всё о любом фильме:

Счастье мое

год
страна
слоган-
режиссерСергей Лозница
сценарийСергей Лозница
продюсерОлег Кохан, Хайно Декерт, Од Хауэлл, ...
операторОлег Муту
композитор-
художникКирилл Шувалов, Туули Малиновски
монтажДаниэлиус Коканаускис
жанр драма, ... слова
сборы в США
сборы в России
зрители
Россия  1.7 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время128 мин. / 02:08
Номинации:
Действие фильма происходит в постсоветской глубинке. Водитель-дальнобойщик Георгий оставляет дома неверную жену и отправляется в очередной рейс. Его грузовик медленно движется к цели, а сам он совершает погружение в мир страха, жестокости и предательства.
Рейтинг фильма
IMDb: 6.90 (1503)
ожидание: 93% (286)
Рейтинг кинокритиков
в мире
89%
16 + 2 = 18
7.1
в России
71%
5 + 2 = 7
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлер 01:35

    файл добавилLast---Girl

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 707 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    С каждым годом мы пытаемся снять кино не с претензией на огромный бюджет, а с претензией на идею. И обычно такое кино не оценивается избалованной, «Аватаром» и «Трансформерами», публикой. Но сам факт и попытка должны быть вознаграждены. В данном случае, это номинация на Золотую пальмовую ветвь.

    По-моему, фильм немного «сыроват». Складывается такое ощущение, что у режиссера было так много идей, но для полного их раскрытия не хватило ни времени ни бюджета.

    Главных героя два — Дальнобойщик и Россия. Дальнобойщика зовут Григорий (это я узнала только после того как прочитала описание фильма). Так это тот Гришаня — маленький мальчик, детство которого описывается в середине фильма? Не совсем понятно с первого просмотра. Так же в описании было сказано, что якобы Григорий покидает неверную жену и отправляется в очередной рейс. Жена появляется в 2-х кадрах, общей продолжительностью 2 минуты. Как можно догадаться что она неверна? Вот как раз из-за не полного раскрытия образа главного героя, страдает весь фильм. Может потому что он молчит почти весь фильм?

    Зато Россия неповторима! Во всей своей красе: перевязанный изолентой телефон, заштопанные дороги, скотский пост ДПС, школьницы, вынужденные заниматься проституцией, леса в презервативах. А люди? Через людей проще всего показать весь колорит России. Этот странный безымянный дед: то ли предатель, то ли жертва обстоятельств. Мать-одиночка, в поисках лучшей жизни для себя и сына. Или к примеру собирательный образ работников ДПС (никого не хочу обидеть).

    Фильм-то адаптирован для Европы, по крайней мере на это указывает наличие дубляжа, и вот очередная скрытая сторона России. Ведь это все правда, ведь так мы и живем.

    В целом, фильм получился сносным. По крайней мере, не «пахнет» поклонением Западу.

    P.S. Очень порадовал дубляж блатных песен в начале фильма.

    8 из 10

    2 сентября 2012 | 22:37

    Сегодня ты человек, а завтра тряпка, о которую вытирают ноги, или кусок живого мяса.

    Из фильма Владимира Сорокина «4»

    У Сергея Довлатова есть маленький рассказ под названием «Третий поворот налево», где главный герой — добропорядочный русский эмигрант — отправившись в выходной день с женой в театр, сбивается со знакомой дороги, сделав роковой третий поворот налево и попав, таким образом, в тупик неблагополучного квартала. В следующую минуту с ним происходит нечто отвратительное и ужасное. Один из негров, у которого заблудившийся вынужден спросить дорогу, показывает в ответ на его вежливое обращение свой член. Происшествие настолько шокирует благочестивую пару, что, не желая уже больше никакого театра, они незамедлительно отправляются обратно домой, принимая негласное решение никогда не вспоминать о случившемся, а вместо театра впредь смотреть телевизор — всё безопаснее.

    Просто удивительно, насколько некоторые люди боятся вот таких неожиданных поворотов налево, как свято они верят, что если их собственный мир, в котором они так счастливо и удобно устроились, рационален и гармоничен, то таков есть мир в принципе. «В России всё не так», — высказывают эти люди своё мнение после просмотра совсем недавно появившегося на экранах мрачного и жестокого фильма о русской действительности «Счастье моё» режиссёра Сергея Лозницы. Да и скажите, пожалуйста, откуда Лознице — украинскому эмигранту с немецким гражданством — знать, как у нас в России на самом деле дела обстоят! Мы тут живём и сами про себя всё знаем, верим в разумное, доброе, светлое, и не надо пугать нас страшными фантастическими картинками, а тем более демонстрировать их публике международной, выдавая за картины русской жизни! Так рассуждают эти люди, никогда, судя по всему, большого негритянского члена не видевшие и третьего поворота налево не совершавшие.

    Герой Лозницы дальнобойщик Георгий, везущий муку из Дятьково в Смоленск, — простой русский парень, в меру добрый и неравнодушный — сам не ведая, что творит, и не представляя, куда это его может завести, так же, как и герой Довлатова совершает роковой поступок всей своей жизни — третий поворот налево.

    Основное действие картины разворачивается в постперестроечное время, куда в виде воспоминаний периодически вклиниваются эпизоды периода великой отечественной войны. Однако не для того, чтобы демонстрировать доблесть и смелость русской армии, понадобилась режиссеру военная тема. Защитники отечества 40-ых годов грабят, избивают и убивают своих же, точно так же, как делает это 60 лет спустя в мирное, казалось бы, время обыкновенная милиция. Без зазрения совести и страха быть наказанными гаишники калечат вздумавшего прекословить им майора милиции. А единственного положительного персонажа в фильме — учителя, накормившего и приютившего у себя двух русских партизан, эти же самые партизаны на утро с целью ограбления убивают спящего, на глазах у малолетнего ребёнка.

    В мире третьего поворота налево, куда режиссер вслед за своим героем уводит зрителя, жизнь человека ничего не стоит, это мир насилия и жестокости, где убивают за наживу, обманывают интуитивно, хамят по привычке и органически не способны испытывать чувства жалости и сострадания. Этот мир не возник внезапно и из ниоткуда, он прочно взаимосвязан с нашим прошлым — и не только с периодом 40-х годов, но и, судя по ряду традиционных мифологических моделей в фильме — дорога, лес, дом, женщина, старик — на которых все сказки мира, как известно, строятся, с куда более стародавними временами. Это мир зла, который был, есть и будет всегда, мир, показанный в фильме на примере русских реалий, точно так же, как мог бы быть показан и на любом другом материале. Этот мир иррационален абсолютно, его нельзя ни логически объяснить, ни тем более исправить, и, наконец, что самое страшное, оказавшись в нем, из него уже невозможно выбраться. Это как чертово болото, которое лучше обходить стороной.

    Жизненную философию «моя хата с краю» проповедует ближе к концу фильма водитель грузовика, попутчиком которого случайно оказывается главный герой. «Любимая работа, девчонка, денег чтоб немного — что еще человеку надо для счастья? Я тебе одно скажу: ты, главное, не лезь, никуда не лезь. Потому что все несчастья от того, что вечно кто-то куда-то лезет. И это им не так, и то не так — все лезут и лезут, куда не просят». В свете происходящих событий разумнее речи, казалось бы, и не придумаешь. Вот только не мог догадаться красноречивый водитель грузовика, что буквально через пару минут по окончании его торжественной оды благоразумному нейтралитету жизнь его самого оборвется самым неожиданным и трагическим образом. Так что лезь — не лезь, помрёшь всё равно, а от сумы до тюрьмы, как говорится, лишний раз лучше не зарекаться.

    1 апреля 2011 | 04:51

    Это просто какой-то п… ц! До чего же мерзостная и гадостная поделка, по какой-то вопиющей случайности небезуспешно выдаваемая за кинофильм. Нет, господа хорошие, никакое это не предостережение от нашего сложного будущего и не документальное свидетельство реального положения вещей, как изволят думать об этом некоторые товарищи с положительными отзывами и оценками. (Иногда кажется, вам на видео что ни покажи — скажете: «так и бывает, вот — жизнь как она есть!»).

    Это уже самая настоящая шизофрения, доведённая до абсурда и сданная на потеху западным фестивальщикам. Это что же у человека в голове должно твориться, чтоб такое придумать и снять? Это будет похлеще параноидального «Хрусталёв, машину!» и насквозь фальшивого «Бумажного солдата». Уровень идиотизма зашкаливает, причём творят всё это авторы с наглым, невозмутимым лицом. При просмотре «Утомлённых солнцем-2» я надеялся, что это будет самый отвратный фильм что я увижу за год. Ошибался.

    Я бы с радостью принял этот двухчасовой сблёв за разудалый фантастический трэш. Моментами это было единственное объяснение того, что происходит на экране. Но вся фишка в том, что это подаётся со серьёзным лицом как вдумчивое произведение. Это не Postal`овский чёрно-комедийный глум: «Уф, я уж думал мы колесо прокололи, а это мы просто какую-то девку задавили». Это клиника. Видеокунсткамера для страждущих. А они, поверьте, найдутся. Сосчитайте только количество рукоплещущих рук.

    Кому понравилось, вам не резали слух никакущие, мёртвые, вымученные диалоги и реплики-монологи. Что, люди вокруг вас так действительно говорят? Такими же словами — бывает. Но такими же интонациями роботов? Да? Правда?

    Особенно противно, что немалая часть зрителей уже абсолютно потеряла художественный нюх и позволяет себе сравнивать кинематографически просчитанный, стильный «Груз 200», пусть и со всей своей спорностью и провокационностью, с этим унылым дерьмищем.

    Взять камеру и заставить людей кривляться с серьёзным лицом и изображать фриков — это ещё не кино. Так можно материализовать свои комплексы и обиды на свою страну и своё прошлое (но главным образом — на себя самого). «Актёрам» массовки всё равно — им заплатили, они скажут все ваши топорные реплики. И возможно некоторые позже будут даже искренне гордиться за подобные роли: «А я, внучек, играл карикатурного русского деда-алкоголика. Вот я дал жару-то тогда!».

    И проблема именно в этом. Пока на такое говно будет спрос, будет и предложение. Гарантированно. И наше несчастье именно в этом, а не в инфернальном маскараде постановочных типажей, в которых кто-то желает кого-то увидеть и узнать. В зеркало сперва посмотритесь, герр режиссёр.

    25 февраля 2011 | 06:54

    Мдааа… Фильм явно рассчитан на широкого и глубокого зрителя. Причем в таких пропорциях, что такое существо может быть только результатом генной мутации, вызванной вот такими «творениями» непонятного жанра.

    Посмотрела «Счастье мое» по совету своей знакомой, стремящейся выглядеть гламурной интеллектуалкой и человеком «левых взглядов» (всего этого я не учла, а жаль). Возникло желание побеседовать с девушкой, обильно используя чисто русские фразы в духе «Да ты чего!», и «Ну ты вообщеее!», ибо становится грустно…

    Товарищи, ведь это уже не смешно! О каком идейном государстве можно говорить, если мы (я уже молчу про нас в глазах западного, восточного и все остального населения планеты) согласны выглядеть таким образом, какими нас изображают в подобных творениях, выставленных на международное обозрение?! С каких пор Россия стала прибежищем только (!) сумасшедших и воров? Да, кто станет отрицать, что их в нашей стране львиная доля населения, но нельзя же до такой степени клонировать канал НТВ!

    Каждый народ многолик, везде есть хорошие и плохие люди. Но хоронить все хорошее целой нации подборкой соответствующих видеоматериалов — это уже, извините, геноцид. А «облизывание» мерзостей, вытаскивание из братских могил криминальной хроники сюжетов и делание из этого художественной картины — это, товарищ режиссер, самый пошлый и дешевый трюк. Это уловка тех, кто не в состоянии сделать искусный шов идеи на полотне фильма; тех, кто вместо этого декорирует свое детище кровью и радуется шоку и бледности своих зрителей.

    Здесь нет радости ни от чего: сюжет, музыка, герои, операторская работа — все издевка. Не сумев выстроить логичность и интересность сюжета, режиссер предоставляет сделать это зрителю, который, не сумев стать в должной степени «широким и глубоким», рискует прослыть «отставшим». А король-то голый! Безжалостное фиксирование реальности — это документальное кино, фиксирование милицейской хроники — работа криминалиста. А художественная работа подразумевает некую долю интерпретаций, которая здесь состоит лишь в умалчивании значимых деталей и попытке ретроспективы.

    Хорошо здесь одно — мотив дороги. Еще классики наши делали его прекрасным костяком своих выдающихся повестей и романов. но здесь даже съемка на мобильный телефон не испортила бы кадры родной российской дороги; солнечный день, горячая пыль на извилистой трассе, тонкие березки, окружающие путь шофера…

    В очередной раз становится грустно за наш кинематограф (или эта кинолента не относится к «нашим». Буду только рада). Они культивируют животные ужасы нашей действительности, даже в изображении гламурной тусовки будет сквозить мотив «если это Россия, то здесь все плохо». И природа-то у нас унылая, и люди некрасивые, и любовь вымученная, и все воруют и пьют. Да. Но я НЕ хочу сейчас, приготовившись получать эстетическое удовольствие от просмотра фильма, получать впечатление, что смотрю в окно. Если для кого-то это экзотика, что я голосую за то, чтобы экзотика в моей страны выглядела как «медведи на улицах, а мы в буденновках и валенках летом».

    Это не искусство. А награды должны давать за достижения.

    7 сентября 2011 | 17:23

    1989 год, Канн. Жюри во главе с Вимом Вендерсом присуждает главную награду дебютной картине «Секс, ложь и видео» 26-летнего американского режиссера Стивена Содерберга. Никому неизвестный застенчивый парень в очках становится самым молодым обладателем «Золотой пальмовой ветви» за всю историю фестиваля, через год его ленту берут на вооружение начинающие документалисты, через пять лет появляется целый жанр синема-верите, а в 2004 Содерберг уже в качестве приглашенной суперзвезды встает в один ряд с Антониони и Кар-Ваем на съемках нашумевшего киноэльманаха «Эрос». И это далеко не единственный пример успеха, можно вспомнить такие фильмы как «Беспечный ездок» Хоппера, «Дуэлянты» Скотта, «Персеполис». Дело в том, что Канн, как один из самых старейших престижных мировых кинофорумов, отбирает не просто хорошие картины, а в той или иной степени уникальные, и когда в конкурсную программу к уже состоявшимся авторам приглашают новичка — жди сенсаций. На прошедшем 63-ем Каннском смотре художественных фильмов игровой дебют украинца Сергея Лозницы «Счастье мое» не стал исключением.

    Скажу кратко: такую Россию французам еще не показывали. Вначале чей-то труп проволокли по жухлой листве, кинули в сырую яму, залили ровненько бетонной жижей, а потом собственно началось кино. Основная интрига: Георгий (Виктор Немец), водитель лет сорока с темными задумчивыми глазами, везет муку в Смоленск. Крутит баранку небольшого грузовичка, колесит просторы необъятной родины. На своем пути встречает оборзевших дэпээсников, безымянного старика-попутчика, придорожную Лолиту, диких разбойничков. Выслушивая по жизненной притче, какие гиблые места в стране, он не замечает как его собственная жизнь тем временем тихо, но верно ложится в общие координаты ужаса. Километр за километром в объездных ветвящихся дорогах и умирающих деревеньках Георгий теряет сперва деньги, одежду, дальнобойную фуру, потом память, имя, дар речи, а в конце и надежду на лучшее.

    Вот что интересно. Пока Лозница пользуется бешеной популярностью за рубежом, что называется, громыхает по фестивалям, у нас о нем ни слова. Если я все верно понял, то «Счастье мое» не попадет в прокат (даже в ограниченный), не проникнет на голубой экран (даже в передачу к Гордону «Закрытый показ») — слишком уж неудобное кино. По жанру это скорее роуд-муви, в вопросах формы, наверное, ближе к пьесе, плюс злободневный социальный комментарий. В кадре предпочитают молчать, если кто-то о чем-то заговорит, то надолго и серьезно. Лучший выход — у простоватого дальнобойщика с блестящим 5-минутным монологом «ты, главное, не лезь, никуда не лезь». И да, фильм совершенно беспросветный. За жутковатыми провинциальными пейзажами, измордованными лицами непрофессиональных актеров прощупывается какой-то совсем не здоровый липкий кошмар, в котором нельзя просто проснуться, утерев непослушной ладонью потное лицо. Причем перед нами почти фонтриеровская история, как дамочка Грэйс из Догвилля, Георгий — «типичный лишний человек», который пытается сделать добро, однако благими намерениями вымощена дорога в ад, становится только хуже. Потому финальную кровавую бойню следует рассматривать как хэппи-энд: негодяи получили по заслугам, а хорошие избавлены от страданий.

    Разумеется, ожесточенных споров и даже обвинений в заказном характере не избежать. По двум причинам. Первая — снимали на голландские и немецкие деньги, любители вселенских заговоров обязательно ухватятся за этот факт. Вторая — как замечательно охарактеризовал кто-то из классиков: «Люди не любят зеркала. Когда им не нравится отражение». А Лозница добивается стопроцентной достоверности в изображении современной России и русских. Именно так выглядит нация за пределами МКАД — опухшая, злая, спивающаяся. Именно так добрые капитаны с лейтенантиками заискивающе зашибают бабки с водителей. Именно так деревенские встречают городских, кулаком в харю, да нос в кровь и глазки-щелки. Съемка в виде беспристрастного документального отчета дает возможность режиссеру говорить о серьезных вещах, не скатываясь в банальное морализаторство или эпатажную бесовщину в духе Балабанова. Не хочется гнать лошадей, время всё покажет, но это, пожалуй, самый впечатляющий, сильный и правдивый фильм со времен «Маленькой Веры».

    Как написал критик «Гардиан» Ксан Брукс: as beautiful as a bruise. Красивый как синяк.

    31 января 2011 | 15:02

    Хотим мы этого или нет, а приходится воспринимать «шумный» дебют Сергея Лозницы с учётом нескольких пунктов, не имеющих отношения, собственно, к фильму, но навязанных сопровождающей российской прессой, без которой этот продукт никогда бы не докатился до наших экранов.

    Наблюдая недавние треволнения в Союзе Кинематографистов, где Никита Михалков повёл себя несколько неэтично по отношению к своим коллегам (и кинокритикам в частности), после просмотра «Счастья» можно сказать, что зарвавшийся мэтр был в чём-то прав. Это надо же так ненавидеть человека, чтобы заведомо восхвалять бездарнейшую в своей беспомощности поделку самозванно именующей себя «кино». Только участие в каннском конкурсе, где главным «русскоязычным» конкурентом были «Утомлённые солнцем 2» возвело Лозницу на пьедестал «честного» творца. Рецензии практически всех ведущих критиков представляют собой громогласные панегирики «позиции» режиссёра отобразившему истинную суть явлений происходящих на земле русской. Странно, если учесть единодушие неодобрительных реакций отечественного общественного мнения при малейшем кислом дуновении ветра со стороны стран СНГ. А тут, обратный сговор.

    Украинец, проживающий в Германии, снимает кино про Россию на деньги европейских инвесторов. Честно, конечно. Особенно для документалиста. Только причём тут «российские» беды неясно. Нагромождённые чернушные зверства, по большей части совершенно немотивированные, носят универсальный и картонный характер. Воры, убийцы и коррупционеры есть везде и с тем же успехом режиссёр мог перевести действие на свою родину. С этикой у документалиста явно нелады. С талантом, вообще, труба. Если «Груз 200», как к нему не относись, всё же чисто киношная стилистическая штучка отстраняемая проблематикой в жанровые каноны, то тут амбиции зашкаливают до социального обобщения, чуть — ли, не в историческом масштабе. Это даже не трэш. Это глупость. Взяв в качестве проводника авторской мысли тупого дальнобойщика совершающего прокол за проколом не нужно требовать сочувствия и добровольной самоидентификации от зрителя. Диалоги, кстати, недалеко ушли от балабановских, но в подобном контексте они раздражают.

    Когда задушевные беседы о бабьей доле проститутки ведёт миллионер Гир с «красоткой» Робертс — это понятно, но когда, подобное наблюдается в кабине «порядочного» шофёра в антракте баек про кровавого бычка… Наряду с типажами «с улиц» в картине присутствуют и профессиональные актёры, но играть нечего и тем, и другим. Есть реплики, которые плохо коррелируют между собой, но произносить их надо, чтобы одна «страшилка» сменила другую, хотя впечатлить «откровения» Лозницы могут лишь тех, кто не смотрел ни одного выпуска новостей.

    «Счастье моё» — никакое не кино, а идеологический репортаж, претендующий на манипуляцию разума. Нужно оговаривать слишком много «но», прежде чем допускать до сознания очередное пакостное творение, как бы, «неудобного» автора. «Неудобство» опять оборачивается циничным расчётом, вколачивая ещё один «последний гвоздь» в крышку гроба российского кино. В этот раз гвоздь ржавый и купленный на блошином рынке с иноземной шляпкой.

    1 из 10

    4 мая 2011 | 11:01

    К фильму документалиста Сергея Лозницы можно и нужно относиться по-разному, ибо картина «Счастье мое» дает богатую пищу для размышлений и об украинской, и о российской действительности.

    Если не вдаваться в подробности сюжета, то зритель имеет дело со своеобразным путешествием в Ад. Не то, чтобы очень плохой, дальнобойщик Георгий отправляется в рейс, где встречается с бандитами-гаишниками, честными малолетними проститутками, озлобленным простым людом и прочими исчадьями геенны огненной. Главный герой придерживается какого-то неведомого зрителю принципа милосердия и всепрощения. Молчаливое внимание и смирение все дальше затягивает героя Виктора Немца в преисподнюю. Автор при помощи операторской работы Олега Муту создает фантасмагорический мир жестокости, насилия и отчужденности, где нет просвета, ужасающий своей реальностью.

    Однако, к чему же такое интимно-личное название «счастье мое», больше походящее на обращение к близкому человеку. Не Родину ли подразумевает автор? Не странная ли болезненная любовь к родному краю ведет Георгия по всем кругам Ада, чтобы в конце он, отрешившись от всего человеческого, исчез в темноте ночи. «Счастье мое» обращается автор задушевно и обнажает все пороки своей страны; в гипертрофированном виде и с болью показывая, путь страны в лучшем случае, в никуда, в худшем, — все ниже, в геенну огненную на земле.

    8 из 10

    12 апреля 2012 | 00:38

    «Устал? Так просто или по жизни устал? Чё на неё обижаться, на жизнь-то… Любимая работа, девчонка, денег чтоб немножко. Что ещё человеку надо для счастья? Я тебе одно скажу: ты главное не лезь, никуда не лезь, куда не надо не лезь! Если, бл#*%, не просят тебя, значит не лезь. Понятно? Потому что все несчастья от того, что вечно кто-то куда-то лезет.»

    Фильм демонстрирует как всего лишь шаг в сторону, всего лишь поворот может изменить твою жизнь. Настроение от фильма портит некоторая спутанность сюжета, нет гладко выстроенной линии. Вроде смотришь момент, потом другой. Они, конечно, связаны видеорядом, но как-то очень слабо. Весь фильм — это как набор мини-картин из сознания, просто прошитые ниточкой. Некоторые посчитают это «чернухой», но только те, кто не видел такие фильмы, как «4», «Груз 200». Больше всего, я не понимал действия главного героя и, пожалуй, не понимаю до конца. Демонстрируется кризис общества, но те действия, которые появляются в кадрах — это дергания предсмертной агонии. Опять же многие скажут, что это надуманно, доведено до абсурда. Нет! Нет здесь абсурда, просто эти люди никогда не сталкивались в жизни с подобным. В итоге: фильм понравился задумкой, цветовой передачей, здесь не весь фильм серый, есть кадры разбавляющие эту серость русского кино, но не понравился отсутствием проработанной целостности картины и отсутствием яркой финишной линии. В данном фильме концовка напоминает сжатую пружину, когда человек уже доведен до истерии, до пика сознания и обрушивает всё это на окружающих. Удары в воздух перед тем, как опустить руки окончательно! Есть аналогичные картины в мировой практике, но там подача куда более эмоциональнее. Весь комок сложности, эмоций, проблем режиссер решил запечатать в молчаливом герое фильма, а выплеснуть это лишь в концовке, быстро и скомканно!

    9 августа 2014 | 17:53

    Георгий — молодой водитель. «Главное, чтобы человек был хорошим» — это про него. Несмотря на профессию, он предпочитает в людях видеть только положительные черты. Его задача проста: доставить на своём пошарпанном грузовичке муку из пункт A в пункт В. Однако, не всё так просто. На пути ему приходится встречаться и с милицейским произволом (видимо, в последний раз употребляю это словосочетание), и с маленькой девочкой, у которой, скорее всего, из-за безысходности, пубертатный период наступил слишком рано, и с множеством сомнительных личностей — калеками (не только физическими, но и моральными). И он далеко не единственный персонаж этого фильма.

    «Счастье мое» — чернушное роуд-муви, точно вскрывающее социальные патологии современного российского общества. Настроение безысходности следует за зрителем от самого начала и до конца картины. Четкая фиксация без лишних нравоучений — метод, выбранный Сергеем Лозницей для работы над этим фильмом. Произвол, блатные баллады, малолетние путаны, спивающееся население глубинки — такой вот экзистенциальный коктейль получился в результате.

    В художественном аспекте фильм напоминает картину «Импорт/Экспорт» Ульриха Зайдля, который, кстати, тоже сначала прославился своими документальными работами, а уж потом снял «Собачью жару» и вышеупомянутую киноленту. Хотя тематические различия фильмов «Счастье мое» и «Импорт/Экспорт» очевидны.

    В фильме есть отсылки к Великой Отечественной войне, просмотр которых оставляет самые противоречивые чувства, но не будем забывать, что именно Лозница снял фильм «Блокада», и с данной темой он знаком не понаслышке.

    Отдельных слов заслуживает Олег Муту, гениальный оператор, который в каждый фильм привносит что-то от себя. Оставаясь в рамках одного кинотечения (неореализма), он никогда не снимает фильмы одинаково: непредсказуемая ручная камера в «Смерти господина Лазареску», невыразительные цвета и статичная камера в «4 месяца, 3 недели и 2 дня» или абсолютная разноплановость в «Сказках золотого века».

    Но вернемся к фильму Лозницы.

    Вторичен ли фильм «Счастье мое»? Да, возможно. Всё-таки что подобное было в «Бумере» или «Грузе 200». Нужно ли подобное кино? Да, безусловно!

    P.S. Если бы жюри Каннского кинофестиваля в 2010 году возглавлял, например, Михаэль Ханеке, а не Тим Бертон, которому присущ эскапизм, то «Золотая пальмовая ветвь», вполне вероятно, могла бы достаться фильму Лозницы.

    8 из 10

    15 ноября 2010 | 12:21

    Решился на просмотр данного «шедевра» только после того, как о нём крайне положительно отозвался Андрей Звягинцев, творчество которого действительно достойно уважения. Суть высказывания — что это очень откровенное и честное кино про нас и нашу жизнь. Посмотрев, могу сказать: если Андрей живёт в ТАКОЙ стране, то мне его искренне жаль.

    Просмотр этой поделки — сродни двухчасовому разглядыванию содержимого выгребной ямы: а что? это ведь тоже жизнь без прикрас, как она есть — внизу копошатся одни существа, наверху жужжат другие, наполняют яму содержимым третьи — торжество реализма! Вот только представить себе человека, увлеченно два часа разглядывающего такую картину, весьма и весьма сложно. Так почему же многие с усердием, достойным лучшего применения, в очередной раз впадают в мазохизм с криками: «руки прочь от ПРАВДЫ! да, мы именно так и живём! человек человеку волк!» и т. д. и т. п.? Тайна сия велика есть.

    В чём, наконец, заслуга режиссёра, который просто недельные сюжеты какой-нибудь криминальной программы на ТВ впихнул в один фильм, не удосужившись придумать внятный сюжет, близкие к жизни диалоги? Ах, он пригласил оператора Олега Муту, обладающего неповторимым почерком? Я может и небольшой спец в операторском искусстве, но из всего почерка увидел лишь постоянное дрожание камеры (какое же авторское кино без этого?).

    Намеренное выпячивание всех атрибутов «неформатного» кино, таких как отсутствие музыкального фона, съёмка движения из-за спины героев, длинные планы — всё настолько нарочито, что вызывает раздражение и отторжение. А концовка вообще у «Догвиля» сворована.

    Одним словом — такому неформатному (но при этом очень матному) кино место исключительно на зарубежных кинофестивалях, когда ему рукоплещут все, кому Россия представляется именно беспросветным дурдомом, где нормальных людей не может быть по определению и вся страна достойна расстрела невменяемым персонажем! Браво, Сергей Лозница! Вы эффективно отработали немецкие денежки, создав пасквиль под соусом «умного авторского» кино для тех, «кто понимает»…

    А мне лично непонятны люди, принимающие соус за основное блюдо и с наслаждением бросившиеся высасывать из данного пакетика с дерьмом некие потаённые смыслы — не там ищете, господа!

    Итак, вполне отработанная

    1 из 10

    2 июня 2011 | 23:24

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>