всё о любом фильме:

Возвращение

год
страна
слоган-
режиссерАндрей Звягинцев
сценарийВладимир Моисеенко, Александр Новотоцкий
продюсерЭндрю Колтон, Елена Ковалева, Дмитрий Лесневский
операторМихаил Кричман
композиторАндрей Дергачев
художникЖанна Пахомова, Анна Бартули
монтажВладимир Могилевский
жанр триллер, драма, детектив, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
$550 247
зрители
Италия  175.5 тыс.,    Франция  116.9 тыс.,    Испания  70.4 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
время106 мин. / 01:46
В жизни двух братьев неожиданно возникает отец, знакомый им только по фотографии десятилетней давности. Появление странного, чужого для них человека переворачивает их жизнь, когда отец вырывает ребят из привычного существования в тихом родном городе и привозит на заброшенный остров…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
95%
81 + 4 = 85
8.0
в России
50%
2 + 2 = 4
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм снимали в Ленинградской области: в Выборге, Приозерске и Зеленогорске.
    Трейлер 02:04

    файл добавилFinePart

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 8.0/10
    Сенсационная победа фильма 39-летнего российского дебютанта Андрея Звягинцева на юбилейном, 60-м по счёту, Венецианском фестивале, где эта картина получила сразу два «Золотых льва» — в главном конкурсе и в соревновании первых работ, действительно свидетельствовала о возврате российского кинематографа в контекст формирующихся течений и направлений в мировом кино. В Венецию стремился попасть наш признанный режиссёр Вадим Абдрашитов с «Магнитными бурями», из-за чего предпочёл отказаться в мае от участия в престижной программе «Особый взгляд» в Канне. Но даже несмотря на пристрастия тогдашнего венецианского отборщика по Восточной Европе, известного немецкого киноведа Ханса-Иоахима Шлегеля, который ранее протежировал нашим лентам на Берлинском киносмотре, в том числе — и «Пьесе для пассажира» в 1995 году, новая работа Абдрашитова была знаменательно проигнорирована. Зато совершенно случайно в руки Морица де Хадельна, директора кинематографической Биеннале, попала видеокассета с «Возвращением», которое не только срочно отвоевали у Локарнского фестиваля, но и особо упомянули уже на предварительной пресс-конференции, где была объявлена венецианская кинопрограмма. Таким образом, никому не ведомый начинающий постановщик из России заранее оказался в предпочтительном положении. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 30101 пост в Блогосфере>

    ещё случайные

    «Возвращение» — один из лучших фильмов Российского Кинематографа с большой буквы. Он напоминает, что далеко еще не все потеряно в нашем искусстве, и вызывает искреннюю гордость за талантливого режиссера.

    В отличие от многих серьезных американских фильмов, российские фильмы всегда отличались глубоким погружением в атмосферу фильма. Работа Андрея Звягинцева не стала исключением. Каждый кадр, каждое действие главных героев подчеркивает суровый реализм картины. С первого мгновения зритель окунается не в вымышленную реальность, а в жизнь такую, какая она есть на самом деле, без приукрашивания и сглаживания острых углов.

    Актеры, великолепно вжившиеся в роли, не с помощью ненужных слов, а посредством полувзглядов, полудействий передают незаурядный драматизм сложившейся жизненной ситуации. Простой чеховский сюжет о не выделяющейся на общем фоне семье наполняется скрытой страстью и невысказанными чувствами, которые внимательный зритель только угадывает до кульминационной развязки.

    Течение жизни заставляет героев сбросить маски и обнажить в себе одно лишь естество, скрываемое, забитое, но настоящее, именно то, которое и составляет сущность человека. Замечательная операторская работа показывает красоту окружающего мира, величественность природы, подчеркивая незначительность человеческих слов на фоне настоящего чувства.

    На мой взгляд, этот фильм глубже проблематики воспитания детей, режиссер показывает переворот в личностях Андрея и Ивана, трагизм сложившейся ситуации усиливает восприятие и активизирует все человеческое в душе каждого мальчика. Может не каждому будут понятны смятение и эмоциональные переживания героев фильма, но каждый человек, который восхищается произведениями Чехова, сможет открыть внутри себя нечто непознанное по средствам этого фильма.

    10 из 10

    5 июля 2011 | 15:12

    «Возвращение» Андрея Петровича Звягинцева. Едва первый раз посмотрев его, я не сомневался, что это не то кино, где существует одна общепринятая точка зрения, а если кто её не поддерживает, так это ради либо хохмы, либо удовлетворения своего юношеского духа противоречия. Это вам не противостояние солдафонов с Земли и милых дикарей-гуманоидов, в котором лучшим людям сам бог велел перейти на сторону инопланетян и изничтожить мерзавцев своего вида, а значит, и массовый зритель поневоле сопереживает не своему виду… В «Возвращении» нет и не может быть однозначных оценок и трактовок: фильм в хорошем смысле авторский, многогранный и жизненный. Поэтому каждый судит о нём со своей колокольни, однако в нём есть нечто такое, за что действительно надо давать значимые награды. Если за такой фильм не дать международный приз, то мир в самом деле устроен в корне не верно! Но мир всё же не совсем безумный, безумный, безумный. Вот почему иногда — мизерно редко, в сравнении с царём, богом и господином, что живёт за океаном, но иногда — наши фильмы ударяют на такое, что уже нельзя не признать бесценной человечностью, и мир снимает шляпу.

    Что же такого абсолютно значимого, общечеловеческого и непревзойдённо яркого есть в «Возвращении»? На что нельзя закрыть глаза, даже если кто-то чёрствый не будет тронут холодной природой Русского Севера, красноречивой минималистичностью и даже силой актёрской игры? Конечно, на воспитательный посыл, на психологизм взросления, на ужас открытого и в то же время столь убийственно однозначного финала!

    В жизни каждого из нас наступает момент, когда надо доказать окружающим, что ты можешь преодолеть апатию и леность, а также порой экзистенциальный страх — и остаться один на один с настоящей, жестокой и требовательной жизнью. Особенно это касается мужчин. В самой природе человека заложено неписаное и даже редко произносимое вслух правило, что мужчина берёт женщину за себя замуж, а если он сам не в состоянии обеспечить семью, то лучше ему так и остаться одному… Чтобы успешно противостоять жизненным вызовам, мужчина должен (с раннего детства желательно, а уж с подросткового возраста обязательно) проявлять мужественный характер. В самом широком смысле это сводится к формуле: мужик сказал — мужик сделал. Грубо, зато по-народному мудро и ёмко. Ответственность за свои поступки, готовность пойти, если нужно, по трупам к своей цели. Такого мужчину можно ненавидеть, если его решения жестоко ранят, однако в конечном итоге — его прощают и подлинно уважают; на него уповают и даже преклоняются перед ним. Потому что человек, излучающий абсолютную уверенность в своих решениях и поступках, исподволь подчиняет себе тех, кто от него зависит.

    Именно таким предстаёт герой Константина Лавроненко. Как и Андрей Петрович, Константин Николаевич не был на момент создания «Возвращения» молодым начинающим кинодеятелем. Карьера обоих началась за пару десятилетий до этого по крайней мере. Однако не приходится сомневаться, что признание к ним пришло именно с выходом «Возвращения». Неудивительно, что Лавроненко приобрёл соответствующее амплуа… Кого же он сыграл здесь? Нам нарочно дают минимум информации о нём. Фильм — не о том, как его зовут, где он был и почему так неожиданно вернулся. А о том, что он за человек. Это как раз ясно из его образа как божий день. Скажет — как отрежет. Каждый шаг исполнен смысла. Стиснул зубы, сделал глубокий вдох — и вперёд. Тогда как многие живут, куда течение вынесет, а чуть что — нервная суета и даже паника. И остальное не важно, если человек привык принимать подкреплённые делами решения, почему это «остальное» и остаётся за кадром.

    Разумеется, такой мужчина не может быть один. И та женщина, что подле него, даже не пытается мешать ему. Даже если он сегодня сказал: ухожу на войну добровольцем… или: я люблю другую, счастливо оставаться… А через годы вдруг вернулся. Такова воля человека, чей характер в разы твёрже, чем у его женщины. А родители и тем паче: это сын, и он вылетел из гнезда. Да что там! Даже если он попал в тюрьму, кто сказал, что у преступников нет понятия о святости и долге? Он всё равно адекватно относится к своим близким, и если он вернулся после отсидки в родной дом, его родители (если ещё живы) и его семья (если развода не было) должны принять его таким, как есть.

    Но в центре внимания кинокартины — его сыновья. У каждого мужчины должен быть отец, своим примером (больше делом, чем словами) наставляющий на путь истинный. Слово «безотцовщина» неспроста всегда воспринималась даже не как грустная правда жизни, а как оскорбление. Что бы там ни говорили сторонники Антон Семёныча Макаренко, не дай бог кому быть воспитанным улицей; лучше, как ни крути, — отец родной, и желательно — отец, за которым пойдёшь в огонь и воду, чтобы потом своим детям стать таким же отцом. Увы, дети в картине Звягинцева, мягко говоря, посрамили своего отца; причём и старший, и младший стоят друг друга (несмотря на то что по ходу фильма нам всё больше показывают, что это у младшего вредный, капризный характер, а старший как раз тянется к отцу, в итоге не остаётся сомнений, что и старший — с червоточиной). А что они сделали со своим отцом, показавшимся им, видите ли, слишком авторитарным, это каждый видевший фильм запомнит на всю жизнь! Такое не забывается!

    Но ребят трудно воспринимать как отрицательных героев. Они ещё дети, даже старший, подросток-старшеклассник. У детей ещё есть время исправиться, пусть и дорогой ценой, а здесь им именно предстоит повзрослеть, повзрослеть в какие-то минуты. И для ответа на вопрос «а как повзрослеть?» времени не остаётся, либо же следует резко саркастический ответ. «Ручками, ручками!» — как здесь. Или даже: «Хреном!» — как в по-солдатски грубой книге Константина Воробьёва «Убиты под Москвой». Хотя наиболее близкой по духу вещью из нашей литературы мне представляется страшная сказка Евгения Шварца «Два брата». Как бы жутковато ни было во время чтения об исправлении своей чудовищной оплошности старшим братом по велению сурового отца, как бы ни жалели мы младшего братишку, книга Шварца — ничто в сравнении с мощнейшим фильмом Звягинцева. А гибель парнишки, сыгравшего старшего брата у Звягинцева, как бы подводит итог самому кинопроизведению: да, это почти инфернально злая драма… Не то чтобы я слишком буквально воспринимал афоризм Высоцкого: «Кто кончил жизнь трагически, — тот истинный поэт!» Но что такой факт добавляет фильму трагической патетики, для меня аксиома.

    9 декабря 2015 | 12:37

    На протяжении нескольких лет этот фильм был моим самым любимым, да и сейчас таковым остается. Купила его в двух дисках, и первую часть заиграла до дыр — ставила ее просто как фон для работы, особенно если нужно было сосредоточиться и вдохновиться для написания статьи, как-то духовно очиститься. Музыка в фильме особенная, магнетическая, завораживающая. И художественная стилистика в целом невыразимо притягательная: эти холодные сине-стальные тона, это обилие неба, воды, воздуха…

    Фильм помог мне понять одну вещь, которую я без этой картины, наверное, никогда бы и не постигла: жестокость может быть оборотной стороной любви. И любовь материнская и отцовская — это две совершенно разные стихии. Причем ребенку обязательно нужны они обе — иначе ему не дано понять в этой жизни и в себе чего-то очень важного.

    «Побочное действие» этого фильма: я стала фанатичной поклонницей творчества Константина Лавроненко, сыгравшего в «Возвращении» отца.

    Мой оценка фильма: 10 из 10. Если бы можно было, поставила бы 100 из 100.

    18 июля 2010 | 19:16

    Фильм бы и в руки не взял, но уже все пересмотрел…. Искал триллер, но нашел не его. Думал — детектив, но, увы…. Может быть драма? Как бы не так.

    Впрочем, элемент драмы присутствует, но увидеть его суждено только досмотрев ленту до конца. Драма, как связующие звено эволюции взаимоотношений отца и сыновей. А точнее, их принятию своего отца.

    Тогда, что же это? Мне трудно судить. Фильмы бывают интересными и неинтересными. Этот имеет свой стиль. Вызывает любопытство. Но не более. Наверное, треть фильма перемотал. Затянут дальше некуда. Немного диалогов братьев — ни о чем. Еще меньше разговоров с отцом — папа пытается учить малых жизни. Действий — вообще кот наплакал: это — фильм-состояние.

    Тем не менее, кино зацепило. Много лет отсутствия, внезапное возвращение и желание в одночасье вновь стать отцом для своих детей натыкается на непреодолимую стену. Не совсем понятна цель взрослого человека, который берет сыновей в поход, но по ходу пытается решить какие-то свои таинственные дела. Но некая цель будет достигнута, хотя и заплатить за нее придется сполна. Кто-то настоящим, а кто-то и своим будущем….

    Стоить и отметить режиссуру. Она — хороша. Мрачные тона как бы нашептывают на ухо о том, что что-то должно произойти, да и память хранит описание фильма как триллер и детектив, и потому присутствует ложное чувство интриги. Но с половины ленты приходит понимание, что уже вряд ли что-либо случиться и кнопка перемотки нажимается все чаще и чаще.

    Что-то все же случиться, но отнюдь не чудо. Здесь вам не Зазеркалье, а настоящая жизнь без прикрас. Как сказал бы один классик: верю.

    4 марта 2013 | 22:47

    Двое братьев — Андрей и Иван — живут с матерью и бабушкой, где-то на побережье. Однажды, к ним приезжает отец, которого они не видели много лет и узнают только по фото. Человек этот мало говорит, ведет себя загадочно и властно. Во время ужина он предлагает Андрею и Ивану отправиться в поход; они собирают сумки, грузят в машину и отправляются в путешествие, в котором ближе узнают своего внезапно появившегося родителя…

    Некоторые картины появляются словно бы в нужное время и в нужном месте, чтобы наделать шуму по всему миру, и собрать множество самых разных кино-наград. Именно такая судьба постигла дебют Андрея Звягинцева. Видимо, некая тоскующая прослойка критиков и кинолюбителей была готова к появлению «Возвращения»; она взрастила за годы большущий ком ожидания, в котором перемешались все крупицы «недополученного» от других современных фильмов, а потому образец нового кино-языка: последовательного, созерцательного и лишенного вычурности, был принят с распростертыми объятиями. Все звезды сошлись как должно: и актерский состав, и замысел, и панорамы во многом экзотичной для иностранцев российской природы составили беспроигрышную комбинацию успеха. В итоге: пять призов Венецианского кинофестиваля, две премии «Золотой Орел», две премии «Ника», большое количество других призов и номинаций, а также признание в Мексике, Франции, Италии, Швеции Дании, везде-везде…

    Как мне видится, в возвращении говорится, прежде всего, о мужании и о том болезненном периоде в жизни каждого мальчишки, когда детство с его беспечностью и играми начинает выдавливаться огромной и мрачной тенью взрослой жизни, с ее необходимостью «быть мужчиной»: отвечать за свои слова, проявлять сдержанность, держать слово, нести ответственность за поступки и т. п. Гениальная эпоха (как называл детство Бруно Шульц) проходит, а эпоха новая излучает холод и враждебность. В этом смысле отец Андрея и Ивана, прошлое которого туманно, а настоящее загадочно, предстает некой полуабстрактной неизбежностью такой метаморфозы. Он словно приходит, чтобы озвучить им новые правила игры, уже более серьезные, рискованные, безапелляционные. А мальчишки представляют два отношения к этой необходимости взрослеть: смиренное и гибкое (в случае старшего брата Андрея), и строптивое, не желающее перемен и развенчания детства (в случае Ивана).

    Больше всего в «Возвращении» импонирует его камерность, безлюдность, бесшумность… Из каждой сцены выхолощено все лишнее, — отвергнута традиция расстановки статистов для вящей правдоподобности, а потому герои как бы повисают то и дело в универсальном пространстве, и все их слова и поступки, таким образом, также приобретают универсальные черты, сгущаются до притчи. На ум тут же приходят картины Коэнов, Джармуша, Виктора Эрисе. Радостно также и то, что Звягинцев, несмотря на дебют, сравнительную молодость, и явную любовь к западным традициям авторского кино, не стал усложнять «форму». Классическая операторская работа, аккуратная пошаговая съемка, с общими планами в начале и конце отдельных сцен, но в то же время и легкая нота своего почерка: в фильме, нарочно или не нарочно, достигнут эффект некой непреклонной воли природы, которая, то и дело, перемешивает чувства героев в своих мощных потоках. Она могущественна и деспотична, и если можно говорить о нарицательном смысле происходящих между отцом и сыновьями отношений, то эффект достигнут во многом благодаря этому завораживающему, языческому фону. Прибавьте мрачноватые краски в целом всего фильма, и эмбиентные мотивы в духе Итана Роуза, и вы получите то что нужно, — картину, которую смотришь не отрываясь: одновременно отдыхая, размышляя и позволяя настроению картины пронизывать себя словно лучами.

    Отдельно хочется отметить актеров. Владимир Гарин и Иван Добронравов играют не по годам убедительно, а Константин Лавроненко, вообще, кажется, предназначен для роли Отца: настолько хорошо ему удается передать эту непроницаемую загадочность, оставив только едва уловимую трагическую малость во взгляде; голос его невозмутим и непреклонен одновременно, а во всем что он делает, проступают очертания драматической, одинокой судьбы, пребывающей во власти какого-то кочевнического духа — равно не готовой принять и дарить любовь.

    Конечно, есть в «Возвращении» некоторые шероховатости и нестыковки, для дебюта вполне естественные. Например, определенная механистичность эмоционального фона, вообще для хорошего русского кино обычно несвойственная… но даже это, с учетом общей стилистики можно оправдать. Другое дело, причины, следствия, мотивация поступков и т. п. Я, так и не смог объяснить самому себе, почему в Отце перемешаны жесткость с откровенной жестокостью/самодурством и едва ли не сентиментальностью, которая вдруг проявляется в ключевой сцене. Такие смешения, как мне кажется, вносят неоправданную путаницу, и показывают что авторы не вполне понимали персонажа и его побудительные мотивы. Также, есть ощущение, что в отдельных сценах недостаточно хорошо были продуманы ракурсы, не все выжали в плане монтажа и подачи событий. Но это только шероховатости — общего впечатления они не умаляют.

    В целом же, «Возвращение» произвело сильное впечатление. Андрей Звягинцев сумел взять от русской действительности что-то присущее только ей, выбрал благодатную тему, и создал из этого замечательное в своем роде творение, без приевшегося уже заигрывания с камерой и композицией, без претенциозного глубокомыслия и без опрокидывания в «очевидности», когда в финале весь замысел планомерно озвучивается героями. Это кино очень высокой пробы.

    8 из 10

    21 апреля 2014 | 15:58

    Это один из любимых фильмов. Есть фильмы, которые нравятся женщинам — «Унесенные ветром», «Дневник Бриджит Джонс». Есть те, которые нравятся мужчинам — «Крестный отец», «Звездные войны» и др.

    А этот фильм нравится тем, кто понимает, что такое вырасти без отца. Отец может и присутствовать, но не воспитывать и не заниматься ребенком. Но когда это начинает делать, у ребенка возникают вопросы. А почему только сейчас? А где ты был раньше? И эти вопросы обычно остаются без ответа.

    История фильма банальна. Но, идея, как её показал Звягинцев, достойна аплодисментов. Операторская работы фантастична. Такие кадры, просто нет слов, одни эмоции. Ну, и, конечно, актеры. Могу сказать только одно — молодцы.

    10 из 10.

    20 августа 2007 | 23:33

    Если отбросить все восхваления в адрес операторской работы и красоты пейзажей, то и хвалить-то фильм особо не за что. Я люблю кино, которое заставляет подумать, насладиться картинкой, люблю Ким Ки Дука, Мертвеца, но Возвращение никак не могу отнести к таким.

    Может просто стало модно любить Арт-Хаус, чтобы казаться окружающим тонким ценителем, стоящим выше среднего зрителя?! Зачем приписывать фильму какой-то несуществующий подтекст, искать какой-то потаенный смысл, если его там нету? Нет никакого развития в отношениях новоявленного папаши и сыновей, просто он всю дорогу издевается над ними. Понятно, что у детей долго не было отца и что в них происходит внутренняя борьба между желанием его иметь и отвращением к его жесткости, но она не раскрыта так, чтобы заставить нас переживать, сочувствовать, задумываться. Весь сюжет можно описать тремя словами. Ни завязки, ни внятного развития, а так просто трагический, красиво снятый, но абсолютно не интересный кусок из чьей-то жизни.

    17 ноября 2008 | 14:25

    В фильме три плана, плавно перетекающих друг в друга: психологический — об отношениях с отцом, символический — об отношениях с Законом, духовный — об отношениях с Богом.

    Если смотреть это кино с узко психологической точки зрения, то можно решить, что оно о насилии в семье. О травматическом эпизоде из жизни двух мальчишек-братьев, случившемся по недомыслию и недосмотру их матери, отпустившей детей неизвестно куда с малознакомым человеком. О жестоком обращении с ребенком. О том, каким не должен быть отец, потому что иначе случится трагедия, как в финале фильма. Был бы нормальным отцом — не произошло бы непоправимого. Возможно, кто-то, действительно, думает, что «Возвращение» об этом. Но, на мой взгляд, это совсем не так.

    Отец, сыгранный Лавроненко — единственно возможный Отец Закона, роль которого — отделить мальчика от «материнского тела», от безусловного, всепрощающего отношения, и ввести его в «мир иной», где каждый поступок влечет за собой неизбежные последствия, где существуют правила, которые нельзя нарушать, а если нарушил — будешь не прощен, а наказан, без вариантов. Просто потому, что человеком становится только тот, кто подчинился Закону. А он не принимает в расчет оправдания типа «я забыл», «не смог удержаться», «не подумал». Он и есть тот жесткий отец, о котором нельзя забывать.

    Настоящий, физический отец, показанный в фильме, дает первый опыт этого нового отношения, но жесткость его не абсолютна, как у безличного Закона — она на каждом шагу смягчается любовью, и этим оправдана. В кафе, где Ваня начинает бунтовать, никакой расправы не следует — папа находит гибкое решение. Дальше он проявляет себя как живой, чувствительный человек, все-таки возвращая мальчишек из автобуса, после того, как Иван бросает ему в лицо обидные слова обиженного ребенка. Он не издевается над младшим, когда тот трусит забираться на вышку, и не заставляет его лезть насильно. Он отпускает сыновей одних на лодке удить рыбу, видя, как им хочется, хотя уже пора уезжать. И наконец, когда они опаздывают на три (!) часа, он не устраивает им показательную порку (а такой мог бы!), а, явно сдерживая себя, отвешивает старшему несколько пощечин.

    Все, что происходит вслед за этим — реакция детей, поведение отца в ответ на их реакцию, и трагическая развязка — неожиданно и внезапно. Опять же, узко психологически можно было бы возразить режиссеру, потребовать другого финала, где отец либо вообще не гонится за Ваней, либо не лезет на рожон и оставляет ребенка в покое, когда тот его просит. Символически же финал может быть только таким. Потому что настоящей близости с родителями мы достигаем через идентификацию с ними, которая становится возможной только после их утраты. Именно символической утраты, не буквальной, когда мы взрослеем, отделяемся, освобождаемся от их непосредственной власти, теряем необходимость бунтовать и вдруг… обнаруживаем, что говорим со своими детьми их языком, теми самыми словами, которыми они воспитывали нас: «Ручками, ручками…» Так парадоксально устроен человек, что подлинная близость с родителем достигается, когда воевать больше не с кем. Тогда-то и обнаруживается, что родительские правила и требования больше не снаружи — они теперь навсегда внутри. Звягинцев делает эту утрату реальной, материальной и, действительно, травматической, но взросление никогда не бывает легким и всегда сопровождается чувством вины, осознанным или неосознанным ощущением, что, «вылетая из гнезда», мы убиваем тех, кто дал нам жизнь…

    Почему отец дан как Бог? Потому что, как и Бог, он является предметом веры, а не доказательства. Кто является детям матерью, легко определяется через тело (беременность и роды), а отец может только поверить, что это — его дети, так же, как и дети, могут только поверить матери, что это — их отец.

    10 из 10

    28 декабря 2015 | 22:06

    Практически любое достойное произведение искусства не дает ответы на важные вопросы, а скорее их ставит. И фильм Андрея Звягинцева «Возвращение» не исключение. Режиссер не старается как можно более полно рассказать нам историю двух ребят и их отца, который возвращается к ним спустя двенадцать лет отсутствия. Кто он? Чем занимается? Зачем вернулся? На все эти вопросы зритель попытается ответить сам, домыслить, разглядеть в выхваченных камерой коротких моментах смысл поступков.

    И тем-то и хорош этот фильм, что заставляет нас задуматься.

    Задуматься о том, что такое родственная связь.

    Задуматься о том, за что мы ценим в наших близких.

    Задуматься о том, можно ли и нужно ли, ошибившись однажды, пытаться все изменить.

    7 из 10

    5 ноября 2010 | 14:37

    Звягинцев совместил две прекрасные традиции или, скажем, их основные элементы. Это традиция глубокого раскрытия человеческих взаимоотношений, присущая произведениям отечественного киноискусства, и традиция умеренно динамичного «психологического саспенса», присущая авторским работам европейских мастеров. Перекочевала сюда из европейского кино и некоторая прилизанность картинки, принимаемая иногда за коммерциализацию. На мой взгляд, это в корне неверно: эстетика подачи отнюдь не отрицает глубину мысли.

    С первых же кадров воды и мрачноватой подводной съёмки чувствуется влияние Тарковского. Впоследствии Тарковский вновь «всплывает» в символизме некоторых образов. Впрочем, ни малейшим плагиатом не пахнет — не более чем дань уважения молодого мастера признанному авторитету. Кстати, присущая фильмам Тарковского великолепная операторская работа присутствует и здесь — браво, Михаил Кричман!

    «Зачем ты вернулся? Зачем мы тебе нужны?» — кричит отцу промокший под ливнем Ваня. Ему не суждено получить внятный ответ на эти вопросы. Суждено ли получить его зрителю, которого весь фильм преследуют намёки на то, что поход с детьми — лишь прикрытие каких-то странных делишек? А существует ли он вообще, этот ответ? Ведь в конечном счёте оказывается важно не то, чем является это возвращение для отца, а то, чем оно является для детей. Можно просто взять и появиться там, где ты должен был быть долгие годы, но возможно ли Возвращение?

    10 из 10

    26 марта 2013 | 22:47

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>