всё о любом фильме:

Броненосец «Потемкин»

год
страна
слоган«Revolution is the only lawful, equal, effectual war. It was in Russia that this war was declared and begun»
режиссерСергей Эйзенштейн
сценарийНина Агаджанова, Сергей Эйзенштейн, Сергей Третьяков, ...
директор фильма-
операторЭдуард Тиссэ, Владимир Попов
композиторЭрик Элламен, Яти Дюран, Владимир Хейфиц, ...
художникВасилий Рахальс
монтажГригорий Александров, Сергей Эйзенштейн
жанр драма, военный, история, ... слова
сборы в США
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
для любой зрительской аудитории
время75 мин. / 01:15
Сюжет, основанный на подлинном историческом событии, образно выразил основные социальные тенденции ХХ века: массовое стремление к свободе, борьбу с тиранией, защиту человеческого достоинства, призыв к единению людей во имя равноправия. Новаторская форма фильма и сегодня оказывает глубокое влияние на развитие выразительных средств кино.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
100%
44 + 0 = 44
9.1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Картина получила высокую оценку министра пропаганды Третьего рейха Йозефа Геббельса. На встрече с кинематографистами 28 марта 1933 года он сказал: «Это чудесный фильм. С кинематографической точки зрения он бесподобен. Тот, кто не твёрд в своих убеждениях, после его просмотра, пожалуй, даже мог бы стать большевиком. Это ещё раз доказывает, что в шедевр может быть успешно заложена некая тенденция. Даже самые плохие идеи могут пропагандироваться художественными средствами».
    • По словам самого Эйзенштейна, идея снять знаменитую Одесскую лестницу пришла к нему, когда он сидел на этой самой лестнице, ел вишни, а косточки скакали по ступенькам.
    • Красный революционный флаг раскрашивался на плёнке вручную.
    • Впервые фильм был озвучен в 1930 году, потом восстановлен и переозвучен в 1950-м (композитор Николай Крюков) и, наконец, в 1965 музыку к фильму написал Дмитрий Шостакович.
    • В рейтинге десяти самых значительных фильмов мирового кино, который публикуется британским журналом Sight & Sound каждые десять лет (начиная с 1952 года) и основывается на мнении более чем ста киноведов и режиссёров из разных стран мира, «Броненосец «Потёмкин» присутствовал каждый раз, занимая места с четвёртого по седьмое. Кроме него, всегда попадала в этот список только одна картина — «Правила игры» Жана Ренуара. Он также занял третье место в списке журнала Empire «100 лучших фильмов мирового кинематографа», составленном в 2010 году.
    • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • В 1925 году, после продажи негатива фильма в Германию и его перемонтажа режиссёром Пилем Ютци, «Броненосец «Потёмкин» вышел в мировой прокат в отличающейся от авторского замысла версии: расстрел матросов был перенесен из начала в конец фильма. В дальнейшем он подвергся цензуре и в СССР: были удалены некоторые кадры и промежуточные титры, слова Льва Троцкого в прологе были заменены цитатой из Владимира Ленина. В 2005 году под общим руководством Фонда Deutsche Kinemathek, Госфильмофонда и Российского государственного архива литературы и искусства, авторская версия фильма была восстановлена.
    • Фильм многократно становился объектом цитирования и кинопародий, причём в большинстве случаев внимания удостаивалась легендарная сцена расстрела на Потёмкинской лестнице (в фильмах «Возвращение «Броненосца», «Гудбай, Ленин», «Голый пистолет 33 1/3», «Бразилия» и мультсериале «Симпсоны»).
    • еще 4 факта
    Ошибки в фильме
    • Внимание! Список ошибок в фильме может содержать спойлеры. Будьте осторожны.
    • На одном из кораблей эскадры Черноморского флота видна трёхорудийная башня главного калибра. В 1905 году русских линкоров с трёхорудийными башнями ещё не было в проекте, а на броненосцах стояли двухорудийные башни главного калибра.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 24 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Приступая к просмотру признанного шедевра Сергея Эйзенштейна, я примерно представлял себе сюжет, но то, что картина снята с таким размахом, даже не догадывался.

    Фильм основан на реальных событиях. Более того, сквозь каждый кадр сквозит документализм. Порой кажется, что на экране — хроника, что за кадром нет режиссера и съемочной группы.

    Очень важная черта «Броненосца» — то, что зритель чувствует свою эмоциональную вовлеченность в действие уже через считанные минуты после начала.

    Офицеры и судовой врач, не ставящие ни во что матросов, становятся практически вашими личными врагами. То, с какой ухмылкой врач констатирует, что мясо, кишащее червями, пригодно к употреблению, вызывает негодование и ненависть.

    Зато сцена, в которой «Потемкин» переходит в руки матросов, вызывает неподдельный катарсис.

    Но на этом все не заканчивается. Главная сцена картины — это все же расстрел простого народа на одесских ступеньках. Хладнокровие, с которым проводится массовое уничтожение невинных людей, просто поражает. Ситуации, когда одни должен убивать других, просто потому, что отдан соответствующий приказ, невероятно абсурдна.

    И даже то, что фильм заканчивается хорошо — броненосец, не вступая в бой с адмиральской эскадрой, идет дальше в светлое будущее, не позволяет забыть тяжелые ощущения от сцены насилия.

    Возможно, кто-то увидит в этом творении пафос и напыщенность, но для «Броненосец Потемкин» — картина, возвышающая человеческий дух и непоколебимую волю,

    8 марта 2011 | 16:32

    Это моя первая просмотренная картина С. Эзенштейна, которая является его самой известной кинолентой. Хотя он оставил большой отпечаток в мире кино. Броненосец «Потемкин» пользуется самой большой популярностью

    Картина великого советского режиссера- новатора С. Эзенштейна уже давным давно уже стала признаной и почитаемой во всем мире, признающейся одной из лучших картин мирового кинематографа. Безусловно для 1925г. это картина была шокируеющей, новаторской, новой стороной кинематографа. Она навсегда останется в кино, как учебное пособие по тому как надо делать настоящее кино. И с этим нельзя поспорить, потому что обьективно это так. Попытаюсь обьяснить.

    Даже спустя десятилетия, и что там говорить спустя почти целый век, это картина не утеряла своей фишки, некой изюминки. Она ничуть не устарела с момента выхода ее на экраны. Наоборот у режиссера довольно удачно получается передать антимонархические настроения, дух царивший в то время, на данном историческом этапе. Серьезный настрой пролетариата. Борьбу за власть рабочего класса, его первые предпоссылки. Рабочий класс уже готов действовать им всего лишь нужна точка, с которой все это начнется. В данном фильме этой точкой является Броненосец. Он словно пробуждает ото сна простых людей заставляя их что-либо предпринять против существующего строя государства.

    Но тут они наталкиваются на жестокое бесчеловечное сопротивление. Государство не собирается мириться с происходящим, уничтожая и не щядя никого. Из истории мы знаем что эта борьба затянулась еще на долгие 15 лет, и то что мы не смогли избежать революции, чего так и боялись все. Но из-за устарелости данного строя несоблюдения естественных прав человека этого становится не избежать.

    В итоге фильм получился динамичным, интересным и ни сколько не утерявший того чего нам пытался донести режиссер. Его стоит смотреть даже потому, что несмотря на прошедшее время он все же остается как эталон, того как надо снимать кино. И это действительно так. Конечно сейчас он не может шокировать людей, но думаю давным давно этим фильмом восторгались и он носил немного иной характер. А теперь его стоит смотреть чтобы знать каким было кино на его ранних этапах и что без такого фильма не было нынешнего кино.

    8 из 10

    3 апреля 2013 | 23:52

    Вот он! Советский блокбастер, немой «Перл-Харбор», черно-белый «Аватар». Единственный фильм, который стабильно входит в десятку величайших фильмов всех времен.

    Про это кино столько рассказано, показано, написано, что нельзя по нему составить собственное мнение, не посмотрев самому.

    И вот, наконец-то, я дорвался до него, ура!

    После крайне успешной «Стачки», Эйзенштейну, очевидно, дали карт-бланш. Карт-бланш на все что угодно, лишь бы за революцию. Не знаю уж, как Сергей Михайлович относился ко всей этой истории, но то, что кино он делал отменное — факт, факт и еще тысячу раз факт.

    Как и в «Стачке», в «Потемкине» нет героев и антигеров-личностей. В «Потемкине» есть класс, коллектив, и на этот раз это — экипаж корабля «Князь Таврический» или «Потемкин». Сюжетец-то очень простой: экипаж взбунтовался против плохой кормежки, и искра бунта разрослась по всему флоту и настало рабочее пролетарское братство. Не в сюжете дело, хотя этим сюжетом умело орудуют мастерские руки режиссера и оператора, да настолько здорово, что несколько раз я подскакивал на стуле от восторга.

    Вот, представьте. Вы — житель 20-х годов прошлого века. Просто житель. Даже не важен ваш социальный статус. Буржуа, американский нефтяной магнат, советский рабочий или кто угодно еще. И вот, вас привели на показ фильма. А вы такой, «че я, кино не видел?». Ну сидите вы, смотрите. Ну, вы сноб просто. И вы такой: «Ну, пффф, совок же, подумаешь, могут кучу кораблей снимать», или «ой, ну конечно он упал в воду, а его отуда вытащили». Вы типа уже прошаренный. И вот, сцена в Одессе, вы видите массовку. Общая радость вас как-то не задевает: чего мне радоваться за каких-то дуралеев? А в кадре обсуждают события на броненосце, а на броненосце что-то происходит. Вас это не волнует. Вам вообще на кино фиолетово. НО! ВДРУГ! Над кораблем поднимается красный флаг! Нет-нет, не какая-то фигня, которую вы мозгом понимаете, что это красное знамя, А НАТУРАЛЬНЫЙ КРАСНЫЙ ФЛАГ! Кадр черно-белый, а флаг красный! Мне, признаться, страшно представить, что творилось в залах того времени, когда люди впервые смотрели это кино. Наверное, испытывали экстаз, мягко говоря.

    Монтаж в фильме, настрой и игра на зрительских эмоциях — удивительно потрясающие. Сцена на Потемкинской Лестнице не смотрится наивно даже сейчас. Ни разу не наивно! Очень современно, грамотно, мощно. Мастондонтизм! Великолпеный мастерский монтаж толпы с изумительнейшей грамотностью выхватывания элементов в этой толпе, когда ты начинаешь сопереживать каким-то отдельным людям: мальчик, которого расстреляли солдаты а потом его давит толпа, или знаменитая коляска на ступенях. Я, признаюсь, очень сильно переживал. Гениальные склейки статичных и движущихся кадров действительно создают потрясающее воздействие, полная погруженность в экран, сопереживание.

    И напоследок, одна цитата об Эйзенштейне: «Для Эйзенштейна искусство — прежде всего агрессия, нападение на зрителя (или слушателя), насилие над ним, осуществляемое с целью навязать ему свои представления о мире».

    И это еще слабо сказано. Эйзенштейн атакует зрителя по всем художетсвенным фронтам, атакует нещадно, не оставляя не задетой ни одну струну вашей души.

    10 из 10

    31 января 2014 | 02:20

    Картина Сергея Эйзенштейна — это классика советского и мирового кинематографа. Фильм снискал большое количество наград, среди которых стоит отметить попадание на первую строчку среди ста лучших фильмов, по опросу киноведов мира в 1978 году.

    Фильм производит впечатление, в первую очередь, своей масштабностью. Я имею в виду события, которые описываются в нем. Например, бунт на корабле. Исходя из того, что произошедшее имело место быть на самом деле — невольно поражаешься реальностью и правдоподобностью действия, происходящего на экране. Невольно можно подумать — что это есть документальные съемки. Этот факт можно интерпретировать ни как иначе, как мастерство Эйзенштейна, его способность различными выразительными средствами, компонентами экранного образа доносить до зрителя суть происходящего. К тому же, в фильме нет актеров, в нынешнем понимании этого слова. Присутствуют только определенные типажи. И, ко всему прочему, фильм «немой». Получается, что на плечи режиссера, оператора и композитора ложится большая нагрузка — в отсутствии профессиональных актеров и их монологов необходимо передать настроение каждой части фильма и акцентировать внимание зрителя на важных моментах.

    К таким моментам в фильме стоит отнести: разумеется, бунт на броненосце, и в частности сцену, где неповиновавшихся солдат накрывают брезентом и готовятся к их растрелу; легендарную Одесскую лестницу, где благодаря новаторскому приему монтажа, напряжение в фильме достигает максимальной точки и эпизод прохода броненосца мимо эскадры кораблей — в этот момент напряжение зависает в воздухе, ведь все идет к тому, чтобы Потемкин был уничтожен, но матросы с эскадры встречают его приветствием.

    Фильм Сергея Эйзенштейна о революции, ее неизбежности, о желании как матросов, так и простых людей изменить существующий уклад, свергнуть власть и начать жить по другому. Жизнь, отданная во благо революционного дела — поступок героический. Таким героем в фильме стал матрос Вакулинчук. Его смерть — это траур для всего города, момент единения людей во благо общей цели. Тем самым, как мне кажется, получена отправная точка. Революция оправдана. Поэтому в конце фильма мы видим красный революционный флаг, развевающийся на мачте броненосца Потемкина.

    5 декабря 2010 | 21:03

    С некоторым трепетом и опаской начали смотреть фильм, который кусками в детстве да, а вот целиком в зрелом)) возрасте ни разу. Ну невероятное кино, кроме шуток.

    Оно не смотрится смешно-устарело. Оно выглядит, сложно подобрать слова, скорее как стилизация под древнее. Настолько естественна игра актеров, настолько мастерски работает оператор.

    Фантастически хорош звук. Майзель и Шостакович — наиболее известные варианты, теперь хочу обязательно посмотреть с Шостаковичем. Но Майзель, и в целом, и особенно на потемкинской лестнице — это как флойдовская Стена для человека со слегка измененным препаратами сознанием. Ужас от сцены охватывает животный, мурашки прилагаются. Крупные. И финал, с проходом сквозь эскадру, убойный. И красный флаг — первые цветные кадры в мире, если не ошибаюсь.

    Про лубочность и агитационную направленность говорить не хочу. Не важно, из-за чего был бунт, черви ли или идея свободы-равенства-братства. Кино Эйзенштейн снял вневременное и внеидеологическое. В 29 лет снял, к слову.

    10 из 10

    18 мая 2010 | 13:53

    « Революция — есть война. Это единственная законная, правомерная, справедливая, действительно великая война из всех воин, которые знает человечество. В России эта война объявлена и начата.» (В. Ленин)

    После Гражданской Войны, когда на обширной территории бывшей Российской Империи к власти пришли большевики, вождь мирового пролетариата заметил, что до тех пор, пока простой народ остаётся безграмотным, важнейшими из искусств в стране являются кинематограф и цирк. Опираясь на это, многие постановщики по приказу с выше, восприняли это как руководство к действию. Появлялись фильмы откровенно пропагандистской направленности. Ценности для истории и киноискусства они из себя не представляли, а потому за очень редким исключением канули в лету. Появлялись новые картины, появлялись новые звёзды экрана и новые имена постановщиков. На смену старикам профессии, расписавшимся в собственной несостоятельности снимать кино для новой власти, в режиссуру пришли молодые новички. Некоторым из них суждено было изменить отечественный, и повлиять на мировой кинематограф. Одним из них был начинающий кинорежиссёр Сергей Эйзенштейн, до того прогремевший своим дебютом — «Стачкой». Поскольку первый фильм молодого постановщика имел успех и пришёлся по душе власти, именно ему — на тот момент 29-ти летнему парню, доверили снимать большую, революционно — пропагандистскую картину, приуроченную к двадцатилетнему юбилею первой русской революции. Естественно это было весьма лестное предложение для молодого кинематографиста, и от него невозможно было отказаться. Приняв вызов сопротивлявшегося материала, Эйзенштейн с головой погрузился в процесс создания картины. Располагая достаточно пространным сценарием, написанным Ниной Агаджановой и Сергеем Третьяковым, Эйзенштейн понимал, что перед ним стоит практически невыполнимая задача. Сценарий условно названный «1905 Год», и включал в себя съёмки на натуре в разных городах страны: в Москве, Ленинграде, Краснодаре, Севастополе, Тифлисе, Баку, Батуми, Златоусте и др. К тому же, лето шло на убыль и погода постепенно портилась. Решено было начать съёмки в Одессе — там ещё было солнечно и тепло. Но пока шла подготовка к съёмкам, Эйзенштейн окончательно осознал, что им не успеть снять картину. Это же грандиозные, потрясшие в своё время страну события: война с Японией, резня армян, кровавые события в Петербурге и уличные бои в Москве… И тут, будущий классик мирового кино принял судьбоносное решение: а именно — снимать совсем другую картину. Он придирчиво просмотрел сценарный материал, и решил остановиться на одном из его пунктов — бунту на броненосце «Князь Таврический». Ему было отведено в первоначальном сценарии каких то пару страниц. Решено было укрупнить этот отрезок текста, на основе его написав новый сценарий, теперь уже полностью посвящённый мятежному линкору. Его разрабатывали уже непосредственно сам Сергей Михайлович и молодой Григорий Александров — будущий постановщик классических советских кинокомедий. Ими был написан сюжет который должен был излагаться подобно документальному повествованию, но восприниматься как драматургическое произведение («действует как драма, а построен как хроника»). Сценарий новой ленты состоял из 5 частей, был посвящён мятежу матросов на военном корабле а также революционным беспорядкам тех дней в Одессе. По замыслу Эйзенштейна — это было обобщение всех идей старого текста, метафора пролетарской революции и фильм новой формации. В нём помимо чисто технических, постановочно — операторских новшеств, монтажных экспериментов и игрой со свето-тенями, были и драматургические ноу-хау. Например, в фильме не было центрального героя — а лишь одни персонажи, которые сами по себе нечего не представляли, но объединившись могли свершать славные подвиги — чуть ли не менять ход истории!

    Поэтому не смотря на имена профессиональных артистов указанных в титрах картины, сыгранные ими герои выделяются немногим более прочих персонажей, роли которых исполнили простые люди из массовки — статисты. Всё в фильме подчинено только одной цели: демонстрации «аттракциона монтажа», и самой идеи, как сейчас сказали бы — «мессиджу» картины. Который заключается в том, что большевистская, Октябрьская Революция — правомочна и справедлива, а сегодняшний мир и жизнь во имя строительства коммунизма — прямая заслуга и обязанность русского пролетариата… Практически все придуманные для фильма «трюки» Эйзенштейн блистательно воплотил в жизнь, благодаря чему фильм состоялся в том качестве, в котором прогремел на весь мир, едва только появился на киноэкранах. Тут можно припомнить и первоклассную работу великого оператора картины — Эдуарда Тиссе, с которым Сергей Михайлович снимет практически все свои картины, который здесь запечатлел на плёнку легендарные эпизоды: эпизод поднятия красного флага на корабле, разгон мирных одесситов на лестнице, проход мятежного броненосца сквозь ряды царской эскадры под радостные крики ликующих матросов. А каковы мизансцены и комбинации кадров?! Чего только стоит сцена, в которой параллельно показывают как накаляется обстановка на корабле — крепнет и постепенно нагнетается злоба обиженных матросов, а на кухне начинает кипеть борщ! Или эпизод расстрела театра Одессы, в котором тогда заседал трибунал рассматривающий дела арестованных сочувствующих мятежным матросам — резкий монтаж трёх статуй львов -лежачего, сидячего и стоячего — при показе кажется, будто это один и тот же каменный лев, вскочивший от негодования! Достоин внимания и эпизод с раскрашенным в ручную красным флагом. На чёрно — белой плёнке красный цвет выглядел белым и развивающийся флаг сливался с небом, поэтому режиссёру пришла в голову идея покрасить флаг от руки. Ярко — красный флаг в чёрно — белом, немом фильме запомнится всем однозначно! А сколько мелких, на первый взгляд незначительных, но на самом деле очень важных деталей? Такие как: пенсне судового врача, что уверяет матросов в том, что червивое мясо пригодно к употреблению; крест попа, «благословляющего» матросов на казнь и многое другое…

    Выйдя на экран, фильм Сергея Эйзенштейна стал переломной вехой в истории мировой кинематографии, а так же заявил о богатом языке советского киноискусства. С триумфом прошедший по экранам всего мира, единодушно признанный безоговорочным шедевром, «Броненосец Потёмкин» и сегодня, спустя 90 лет после своего создания продолжает возглавлять самые авторитетные списки лучших произведений мирового кинематографа. Множество раз цитируемый, упомянутый и спародированный в масскульте, этот фильм до сих пор волнует умы всех любителей синематографа планеты. Несколько раз реставрированный, демонстрируемый с самым разным музыкальным сопровождением, а иногда и с «купюрами» — фильм Эйзенштейна это настоящая вечно живая легенда кино. Безупречность, авторитетность и качество картины признавали все её зрители, даже противники коммунистической идеологии. Так фильмом — агиткой восхищался министр пропаганды Третьего Рейха Геббельс, который советовал своим кинематографистам учится у советского режиссёра приёмам воздействия на сознание зрителя. Сегодня нет надобности в подобных агитационных лентах, нет и прежних режимов требовавших восхваления. Однако фильм смог пережить их все и войти в историю, сам став её неотъемлемой частью.

    7 сентября 2015 | 07:33

    Фильм Сергея Эйзенштейна в представлениях не нуждается. Наверняка мало найдется действительных ценителей кинематографа, которые уж если не смотрели, то хотя бы слышали об этом фильме. Классика, которая признана во всем мире. История мятежного корабля, основанная на реальных исторических событиях, произошедших в 1905 году, до сих пор всеми уважаема и почитаема.

    Если обратится к историческим фактам, то можно найти следующие сведения: «14 июня (по новому стилю 27 июня) 1905 г. на броненосце произошло восстание матросов. Поводом к восстанию послужил приказ командира корабля о расправе с 30 матросами, отказавшимися есть борщ с испорченным мясом. Матросы арестовали офицеров, подняли на броненосце красный флаг и привели корабль в охваченную всеобщей забастовкой Одессу, пытаясь помочь бастующим рабочим. Мятеж продолжался одиннадцать дней, в течение которого команде мятежного корабля так и не удалось привлечь на свою сторону другие корабли. Израсходовав запасы топлива и продовольствия, моряки ушли в румынский порт Констанцу и сдали броненосец румынским властям.»

    Современному зрителю, особенно молодежи, который избалован чудесами визуальных эффектов далеких-придалеких галактик, падениями гигантских астероидов, нападением различных инопланетных тварей и прочих чудес кудесников современной киноиндустрии очень трудно будет смотреть фильм, снятый на черно-белую пленку в 20-х годах прошлого столетия, да еще и «немой». Но только подумайте, какие титанические усилия приложили создатели Потемкина, что бы поставить настолько эпическую кинокартину для тех времен, которая поражала и поражает визуальными ходами тогда и сейчас. Конечно сейчас, смотреть фильм Эйзенштейна для получения «пиршества для глаз» практически невозможно, ну разве если только вы не прожили всю жизнь в подземелье и не слышали ничего про кино, а тут вам показали первый за всю жизнь фильм, и им оказался Потёмкин, но это уже слишком фантастический вариант. Но все же, как знакомство с историей кинематографа этот фильм нельзя ни в коем случае пропустить.

    10 из 10

    1 мая 2009 | 18:54

    «Броненосец «Потемкин»» — возможно, самая известная немая картина в истории и до сих пор никем не превзойденный шедевр монтажа. Картина Эйзенштейна сегодня служит упреком беспомощному ремесленничеству звукового кино XXI века, не способному даже грамотно выстроить повествование, не говоря уже о том, чтобы уподобить монтажное развитие картины диалектическому движению мысли.

    Сергей Эйзенштейн, этот «Леонардо Да Винчи кинематографа», как его называли современники, оставивший после себя тысячи страниц теоретических трудов, избирает самый трудный способ организации кинематографического материала, да к тому же в тот период, когда совсем молодое искусство было сильно ограничено в выборе художественных средств. Критикуя Гриффита за идеалистическое понимание монтажа в «Нетерпимости», Эйзенштейн противопоставляет ему материалистическое видение истории и роли в ней масс еще в «Стачке», где пытается показать, как работает классовое сознание, впервые в истории кино используя монтаж как инструмент интеллектуального анализа.

    Однако, несмотря на стремление к научности, которую отличает, если и не полная, то хотя бы частичная объективность, Эйзенштейн в «Броненосце «Потемкине»» предлагает весьма пристрастную, спекулирующую на человеческих эмоциях, идеологическую оптику, нещадно искажающую реальное положение дел во имя пропагандистских целей. Броненосец становится символом экспорта революции, своего рода разносчиком освободительных настроений, но режиссер достаточно умен, чтобы показать сам их генезис вместо того, чтобы представлять как готовую схему. Картина Эйзенштейна — это своеобразная наука ненависти, игра на человеческих страстях, искусно выманивающая из зрителей необходимых эмоциональные реакции.

    Мясо с червями выступает метафорой не только разлагающегося политического режима, но самой живой плоти народа, которую пожирают паразиты. Негодование и жажда реванша пронизывает действия матросов: безупречный выбор типажей, несмотря на децентрированность повествования, не позволяющую выявить главных героев, работает чрезвычайно результативно — эпизодические образы запоминаются, маркируют силовые точки драматургии, не давая зрительскому вниманию ослабеть ни на минуту. Богатырский вид матросов и лощенная щеголеватость офицеров вступают по замыслу автора в диалектическое противоречие, достигая антагонистического эффекта в сцене бунта: достоинство матросов во рванье и тряпье, их сила духа демонстрируют свою несгибаемость перед мнимой силой офицеров, паразитирующих на этом «трудовом элементе».

    Показать, как работает классовое сознание, как оно зреет, цементирует солидарность представителей одной социальной группы и подобно катку подминает под себя злобу и разобщенность эксплуататоров, не просто с марксистским пафосом, но с точным пониманием его истоков — такова была задача Эйзенштейна. Надо самому быть марксистом и материалистом, чтобы снять такой фильм, — это несомненно. Когда Вакуленчук кричит расстрельной группе: «Братья!», — драматическое развитие первой части достигает пика и вместе с тем эмоциональность захлестывает разумную аргументацию.

    В этом один из удивительнейших парадоксов идеологии: она может обкладывать вас многочисленными кирпичами почти неуязвимых аргументов, но лишь до тех пор, пока не коснется своей сути, концептуальной сердцевины, тогда в дело вступают эмоции и игра на страстях слушателя, провокация его не гнев и негодование. Один из самых поразительных моментов в картине тот, где, стремясь обезоружить религиозное мировоззрение, идеология обнаруживает собственные религиозные корни: ритмически зарифмовывая действия судового командования и в прямом смысле «дремучий» образ священника (выглядящего как некий дикий, лесной житель), яростно отвергая вместе с со светской властью и власть Божественную (вспомним очень логичный, точный эпизод с разбиванием тарелки с надписью из Молитвы Господней, демонстрирующий нежелание принимать то, что дает жизнь) режиссерская мысль вскоре создает вполне агиографическую сцену почитания «мученика революции», беззастенчиво коверкая сам смысл христианского страдания.

    Почему идеология не мыслима не просто без религиозной, но, в конечном счете, именно без христианской символики? Ответ очень прост: христианская образная система укоренена в человеческом сознании гораздо глубже, чем это кажется со стороны ее критикам, она представляет собой не просто семантическую матрицу, оптику, посредством которой люди видят мир, но она обусловлена условиями их существования в этом мире, представляет собой реальное положение дел. Марксизм любит заявлять о своей невыдуманности, укорененности в общественных отношениях, однако, уже А. Лосев в «Диалектике мифа» разграничил так называемые «субъективные мифологии», к которым отнес и марксизм, и то, что он называл «абсолютной мифологией» или «объективностью», то есть христианство.

    Марксизм, представляя собой весьма разветвленную диалектическую и материалистическую систему, потому так логичен, что занимается беззастенчивым плагиатом многих структурных элементов христианской онтологии, переиначивая и деформируя их в угоду своим целям. Его подмены весьма искусны, но обман становится очевиден в особенности тогда, когда за стройной аргументацией обнаруживается иррациональная ярость и ненависть к человеческому роду, пусть она и локализована в адрес лишь некоторых социальных групп, но сам источник ее происхождения имеет древнюю и нечеловеческую природу.

    В «Броненосце «Потемкине»» люциферические корни социальной ненависти становятся в полной мере очевидны в эпизоде на одесской лестнице. Чем объяснить смакование в фильме сценами насилия, в особенности с участием детей? Только лишь желанием вызвать у зрителя гнев в адрес ненавидимой государственной власти? Или более тонкими, мотивами? Сгоняя симпатизирующих матросам одесских жителей вниз по лестнице, солдаты будто бы сбрасывают их на дно социальной иерархии — эпизод становится символом обнищания «низов», эксплуатации и бесчеловечности «верхов». Но почему именно дети показаны их жертвами? Нет ли здесь идеологической готовности марксистов мстить детям своих классовых врагов за собственных растерзанных детей? Боюсь, что в виду имеется именно это, что и подтверждает история гражданской войны.

    Художественный эффект фильма был бы неполон без музыки Шостаковича, достигающей глубин поистине набатного трагизма не только в каждом эпизоде в отдельности, но и в фильме в целом. Композитор стремился передать трагедию страны, раздираемой не только политическими, социальными, но и экзистенциальными противоречиями. Густое, мрачное звучание хорошо передает эмоциональное состояние отягощенного злобой, замутненного гневом сознания. Эта музыка программно дисгармонична, величественна и вместе с тем страстна в самом прямом, святоотеческом смысле этого слова, — это звуковая партитура внутреннего мира человека со сжатыми кулаками.

    Но что мы имеем в итоге? Неужели кто-то посмеет отрицать не просто выдающиеся, но не имеющие прецедентов в истории кино художественные достоинства ленты, ее мрачную гениальность? Конечно, нет. Разве кто-то усомниться сейчас в грандиозности авторского замысла, передающего народную трагедию в плотном, часовом, лаконичном формате, обрушиваясь на зрителя как удар кнута? Конечно, нет. Любые включения фильма в списки лучших картин всех времен полностью оправданы. Вопрос — в другом: насколько разрушительным может быть экранное искусство, манипулирующее человеческими эмоциями столь блистательно, что ты против воли хотя бы на час становишься марксистом? Рискну сказать, что сам того не ведая, Эйзенштейн своей картиной доказывает существование Бога, ибо, если игра на страстях столь удачна, значит, они имеют древнюю природу. А если есть дьявол, то есть и Бог — таков парадоксальный итог «Броненосца «Потемкина»».

    29 декабря 2015 | 16:39

    Это чудесный фильм. С кинематографической точки зрения он бесподобен. Тот, кто не твёрд в своих убеждениях, после его просмотра, пожалуй, даже мог бы стать большевиком. Это ещё раз доказывает, что в шедевр может быть успешно заложена некая тенденция. Даже самые плохие идеи могут пропагандироваться художественными средствами.

    Министр пропаганды Третьего рейха Йозеф Геббельс


    Приятно морозным январским днем наслаждаться снифтером-другим Мартеля 1925 года, вдыхая аромат цитрусовой цедры, темно-красной сливы с оттенками карри и рансьо и окунаясь во фруктовое, пряное, древесное послевкусие. Глядишь, и сводчатая бутылка, напоминающая арочный мост, незаметно опустеет, раскрасив монохромные будни ярким мазком рубинового колера.

    Картина Сергея Эйзенштейна является элитным коньяком среди бесконечной кавалькады фильмов — напитков попроще. Каждый эпизод ленты, сопровожденный музыкой Дмитрия Шостаковича, можно смаковать и смаковать, потребляя его по капельке, по глоточку. Вот приговоренные к расстрелу матросы падают на колени, и накрывающий их брезент становится саваном живых мертвецов. Вот обезумевшая мать несет растерзанного ребенка на шеренгу ощетинивших штыками солдат. Вот орудие в орудие смотрят друг на друга мятежный корабль и царская эскадра, и звонкая тишина готовится разорваться залпами в упор. И так до самого финала, когда на сидящего зрителя надвигается массив броненосца, рвущегося на свободу от ненавистного самодержавия. И, если бы «Потемкин» был художественным произведением, порожденный фантазией советского Роберта Стивенсона или Жюля Верна, быть бы картине самим совершенством.

    Однако, проект комиссии ВЦИК, предусматривающий эпическое полотно по событиям кровавого 1905 года и обрезанный до событий одесского восстания, к сожалению, вышел шедевром революционный пропаганды, в котором практически все является полуправдой, передергиванием, а то и прямой ложью. Не являясь профессиональным историком, не буду зацикливаться на разных мелочах, вроде несоответствия труб и пушек. Остановлюсь на существенном.

    Бунт на корабле был не из-за червивого мяса, о чем пятую часть фильма повествовал режиссер. Шла русско-японская война, российский флот уже был разгромлен под Цусимой, и броненосец в составе очередной эскадры готовился к рейду на восток. Менять ласковое Чёрное море на снаряды с шимозой многим хотелось не очень. А тут ещё Одессу захватила многодневная стачка, вызванная кризисом царизма. Город трясло и лихорадило. За день до восстания полсотни матросов, не желавшие стать мятежниками, списались на берег. И тухлый борщ стал лишь поводом.

    Никто моряков не собирался расстреливать. Таких прецедентов в России не было ни до, ни после. Рвущий струны нервов приказ: «Пли!» — художественный вымысел. А вот офицеров мятежники убивали взаправду, соотношение 781 человек к 15 поможет представить реальную картину. Кстати, убили и несколько матросов, пытавшихся вплавь покинуть броненосец. Увлеклись, наверное. А вот по Вакуленчику многотысячной панихиды с массовом расстрелом не было. Да-да, знаменитого побоища на ставшей позже Потемкинской лестнице тоже не было. Эйзенштейн вместе с оператором Тиссэ придумали не только множество потрясающих сцен — коляску с младенцем, спасающегося безногого, безумство матери. Они придумали и саму расправу солдат и казаков с безоружным народом.

    А вот выстрелы «Потемкина» по городу действительно были. Только не по генеральскому дому, а куда бог пошлет — на окраину. И флаг красный, заботливо раскрашенный самим Сергеем Михайловичем вручную в каждом кадре, был. Только обозначал он не революционные идеалы, а прозаическое «готов к бою», согласно морской азбуке.

    И что мы получили в сухом остатке. Во время войны, на одном из самых мощных военных суден была перебита вся команда кадровых офицеров, броненосец обстрелял родной город и был готов вступить в бой со своими же товарищами моряками. И гордо удалился. А вот куда, не задумывались? Свободный корабль поплыл в Констанцу, где и сдался румынскому самодержавию. Причем, роли большевиков, приписавших себе все революционные потуги, в бунте тоже не было, прибыли делегацией несколько эсдеков и анархистов, но слушать их матросы не стали. И в этой мутной исторической водице, которая, как ни крути, является российским позором, Эйзенштейн выловил золотую рыбку.

    Фильм регулярно признавали одним из лучших, а то и лучшим в мире. Включали во все возможные списки самые авторитетные издания. На картину ссылаются, её цитируют и копируют. Например, прелестная пародия Юлиуса Махульского «Дежа вю» с Потемкинской лестницей. На англоязычном сайте IMDb количество зрителей картины где-то в шесть раз больше, чем на родном Кинопоиске, что является уникальным фактом. Даже враги Советского Союза восторгались «Броненосцем «Потемкиным». Интересно, если бы история повторилась, и во время Отечественной войны крейсер «Октябрьская революция», защищавший Ленинград, взбунтовался, перебил всех капитанов и замполитов, пальнул по Смольному и рванул сдаваться в Финляндию, о нем бы ученик Эйзенштейна Григорий Александров (кстати, игравший злобного старпома «Потемкина») тоже бы героический фильм снял?

    А благородный Мартель со временем расправляется с печенью не хуже затрапезной «Путинки».

    17 января 2016 | 19:53

    Картина имеет на протяжении многих десятилетий поразительный успех у господ критиков. Чем же так провинилась работа молодого тогда ещё режиссёра Эйзенштейна?

    Идейные достоинства «Броненосца» обсуждать нелепо: перед нами откровенно пропагандистская вещь, фальсифицирующая исторические факты, выдающая зло (многочисленные преступления товарищей матросов) за добро и к тому же с каким-то коллаборационистским бесстыдством льющая воду на мельницу одного из самых бесчеловечных политических режимов в истории — ленинско-сталинского.

    Может, с экрана несутся на нас какие-то особые эстетические радости? Раскрашенный в стиле старшей группы детского сада флажок, трупы-видения на реях, окровавленные физиономии (даже одна детская!), пальба из всех ружей по насмерть перепуганным бестолковым обывателям, жизнелюбы-червячки? Этим винегретом надлежит наслаждаться? Автор «Броненосца» даже не ставил перед собой задачи минимизировать насилие и жестокость на экране. Фильм, между прочим, смахивает на «16+». Хорошенькое дельце для «шедевра»!

    Может быть, господа актёры нас необыкновенно радуют своим искусством? Так нет же: на экране, как известно, здесь орудуют вообще не ведающие чего они творят дилетанты.

    Говорят, режиссёр преуспел в ремесле и сделал, включая любимый красный флажок, пару свежих профессиональных ходов. Ну и на здоровье! Это их, узких специалистов, личные дела. Наша же задача — зрителей-критиков — дать оценку художественным и идейным характеристикам. Художественно хороши лишь проснувшиеся на мгновение каменные львы, а идейно-воспитательно удачен только удар по мордасам, нанесённый одному действительно презренному шовинисту. Ну, наверное, музыка неплоха. Ничего другого, виноват, не замечаю.

    Да, картина превзошла средний уровень тогдашних работ. Время было такое — кино делало в своём пещерном веке первые самостоятельные шаги. На безрыбье и молодой Эйзенштейн оказался творцом нового. Вот он и понравился тогдашним панам профессорам киноведения.

    Но стоит ли сильно удивляться? История с успехом «Чёрного квадрата» Казимира Малевича куда ярче… Вот там — предел.

    А теперь, с позволения читателя, позволю себе сформулировать гипотезу о механизме подобных психологических чудес:

    Профессор сказал студенту нечто бестолковое или уже устаревшее, студент вырос, сам стал профессором и сказал то же самое уже своему студенту… Закон инерции, что правил ещё в средние века.

    3 из 10

    7 февраля 2016 | 12:20

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>