всё о любом фильме:

Рай: Любовь

Paradies: Liebe
год
страна
слоган«Повезет мне в сексе. Не везет в любви»
режиссерУльрих Зайдль
сценарийУльрих Зайдль, Вероника Франц
продюсерФилипп Бобер, Кристин Рупперт, Ульрих Зайдль, ...
операторЭдвард Лахман, Вольфганг Талер
композитор-
художникАндреас Донхаузер, Ренате Мартин, Таня Хауснер
монтажКристоф Шертенлайб
жанр драма, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в России
зрители
Германия  44.5 тыс.,    Нидерланды  25.6 тыс.,    Испания  20.5 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время120 мин. / 02:00
Номинации:
Если даме слегка за пятьдесят, означает ли, что её сексуальная жизнь закончилась?! В строгой, флегматичной Австрии, откуда родом наша героиня Тереза, — вполне вероятно. Но в жаркой, чувственной Кении, куда она собралась в отпуск, секс только начинается! Ведь здесь к услугам любой белой женщины десятки черных жрецов любви с белозубой улыбкой и отменной эрекцией. Проблема «активного» отдыха для дам пост-бальзаковского возраста лишь в одном: вулкан доступной эротики детонирует невостребованный запас нежных чувств, которые безжалостно разбиваются о неприступную меркантильность местных альфонсов.
Рейтинг фильма
IMDb: 7.10 (6142)
ожидание: 91% (211)
Рейтинг кинокритиков
в мире
73%
29 + 11 = 40
6.6
в России
91%
21 + 2 = 23
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 1696 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Фильмы Ульриха Зайдля сложно сравнить с чем-либо. Общим местом стало указывать на его мизантропию, но по манере постановки, стремлению к почти документальной объективности, минимализации карнавального начала режиссер очень отличается, например, от Триера и Ханеке(тоже не оптимисты).

    «Любовь» представляет собой скурпулезное, добросовестное размышление на тему одиночества и невостребованности в старости, иллюзорности возможностей преодоления этого. Прекрасный сценарий, абсолютно жизненные реплики между туземцами и туристами на суржике разных языков(кто с этим не сталкивался), эффект погружения в материал полный. Сцена женской коллективной оргии в номере не уступает лучшим сценам «Идиотов» Триера. Раскованность и отсутствие женской закомплексованности Маргарет Тизель позволили ей исполнить труднейшую и очень хорошую работу. Наши актрисы — Усатова или покойная Голуб согласились бы сняться в работе, предполагающей наряду с психологическим рисунком полную демонстрацию старого обвислого тела?

    Фильм по-немецки обстоятелен, скурпулезен, лишен иллюзорности, мог быть покороче минут на десять. Есть в нем ирония и жалось, но все же крен от иронии к сарказму в ущерб жалости от режиссера очень ощутим — в сценах, когда героиня выходит из себя и демонстрирует агрессивное нутро в стремлении к эрзацу.

    8 из 10

    22 октября 2012 | 07:56

    Природа наша, согрешая tota
    В своём зерне, утратила, упав,
    Свои дары и райские ворота.
    Данте. «Божественная комедия», Рай, VII


    Австрийские кинорежиссёры славятся своим крайне скептическим отношением к достижениям современной цивилизации. Без устали выносит приговоры человечеству Михаэль Ханеке. Вторит ему менее знаменитый земляк Ульрих Зайдль. Оба рисуют мир постиндустриального Запада как место торжества благополучного упорядоченного ада. Оба уже неоднократно шокировали публику своим настойчивым желанием откровенно говорить о том, о чём говорить не очень-то принято. Зайдль на редкость не занудно размышляет о глубоко укоренившемся лицемерии современного человека, о бездуховности порядочных буржуа, о тотальной власти денег, о порнографии, о гастарбайтерах, наконец, о необходимости борьбы с лишним весом. Если в двух словах, все картины Зайдля служат иллюстрацией того, что человечество достигло пика своего вырождения, и дальше пути у нас с Вами нет.

    В новой картине с обманчиво обнадёживающим названием «Рай: Любовь» рай оборачивается адом, а любовью даже не пахнет. Одинокая австрийка, «мечта поэта», давно перешагнувшая рубеж «бальзаковского возраста», работает с аутистами и безуспешно воспитывает свою излишне крупную дочь. Выдавшийся отпуск она проводит в Кении, где наивно ищет любовь, понимание, человеческое отношение, призывает «смотреть ей прямо в глаза и видеть душу». Увы, узнав о таком явлении, как секс-туризм, она запросто подменяет все свои благие пожелания банальным развратом.

    Как всегда, смотреть картины Зайдля — удовольствие не великое. Причём не столько из-за обилия откровенных сцен с не слишком атлетично сложенными героями, сколько из-за душной атмосферы какого-то вертепа. Любопытно, что периодически возникающее по ходу просмотра чувство тошноты, заметно сильнее, чем при каждодневном созерцании реальной действительности. Дело, надо полагать, в том, что мерзости нашего мира режиссёр подаёт на экране в концентрированном виде. В каждом жесте и в каждом слове персонажей он обнаруживает подавленные комплексы и скрытые желания, собирая из этого портрет современного человека.

    Людские пороки Зайдль показывает словно патологоанатом: холодно, отстранённо, без примеси иронии, или даже сарказма, и уж тем более он не испытывает сочувствия к своим героям, даже к тем, кто действительно этого заслуживает. Таким образом, персонажи уподобляются винтикам гигантской бессмысленной машины, в которой движутся, под воздействием своих или чужих страстишек. Упорядоченно, по отлаженной системе, люди обращают свои жизни в пыль, неосознанно растрачивая себя на какую угодно ерунду, подменяя подлинные чувства их нелепой имитацией. Зайдль программно отрицает искренность современного человека, показывая, что безвозвратно ушли в старину простые человеческие отношения, и осталась лишь купля-продажа, обмен и торговля, импорт-экспорт. В действительности, хочется верить, всё не так. Но в действительности, как минимум, мы стремительно направляемся в этот концентрированный зайдлевский ад, вычёркивая всё человеческое, что в нас ещё осталось.

    «Акуна матата!» — то и дело выкрикивают герои на местном наречии, что означает: «Нет проблем». Проблем действительно нет, есть катастрофа вселенского масштаба: человечество агонизирует, ища спасения в сладостных утехах, но лишь ускоряя тем самым движение к окончательному фиаско. Пустившаяся во все тяжкие героиня, лишний раз убеждается в том, что все мужики сволочи, счастья нет, а сама она со своими необъятными телесами давно никому не нужна, даже за деньги. Как это порой бывает, за чертой окончательного нравственного падения находится отчаяние. И хочется верить, что в этом отчаянии и есть спасение, так как человек потому и отчаивается, что видит весь ужас своего положения. Вопрос лишь в том, какие уроки он из этого извлекает.

    8 из 10

    19 августа 2012 | 01:06

    Фильм вызвал у меня очень много эмоций, да и смотрится он с огромным интересом — даже не понимаю, отчего рейтинг у него не такой уж и большой. Видимо проблемы женщин определенного возраста мало волнуют большинство кинозрителей.

    В центре повествования уже немолодая, но все еще желающая любовных утех мадам из Австрии, которая прибывает на курорт в солнечной Кении встретить, я бы даже не сказал, любовь — может быть вернее будет сказать — средство от одиночества в виде чернокожего молодого аборигена, коими заполнен весь район проживания отдыхающих.

    На любовь, как видно из фильма, данная мадам не способна — она для этого слишком эгоистична, т. е. она хочет только получать — а отдавать ничего, кроме денег, не готова. Отсюда ее все проблемы и проистекают. Ложась с очередным экзотическим аборигеном в кровать она в первую очередь обучает его, как надо сделать, чтобы ей было приятно — она, заметьте, ничего не делает, чтобы сделать, или хотя бы попытаться сделать то, что будет приятно ее напарнику по ложе.

    Она прекрасно понимает, и здесь я не соглашусь с многочисленными заявлениями — типа — она дурочка, нет — она прекрасно понимает, что в молодых чернокожих ребятах интерес прослеживается лишь к ее деньгам и она готова платить за отношения, которые смогли бы скрасить ее одиночество. И когда она узнает, что парень, с которым она была вчера и давала деньги на лечение ребенка сестры, а также дала деньги школе женат — она сочла это за предательство и поэтому так неистово на берегу океана буквально изливает на нем всю свою злость к миру, который сделал ее такой несчастной.

    Очень показателен в этом плане последний эпизод из секспохождений гл. героини — она призывает своего нового друга поцеловать ее посередине в святая святых и недоуменно смотрит на него, не понимая — что происходит, когда парень говорит, что он не такой, он не может это сделать. Она просто в шоке — оказывается и деньги не всегда могут заставить молодого самца преодолеть себя и делать то, что ему кажется отвратительным, учитывая необычайную бесформенность фигуры богатенькой австриянки. И вот она идет поныро по берегу моря, вокруг кувыркаются молодые парни — но это ее уже не задевает, она несчастлива и сломлена и видно, что счастья ей со своим ЭГО увидать скорее всего уже не придется. Грустный финал, поучительный.

    В конце хотел бы попросить, нет, не попросить, а призвать всех представительниц слабого пола — запрячьте свое ЭГО куда-нибудь в самое потаенное место, чтобы никто не смог, даже Вы сами достать его оттуда. А еще — смотрите за собой, не превращайтесь со временем в бесформенную груду жира и мяса, занимайтесь спортом, плавайте в бассейна, крутите обруч — в общем делайте то, чтобы на Вас было приятно смотреть в любом возрасте — и Вы будете непременно счастливы.

    9 из 10

    4 марта 2013 | 14:25

    Мне ещё с «Импорта-Экспорта» начало казаться, что Ульрих Зайдль, позиционирующий себя как главный социальщик европейского кино, на самом деле прячет за своим явно эпатажным, явно ранне-маяковского толка гиперреализмом нежные ушки антрополога. Все его анально-влагалищно-блевотные пощечины общественному вкусу, уже скучно-привычные, а то и вовсе трансформировавшиеся в элементы лёгкого, щекочущего нервишки садо-мазо, служат, похоже, не более чем дымовой завесой для критиков и балаганной завлекалочкой для зрителя, тогда как истинная режиссерская сверхцель — в исследовании эволюции социума и самое человека, эволюции, в наши дни стремительной, а оттого — остро нуждающейся в детальном фиксировании. Навязчивая же идея Зайдля — в отслеживании изменений антропологической нормы: «Импорт-Экспорт» занимался барьерами трудоспособности, «Любовь» — гранью, за которой полноценность становится медицинской ущербностью.

    Инвалидность до сих пор воспринимается как состояние ограниченности возможностей в обществе у человека-носителя физических, умственных, сенсорных или психических отклонений. Стало быть, — продолжает логическую цепочку Зайдль, — при увеличении спектра возможностей в социуме неизбежно должно расти и разнообразие неполноценностей вкупе с количеством затронутых ими людей. Происходит своего рода выворачивание наизнанку программного «мне невозможно быть собой, мне хочется сойти с ума, когда с беременной женой идет безрукий в синема». Если сто мракобесных лет назад душа поэта содрогалась от неестественной включенности убогого калеки в семейно-репродуктивный контекст, то сейчас из этого контекста по физическим же критериям оказываются исключенными уже не обделенные, а просто недостаточно щедро (или надолго) награжденные природой. Постклимактерические, например, тётки, вполне себе физиологично располневшие за порогом пятидесятилетия. Пришла проблема пола, румяная фефёла, и громко заявила, что «парням уды мочалить — не токмо для молодух». Навязав тем самым матронам с недостаточно упругими попами и недостаточной же феерией у койке слегка брезгливое, но стойкое, тянущее вниз ощущение собственных обделенности и ущербности. Впрочем, именно в помощи ущербным — первейшая задача общества всеобщего благоденствия. Оно милосердненько позволяет олигофрену время от времени порулить на игрушечной машинке, а бабе-ягодке-опять — взаимообразно поиграться с гарантированно качественным фаллосом.

    По Зайдлю, нет ничего вредоноснее, чем повсеместное насильственное, навязанное обществом вторжение этики, эстетики и функциональной логики сферы услуг в самые интимные уголки человеческого естества. Ибо порождает оно не чудовищ даже — уродов. Его «Рай» — это своего рода ременный бич, которым он наотмашь хлещет ангелов двадцать первого века с их эльфийскими, толерантно-либеральными социальными формулами. Компетентная, под присмотром специально обученного воспитателя инклюзия инвалидов, достойная, с экзотическим отпуском, оплата труда такого воспитателя, клуб-отель в далекой бедной стране, дарующий европейцам — каникулярное счастье, а местным — рабочие места, сам скромный, обоюдовыгодный блуд даже — всё эти достижения нашей цивилизации, по отдельности замечательные, будучи выстроены в строгую причинно-следственную цепь, парадоксально превращаются в конвейер по изготовлению калек из медицински нормальных людей. С наглой алчностью искусственно возгоняя до непропорциональных размеров потребности, стоя на подхвате у каждой хотелки, предлагая платный суррогат жаждущему живого — этот конвейер становится прямым источником депрессий, фрустраций, семейных отчуждений, ненависти и самоненависти, экономического унижения и психологического насилия. Бедности, сирости, убожества.

    30 августа 2015 | 20:41

    Ах, как жаль, когда некоторые пишут в своих рецензиях, что Зайдль показывает свою героиню холодно и отстраненно. Да, он очень суров к ней. Но неужели не видно, как он ей сочувствует. Она почти безобразна, когда раздевается, но когда она получает порцию любви, пусть и продажной, какой спокойной, умиротворенной она кажется. Когда она спит, женщина прекрасна, как на картинах Рембрандта. Её тело излучает покой, свет. Она стремится к любви, сочувствию, пониманию, ищет и не находит их. Режиссер проводит её от простого отторжения, неприятия подобных связей, потом слом, заинтересованность, даже влюбленность в чернокожего героя. Она знает, что заинтересованность молодого парня немолодой женщиной не может быть правдой, что все подруги только пользуются молодыми телами, но рада обманываться. Дальше разочарование, разгул, участие в противной ей оргии, она почти доходит до края, когда унижение одного человека другим даже может приносить удовлетворение, она уже научилась этому. Но все-таки она останавливается.

    Мысли автора удивительно понятны, донесены так ясно, вспоминается фильм «Плащ Казановы» с прекрасной Инной Чуриковой. Как похожи женщины, которые хотят быть любимыми, желанными, которые не хотят стареть, хотят найти близкого человека.

    8 из 10

    8 апреля 2016 | 16:26

    «Рай. Любовь»

    Толстенькой Терезе, домохозяйке из Австрии, 50. У нее дочь-подросток-лентяйка и неустроенная личная жизнь. Чтобы как-то разнообразить свою обыденность, женщина отправляется в Кению. Там она знакомится с такими же, как она, богатыми и одинокими тетками, и те ей рассказывают о достоинствах местных мужчин. «У них кожа на вкус как кокос и они очень большие — «во всех местах».

    После таких разговоров Тереза отправляется в «путешествие из одной койки в другую», чтобы самой убедиться в правоте подруг. Но суть в том, что таким образом в этом райском уголке земного шара женщина пытается найти настоящую любовь. А чернокожим мужчинам чувства белой туристки, увы, не нужны. Они жаждут только хрустящих купюр. Пытаются заработать на таких как Тереза. И выклянчивают деньги за свои услуги, причем искусно прикрываются больным сыном сестры или отцом. Мол, мани-мани нужны им на лечение. Фильм о секс-туризме и о глубоко несчастной женщине снял австрийский режиссер Ульрих Зайдль.

    Драма «Рай: Любовь» была показана в рамках основной конкурсной программы на последнем Каннском фестивале. Призов картина тогда никаких не получила, но эффект был как от разорвавшейся бомбы. И, прежде всего, потому что в фильме много голого тела.

    Найти актрису на роль Терезы оказалось не так-то просто. Она должна, во-первых, быть очень тучной и большой, а во-вторых, не бояться показать всему миру свои прелести в виде складок и растяжек. Но Зайдль нашел ее в театре и впервые привел в кино. Маргарет Тизель превосходно справилась с ролью. В начале фильма над ней смеешься: наивная толстая баба верит, что все эти Мунга, Карлос, Габриель и еще Бог знает кто, ее любят не за толстый кошелек, а за красоту души. А в конце фильме хочется укрыться подушкой и плакать вместе с главной героиней. Появляется сострадание к этому несчастному созданию. Всем хочется ласки, тепла и любви, независимо от возраста и весовой категории.

    Актеров-африканцев-профессионалов в фильме нет. Их искали непосредственно на месте. И практически все диалоги — это полная импровизация.

    «Рай: Любовь» — это первая история трилогии Ульриха Зайдля о «приключениях» трех женщин из одной семьи. Второй фильм будет показан уже очень скоро, на Венецианском фестивале «Рай: Вера». А третья часть: «Рай: Надежда» ожидается в прокате в следующем году. Изначально Зайдль хотел одну картину, но на выходе получилось пять часов. Пришлось сделать три серии.

    В своих «кино-рассказах» режиссер ищет ответ на вопрос «Что же такое рай?» Рай — это когда есть высокое чувство? А, может, рай — это когда есть, кому верить и не бояться, что этот кто-то тебя предаст? Или рай — это все-таки надежда, которая умирает последней?

    17 августа 2012 | 17:44

    Случайно узнала про данный фильм и заинтересовалась, посмотрела.

    При просмотре фильма ощущение полного присутствия рядом с героиней. Тут нет закадровой музыки, постановочных кадров с летящими лепестками роз и прочих операторских изысков. Просто сухое беспристрастное повествование. Как в жизни. И зрителю уже самому решать что хорошо, а что плохо. Подсказок тут нет. Опять же как в жизни.

    Фильм мне очень понравился по двум причинам.

    Во-первых, это потрясающая реалистичность. Правдоподобней уже некуда. Все действия, поступки, разговоры героини настолько приближены к реальности, так, пожалуй, повела себя бы большая часть людей.

    Во-вторых, смысл. Бывают фильмы, о существовании которых ты забываешь уже во время титров. Это другой случай. После просмотра есть много о чем подумать, самому найти ответы на вопросы. А это уже много стоит в наше время.

    Смотрите, думайте, переживайте

    10 из 10

    22 марта 2013 | 09:37

    Драма Ульриха Зайдля посвящена «тёмным и светлым» сторонам человека, которая во всей красе показывает различные подходы к жизни. Можно иметь любое мировоззрение и ценности в жизни, понимать поступки героини или их не одобрять, но равнодушным к истории остаться не получится, как бы вы ни постарались.

    Главная героиня, (МаргаретеТизель) 50-и летняя женщина пышных форм, затевает поездку в Кению, с одной единственной целью — сбежать от повседневной суеты, отдохнуть и расслабиться. По приезду за границу, Тереза встречается со своей подругой, которая ездит в Африку для получения немного другого вида отдыха — сексуального и раскрепощенного. И Тереза решает избавиться от комплексов и шагнуть на тропу столь заманчивого разгульного образа жизни. Сказывается и опыт одиночества, осточертевшего за 40 лет, и отсутствие спутника жизни, готового тебя, хотя бы выслушать, и желание жить и радоваться молодости в душе.

    В Кении очень развита практика секса за деньги, о которой без устали рассказывает Терезина подруга. Проникшись ее идеями отдыха и набравшись смелости, главная героиня отправляется на поиски ребят для утех. Помимо утоления своего сексуального желания, Тереза не теряет надежды найти истинное чувство там, где давно все измеряется хрустящими купюрами.

    Фильм Зайдля (мастера документального жанра) снят очень реалистично, и во время просмотра кино, возникает ощущение присутствия при съемке происходящих событий. Это отражается в каждой детали кадра. В пределах своего временного.. . места проживания, отлично акцентировано внимание на навязчивости местных торговцев. Ведь и в нашей обычной жизни, они умеют «достать» настолько, что уже хочется сбежать и с пляжа, и с любого другого места отдыха, что бы просто иметь возможность спокойно поговорить или помечтать наедине. В драме показана не только туристическая часть города, в которой все обставлено по высшему классу и весь интерьер «кричит» о богатстве курорта, но и та, «серая» жизнь, сотканная из стандартных проблем: как заработать и где взять деньги, что бы выжить.

    Зайдль затрагивает и тему привязанности к детям, которые вырастают и начинают свою жизнь, а мать, только осознает, что у нее отсутствует своя. Касается и понятия женской дружбы, в основном сводящегося к обычной болтовне и совместным посиделкам.

    За развитием сюжета искренне интересно наблюдать. На примере Терезы, мы сталкиваемся с тем, как каждый сексуальный опыт вселяет ей уверенность в своих силах и красоте, как человек окрыленный желаниями стремиться сделать шаги для получения своих целей. И пусть даже за деньги, и пусть без чувств — но она обретает намного большее — веру в себя. Поистине правду говорят, надежда умирает последней. Так и героиня, не раз сталкивающаяся за весь сюжет с непониманием и несоответствиям качеств в мужчинах, с ее желанным идеалом, находит в себе силы для новых этапов поисков.

    И как в других картинах Зайдля, концовка весьма логичная, хоть и не привычна для зрителя, привыкшего к западным фильмам. Присутствует и своеобразная ирония, и немецкая скрупулёзность в вперемешку с немалым количеством комедийных моментов. Рекомендуется смотреть тем, кто не боится увидеть людские пороки и пристрастия во всей красе, какими бы они не были правильными или не правильными с точки зрения морали.

    27 октября 2013 | 14:13

    Замечательное яркое красивое кино о низких чувствах. Вернее о иллюзиях и мечте, которые разбиваются о суровую и грязноватую правду жизни. Причём люди-то всё не плохие, просто все что-то друг от друга нужно и хочется что бы за это ничего не было. Ну или что-то такое, что не ущемляло бы свои права или чувства. А вот когда люди понимают, что платят за свои желания не тем, что они напридумывали, то происходит какой-то самоуничижающий коллапс. И всё. Рай сразу куда-то улетучивается и настаёт грязноватая действительность. А человек уже, не то что бы не может без этой грязноватости, но как-то уже и смиряется. И всем, в том числе и зрителям, становится тоскливо, мерзковато и грусновато.

    Хотя, конечно есть и особые уникумы, которые выше всего этого копошения. Тогда, значит для них фильм не про это. А про межэтнические субпассионарные связи, которые как ни крути, опять приводят к чему-то не слишком высокому.

    К сожалению, не могу похвастаться, что очень хорошо знаком с творчеством Ульриха Зайдлья, до этого смотрел всего один фильм «Собачья жара», который до сих пор забыть не могу. Но ясно одно, что Зайдль умеет попасть в точку. Причём настолько, что теперь придётся пересмотреть и Собачью Жару и по возможности остальные фильмы этого мастерского кино-творца. Чего и вам желаю.

    Пока не смотрел другие фильмы из трилогии про Рай, которые хочется поставить в кавычки. Очевидно желание кавычек не пропадёт и при их просмотре.

    Естественно, как и в любом уважающем себя арт-хаусе присутствуют откровенные сцены без тени напускной пошлости. С долей иронии, конечно говорю.

    11 октября 2013 | 02:47

    Во многих аннотациях, в том числе и на сайте ММКФ, а также в многочисленных рецензиях сказано, что это фильм о женщине, которая уезжает в Кению с целью секс-туризма. Захватывающе, да? Но это неправда. Главная героиня Тереза, полная среднестатистическая женщина лет пятидесяти, едет в Кению просто отдохнуть, ни о чём ТАКОМ даже не помышляя. В секс-туризм её втягивает подруга, персонаж третьего плана, которая уже давно подсела на это дело и ездит в экзотические страны исключительно за ЭТИМ.

    Фильм очень натуралистичный, но не противный, как это иногда бывает. Здесь нет хороших и плохих — все герои по-своему правы и по-своему омерзительны, как в реальной жизни. Все поступки понятны и логичны. Всё очень похоже на реальную жизнь. Во всяком случае, то, что касается обычного туризма, когда ты приезжаешь в Африку.

    Надоедливые местные жители не дают в полной мере насладиться райской природой, обступая тебя со всех сторон и дружелюбно предлагая всякую ерунду или просто поболтать. И ты уже не знаешь, как от них отвязаться, и начинаешь беспомощно кричать, как главная героиня: мне ничего не нужно, у меня нет денег! Очень достоверно героиня в разговорах с местными иногда переходит с международного английского на свой родной немецкий. И потрясающе достоверный «африканский» английский, на котором говорят кенийцы.

    Режиссёр фильма Ульрих Зайдль долгое время снимал документальные фильмы — видимо, именно поэтому ему свойственна такая точность в переносе действительности на экран. Надо отдать ему должное, он делает это искусно и кинематографично, ему удаётся показать именно то, что он хочет, не заставляя при этом зрителя скучать.

    Фильм вызвал неоднозначную реакцию среди зрителей и критики — ханжи дружно фыркнули, любители «клубнички» порадовались, кто-то воспринял фильм слишком буквально и поверхностно — впрочем, сколько людей, столько и мнений. Меня же этот фильм заставил задуматься о самых разных вещах, происходящих в сознании человека и влияющих не только на его жизнь, но и на жизнь окружающих. И эти вещи необязательно связаны с сексом, ведь фильм, в общем-то, не о нём.

    Эта картина охватывает множество тем, либо вообще не связанных с сексом, либо связанных с ним не больше, чем любая вещь на Земле. Это фильм о женском одиночестве — чудовищном женском одиночестве, когда спутника жизни нет, а тебе уже за пятьдесят.

    Самый любимый человек — это ребёнок, но ведь ребёнок не может быть соратником и спутником жизни. Дети вырастают и строят свою собственную жизнь — редкий родитель сознательно пожелал бы, чтоб его чадо всю жизнь провело с ним бок о бок.

    Есть подруги, но ведь женская дружба это не более чем пустая болтовня в свободное время, и вообще женской дружбы не бывает. Героиня изнывает от тоски, ведь просто рая недостаточно, нужно ещё человеческое тепло и постоянное напоминание о том, что она женщина. У неё прекрасная комната в отеле с видом на океан, но её неудержимо тянет в бедные городские кварталы, не предназначенные для туристических глаз, где она предаётся любви с юными аборигенами.

    Но главная мысль фильма, мне хочется верить, заключается в том, как меняется отношение героини к предмету, как она постепенно привыкает и из робкого новичка превращается в продвинутого пользователя. Этот её прогресс и является самой интересной вещью в фильме. На месте секса за евро может быть любая другая вещь, как положительная, так и отрицательная.

    9 июля 2012 | 23:27

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>