всё о любом фильме:

Великий мастер

Yi dai zong shi
год
страна
слоган«In Martial Arts there is no right or wrong, only the last man standing»
режиссерВонг Кар-Вай
сценарийВонг Кар-Вай, Цзинчжи Цзоу, Сюй Хаофэн, ...
продюсерЙи Ва «Джеки» Пэнг, Вэй-Чунг Чан, Е-чэн Чань, ...
операторФилипп Ле Сурд
композиторНатэниел Мекали, Сигэру Умэбваяси
художникУильям Чан, Альфред Яу, Тони Ау, ...
монтажУильям Чан, Хунг Пун
жанр боевик, драма, биография, ... слова
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Китай  7.71 млн,    США  810.8 тыс.,    Франция  293.3 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на Blu-Ray
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG-13 детям до 13 лет просмотр не желателен
время123 мин. / 02:03
Номинации:
Основатель старейшей Школы боевых искусств намерен уйти на покой и передать дела достойному преемнику. Но самый лучший его ученик вынашивает куда более амбициозные планы — он намерен объединить все разрозненные школы в одну. С этой целью он вызывает на поединок лидера каждой школы и, одерживая победу раз за разом, объединяет все школы. Последней остается школа его умершего учителя, отстоять память которого на поединок выходит его дочь, тайно влюбленная в своего соперника…
Рейтинг фильма
IMDb: 6.50 (24 425)
ожидание: 80% (3057)
Рейтинг кинокритиков
в мире
78%
93 + 27 = 120
6.6
в России
81%
17 + 4 = 21
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Для подготовки к своей роли Тони Люн Чу Вай тренировался в течение года по четыре часа в день.
    • Проект был анонсирован почти за 10 лет до его релиза. Такая задержка была вызвана бесконечным перфекционизмом режиссера Вонга Кар-Вая. За этот период было выпущено несколько фильмов об Ип Мане (наиболее известные из них — «Ип Ман», 2008, и «Ип Ман 2», 2010).
    • На монтаж фильма ушло более года, прежде чем режиссер Вонг Кар-Вай был удовлетворен.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 1122 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Странное дело — пытаясь изложить ощущения от свежего фильма Кар Вая, любому рецензенту придется бороться со своим маленьким внутренним школьником, три раза сходившим на «Хон Гиль Дона». Маленький внутренний школьник обязательно захочет написать что-то вроде: «Бла-бла-бла, медитативность, бла-бла-бла, затянуто, да и драчки у них странные, а вообще я ничего не понял, про кун-фу можно было и получше». Внутренний школьник вообще желает, чтобы ему показали махач и жопонадирательство. Вот только «лицам перекормленным американским попкорном» писать отзывы в данном случае остро противопоказано — есть 146% вероятность в глубоком разочаровании окружающей действительностью.

    Чтобы полностью ощутить все вкусовые оттенки «Великого мастера» надо знать несколько вещей. Во-первых, помнить что Кар Вай — графический дизайнер и заядлый производитель арт-хауса (а еще он работает без сценария). Осмысленность его кадров — это не медитативное созерцание буддистского храма, это тонкая работа с образом и структурой кадра, это равнодушно разбросанные подтексты и знакомая притча про то, что тишина может сказать больше. Кар Вай играет на контрасте — фильм снят размашистыми черными оттенками, ночных съемок в нем уйма, но вы действительно думаете, что он просто так надевает белую шляпу на голову Тони Люна?

    Говорят, подача истории в виде хроники — вынужденная мера, потому что режиссерская версия длилась бы четыре часа (он снимал эту картину пять лет). Знаете, с удовольствием бы посмотрел режиссерскую. И, во-вторых, чтобы адекватно воспринимать фильм стоит быть не только чуточку художником, но и чуточку азиатом. Внутренний школьник будет ржать при фразах «я бы хотел увидеть технику шестидесяти пяти подпрыгивающих обезьян» или кататься по полу при виде Великого Поединка двух Великих мастеров, которые бьются за правильных хват рисовой лепешки. Внутренний школьник даже найдет здесь главного злодея, и будет думать что обнаружил некую сюжетную основу картины, и в конце два мастера сойдутся в невероятном поединке, аки Нео и Мистер Смит. Не обращайте внимания, потому что ваш внутренний школьник по прежнему зачетный дебил.

    К «Великому мастеру» нужно относиться только и исключительно как к драме, понимать что Кар Вай сам тут играет чуть ли не в Льва Толстого, хорошо знать историю описанного периода, быть целевой аудиторией — тогда он окажется действительно хорошим фильмом, который не забывается после выхода из кинозала, с отличным послевкусием, с массой умных посылов обществу. А чудеснейший саундтрек и красиво поставленные драки (их не так много, но они есть) — всего лишь легкий бонус для того, чтобы попсово ориентированная публика все таки сходила (им примерно в середине фильма прямым текстом говорят: «Если вы хотите циркачей — вы обратились не по адресу»), все таки ничего не поняла, и все таки написала парочку унылых рецензий про то, что им было скучно. Эффект обманутых ожиданий в чистом виде.

    В итоге — кино про талант, про самодисциплину, про этику, про все это в контексте времени и смешения культур. А где Хон Гиль Дон? Да нет его. Кино же про?

    10 июня 2013 | 20:14

    После общепризнанного шедевра, фильма «Любовное настроение», в карьере гонконгского режиссера Вонга Кар-Вая началась черная полоса. «2046» очень сложное, эпическое продолжение «Любовного настроения» никто толком не понял, а «Мои черничные ночи» его англоязычный дебют, наоборот обозвали слишком попсовым фильмом, снятым в угоду широкой, западной публики. Свой следующий полнометражный проект, фильм о самом известном китайском мастере кунг-фу, основателе школы Вин-Чун, Ип Мане, Кар Вай снимал целых пять лет. За это время ушлые до кассы, гонконгские киношники, успели наштамповать, никак не меньше пяти фильмов об этом самом мастере. Так что имя Ип Мана стало уже неким трендом, ровно как Бэтмен и Человек паук. И фильм Кар-Вая, продюсерами преподносился, как очередной продукт с мордобоем о всем известном мастере кунг-фу. Именно поэтому «Великий мастер» (так называется этот фильм) стал самым кассовым в карьере Вонга.

    Вообще планировалось, что «Великий мастер» должен угодить вкусам самых разных категорий зрителей. Поклонники фильмов о боевых искусствах, порадуются первоклассным дракам, ставил которые сам Юэнь Ву-Пин (наверное, самый великий постановщик боевых сцен за всю историю кинематографа). А любители всего интеллектуального и авторского найдут в картине самые главные лейтмотивы творчества, культового уже режиссера. Но получилось в итоге, все ровным счетом наоборот. Любители тупого мордобоя, изплевались уже через 30 минут этой поэтичной, эстетской ленты. А интеллектуалы видимо не очень заинтересовались историей вражды северной и южной школ кунг-фу. Так у нас в городе, например, в кинотеатре, до конца этого эпоса практически никто не досиживал, и фильм сняли с проката меньше чем через неделю после премьеры.

    Да «Великий мастер» сложная картина уже потому что, ее жанр определить не так- то просто. Это и не кунг-фу фильм в каноническом представлении этого жанра и уж точно не серьезный фильм-биография великого мастера боевых искусств. Что же тогда это все такое? Прежде всего, это фильм Вонга Кар-Вая. Режиссера сформировавшего свою эстетику в кинематографе, которую по значительности можно сравнить с эстетикой Тарковского, Феллини и Линча. И который к своим 50 годам решил таки снять патриотичный фильм о Китае — раз, и о боевых искусствах (то что это главная тема в китайском кинематографе, вряд ли кто-то оспорит) — два. И именно поэтому ему было просто необходимо выдерживать масштаб заявленных тем.

    Как всегда у Вонга в этом фильме практически отсутствует сюжетный скелет. Первую половину, фильм повествует о вражде южной школы кунг-фу и северной. Глава северной школы Гон Ютянь, решает уйти на покой, но на последок хочет сразиться с лучшим бойцом южной школы, коим и является Ип Ман. Интеллектуальный поединок с Ип Маном, Гон Ютянь проигрывает, но за честь северной школы решает отомстить дочь Гон Ютяня, Гон Эр. И ей таки удается одолеть Ип Мана. Но стоит сказать, что вся эта вражда протекает очень миролюбиво и уважительно. Как мы вскоре понимаем Гон Эр, вообще по уши влюблена в Ип Мана и пронесет эту любовь все свою жизнь. А дальше начинается война с японцами. Приемник Гон Ютяня, гордый и самолюбивый Масан, получает пост в японском правительстве, за что собственно с позором изгоняется Гон Ютянем, но так сложились обстоятельства, что Масан буквально одним ударом убивает дедушку Ютяня и за него, как и положено мстит гордая Гон Эр. В это же время в фильме вдруг совершенно из ниоткуда появляется еще один важный персонаж. Агент гомильдана по прозвищу лезвие, который, совершенно никак не связан с общей историей. За весь фильм у него буквально три сцены, две из которых боевые. На вопрос, зачем он здесь вообще нужен? У меня лично есть лишь один ответ. Ну не мог Кар-Вай обойтись без своего любимчика Чжань Чженя.

    Сложности и нелогичности в повествовательном плане стали главной помехой на пути этого фильма к сердцам массовой аудитории. Все дело в том, что режиссерскую работу Кар-Вая можно сравнить с джазовой импровизацией. У него не бывает четкого сценария и что собственно, он будет снимать сегодня, неведомо даже его главным актерам. В итоге весь отснятый материал он начинает резать и доводить до нужного ему экранного времени. Такая манера съемок хороша, когда снимаешь бессюжетный арт-хаус, но вот для биографического фильма, она не очень подходит. Но, даже не смотря на все сюжетные неровности, чувствуется, что «Великий мастер», кино очень хорошее. Это канонический Кар-Вай да еще и с превосходными драками. Весь фильм решен в привычной для него черно-желтой цветовой гамме. При этом как всегда у Вонга буквально каждый кадр можно смело вставлять в рамку и отправлять на фотовыставку.

    Ну и конечно в фильме про боевые искусства нельзя обойти стороной драки. В «Великом мастере» их довольно таки много. Начинается все с поединка Ип Мана под проливным дождем с многочисленными противниками. В финале против Тони Люна выходит многократный чемпион по боям без правил Кунг Ле. Бой с ним, не смотря на капли дождя и всю карваевскую поэтичность, получился жестким и брутальным, чего никак нельзя сказать о поединке Ип Мана с Гон Эр. Он больше напоминает балет или же пекинскую оперу. Главным условием было ничего не сломать из интерьера. Тони Люн и Чжан Цзыи буквально порхают как мотыльки в тесной комнате. А далее следует лучший бой в этом фильме. Агент гомильдана Лезвие сражается против группы противников, как и положено под проливным дождем и под бодрую музыку. Вот тут то все фанаты Джеки Чана и Джета Ли, преждевременно покинувшие сеанс, могут смело кусать локти. На мой взгляд, это вообще один из лучших поединков за всю историю боевого кино. И можно сказать финальный бой Гон Эр против Масана на вокзале, на фоне мчащихся поездов, чем-то напоминает финальную схватку в первой «Матрице» ставил, которую все тот же Юэнь Ву-Пин. Я конечно не большой знаток в настоящем кунг-фу, но подозреваю, что фильм в полной мере демонстрирует Вин-Чун во всем его многообразии.

    Но венчается данная картина все-таки не драками, а неизменными темами всего творчества Вонга Кар-Вая. Великой любовью, которую герои проносят через всю свою жизнь, но которая так и не сделала их счастливыми. Тоской и меланхолией от скоротечности времени. И самое главное тем, что человеку, не смотря ни на что, необходимо уметь держать удары, которые наносит судьба, как это делают великие мастера боевых искусств подобные Ип Ману. Ведь в нашей жизни, как и в кунг-фу по большому счету все сводится лишь к двум словам — лежишь, стоишь. Лег — проиграл, а пока стоишь — побеждаешь.

    9 из 10

    7 сентября 2013 | 18:26

    Что ожидается от просмотра этой картины из синопсиса? Ожидается биографическое повествование ИП-Мэна. Вот он в тюрьме, расстроенный как Джейк Ла Мотта или, наоборот, спокойный как «Ураган» Дензела Вашингтона. Вот — его взамиоотношения с родителями и другими членами семьи. Вот его девушки и влюбленности. Ну и конечно — отточенные сцены боевых искусств, сделанные в эстетике «Однажды в Китае» Джета Ли.

    Но это только ожидания. Причем ожидания, основанные преимущественно на американских байопиках — скучных, но биографически точных и последовательных. Но сама стилистика картины Вонг Кар Вая говорит о том, что его вероятно, также как и меня, здорово раздражают поучительные американские байопики, основанные на статьях из Википедии.

    Прежде всего Вонг Кар Вай отказался от последовательной повествовательной структуры. Мы не узнаем всех главных нюансов биографии героя — а нужно ли? Тут внимание фокусируется совсем на другом — на мыслях, которые герой кратко и лаконично излагал. А также, на времени в котором он жил. Рваные «цитаты» жизни героя не имеют информативной составляющей. Режиссер, похоже, просто старался помочь зрителю прочувствовать определенное время, мысли и ситуации.

    Многочисленные зрелищные сцены полностью противоположны тому, что мы видим в «Однажды в Китае» с Джетом Ли. Хотя, в обоих фильмах речь идет об одном и том же периоде и о кунг-фу. Вонг Кар Вай показывает нам качественно иную эстетику кадра, фокусирующую внимание на отточенности каждого движения, а совсем не на реакции и быстроте.

    Усиливает фильм история любви. Как это присуще режиссеру, он постарался тут показать сложные и совсем неоднозначные отношения — отношения, основанные на соперничестве, которое вполне могло перейти в сотрудничество.

    В итоге: очень неожиданный фильм, полностью не оправдывающий ожидания. Фильм, который сделан безупречно. Фильм, который оставляет долгое послевкусие. Фильм, который формулирует новое направление как байопиков, так и фильмов про кунг-фу

    9 из 10

    23 июля 2013 | 06:02

    Честно говоря этот фильм захотелось посмотреть из-за уже всем полюбившейся Чжан Цзыи, известной нам по фильмам Дом летающих кинжалов, Крадущийся тигр, затаившийся дракон, Мемуары гейши и др. Сказать по правде, мне как девушке, не очень интересна тема восточных единоборств, но так мне только казалось.

    Фильм «Великий мастер» настолько увлек меня в мир кунг-фу и вин чуна вплоть до того, что мне самой захотелось овладеть хотя бы одной из техник. За это нельзя не похвалить работу режиссера и оператора. Точность, как известно, в деталях. С первой же минуты чувствуешь себя причастным к миру восточных единоборств. Хитрость съемки в том, что сначала вас погружают в атмосферу экшена, быстрых движений рук, а затем буквально на несколько секунд все замедляется, чтобы даже самые скептики сумели разглядеть как отвести от себя удар и нанести ответный. Такой прием как бы показывает нам, что все по-настоящему, никакого обмана. После это все снова ускоряется, начинает крутиться и вертеться. Не зря работу оператора в этом фильме выдвинули на Оскар!

    Не могу не отметить, что очень качественно поставлены сцены схваток. Смотришь и не можешь оторваться. Движения кистей кажутся какими-то нереальными, даже волшебными. Браво постановщикам!

    На мой взгляд, фильм вдохновляет на подвиги. Нет предела совершенству. Никто так до конца и не узнал всех возможностей человеческого тела. Фильм овеян некой магией, не веришь, что это обычные люди. Возникает чувство, что они наделены сверх-способностями.

    Если вы еще не знакомы с кунг-фу и вин чуном, обязательно посмотрите этот фильм. Вы откроете для себя новый, волшебный, неизведанный мир!

    8 из 10

    6 марта 2014 | 15:24

    Приступая к просмотру фильма «Великий мастер», следует помнить, что это прежде всего фильм Вонга Кар-Вая, и только потом — фильм о кун-фу, Ип Мане и всем прочем.

    В центре повествования, как всегда, мужчина и женщина, которые не могут быть вместе и не могут быть счастливы по отдельности. Все остальное — лишь декорации, фон эпохи и отвлекающие от основной темы факторы. Кун-фу здесь — это балет, танец, призванный лучше раскрыть характеры героев (и в некоторых случаях даже достигающий этой цели).

    Композиция фильма в целом повергает в замешательство. Остается непонятным, с какой целью введены некоторые линии, а о мотивации героев, заставляющей их совершать те или иные поступки, остается только догадываться. Нам лишь намекают, что мотивация есть, что существует какой-то кодекс, которому герои с гордостью следуют, что есть клятвы и какая-то неведомая честь. И все это должно оправдывать героев, мечущихся по жизни, словно душевнобольные по своей палате, не находя ни счастья, ни успокоения. Режиссер, как будто, пытается и не может выйти за пределы выдуманного им мира, который он рисовал столько раз. Мира, в котором все, что остается героям, — одиночество и горечь. И потому идея фильма остается смазанной и не вполне понятной.

    Но разве за стройный сценарий мы любим Вонга Кар-Вая? Разве строгая идея и захватывающий сюжет заставляют нас досматривать его фильмы, какими бы депрессивными они ни были, до конца? Думаю, нет. И, сдается мне, настало время рассказать о картинке и всех тех художественных приемах, которые так мастерски умеет использовать один лишь Вонг Кар-Вай. Никто больше не умеет создавать на экране такую совершенно сюрреалистичную атмосферу, настолько богато наполненную метафорами и символами, что становится совершенно все равно, куда катится сюжет. Эта атмосфера затягивает зрителя в себя и в то же время наполняет собой. Просто отдаваться визуальному ряду, в единое целое сплавленному с музыкой, — необыкновенное удовольствие. Просто наблюдать, как нечто столь грубое, как поединок, становится нежным танцем влюбленных, затем снова поединком и снова танцем, — это завораживает. Так что, с точки зрения визуального ряда, чувственного восприятия фильм выверен с редкой, почти неповторимой тщательностью.

    Из всего выше сказанного, можно заключить, следующее. Если вы являетесь поклонником Вонга Кар-Вая или тонким ценителем, способным полюбить фильм не за единство и гармонию всех его компонентов, но за какой-нибудь один великолепно исполненный прием, этот фильм для вас. Если же вам по душе драйвовые боевики, типа Рейда, то «Великий мастер» вызовет у вас лишь зевоту и сожаление, о зря потраченном времени.

    28 декабря 2013 | 12:50

    "Истинный мастер боевых искусств живет не ради чего-то. Он просто живет.» — Брюс Ли.

    Великий мастер — «короткометражка» Вонга Кар-Вая о судьбе нескольких мастеров боевых искусств в Китае середины 20-го века. Историю, в основном, рассказывает Ип Ман — мастер стиля Вин-Чунь, впоследствии один из учителей Брюса Ли. Ип Ман долгое время был неизвестен широкой аудитории не только на западе, но и в самом Китае. И теперь китайский кинематограф восполняет данное упущение. Про Ип Мана снято уже достаточно фильмов, показывающих его народным героем войны с Японией и противостояний с колонизаторами. Данный фильм более близок к его реальной биографии, и здесь он не является главным героем.

    По моему мнению, главным героем здесь является Гонг Эр, которую сыграла красавица Чжан Цзыи. Пожалуй, она единственная сыграла убедительно себя молодую, через 10 лет и зависимую от опиума. Хотя грим был далек от совершенства, азиатки быстро стареют, и она никак не могла выглядеть также через 20 лет. Именно история ее отца, школы и жизни является основой сюжета. Возможно, что «великий мастер» — это именно она. Ип Ман показан как одна из возможных нитей ее судьбы.

    История Ип Мана охватывает несколько тяжелых лет из истории Китая: времени последних династий, первой республики, военной диктатуры, японского вторжения, второй мировой войны и гражданской войны. Рассказана одна из версий его переезда из Фо-шаня в Гонконг. Естественно, основную версию о том, что Ип Ман был одним из врагов партии во время гражданской войны, и что именно это заставило его расстаться с семьей, в фильме не сказано, да и вообще вспоминать в Китае не принято. Про остальных героев сказать совершенно нечего.

    Короткометражкой фильм можно назвать по тому, что количество сцен, показанных в замедленном виде, составляет более половины фильма. Картинка красивая, на высоте современного китайского кинематографа, фильмы для внутреннего показа выглядят там сейчас именно так. Хорошие декорации, по крайней мере для западного зрителя, выглядят вполне убедительно. Но если бы не упоминание Ип Мана, этот фильм вообще не показали бы за границей. В хореографии поединков с первых же движений узнается рука Юэнь Хэпин, видимо по-другому он не умеет.

    Фильм не адаптирован для западного зрителя. Совершенно не объясняются, скорее всего понятные для китайцев, повороты сюжета. Не понятны ни традиции, ни условия, ни принимаемые решения. Много речей с аллегориями, смысл которых не понятен. Не понятно, как передается наследие школы, какие правила для его возвращения. Зачем была нужна клятва, что это за клятва жизни. Из-за большого промежутка времени фильм сильно нарезан на отдельные сцены, да и еще по времени скачет, то вперед, то назад, теряется связь повествования.

    В итоге, выделить этот фильм из множества других совершенно нечем. Про Ип Мана другие фильмы смотрятся лучше, любовные истории показаны интереснее, боевых сцен мало, сложности военного времени тоже не особо показаны.

    24 декабря 2013 | 17:20

    Многие отмечают, что «Великий мастер» — не свойственный для Вонга Карвая фильм, но это не так. В 1994-м году параллельно с «Чунгкингским экспрессом» режиссер снял «Прах времен», философскую притчу о древнем Китае и бесстрашных воинах, ведущих диалог с помощью меча, где бои поставлены с такой же хореографической безупречностью, как и в «Великом мастере». Стоит сказать, что Карвай — предельно цельный режиссер, развивающий в своем творчестве одну-единственную идею. В этом смысле, все его фильмы являются сценами из одного произведения.

    Еще в «Прахе времен» были произнесены слова: «Любовь — это состязание». Для Карвая это «состязание» не может окончиться победой, потому что победа — это иллюзия. Все, что требуется — жить, ведь «истинный мастер живет не для чего-то: он просто живет» (Брюс Ли). Если предыдущие картины режиссера не выделялись внешними действиями, потому что истинное действие свершалось незримо внутри, то последний фильм нарушает эту традицию. В «Счастливы вместе» есть замечательный образ водопада, снятого рапидом с высоты птичьего полета. Он будто символизирует карваевскую любовь: невыразимую громадину бурлящей воды, стремительно падающей вниз для того, чтобы стать гладью незаметной горной реки. Любовь невозможна для того, кто не стал тихим ручьем, впадающим в бескрайнее море. Не зря Вонг Карвай акцентирует внимание на памяти, которая несет страдание любящему. «Чем больше пытаешься забыть, тем лучше помнишь», — говорит наемный убийца из «Праха времен». Чтобы полюбить, надо забыть себя.

    Герой фильмов «Любовное настроение» и «2046» писатель Шоу Му-Ван (Тони Люн) мечтает написать роман о боевых искусствах, но всегда откладывает. «Это трудно», — говорит он. Роман становится чем-то несбыточным, слишком сложным: «В нем возможно все». Но герои Карвая стремятся найти неизменное. «Есть ли что-нибудь на свете, что не портится?», — спрашивает себя полицейский из «Чунгкингского экспресса». Страдающие от любви едут на поезде в 2046-й год, потому что там ничего не меняется. Вот идеал: сделать любовь неменяющейся. Увы, это неисполнимо, ведь «любовь — это состязание». Кунг-фу превращается в метафору любви, где возможно все.

    «Великий мастер» — это написанный роман Шоу Му-Вана и, вероятнее всего, квинтэссенция всего творчества Вонга Карвая: он стремился достичь недосягаемого, работая над фильмом 10 лет (!). Боевые искусства — совершенная форма для его основной идеи. Режиссер развивается в русле китайской философии, где основой является учение об инь и ян, нерушимых противоположностях, из которых составляется мир. Как возможно единство между инь и ян, между Севером и Югом, холодом и жарой, мужчиной и женщиной? Противоположности объединяет — любовь, но любовь у Карвая — это нечто космическое и недостижимое для отдельного человека, поэтому печальную концовку романа нельзя переделать. Любовь — что-то нечеловеческое. Чтобы на секунду к ней прикоснуться, надо отказаться от (слишком) человеческого. Она преодолевает все границы: «За горами есть целый мир», — произносит великий мастер. Надо всего лишь победить самого себя: раскрыть свою тайну.

    Герои Вонга Карвая остаются одинокими, потому что любовь так велика, что делается неосуществимой. Это то, к чему стремится каждый из них, но заполучив, теряет навсегда. И в этой потере заключается истинное ее обретение.

    6 ноября 2013 | 16:45

    Я, официально признаю талант и мастерство Кар-Вая. Он покорил меня своим стилем, своим видением и в целом работой. Такие люди как Вонг Кар-Вай — перфекционисты, очень долго и тщательно делают свое дело. Но нам повезло, что такие люди есть сейчас в современном кинематографе, и они делают свое дело регулярно. Благодаря этому мы можем получать удовольствие от настоящего шедевра, произведение искусства, высшего творческого проявления. Только глупец не признает гения Вонга Кар-Вая.

    Посмотрел фильм только вчера. Я рад, что успел посмотреть «Великий мастер», в кинотеатре. Если по телевизору посмотрел бы, думаю не было бы, такого эффекта: обезоруживающей красоты. Но было грустно наблюдать, что некоторые люди уходили после 10-15 минут просмотра. Почему? Это были не ценители Кун-фу? Навряд ли, его было предостаточно. Тогда это были люди ничего не увидевшие кроме Кун-фу. Люди не искушенные.

    А искушенные зрители испытали на себе эффект обезоруживающей красоты с первых минут до последней. Искушенные зрители увидели кроме Кун-фу, жизнь великих мастеров, наполненных вечными боями, учениями, страданиями, великими деяниями и наконец, любовью. Увидели мастеров побеждающих всех и вся, но проигравших главную битву: битву с самим собой. Увидели кодекс чести мастера Кун-фу: тяжелое бремя, которое не каждый сможет нести. Кодекс чести мастеров Кун-фу, превращается в образ жизни. Образ жизни, где нет места слабости, проигрышам и свободе. Увидели, как оператор вместо банального и простого ракурса съемки происходящего выбирает непредсказуемые и необычно красивые ракурсы съемки (хотя я думаю, это тоже входит в красивый стиль Вонга Кар-Вая). Одна лишь сцена в борделе чего стоит, когда Гонг Ер (Чжан Цзыи) ждет Ип Мана (Тони Люн Чу Вай) и он появляется прямо перед ней, и они долго смотрят друг на друга и играет прекрасная музыка…

    И таких сцен много, красивых и малословных, можно сказать весь фильм состоит из таких сцен, где не нужны слова, сцены которые по отдельности тоже являются произведением искусства. В каждой сцене учтено каждая мелочь. Оператор стоить в том месте, где сможет наиболее красиво снять, актеры идеально играют свои роли (особенно Чжан Цзыи и Тони Люн Чу Вай), освещение, позволяющая идеально снять ту красоту игры актеров и декораций.

    Обстановка дома Ип Мана, обстановка борделя, обстановка всех мест где происходить действия фильма, прекрасны. Хочется нажать на «паузу», и любоваться этой картиной, этим шедевром созданной декораторами и всей съемочной группой.

    Вонг Кар-Вай создал шедевр. Вонг Кар-Вай создал учебник для начинающих и ищущих свой неповторимый стиль режиссеров. Вонг Кар-Вай создал гениальный фильм.

    PS: не очень понятно судьба «Лезвии», это наверное историческая личность? Но почему-то эта сюжетная линия выглядит инородно.

    PS2: мне кажется надо было оставить название прежним «Великие Мастера».

    PS3: в описании фильма допущена ошибка, не совсем соответствует сюжету филма.

    10 из 10

    2 июня 2013 | 18:06

    Я очень люблю Вонга Карвая, Тони Люна и боевые искусства. Всё это однажды уже сочеталось в фильме «Прах времён», отнюдь не являющемся боевиком. Кино Карвая — это симфония чувств, Тони Люн — его излюбленный виртуозный солист, но он не боец, а речь о мастере вин-чунь Ип Мане, известном как учитель Брюса Ли и недавно прославленном в шикарной кинотрилогии с Донни Йеном (действительным бойцом) и великолепными боями. На этом фоне возникает естественный вопрос: так что же хочет предложить нам Карвай такого, что готовил десять лет?

    Художественная сторона фильма проработана настолько искусно, что на ум невольно приходит Чжан Имоу, но это сомнительный комплимент, поскольку большинство фильмов последнего не имеют никаких иных заслуг, а порой, кажется, и цели, нежели показ очень красивых картинок. Однако к драгоценному камню вполне уместна роскошная огранка, так что почти вычурная изысканность сцен, освещения, костюмов, жестов для данного фильма, пожалуй, всё-таки плюс.

    Отдельной похвалы также заслуживает работа звукорежиссёров, создающая акустические впечатления, соответствующие состояниям боя. Крайне советую смотреть этот фильм на хорошей аппаратуре с сабвуфером — в таких условиях картина приобретает дополнительное измерение, позволяя практически почувствовать удары за счёт низкочастотных вибраций. И это просто великолепная находка!

    Но дальше начинаются разочарования… лишь по размышлении оказывающиеся оригинальными особенностями.

    Во-первых, Тони Люн неубедителен в роли мастера боевых искусств не только с точки зрения западного клише, но и восточного: у него слишком мягкий взгляд, очаровательная улыбка и беззаботное отношение. Однако, учитывая мастерство актёра и режиссёра, вероятно, так и задумано в попытке донести в присущей Карваю романтично-драматической манере то, что уже показал нам в комической интерпретации Стивен Чоу в фильме «Разборки в стиле Кнуг-Фу»: мастера у-шу в жизни обычные люди, порой неприятные или даже жалкие, так почему бы им не быть баловнями судьбы. В поддержку этой версии выступает и то, что потрепанная жизнью курильщица опиума оказывается мастером багуа, а престарелый бухгалтер — мастром син-и.

    Во-вторых, хотя бои в фильме занимают достаточное место, они не соответствуют классической подаче, позволяющей искушённому зрителю насладиться красотой техники и приёмов. Не подумайте плохого — ставил их сам Юэн Ву Пин, но этот мастер может удовлетворить самые разные режиссёрские запросы: от технически реалистичного «Пьяного мастера» через компьютерно фантастичную «Матрицу» до постмодерновского с боевой точки зрения «Убить Билла 2». К сожалению, в последние годы техническая правдоподобность драки в боевиках стала необязательной — главное произвести впечатление крутизны, и данный фильм с виду следует этой досадной новой моде. НО. Кунг-фу — это искусство жить тем, что делаешь. Техника — удел ремесленников, а речь о великих мастерах. Мастерство же проявляется в нюансах, мелких деталях, и этот аспект тут показан очень хорошо. Великие мастера соревнуются не в умении зарядить друг другу в челюсть или по печени, а в более тонких и ювелирных вещах, таких как надломленная лепёшка или подавшаяся доска пола. И это концептуально.

    В-третьих, диалоги между героями кажутся бессмысленными: они не общаются, а вещают, будто это состязание цитат. Но думаю, и это сделано специально. У режиссёра не было намерения раскрывать чьи-либо характеры или отношения, зато необходимо было оформить ряд важных для раскрытия темы философских сентенций, вот он и использовал их, вложив в уста героев вместо диалогов. По сути, мастерам не о чем между собой говорить, они познают эти истины на практике, но зрителю о них за два часа иначе, нежели в вербальной форме, не сообщишь.

    В-четвёртых, в импрессионизме сюжетной линии Карвай переплюнул все свои предыдущие творения. Биография Ип Мана и история Гонгконга втискиваются в пару фраз в формате сносок, так что у мало осведомлённого о них зрителя возникают разрывы в восприятии сюжета. Основное же место занимает повествование о малозначительном (если вообще реальном) знакомстве Ип Мана с Гонг Эр, мастерицей с Севера, которая кончает свою жизнь довольно печально, а вместе с этим кончается и фильм. Её история проработана гораздо лучше, чем собственно Ип Мана, а при чём там был Лезвие, вообще трудно понять. Кто-либо настроенный менее благосклонно мог бы сказать, что сюжет, как таковой, просто отсутствует. Но я и тут нашла определённый умысел.

    Не зря же киноработы Карвая классифицируют как арт-хаус — по крайней мере, если он что-то выдумывает, то делает это ради чистого искусства, в отличие от скандально-невежественных голливудских версий известных историй. Хотя симпатия удачно женатого Ип Мана к этой даме заставила меня заподозрить Карвая в голливудских грешках, к счастью, мои опасения не оправдались — никакого романтического развития это знакомство не получило. Думаю, целью Карвая было обратное: не спекуляция на известной истории ради выдуманной сенсации, а скорее использование известной истории, чтобы привлечь внимание к более широкой теме, нежели личности героев.

    То есть фильм на самом деле не об Ип-Мане, а о мастерстве у-шу как таковом. Представленные персонажи скорее рисуют общую картину развития боевых искусств на тот исторический момент, а Ип Ман выступает чем-то вроде персонажа-наблюдателя, как герой того же Тони Люна в более раннем фильме Карвая «2046»: главные события вращаются не вокруг него, он — лишь винтик в некой общей схеме.

    Возможно даже, история Гонг Эр олицетворяет собой общее положение в мире боевых искусств на тот момент: расцвет традиционных стилей, сменившейся, к сожалению, общим упадком — их коммерциализацией и популяризацией (сегодняшнее спортивное у-шу противопоставляется традиционному, и далеко не в лучшую сторону). Поэтому печальная кончина героини, к которой неизбежно приводит выбор ею принципов чести против новых веяний компромисса во имя денег и власти, представляемых её братом, может олицетворять собой конец эры господства традиционных боевых искусств (и традиционных ценностей).

    Но главное — общее ощущение от фильма: на следующий день встаёшь и начинаешь понимать, насколько резко и дёргано двигаешься в обычной жизни, возникает желание быть очень внимательным, экономным и плавным. А ещё появляется вдохновение заниматься и совершенствовать свои умения в этой сфере (я вспомнила 3 стиля, которыми давно не занималась), и это для меня главный признак отличного кино о боевых искусствах. В соответствии с жанром, тут использован не традиционный реалистичный подход, а образы, намёки и импрессионизм, но в итоге получилось нечто гораздо более глубокое и объёмное, чем просто техничные драчки: Карваю удаётся передать зрителю в этом фильме само состояние кнуг-фу.

    Так что, невзирая на много недоумения во время просмотра, по отстоявшемуся впечатлению — 

    9 из 10

    4 января 2014 | 03:50

    Как бы вы стали снимать кино о человеке, превратившем кун-фу в легенду, о великом мастере? В сознании европейца тут же вырисовывается пафосный байопик, центрированный на главном герое, готовом на любые жертвы ради своего дела. Спортивная драма вроде «Малышки на миллион», духоподъёмная биография вроде «Легенды N17», в крайнем случае, крутой боевик в стиле 90-х с Жан-Клодом Ван Даммом или Стивеном Сигалом. Но Восток, как известно, дело тонкое, и кино там снимают по своим правилам. Вместо всепоглощающего героизма нам предлагают скромное жизнеописание, прерываемое до боли прекрасными боевыми сценами и молчаливой медитацией.

    Начинается всё с одной из самых впечатляющих сцен группового костолома, которая провозглашает Ип Мана непревзойдённым мастером боевых искусств. Пусть чем-то напоминающая бой Нео с агентом Смитом или даже танцевальный номер из «Шага вперёд 2», это будет единственная сцена фильма, где пафос перевешивает философию жизни. Дальше начинается лаконичное, скупое на эмоции кино, где бьют не сгоряча, а из холодного расчёта и железной необходимости.

    Одно правило: ты либо стоишь, либо лежишь. Три простейших удара, побеждающих разные стили кун-фу, возникшие по всему Китаю. Непоколебимая установка в голове: борьба не на смерть, а на жизнь; не ради междоусобной распри, а ради сохранения целостности страны. Герои не читают лозунгов, не строят планов, не призывают к единству. Они наслаждаются миром, когда он есть, и беспощадны к врагам, когда те переходят им дорогу. Они немногословны, и говорят красноречиво только в бою — языком тела, пунктуацией точных ударов.

    ‘A true martial artist does not live for. He simply lives’. Высказывание Брюса Ли, помещённое в эпилог, довольно сложно понять европейцу, привыкшему ставить перед собой цели, настойчиво преодолевать трудности и гордиться достижением результатов. Ип Ман не пытался стать великим мастером, он им просто был. Кун-фу для него стало второй натурой, жизненной необходимостью. Он не стремился к славе, но он обязан был отстоять свою честь. Антагонистом Ип Мана выступил Ма Сан, тщеславный, пронырливый, бесчестный. Показательно, что финального боя Ип Мана с Ма Саном зритель так и не увидит, и победа над злодеем достанется Гон Эр, дочери учителя, мечтавшего объединить боевые искусства Севера и Юга. Образ Гон Эр соединяет в себе поэтическую красоту смертоносного кун-фу и духовное опустошение человека, всю жизнь посвятившего мести за отца. Если в «Убить Билла» месть — это смысл, то здесь это цель, достигнув которую выгораешь эмоционально. Гон Эр могла познать радость любви и материнства, но вместо этого умерла от передозировки опиума.

    Победил во всей этой истории не конкретный человек, победило кун-фу, которое выжило, несмотря на раздробленность своих школ, благодаря таким людям, как Ип Ман. Вонг Кар Вай показал европейцам, почему кун-фу — это искусство, но не искусство убивать, а искусство жить.

    7 из 10

    25 июля 2013 | 12:47

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>