всё о любом фильме:

Девушка и смерть

год
страна
слоган-
режиссерЙос Стеллинг
сценарийЙос Стеллинг, Берт Рейкелейкхёйзен, Ирина Трофимова
продюсерАнтон Крамер, Йос Стеллинг, Авро, ...
операторГурт Хилтай
композиторБарт ван де Лисдонк
художникГерт Бринкерс, Андреа Шайн
монтажБерт Рейкелейкхёйзен
жанр драма, ... слова
бюджет
$3 500 000
сборы в России
зрители
Россия  14 тыс.,    Нидерланды  10.3 тыс.,    Германия  1.3 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время127 мин. / 02:07
Николай возвращается в заброшенный отель, где пятьдесят лет назад он встретил свою единственную любовь. Охваченный воспоминаниями, он заново переживает трагическую историю своей юности, являясь одновременно рассказчиком и героем повествования. Действие разворачивается в трех временных пластах — в конце XIX века (времена юности героя), в пятидесятые годы XX века и в наши дни
Рейтинг фильма
IMDb: 6.40 (553)
ожидание: 97% (389)
Рейтинг кинокритиков
в мире
31%
4 + 9 = 13
6.2
в России
56%
5 + 4 = 9
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 378 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Я никогда не был поклонником мелодраматического жанра, находя его пустым и банальным. Дело в том, что в большинстве мелодрам и драматических комедий основной посыл, который делают авторы, заключается в идее, что любовь может выдержать любые испытания, а влюбленные обязательно будут вместе. Однако редко можно увидеть фильм, который затрагивает проблемы и сложности, которые приходится сталкиваться мужчине и женщине, такие как социальный статус или культурные и национальные различия. эти проблемы были затронуты в драме «Девушка и смерть».

    Синопсис Молодой студент Николай по пути в Париж, где он собирается выучиться на врача, останавливается проездом в заброшенных лесах Германии в небольшом, но элитном отеле, который по совместительству оказывается публичным домом. После одной проведенной ночи в отеле Николай знакомится с девушкой Элизой, которая оказывается любимицей сутенера, владеющего этим отелем и не желающего, чтобы кто-либо прикасался к его собственности. Не понимая, в какую опасную игру ввязался, Николай все равно обреченно пытается добиться расположения Элизы.

    Игра актеров Я не могу сказать, что я остался в полном восторге от актерской игры, мечтая, что кто-нибудь из исполнителей обязательно получит награду. Нет. Я скажу, что одни актеры смогли о себе заявить, другие не дотянули. Леонид Бичевин, конечно, талантливый молодой актер, и, несомненно, в нем живет актерская жилка. Но, честно, на мой взгляд, эта роль не его. Как мне кажется, образ его персонажа должен был меняться с действием фильма, однако на всем протяжении герой как был простым и невинным мальчиком, так и остался. Кто мне действительно понравился из всего актерского состава, это сильная и незабываемая игра нашей несравненной Ренаты Литвиновой, воплотившей образ эдакой проститутки-наставницы, которая, не верит в любовь, но верит в честь и достоинство у других людей.

    Режиссура Вот, что-что, а режиссура в фильме очень подкачала. Конечно, Йос Стеллинг сам по себе очень тяжелый режиссер со своим стилем видения мира. Я не скажу, что под его эгидой «Девушка и смерть» получился некрасивым фильмом. Напротив, от картины отдает европейским стилем, однако режиссер удачно показал зрителю столкновение двух культур в лице горячей русской душу и робкого голландского сердца. Однако в режиссуре все же преобладает существенный недостаток, а именно нудливость. Честно, несмотря на то, что фильм идет два часа, у меня возникло ощущение, что прошли все пять. Режиссер не то чтобы останавливает внимание на тех или иных сценах и эпизодах, но скорее затягивает их до такой степени, что хочется просто взять и перемотать фильм.

    Сценарий Несмотря на слабую режиссуру, «Девушка и смерть» все же выигрывает за счет сценария. В сюжете фильма вступают в симбиоз сразу несколько тем таких, как разница культур, социальных положений, любовь и, конечно, прощание. В предыдущем абзаце я уже указал, что авторы сценария подчеркивают, что любовь героев изначально была обречена, т. к. робкая холодная душа голландки не смогла всецело воссоединиться в горячей душой русского парня. Конечно, на их отношениях сказался разный социальный статус, что является одним из лейтмотивов сюжетов, действие которых развивается в XIX веке. Авторы касаются также такой темы, как неизбежность прощания. Главный герой снова, и снова, и снова возвращается в отель в надежде забрать свою единственную, но лишь под конец жизни ему приходит осознание, что ему следовало попрощаться уже давно.

    Декорации и костюмы Вообще я всегда ценил фильмы, которые отличаются особой яркостью, полученной за счет художественной части, а именно, декораций и костюмов. На меня произвели сильное впечатление декорации отеля. Ты словно погружаешься в во времена Европы на рубеже веков с ее утонченной и изысканной культурой. Это ощущение было дополнено также благодаря костюмам, которые хотя и не блистали красками, но наполняли атмосферу особым теплом.

    Итог Честно, «Девушка и смерть» — это кино на любителя. Если фильм кому и понравится, то либо уточненным ценителям подобного жанра или любителям мелодрам. Но чтобы не делать скоропалительных выводов, лучше попробовать, поэтому просто посмотрите.

    7 из 10

    12 августа 2014 | 10:28

    Стеллинг в режиссуре, как Тургенев в русской прозе, — великий стилист. Он работает по формуле Пришвина: «На каждый новый блин требуется новая сковорода». Каждое новое произведение искусства требует новой формы. Киноработы Стеллинга стилистически безупречны не потому, что красивы с художественной точки зрения, а потому, что их форма единственно возможна для сообщаемого ими содержания — ни убавить, ни прибавить.

    Как охарактеризовать стиль последнего фильма Йоса Стеллинга в двух словах? Наверное, эпитетов не хватит. Было ощущение медленного театра (может, даже медитативной оперы, где слова, как и минуты, виснут в воздухе, не падая). Не того театра, что творится на наших глазах, а того, в который на наших глазах всё превращается, чтоб в какой-то совершенного неожидаемый момент все декорации рухнули, все маски сгорели, все обманщики-зеркала засветились, как чистая гладь живой воды. И все стало настоящим. Живым. Вечным!

    А еще в стилистике фильма очень выигрышно смотрятся рядом живое и мертвое:

    статуэтка рядом с живой девушкой;

    кричащий макияж, напоминающий грим проститутки или покойника, рядом с трепетно-акварельным, бледным до прозрачности лицом, с которого любовь и болезнь смыли все следы игры, обмана;

    старая пародийно сниженная Джульетта, отдавшая душу актерству, и та, что в реальности (не в книге или театральном спектакле) осмелилась любить так же, как шекспировская, и т. д. 

    Идейное напряжение фильма вторит этому визуальному контрасту. Первая мысль, которую я считала: всемогущее бессилие памяти. Вторая: фраза «девушка и смерть» сродни словосочетанию «первая любовь», в слове «первая» уже содержится намек на умирание. Впрочем, нет. Не хочу так прямо, считая, говорить об идеях. Вспомнились слова Пришвина, то, как он называл четкую идею в искусстве — «атака с криком».

    Кто-то из критиков, а у фильма «Девушка и смерть» довольно хорошая пресса, назвал его «поэмой о вечном возвращении». И тут правда каждое слово — и первое, и второе, и третье. Вот об этом стоит поговорить подробнее.

    Поэма

    Я бы сказала «музыкальная поэма», ведь Шопен, раскрасивший это живописное кино легчайшими траурными звуками, был именно поэтом в музыке. Поэма имеет не только вполне событийный сюжет, но и вполне ощутимый ритм, который, как и в стихах, как и в музыке, приподнимает читателя/зрителя/слушателя над происходящим, и делает важным не то, что совершается или случается (история), а то, что, как ритм сердца, как его музыка, чувствуется, ощущается, заставляя быть более живым (именно более — в искусстве такое возможно). Поэзия, как и музыка, не информация, не сообщение, не рассказ, а прикосновение. Думаю, каждый смотревший может сказать о «Девушке и смерти»: коснувшееся меня.

    Режиссер считает, что «кино ближе к музыке, чем к литературе, потому что если книги апеллируют к разуму, то музыка обращается к сердцу. Интеллект, ум не столь уж важны. И кинозритель, и кинорежиссер, воспринимая и создавая фильм, должны идти от сердца. Диалоги всегда рассудочны. Мозг врет, сердце не обманывает никогда». Впрочем, и поэмы зачастую тоже пишутся против рассудка и диалогов. И в поэмах, как и в этом кино, часто соединены не события, а скоропроходящие отблески жизни в какой-то единый большой свет.

    Режиссерская формула Стеллинга: не когда история рассказывается, а когда она останавливается, происходит главное в фильме. «Остановка истории — миг наивысшего подъема чувств» (Й. Стеллинг). «Девушка и смерть» вся из таких остановок — времени, памяти, любви, смерти, жизни. Да и Вечность, о которой звучит и которую значит это кино, не остановка ли? Как те 20 минут, что постаревший герой провел с книгой Пушкина в руках, выпав из жизни, не заметив даже ухода Нины…

    Возвращение

    Когда-то я писала о «Черничных ночах» Карвая (кстати, скоро мы в клубе смотрим его новое кино), и в отклике моем были такие строчки: «Ну, что мы — европейцы — можем знать о нежности философии повторений и о медлительной красоте мифа вечного возвращения? Нам что знакома маниакальная одержимость прошлым? Или теплота остывших воспоминаний… со вкусом будущего?» Сейчас я отвечаю на эти вопросы: «Да. Да! Знакомо, потому что знакомо Стеллингу». И Пушкину, которого режиссер именно так понял. Лирическое напряжение пушкинского текста держится противоположностью строк «Я помню чудное мгновенье…» / «И я забыл твой голос нежный…» / «Душе настало пробужденье». Я помню чудное — я забыл нежное — опять явилось. В результате их взаимной электризации возникает — совершенно иррационально, кстати, — главное значение «К***» — НАВЕЧНО. Потому что воскрешение («И для него воскресли вновь…») смертью не заканчивается. Воскресшее принадлежит жизни. Даже любое «мимолетное виденье» прошлого, которого, словно живая вода музыки Шопена, касается память и оживляет вновь и вновь, и вновь…

    Вечное

    Это фильм пропитан ностальгией по Вечности. В некоторые минуты просмотра казалось, что вершащееся в нем существует в совершенно иных — запредельных — измерениях бытия. Главное ощущение от живого соприкосновения с чужой памятью (а зритель в буквальном смысле попадает, врастает в нее): всё, что вокруг, уже было. Ритм прошлого создает нереальное переживание, которое сродни deja vu. Истина происходящее, правда, или же фантазии и сны героев, или наши, или мои, было или не было?.. Легкий маятник этих «тикающих» вопросов раскачивает загрубелое в буднях и суете сердце. И начинаешь догадываться, и догадка эта приносит сразу и боль, и нежность: воспоминание в фильме Стеллинга — всеобщее. Потому что первая любовь вообще всех людей на земле — это обязательная потеря-смерть. И обязательное дежа вю, вечно мнящаяся, кажущаяся, мреющая история, нет, лучше — музыка, которая не умрет вместе с нами. Потому что и мы не умрем. (Хоть, может быть, атеист Стеллинг так не думает).

    Ценность искусства, как и философии, прежде всего в том, насколько оно способно поставить нас лицом к лицу с метафизическими реалиями, с экзистенциальным пространством (или простором). Ведь только столкновение с ними, преображая нас и всё, что вокруг, открывает совершенно иные измерения бытия, придает ему необыденный смысл. В моменты созерцания этого смысла (а это могут быть считанные миги даже в двухчасовом кино) нас вдруг озаряет: это и есть именно то, чего мы искали и не могли найти всю жизнь. Потом это понимание, эта память куда-то теряются, и все опять как у Пушкина: «Без божества, без вдохновенья, / Без слез, без жизни, без любви».

    До поры. До следующего воскрешения искусством.

    P.S. «Вообще кино — это рай. Или так: рай — это кино. Кино — это панацея, бегство от жизни. Отдушина. Как религия. Искусство, дети — все это мечта, благодаря которой забываешь о своей печали» (Йос Стеллинг).

    7 июля 2015 | 17:57

    Это не то, что другое, артхаузное кино, это просто чувственное кино. В нем все выстроено так, как хотят и требуют этого чувства. Все до миллиметра продумано, просчитано. Чуть больше, чуть меньше и душа забастует. Если вы никогда не любили или не верите в это чувство, то даже не заглядывайтесь на этот фильм, дабы потом его не поливать грязью.

    Конечно, от России в этом фильме только несколько актеров, остальное все Германия и Нидерланды, что не может лично меня не радовать. Ведь будь хоть кто-то из России на роли оператора или режиссера, то провалилась бы картина с прахом. Ведь тут все, каждая деталь играет немаловажную роль. Операторская работа вообще гениальна, не то, что новаторская, вызывающая бурю эмоций. Она спокойна, подчеркивает общий тон фильма, но какие планы, какие планы. Я восхищен этой работой. 47-летний Берт Райкеликхаузен, на счету которого уже 40+ картин. Мой герой.

    Главный персонаж картины конечно же меня порадовал, молодой Леонид Бичевин, снявшийся в одном из моих любимых фильмов «Закрытые пространства», показал и здесь себя прекрасным актером. Все его чувства, переживания — все это мы видели и на его лице, и в его поступках, движениях. Не порадовала Рената Литвинова. Отвратно сыграла. Все чисто символично, не вложив в это дело душу. Не доработала.

    Иногда и такая любовь тоже бывает, которая вроде и любовь, а вроде и огромная боль. Немного затянута концовка, тут лучше сразу было кончить и дать зрителю думать, как, почему, а не мучить целых две минуты в ожидании чего-то еще и обломать титрами. А сама концепция фильма похожа на «Титаник».

    В итоге: гениальная операторская работа, великолепная чувственная передача благодаря отличным актерам и небольшие огрехи в сюжете прощаются. Я бы еще раз с удовольствием пересмотрел бы этот фильм.

    10 из 10

    30 апреля 2013 | 08:21

    Не сотвори себе кумира. А он был и остается. Из упрямства, наверное. Потому что это Йос Стеллинг. Создавший непохожие друг на друга и ни на что другое фильмы. Плывущий своим путем невзирая на мейнстрим. Вот, наконец, желанный просмотр — Девушка и смерть. Разрывалась от любопытства — увидеть Литвинову некрасивой, потому что это невозможно. Заранее отдавала симпатии Бичевину, потому что видела его в Морфии. И, конечно, сам Стеллинг, снявший фильм (на спор), в котором герои вообще не разговаривают, это (насколько понимаю) — Иллюзионист. И создавший всечеловечный шедевр Ни поездов ни самолетов, о котором надо говорить отдельно.

    Итак, очень кратко, сюжет. Герой (еще до революции) едет в Париж учиться, проезжая через Швейцарию, влюбляется в пансионе в девушку, а она — в него, но в дальнейшем жертвует собой, чтобы ему не повредить. Читателей и почитателей Тургенева, Бунина, Чехова и Набокова таким сюжетом не удивить. Ну, а плохо поставить фильм Стеллинг, конечно, не мог, по определению. Но как его смотреть? При всей красоте и выразительности — несовременен, медлителен, да еще такой наивный мелодраматичный сюжет. Полностью отдана дань русскому настроению. Оно как флер покрывает и окутывает весь фильм, создает таинственность, камерность.

    Действие начинается с того, что герой прибывает к месту давнишних воспоминаний, собственно уже к могильному разбору. Затем в ретроспекции появляются герои — юная бесправная девушка на содержании у старика-паука, сам старый злодей и загадочная дуэнья, о которой хочется поразмышлять подробнее. Вопрос — что же делает Нина — соединяет или разлучает? А может быть — влюблена, на склоне лет, сама? Больше всего она почему-то ассоциируется со смертью, ведь она своим вмешательством и приносит героине смерть. Недаром она появляется в черном и в ужасном черном парике. Интонации Литвиновой в этой роли все те же, но для западного зрителя это может быть и полезно и ново.

    Бичевин может изобразить все — от тихого обожания до неожиданно взрывного темперамента. Главная героиня (Элиза) похожа на Марусю из Цветов запоздалых, не самого сильного рассказа Чехова. Она тоже серьезно больна и тоже жертвует собой. Прямо Виолетта, но без такого бурного прошлого. Герой чувствует себя влюбленным, но это не мешает ему благополучно в конце-концов жениться, вместо того чтобы… Но сюжет никуда не развился, прочно остался на одной линии. Томик Пушкина кочует из рук в руки, как подсказка и связующее звено. Может, это просто дань России, ее поэзии и красоте — в лице главного героя? Судя по динамике развития — наверное.

    Есть в фильме и нелепости. Дикая сцена с рюмками в начале, где общество немного отдает бедламом. Наивное отмщение в карточной игре в самом конце. Кому? Героине, старику или самому себе? Герой обрушивает на героиню тот удар дубиной, который он в свое время получил. Опять Альфред и Виолетта (сцена на балу). Ужасный кроличий секс с героиней Литвиновой. По ходу фильма герой навещает Элизу несколько раз, но в итоге финансовые невзгоды становятся для них неодолимой преградой.

    Финал невероятный, причем в Москве и Николай, и Нина не похожи сами на себя. И опять томик Пушкина, который должен все объяснить, но не объясняет ничего. Если такими представляются Йосу Стеллингу русские классические герои — то ему видней. Но последнее слово все-таки за нами. Получается, что Элиза предала из-за любви и саму любовь. То, как это задумано и показано, не убеждает. Хотя должно убеждать.

    8 из 10

    29 ноября 2013 | 15:20

    Йос Стеллинг — культовый голландский режиссер. Будучи знаменитым во всем мире, он не раз высказывался с любовью о России, а в последние годы на практике стал показывать это. Предыдущий его фильм назывался Душка, нежнейшая картина, где Сергей Маковецкий исполнил главную роль. Новый же фильм получил название Девушка и смерть и тут уже десант российских актеров оказался куда большим.

    В основе картины история любви молодого доктора Николая (Леонид Бичевин в молодости, Сергей Маковецкий в зрелом возрасте) и девушки по имени Элиза (Сильвия Хукс). Под проливным дождем в городке Лейпциг, Николай ищет ночлега в небольшом отеле. Он направляется в Париж, подтянуть французский и отучиться на доктора. Зайдя в ресторан отеля, он знакомится с Ниной (Рената Литвинова в молодости, Светлана Светличная в зрелом возрасте), та рассказывает ему, что и сама мечтала о Париже, но не сложилось и вот она застряла в этой тихой гавани. Через какое то время Николай впервые встречает Элизу, но тут же узнает от Нины, что все вокруг, и отель, и земля и даже сама Элиза принадлежат мерзкому и жестокому старому Графу и шансов у Николая нет. Но он остается еще на ночь, и еще. Он вспыхнул любовью к юной девушке, невзирая на ее призывы уехать, он возвращался снова и снова, несмотря на любые сложности, боль и утопичность этих отношений. Дальше я не буду раскрывать сюжет, однако скажу, что давно на экране не была ТАК показана ЛЮБОВЬ…

    Актеры

    Сергей Маковецкий не исполняет главную роль, но ему хватает 20 минут, что бы в очередной раз доказать, он элитный русский актер, если угодно — номер один в нашем кинематографе. Одними глазами он поднимает нерв до предела, его игра, как и всегда, натянутая струна.

    Леонид Бичевин — этого актера я заметил сразу, как только его открыл Алексей Октябринович Балабанов, дав ему роли в своих картинах — Груз 200 и Морфий. Сейчас на экраны вышел фильм Легенда N 17, все обсуждают Данилу Козловского, я согласен, что Данила прекрасный актер, но я считаю, что ролью Николая, Леонид Бичевин заявляет себя как конкурента Данилы за титул лучшего молодого актера России. Сильная роль.

    Рената Литвинова — игра на полутонах, мгновенный переход от фарса к серьезности, неподражаемая мимика и интонация, Рената — дива российского кино, ее можно любить или не любить, но отказывать ей в том, что она для нашего кино уникальна — нельзя. Она словно прорвалась в наше время из времен Марлен Дитрих, Йос Стелинг сказал, что Рената ему очень помогла в создании фильма, уверен и молодые актеры попали под ее обаяние, в роли где-то потерянной, во многом печальной женщины Нины — она прекрасна.

    Сильвия Фукс — я ничего не знал об этой молодой актрисе до этого фильма. Она из тех женщин, кого нельзя сказать — красивой, но глаз от нее оторвать невозможно. Замученная, уставшая, больная Элиза, но при этом тонкая, ранимая, невероятно нежная, то как играет Сильвия трогает до глубины души. Вокруг меня сидели мужчины и я не совру, если скажу, что половина из них прослезились на финальных сценах с Элизой. Я буду дальше внимательно следить за карьерой этой талантливейшей девушки.

    Подводя итог, скажу, есть фильмы, которые пробуждают в тебе всю гамму чувств. Я чувствовал гордость, что живу и родился в России. Когда на экране читали Пушкина, когда я видел на нем блестящие роли наших актеров, я гордился и особенно трогает, что русскую душу так смог показать иностранец, в этом и есть мультикультура и общность искусства. В фильме нет спецэффектов, это своего рода ретро, но подобно оскароносному Артисту — это глоток свежего воздуха, а не запыленная картинка из прошлого. Фильм с самого начала берет зрителя за горло, держит в напряжении, что бы в конце отпустить, как герой Николая отпускает Элизу. Фильм полон любви. После премьеры я подошел к режиссеру, что бы выразить восторг, он назвал меня большим романтиком… А я задумался, я и не знал, что во мне есть романтизм, это фильм открыл его во мне. Катарсис — это очищение. Я очистился и в этом великая сила искусства.

    А закончить я хочу словами, что прозвучали из уст Элизы ближе к концу фильма

    «Я люблю все, от чего веет теплом и волшебством. Я люблю весну и любовь, я люблю все, что называется поэзией»

    Этот фильм подобен великой поэзии. Хотя, я и согласен, что он пробьет лишь тех, кто очень хочет любить и где-то сентиментален. Прошу вас, не пропустите его и… живите! Браво!

    10 из 10

    26 апреля 2013 | 02:22

    Сутки как посмотрел фильм, но никак не могу прийти в себя. Воспринял его как личное оскорбление. На презентациях Стеллинг клялся, что это признание в любви к высокой русской культуре 19 века. Меня не насторожило, что на специальную часовую передачу на «Дожде» под разными предлогами не пришли ни Маковецкий, ни Литвинова, ни Бичевин, хотя, согласитесь, такое неумолимое вмешательство непредвиденных обстоятельств по меньшей мере странно. Стеллинг говорил, что это своего рода попурри на мотивы русской классической литературы 19 века, но история главной героини Элизы — это в лучшем случае Крестовский: изнасилование отцом, изнасилование во Франции, туберкулёз, теперь содержанка немецкого «графа», абсолютного чудовища. Братцы! Как хотите, перебор. Далее несообразности накапливаются: «граф» держит Элизу в отеле, Дожидается первого проезжего гусара, или хозяину города больше её некуда пристроить?

    Стеллинг совершенно не понимает того мира, о котором рассказывает. Николай даме, с которой лишь обменивался томными взглядами, привозит из Парижа дамское бельё, да это же в 19 веке большее оскорбление, чем ударить. Настасья Филипповна за одно это придушила бы наглеца, и суд бы её оправдал, а Элиза с благодарностью принимает. Очнувшийся после избиения приближёнными «графа» Николай видит, что ради него Элиза распродаёт вещи, то есть он на содержании у содержанки — положение унизительное и просто невозможное для уважающего себя человека. И что? А ничего: он же любит. Наконец, до него доходит, что пора уезжать, не получилось, и что? А опять ничего. До него никак не доходит, что поступок требуется от него; есть нечего, Элиза вынуждена вернуться к «графу», ведь Николай ничего не предпринимает, приходится ей разрубить узел, он с обидой уезжает. Ну что поделаешь, туповат детинушка! Подобная неспособность на поступок — нередкий мотив у Тургенева, но как мучается, как расплачивается всей последующей жизнью герой. А с Николая как с гуся вода.

    Прошло 3 года, он вернулся. Осознал, — ликует зритель. Как же! Он вернулся отомстить «графу», разорить его. Возможна такая мотивация в русской классике?

    Да бог с вами. В страшном сне такое не привидится.

    Наконец, через много десятилетий подруга Элизы Нина рассказывает всё герою, и тот едет на могилку. Караул! Столько десятилетий его совесть молчала, и потребовалось вмешательство извне, чтобы её разбудить! Клевета на русского интеллигента, оскорбление! Был бы живой, надо было бы подавать иск на Стеллинга о защите чести и достоинства. Ведь наличие совести — единственная ценность и главное содержание понятия «русский интеллигент».

    А по дороге что наворочено! Избиение, чуть не убийство Николая, Нина, отдающаяся на лестничной площадке, чтобы помешать приспешнику «графа» ворваться к влюблённой паре. Каких безвкусных боевиков насмотрелся Стеллинг.

    И всё ради создания гимна любви, побеждающей смерть. У Крылова есть басня

    «Пустынник и медведь», так вот она в действии.

    Ну ладно, бывает, что старичок подпадает под обаяние красавицы и теряет рассудок. Но неужели Маковецкий или ещё кто-то из друзей не мог объяснить, что этот фильм то же самое, что подарить бельё малознакомой даме — оскорбление. это было бы честнее, чем избегать презентаций. Хотя бы отказались участвовать в таком малопочтенном деле.

    Возразят, что фильм поэтический, «атмосферный», его нужно судить по другим законам. Да Станиславский с пятой минуты заревел бы во весь голос:«Не верю», вот и весь сказ. Где всё приблизительно, неправдиво, не может быть поэзии, и постоянно повторяемое на всех языках «Я помню чудное мгновенье» к концу фильма звучит как откровенная издёвка.

    2 из 10

    21 июня 2013 | 09:32

    Йос Стеллинг знает, любит и чувствует русскую классику лучше, чем многие русские. И это очень символично сегодня, что «западное» кино в поисках смыслов обращается к русской классике и находит в ней ответы. «Его пример другим наука», но многим русским — «истинная скука». Мы так привыкли, что стихи Пушкина с нами всегда, они перестали для нас быть несравненной и божественной мелодией. Поэтому фильм ошеломляет, вытаскивая из глубин то, что мы привыкли облекать в слова, анализируя поэзию. Нам, вышколенным школьными и институтскими правилами, дают понять классическую истину — «думайте сердцем».

    Удивительно, как погружает Стеллинг в ткань фильма: всё — кадр, движения актёров, крупные планы выверены так, что вслед за музыкой (разве это был не Чайковский? Я лихорадочно искала в титрах, но не смогла ничего увидеть) перестаёшь смотреть кино… начинаешь слушать мелодию Жизни и Любви.

    Наивный молодой человек, переступая порог отеля, ещё не знает, что его жизнь навсегда останется здесь, замрёт, умрёт, воскреснет.

    «Никогда не знаешь, что наступит раньше, — новый день или новая жизнь».

    Ещё раз убеждаешься в способности режиссёра к превращению кино в тончайшую ткань музыки, когда на экране в роли Нины появляется Рената Литвинова. Как выверены и точны все жесты и интонации. Меня сейчас переполняет благодарность, как к режиссёру, так и к самой Ренате, за открытие «такой» Литвиновой: ни одной лишней ноты. Все её слова и жесты тончайше легки, как «паутинка» на голове Нины, как дыхание Любви. Героиня Ренаты влюбляется в героя так же внезапно и безповоротно, как Николай и Элиза друг в друга. Только их любовь наполнена внутренним огнём затаённой страсти, стаккато их Любви достигнет апогея в финальных кадрах, когда Николай положит книгу на пианино и вернёт в жизни призрак Элизы. А любовь Нины — это тихая верность без надежды, стойкость и почти монашеская отрешённость, удивительная внутренняя сосредоточенность, но не на предмете Любви, а на самой слитной и безконечной ноте. Легато её любви будет длиться и тихо замолкнет, когда Нина, отдав томик Пушкина, просто исчезнет, растает, не оставив даже тени дыхания.

    Удивительно, водоворот бытия героев, как безконечность и нескончаемость строк поэта: Любовь — «и божество и вдохновенье, и жизнь, и слёзы».

    Все чувства, все поступки героев одновременно на грани, на пороге и в безконечности. Каждый из присутствующих в кадре проходит свою линию спирали, только у кого-то она остаётся в плоскости паутины (вечно спящий швейцар, больной в орденах, комната, наполненная людьми, как отдельный герой пьесы статичная и одновременно наполненная внутренней, подчинённой дирижёру — графу, жизни); а у кого-то лентой Мёбиуса стремится к Вечности и вечна, как классика жизни.

    Николай, переступив порог отеля, не поймёт, что очутился в приюте порока. Его молодость, чистота и внезапно появившаяся на пороге гостиной Элиза спасают его от шага в пропасть. Пока… Искушение пороком встанет перед героем сначала в образе Нины. И превратится в Любовь.

    Чистота помыслов останется, как ключ от номера Элизы, неприкосновенной. Но дверь открыта, удар нанесён, паутина начинает плестись. Паук-граф цепко держит и вовремя дёргает за ниточки паутины. Яд попадает в кровь. Деньги, как кокон, оплетают всё сущее.

    О, как убийственно мы любим,
    Как в буйной слепоте страстей
    Мы то всего вернее губим,
    Что сердцу нашему милей!

    Николай вновь вернётся в центр паутины, взорвёт её выплеском лавины денег, пауки в банке шустро расхватают добычу, чёрная кровь раздавленного паука добавит яду. Пауки расползутся… И только защищённые настоящей Любовью до последних сил будут жить Надеждой и Верой до своего срока.

    «А срока будет… «
    Когда вода Всемирного потопа
    Вернулась вновь в границы берегов,
    Из пены уходящего потока
    На берег тихо выбралась Любовь -
    И растворилась в воздухе до срока,
    А срока было — сорок сороков…
    И чудаки еще такие есть -
    Вдыхают полной грудью эту смесь,
    И ни наград не ждут, ни наказанья, -
    И, думая, что дышат просто так,
    Они внезапно попадают в такт
    Такого же неровного дыханья.
    Я поля влюбленным постелю -
    Пусть поют во сне и наяву!..
    Я дышу, и значит — я люблю!
    Я люблю, и значит — я живу!

    10 из 10

    27 июня 2013 | 22:42

    Любовь, она же все разрушает (с)

    Любовь — удивительное, необыкновенное и необъяснимое чувство, которое обрушивается на каждого в этом мире. Захлестывает с головой, переполняет, рвется наружу. Не поддается контролю разума. Приходит и уходит, приносит блаженство и боль. Но как же сложно найти того, кто сможет это чувство разделить с тобой. Те счастливцы, которые все-таки находят свою половинку, чаще всего не выдерживают ответственности, сдаются, и бегут, понимая, что потом будут жалеть.

    Николай по дороге во Францию попадает в отель, который населен людьми без будущего. Там он встречает девушку Элизу и влюбляется в нее. Она не может ответить ему взаимностью, т. к. «пала» под давлением владельца отеля и не может решать свою судьбу. Молодой человек пытается добиться расположения девушки и через несколько лет возвращается в отель, но встречает все тоже равнодушие. Николаю предстоит решить готов ли он сломать свою жизнь ради той, которая, кажется, ему любовью всей его жизни или стоит забыть о ней, как о страшном сне, и создать семью с другой, той кто не будет создавать столько проблем.

    Йос Стеллинг создавал свое кино по каноническим книгам русской литературы и театральным постановкам, атмосфера которых ощущается с первых же сцен. Режиссер наслаждается безысходностью, эмоциональной опустошенностью и смелостью своих героев. Стеллинг скрывает основные идеи до последних минут фильма, ушатом выплескивая все на расслабившихся зрителей.

    Сценарий содержит минимальное количество диалогов. Большая часть картины мучительно молчалива и пронизана тяжестью решений героев, но финальные сцены стоят того, чтобы потратить на просмотр два часа.

    Сильвия Хукс скрывает эмоции своей героини, раскрываясь в итоге с такой мощью и внутренней энергией, что хочется смотреть на нее бесконечно.

    Леонид Бичевич и Сергей Маковецкий играют хорошо знакомые им образы, при этом придраться к их игре не получается, да и не хочется.

    Рената Литвинова привносит необходимую живость в постановку, если бы не ее героиня пережить первую половину картины публика смогла с трудом.

    Композитор фильма написал саундтрек картины, соединив его музыку с классикой, которая максимально детально и точно передает настроения героев, ситуаций и времени. Музыка спасает фильм от отсутствия эмоций, переполняя собой все.

    «Девушка и смерть» — картина перевертыш, которая поначалу прикидывается подражательной, а в итоге вырисовывается в размышления авторов о превратностях любви.

    16 мая 2013 | 14:25

    Известный нидерландец Йос Стеллинг снял фильм вдохновленный русской литературой. Главные роли исполнили признанные российские звезды — Маковецкий, Литвинова, Светличная и Леонид Бичевин.

    О перспективах последнего очень точно выразился сам Стеллинг — «Леониду нужно учить английский, у него большая международная карьера». И это правда, Леонид совсем не затерялся в этой картине.

    Но прежде, несколько слов о фильме. Стеллинг не стал экранизировать какое-то конкретное литературное произведение, и решил сделать собственное оригинальное произведение. Строго говоря, тут не обошлось без «Идиота» и «Игрока» Достоевского, да и про «Станционный смотритель» не забыли.

    Начинается все с пожилого мужчины, который приезжает в одно европейское местечко, в котором он был много лет назад. Он оказывается на могиле неизвестной зрителю Элизы, и тут мы переносимся по кинематографической машине времени далеко назад.

    Перед нами уже молодой юноша, который, как это нередко бывает, влюбляется в замужнюю женщину. Сюжет этой трагической связи весьма предсказуем и возвращается к пожилому мужчине.

    Стилистически все подобрано верно. Нюансы, оттенки, цвета — все гармонирует. Сильвия Хукс в полной мере напоминает образ девушки, которой можно восхищаться. Про Леонида Бичевина уже сказано многое, добавлю лишь, что сыграл он великолепно.

    Маковецкий, как всегда профессионален. Под стать ему Литвинова и Светличная. Другие актеры не менее точны.

    Все происходящее мне почему-то напомнило футбольный «Зенит» эпохи Дика Адвокаата. Там тоже все было организовано, стильно, красиво и даже эффективно. В картине ведь практически нет очевидных слабых мест.

    Только вот, можете со мной не соглашаться, конечно, но как в фильме Стеллинга, так и в «Зените» Адвокаата, не было настоящей страсти. Ее вытеснил рационализм и расчет.

    Именно отсутствие страсти, пассионарности, задора — я бы назвал главный недостатком этой картины. Взять например «Игрок» Клода Отан-Лара — страсти там предостаточно.

    В итоге: этот фильм подарил мне весьма положительные впечатления об актерском потенциале многих актеров. Впервые я оценил возможности Светличной. Второй раз на меня произвела впечатление Литвинова. Открыл для себя Сильвию Хукс и весьма заинтересовался дальнейшими перспективами Бичевина. А все остальное — нюансы.

    5 из 10

    19 июля 2013 | 13:35

    Немолодой, но всё ещё симпатичный мужчина задумчиво смотрит в окно поезда. Хмурые контролёры обращаются к нему на немецком. Мужчина показывает билет. Через какое-то время большой букет молочно-белых роз падает из рук того самого пассажира на аккуратный надгробный камень, на котором красивым шрифтом выбито единственное слово, определившее всю его жизнь: «Elise».

    На десятой минуте просмотра от невероятно сентиментального, совершенно предсказуемого фильма хочется по понятным причинам сбежать (тем более что афиша обещает чуть ли не историю первой любви русского эмигранта, что, безусловно, уже заманило в зал кучу людей), — но делать это всё-таки не стоит. Дело в том, что «Девушка и смерть» является, кажется, одной из лучших экранизаций усреднённого сюжета Достоевского. После того, как зритель найдёт связь между фильмом и Фёдором Михайловичем, жутко обыденная (хотя, конечно, не дай Вам Бог такой обыденности) и, в общем-то, не самая впечатляющая картина станет даже в каком-то смысле небезынтересной.

    В принципе, в голове читателя всегда есть набор неких штампов, ассоциирующихся с тем или иным писателем (Пушкин — письма, друзья, октябрь; Толстой — бал, война, все счастливые семьи похожи друг на друга; Есенин — берёза, птицы, водка, ну и так далее). Так вот, практически все основные штампы from Fedor Michailovich with love (кстати сказать, большую часть времени герои молчат, зато во время разговоров умудряются изъясняться на трёх языках и, более того, понимать друг друга) здесь легко обнаруживаются. Несчастная сирота, благородный рефлексирующий тип, дама непонятного происхождения с тяжёлой судьбой, размалёванные бабы, злобный старикашка, гнусный толстяк, няня — помощница во всех делах, девушка лёгкого поведения, которая была вынуждена так жить, но умудрилась остаться морально неразвращённой, — всё то, что кочует из одного произведения Фёдора Михайловича в другое, будет появляться перед зрителем в течение двух часов. Нигде не говорится о какой-либо связи «Девушки» с какой-либо книжкой этого автора, но тот факт, что Йос Стеллинг начитался Достоевского и решил снять эту картину, очевиден.

    В принципе, этот фильм любопытен с трёх точек зрения. Поклонники творчества Достоевского с привычно сильными чувствами погрузятся в атмосферу его произведений; конечно, эта картина не станет для них открытием, но два часа жизни пройдут не бездарно. Люди, склонные к сентиментальности, вряд ли будут вспоминать сюжеты «Униженных и оскорблённых» или какой-нибудь «Неточки Незвановой», — они просто будут искренне сопереживать героям, в то время как снобы будут иронично посматривать на них (что, впрочем, не делает последним чести, однако же такая реакция иногда возникает на уровне рефлексов). Ну и, естественно, любой зритель сможет получить представление о том, какой выглядит русская классика глазами среднестатистического иностранца (который, конечно, об этой самой русской классике вообще что-нибудь слышал); после гениального «Love and Death» Вуди Аллена фильм не станет открытием, но посмотреть его всё равно стоит.

    Пожалуй, самым сильным является эпизод с игрой в карты, поскольку в этой сцене режиссёр-иностранец умудрился передать что-то истинно русское. Деньги, те самые деньги, о которых писал Фёдор Михайлович, будут летать над игральным столом (ещё один его излюбленный мотив) под визг размалёванных дамочек и крик молодого человека, которому была дарована тяжёлая, но прекрасная любовь (очевидное). После этой сцены герои некоторое время будут счастливы, но в конце концов вроде бы выяснится, что смерть придёт в конце земного пути и у неё, кажется, будут твои глаза (кстати, вместо приевшегося стихотворения Пушкина и Николай, и Элиза смело могли бы читать что-то в этом духе). Естественно, сентиментальные люди всё равно запомнят медленно снятые светлые розы на могиле главной героини, а снобы будут ворчать, потому что вездесущие жёлтые сцены и набор штампов ещё не означают понимания режиссёром произведений Фёдора Михайловича, и, вообще-то, взгляд Аки Каурисмяки более необычен; впрочем, мысли о прочтении разными людьми произведений русских авторов, которые неизменно появятся после просмотра, не в пример интереснее рассуждений и тех, и других.

    7 из 10

    5 июня 2013 | 23:10

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>