Истина в вине

Adieu, plancher des vaches!
год
страна
слоган-
режиссерОтар Иоселиани
сценарийОтар Иоселиани
продюсерМартин Мариньяк, Энцо Порчелли, Терес Шерер, ...
операторВильям Любчански
композиторНиколоз Зурабишвили
художникЭммануэль де Шовиньи, Кори Д’Амброджио
монтажОтар Иоселиани, Ева Ленкиевич
жанр драма, комедия, ... слова
зрители
Франция  117.2 тыс.,    Италия  42.8 тыс.,    Испания  20.7 тыс., ...
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время118 мин. / 01:58
Хозяина роскошного шато домочадцы давно держат взаперти, выпуская только по большим семейным праздникам. И все же он ухитряется таскать вино из фамильного погреба и пировать с окрестными бродягами. Тем временем его сын Пьер, стыдясь аристократического происхождения, устраивается мойщиком посуды в баре, влюбляется, впутывается в ограбление и попадает в тюрьму. Владелец бара тем временем банкротится, а возлюбленная Пьера выходит за того, кто ее изнасиловал.
Рейтинг фильма

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка


    Фильм — сказка, фильм — вымысел (о, почему-то надо снимать фильм не иначе чем об аристократии!) адресованный специфической, на мой взгляд, публике, но фильм состоявшийся и, как таковой, он заслуживает внимания всех.

    Фильм о молодом человеке из аристократической семьи (отец — алкоголик) не получающим высшего образования, слоняющегося по улицам Парижа на роликах, подрабатывая примитивным ремесленным трудом (моет тарелки в кафе). Вот то, что он не получает высшего образования меня и зацепило на первых порах потому что скепсис к «школе», возникающий в раннем возрасте, при наличии интереса к эксперименту, который есть у Пьера, может быть признаком гениальности. Но гениальности, даже таланта, в фильме нет. То, что молодой человек не из просто богатой, а даже из аристократической и богатой семьи пытается заниматься ремеслами (причем плохо — ему неинтересно, скучно, что естественно), а затем вступает в банду, участвует в ограблении и садится в тюрьму интересно, конечно же, как парадокс, но тоже шокирует.

    За это я и люблю этот фильм — за неожиданности, ведь, конечно же, он не имеет ни малейшего отношения к аристократии всегда во все времена отличавшейся способностью заразить нас желанием жить, а этот молодой человек всего лишь криминальный пьяница уже в юности. Хорошо, он разочарован в системе образования, но как же спорт, политика, влюбленность, искусство? Где жажда жизни, где азарт спортсмена, любовника, политика, художника?

    Поразительный по своей несуразности фильм о молодом аристократе-законченном дегенерате.

    Фильм вызывает раздражение, желание полемизировать, недоверие — множество негативных эмоций. Отар Иосселиани как акула бороздит подводное пространство в ауре планктона из негативных эмоций зрителя и эта обреченность Отара на провал, эта кричащая глупость Отара изыскавшего «где-то» (в дебрях своего идиотизма) молодого аристократа-алкоголика заслуживает внимания как патология.

    В фильме присутствует … сатанинский шарм, сатанинский талант ведь у нас молодые люди даже из бедных семей не лишены увлечений, хобби, мечты. Невозможно представить себе как можно найти в 20 лет … истину в вине!

    Фильм спровоцировал меня на гнев и, вследствие этого, по-моему, состоялся. Дело в том, что искусство большое и любовь к нему учит не бояться казусов.

    Запоздалая для конца 20-го века попытка создать что-то «декадентское», хотя на самом деле все (буквально все) декаденты были поумнее Отара.

    Творчество, мягко говоря, необычного человека.

    Мне кажется, что, снимая фильм, Отар делал ставку на то чтобы выделиться, быть признанным гением или проиграть. И … проиграл.

    Эти соображения приходят в голову первыми. Второе же соображение, приходящее в голову по просмотре фильма, состоит в том, что стены комнаты Пьера увешаны иероглифами уже давно как маоистского Китая и Иосселиани, выходец из СССР, экспортирует в Париж левые настроения, что на самом деле тоже не делает ему чести. А ведь фильм довольно левацкий — взгляните повнимательнее на Пьера: он не пользуется своими привилегиями. Не обладая талантами этот скромный молодой аристократ (что по-моему тоже не вяжется друг с другом) ведет примитивно стеснительную жизнь, даже за девушкой ухаживая пьяным и совсем уж просто, менее изобретательно, чем портовый грузчик.

    Почему-то Отару надо позиционировать себя как знатока аристократии не обладая в действительности азартом, темпераментом, не будучи способным «заразить» нас хоть чем-либо в этой жизни, кроме рекламы алкоголя.

    Не могу и не хочу поверить в этот образ, но … это-то и «цепляет» и фильм обладает … сатанинским шармом.

    Провокационный, левый и построенный на лжи, фильм, вызывающий недоумение каждым своим кадром.

    3 сентября 2012 | 15:37

    Отар Иесилани иммигрировал во Францию еще в начале 80х. Но поэтическая реальность его фильмов остается неизменной от декады к декаде. «Меняется фактура или культурная среда, но в критериях, в оценочных понятиях, в системе ценностей ничего не меняется» — утверждает сам маэстро. И в очередной раз, в своем фильме «Истина в вине», оригинальное название которого в парафразе звучало бы примерно как «Прощай, родная земля», создает в чем-то эфемерное пространство, где меж лучами солнца, по французским улицам, неторопливо бредут т его герои, все как один пораженные невыносимой легкостью бытия.

    Автор старательно избегает расстановки акцентов — поэтому второстепенных и центральных персонажей, среди них, по сути, нет. Перед нами оказывается куртуазное французское семейство. У них есть настоящий фамильный особняк, а к нему в комплекте — свора обленившихся от безделья гончих собак, целый кордон прислуги и даже аист марабу. Из всех этих отживших свое атрибутов аристократии, наибольшее беспокойство семейству причиняет его глава, пожилой, и, по мнению родственников, давно выживший из ума. Старика держат взаперти, но тот все-таки умудряется периодически сбегать из своей золотой клетки.

    Регулярными демарши становятся после его знакомства с городским клошаром — классовые различия, кажется, лишь сближают этих стариков с разных полюсов жизни к контрапункту — в дружбе, досуге и, конечно, вине. Как и остальных персонажей, Иесилани прописывает характер старика с любовью, в которой угадываются тонкие, почти незаметные нотки иронии. Диалогов будет по минимуму — но этот тот случай, когда все понятно и без слов. Камера работает в реалистичной манере и следует за действующими лицами ненавязчиво, будто направляемая ими самими.

    Удивительно, но и сами того не зная, остальные члены семьи следуют той же стратегии, что и ее убеленный сединами глава. Будто уставшие от своего анахроничного статуса баловней судьбы, они, накинув личину «обычного человека», устремляются на улицы. Где с удовольствием отказываясь от своего скромного обаяния, обретают нечто большее — настоящую близость и душевную гармонию. А сам фильм, тем временем, окончательно принимает очертания притчи — современной гуманистической притчи о прошлом, будущем и правильном выборе, который по Иесилани, есть всегда, стоит только дать выход человечности, если, конечно, таковая еще осталась.

    19 июня 2016 | 13:23

    Если ранние грузинские фильмы Отара Иоселиани часто сравнивались с французской новой волной, то стиль более позднего творчества уже французского производства скорее ближе к колориту Кустурицы. В фильмах грузинского режиссера национально-бытовая специфика постепенно заменяется на оригинальность характеров и деталей, ироничность повествования. Такова его поздняя работа — «Истина в вине».

    Название фильма Иоселиани 1999 года, где есть множество героев, уже расставляет свои акценты. Режиссер выбрал для заглавия поговорки на разных языках, вроде бы отличающиеся по смыслу. Русская и латинская «истина в вине» и французская «прощай, земля» (в оригинале «Adieu, plancher des vaches!» — «Прощай, коровий хлев!» — высказывание моряков, покидающих сушу) не являются аналогами, однако оба иносказания касаются одного и того же персонажа, роль которого исполнил сам режиссер.

    Именно отец семейства своими поступками выражает главную идею фильма. Хозяин большого дома, обладающий благосостоянием, никак не вписывается в окружающую аристократичную обстановку, пытается бежать от реальности, где есть только видимое внешнее благополучие, но полное отсутствие духовности, сначала запираясь от всех домочадцев в своей комнате в поисках истины на дне стакана. В конце концов ему удается устроить и настоящий побег из этой духовной тюрьмы.

    Интересно то, что герой Иоселиани, все же второстепенный, повествование, в основном, выстраивается вокруг его сына, который во многом является отражением своего отца. Его изначально не устраивает собственная жизнь, поэтому он находит себя в мире маргиналов. Именно с ним на экране появляется вереница колоритных героев, находящихся на дне общества. А в конце концов после побега отца, сын занимает его место.

    Весь фильм распадается на две неравные части, показывающие как со временем привычный мир может измениться до неузнаваемости. Временной промежуток, между частями (зрителю не сообщается сколько месяцев, лет проходит), служит для окончательной эволюции всех персонажей и сюжетных линий, приводит к их логическому завершению.

    Помимо всего этого, в фильме много самобытности, присущей стилю Иоселиани: застолья и песни, спокойный сюжетный темп, некая бессюжетность при этом оборачивающаяся цельной историей. Важную связующую роль в ней играют именно вино и музыка, позволяющие людям из разных социальных слоев общаться на одном языке.

    Диалоги фильма, наоборот, минималистичны, кино Иоселиани понятно без слов. Сам режиссер однажды рассказал о своем киноязыке: «Мне нужны только музыка и действия: жесты, взгляды, перемещения людей по отношению друг к другу, по отношению к камере».

    Отдельно хочется отметить такую деталь, как поезда в фильме. Они встречаются часто и, возможно, являются неким символом движения и изменения: у отца семейства в комнате стоит игрушечная железная дорога, дети играют с игрушкой-паровозиком в начале и конце фильма, а один из героев работает уборщиком поездов.

    8 из 10

    10 марта 2014 | 19:30

    Иоселиани всегда снимает настоящее кино, вот таким оно и должно быть — красивым, умным, своеобразным. Правда, несмотря на то, что оно всегда веселит, поднимает настроение и вообще, по-моему, заставляет хотеть жить, несмотря на это оно в своей положительности слишком монотонно. То есть весь фильм будет настолько монотонно ироничен и привлекателен, что от него можно устать, вот такая странность.

    Самое классное на мой взгляд — это герои фильмов этого режиссера. Своеобразность его картин как раз в них и том, что с ними происходит. Каждый совершает такие действия, которых от них не ждешь. К примеру, парень живет за городом и на учебу едет не на машине, хотя ему позволяет его богатое положение, а спускается по речке на лодке. Или гувернантка, следящая за порядком в доме, моет окна снаружи, находясь не внутри дома, как это делают обычные люди, а на веревке как альпинист, свесившись с крыши.

    В каком-то смысле от этого даже сносит «башню» у зрителя, должно, по крайней мере, у ценителя артхауса. В фильме, как и положено подобного рода кино, малое количества слов, все понятно по действиям и поступкам, совершаемым героями. Причем эта немногословность им к лицу. Иоселиани создает какую-то другую реальность, приятную, странную, притягивающую, ту, в которой у нас нельзя будет никогда жить.

    Я сознательно не стал говорить о смысле фильма, идее, сюжете, морали и прочем, потому что это останется для каждого зрителя решением, захочет ли он через те характеристики фильма, которые я написал, узнать все это, потому что будет сделать это непросто.

    11 августа 2007 | 20:43

    В роскошном шато, спрятанном в прибрежных лесах Сены, обитают — цапля, свора ленивых породистых собак, три девочки, их взрослый брат, кухарка, служанка, дворецкий, мама-бизнесвумен (с личным вертолётом и любовником) и папа, которого не показывают гостям, потому что он всё время в стельку пьян. Домочадцы давно держат его взаперти, выпуская только по большим семейным праздникам. И всё же он ухитряется таскать вино из фамильного погреба.

    Одарив детей дежурными поцелуями за завтраком, мама на целый день улетает по своим делам. Сестрички отправляются объезжать лошадей в окрестных рощах. Их взрослый брат садится на моторку и плывет в центр Парижа, где, стыдясь своего аристократического происхождения, работает мойщиком посуды в баре, а после работы пьёт кальвадос в кафе напротив и мечтает жениться на официантке. А папа берёт ружье, бутылку и идёт в лес стрелять по бумерангам.

    Однажды этот престарелый буржуа знакомится с парижским клошаром. Эта встреча открывает ему метафизическую прелесть настоящей компании и мужской дружбы. И только теперь к нему, наконец, приходит понимание глубинного смысла аксиомы, гласящей: истина в вине! Обреченный волею судьбы томиться в своей золотой клетке, он до сих пор лишь мечтал из неё вырваться. И вот теперь, воспользовавшись случаем, не раздумывая, он бежит из дома вместе с новым приятелем…

    «Прощай, коровий хлев» — оригинальное французское название ленты, повторяющее фразу моряков, покидающих сушу, как и англоязычное — «Прощай, дом родной» — соответствуют оригиналу только отчасти. История о том, что всё перемешалось в этом мире — бедные часто притворяются богатыми, а богатые, наоборот, бедными, по своей структуре напоминает первый галльский фильм Иоселиани «Фавориты луны» (1984), с той разницей, что здесь в водовороте событий не задействованы предметы, и все событийные метаморфозы на этот раз случаются исключительно с людьми.

    Иоселиани по-прежнему грезит утраченной добрососедской атмосферой, воспетой им в «Листопаде» и «Певчем дрозде», и объединяющей людей независимо от их социального статуса. Культовыми местами встреч в новом веке становятся у него маленькие уличные кафе, где люди пересекаются в перерывах между делами. В ироничных наблюдениях за социальными авантюрами героев (юный богач хочет раствориться в уличной парижской жизни, а бедный разнорабочий, живущий в конуре, берёт напрокат мотоцикл и костюм, чтобы выглядеть состоятельным плейбоем) Иоселиани соединил обретённую с годами мудрость и французское изящество.

    Мудрость таится в вечных истинах: и русский, и латинский, и французский варианты названия — поговорки. Эту мудрость разливают в бокалы и раздают случайным посетителям летних террас, но в истериках индустриального века и торжества буржуазной пошлости далеко не каждому дано её распознать.

    13 декабря 2012 | 10:14

    Жанр фмльма можно определить как «ироничную притчу». Авторы фильма неспеша плетут тонкую вязь событий, которые происходят с множенством героев этой истории. Все это действительно подается с тонкой иронией, с легким отношением к бытию. Фильм имеет несколько уровней подтекстов, которые носят характер житейской мудрости. Хорошая режиссерская работа Иосселиани.

    9 из 10.

    17 октября 2006 | 14:27

    Заголовок: Текст: