всё о любом фильме:

Торжество

Festen
год
страна
слоган«Every family has a secret»
режиссерТомас Винтерберг
сценарийТомас Винтерберг, Могенс Руков
продюсерБиргитте Халд, Мортен Кауфман
операторЭнтони Дод Мэнтл
композиторЛарс Бо Енсен
монтажВальдис Оускарсдоуттир
жанр драма, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
Франция  593.5 тыс.,    Германия  430.1 тыс.,    Дания  403.6 тыс., ...
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время105 мин. / 01:45
Номинации (1):
В шикарном загородном особняке намечается торжество. На юбилей почтенного отца большого семейства съезжаются дети и родственники. В зале накрыт изумительный стол, откупорены изысканные вина. За столом нет только одной из дочерей юбиляра, покончившей с собой при таинственных обстоятельствах. Праздник начинается. Старший сын произносит первый тост. Никто не подозревает, что собравшимся нарядным гостям предстоит услышать шокирующую и жуткую правду…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
92%
36 + 3 = 39
8.1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Сюжет фильма был подслушан Винтербергом у радиослушателя, который в прямом радиоэфире рассказывал ведущему о скандале, который приключился в его семье.
    • После того, как фильм вышел на экраны, радиостанция устроила Винтербергу очную встречу с этим радиослушателем, где тот признался, что в его семье ничего подобного не происходило и он все выдумал.
    • Томас Винтерберг сыграл в фильме водителя такси, подвозившего Гбатокая, бойфренда Хелен.
    • Во время обеда оператору было сложно соблюсти правило «Догмы» об использовании ручной камеры — его сменил один из актёров, сидевших за столом.
    • еще 1 факт
    Трейлер 01:27
    все трейлеры

    файл добавилGekelberi

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 3.0/10
    Возможно, что американский режиссёр Мартин Скорсезе, председатель жюри Каннского кинофестиваля, поступил по-своему остроумно, присудив поровну приз жюри двум лентам — датско-шведскому «Торжеству» Томаса Винтерберга и французской «Лыжной прогулке класса» француза Клода Миллера. Поскольку обе затрагивают скандальную тему педофилии, усугублённой в картине 28-летнего Винтерберга ещё и мотивами инцеста. Между прочим, тогда же в Канне, только во внеконкурсной программе демонстрировался фильм «Счастье» американца Тодда Солондза с целым «букетом» подобных «скользких проблем», преподанных уже в «стёбной» манере, что как раз и оценило жюри ФИПРЕССИ. А вот «Торжество» в качестве «Догмы 1» в манифестируемом новом направлении мирового кино, впрочем, как и «Идиотов» Ларса фон Трира, главного инициатора «антибуржуазной» смены вех, кинокритики в Канне-98 просто проигнорировали. Однако моде на новоявленных «догматиков» всё равно был дан мощный старт — так что теперь почти уже принято произносить их имена с придыханием, а произведениями, которые были порождены «добровольными идиотами» из Скандинавии, следует восторгаться без всякой меры. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 9 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Не буду вдаваться в сюжет, скажу лишь, что фильм действительно стоящий внимания, конечно не для всех, но решать то вам. Актерский состав отыграл просто великолепно. Сюжет не кидает вас во все тяжкие, вы находитесь на юбилее отца довольно состоятельного семейства и погружаетесь в действо, все настолько реально показано. Единственное что немного не понимаю обязательных принципов «догм»: сьемки одной камерой, отсутствие саундтрека и спецэффектов. Может это способ доказать зрителю, дать эффект присутствия в роли «оператора» сего действо. Но думаю немного более качественная картинка фильму бы не помешала.

    8 из 10

    14 января 2010 | 22:33

    Люди (я, вы тоже) иногда сидят за одним столом с ничтожеством. Не у всех хватает ума понять меру этого ничтожества. Если и хватает, то мало кто встаёт из-за этого стола. Самые ничтожные смеются не самым смешным шуткам ничтожества. Другие молчат, но не встают. И только единицы бросают в глаза ничтожному человеку правду. И если этой единице удастся добиться правды (а это в реальной жизни бывает редко), тогда те, кто лебезил и унижался, первыми начнут топтать поверженное ничтожество. И только тот, кто добился правды, поймёт растоптанного человека, простит, и пожалеет. Мне кажется, об этом — «Торжество».

    В сценарии много натяжек, но так надо. К сожалению, только педофилия может смутить зрителя. Не смутит убийство, предательство, измена — это всё мелочи в кинематографической табели грехов.

    Фильм очень драматичный. Порой это театр — на одном нерве, не оторваться, не расслабиться. Винтерберг умело, отстраненно ведёт нас за собой. Сначала достоевские скандалы в благородных собраниях, потом фильм ужасов. Самые страшные герои — это не пришельцы и чудовища, а обычные такие люди — подхватывающие песенку о неграх, танцующий в паровозик, рассуждающие про жратву. Потом достоевский финал. Кульминация. Гул голосов нарастает, человек уходит. Сказать правду. Но сострадание важнее правды.

    16 сентября 2014 | 11:19

    Давно подбиралась к этой картине, слышала о ней много нелицеприятных отзывов, но не думала, что она будет так тяжела и произведет такой же эффект как например «Догвиль». Очень страшное, обнаженное кино, снятое без лишних эффектов, одной ручной камерой, как и принято в уставе Догмы, авторами которой являются Триер и Винтерберг. Тема насилия в семье раскрывается очень прямо и в лоб, просто не давая шанса на хоть какой-то выдох со стороны зрителя.

    Я не знаю кто в этой семье был бОльшим чудовищем — отец, к которому трудно подобрать эпитеты, или мать, которая все знала, но молчала аж 30 лет. Не знаю каким мужеством надо было обладать старшему сыну, чтобы на красочном юбилее всеми уважаемого отца открыть перед гостями эту больную и жуткую правду. То как деформировала эта правда всех участников Торжества, режиссер показывает полтора часа почти выматывающей съемки.

    У скандинавов ледяное сердце, не понимаю как 28-летний тогда Винтерберг так, почти играючи, обнажил и вскрыл этот самый страшный нарыв, который только можно представить в обществе.

    10 из 10

    29 сентября 2012 | 19:55

    Рассуждая о фильме «Торжество», датского режиссера Томаса Винтерберга, первопроходца «Догмы 95» наряду с ее основателем — Ларсом фон Триером, нельзя не провести напрашивающиеся параллели с его последней лентой «Охота».

    Оба фильма затрагивают одну и ту же тему, тему педофилии (в «Торжестве» она еще сопряжена с инцестом). В обоих фильмах показывается реакция окружения на данный инцидент. И, к сожалению, в обоих фильмах эта реакция пугает больше самого инцидента.

    Конформизм, безучастное молчание, робость по отношению к виновнику — словом все, что дает понять, что «моя хата с краю» противопоставляются конформизму другому — ярому, слепому, за пеленой эмоций невидящему истины. Таким же образом противопоставляются и жертвы, где, с одной стороны, смирение, побеждающее борьбу, а с другой — ненасильственное сопротивление.

    Говоря о манере съемки, в первую очередь нужно понимать, что такое «Догма 95» и зачем ее придумали. Условно говоря, это содержание без формы. Главенствует сюжет и персонажи, а техническая часть картины, будь то операторская работа (запись должна происходить только на ручную камеру), освещение (только естественное), декорации (только натурные съемки, если нужен реквизит — снимай там, где он стоит), уходят на второй план. Более подробно можно почитать, например, на Википедии.

    Однако, именно на примере «Торжества» хорошо видно, что все эти ограничения играют свою конкретную роль, помогающую достигнуть нужной атмосферы. Ведь оператором тут является безымянный человек с камерой, работающий на свадьбах, юбилеях и других праздниках, которого можно нанять по объявлениям в газете. Он — человек непричастный, а только фиксирующий. Но, приехав на работу, человек с камерой невольно становится свидетелем бушующей семейной драмы. Отсюда все эти странные ракурсы, дрожащая картинка и прочее. Страшно стало человеку с камерой от того, что он фиксирует.

    Стало страшно, понимая то, как авторитет главы семейства задавил и материнскую, и братскую любовь, позволив скрывать семейный «скелет в шкафу» от самих себя.

    Страшно стало от того, что среди всех этих статистов, людей из кожи и костей, можно узнать и себя, и людей, тебя окружающих. Признание главного героя никому из них неинтересно, даже противно. «Мы сюда отдыхать приехали, а вы со своим грязным бельем разберитесь сами», с таким настроением они выкидывают его из дома, как собаку, привязывая к дереву. А после третьего выстрела в воздух — прочтения шокирующей предсмертной записки покойной сестры главного героя — на секунду смолкают, переглядываются, а потом, как ни в чем не бывало, продолжают болтать на светские темы и хлебать свой суп, то ли из лобстера, то ли из форели.

    7 из 10

    29 сентября 2015 | 14:06

    Это вторая картина (после «Jagten»), которую я смотрю у Томаса Винтерберга. И снова в центре внимания педофилия. И снова это отвлекающий манёвр. Уж не знаю, чем режиссеру так близка сия тематика, но использует её он на славу. Прежде всего, я имею ввиду пальмовые ветки, в той или иной номинации. Что еще хотелось бы отметить, так это динамичный монтаж Валдис Оскарсдоттир. Учитывая всю специфику формата догмы-95 и ручной съемки, конкретно в этой картине сюжет держит у экрана. Во многом благодаря быстрой и грамотной смене кадров.

    Теперь к самому сюжету. Предлагаю обратить внимание на слоган фильма — «В каждой семье есть тайна». По умолчанию подразумеваются семьи, в которых есть дети. Под тайной — страшное слово «воспитание», а точнее его методы. Некоторые родители умеют мягко подводить детей к взрослой жизни, знакомить их с ответственностью, большинство — нет. И это большинство использует примитивные, проверенные еще их родителями способы подавления личности. Такие, как порка, наказания, затыкание рта и прочее. То есть, всё то, чему подвергается герой Ульриха Томсена после своих речей. Согласитесь, поведение гостей выглядит более чем странным, если принимать слова буквально. А объясняется оно очень просто. Когда дело касается воспитания собственных детей, каждый из них готов до последнего отстаивать свои родительские права, и логично считает, что политика невмешательства есть благо. В смысле, воспитывайте своих детей как хотите, и не мешайте нам. И ничего, что это воспитание не имеет ничего общего с любовью, главное свято уверовать в свою непогрешимость. Именно поэтому покушение сына на авторитет родителя не вызывает у них одобрения. Замените член отца на ремень и всё станет на свои места. «Подумаешь, порка, с кем не бывает. Ты ж, наверно, провинился…» — про себя думают гости и гонят прочь угрызения совести. Однако напряжение нарастает и после громких слов героя про «убийство сестры» им уже становится не по себе, хочется сбежать, уйти от той самой ответственности. Погибшая сестра олицетворяет собой детство, что является во снах, и то в кошмарах. Несмотря на давление, наш герой не сдается и снимает нимб с отца, а заодно и с матери. Правда торжествует. Недаром в детстве он был самым диким, окончательно его волю так и не сломили. И отец не может дать ответ на вопрос ребенка — зачем так надо было издеваться.

    Младший брат — это отдельная песня. В частности, на его примере можно увидеть отсутствие какого бы то ни было воспитания, в свое время родители просто скинули с себя ответственность на чужие плечи. Безвольный человек, он даже за свои вещи не в ответе, не говоря уже о собственных детях. Официантов же можно рассматривать как символ послушания детей, которое не вечно. Как видно из последних сцен, контроль утерян. Тем самым режиссер отвергает слепое почитание родительского авторитета, его надо заслужить. В образе милых официанток, заигрывающих с братьями, нам является любовь. Любовь, которую родители поставили на службу. Ну и негр — вишенка на торте, суть не такой как все, вопреки цвету кожи светлая сторона личности детей, их право на свободу быть собой.

    Кому угодно фантазировать на тему инцеста, пожалуйста, ваше право. Но тогда от вас ускользнет хэппи-энд — return to innocence.

    27 апреля 2013 | 19:18

    В прошлом году датский кинематограф открылся для меня с новой стороны. Так получилось, что мое знакомство с датскими фильмами сразу не заладилось. Обе драмы «Мыло» и «Заключенный R» мне не понравились, поэтому я повесил ярлык «сомнительно» и уже с подозрением относился к другим работам их производства. Пока мой интерес не появился снова после великолепного «Королевского романа» и «Мести» Сюзанны Бир. В общем, этот фильм я захотел посмотреть по двум причинам: знакомство с проектом Догма 95 и Трине Дюрхольм, которая меня поразила в «Мести».

    К сожалению, он не оправдал моих надежд. Я бы даже назвал этот фильм театральной постановкой, потому что один из принципов Догмы 95 — отсутствие зрелищности и эффектов. Интерес зрителей должны удерживать только актеры и их персонажи. А съемка на ручную камеру проводится там, где происходит само действие. То бишь эффект любительского видео тут оправдан обетом целомудрия, который подписали режиссеры данного проекта. И если я еще понимаю идею и концептуальность Догмы 95, то совершенно не могу понять идею этого фильма. В чем смысл? Я вижу желание эпатировать публику и всё.

    Сюжет вообще ни о чем. Семейка фриков собирается на юбилей отца, где с каждым новым тостом достают старого скелета из шкафа. Они там все ненормальные: папаша со своими сексуальными девиациями; старший сын — жертва насилия с глубокой психологической травмой, полученной в детстве; сестра — истеричка, слабая на передок; младший брат — нацист с садистскими замашками; равнодушная ко всему мать; дедушка-маразматик, повторяющий один тост… В такой семье не грех утопиться. Это самый безумный праздник, какой мне довелось видеть. А гостям все равно. Они себе продолжают пить и жрать. Хлеба и зрелищ!

    Это абсолютно безумный фильм с талантливыми актерами, который мне совершенно не понравился. От фильма осталось мерзкое ощущение, как от дешевой забегаловки с грязной посудой на липких столах, перегаром с примесью пота и соответствующей компанией. Но было приятно увидеть Трине в роли второго плана. В следующем месяце я буду готовить свою датскую программу, поэтому у Томаса Винтерберга будет шанс реабилитироваться в моих глазах.

    3 из 10

    9 мая 2013 | 02:52

    На респектабельную загородную виллу съезжаются многочисленные домочадцы и гости хай-класса, чтобы отметить 60-летний юбилей хозяина дома Хельге Клингенфельдта. Но первый же тост старшего сына Кристиана оглушает собравшихся шокирующим откровением. Оказывается, убеленный сединами добропорядочный буржуа и почтенный отец семейства, долгие годы растлевал своих детей, что и стало причиной самоубийства одной из дочерей.

    Несмотря на последовавшее замешательство в рядах гостей, адекватного взрыва эмоций не случается. Все сглатывают горькую пилюлю и продолжают чинно потреблять пищу с богато сервированного стола. Тогда Кристиан делает второй разоблачительный выпад, после чего его объявляют сумасшедшим и спускают с лестницы. И лишь зачитанное под занавес прощальное письмо заставляет ряды гостей дрогнуть. Но и то, скорее, по причине окончательно испорченного аппетита, нежели из-за услышанной страшной правды…

    Обратившись к реальному случаю из жизни, о котором режиссеру поведал некогда один из его знакомых (правда, тогда гости, услышав жуткую правду, тут же разошлись, чего авторы, естественно, не могли себе позволить в картине из чисто драматургических соображений), Томас Винтерберг жестко интерпретировал одну из самых актуальных фобий конца ХХ столетия — страх перед инцестом.

    «Торжество» аккумулирует в себе постулаты конфликтов Бергмана и Уильямса, Чехова и Олби. Притом что режиссеру чужды любые социальные разоблачения и антибуржуазный пафос, концентрация страстей человеческих достигает здесь шекспировских масштабов. Семейный конфликт приводит к тому, что патриарха-юбиляра все же смещают с его трона. Стараниями старшего сына умело пользуется младший отпрыск:, который уже к исходу «праздничной церемонии» берет на себя бразды правления.

    Нервная динамичная манера съемки, стилизованная под любительское home video, вполне может вызвать у кого-нибудь идиосинкразическую реакцию, а то и приступы ЦП. При очевидном пренебрежении молодого режиссера к «святая святых» — кинокамере (все снималось на мобильную и легкую цифровую видеокамеру, и, будучи смонтированным, переводилось на кинопленку), фильм отличает виртуозность формы. Его дробный, неровный ритм наполняет экран той витальной энергией, которая привносит в зрительские чувства искомый авторами дискомфорт.

    В 1998-м году эта картина произвела настоящий фурор на фестивале в Канне. Но, главная ее миссия заключалась в другом: именно Festen положил начало манифесту «Догма-95», получившему вскоре всемирную известность. В «Догме» амбициозные датчане во главе с Триером обозначили те правила, по которым собирались снимать фильмы, и которые, на их взгляд, должны были спасти кино от очередного кризиса. Судя по тому, что у них вышло, «Догма» появилась в нужное время и в нужном месте.

    17 августа 2012 | 16:42

    В 1995 году был создан манифест «Догма 95». «Догма»-это список правил, по которому должно сниматься кино, одно из правил: достоверность, т. е. у зрителя должно создаваться ощущение, что все происходящее на экране «домашнее видео», «… фильм не может происходить там, где установлена камера; наоборот, съёмка должна происходить там, где разворачивается фильм…»© Создателями Догмы являются Ларс фон Триер и Томас Винтерберг.

    «Торжество»-это первый фильм снятый по правилам «Догмы», на Каннах эта картина номинировалась на Золотую пальмовую ветвь, и это еще не все, фильм «Торжество» получил награду от Европейской киноакадемии как открытие года, и был номинирован на множество премий, на многих кинофестивалях. Сюжет «Торжества» очень интересен, он развивается далеко не с первых кадров, однако за полтора часа, мы успеем увидеть очень много: взаимоотношения в семье, проблемы и радости каждого ее члена и все это будет происходить на фоне внезапно вспыхнувшего скандала.

    Что может быть лучше, чем празднование юбилея своего родственника? Еще лучше, если празднование будет в огромном особняке, у каждого гостя своя комната. Торжество обещает пройти грандиозно!

    Церемония начинается, гости садятся за столы, на которых чего только нет: и изысканная еда, и дорогой алкоголь, каждый может выбрать на свой вкус. По традиции все должны произнести тост. С него-то все и начнется.

    Сын юбиляра в своем тосте расскажет, отвратительную историю «когда папа принимает ванну»… Всех гостей это повергнет в шок, но никто не поверит рассказчику.

    На праздник каждый член семьи надел «маску» скрывающую настоящее лицо. Чем ближе конец, тем прозрачнее маска.

    В конце концов, все решится, чтобы узнать хорошо или плохо, надо посмотреть фильм.

    Под названием «Торжество» я подразумеваю не только праздник-юбилей, но и торжество правды над ложью.

    Томас Винтерберг сумел создать замечательную психологическую драму, с элементами триллера.

    10 апреля 2012 | 16:48

    На просмотр этого фильма меня когда-то сподвиг интерес к творчеству Винтерберга и удовлетворенность от знакомства с другими его работами. Параллельный интерес к Догме 95 как киноявлению свел две эти прямые в одной точке, и я предвкушала нечто особенное. Что ж, так и случилось.

    Итак, «Торжество». Родственники и близкие друзья съезжаются на день рождения главы семьи. Это почтенное семейство с самого начала кажется не совсем вменяемым — в целом и по отдельности, и невооруженным глазом видно, что не все спокойно в этом датском королевстве. Никакой настоящей родственной теплоты и искренности здесь нет, отношения в разной степени натянуты, и краткие сцены взаимодействий членов семьи перед торжеством дают возможность убедиться в этом. Несмотря на внешнее соблюдение неких семейных ритуалов, очень быстро становится понятно, что у каждого здесь на душе груз — то ли от знания какой-то страшной тайны, то ли от ее незнания, но понимания, что нечто здесь висит в воздухе, и это вовсе не канделябры.

    Все проясняется довольно быстро, когда во время праздничного ужина из недр пропахшего нафталином шкафа вываливается скелет, причем из таких, о которых в приличном обществе предпочитают не говорить, потому что тема слишком щекотливая. Вечер перестает быть томным. Всеобщее замешательство, смущенные усмешки, брови домиком, перешептывания, и в итоге «сделаем вид, что ничего не случилось, и все это — просто неудачная шутка»… общественность слегка зависает, когда ее бесцеремонно тыкают носом в чудовищные подробности частной жизни уважаемых людей. И здесь Винтерберг очень здорово поймал в объектив стандартную модель поведения светских лицемеров в нелицеприятных ситуациях. У него вообще все получилось реалистично — и манера съемки, похожая на любительские записи семейных событий «на память» и создающая у зрителя эффект присутствия, и на редкость живая актерская игра, как в полудокументальном фильме. А главное, что из простого сюжета и минимума декораций вышло неординарное творение, которое как зеркало отразило очень многие установки и тенденции окружающей действительности, которые не внушают оптимизма. Пожалуй, единственной ложкой ванили в этой бочке дегтя становится финал в традициях катарсиса, когда во время грозы поднятая из глубины пруда мутная жижа оседает, и вода становится чистой и прозрачной. Так и здесь, пройдя через разоблачение и унижение, выплюнув из себя скрываемую много лет правду или просто узнав ее, каждый из героев становится самим собой — уже не спрятавшимся под маской актером «в образе», а собой настоящим, нормальным, насколько это вообще возможно, человеком со своими пороками и ошибками.

    Для меня одним из самых важных критериев качества фильма всегда являлся собственный эмоциональный отклик. В случае с «Торжеством» это был даже не отклик, а скорее львиный рык — при просмотре настолько сильно держал нервы натянутыми, настолько глубоко затронул при всей своей неоднозначности: без саундтрека, некрасивый визуально, снятый на ручную камеру в лучших традициях Догмы 95. Да и сам сюжет режет по живому, потому что даже в современном раскрепощенном обществе темы педофилии и инцеста пока еще не считаются нормой, но, тем не менее, имеют место. Об этом много говорят, обличают, обсуждают, когда речь идет об абстрактном явлении или каком-то незнакомом человеке. Но что странно — когда такой факт вскрывается в непосредственно близком окружении, происходит нелогичная реакция. Редко, когда в сторону извращенца летят камни и слышатся громкие порицания. Наоборот, весь спектр от поведения страуса, спрятавшего голову в песок, «тактичной» отстраненности, до постановки вероятности проступка под вопрос и попыток перевода все в шутку. Все оттенки банального равнодушия, которое является причиной слишком многих преступлений, чтобы не считать его самым что ни на есть полноценным злом.

    «Торжество» — как раз об этом. О преступлении с отсроченным наказанием, которое могло и не состояться вовсе. О лицемерии почтенного общества, которое предпочтет подогнать самую чудовищную ситуацию под рамки нормы, но не решится на открытое выражение радикального отношения к вопросу. О равнодушии, когда на алтарь внешнего благополучия семьи кладется судьба каждого из ее членов. О да, все несчастливые семьи несчастливы по-своему.

    Как резюме, отмечу, что фильм удался. Даже если итоговые оценки у тех, кто посмотрел его, расходятся в определениях от «шедевр» до «трэш», он отпечатывается в памяти. В худшем случае — из-за провокационной темы и боли в глазах от дрожащей камеры, в лучшем — из-за мощного эмоционального воздействия, заставляющего мыслить не только категориями добра и зла, но и смежными — у меня, например, так вышло с глубокими размышлениями о природе равнодушия. В общем, каждый найдет свое, никто не уйдет обиженным…

    9 из 10

    28 августа 2015 | 16:01

    У всех нас сложные отношения с родителями. Редко, кто может похвастаться абсолютным взаимопониманием с теми, кто дал тебе жизнь. Но, то, что произошло и продолжает происходить в этой семье, пусть уже и не так явно, не сравниться ни с какими обидами и недомолвками в среднестатистической семье.

    Не знаю, как вам, но по мне мать этого семейства не менее виновна в том, что произошло, чем отец. Она видела, она знала, но она ничего не предприняла.

    То, что случилось в далеком детстве, повлияло и на взрослую жизнь героев. Кого-то заставила покончит жизнь самоубийством, кого-то превратило в слабого, убого человека…

    Торжество-это еще победа над собственным бессилием и немощью. Перелом, произошедший в голове. Возникшая вдруг смелость в душе главного героя изменила мировозрение не только его родственников, но и всех присутствующих гостей, по-началу не желавших замараться чужими историями.

    Торжество-это кино, бьющее по голове, волнующее, настолько реальное. что перестает казаться чем-то невозможным. Отличная работа!

    9 из 10

    3 августа 2008 | 20:11

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>