всё о любом фильме:

Бразилия

Brazil
год
страна
слоган«Suspicion breeds confidence»
режиссерТерри Гиллиам
сценарийТерри Гиллиам, Том Стоппард, Чарльз МакКоуэн
продюсерАрнон Милчен, Патрик Кассаветти
операторРоджер Прэтт
композиторМайкл Кэмен
художникНорман Гарвуд, Джон Бирд, Кит Пэйн, ...
монтажДжулиан Дойл
жанр фантастика, драма, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
США  2.68 млн,    Франция  1.02 млн,    Испания  263.4 тыс.
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время138 мин. / 02:18
Номинации:
Сэм Лаури вполне доволен своей жизнью, он предпочитает работу мелкого клерка и согласен мириться с необустроенным собственным бытом вопреки воле матери, входящей в элиту системы. Но внезапно он встречает девушку, которую постоянно видит в своих снах. Ради того, чтобы снова встретить её, он решается сменить работу.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
98%
45 + 1 = 46
8.7
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • В сценах снов Сэма Лаури использованы виды неба, созданные для «Бесконечной истории» Вольфганга Петерсена, но не вошедшие в нее.
    • На роль, которую получила Ким Грайст проходили кастинг такие актрисы, как Келли МакГиллис, Эллен Баркин, Кэтлин Тёрнер, Джейми Ли Кёртис.
    • С этим фильмом Терри Гиллиам объездил 80 стран и в каждой ему говорили одну и ту же фразу: «Знаете, а в вашем фильме есть частичка и нашей страны».
    • Год создания фильма — 1984 — совпадает с названием известного романа-антиутопии Джорджа Оруэлла. Первоначально фильм должен был называться «1984 ½» и музыкальной темой должна была быть песня Malia Elena, однако в середине съёмок режиссёр изменил тему и название, как более подходящую содержанию. Кроме того, офис министра информации в фильме располагается на 84 этаже здания.
    • В фильме спародирован знаменитый эпизод из картины Сергея Эйзенштейна «Броненосец «Потёмкин»».
    • В 2004 году фильм «Бразилия» был включён журналом Total Film в двадцатку величайших английских фильмов всех времён. В 2005 году кинообозреватели журнала Time Ричард Корлиш (Richard Corliss) и Ричард Шикель (Richard Schickel) назвали «Бразилию» в числе 100 лучших фильмов всех времён. В 2006 году «Channel 4» незадолго до показа по «BBC Four» признал «Бразилию» одним из «50 фильмов, которые нужно посмотреть, прежде чем умереть».
    • Лейтмотивом фильма является песня 1939 года «Aquarela do Brazil» Эри Барросо, исполняемая в различных вариациях — от возвышенных и воодушевляющих до угрожающе зловещих.
    • Терри Гиллиам сожалел по окончании съемок о том, что отклонил кандидатуру Эллен Баркин на главную женскую роль.
    • Арнон Милчэн рекомендовал на одну из ролей в фильме Роберта Де Ниро.
    • Сцена битвы с самураем, обвешанным электродеталями, пародирует сновидческое сражение Люка Скайуокера со своим отцом в пятом эпизоде и одновременно символизирует любовь Гиллиама к фильмам Акиры Куросавы.
    • еще 7 фактов

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 8.0/10
    Наиболее амбициозный проект талантливого художника, аниматора, режиссёра и комического актёра Терри Гиллиама, который, расставшись с абсурдно-юмористической британской группой «Монти Пайтон» (из её состава участвует в «Бразилии» только Майкл Пейлин), дал полную волю своей неиссякаемой фантазии. Вдобавок ко всему в этом фильме, грандиозном по декорациям и размаху съёмок, он ещё сильнее подчеркнул манеру острой социальной сатиры, опробованную в несколько сказочной форме в «Джэбберуоки». И явно намекнул не только на знаменитый пророческий роман «1984» Джорджа Оруэлла (тем более что работа над лентой шла в том же 1984-м!), но и на традиции кафкианского, уже мрачно-абсурдного стиля. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 7857 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Добро пожаловать в скучное и механизированное будущее, в котором люди в основном заняты дизайном труб и пластической хирургией. Пока одни просиживают штаны в дорогих ресторанах, которые регулярно подвергаются атаке неизвестного террориста-сантехника, офисный клерк Сэм Лаури (Джонатан Прайс) работает в Министерстве Регистраций. Сэм — ничтожный, незначительный и несущественный винтик в машине министерства, чья работа по степени важности недалеко ушла от проставления штампов 24 часа в сутки. Он просыпается утром, идёт работать в безликое, холодное и стандартное здание, выполняет свои каждодневные обязанности, возвращается домой и ложится спать. Во сне ему постоянно снится длинноволосая девушка, которую он раз за разом спасает из лап различных злодеев. Однажды, из-за мухи, которая попала в устройство по оформлению ордеров на арест, по ошибке был задержан не тот человек, и добродушный Лаури, желая помочь, отправляется в Министерство Сбора Информации. Пока Сэм пытается выяснить, что нужно сделать, чтобы исправить недоразумение, на одном из мониторов поста охраны он замечает коротко стриженную Джилл, которая как две капли воды похожа на девушку, что приходит к нему во сне. Забыв про возню с бумагами, клерк бросается вслед за ней.

    Сумасшедшая сатира и антиутопическая фантастика, порожденная режиссёром Терри Гиллиамом, которая не имеет никакого отношения к настоящей Бразилии. Стилистически фильм представляет собой почти не контролируемый хаос, с абсолютно очаровательной, вырвиглазной постановкой и декорациями (особенно это касается снов Сэма, где он в виде крылатого рыцаря сражается то против карликов с лицами младенцев, то против гигантского самурая). Визуально картине нет равных, поскольку Гиллиам удачно чередует истерически смешные моменты (дележка одного стола через стену между двумя клерками), с без пяти минут ужасающими (гроб, участвовавший в похоронах ближе к концу, набитый человеческими останками. Как же я рад, что ничего не ел в ту секунду, когда он открылся!). Всё, что предлагает вам режиссёр, мгновенно врезается в память, благодаря правильному балансу откровенного трэша и интересной абстракции. Гиллиам играючи объединил все города и страны Земли в одну гротескную Бразилию, посылая зрителю следующий меседж — вот чем обернётся ваше существование, если вы позволите заурядности взять над собой верх. Реальность превратится в кошмар, а любое отклонение будет расцениваться как преступление, после чего каждый свободомыслящий человек станет угрозой для общей системы.

    Очевидно, что при таком сценарии и стиле, актёрский состав уходит на задний план, но кое-кого отметить всё же хочется. Например, Джонатана Прайса, чудесно сыгравшего офисного работника, который совершенно не готов к приключениям. В любой ситуации Сэм паникует, не знает, что делать, рвёт на себе волосы и даже в любви Джилл он признается с истерическими нотками в голосе. Или вот ещё Роберт Де Ниро, в роли террориста-сантехника Гарри Таттла, который занимается тем, что выглядит как морской котик (солдат особого назначения, а не животное) и перехватывает звонки жителей Бразилии. Только Де Ниро мог с таким серьёзным лицом рассказывать главному герою о том, что за ним охотится центральная служба по ремонту отопления, и как другие сантехники устраивали ему засады.

    «Бразилия» — потрясающее безумие, которое тяжело причислить целиком хоть к какому-то жанру. Любителям издевательски смешного (а иногда и страшного), при этом ничем не стесненного взгляда на жизнь, должно определенно понравиться.

    8 из 10

    7 декабря 2013 | 21:25

    Я не буду подробно касаться идеи фильма — по-моему все более или менее ясно. Позволю только себе не согласиться с сравнением фильма с антиутопиями Оруэлла и Брэдбери, ибо созданные ими миры обличают тоталитарные общества. Гиллиам же показал во что вырождается общество демократическое, ставшее обществом потребления. Удивительно, как режиссер предвосхитил многие аспекты современности — от засилия телевидения до «офисного планктона».

    История Сэма Лоури — это не история борьбы с порочной системой. Это история «маленького» человека, столь любимая многими классиками 19 века. Сэму Лоури не нужна справедливость во всем мире, только свой маленький уютный мирок с любимой женщиной, но достижимый только в мечтах или, как хотите, предсмертной галлюцинации.

    Я бы не сказал, что это самая яркая и качественная работа Гиллиама, ибо фильм — это очень смелый и даже нахальный эксперимент. Такого гротескного и необычного нуара вы больше не увидите. Да-да! Фильм построен и выдержан в классической нуарной схеме — загадочные события, таинственная незнакомка, расследование. Единственное — не хватает дождя…

    7 из 10

    21 августа 2011 | 22:58

    Общество благоденствия прекрасно! Каждому, кто вджобывает во имя рождающего уверенность подозрения, обещан гиперкуб со всеми благами. Но это первое впечатление, которое лжет и не краснеет, строением местная формация напоминает ВАЗ — баклажановая краска легла ровным слоем, но Кузьмич явно что-то недокрутил. Утопия из автоматизированных райских кущ превращается в наплевательство, преступлением признается все, даже починка кондиционера в обход сервисного центра, а муха, попавшая в клавиатуру ЭВМ, может перевернуть судьбу несчастного Баттла, его соседки и недотепы Сэма Лаури. Сэм, нет, не Байрон, а другой, еще неведомый избранник, ведет неприметную жизнь ложемента от того самого ВАЗ. Спутники его ретрофутуристического утра — недожаренные тосты, недоглаженная рубашка и недосчастливый взгляд, но он упорно изо дня в день играет одну и ту же мелодию на добре бюрократии. О том, что судьба человека трагична, даже если он похож на мошкару и лопоух, и о том, как действует принцип «Кто владеет информацией, тот владеет миром», рассказывает культовая лента Гиллиама.

    История создания картины должна ненавязчиво напоминать о том самом произведении Оруэлла, но в ассоциативном ряду нет места ни году рождения Скарлетт Йоханссон, ни товарищам Замятину и Марсову. Ведь несмотря на мрачную атмосферу тоталитаризма, в «Бразилии» нет розовых билетов, сексуальных часов или детоводства. Даже душа у Сэма не образовалась в ходе болезни на букву Л (и это не ленинизм), а спокойненько существовала без внешнего вмешательства, унося своего владельца в икаровские сновидения еще до разворачивающихся в картине событий. Сценарная основа фильма это не рассуждения о крахе антиутопического устройства. Если и проводить литературные аналогии, то творение Гиллиама выглядит так, как если бы Салтыков-Щедрин сатирил киберпанком. Вспоминая творчество режиссера в комик-труппе «Монти Пайтон», понимаешь, что все происходящее на экране не всерьез, а пародирует кривое зеркало современного автору общества, пусть в нем и нет девочки Яло. Ар-деко приходится здесь как нельзя кстати, зритель из 80-х словно смотрит на окружающий мир глазами прошлого, но безошибочно узнает приметы настоящего. Индустриальное общество уже обзавелось накрахмаленной приставкой пост, а главным капиталом становятся знания, та самая информация, отдел по обеспечению которой является ключевым и в государственном аппарате «Бразилии». Количество чиновничьих псевдоединых окон растет в тригонометрической прогрессии, а работники офисов принимаются за обязанности только под зорким оком начальства. Каналы вещают лишь удобные новости по ту сторону изъеденного молью занавеса, а клетушки социального жилья возводятся стройными бесфундаментными рядами. Естественной реакцией прирожденного кафкианца становится взгляд на происходящее изнутри фантазера-башмачкина Сэма.

    Очевидно, герою некомфортно не от страха быть защекоченным до смерти сталинскими усами. Он элементарно не в состоянии выдерживать модерновую гонку за место под соснами и никак не может или просто не хочет выбраться из-под каблука своей родительницы. Душка Сэм — всего-то маменькин тюфяк. Потеря им внутреннего стержня никак не связана с несправедливостью системы, он вполне живет в ладах с ее порядками. Вспомним, угрызения совести не диагностировались у героя при решении вопроса ошибочной казни с вдовой опечаточного Баттла. Сэм хочет скромно носить старенькое пальто и поношенную шляпу, не привлекая к своей персоне особого внимания, а предстать кудрявым золотокрылым героем он может и под пуховой периной. Привычка геройствовать по законам фантазий приводит к неприспобленности к реальности. Она вызывает цепи и кольца фатальных ошибок, которых можно избежать, будь герой чуть предприимчивее. Только в мире сновидений удается на равных бороться с самураем на глиняных ногах, приветствуя Снайдера через временной континуум. Этот подвиг совершить легче, чем проехаться по министерскому лифту и прокрасться в тайное хранилище информации, чтобы порыцарствовать на этот раз с широко открытыми глазами. Сэм попросту счастливее в юдоли грез, от того гнетущий поначалу финал после осмысления кажется продолжением злой карикатуры Гиллиама, теперь уже не на общественные процессы, а на эскапизм.

    Создатель отправляет свое дитя плутать по коридорам без начала и конца, помещает в пространство, до отказа заполненное винтажными нанотехнологиями. Он лепит планктоновость комическими сценами, а диссоциативность фентезийными мотивами. Но в итоге зритель видит самого себя, маленького и испуганного, мечтающего о подвигах, но боящегося выйти за пределы вымытой мистером Пропером раковины. Незавидная судьба Сэма, слишком поздно и неумело решившегося на полеты не только во сне, но и наяву, намекает — не надо избегать безбрежных чаяний и в оковах несовершенных государственных устройств, нужно лишь относиться к этим тискам так же снисходительно, как те — к своим гражданам. «Маски палачей с изображениями пухлощеких младенцев не очистят плевру системы, она сама рано или поздно захлебнется в своих нечистотах» — этот девиз проносит через десятилетия символ нонконформизма электрик- фрилансер.

    15 декабря 2013 | 18:43

    Скромный клерк Сэм Лоури, работающий в министерстве информации, беспрекословно подчиняется начальству и насмерть запуган технократической диктатурой. Он является невидимым винтиком в жерновах всесильного бюрократического молоха — огромной государственной машины. И хотя Лоури всячески старается избежать неприятностей, они все-таки его находят…

    По долгу службы Сэму приходится следовать идиотским предписаниям — проверять канцелярские счета. Однажды он замечает в одном из документов ошибку, которая может привести к аресту невинного человека. Сэм решает исправить этот казус, но его благое намерение вызывает цепную реакцию странных совпадений и еще более загадочных событий, окончательно усугубляющих ситуацию.

    В результате полиция начинает преследовать уже самого Лоури, которому даже в самом страшном сне не могли присниться масштабы последствий его деяния. Крошечная опечатка оказалась способна пошатнуть тоталитарный режим, державшийся на великом множестве несоразмерных глупостей и запретов, придуманных системой для того, чтобы обывателю не оставалось ничего другого, как только безропотно повиноваться…

    Фильм бывшего «монти-пайтоновца» Терри Гиллиама представляет собой фантастический трагифарс в духе «Процесса» Франца Кафки и антиутопии Джорджа Оруэлла «1984». Англичане экранизировали роман Оруэлла как раз в обозначенное в названии время, то есть всего за полгода до выхода «Бразилии», премьера которой, в свою очередь, состоялась 20 февраля 1985-го, то есть за полтора месяца до объявления Горбачевым официального старта нашей Перестройки. Можно сказать, что этот «двойной удар британского кино» невольно предвосхитил кардинальные перемены в нашем обществе.

    Сюрреалистическая, истинно кафкианская фантасмагория разворачивается на фоне некоего вымышленного мира и постепенно перерастает в чистый гротеск и совсем уже язвительную сатиру, да еще и с элементами абсурдного юмора. Сэм Лоури сразу заставляет вспомнить незабвенного Йозефа К., который так же терялся в бесчисленных, запутанных лабиринтах аппарата и власти. А казуистическая игра с фамилиями героев — Баттл/Таттл — напоминает не только роман Кафки, но еще и тыняновского «Поручика Киже».

    В этом, самом амбициозном своем проекте Гиллиам сподобился сотворить, ни много ни мало, новый «Метрополис» — город будущего, состоящий из стекла, бетона, труб, кабелей, рекламных щитов и утопающий в ядовитых дымах химических заводов. При всем богатстве драматургической выдумки (одним из соавторов сценария здесь выступил сам Том Стоппард), авторская фантазия лучше всего проявляется в декорациях, столь монументальных, что с какого-то момента история будто бы начинает «проседать под тяжестью футуристических конструкций». Этому способствует и фирменный авторский стиль, отличавшийся визуальным, образным и информационным перенасыщением каждого кадра.

    Несмотря на то, что Гиллиаму удалось создать почти абсолютное ощущение пребывания в «городе будущего», он ухитрился добиться этого за сравнительно небольшие деньги, всего-то за $15 млн. К слову сказать, «Бразилия» стала одним из последних больших фантастических фильмов, где основной упор делался именно на «живые декорации», а не на цифровые спецэффекты, пришедшие им на смену.

    По окончанию монтажа у режиссера возникли некоторые разногласия с продюсерами, настаивавшими на хэппи-энде. И Гиллиам пошел на это (равно как и на некоторые сокращения), поскольку был крайне заинтересован в удачном прокате, открывающем ему в перспективе двери Голливуда. И все же при всех его стараниях и компромиссах, «Бразилию» нельзя назвать коммерчески удачным проектом: $29 млн., собранных в мировом прокате, лишь вернули студии бюджетные затраты.

    Что же касается названия, часто ставящего в тупик смотрящих, то никакой южноамериканской страны Бразилии здесь нет и в помине: заголовком фильму послужила одноименная песня, мимоходом звучащая на фоне развивающихся событий.

    23 августа 2012 | 21:08

    Есть мир, где всесильная бюрократическая махина заменяет Создателя, Президента Америки и святые силы. Это чудовище производит формуляры, бланки и справки, регистрирует людские дела, божественным вмешательством искореняет инакомыслие, заботится о каждом и никогда не ошибается. Людям-муравьям остается ютиться в узком пространстве среди щупалец- каналов связи Системы. Этого добра здесь навалом. Трубы. Серые, бурые, зеленые в ассортименте. Трубы пневмопочты, канализации, вентиляции, и есть даже такие, по которым данные идут прямиком в Министерство сбора информации. Каждая труба как придаток системы. В одном из других измерений это может называться иначе, но в данном времени просто Система, Контролирующая Всё.

    Где-то в 20-м веке люди живут в домах-ульях, и сквозь пухлые экраны-лупы смотрят крошечные телевизоры; у каждого набор бытовых приспособлений, облегчающий, так сказать, жизнь. Люди передвигаются в тесных вагонах электропоездов, некоторые предпочитают трехколесный инвалидный автотранспорт. Они носятся по длинным коридорам контор, где жаба-подобные печатные машины с компьютерными мозгами изрыгают тонны букв на казенную бумагу, и в день готовятся тысячи отчетов. Некоторые не выдерживают напряжения и сходят с ума. Об одном из таких безумцев по имени Сэм Лаури и снял свой фильм Терри Гиллиам. Бедолага жил в двух мирах. Один из них мир обычных работающих прямоходящих, в будущем офисный планктон. Второй — мир его грез, где он воин в доспехах, с ангельскими крыльями, парящий в голубом небе, рыцарь прекрасной дамы. За ним по пятам следует навязчивая мелодия из этой песни… «Бразилия, где мы стояли под луной, в июне счастливы с тобой…»

    СКВ неумолима, и всяким рыцарям в доспехах в ней не место. Диссидентам остается лишь пытаться протестовать террористическими актами, в отдельных местах тщетно взрывая колонны, на которых стоит Система, однако опор у этой сороконожки не счесть, и повреждение одной бесполезно. Есть еще уникумы вроде «Гарри» Таттла, которые находят лазейки в коллекторах Системы, избегая правосудия, но это исключение из правил, как Нео в Матрице. Всем прочим дается второй шанс, но если человек не понимает по-хорошему, гигант из грязи и бетона ломает выскочку как тростинку. Автор картины как раз иллюстрирует подобное. Поначалу путает вас множеством финалов, но потом доносит правду — индивидуум побежден и закован в цепь. А то, что разум его отключился от реальности и ушел в страну зеленых деревьев и голубого неба, за победу не считается. Это СКВ сделала его овощем, не наоборот. Зато овощ сбежал от Системы… Но это не считается, правда?

    Зачатая в каменных джунглях «Метрополиса», дочь Кафки и барочных фантасмагорий Феллини, супруга романа «1984» Оруэлла, родная сестра киберпанка в представлениях Пройаса и Жёне, двоюродная кузина произведений Берроуза, вычурная и грандиозная «Бразилия» удивляет. Необычными широкоформатными ракурсами Прэтта, которому не впервые изображать вывернутую наизнанку реальность, и конечно гигантскими декорациями в стиле «ретро-футуризм» (т. е. архитектурная эклектика с арт-деко в основе, плюс представления 1940-х годов о том, какая будет жизнь в 1980-е). Они нависают над персонажами громадьем стен и бесконечностью коридоров муниципальных учреждений, контрастирующих с туалетными кабинками офисов младших служащих. Впрочем, это лишь необходимая атрибутика созданной на экране империи подавления. Прежде всего сила воздействия фильма заключается в абсурде происходящего и в отраженных кривым зеркалом деталях нашего быта и жизненных ситуаций. Велеречивые песни политиков, которые с усмешкой отмахиваются от вопросов о террористах, орудующих уже 13 лет. Взрывы в общественных местах стали настолько обыденным делом, что на них уже не обращают внимания. От них загораживаются ширмами. Тупые солдафоны-полицейские глядят свысока на обычных смертных сианьскими статуями. Жирующая элита развлекается пластическими операциями и походами по бутикам (последний писк моды — каблук сапога на дамской шляпке). Еда в ресторане в виде трех зеленоватых котлеток с фото-приложением, как она должна выглядеть, но по какой-то причине не выглядит. Государственные сантехники как символ невозмутимости Системы. Плакаты с надписями «Подозрительность питает уверенность». Все эти осложнения, порождающие осложнения. Расписка о получении расписки. Ну, и еще раз трубы, трубы… Цвет антиутопии с цитатами других произведений и цитируемый последователями.

    С первого раза визуальное богатство фильма может и не потрясти, действие наверняка покажется заторможенным, от абсурда зарябит в глазах, а ДеНиро будет слишком мало. Но если вы хоть чуток полюбите этот фильм и рискнете посмотреть еще раз, а потом еще, то рискуете серьезно и безответно влюбиться. Безответно потому, что вы можете любить «Бразилию» всем сердцем, но вряд ли она будет любить вас. А вопрос, комедия это или все-таки фильм-катастрофа, возможно, будет мучить до конца жизни. Короче говоря, прежде чем умереть, порядочному любителю кино не лишним будет посмотреть этот фильм и восхититься. Точка.

    30 апреля 2012 | 23:08

    Когда вы выпустите мой фильм БРАЗИЛИЯ?
    Терри Гиллиам.

    В начале своего отзыва я хотел бы рассказать, как я познакомился с творчеством Терри Гиллиама, здесь я не буду оригинален. Я посмотрел его фильм СТРАХ И НЕНАВИСТЬ В ЛАС-ВЕГАСЕ, потом 12 ОБЕЗЬЯН, потом я добрался до сериала МОНТИ ПАЙТОН. Я осознал, что мне очень нравятся его фильмы, и решил собирать его старые работы. И тут появилась она, прекрасная страна…

    БРАЗИЛИЯ (я люблю этот фильм)

    Когда я спросил у знакомого человека, что это за фильм и как говорится, с чем его есть, он мне сказал, что это надо смотреть, трудно рассказать, о чем он. Я так и сделал, посмотрел его. Теперь это самый любимый мой фильм у Терри Гиллиама. Он меня сразу удивил. Вы спрашиваете, чем удивил?

    Я скажу наверно просто, но абсолютно всем, начиная от художественного построения фильма, заканчивая костюмами и персонажами, которых здесь очень много. Для 1985 года он выглядит идеально, несмотря на то, что у Гиллиама было ну очень много проблем, с выпуском этого фильма.

    Об этом фильме трудно писать, потому что он входит в ту категорию фильмов, когда кино сбивает тебя с ног, своей силой. Поэтому я просто скажу спасибо всем, кто делал этот блестящий фильм. И конечно не могу не отметить хороших актеров, которые сыграли в этом фильме. Особенно Джонатан Прайс (слезу выжил своей игрой) и Ким Грайст (очень хорошая актриса и, к сожалению недооцененная). Боб Хоскинс с Иэн Холмом с Майклом Пэлином (вообще плохо никогда не играли), ну и конечно великий ТАКСИСТ по имени Роберт Де Ниро (роль небольшая, но нужная для фильма).

    И отдельно хочу сказать спасибо двум композиторам фильма. Кейт Буш и Майкл Кэмен сделали отличный саундтрек для фильма.

    Если честно мне кажется, этот фильм должен стоять в коллекции у каждого уважающего себя киномана. Посмотрите его, фильм действительно заслуживает вашего внимания.

    Спасибо.

    В конце всегда я пою в тишине одну песню из фильма, зная заранее, что есть одна девушка, которая делает это вместе со мной.

    10 из 10

    15 июля 2009 | 16:27

    Полет фантазии Терри Гиллиама, который оставил свой след в кинематографе, как создатель абсурда, имеет место быть и в его картине «Бразилия», которая является упрощённой версией классической антиутопии Джорджа Оруэлла «1984». В «Бразилии», Терри Гиллиам представляет футуристический мир, в котором правительство погрязло в бесконечных войнах, мир, где гражданские свободы уничтожаются во имя безопасности, мир, где пытки становятся официальной государственной политикой, наконец мир об иллюзорности внутренних свобод человека.

    «Бразилия» — это скорее фильм об атмосфере царящей в обществе, о состоянии души, нежели об истории. Некое метафорическое путешествие в систему разрушения личности, в тёмный мир страха и изоляции. Мрачная футуристическо-сюрреалистическая драма-фантазия, которая является предупреждением против крайностей безудержного правительства, дегуманизации личности, одновременно является и великолепным фильмом, полным беспрецедентных визуальных находок.

    15 июня 2011 | 15:10

    Сюжет этой ленты вырос из классической английской антиутопии «1984» Оруэлла. В будущем власть будет принадлежать бюрократической машине тесно сращенной с силовым аппаратом (полицией, разведкой, войсками). Одним из её винтиков является Сэм Лаури, рядовой клерк который, несмотря на высокое положение своей семьи, предпочитает жизнь простого работника. Каждую ночь он видит яркие сны, где в образе прекрасного принца Сэм спасает незнакомку от чудовищ, но однажды он встречает её в здании своего министерства. Её зовут Джил, она пытается вызволить из застенков своего мужа Арчибальда Баттла задержанного по ошибке, якобы за нелегальную починку электроприборов. На самом деле искали Таттла, но в машинке произошла опечатка и в итоге Джил осталась вдовой. Мало того, своими поисками она бросает тень на министерство, которое во избежание дальнейшей огласке решает убрать Джил. Узнав об этом, Сэм взламывает базу данных министерства с целью помешать исполнению приказа.

    Несмотря на традиционный гиллиамовский сюр: гротескные здания, нелепая обстановка, отчаянно гримасничающие люди, лента навевает жуть. По мере просмотра «Бразилии» отчетливо понимаешь, что все увиденное это не фантастика, а будущее, которое неизбежно наступит, ведь его контуры уже отчетливо видны. В гигантских коридорах бюрократической организации бессмысленно перемещаются тысячи людей, которые, зажав под мышкой пачки бумаг, переносят их с этажа на этаж.

    Создается ощущение, что весь этот круговорот не имеет смысла, похоже, что его цель это непрерывное движение, которое поддерживает жизнь этой махины. Если же она хоть на секунду прекратит плодить тонны бумаги, перестанет выпускать инструкции и указания, то тут же отдаст концы. Поэтому люди должны напрягая все силы, носится взад-вперед, бегать без передыха, исполняя приказы, лишь бы все продолжало работать, вопреки логике и здравому смыслу. Человеческие тела похожи на червяков, которые ползут по каменным кишкам монстра, что бы в итоге попасть в его желудок, где чудище переварит их души, превратив в своих слуг — существ лишенных эмоций, цель которых служение бессмыленной силе.

    Стоит остановиться на главном герое. Попытки Сэма помочь вдове вовлекают его в конфликт с бюрократической системой в борьбе, с которой у человека нет ни каких шансов, вызывают уважение к этому персонажу. Нельзя не заметить его недоразвитость, ведь не смотря на то что он ловко управляется на работе практически с любой проблемой (шеф на него молится, ведь Сэм может отбиться от любого документа), в той же ситуации с ремонтниками он оказался бессильным перед их хамством.

    Наверно причина в том, что по природе своей он мечтатель, а такие люди плохо приспособлены к жизни. Перед нами довольно заурядная личность, которая, однако, возомнив себя рыцарем, начинает поход во славу свой прекрасной дамы. Но по причине того, что Сэм непобедим лишь во снах, в реальности его попытка помочь оборачивается страшной катастрофой.

    В ленте преобладают темные оттенки, будь это стены коридоров или облицовка здания. Все обстановка угнетает человека (например: огромные приемные в которых проситель буквально теряется), её назначение в том что бы указать ничтожность личности перед невидимой но всеобъемлющей системой. Людей перевозят в тесных вагонах общественного транспорта как скот, а частные автомобили больше напоминают инвалидные кресла с привинченным мотором. Весь мир «Бразилии» чрезвычайно неуклюж, природа в нем убита, нет ни единого деревца или цветка, на котором глаз мог бы отдохнуть от давящей громады города. Мы смотрим на огромную могилу, которую человек вырыл сам себе.

    10 из 10

    9 июля 2008 | 22:35

    Порвав с монтипайтоновской скетчевой стилистикой, но унаследовав ее непревзойденный черный юмор, Терри Гиллиам снимает кино, закрепившее за ним статус одного из лучших голливудских визионеров. Стартуя прикупленными по случаю облаками и мерцающей неоновой вывеской, «Бразилия» распахивает двери в дивный новый мир. Мир тот являет собой бюрократический рай, где без бумажки ты букашка, а на каждую расписку приходится расписка в получении расписки. Случайно сбившая типографские настройки муха становится виновницей неприятного инцидента, когда вместо террориста Гарри Таттла владеющее миром Министерство сбора информации арестовывает тихого семьянина Арчибальда Баттла. Соседка последнего пытается добиться правды, а скромный клерк Сэм Лаури — спасти слишком любопытную девицу, что гением чистой красоты является к нему во снах.

    Эти самые сны становятся частью двухуровневой структуры фильма, кривым зеркалом отражая события, происходящие в жизни героя. Реальность здесь — антиутопическое стимпанковое пространство недавнего будущего, где бал правит разбушевавшаяся эклектика. Викторианские интерьеры мирно соседствуют с причудливыми футуристическими приборами, а пропитавшиеся табаком и нуаром строгие костюмы клерков — с немыслимыми нарядами престарелых див. Сам город представляет собой своеобразный небоскреб, верхними этажами упирающийся в нарисованное небо и опутанный системами коммуникаций. Вода, отопление, электричество, телефонная связь — все, без чего немыслима нынешняя цивилизации — здесь сковывает и уродует ее, визуализируясь в несметном множестве труб. Труб разных форм, цветов и диаметров, вырастающих из старинных гобеленов особняка мадам Лаури, выныривающих из декоративного фонтана помпезного ресторана и ветвящихся в уютной гостиной Баттлов. Не выступают наружу они только в холостяцкой квартире Сэма, словно подчеркивая его нежелание жить по правилам, установленным этим миром. Мрачным миром, смахивающим на большую канализацию, населенную серыми канцелярскими крысами. Одинаковые шляпы, плащи и сюртуки снуют туда-сюда по бесконечным коридорам с кипами бумаг, на которые нужно поставить подписи, штампы, резолюции. Маховик бюрократической махины способен сбить с ног, а столкнувшийся с ним маленький человечек обречен на мытарства несчастного Йозефа К. Величие системы и ничтожность каждого ее винтика наиболее остро ощущаются в огромных полутемных вестибюлях министерств с их высоченными сводами, огромными скульптурами и бесконечными мраморными подступами к справочной стойке.

    Внешне «Бразилия» действительно больше кафкианская, чем, несмотря на бытующее мнение, оруэлловская, но и то лишь каркасно. Если собрать воедино едкие сатирические зарисовки, разбросанные по фильму, станет понятно, что Гиллиам мимоходом высмеял все, что попалось под руку. Вы уверены, что ваш начальник — идиот? Полюбуйтесь на истеричного мистера Курцмана, который не умеет принимать решения и панически боится ответственности. А сами, наверное, просиживаете половину рабочего времени в интернете? Так и здесь офисный планктон, развивая слух, бдительность и боковое зрение, смотрит старую добрую «Касабланку». Далее — не менее правдоподобно оживают иные миниатюры из среднестатистической жизни. Дорогие рестораны втюхивают вместо еды какие-то поносные шарики, солидные мужчины в транспорте прячут глаза за газетами при виде женщины-инвалида, а коммунальные службы неприкрыто радуются, когда им удается окончательно все доломать вместо того, чтобы починить. Страну тринадцать лет к ряду атакуют террористы, а власть нагло заявляет, что контролирует ситуацию. Расфуфыренные матроны меряются талантами своих пластических хирургов, на каждого богатого шарлатана приходится по длинноногой красотке, а модным трендом становится леопардовый сапог на голове. Искаженная вселенная Гиллиама зеркалит реальный мир, как сны Сэма зеркалят ее саму. Гниение всех жизненных сфер изображено гротескно, гипертрофированно, но до боли узнаваемо. Ведь и сейчас вряд ли кто-то оценит хотя бы в грош жизнь случайного свидетеля властного беспредела, и все так же никому нет дела, что где-то маленькая девочка понапрасну ждет своего папу, который никогда не вернется.

    Финишируя дорогой, петляющей меж залитых солнцем зеленых холмов, «Бразилия» дарит своему герою маленький личный рай. Однако посчитать финал хоть сколько-нибудь жизнеутверждающим способен, наверное, лишь законченный эскапист. В своих мечтах можно бесконечно парить в небесах, изображая гордого сокола. Можно наделять неряшливую мужеподобную тетку ангельскими чертами. Можно, черт побери, хоть захлебнуться этой имитацией счастья — ни капли его не выплеснется наружу, в реальный мир, в реальную жизнь. А там — закостеневшая система, готовая своим весом раздавить любого бунтовщика, и полное отсутствие альтернатив. Внутренняя свобода, которую Гиллиам ставит во главу угла, по сути, ничем не отличается от банального бессилия. И если это единственный выход, то лучше закончить свои дни в больничной палате с подушкой на лице, как Рэндл Патрик Макмерфи, чем в пасторальной Бразилии Сэма Лаури.

    16 декабря 2013 | 21:58

    Жанр идейной антиутопии всегда желанный гость у мыслящих людей. Правда, существует расхожее мнение, что это скорее жанр литературы, а не кинематографа, однако «Бразилия» отлично рушит этот заезженный стереотип. Великий «бум» антиутопий пришелся на первую половину XX века: первооснова в виде произведения Замятина «Мы», далее Хаксли и его « О дивный новый мир» и, наконец, Оруэлл с его «1984». Собственно «Бразилия» же интересна тем, что в ее основу не был заложен какой-либо конкретный литературный труд, хотя несомненное влияние вышеупомянутых творений чувствуется весьма явно. (Особенно это касается оруэлловского произведения: недаром год создания фильма — 1984).

    Итак, жанр этой картины — сатирическая антиутопия. Впрочем, лейтмотивом сюжета «Бразилии», в отличие от «1984», является разоблачение бюрократического аппарата и раскрытие порочности Системы как таковой, а не влияние ее на умы людей. Однако всеобщая тоталитарность мира бесспорно присутствует, хотя это скорее культ «бумажек», нежели какой-то определенной личности.

    - …Так к чему эта бумажная волокита?

    - Но все-таки для чего-то она нужна…


    Тоталитарность также чувствуется и в других характерных для нее вещах: бесхитростное уничтожение людей в стенах мрачного здания, «несущего мир и справедливость»; страх маленьких людей перед системой и полное и беспрекословное ей подчинение; монументальная, давящая архитектура. И даже такая малозаметная мелочь, как лозунги, которые ненавязчиво возникают в кадре и сообщают гражданам прекрасные истины (‘The truth shall make you free’).

    Главный герой (Сэм Лоури) — человек, погрязший в бюрократической Системе, но еще не совсем потерянный для адекватного восприятия действительности. По традициям жанра, от ментального забытья его спасает образ прекрасной девушки, преследующей его как во снах, так и наяву. Происходящие события роняют в его застывшую душу зерна сомнения, которые вскоре пустят животворящие ростки. Герой меняется, взрослеет, осознает всю пронзительную неправильность окружающего мира и отчаянно, самоотверженно борется за новоприобретенные идеалы. Классический образ для такого рода произведений.

    В общем, фильм в качестве очередной пилюли против тоталитаризма и толчком к сравнительному анализу современной и фантастической действительности очень удался. А теперь, наконец, можно поговорить о нем как о творении великого Терри Гиллиама.

    Эту картину можно назвать своеобразным началом творческого пути именитого режиссера (не считая более ранних «монтипайтоновских» сюжетов). В ней уже чувствуется некая безрассудная трагичность и абстрактная «фэнтезийность», которая присуща его фильмам. Стилем она напоминает «Короля-рыбака»: в обеих лентах мы видим идею своеобразных галлюцинаций главного героя на тему борьбы в образе рыцаря против великого зла. Тонкое ощущение драматизма пронизывает «Бразилию» насквозь, захватывает и поглощает, и лишь кое-где обнаженная сатира спасает от полного душевного краха.

    Безусловно, «Бразилия» — всецело детище Терри Гиллиама. Он чувствуется и в нарочито небрежных ракурсах, и в удушающей атмосфере фантазии, и в футуристических декорациях, и в психоделичных видениях героя. Он выступает в роли не сказочника, но злого гения-фантаста, при этом соблюдая все каноны жанра и привнося в картину свое чуткое видение мира. Он неимоверно талантливо показывает разум через чувства, заставляя зрителя эмоционально переживать и одновременно анализировать. Он настоящий художник — уже тогда, в 84-м, он был подлинным гением кинематографической поэзии, полной художественных образов. Именно благодаря нему в картине присутствует незримая надежда, которую вряд ли можно найти у Оруэлла.

    Масштабность съемок и декораций весьма впечатляет (особенно в контексте тех лет). Чувствуется, что Гиллиам полностью отдает себя искусству: жесты, кадры, диалоги — все это доведено до безупречности. Актерское искусство на высоте: небезызвестный Джонатан Прайс, отлично сыгравший роль ключевой фигуры, и де Ниро, которого хоть и мало, но всегда очень уместно.

    Итак, резюмируя: «Бразилия» может по праву считаться подлинным произведением искусства, совершенной и в плане замысла, и в плане реализации. И все благодаря Терри Гиллиаму. Однозначно для широкого круга зрителей.

    16 сентября 2009 | 03:48

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>