всё о любом фильме:

Побудь в моей шкуре

Under the Skin
год
страна
слоган-
режиссерДжонатан Глейзер
сценарийУолтер Кэмпбелл, Джонатан Глейзер, Мило Аддика, ...
продюсерНик Уэкслер, Джеймс Уилсон, Рено Антониадес, ...
операторДэн Лэндин
композиторМика Ливай
художникКрис Одди, Эмер О’Салливан, Стивен Ноубл
монтажПол Уоттс
жанр ужасы, фантастика, триллер, драма, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Нидерланды  22.7 тыс.,    Россия  10.9 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время108 мин. / 01:48
Каждый день по трассе Эдинбург-Глазго ездит неказистая машина с роскошным водителем. За рулем пышногрудая брюнетка с огромными зелеными глазами. Она подбирает автостопщиков, в основном здоровых и мощных мужчин, но вовсе не для флирта. Цели девушки куда опасней…
Рейтинг фильма
IMDb: 6.30 (83 831)
ожидание: 91% (4684)
Рейтинг кинокритиков
в мире
85%
176 + 31 = 207
7.8
в России
77%
17 + 5 = 22
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм снят по одноименному роману Мишеля Фабера.
    • Писатель и сценарист Александр Стюарт написал первые три версии сценария фильма.
    • Мужчины, которых персонаж Скарлетт Йоханссон заманивает в фургон, не были актерами. Джонатан Глейзер установил в фургоне скрытые камеры и сообщал мужчинам о том, что они попали в фильм, после того как сцена была снята.
    • Джемма Артертон, Ева Грин, Меган Фокс, Дженьюэри Джонс, Эбби Корниш, Оливия Уайлд, Аманда Сайфред, Блейк Лайвли и Джессика Бил рассматривались на главную роль.
    • Адам Пирсон, который играет изуродованного мужчину, сломал себе ногу, пока ехал на прослушивание для своей роли в этом фильме. Его сбило такси. Режиссер Джонатан Глейзер устроил ему прослушивание на следующий день в больнице и дал ему эту роль.
    • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • Кадр с падающей Скарлетт Йоханссон, снятый папарацци, стал дико популярным интернет-мемом. Эта сцена снималась скрытыми камерами, и только после выхода фильма выяснилось, что падение было преднамеренным.
    • На создание фильма ушло почти 10 лет. В одной из ранних версий сценария присутствовала шотландская супружеская пара, и по сюжету выяснялось, что это были замаскированные пришельцы. В то время на роль супруга в этой паре рассматривался Брэд Питт.
    • еще 4 факта
    Ошибки в фильме
    • Внимание! Список ошибок в фильме может содержать спойлеры. Будьте осторожны.
    • Когда Лора идет по улице, можно заметить отражение члена съемочной группы в светоотражающем жилете, помогающего камере следовать за героиней.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 1074 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Английский клипмейкер Джонатан Глэйзер, работавший с такими знаменитыми группами как «Blur» и «Radiohead», обратил свой взор и на полнометражный кинематограф, не став при этом, правда, первопроходцем при смене трудового амплуа. Глэйзер не радует зрителя частым выпуском картин и пока на его счету всего три отснятых ленты и «Побудь в моей шкуре» на данный момент последняя. Надо сказать, что две предыдущих работы Глэйзера вовсе не прошли незамеченными. В 2000-ом году он дебютировал с криминальной драмой «Сексуальная тварь», после чего сыгравший в ней Бен Кингсли был отмечен номинацией на «Оскар». Через четыре года Глэйзер выпустил свой второй фильм «Рождение» — острую драму с элементами мистики и этот фильм был отмечен жюри Венецианского кинофеста на заполучение статуэтки «Золотого льва», но награда прошла мимо. А в 2013-ом «Побудь в моей шкуре» также попадает в конкурсную программу Венецианского фестиваля, но Глэйзера опять преследует неудача.

    И вот, когда узнаёшь, что все работы режиссёра так или иначе привлекают к себе внимание критиков, то значит, по сути-то, надо смотреть его фильмы! Однако номинации на «Золотого льва» не означают однозначное величие картин, Венецианский фест — один из самых знаменитых, но это фест с особым взглядом на кинематограф, так что часто его триумфаторы оставляют у обычного зрителя чувство недоумения. «Побудь в моей шкуре» именно такое чувство и оставляет. Можно сколько угодно восхищаться визуальной передачей фильма, смысловая нагрузка в нём отсутствует полностью. Путешествует по автострадам пришелец в образе сексуальной блондинки, затаскивает мужчин в свой фургон, привозит в какое-то странное место с бассейном из какой-то жижи, по которой пришелец может ходить, а люди тонут, а потом этих людей он (тут надо догадываться) пожирает. серийный маньяк, а не пришелец, такие дела сразу же должны попадать под юрисдикцию агентов Малдера и Скалли.

    Вот и получается, что на протяжении всего этого затянутого видеоклипа ожидаешь, когда случится что-то завораживающее, что-то такое, что может перевернуть первоначальное ощущение скучного и непонятного фильма, но этого так и не происходит. «Побудь в моей шкуре» — это действительно сильно затянутый видеоклип. Как известно, текст песни совсем необязательно должен соответствовать тому, что показывается в клипе, если таковой снимают. При том, что музыкальное сопровождение у фильма — это, наверное, лучшее, что в нём есть, то его видеоряд лишь прикрывает его своей авангардной постановкой. И при всей её зловещей и таинственной обтекаемости она не даёт никакой возможности сказать, что «Побудь в моей шкуре» — это кинокартина, к которым мы привыкли. Глэйзер много уделял внимания атмосферности своего фильма, но замедленный темп, где эпизоды явно затягивались без особой на то нужды (зачем аналогичные сцены дублировать?), а также тоскливость ленты вели лишь к чёткому осознанию потерянного времени на просмотр.

    Джонатан Глэйзер и другие готовили фильм к выходу аж целых десять лет, перерабатывая несколько раз роман голландского писателя Мишеля Фабера. По идее, такой «долгострой» должен был стать прилизанным, тонким, умным, выраженным. Когда вспоминаешь, что в фильме весьма мало реплик, то невольно появляется вопрос: «Чем там таким занимались аж целых десять лет?». Придумать новаторской подход, когда ничего не знающие люди попадали в фильм и на этом заявить, что вот, мол, какие мы необычные — этого так мало… Скарлетт Йоханссон, согласившаяся играть в этом странном проекте, будто бы хотела себя попробовать вне образа Чёрной Вдовы, подаренной ей студией Марвел. Йоханссон снялась в фильмах «Хичкок» и «Страсти Дон Жуана» до «Побудь в моей шкуре», где её роли были значимые, но непродолжительные, да и озвучка ленты «Она» говорит, что Скарлетт брала небольшую паузу от главных ролей. А в «Побудь в моей шкуре» не такая уж виртуозная роль ей предоставлялась, если честно. Одна неожиданность — Йоханссон снялась в фильме обнажённой, чего так ждали многие, не подвергавшие сомнению статус актрисы как секс-символа. Но лично я склонен относить этот момент к тому, что как профессионал Йоханссон понимала, что вряд ли с помощью другого инструмента «Побудь в моей шкуре» привлечёт зрительский спрос.

    Фильм, который навеял такую тоску, что никакие графические элементы или же музыкальное сопровождение не смогли сделать его лучше, чем он есть. Лично для меня — потерянное время. Арт-хаус — жанр сложный, но всегда такие фильмы должны нести смысловую нагрузку, хоть на поверхности, хоть в контексте, в «Побудь в моей шкуре» этого не замечено.

    3 из 10

    7 сентября 2015 | 10:49

    -Не подскажете как выехать на шоссе А-9?

    От книги Мишеля Фабера «Под кожей», которую по своему нездоровому интересу пришлось осилить после просмотра фильма, действительно мало что осталось. Её экранизация от Джонатана Глейзера, известная у нас как «Побудь в моей шкуре» оставила в себе лишь основные смысловые мотивы и некоторые изменённые эпизоды, сведя практически весь сюжет к минимуму. Это нисколько не уменьшает ярких достоинств фильма как собственное авторское видение произведения, подобно Скоттовской постановке «Бегущего по лезвию» или Вильнёвского «Врага». Здесь нет и малой доли той фантастической части, скрупулезно описанной в книге, появись которая на экране, превратила бы фильм в описание устройства другого корпоратократичного общества и чёрно-ироничное обличение низменных потребностей созданий, известных как люди, с их нескончаемым и бесполезным мельтешением на поверхности планеты. Фабер не упрощает концепцию, исключая многих персонажей, он оставляет во главе повествования всё ту же главную героиню, и словно убрав закадровый текст, заставляет наблюдать и размышлять над этим миром вместе с ней наедине.

    Тотальное и всепоглощающее ощущение недосказанности фильма только идёт на пользу, поскольку, как мы знаем, то с чем человек не знаком, вполне способно вызвать страх или чувство тревоги. Этот фильм с наслаждением аккумулирует своими медленными, слишком тихими, а порой и очень шумными, но завораживающими сценами, то волнующее ощущение, возникающее в ожидании чего-то жуткого. А на первый взгляд — главная героиня (её имя Иссерли, по секрету), разъезжающая на своём цельнометаллическом фургончике по трассе, в надежде подцепить на борт очередного мужчину, казалось бы ищет проблем на свою круглую задницу или даже за что-то мстит, как покажется потом. Используя свою «природную» красоту, она пробуждает в самцах инстинкты, заглушающие в них чувства самосохранения, которые в возбуждённом состоянии и с вожделеющим взглядом, сами окунаются в чёрный невесомый омут. Результат действий этой сладкоголосой, короткостриженой брюнетки, никоим образом не стесняющейся своего «естественного» обнажённого тела, мягко говоря шокирует. Глейзер не рисует подробности, ему хватает лишь нескольких фрагментов, не лишённых хаотичности в своих кроваво-красных кадрах.

    Она, как взрослый новорождённый, внимательно наблюдающий и изучающий этот человеческий мир, совершенно без намёка на ту яркую Джордан из «Острова», так как она здесь работает. Специфика ловли человеческих самцов «на живца» определяет её конспирацию, обуславливающую постоянное одиночество, вызывающее в ней навязчивые мысли и анализ увиденного каждый день. Казалось бы, что можно различить в этом скоплении разносортного по виду, вкусу и возрасту тупого мяса? Мысли машинально приходят на ум, ведь она сама настолько безэмоциональна, даже в моментах совершенно глупой смерти целой семьи, внезапного похода в ночной клуб, наполненный кишащей сотней вонючих, громких и непонятных существ или нападением на машину недостаточно взрослых и не готовых для отбора мужских особей. Сцену попытки насилия Глейзер реализовал немного по-другому, добавив не менее странный и необычный эпизод с больным элефантиазом, ведь Ей совершенно безразличен внешний вид, но не безразличен человек. Уже. В этом мире, адаптироваться к которому, как парадокс, помогает бесчеловечность местных существ и даже холодная промозглая окружающая среда, присущая северо-восточным окраинам Шотландии. Она такая же странная и неизведанная, как то лицо, увиденное ею в своём отражении.

    Интересный ход сделал режиссёр, ампутировав достаточно материала и создав свою альтернативную концовку, будто то, что было в помыслах героини он реализовал на экране. Этим фильм стал более «человечным» нежели книга, заставив поверить в земной баланс, но усомниться в силе гуманности и добродушия, которые она успела почувствовать. Невероятно холодные пейзажи и природные явления, символизирующие безграничную пустоту лишь наполняют своей красотой те малолюдные места, выбранные её безмолвными помощниками для охоты. Природа занимает не меньше экранного времени, чем аккуратно курсирующая по трассам Скарлетт Йоханссон. Игра которой великолепна не только тем, что её обнажённое тело теперь полностью исследовано всеми поклонниками, но и отличным контрастом в проявлении нежелаемых эмоций у не человека. Белое пространство. Лес. Всё это тягучее действо подкреплено шумовой музыкой Мики Леви и минималистичной съёмкой Дэна Лэндина, которые сделали фильм похожим на классические хорроры, заставив его выбиваться из общей массы авторского кино.

    Достойный своей скромной претенциозности «Under the Skin» беспощаден для зрителя, не знакомого с первоисточником, а после прочтения становится даже глубже, своим колющим реализмом и сопереживающим сопутствием с главной героиней, давшей возможность наконец, не только попытаться идентифицироваться в этом мире, но и посмотреть на него чужими глазами.

    8 из 10

    17 июля 2014 | 01:41

    Каждый день по трассе Эдинбург-Глазго едет неказистый (это как посмотреть…) автомобиль. За рулем роскошная брюнетка under the skin которой живет и работает неземная female, психолог, дерматолог, исследователь в области антигуманной хирургии…

    Про то, что данная картина имеет отчётливый привкус Дэвида Линча, не пишут только лентяи. А я не ленивый! И ненаписанные тупые диалоги обьясняющие происходящее на экране, и непрозвучавшие из уст персонажей, зашифрованны в картинке, подобно фильму «Голова-ластик». Female-психолог, поведёт за собой ослеплённых похотью мужиков, не замечающих как она топит их и лишает кожи. Зачем female-дерматологу чужие скины, мне расшифровать не удалось, впрочем удалось расшифровать, что ответ на этот вопрос не самое важное слово в морали картины, а мораль здесь как у Линча, такая же как и очки, через которые вы смотрели фильм.

    Новый качественный фильм в жанре «нефантастическая фантастика», «Under the skin» — визуально снимает кожу с пришельца для того, чтобы ментально снять кожу со всего человечества, и получается, что самое инопланетное в этой картине — музыка. Чего то более инородного и загадочного я ещё не слышал.

    9 из 10

    30 июня 2015 | 22:26

    Под покровительством Британского института кино на экран была перенесена новелла Майкла Фабера, восхваляемая одними читателями и порицаемая другими. Краеугольным камнем разногласий является ее метафизичность в сочетании с запредельно сюрреалистической фантастикой. Именно образность и оригинальность привлекла режиссера Джонатана Глейзера, который имея поддержку одной из авторитетнейших культурных организаций Англии, смог экранизировать роман «Под кожей» выстраивая фильм на ярких образах и почти полном отсутствии вербализации — создав кинематографическую квинтэссенцию литературного труда Фабера.

    Существо из другой Галактики, нашло свое обиталище в северной Шотландии, именно в этих краях оно добывает человеческую плоть, чтобы питать обитателей своей планеты. Особый колорит «Под кожей» придает то, что инопланетный разум принимает облик сексуальной женщины (у Джонатана Глейзера ей стала Скарлетт Йоханссон со всей присущей ей притягательностью), которой не составляет никакого труда овладеть мужчиной и полностью поглотить его.

    Власть и подчинение, поглощение и исчезновение — основные понятия «Под кожей». Если у Фабера они раскрывались через иерархию инопланетного общества и нивелирование человеческой сущности до уровня биоматерии, а затем возвеличивания ее же до уровня абсолюта, то режиссер Глейзер идет по более простому содержательно, но не сущностно пути. Оставляя за кадром то, как загадочное существо приобрело физический облик женщины, и целиком исключая из повествования сюжетную линию о жизни на другой планете, Глейзер очевидно ориентируется в первую очередь на зрителя, знакомого с романом, так как в «Под кожей» остается спутник главной героини, помогающей ей в «охоте», но понять его роль, не зная исходного материала довольно сложно. Да и в целом британский режиссер легко трансформирует целые текстовые блоки в метафоры. Зачем останавливаться на описании человека в качестве пищи для кого-то стоящего на высшем звене пищевой цепочки, если можно ограничиться парой кадров с кровью «текущей» куда-то в другие миры?

    Совершенство изобретательности визуальной составляющей «Под кожей» поражает, и создает атмосферу неизведанности и таинственности, словно ставя зрителя наравне с существом, познающим земной мир. Гипнотический звуковой ряд, словно бы взятый с нотных листов Тома Йорка, вкупе с грандиозными пейзажами, которые существовали задолго до появления человека, и продолжат свою жизнь после него, выводят «Под кожей» на уровень, которого большинству кинематографистов не достичь никогда.

    Снимая в режиме реального времени, строго ограничив набор постановочных сцен, Джонатан Глейзер проводит зрителя по улицам Глазго и показывает всю бренность бытия, в котором для того чтобы полностью подчинить представителя мужского пола вида homo sapiens достаточно лишь алых губ и призывного взгляда. Секс — это власть. Данный тезис представитель другого мира не только усваивает, но и убедительно доказывает. И власть эта достается очень легко, не стоит даже овладевать своей «жертвой», достаточно лишь поманить ее. 

    Принимая облик женщины, пришелец становится одновременно самым сильным и самым уязвимым существом в человеческом мире — вот концептуальная основа фильма «Под кожей». Как только красота изгибов и фарфора становится объектом насилия, она преображается и исчезает, не способная сосуществовать с дикостью и мерзостью.

    В мире незваной гостьи нет ответов, только лишь вопросы. Человеческий облик станет в конце концов не просто оболочкой, а тем, что навсегда изменит хищника, для которого все что нужно — это убивать. От существа трансцендентного для человеческого понимания инопланетный разум превращается в нечто антропоморфное, кажется сумевшее осознать ценность человеческого бытия. Эта аксиологическая основа едина и для новеллы Фабера и для картины Глейзера. Физическое исчезновение не страшно — смерти нет. Есть только ветер, что воет в лесах Шотландии и бесконечные волны океана, омывающий уступы ее скалистых берегов.

    26 июня 2014 | 20:32

    Начать рецензию я хочу с небольшого размышления, что же представляет собой научно-фантастическое кино? И в чём заключается разница между просто фантастическим и научно-фантастическим фильмом? Возможно, я далёк от истины, но для себя эту разницу я определяю ощущением, послевкусием после просмотра. Приставка «-научно» требует от фильма некоторой недосказанности, возможности задуматься о реальности происходящего, пофантазировать. Идеальный научно-фантастический фильм должен быть похож на сон, в котором мы ощущаем присутствие некой сверхъестественной силы, проявляющейся в едва заметных, не очевидных формах, силы, которая лишь держит в напряжении, но не выставляет себя напоказ. Именно это удалось передать Кубрику в психоделическом трипе в бесконечность из «Одиссеи». С первых же кадров «Побудь в моей шкуре» становиться понятно, что режиссер Джонатан Глейзер будет добиваться в своём фильме подобного эффекта.

    Under the skin — это, прежде всего, визуальное наслаждение. «Побудь в моей шкуре» служит своеобразным путеводителем по Шотландии, показывая ее суровую природу с густыми туманами и лесами, по которым гуляет ветер. Люди постоянно говорят о холоде, персонаж Йохансон кутается в мужскую куртку, слякоть, снег — всё это лишний раз подчеркивает медленное, словно слегка замороженное течение фильма. Кадры не торопятся сменять друг друга, позволяя зрителю насладиться картинкой под звуки природы или великолепную музыку. Впрочем, кому, как не клипмейкеру Джонатану Глейзеру, знать об исключительной важности музыкального сопровождения. Глейзер создает настоящую магию кино, гипнотизируя комбинацией великолепных кадров и музыки. Мика Леви, которой было доверено создание саундтрека, записала потрясающий OST, который лишь немногим уступает работе Трента Резнора в «Социальной сети». Психоделические звуки, под которые героиня Йохансон изучает язык, пронзительные ноты, врезающиеся в память под стук последних шагов жертв холодной инопланетянки, вибрирующий шугейз в единственной «теплой» сцене фильма — Мика Леви безупречно чувствует атмосферу кино и передает ее в своей музыке.

    «Побудь в моей шкуре» — один из тех фильмов, которые хочется изучать после просмотра. Узнавая подробности съемок, поневоле убеждаешься в уникальности этого кино. Я не буду подробно останавливаться на этом, чтобы не испортить вам удовольствие самим найти ответы на вопросы, которые наверняка возникнут по ходу просмотра. Джонатан Глезер снял очень необычный фильм, которому сложно подобрать какие-то аналоги. «Это сон»? — спрашивает одна из героев кино. Действительно, «Побудь в моей шкуре» похож на сон, абстрактную фантазию, навеянную размышлениями об устройcтве Вселенной.

    10 из 10

    1 июня 2015 | 09:18

    Я узнал об этом фильме, взяв рекламку в торговом центре, которые обычно лежат на стендах, стоящих возле касс кинотеатра. Прочитав на обороте краткое описание, повествующее о том, что история пойдёт о девушке, которая подбирает молодых людей на дороге, но не для флирта, а для чего-то более опасного, я заинтересовался этой картиной. Текст открыто намекал на то, что зрителя ждёт интересная мистическая история, например, про убийства, девушку-маньяка или что-то вроде этого. Однако, всё оказалось намного сложнее.

    Уже с самых первых минут фильма, я понял, что эта картина, скорее всего, принесёт мне мало удовольствия. Длинные сцены в полной тишине, которые, кажется, являются основной фишкой фильма, не то, что заинтересовывают, а откровенно раздражают. А сцены с Йоханссон, которая играет в этом фильме главную роль, состоят в основном в крупных кадрах разных частей её тела, частой обнажёнки или отрешенном взгляде героини прямо в камеру. Что, кроме как на мысли о нездоровом влечении к этой актрисе режиссера, больше ни на что не наталкивают.

    О чём это кино, а, главное, зачем оно, мне так и осталось непонятно. Сюжет картины настолько странен и непонятен, что сюрреалистические сцены половых контактов главной героини со своими жертвами, показанные через погружение в чёрную жидкую массу и последующего там, очевидно, разложения, особенно странными не кажутся. Разве лишь в первый раз.

    Этот фильм исключительно для фестивалей и, так называемого, «фестивального» зрителя. Однако, на мой взгляд, сдаётся мне, что и там эта лента особой популярности не получит. Я тоже люблю сложное, умное, не сразу понятное кино, но во всём должны быть грани. Чтобы не превращать беспорядочные сюрреалистические образы в намёки на философию и раздумья.

    23 ноября 2015 | 16:31

    Это хорошо, что Скарлетт Йоханссон актриса не одной роли, и помимо долгоиграющей супергеройской франшизы, где она воплощает образ неуловимой русской шпионки Наташи Романофф, у неё есть ряд других разноплановых проектов. Вот только проекты эти далеко не лучшего качества, и это печально, потому что у Скарлетт есть и талант и возможности, чтобы заполучить более хорошие пунктики в своей фильмографии. А пока ни «Побудь в моей шкуре», ни «Люси» ни «Дон Джон» Гордона-Левитта не хватают звёзд с небес. Про номинированный на оскар фильм «Она» говорит вообще не имеет смысла, потому как голос, каким бы сладострастным он не был, не сможет заменить полноценную актёрскую игру вживую. И играть Йоханссон умеет. Во всех перечисленных фильмах претензии не к ней, а ко всему остальному.

    У творения Джонатана Глейзера, несомненно, есть особый авторский стиль, но картина абсолютно лишена какой-либо эмоциональности и драматизма. За похождениями прекрасной инопланетянки наскучивает наблюдать уже через пару десятков минут. А на экране тем временем по-прежнему не происходит ничего значительного, кроме ряда рутинных действий главной героини, сдобренного напряжённой и пронзительно звучащей музыкой. Вот она молча едет по дороге, вот она разговаривает с человеком, вот она заманивает его в свою ловушку, вот она снова молча едет по дороге. Ни целей, ни мотивов, кроме общепонятных, никакого раскрытия персонажа. Действие тянется и тянется, и нет абсолютно никакого интереса наблюдать за этим.

    Между тем начало фильма, казалось, задавало неплохую интригу. Непонятный объект перед нами формируется в человеческий глаз, а на фоне странный женский голос пытается выговаривать простейшие английские слова, и у него получается всё лучше и лучше. Затем обладательница этого голоса выходит на свою охоту в окрестностях шотландского Глазго. Причём игре Скарлетт веришь; веришь в то, что она явно не из нашей Солнечной системы, веришь, что она опасна, веришь, что сам бы попался на её крючок. А наличие большого количества неизвестных актёров в фильме объясняется тем, что некоторые из них и не актёры вовсе, а просто обычные прохожие, которые и не знали, что их снимают. Вот тебе и социальный эксперимент. Сесть в машину к здоровому мужику с наколками и шрамами на лице далеко не каждый бы согласился, а вот к миловидной девушке, пускай и неуместно выглядящей за рулём большого минивэна, запросто! А ведь убийцей на этот раз оказывается и вовсе не дворецкий.

    В целом же фильм Глейзера, подобно доверчивым жертвам пришельца, словно бы остался лишь оболочкой без внутреннего содержания, малопривлекательной и неуютной. Атмосферу создали, а сюжет написать забыли, вот и получилось, то, что получилось. А ведь есть очень сильное подозрение, что при такой идее и опоре в виде книги-первоисточника финальный продукт мог бы выйти значительно и значительно лучше.

    2 из 10

    15 сентября 2014 | 00:52

    «Побудь в моей шкуре» — кино, после которого верным решением было бы остаться при своём мнении, никому ему не рекомендовать и без надобности о нём не упоминать. Почему? Потому что кино «на любителя», и не исключено, что этим самым любителем оно также может быть отвергнуто. И только потому, что фильм произвёл на меня впечатление, пару добрых слов в адрес видения Джонатана Глейзера я скажу. Кратко и осторожно!

    Оригинал Мишеля Фаббера до фильма мне никак не был известен или знаком. Поэтому, всё, что я слышал о «совместимости» книги и экранизации, — режиссёр несколько переиначил первоначальную историю. Отсюда следует, что «Побудь в моей шкуре» — авторское творение Джонатана Глейзера и больше никого. Но в работе над подобным фильмом иметь своё представление и чувствовать полную независимость от чьего-либо мнения видится недостаточным, рискует быть воспринято как неоправданно амбициозное разыгравшееся воображение. И вот здесь, в обсуждении психологических составляющих внутренней природы рабочего процесса, приходит осознание того, что позволило Джонатану Глейзеру не сделать из себя посмешище (сегодня, в век бутафорного кино это не так уж и сложно для чудаков-новаторов с «гениальными» идеями): он на самом деле видел внутри себя картину того, что, спустя годы, будет воспроизведено перед камерами. Как итог, с самым «неприятным», с чем пришлось столкнуться Глейзеру после презентации фильма публике, — не всё в фильме всем оказалось понятно.

    Сегодня, испытывая явный дискомфорт от того, в каком направлении развивается кинематограф, всё чаще и чаще обращаешь своё внимание на то кино, которое наши предшественники снимали 50, 60, 70 лет назад, от просмотра которого ты чаще получаешь наслаждение. Накапливая знание, обращая своё внимание на все этапы развития, невольно приходишь к выводу, что не знаешь ответа на главный вопрос: что есть кино, что оно несёт в себе и должно ли вообще нести в себе что-либо? Один скажет, что кино максимально должно демонстрировать правду жизни, заключать в себе мощный смысл, другой скажет, что кино никакого отношения к жизни не должно иметь, потому что изобразить жизнь посредством любого способа выражения мысли — дело проигрышное, такое же, как если нагромождать искусство смыслом, стремящимся познать истину. Третий скажет что-то своё. Четвёртый, пятый, шестой и так далее. Джонатан Глейзер пошёл путём, в котором воспроизвёл труд, в адрес которого любая критика, от кого бы она ни звучала, будет, корректно выражаясь, никому не интересной, неуместной. Над фильмом «Побудь в моей шкуре» Глейзер работал в пространстве, которое можно обозначить, чтобы было более-менее понятно, космосом, в котором не может быть каких-либо замыслов, есть одно сплошное созерцание.

    «Побудь в моей шкуре» — идеально выстроенный медитативный визуальный ряд, который если вводит зрителя в гипноз, не отпускает его, не позволяет зацикливаться на ощущении самого себя со всеми своими предпочтениями, даруя, в конце концов, наслаждение от той мысли, что ничего в природе не может быть как-то понятно, потому, как-то быть осмыслено.

    1 февраля 2015 | 00:54

    Так уж вышло, что современные истории про всякую нечисть в почете у зрителя, а раз кино — часть рынка, спрос создал предложение. Но «Побудь в моей шкуре» не похожа на предыдущее работы в этой отрасли: здесь нет вампиров, что уже нонсенс, хотя очеловечение, ставшее привычным клише жанра, все же, присутствует, да и смазливость героев, взятая от тех же вурдалаков — тоже.

    Первую половину фильма, зритель довольствуется видами грандиозной задницы актрисы на пол экрана и не меньшими губищами, специально накрашенными так, что даже слепой прозреет и увидит их. Из утонченной блондинки, Скарлетт превратилась в представительницу древнейшей профессии из Бруклина, не понятно как оказавшуюся в Шотландии, с шубой из драной кошки и каблуками стриптизерши. Может быть, кому-то нравятся такие образы, но не мне. Невольно возникает вопрос, неужели Йохансон настолько нуждалась в деньгах, чтобы приобрести Глейзеровский желтый билет? Приставая к прохожим, словно проводя соц опрос, ее героиня, в итоге, действительно, действует как последняя проститутка, но насилует она не непутевых самцов-прохожих, а бедного зрителя. Бессмысленность происходящего мучает, монотонность проводимых операций ее извращенного алгоритма вгоняет в скуку. А сцены таинственного убиения так и не ушли от состояния камерности, несмотря на попытку исправить их комичность электро-музыкой, вернее, электро-шумом. Кажется, что сейчас из черного угла режиссер закричит: «Скарлетт! Шире шаг!» Нет, ну правда. И хватит пятиться! Иначе как же получить оргазм?

    Но вторая половина фильма сильно отличается от первой, в ней все пробуждается от таинственного сна. К пустым диалогам привыкаешь, их часто скрашивает все тоже магическое звуковое сопровождение, к пустым героям — тоже. Шотландия, наконец-то, становится Шотландией, появляются и леса с болотами, и замки с развалинами, и поля с туманами, и улицы с каменными домами. Охотник и жертва меняются ролями: уже красавица-убийца нуждается в помощи и сочувствии. Игра актрисы изменяется, она уже не сушит зубы как Стюарт, уставившись в одну точку, уже не мерещится в ее взгляде презрительное безразличие, сулящие одну лишь смерть. Только отрешенность неизменна: как героиня была чужой, так и осталась. Инопланетянка, чего вы хотели! Но на алтарь образа возложены чувства зрителя: пришельца не жаль, какие бы вензеля не крутил сценарист из линии его судьбы. К концу фильма психологический барьер героини трескается вместе с кожей. Возникает реальная угроза не только в виде стандартной для людей депрессии, но и самой смерти. Жаль, что даже у неземных существ не выходит справиться с такими проблемами одним лишь физическим разрушающим рывком.

    Фильм настолько иллюзорен, что это будет не лучшей идеей искать в нем смысл: либо придешь к идее насилия, проституции или библейского прелюбодеяния, либо к моралистической мысли, что наши поступки к нам же самим возвращаются. Но все эти выводы, облаченные в костюм из слов, моментально теряют всю привлекательность, и фильм за этими плоскими фразами пропадает, так что опустим их подобно тому, как сам режиссер опустил содержание во имя формы.

    Работа, бросившая вызов как нечто новое, с честью его выстояла. Совершенная атмосфера неземной таинственности, одиночества и безнадежности сохраняется вплоть до последнего кадра, так что фильм стоит смотреть не только из-за обнаженной Скарлетт. Но существующие пробелы, неясности, слишком медленный ритм, некая натянутость и грязь обстановки отталкивают, поэтому до звания Шедевра еще нужно дорасти.

    14 августа 2014 | 21:16

    По Глазго катается аутичного вида брюнетка в розовой кофточке (Йоханссон) — вся такая из себя хорошая, умеет правильно улыбнуться и сказать доброе слово, ей за это розы дарят и танцевать зовут, и все с ней прекрасно за одним лишь исключением: она не совсем женщина и не совсем человек.

    Пол Шредер говорил, что написал «Таксиста», потому что видел в тех, кто сидит за баранкой, самых несчастных и одиноких людей, отрезанных от мира металлическим корпусом автомобиля. За тридцать лет все стало только хуже — в Under the Skin, экспериментальном, но не высоколобом фильме клипмейкера Глейзера, Скарлетт Йоханссон в демисезонной дубленке спрашивает у мужиков дорогу, вертит перед ними задом, пока те не разденутся, а потом скармливает их Страшному Черному Нечто — на словах звучит нелепо, а на деле от красоты ни вздохнуть, ни пернуть. Это красота дегенеративного рода, идеальная первобытная красота. Вообще, более-менее все в этом фильме первобытное: вуайеризм, перкуссия за кадром, древние шотландские утесы. Охота тоже теряет шик и винтовочный блеск — она превращается в ритуал, про который мы уже забыли, как он на самом деле происходит — голыми руками. Глейзер, чтобы мы ощутили жизнь, как в первый раз, чередует объективность и субъективность — то отстраненно, документально снимает детей, старух и белых воротничков, то врезается в толпу, чтобы оттенить ужас нашей внеземной подруги — каждая сцена с обыденными, вроде, вещами (телки идут на бл*дки, Скарлетт кушает тортик, Скарлетт смотрит телевизор) вызывает животный, макабрический ужас — ужас неузнавания, ужас незнания. И Глейзер выхватывает все эти маленькие, ежедневные вещи, которые накапливаются и создают тяготы бытия и к которым мы все привыкли, а инопланетяне — нет: розы — острые, ветер — холодный, тротуар — спотыкучий. Инопланетянка переживает маленькие смерти одну за другой, бродит по холмам в дождливом, сомнамбулическом ритме, пока не наступает сартровских масштабов экзистенциальный кризис. Желающие могут разглядеть здесь манифест феминизма, сайфай на манер Антониони или клипообразную формалистскую зарисовку — и никто не ошибется, потому что Under the Skin целиком универсален. А Йоханссон, которая все чаще играет что-то совершенно абстрактное (у Джонза не играла вовсе, а только говорила), скоро, наверное, будет играть явления природы.

    10 из 10

    28 июня 2014 | 23:06

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>