюстин была основана на личности самого Триера.
    • еще 3 факта
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 7199 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    … земля давно остыла
    И вымерла. Кому же берегу
    В груди дыханье? Для кого могила
    Меня вернула? И мое сознанье
    С чем связано?..

    Афанасий Фет


    Теперь вы поверите, что Боль всегда приходит сама, когда захочет, и когда захочет, тогда уходит. Теперь вы поверите, что она приходит извне, а не выпестована эгоизмом и ленью изнутри. Да, я виновата во всём, лгунья, мучитель, насмешка. Вы — безвинны. Но мне вас не жалко. Мои слова выходят, раздирая свои ходы шипами, но эта боль — всё, чем я могу забить Боль. Мне вы больше не нужны: я хочу огромной Боли, которая, разрастясь, убьёт меня наконец. Она прилетит, как горящий красный огненный шар; она украдёт мой воздух, она опалит волосы, и я нырну в её огненный океан, и мои атомы, уже не имея имени, смешаются с безымянной жгучей рекой.

    Раздави меня, Боль, размозжи меня! Пусть сейчас. Я не могу больше жить, ожидая из-за угла. Мне нужен кто-то, кто обнял бы и спрятал; но меня хватают и выставляют. Нужен тот, кто слушает; все говорят и вытягивают из меня слова и действия вместе с тоненькими жилками, сосудиками, мясными ниточками. Эта многоходовая, большая и мохнатая, как слово «многоходовая», свадьба. Шаг — и мне просто надо отдохнуть. Мне — нести дороговизну ткани, долгую, как слово «дороговизна», платье, пропитанное цементом взглядов. Потоки воздуха держат ноги, шагающие через поле колосьев, хлестко обвивающих стеблей с мелкими зазубринками на длинных. Длинных, длинных, длинных, шерстяных телах. Я устала, устала. Я хочу плакать от усталости. Если бы вы знали, как я устала! Она просто была закрыта солнцем, эта чёрная точка, разъедающая лёгкие. Я лягу в тёплую воду, чтобы она растопилась, залила чёрным, вышла через поры кожи. Но мне не встать, мне не надеть платье, пропитанное цементом желаний и надежд. Улыбка колет слизистую шерстью с изнанки.

    За небом растёт другая точка. Она становится больше, напрасно пугая вас. Безмолвным, без выражения, без любви и ненависти, безмозглым оком, полным безжалостного и бессмысленного покоя, она восходит. Я здесь, Любовь моя! Я сниму каждую нитку, отяжеляющую меня, я изнежусь, ожидая, в твоих бессмысленных волнах, полных совершенного, безжизненного покоя. Каждой моей истомлённой клеточки коснётся твой мягкий, текучий, обезболивающий луч. Простите меня! Я очень вас люблю: я хочу вам смерти, ведь Боль целится во всех. Бесконечные чётки ягод, стекающие слова молитв, молений о жизни, таких длинных, что уже давно бессмысленных от многости. Я жалею, что призвала Её, отнимающую жизнь; но что делать, если именем «жизнь» вы называете не этот дивный, бескрайний покой в тумане, со склонённой к траве мохнатой гнедой диагональю, а липкость рук и слов, поспешность и бег? Она оборвёт ваше счастье на его пике, а нашу, нашу Боль она поглотит. Ведь, глядя, как мы корчимся, хочется прибить нас к Земле. Нужна ли Богу Земля, если я не нужна собственной матери? Если ты, спасавший, предал?

    Она нависает, заботливо прикрытая влажными тучами, названная временно и по иронии обозначением Боли; скоро некому её будет назвать. Тонны камней движутся и будут двигаться без имени, луны будут неназванными всходить, заходить, становиться полумесяцами, заливать безымянные равнины. Некому будет дать имя бездушному, безконечному, безмолвному, безкрайнему Покою! Неназванные ветры будут носить по пустым равнинам пыль, когда-то имевшую имена, надевавшую одежды, устраивавшую праздники, целовавшую, обещавшую, бившую по щекам, убивавшую, лгавшую, предающую. Она унесёт пыль далеко от Боли, красной и горячей. Не останется никого и ничего, делающего больно. Я приму тебя, я войду в материнские объятия твоего Ничто, нежная, дружелюбная. Все перед Ничем почувствуют удар и боль. Я, измученная Болью, почувствую поцелуй. Перед полным забвением я пролечу, распадаясь, роняя Боль дождём на твои равнодушные долины.

    The rest is silence

    23 июля 2016 | 16:32

    Какими только вариациями конца света не развлекают\пугают\удивляют нас разномастные режиссеры!

    Апокалипсис на любой вкус и цвет, и если пока поучаствовать в столь масштабном действе не представляется возможным, то уж посмотреть с безопасного расстояния — худо-бедно прикоснуться к непостижимому — всегда пожалуйста. Глядишь, и скоротаем время до 21 декабря 2012 в бесчисленных угадайках разной степени адекватности.

    Если бросить взгляд на так называемое «умное» кино, а то, и не приведи Господи, на арт-хаус, из свеженького апокалиптичного на ум сразу приходит Меланхолия Триера и Последняя любовь на Земле МакКензи. И здесь симпатии мои, как впечатлительного и впечатленного зрителя, целиком на стороне Меланхолии — арт-хауса «с человеческим лицом». Такого необратимого, заслуженного и смертельно-прекрасного конца света нам еще не показывали.

    И хотя нестройный хор энного количества голосов непрерывно зудит — мол, Меланхолия — чистейшее искусство для искусства, «бессмысленное и беспощадное», снятое режиссером в депрессии исключительно себе в усладу, — при ближайшем рассмотрении выкристаллизовывается очень эмоциональное кино для зрителя, а не только для высоколобого критика. Как раз таки, как фестивальное кино, Меланхолия, судя по вялотекущему кипишу, простовата.

    С самых первых кадров, когда вокруг застывшей Кирстен Данст медленно и величественно падают трупики растрепанных птиц, некоторые шибко впечатлительные особы пугаются, что трудноусвояемым искусством будут кормить под завязку, насильно, огромными порциями и на протяжении всего фильма. После Джастин — Офелии (скорее Миллеса, и совсем немного Уотерхауса) дело пойдет на лад, просто и понятно. Кстати, за К. Данст, плывущую по реке в свадебном платье, с букетом ландышей на груди и смиренной полуулыбкой на просветленном лице, — Триеру отдельное спасибо. «Офелия, в цветах в уборе…» А. Блока.

    Вот она, современная Офелия — отрекающаяся от бессмысленной шелухи мира и готовящая себя к единственно значимому таинству — встрече с холодновато-синей планетой-смертью, в надежде получить ответы на извечные вопросы — пусть и в последние мгновения своего физического бытия. Чего стоит хотя бы сцена с обнаженной Джастин, принимающей воздушные ванны в синеватых лучах приближающейся Меланхолии, которую она ждет как Откровение, Возмездие и Искупление.

    Героиню Данст, изъеденную внутренней пустотой и ощущением бессмысленности окружающего мира, ослабленную, почти потерявшую способность ходить, как ребенка, выхаживает сестра. А до этого были отчаянные, безуспешные попытки быть как все, быть счастливой и просто жить. Все тщетно. И лишь узнав о приближающейся Меланхолии, Джастин возвращается к жизни, чтобы вскоре расстаться с ней почти без сожаления, с завидной стойкостью и странным маниакальным торжеством.

    «Земля — зло», вот ее безапелляционный приговор нашему миру, бесцельно вращающемуся среди небесных тел. Джастин непреклонна в своей жестокости, и ничто земное не трогает ее (разве что маленький племянник) — важна лишь ее метафизическая связь с летящей планетой Меланхолией.

    Смирение и настоящее мужество перед неотвратимой Судьбой (и лишь кривящиеся губы выдают внутреннее напряжение и страх) внушают безмерное восхищение героиней Данст, так же как и ее наивная постройка из веток, волшебная пещера, призванная защитить будущее всего человечества — ребенка. Здесь интересно совершенно противоположное поведение ее сестры Клэр, которая до последнего не может смириться и принять неизбежное. Клэр — олицетворение самой жизни, ее пульс, «адвокат» этого мира, для которой предельно ясны и неоспоримы простые смыслы — ребенок, будущее, круговорот времени. Что же до ребенка — олицетворения последней истины в данном контексте — он всецело верит Джастин и разделяет ее принятие. Закрыв глаза, он спокойно ждет Царствия Небесного, спасения, обещанного Джастин.

    Не исключено, что и в реальности перед лицом бесконечной вселенской мощи и величия наша жалкая цивилизация, так кичащаяся своим «разумом», сможет выставить в качестве защиты и оправдания лишь убогий набор кое-как обтесанных палок, связанных в трехместный вигвам.

    P.S. Кому Меланхолия Триера показана к просмотру: всевозможным визуалам, ценителям искусства и поклонникам таланта Мастера (тут уж на уровне обязаловки). Всем остальным — в качестве сильнодействующего снотворного.

    7 из 10

    11 марта 2012 | 20:46

    Для этого фильма название мизантропия мне кажется подошло бы не меньше чем меланхолия.

    Как выглядит жизнь самого обычного человека, или как он себе ее представляет если еще слишком молод? Карьера(за частую не любимая работа), брак(не всегда по любви, да и она часто проходит). И вот так всю жизнь, делаешь то что не нравится, но приносит прибыль, и живешь с человеком, которого не любишь, но с которым надежно. Что произошло с главной героиней, что она вдруг поняла бессмысленность такой жизни, Триер не объясняет, он лишь показывает открытыми глазами главной героини всю мерзость этого мира, на примере ее родственников, впрочем которые тоже видят, но предпочитают не замечать.

    Самым первым на кого у главной героини открылись глаза это ее будущий муж, на первый взгляд это самый положительный персонаж этого фильма, добрый, скромный, во всем положительный, но в тоже время это безвольный, плывущий по течению, не далекий человек, который придумал себе мечту, самую обычную «американскую» и решил заманить в нее главную героиню, как недостающий элемент, но при этом абсолютно не чувствующий, не понимающий ее. И обижается на нее когда она начинает действовать не по его придуманному сценарию.

    А такой сценарий был у многих ее родственников, и казалось бы в самый главный день в ее жизни ей предстояло выполнять то представления родственников об этом дне:

    сестра — видела героиню как элемент развлечения гостей,

    муж сестры — видел объект в который вложил деньги

    шафер — начальник — видел работника приносящего прибыль даже во время свадьбы

    мать — ей было противно все происходящее

    отец — ему было безразлично.

    Героиня оказывается в состоянии когда жить по старому она не может, а по новому не знает как, да и вряд ли есть этот другой способ.

    Хотелось бы провести параллель с фильмом «древо жизни», в котором режиссер оставляет выбор по какому пути строить свою жизнь, добра или зла, Триер такого выбора не оставляет, в его фильме люди населяющие планету переполнены пороками, сама жизнь это зло.

    8 из 10

    10 июля 2011 | 20:21

    Как я устал от этих поисков золотой рыбки в мутной воде. Почему искусство должно быть сложным, почему мы ищем свет среди ночи, а не наслаждаемся им днем? Зачем восторгаться Квадратами Малевича и говорить о силе искусства, когда большей части обывателей это банально не интересно. Можно не понимать Ван Гога, относиться с симпатией или антипатией к своеобразному творчеству Лотрека, Дали… но зачем возводить на пьедестал сомнительное творение? В фильме Меланхолия есть несколько моментов, которые стоит отметить, по сути это несколько минутная завязка и концовка. Еще есть несколько моментов в процессе… и все… Съемка — «аля любительска» — просто ужасна. Что это за бред делать подделку под «любительское хоум видео»? Это искусство? Не смешите. Когда от мельтешения на экране физиологически становится плохо, когда сюжет кроме депрессии и уныния ничего не вызывает — это то что стоит смотреть? Нет я не поклонник Американских пирогов и ему подобных, но и сомнительную философию я тоже не воспринимаю. Не надо убеждать меня в том, что Триер восхитителен и талантлив… Да, вполне возможно. Однако — смотреть это невозможно. Это просто жесткий депрессняк. что вы в этом находите? Пара красивых картинок? Атмосферность? Обнаженная Данст может всем затмила разум? Читаешь отзывы и диву даешься… «смотришь наглядеться не можешь» и прочие изощрения. Господа, будьте ближе к народу, не надо делать хорошую мину при плохой игре. При желании я бы мог найти массу доводов в пользу этого фильма. Однако 2 часа просмотра — время вычеркнутое навсегда из жизни, потому что потеряв время я ничего не приобрел. Жуткая атмосфера, отвратительные съемки, за редким исключением, тусклые унылые краски… даже игра актеров как-то не спасает. Я в шоке. Да, это кино не для всех… среднестатистическому зрителю уж точно тратить время на этот фильм не стоит. Удивляюсь единодушным позитивным отзывам… Наверное те кому фильм совсем не понравился, просто промолчали. Жаль. В результате найдутся еще многие, кто посмотрев на высокие рейтинг и лестные отзывы потратят впустую 2 часа своего времени. Я бы в прокат пустил фильм с названием Тоска — так честней было бы.

    28 ноября 2011 | 16:42

    Еще одно замечательное послание Ларса фон Триера ЭТИМ ЛЮДЯМ, тоесть нам. Всегда смотрю эту картину по два раза подряд. Так она мне нравиться. И вот недавно точно также 4 часа сидела, смотрела, смотрела, смотрела. «Меланхолия» это дико эстетический фильм, это такой вселенский размах в прямом и переносном смысле этого слова. Такое впечатление, что недостающая красота других «Триеровских» фильмов воплотилась именно в этом. Подобным, но менее красивым и более грустным по ощущениям, у него еще конечно была «Танцующаяся в темноте».

    Мне этот фильм очень напомнил «Жертвоприношение» Андрея Тарковского. Они безусловно пересекаются во многих точках. И по сюжету, и по ужасному чувству конца, невозможности спастись даже в самом укромном уголке планеты. У Тарковского люди ожидали неизбежного на острове в светлом доме, у Триера в унылом особняке где-то далеко от цивилизации. Триер не раз говорил о том, что Тарковский его учитель, его любимый режиссер. И если, конечно, сравнивать так уж открыто, то много чего Триер конечно «одолжил» у Тарковского. И главное это атмосфера. Мне кажется, «Меланхолия» это единственный фильм Триера, который Тарковский одобрил бы, будь он (Тарковский) еще жив. Неведомое накроет всю планету и все что остается людям это принять и постараться выглядеть достойно.

    Кирстен Данст — непревзойденная. Просто красавица. И как тонко она изобразила, то что конец сначала наступает в душе, а потом уже в мире. Конечно лично для меня, у героини Кирстен — Жюстин не трудно было узнать самого режиссера. Вить он известен своими депрессиями и меланхолия для него особое состояние.

    Как-то нелепо выглядел Александр Скарсгард в отличие от своего отца Стеллана. Шарлотта Генсбург показалась мне уж очень какой-то серой, возможно, так было задумано.

    Планета которая летит по траектории прямо к Земле, она не такая зловещая как, например у Бессона в «Пятом элементе», она дружелюбная, мирная, красивая. Она просто летит в своем заданном направлении, так как ее толкнула Вселенная. И когда она поглотит нашу планету она полетит дальше, немного медленнее, но все же полетит. Найдет где-то свою орбиту, свой дом и будет там жить.

    Почему я считаю, что этот фильм должен пересмотреть каждый? Потому что ценности, которые нам навязывают или которые мы себе сами приплетаем каждый день, предрассудки, наши фобии это все ничто по сравнению с тем, что нас может настигнуть. Вить, то что изобразил Триер в своем фильме, это не какое-то свое виденье конца света, такое вполне может случиться. Каждый день в нашей Галактике и дальше за ней, происходят миллиарды разных процессов. Планеты, звезды, астероиды, сталкиваются, срываются с собственных орбит и летят в разных направлениях… Порой проходят очень близко к нашей Солнечной системе, порой даже залетают и сюда. Мы просто счастливчики, что ни разу за новую историю человечества Земля не подверглась серьезной атаки извне. Но везение не может продолжаться вечно… Кто знает когда это случиться…Может быть через миллиард лет, а может быть завтра.

    Я не согласна только с одной идеей этого фильма. Когда главная героиня Жюстин говорит что этот мир зло, все здесь уже омерзительно, и он не заслуживает на жизнь. Я с этим не согласна и я так не считаю. С другой стороны мысль о таком фильме посетила Ларса фон Триера во время его глубочайшей депрессии на приеме у своего психоаналитика. Что хорошего человек разочарованный в жизни может сказать о мире? Но это все идейная сторона. А сторона самого кинематографа заслуживает 10. И по-другому быть не может. Финальная сцена поражает своей продуманностью и красотой. Слово «красота» как никакое другое описывает эту картину.

    Фильм, как и всегда у Триера разделен на главы. Здесь их две — Жюстин и Клер. Мне больше понравилась вторая. Первая мне показалась какой-то сумбурной. Не знаю. Это вообще сложный режиссер для понимания. Порой ты думаешь, что он хотел сказать что-то в той или иной сцене, но оказывается, что он снял ее просто так. В первой части скорее всего показывается вот это отвращение Жюстин к миру. Отвращение во всех смыслах даже в любви. Она ненавидит и презирает все и даже не уважает людей, которые пришли на ее праздник, к ней на свадьбу. Она заставляет их ждать часами ее появления. Посреди свадьбы сбегает посмотреть на небо или принять ванную. Она не любит свою роботу, не любит свою мать, не ценит свою сестру, которая много для нее делает. Она ждет приближения Меланхолии, планеты, которая сотрет всю историю человечества на своем пути. Она знает, что это случиться.

    Этот фильм — это реальное искусство. Триер отбросил все от себя — ненависть, злость, похоть, насмешку… даже свою «догму 95» и снял другой даже, мне кажется, для самого себя фильм.

    10 из 10

    6 июня 2014 | 21:47

    Мое общение с творчеством г-на фон Триера всю жизнь носило какой-то отрывочный, бессистемный характер: то Танцующая в темноте с Мандерлеем, то Догвилль и Рассекая волны. Что попадалось, то и смотрел, причем через много лет после премьеры.

    В случае же с данным кинематографическим произведением ситуация сложилась несколько иная. Куча премий на различных мкф, скандал, связанный с приверженностью автора идеям нацизма (PR, но все же…), заставили обратить внимание на Меланхолию намного раньше. Но если старые работы оставляли в душе какой-то вопрос, зерно рассуждений, то Меланхолия, кроме пустоты и той самой меланхолии (а. к. а. скука) не оставила ничего.

    Да, визуализация превосходна, игра актеров — на высоте, даже спецэффекты вполне смотрибельны. Однако ощущение, что вместо анальгина тебе дают плацебо, пустышку не покидают от начала до конца. Никакого ощущения безысходности, безвыходности и безнадежности меня не посетили.

    Мотивация героини первой новеллы для меня осталась загадкой — тетка, построившая карьеру, наладившая личную жизнь вдруг начала «беситься с жиру». Ей брат сестры свадьбу оплатил, начальник повышение подкинул — а она? Впала в депрессию или как раньше называлось — Меланхолию! С чего? Глотай Прозак. Остальные герои тоже не Герои: жених, который не смог благоверную в ушат с водой холодной окунуть, что бы она пришла в чувство, брат сестры который чуть что (тут как бы спойлер), мамаша и папаша, которым на своих детей просто плевать или фон Триер таким образом признает, что нет больше в нашей цивилизации достойных людей и можно эту самую цивилизацию в топку бросить? Если это его мысль, то как то мелковато, от Великого мастера ждешь чего-то большего. Если целью было вогнать зрителя в ту самую меланхолию, то да — цель достигнута. Теряет хватку.

    Отдельно хочется посоветовать — если соберетесь смотреть — смотрите на языке оригинала. Я не уверен, что адекватный перевод вообще существует, а слушать приглушенный шепот диалогов довольно интересно. Так сказать нагнетал, нагнетал да не вынагнетовал.

    14 ноября 2011 | 16:16

    Датский меланхолик Ларс фон Триер, не понаслышке знает, что такое депрессия. Ибо, этот коварный недуг настегает его после окончания съёмок своего очередного произведения. И вновь удобное кресло, и вновь лучшим другом становится психоаналитик. И именно сеансы у психолога не раз вдохновляли его на создание следующее, и следующей своей работы. Фобий как говорится много, и все они в помощь. И лишь работа способна поднять режиссёру настроение.

    Ларс фон Триер. «Меланхолия».

    Пролог.


    Главные герои испытывают кончину под аккомпанемент Рихарда Вагнера. Отдельное, и довольно большое место в фильмах Триера занимает музыкальное творчество Вильгельма Рихарда Вагнера. После того как удачно вписалась увертюра к Тангейзеру во втором полнометражном фильме Ларса «Эпидемия», режиссёр всё больше и больше начал уделять внимание к его композициям и включать в официальные скоры. Сочетание замедленной съёмки с смешением компьютерной графики, под музыка данного композитора, дало незабываемую картинку отразившую всю суть предстоящей катастрофы вселенского масштаба.

    Часть 1. Джастин.

    -Тётушка Стилбрейкер, а мы будем стоить пещеры?
    -Мы будем стоить много пещер!


    Тётушка Стилбрейкер вышла замуж. Джастин мучительно переживает депрессивные порывы, связанные с своим же бракосочетанием с Майклом. Человеком, с которым она проведёт остаток долгой и счастливой жизни на участке среди яблок кислых сортов. И не то что бы, она понимает, что Майкл не тот с кем она доживёт вплоть до старости. Скорее на эмоциональном уровне она чаще и чаще понимает, что былой свободы ей уже не видать. И работа поглощает с остатком, и свадьба в принципе ненужная душевным порывам героини, убивает её психическое равновесие и склоняет к аналогу датсткой депрессии-«Меланхолии». Каждую минуту, потраченную на торжестве посвящённом свадьбе, она понимает, что должна наконец-то сделать выбор. Собственный выбор, а не тот, что так постоянно навязывала ей родная сестра.

    Чем хороша сея новелла? Разумеется, фирменным Триеровским стилем. Режиссёр даёт возможность своему сценарному подопечному сделать шаг вперёд, однако именно этот шаг разом рушит былую жизнь персонажей. За одну свадебную ночь, героиня умудряется потерять благоверного, ещё больше усугубить отношения с матерью, потерять работу, изрядно напиться, и заняться любовью с Тимом, парнем пытающемся выведать заветный слоган (что является явной отсылкой к «Идиотам», того же Триера). Тётушка Стилбрейкер теперь одинока.

    Часть 2. Клэр.

    -Тётушка Стилбрейкер плачет!

    Клэр- старшая сестра Джастин. В сравнении с се6трой более успешная. добившаяся практически всего сама в жизни состоявшаяся женщина. Проживающая в браке с богатым астроном Джоном, да и к тому же имеющая умного для малых лет сына Лео. Всё бы хорошо но… И у Клэр есть переживания. С паническим страхом она ожидает столкновения блуждающей планеты Меланхолия (по аналогии с знаменитой якобы реально существующей Нибиру).

    В первую очередь данной новеллой Триер показывает, поведение людей в экстремальной и самое главное смертельной ситуации. Кто-то робко и безмолвно сносить катастрофу, а у кого, в нашем случае у Клэр, и сил то справится, с давлением и нагнетённой атмосферой нет. Понимая, что вот она смерть уже совсем рядом не подкравшись, а открыто и надменно нападает с фронта, Клэр даёт волю чувствам. И именно здесь перед предстоящей гибелью, у мы можем наблюдать то, кто же на самой деле способен сделать выбор. А не поверхностно действовать по расписанным часам.

    P.S.- в конце финальных титров, Триер выражает благодарность актрисе Пенелопе Круз, т. к. та в своё время в личной переписке с режиссёром изъявила желание исполнить роль Джастин. Однако, из-за занятости в очередной части «Пиратов Карибского моря» так и не смогла поучаствовать. Тем не менее, Ларс своих вдохновителей помнит, и прототип героини непременно поблагодарил.

    21 августа 2012 | 10:27

    А он все продолжает эпатировать. И все не стихают споры вокруг него, а он так же улыбается и щурится, его боятся, им восхищаются, его фильмов ждут, его ненавидят и обожают. Триер из фильма в фильм мучает зрителя, жестоко лупит его по лицу, а зритель с фанатичностью заядлого садо мазо любителя платит деньги и забивает залы, в этом загадка крупнейшего европейского мастера последнего полувека и одного из самых великих режиссеров в истории.

    Меланхолия — это картина сразу обо всем. Пока одни, ожидая конца света скупали соль и спички, вторые строили коллайдер, третьи смеялись над этим, Триер снял и утопию и антиутопию одновременно. Конец света у него возможен только внутри себя. Только в своем мире, конец света это не что-то общее, а что-то личное.

    Триер снял свою самую компромиссную картину, ее смотрели при мне даже те, кто раньше бежали с его фильмов, без оглядки. Тут мэтр понизил градус жестокости, но даже если не любить Триера, отказать ему в работе с актерами нельзя, при нем люди выдают свои лучшие роли в карьере. ЧТО творила Бьорк в Танцующей темноте, что творила Кидман в Догвилле, что тут творит Данст и муза режиссера Гензбур, это вершина актерского мастерства, такими ролями можно гордиться до конца дней.

    Триер показал, что мир молчалив к тебе, так же как ты к миру, многие из вас призывают к гуманизму в кино, но реализм никто не отменял. В нашем кино таким был Алексей Балабанов, в Американском кино таким является Тарантино, несмотря на всегда ироничный взгляд, в Европейском кино это Триер. Он душит тебя, загоняет в тупик, его фильмы это камера пыток, единственная камера пыток из которой просто нет сил выйти, а что важнее желания выходить, это как наркотик.

    После каждого его фильма наступает тишина, тебе нечего сказать, ты остаешься сидеть наедине с собой, в Меланхолии тишина достигает своего апогея, конец света просто приходит, тихо и молниеносно забирая тебя… без спичек, соли и слез.

    9 из 10

    16 января 2014 | 22:02

    «Что есть „Меланхолия“?» — задастся вопросом зритель, только что покинувший зал после просмотра нового „еще_чуть_чуть_и_шедевра“ Ларса Фон Триера. Ответ как обычно сокрыт одним из сильнейших режиссеров современности в своем разуме за семью замками, без попытки объяснения, а потому вне его головы будет растрактован десятками мнений, добрых и не очень.

    Копаясь в своих ощущениях я упомяну о той части мнений, что посетила меня — и конечно, это не последняя инстанция, и вообще может быть ложный след, и тем не менее… Ну, для начала: «Меланхолия» это психологическое кино. Но не как обычно, кино в котором надо искать второе дно, психологические подоплеки, рассматривать под микроскопом; это кино обычное психологическое наблюдение за поведением нескольких человеческих индивидов в то время, как на Землю надвигается неотвратимая угроза столкновения с планетой «Меланхолией». Под взором режиссера оказываются две сестры и ближайшая их родня. Из сестер одна вполне здорова и единственная кто сохраняет внутреннюю необходимость жить, заботиться и что-то предпринимать. Кстати, надо, как думаете? Правильно, думаете… режиссер вам ничего не подскажет, и вообще есть ли правильный вариант поведения в такой ситуации? Может быть это безразличие второй сестры, давно, еще до этой планеты утратившей волю и желание ко всему? Для нее столкновение с Меланхолией уже наступило: как и все человечество она погрязла в уныние — ее перекормили возможностями: вот тебе свадьба на много тысяч, вот тебе лимузин на лесной тропе, замечательный муж… а это заразно. А у нее тем временем, доля самообладания осталась: под конец она как злой ребенок, словно страдая бредом «злого могущества» пророчит без ошибки, колет в нужные места, лишает самообладания таких же закормленных, не отдавая желаемого. Больна ли она?

    А вот он был болен: «Меланхолия» это психологический фильм самого Фон Триера: не секрет, что во время и перед съемками незабвенного «Антихриста» страдал от тяжёлой депрессии. Как известно все минорное и негативное наиболее сильный фактор творчества, а потому невероятно, чтобы после всех этих внутренних ощущений Ларс не попытался выразить свое состояние и борьбу с ним, его течение, облагородив метафорами с неким полуфилосовским завершением. Под делением на две главы с прологом неизбежности от очевидного пессимиста я понимаю фазы процесса от спокойной обездвиженности с безразличием до панического, Клэровского безумия бесполезности и обреченности, паники, нарастающей к концу. Отнюдь не избавлению. Фон Триер пытается пророчить себе? Надеюсь нет — еще пару фильмов хотелось бы увидеть… и ведь он сам в полной безнадеге видит «волшебную пещеру» в которой нито его не достанет. Если подумать, то это опять пессимистично, черт побери! Что самое интересное, режиссеру в моем случае удалось передать эмоциональный фон своей повести: всю первую главу картины я постепенно впадал в кресле в отчетливое состояние переедания. При всех рюшечках шуток, отличной актерской игре, становилось если не скучнее, то безразличней, а со второй главы, действие, сменившееся на даже более бытовые сцены нагнетало и нагнетало ощущение тревоги, возвышенной истерики. Внутри все отказывалось смиряться и только шепок по морде фразой Джустин по поводу плана конца Клер привела в чувство, накинула немного гордости, смелости, чтобы встретить Восхитительную концовку в полный рост. Я тоже пережил Меланхолию, ну или в ней пребываю, как и все человечество, поглощенное неизбежной силой.

    Можно подойти с третьей стороны — экспериментатора, пусть это для нищих — «Меланхолия» фильм катастрофа-снятый изнутри. Из глубины даже не межличностных отношений, изнутри. Пусть будет и такой вариант, ведь это лучше тихого эстетического издевательства Триера над зрителем, как иногда он любит — своеобразный троллинг. И фильм безумно эстетичен. Это визуально облагороженный по сравнению с предыдущей картиной знакомый стиль. Идеально выверенные цвета, подвижная камера в руках оператора, оттенки кадра различные в двух главах, но без грязи в которой оберечен был блуждать по лесу «Антихрист». Отличная работа костюмера, почти идеальные для авторского фильма спецэффекты, патетичные. И конечно, актеры, сыгравшие великолепно, выразительно (или нарочито блекло) так, как никогда не играли. Кирстен Данст, например. Несмоенно одна из лучших ее ролей.

    В сухом остатке: чуть меньше метафор и подсказок, прозрачней замысел, мельче русло, но по-прежнему, тот Фон Триер.

    10 июля 2011 | 21:51

    Никогда не был большим фанатом Ларса, но вот то, что на его фильмах чувствуешь себя как в театре — этого не отнять. Надменность подачи только помогает. А протолкнуть ее незаметно помогает выбор главного героя — уже в который раз это страдающая женщина. Сострадание герою помогает всей истории и Ларс питается этим состраданием, чтобы помочь вам ненавидеть всех так, как ненавидит всех он (ну или как его публичная фигура).

    Скажу сразу, «Меланхолия» мне понравилась. Правда, это какая-то чисто механическая рефлекторная реакция. У Ларса вообще талант, как у червя, проползать в труднодоступные места сознания и, хотя всегда над его фильмами принято много думать, первая реакция на них почти животная. Так и должно быть, наверное.

    Итак, тут мы снова имеем эксплуатацию сострадания — героиня Кирстен, о которой мы почти ничего не знаем, в плохом настроении и оно стремительно ухудшается. Все от нее что-то хотят: босс — работы даже на свадьбе, жених — любви, сестра — чтобы Кирстен радовалась. Кажется, уже ничего не хочет от нее мать и поэтому уже ненавидит. Отца как бы и нет — он хочет, чтобы от него ничего не хотели. Так как причины или поводы у депрессии (или меланхолии) не всегда имеются (иначе это банальный стресс), не знаем их и мы. Но те, кто были в настоящей депрессии, знают это ощущение безысходности и бессмысленности всего.

    И вот тут, происходит главный трюк фильма: появляется ультимативное оправдание — буквально Меланхолия (в виде одноименной планеты), за счет чего мы окончательно оказываемся на стороне Кирстен, иначе бы ее можно было просто назвать «психичкой» и закрыть тему. Но оказывается, что она все это время была «права». Подумать только, «была права, что была в депрессии». И это уже похоже на какую-то юношескую агрессию вместо реальной работы над своим эмоциональным состоянием. Это как бы один из выходов сознания в депрессии — думать, что тебе просто известно нечто, что еще неизвестно другим. Что даже самые сильные и хорошие люди непременно сломались бы, осознай они то, что знаешь ты. И что Ларс несомненно любит, так это ломать «хороших» и «сильных» других людей. Это дает несравнимое ни с чем удовлетворение — показать и доказать, что «все хуже тебя». И это оправдание похлеще, чем конец света.

    31 июля 2011 | 13:27

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>