всё о любом фильме:

Возвращение

год
страна
слоган-
режиссерАндрей Звягинцев
сценарийВладимир Моисеенко, Александр Новотоцкий
продюсерЭндрю Колтон, Елена Ковалева, Дмитрий Лесневский
операторМихаил Кричман
композиторАндрей Дергачев
художникЖанна Пахомова, Анна Бартули
монтажВладимир Могилевский
жанр триллер, драма, детектив, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
$550 247
зрители
Италия  175.5 тыс.,    Франция  116.9 тыс.,    Испания  70.4 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
время106 мин. / 01:46
В жизни двух братьев неожиданно возникает отец, знакомый им только по фотографии десятилетней давности. Появление странного, чужого для них человека переворачивает их жизнь, когда отец вырывает ребят из привычного существования в тихом родном городе и привозит на заброшенный остров…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
95%
81 + 4 = 85
8.0
в России
50%
2 + 2 = 4
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм снимали в Ленинградской области: в Выборге, Приозерске и Зеленогорске.
    Трейлер 02:04

    файл добавилFinePart

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 8.0/10
    Сенсационная победа фильма 39-летнего российского дебютанта Андрея Звягинцева на юбилейном, 60-м по счёту, Венецианском фестивале, где эта картина получила сразу два «Золотых льва» — в главном конкурсе и в соревновании первых работ, действительно свидетельствовала о возврате российского кинематографа в контекст формирующихся течений и направлений в мировом кино. В Венецию стремился попасть наш признанный режиссёр Вадим Абдрашитов с «Магнитными бурями», из-за чего предпочёл отказаться в мае от участия в престижной программе «Особый взгляд» в Канне. Но даже несмотря на пристрастия тогдашнего венецианского отборщика по Восточной Европе, известного немецкого киноведа Ханса-Иоахима Шлегеля, который ранее протежировал нашим лентам на Берлинском киносмотре, в том числе — и «Пьесе для пассажира» в 1995 году, новая работа Абдрашитова была знаменательно проигнорирована. Зато совершенно случайно в руки Морица де Хадельна, директора кинематографической Биеннале, попала видеокассета с «Возвращением», которое не только срочно отвоевали у Локарнского фестиваля, но и особо упомянули уже на предварительной пресс-конференции, где была объявлена венецианская кинопрограмма. Таким образом, никому не ведомый начинающий постановщик из России заранее оказался в предпочтительном положении. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 30101 пост в Блогосфере>

    ещё случайные

    Снятый с высочайшим уровнем амбиций, фильм «Возвращение» вместе с тем, хвала богам, абсолютно не содержит той чопорности, каковая часто портит впечатление от российского фестивального кино.

    «Возвращение», пожалуй, не назовёшь триумфом интеллекта. В сценарии есть свои недочеты, в частности, возникает впечатление, что у каждого из трех основных героев есть некие выпирающие черты, демонстрации которых подчинено все их время пребывание на экране (для Отца, безукоризненно исполненного Константином Лавроненко, это мускулинность и дисциплина, которые выпирают, пожалуй, сильнее, чем у людей из реальной жизни). И вместе с тем «Возвращение» — безусловный триумф чувств. Концовка фильма — это настоящее откровение.

    Не будучи наполненным показными интеллектуальностями, за уши притянутой символикой и утверждениями собственного величия, «Возвращение» есть настоящее искусство, «весомое, грубое, зримое».

    28 сентября 2014 | 11:14

    Двое братьев — Андрей и Иван — живут с матерью и бабушкой, где-то на побережье. Однажды, к ним приезжает отец, которого они не видели много лет и узнают только по фото. Человек этот мало говорит, ведет себя загадочно и властно. Во время ужина он предлагает Андрею и Ивану отправиться в поход; они собирают сумки, грузят в машину и отправляются в путешествие, в котором ближе узнают своего внезапно появившегося родителя…

    Некоторые картины появляются словно бы в нужное время и в нужном месте, чтобы наделать шуму по всему миру, и собрать множество самых разных кино-наград. Именно такая судьба постигла дебют Андрея Звягинцева. Видимо, некая тоскующая прослойка критиков и кинолюбителей была готова к появлению «Возвращения»; она взрастила за годы большущий ком ожидания, в котором перемешались все крупицы «недополученного» от других современных фильмов, а потому образец нового кино-языка: последовательного, созерцательного и лишенного вычурности, был принят с распростертыми объятиями. Все звезды сошлись как должно: и актерский состав, и замысел, и панорамы во многом экзотичной для иностранцев российской природы составили беспроигрышную комбинацию успеха. В итоге: пять призов Венецианского кинофестиваля, две премии «Золотой Орел», две премии «Ника», большое количество других призов и номинаций, а также признание в Мексике, Франции, Италии, Швеции Дании, везде-везде…

    Как мне видится, в возвращении говорится, прежде всего, о мужании и о том болезненном периоде в жизни каждого мальчишки, когда детство с его беспечностью и играми начинает выдавливаться огромной и мрачной тенью взрослой жизни, с ее необходимостью «быть мужчиной»: отвечать за свои слова, проявлять сдержанность, держать слово, нести ответственность за поступки и т. п. Гениальная эпоха (как называл детство Бруно Шульц) проходит, а эпоха новая излучает холод и враждебность. В этом смысле отец Андрея и Ивана, прошлое которого туманно, а настоящее загадочно, предстает некой полуабстрактной неизбежностью такой метаморфозы. Он словно приходит, чтобы озвучить им новые правила игры, уже более серьезные, рискованные, безапелляционные. А мальчишки представляют два отношения к этой необходимости взрослеть: смиренное и гибкое (в случае старшего брата Андрея), и строптивое, не желающее перемен и развенчания детства (в случае Ивана).

    Больше всего в «Возвращении» импонирует его камерность, безлюдность, бесшумность… Из каждой сцены выхолощено все лишнее, — отвергнута традиция расстановки статистов для вящей правдоподобности, а потому герои как бы повисают то и дело в универсальном пространстве, и все их слова и поступки, таким образом, также приобретают универсальные черты, сгущаются до притчи. На ум тут же приходят картины Коэнов, Джармуша, Виктора Эрисе. Радостно также и то, что Звягинцев, несмотря на дебют, сравнительную молодость, и явную любовь к западным традициям авторского кино, не стал усложнять «форму». Классическая операторская работа, аккуратная пошаговая съемка, с общими планами в начале и конце отдельных сцен, но в то же время и легкая нота своего почерка: в фильме, нарочно или не нарочно, достигнут эффект некой непреклонной воли природы, которая, то и дело, перемешивает чувства героев в своих мощных потоках. Она могущественна и деспотична, и если можно говорить о нарицательном смысле происходящих между отцом и сыновьями отношений, то эффект достигнут во многом благодаря этому завораживающему, языческому фону. Прибавьте мрачноватые краски в целом всего фильма, и эмбиентные мотивы в духе Итана Роуза, и вы получите то что нужно, — картину, которую смотришь не отрываясь: одновременно отдыхая, размышляя и позволяя настроению картины пронизывать себя словно лучами.

    Отдельно хочется отметить актеров. Владимир Гарин и Иван Добронравов играют не по годам убедительно, а Константин Лавроненко, вообще, кажется, предназначен для роли Отца: настолько хорошо ему удается передать эту непроницаемую загадочность, оставив только едва уловимую трагическую малость во взгляде; голос его невозмутим и непреклонен одновременно, а во всем что он делает, проступают очертания драматической, одинокой судьбы, пребывающей во власти какого-то кочевнического духа — равно не готовой принять и дарить любовь.

    Конечно, есть в «Возвращении» некоторые шероховатости и нестыковки, для дебюта вполне естественные. Например, определенная механистичность эмоционального фона, вообще для хорошего русского кино обычно несвойственная… но даже это, с учетом общей стилистики можно оправдать. Другое дело, причины, следствия, мотивация поступков и т. п. Я, так и не смог объяснить самому себе, почему в Отце перемешаны жесткость с откровенной жестокостью/самодурством и едва ли не сентиментальностью, которая вдруг проявляется в ключевой сцене. Такие смешения, как мне кажется, вносят неоправданную путаницу, и показывают что авторы не вполне понимали персонажа и его побудительные мотивы. Также, есть ощущение, что в отдельных сценах недостаточно хорошо были продуманы ракурсы, не все выжали в плане монтажа и подачи событий. Но это только шероховатости — общего впечатления они не умаляют.

    В целом же, «Возвращение» произвело сильное впечатление. Андрей Звягинцев сумел взять от русской действительности что-то присущее только ей, выбрал благодатную тему, и создал из этого замечательное в своем роде творение, без приевшегося уже заигрывания с камерой и композицией, без претенциозного глубокомыслия и без опрокидывания в «очевидности», когда в финале весь замысел планомерно озвучивается героями. Это кино очень высокой пробы.

    8 из 10

    21 апреля 2014 | 15:58

    Фильм «Возвращение» — несмотря на некоторые мои вариации трактования во время самого просмотра — является, на мой взгляд, идеально сложенным, цельным. В фильме нет ни одного эпизода, который бы не имел подтекста или смысла. Если зритель будет достаточно проницательным и внимательным, то от его взора не ускользнет ни одна деталь или задумка автора. И в конце фильма они выстраиваются в голове в четко обозначенную мысль, как идеально сложившейся пазл. Автору и постановщику фильма респект.

    В фильме в отдельных двух эпизодах ярко обозначены безусловная любовь матери и условная любовь отца. Кто понимает, о чем я, тот наверняка поймет правильно весь фильм и главную идею. Я бы сказал больше, но тогда раскроется часть сюжета.

    Я не считаю, что этот фильм о сложности отношений отца и сыновей. Нет. Кому-то отец показался очень властным? Нет, это не так. Да и вопрос не в этом. Этот фильм о величайшей мудрости, возможно, оступившегося в молодости, отца, который решает выполнить свою важную миссию в жизни взрослеющих сыновей экстерном, если можно так сказать. Чтобы наверстать упущенные годы. Согласитесь, не так просто сделать из мальчишек мужчин за срок, которым располагал их отец. И даже, последний важный эпизод с трагической случайностью, не прошел для детей даром. Он тоже научил их ответственности за каждый свой поступок и закрепил их новые роли в жизни.

    Обязательно смотреть всем настоящим и будущим отцам, а также детям или подросткам, желающим стать настоящими мужчинами в будущем. Также, желательно посмотреть прекрасной половине человечества с той целью, чтобы вы принимали правильные решения, которые в будущем обязательно повлияют на вашу жизнь и жизнь ваших детей. Матерям одиночкам смотреть обязательно. Вам придется узнать, что же такое условная отцовская любовь. Как ее выражать. И какова ее роль в воспитании детей.

    Оценка за идею, сюжет и постановку в заданном формате — 10 из 10

    Оценка за масштабность идеи вообще — 5 из 10

    9 июля 2010 | 01:25

    Фильм Андрея Звягинцева «Возвращение» повествует о двух братьях, в чью жизнь нежданно негаданно вернулся отец, который был то ли в загуле, то ли в тюрьме, то ли на войне, это не важно. Мальчики смутно помнят родное лицо, и реакция на него у них разная. Старший брат бескорыстно радуется возвращению отца и не задаёт лишних вопросов, младший помнит его меньше, оттого настроен к нему как к чужому. Отец забирает сыновей в поход к озеру порыбачить. На самом деле в течении ленты заметно, что отец везёт их в определённое место, в котором он однозначно уже был и которое почему-то ему полюбилось. Заново выстраивать отношения с детьми, для которых ключевым является то, что его много лет не было рядом, конечно же непросто. Но отец не торопится облегчить этот процесс, он жёсток и жесток с мальчиками, и его меры воспитания неуместны, особенно в ситуации такого не длительного знакомства.

    Фильм показывает как легко желаемое может обратиться в действительное и в миг перестать быть желаемым. Атмосфера ленты звягинцевская. Кадры взваливаются на зрителя монотонным грузом (в хорошем смысле), картинка серая, но не безликая. Как и в других кинотворениях Звягинцева, не чувствуется русской принадлежности у героев и у мест, равно как и привязки к времени. Причём при просмотре это не бросается в глаза, а уже после при анализе возникает вопрос, лично для меня не требущий ответа и являющийся скорее плюсом и фишкой режиссёра, чем недочётом фильма, «где и в каком времени это было»?

    Возможно, отец чувствовал недолгое пребывание с сыновьями, скорый отъезд вновь надолго или даже гибель свою. Внутри себя он безмерно любил сыновей, а на поверхность выдавал холодность и жёсткость, чтобы не давать им полюбить себя и привыкнуть к своему присутствию.

    На мой взгляд придраться в ленте не к чему. Игра актёров, работа оператора, звуковой ряд, режиссура, атмосфера — на высшем уровне.

    Тем не менее нельзя давать кинематографу расслабляться.

    9 из 10

    27 декабря 2012 | 17:55

    Притча. Отец приходит из ниоткуда и уходит в никуда. Остается боль и невыносимо тяжелый груз вины… и ощущение катарсиса. Дети признают отца, отец любит сыновей до забвения самого себя. Величайшее событие в жизни мальчиков, которое либо осветит их души, либо отравит их мраком навсегда.

    Звягинцев мне симпатичен. Как личность и как режиссер. В нем есть Дух, который подсказывает ему верный и честный путь. Другое дело, что не все захотят это воспринимать. Не хочу вступать в дискуссию с недовольными тем, что фильм, якобы, противоречит российским реалиям. Возможно, мы со Звягинцевым выросли в одинаковой обстановке, и нам это привычно.

    Не могу не упомянуть Ивана Добронравова. Он обладает талантом «оживлять» пленку. Когда его видишь в кадре, кажется, что до него можно коснуться — настолько он настоящий и живой. И этот маленький паренек в фильме до сих пор вызывает у меня материнские чувства. Дар? Феномен? Или его внутренняя органичная природа? Пока не знаю. Время покажет.

    Понимаю тех, кому фильм не нравится. Он слишком тонок. Почти метафизичен. Не дает ответов. Нужно быть в духовном поиске, чтобы полюбить «Возвращение». А этот момент может и не наступить.

    Мне фильм нанес глубокую рану — значит, сделан он был для моего типа восприятия. Ценю и уважаю этот дар.

    10 из 10

    16 января 2012 | 23:59

    Долго пришлось ждать отечественному зрителю появлению достойного и очень качественного кино нашего кино. Вот уже на протяжении лет этак двадцати отечественный кинематограф не выпускает хорошие картины, заполняя репертуары кинотеатров второсортными, а то и хуже, картинами. Однако, к большому счастью, есть и в этом, казалось было, уже правиле исключение. Неплохой «Брат», недавний проект «Как я провел этим летом» и, на мой взгляд главная картина последних двух десятков лет — «Возвращение» Андрея Звягинцева.

    Кино повествует о, казалось бы, вполне простой истории двух братьев и отца, вернувшегося домой спустя десяток лет. Где он был все это время — вот каким вопросом задаются мальчишки. Вместо ответа, отец увозит из в поход, который из запланированного двухдневного превращается чуть ли не в недельный, большую часть которого «семья» проводит на неизвестном острове, перевернувшем судьбу каждого из героев.

    Вообще с подобным кино, в нашем кинематографе всегда был полный порядок. «Возвращение» — это этакий качественный минимализм, с глубоким философским подтекстом. В свое время шедевры подобного уровня выпускал, на мой взгляд, самый гениальный режиссер нашей страны — Андрей Тарковский. Звягинцев же постарался сделать нечто подобное, и знаете, это нечто подобное у него с блеском получилось.

    Всегда было сложно разбирать фильм Тарковского, ибо столь глубоких фильмов и в мировом кинематографе не так много, а у этого человека таковых было аж несколько, как минимум два. Вот и с фильмом Звягинцева примерно та же ситуация. Вроде бы кино очевидно во всех смыслах, но вроде и не все так просто. Вроде перед зрителем весьма простая история о том, как отец, не принимавший участия в воспитании своих сыновей на протяжении лет двенадцати, за несколько дней пытается сделать из них настоящих мужчин, постоянно напоминая им, как жесток этот мир, и что все в этом мире нужно делать самому, ни на кого не рассчитывая, возможно за исключением своего брата. Лишь ты сам, сам можешь что-то сделать, никто тебе ничего не принесет, всего в этой жизни нужно добиваться самому. Да, пускай у отца весьма противоречивые методы воспитания, пускай применение физической силы не во всех эпизодах может пойти во благо, но это жизнь, без подобной методики невозможно вырастить настоящих мужчин, нужно с детства прививать им мысли о жестокости и несправедливости нашего мира, иначе во взрослой жизни им будет чрезвычайно трудно.

    «Возвращение» — кино потрясающее, кино, благодаря которому не стыдно за наш кинематограф, и потрясающим эту картину во многом делает ее реальность. «Возвращение» — это мастерски прописанная история, с очень умелыми диалогами и качественно прописанными персонажами, за которыми следишь на одном дыхании. На удивление качественная игра актеров, в особенности не по годам зрелая конструктивность Добронравова, делают свое дело, заставляя зрителя и, в частности, лично меня поверить во все происходящее. Разговоры двух братьев, конфликт с отцом, ночевка в палатке, рыбалка — эхх… Как же все это здесь реально, ты действительно веришь во все происходящее.

    «Возвращение» — кино которое невероятно приятно как смотреть, так и слушать. Работа оператора и режиссура — главные достоинства этого фильма. Про пейзажи, думается, в очередной раз расписывать смысла нет, ибо это нужно просто видеть, все-таки красоту русской природы заменить ни чем другим невозможно. Звягинцев стандартным цветам предпочел тона приглушенные, которые сопровождают все действия на протяжении всего хронометража. Зеленоватые оттенки будто характеризуют отношения в этой «новой семье». Камера очень плавно двигается практически вол всех плоскостях, эпизод с биноклем также обыгран достаточно эффектно, правда ничего нового все же в плане как режиссуры, так и работы оператора, картина в себе не несет, правда она собрала ну практически все самое лучшее, что еще оставалось в нашем кинематографе. Звук также заслуживает похвалы. Да, здесь нет мощного саундтрека, собственно какой-то единой музыкальной тематики тут и нет, но этакая металлическая музыка атмосферу «будь здоров» нагнетает.

    «Возвращение» Звягинцева — кино, безусловно, фестивальное, этакий все же своеобразный арт-хаус. Почему своеобразный, все же у подобного кино круг зрителей не так узок. Так случилось, что за рубежом это кино имело куда больше зрителей, чем у себя дома. «Возвращение» в первую очередь показывает, как из, казалось бы, простой идеи можно развернуть чрезвычайно любопытную историю, которая держит, действительно держит зрителя у экранов. Ну и прибавив ко всему вышеизложенному многочисленные зарубежные награды (с точки зрения премий и на Родине кино не взяло всего того, что должно было брать без вопросов) мы имеем лучший отечественный кино-проект последних двух десятков лет. Остается лишь надеяться, что подобного кино-полотна нам придется ждать не так долго…

    31 марта 2011 | 21:25

    Перед просмотром фильма хотелось убедиться, что «Золотые Львы» и «Орлы» даются не просто так, а идолопоклонническое шуршанье журналистов возникает хотя бы на какой-то основе.

    После просмотра стало ясно: основа, безусловно, есть, а награды даны не зря. Слухи, которые ходят о зверином режиссерском характере, ответы в интервью, выдающие за собой выработанные концептуальные взгляды режиссера — во всём убеждаешься после просмотра. Но так ли гениален Звягинцев, как о нём говорят?

    Вопрос более тонкий, чем кажется.

    Безусловно, талантливый, лаконичный в своём выражении и воздерживающийся от прямых деклараций и морализаторства, воссоздающий архетипичные образы семьи и её членов с отпечатками русского менталитета, Звягинцев являет собой живое подтверждение того, что между Гением и человеком Талантливым есть определенная, тонкая и труднообъяснимая, но ощутимая, грань. Простота Звягинцева грубовата и немного сыра, требующая законченности — черта, делающая его узнаваемым и определяющая необходимое его творческое развитие как режиссёра.

    Фильм хороший, стоящий просмотра, красивый и притчевый.

    8,5 из 10

    16 января 2008 | 16:20

    В фильме три плана, плавно перетекающих друг в друга: психологический — об отношениях с отцом, символический — об отношениях с Законом, духовный — об отношениях с Богом.

    Если смотреть это кино с узко психологической точки зрения, то можно решить, что оно о насилии в семье. О травматическом эпизоде из жизни двух мальчишек-братьев, случившемся по недомыслию и недосмотру их матери, отпустившей детей неизвестно куда с малознакомым человеком. О жестоком обращении с ребенком. О том, каким не должен быть отец, потому что иначе случится трагедия, как в финале фильма. Был бы нормальным отцом — не произошло бы непоправимого. Возможно, кто-то, действительно, думает, что «Возвращение» об этом. Но, на мой взгляд, это совсем не так.

    Отец, сыгранный Лавроненко — единственно возможный Отец Закона, роль которого — отделить мальчика от «материнского тела», от безусловного, всепрощающего отношения, и ввести его в «мир иной», где каждый поступок влечет за собой неизбежные последствия, где существуют правила, которые нельзя нарушать, а если нарушил — будешь не прощен, а наказан, без вариантов. Просто потому, что человеком становится только тот, кто подчинился Закону. А он не принимает в расчет оправдания типа «я забыл», «не смог удержаться», «не подумал». Он и есть тот жесткий отец, о котором нельзя забывать.

    Настоящий, физический отец, показанный в фильме, дает первый опыт этого нового отношения, но жесткость его не абсолютна, как у безличного Закона — она на каждом шагу смягчается любовью, и этим оправдана. В кафе, где Ваня начинает бунтовать, никакой расправы не следует — папа находит гибкое решение. Дальше он проявляет себя как живой, чувствительный человек, все-таки возвращая мальчишек из автобуса, после того, как Иван бросает ему в лицо обидные слова обиженного ребенка. Он не издевается над младшим, когда тот трусит забираться на вышку, и не заставляет его лезть насильно. Он отпускает сыновей одних на лодке удить рыбу, видя, как им хочется, хотя уже пора уезжать. И наконец, когда они опаздывают на три (!) часа, он не устраивает им показательную порку (а такой мог бы!), а, явно сдерживая себя, отвешивает старшему несколько пощечин.

    Все, что происходит вслед за этим — реакция детей, поведение отца в ответ на их реакцию, и трагическая развязка — неожиданно и внезапно. Опять же, узко психологически можно было бы возразить режиссеру, потребовать другого финала, где отец либо вообще не гонится за Ваней, либо не лезет на рожон и оставляет ребенка в покое, когда тот его просит. Символически же финал может быть только таким. Потому что настоящей близости с родителями мы достигаем через идентификацию с ними, которая становится возможной только после их утраты. Именно символической утраты, не буквальной, когда мы взрослеем, отделяемся, освобождаемся от их непосредственной власти, теряем необходимость бунтовать и вдруг… обнаруживаем, что говорим со своими детьми их языком, теми самыми словами, которыми они воспитывали нас: «Ручками, ручками…» Так парадоксально устроен человек, что подлинная близость с родителем достигается, когда воевать больше не с кем. Тогда-то и обнаруживается, что родительские правила и требования больше не снаружи — они теперь навсегда внутри. Звягинцев делает эту утрату реальной, материальной и, действительно, травматической, но взросление никогда не бывает легким и всегда сопровождается чувством вины, осознанным или неосознанным ощущением, что, «вылетая из гнезда», мы убиваем тех, кто дал нам жизнь…

    Почему отец дан как Бог? Потому что, как и Бог, он является предметом веры, а не доказательства. Кто является детям матерью, легко определяется через тело (беременность и роды), а отец может только поверить, что это — его дети, так же, как и дети, могут только поверить матери, что это — их отец.

    10 из 10

    28 декабря 2015 | 22:06

    Мысль о просмотре «Возвращения» прожила со мной в полном единении духа около 11 месяцев. Идиллия и постоянство главенствовали в наших отношениях. Эмоциональная составляющая, трепетная и столь важная для будущего просмотра, только усиливала своё воздействие. Мы жили в ясном понимании того, что просмотр, выждав ему отмеренное время, все таки свершится. В один-единственный момент мы стали обречены и «Возвращение», выдержанное и благородное, предстало всей своей глубиной.

    Поразительным образом сюжеты Звягинцева пересекаются с моими жизненными, заставляя прокручивать в памяти несколько событий из прошлого. Многие ли знают, что такое существовать без отца, именно существовать. Видеть как мать бьется одна, как она верит, опуская руки лишь на время, пока никто не видит. Знать, что такое неполноценность и почему многие отцы оправдывают себя в этом…

    Это вовсе не фильм, а живой, пульсирующий фрагмент, удивительным образом попавший на кинопленку. 12 лет — бесконечность для ребенка, а вопросы об отце уже давно отправлены в архив и без ответов…

    По возвращении Он уже не существует. И если раньше отец находился в мечтах, покрытых пеленой неизвестности, то теперь это просто чужеродный объект, с которым почему-то нужно считаться. Отец своим суровым нравом тщетно пытается оттенить двенадцатилетнюю ошибку, не признавая её таковой. В данном случае слово «папа» самое не искреннее и насильно выдавленное, какое только может быть.

    Жизнь двух ребят, не привыкших к полноценной семье, вздрагивает после удивительно спокойных слов матери: «Тихо, отец спит!». Кто такой отец и чей это отец — первые немые вопросы недоумённых мальчишеских лиц. Как вести себя с ним: называть на «Вы» или по-сыновнему? Помимо семейной пустоты, нам показывают кромешный минимализм в жилище, отрешенное поселение, бескрайние просторы и незаполненные ничем, кроме природы, края. Одиночество местности. Одиночество человека. Две пропасти.

    Папаша придя в некогда свой дом, не удосуживается даже объясниться с мальчиками, заваливаясь спать, словно предшествующие 12 лет отсутствия были полностью проведены на ногах. После чего следует трапеза, символизирующая гостеприимное хозяйское поведения, где за знакомство с сыновьями принято выпить, сообщив, что завтра исключительно мужской компанией необходимо отправиться в поход. Эта идея не встречает никаких разногласий, и на следующий день готовит непростую дорогу, на протяжении которой придется повзрослеть не на один год.

    - Мам, а откуда он взялся?
    - Приехал…

    Звягинцев в своих картинах затрагивает острые, но в тоже время неизменно жизненные моменты. История, где папа — летчик с полётом длинною в дюжину лет, может запросто приземлиться в чужую жизнь прямо на дома и людей, не замечая взлетной полосы, которой и быть не могло спустя столь долгие лета, в то время как мама преисполнена умиротворенным спокойствием с явными оттенками грусти или даже безысходности ситуации. Семья ведь…

    Папа пришел далеко не с миром, даже не пытаясь найти общий язык со своими отпрысками. Холодно называя Ваню Иваном, требует чтобы его величали не иначе как родителем. Но разве можно в течении пары суток весь устоявшийся уклад жизни перестроить под себя? Герой Лавроненко со своими псевдоотцовскими правилами и вечно недовольным лицом, врывается в жизнь в общем-то давно чужих ему детей, уверенно свыкшихся с безотцовщиной. Выплескивая на ребят всю свою суровость, словно пытается вместить накопившееся за долгие годы воспитание в несколько и так непростых дней. Он нисколько даже не собирается понять их, живя как и прежде одиноким волком, с той лишь разницей, что с кем-то надо рядом быть. Вот только не взял в расчет, что для мальчишек всю их недолгую жизнь формально главой семьи являлась лишь старая фотография из пыльного сундука, затерявшегося в темноте чердака.

    Иван Добронравов в роли младшего сына заслуживает самых восторженных слов. Роль грандиозная. По сюжету он не признает отца, бунтует как только может, ратуя за справедливость и недоумевая над поведением своего брата, который умеет приспосабливаться к любым обстоятельствам. Жизнь успела научить. В этом неожиданном путешествии братья не отворачиваются друг от друга, но выбраться из-под отцовской любви, также сложно, как и вернуться в воду двум полуживым рыбам в целлофановом пакете обстоятельств. Старший сын Андрей — это тоже будущий «летчик», который продолжит славную традицию полетов и возвращений, тем более, что пример для подражания взят наизготовку, да и отцовские наручные часы пришлись в самую пору. Вот только дело в том, что для осознания прямой принадлежности к отцу необходима трагедия.

    Операторская работа в исполнении Кричмана как всегда вне всяческих похвал, это мировой уровень, к которому так хочется привыкнуть.

    В своих картинах Звягинцев пытается открыть наглухо заколоченные людские глаза, заставить заржавевшие, но ранее светлые головы, начать снова думать, показав нам себя, окружающих и существующее отношение к родным. Чаще всего диагноз оказывается неутешительным, порой «болезнь» неизлечима. Никакого курса оздоровления общественного недуга режиссер не предлагает, подробно описывая все симптомы и грозя непоправимым исходом, он хочет, чтобы мы осозначи сложившееся положение вещей, и признались хотя бы себе. Следуя своей неизменной традиции, автор ленты показывает из фильма в фильм одиночество людей в своей стране. Демонстрирует разруху личности, разруху отношений, Родину, где дети существуют без надежды на осязаемое. И в качестве приговора: изменение человеческого вида в худшую сторону.

    Поразмышлять об этом фильме можно еще не одним десятком абзацев, но лучше, чтобы этот монолог произошел в мыслях каждого.

    24 мая 2012 | 23:46

    Начну с названия — «Возвращение». После просмотра возникает вопрос возвращение ли? Отец вернулся и ушел, правда на этот раз навсегда. Проблема. Нет, в названии конечно есть привязка к фильму и самая что ни на есть прямая, но нет привязки к идее, что в этом фильме главное.

    Игра актеров. Мальчики, несомненно молодцы, хорошо вошли в роли, особенно младший, да и актер сыгравший отца тоже хорош, но его роль в отличие от ролей мальчиков проста и примитивна. По моему следовало добавить в образ отца какую то изюминку, иначе складывается ощущение, что вкушаешь ты вроде бы дорогую французскую булку, а на деле выходит что простой крестьянский хлеб, к тому же от времени уже черствый.

    По сюжету вопросов больше всего, так что начну. Вопрос намбер ван — куда они все время едут? Сначала приехали на какое-то озеро, потом резко сорвались и ломанулись на остров и так далее. Большую часть фильма мы видим как кто-то куда то едет. Не порядок. Вопрос намбер ту — может быть это только у меня такое ощущение сложилось, но по-моему некоторые моменты фильма очень походили на сцены из американских триллеров про психов слетевших с катушек, или маньяков, которые вот вот изрежут на маленькие кусочки весь честной люд. Особенно это ощущение усилилось, когда на экране была сцена в маленьком городе, куда герои заехали перекусить. Город внешне ухожен, что уже странно для российской глубинки — согласитесь. А вот внешний вид кафе типично «американ фаст фуд» меня совершенно убил и изумил. Вопрос намбер фри — где были отец со старшим сыном, пока младший мерз под дождем на мосту. Так и не понятно. И наконец вопрос номер четыре — так и не раскрывается где был отец все 12 лет своего отсутствия. Этот вопрос ему задал сын — но его, как и меня ответ «далеко» не устроил. А был он видимо действительно далеко, раз умеет все, от ремонта лодочного мотора, до вырезания мисок из дерева.

    Атмосфера. Да, атмосфера конечно хороша, наверно это единственное, что понравилось мне в фильме. Она хорошо продумана и на протяжении всего фильма однотонна (в хорошем смысле) и соответствует задумке. Здесь браво, но и здесь я нашел недочеты. Первый — может хватит уже серости? Сколько можно снимать фильмы о тяжелых судьбах русского народа в серых тонах? Скажите мне? И сколько можно снимать такие фильмы об островах. Исторически и географически мы занимаем самый большой континет, а в кино нас то и дело отправляют на какие-то острова (Лунгин, «Остров»; «Новая земля» и т. д.), может пора подумать о чем то другом. Второй недоточет, даже не недочет, а скорее пожелание — дом, который мы видим в самом начале — ну разве это дом в котором живут две русских женщины? Что за серые стены? Где гамма? Где хотя бы примитивнейшие цветы?

    Вот такая вот рецензия. Подведу итог: не понимаю за что этот фильм получил 4 льва в Каннах, ведь можно было постараться и сделать фильм намного лучше, причем в разы. Вместо задумчивой, красивой, ухоженной незнакомки (а-ля булгаковская Маргарита) я увидел замухрыженную от попоек мужа (отца) русскую золушку в серых одеждах, но я верю, что однажды появиться в нашем кинематографе фея-волшебница, которая скинет серость и добавит красок.

    7 из 10

    29 февраля 2012 | 03:08

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>