всё о любом фильме:

Облачный атлас

Cloud Atlas
год
страна
слоган«Всё взаимосвязано»
режиссерЛана Вачовски, Том Тыквер, Лилли Вачовски
сценарийЛана Вачовски, Том Тыквер, Лилли Вачовски, ...
продюсерШтефан Арндт, Алекс Боден, Дэвид Браун, ...
операторФранк Грибе, Джон Толл
композиторРайнхольд Хайль, Джонни Клаймек, Том Тыквер
художникХью Бэйтап, Ули Ханиш, Дэниэл Чур, ...
монтажАлександр Бернер, Клаус Уэлиш
жанр фантастика, драма, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Китай  4.92 млн,    США  3.37 млн,    Россия  2.2 млн, ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
релиз на Blu-Ray
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время172 мин. / 02:52
Номинации:
Смотрите на ТВ:
Пятница, 23 июня в 22:50 на канале «TV1000»
Шесть историй — пять реинкарнаций, происходящих в разное время, тесно переплетаются между собой…
Рейтинг фильма
IMDb: 7.50 (286 030)
ожидание: 93% (37 241)
Рейтинг кинокритиков
в мире
66%
169 + 87 = 256
6.6
в России
79%
19 + 5 = 24
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм снят по мотивам романа Дэвида Митчелла «Облачный атлас» (Cloud Atlas, 2004).
    • Один из немногих фильмов в истории, в котором три режиссера работали как команда, и каждый со своей стороны имел абсолютно равное влияние на проект.
    • На съемках Холли Берри сломала ногу.
    • Тыквер и Вачовски снимали фильм параллельно, используя отдельные съемочные группы. Вачовски работали, в основном, над съемками эпизодов из будущего и историей XIX века, а Том Тыквер занимался режиссурой сюжетов, разворачивающихся в нашем времени, 30-х и 70-х годах.
    • В 2005 году, во время съемок ««V» значит Вендетта» (2006) в Лондоне, актриса Натали Портман дала копию оригинального романа Лане Вачовски, и он ее сильно заинтересовал. Год спустя Вачовски написали первый черновой вариант сценария. Друг Ланы Вачовски и Лилли Вачовски — Том Тыквер, был приглашен для совместной работы над проектом, и следующие два года они дорабатывали сценарий, помня замечания автора книги, Дэвида Митчелла, и одновременно искали международных инвесторов. Все эти годы Портман была обещана роль «Sonmi-451», но ей пришлось отказаться в последний момент в связи с беременностью.
    • Джеймс МакЭвой и Иэн МакКеллен рассматривались на роль в фильме.
    • В какой-то момент на съемочной площадке Том Хэнкс начал называть Лану Вачовски и Лилли Вачовски (на момент съемок Энди) – «Мама и Папа», потому что они очень хорошо сработались и были отличными лидерами, как для актеров, так и для съемочной команды.
    • Номер апартаментов Луизы Рэй — 451, это намек на Сонми-451. Оба персонажа берут на себя огромный риск в борьбе с несправедливостью.
    • Первый фильм Вачовски после «Связь» (1996), по которому не будут делать компьютерную игру.
    • Несмотря на близкие отношения Роберта и Руфуса в фильме, они на самом деле ни разу не говорят друг с другом.
    • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • Все актеры имеют несколько ролей в фильме, охватывающих разное время, расы и даже пол. Это было достигнуто благодаря пластическому гриму, богатой костюмерной и жесткими временными рамками на переход между ролями для актеров. К примеру, Холли Берри рассказала об опыте съемок в образе еврейской женщины 1930-х годов под руководством Тома Тыквера в один день, потом быстрый переход к женщине из древнего племени под руководством Ланы Вачовски и Лилли Вачовски в следующий день, а затем еще переход к образу репортера 1970-х, и все эти смены образа шли одна за другой без перерывов.
    • Во время съемок режиссеры просили актеров воспринимать свои роли как «генетические деформации», а не как ряд отдельных частей, изменения в одной из которых влияют на другие.
    • еще 9 фактов
    Ошибки в фильме
    • Внимание! Список ошибок в фильме может содержать спойлеры. Будьте осторожны.
    • Персонаж из 1973 года говорит, что его рейс был отменен из-за забастовки диспетчеров. Единственная забастовка авиадиспетчеров за всю историю США была в 1981 году.
    • В 1973 году один и тот же желтый автомобиль с черной полосой (предположительно Chevrolet Vega) появляется в двух различных кадрах.
    • В 1849 году в Сан-Франциско прислуга состоит из рабов. Калифорния никогда не была рабовладельческим штатом.
    • В самом начале фильма, листовка, подсунутая под дворники автомобиля лежит по-разному в разных кадрах.
    • В сцене, где герои застревают в лифте, портфель мужчины в разных кадрах лежит по-разному.
    • еще 2 ошибки
    Редакционные материалы
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 18366 постов в Блогосфере>
    сортировать:
    по рейтингу
    по дате
    по имени пользователя

    Все облака — это жизни; все жизни проживаются вперемешку; а некоторые жизни становятся фильмами. Но ни один зритель не разберётся в этой мешанине за один раз; следовательно, некоторые фильмы сделаны как «Облачный атлас».

    Проходили когда-нибудь текст на IQ? Вспомните первые ощущения: ничего не понятно, но очень хочется доказать, что предки наградили тебя недюжинным интеллектом. На первый взгляд, и сюжет фильма требует выдающихся умственных усилий. Ещё бы, ведь шесть историй столь тесно переплетены между собой, что, кажется, раз утеряв нить, до сути уже не доберёшься. Каждая новелла — отдельная история со своим ритмом, стилем и даже жанром. Путешествие Адама Юинга походит одновременно и на фармацевтический триллер, и на прочувствованную биографию будущего борца с расизмом. Музыкальная гей-драма 30-х годов поднимает проблему нарушения авторских прав. Энергетическое расследование дотошной журналистки — детектив с моральной подоплёкой. Сюжет про побег из дома престарелых — комедийный фарс, не дающий заскучать. Две другие истории — фантастика с элементами антиутопии и постапокалиптическая повесть вневременных лет о будущем всего человечества. Казалось бы, социальный контекст рулит: свобода, равенство, братство, все дела. Ан нет. Всё, что им нужно — это любовь, а свобода и прочее — лишь необходимая комфортная среда для оной.

    Некоторые режиссёры — брат и сестра; некоторые брат и сестра хорошо снимают блокбастеры; у всех, кто хорошо снимает блокбастеры, много денег; следовательно, смысл блокбастера — собрать кассу, а фильмы, снятые тремя режиссёрами, — это дракон о трёх головах: эффектно, много огня, а задача — всего лишь набить пещеру золотом.

    «Атлас» позиционируется как независимый блокбастер. Собственно, со вторым всё ясно — выдающиеся визуалы своего времени Вачовски и Тыквер жонглируют движняками, ракурсами и трёхмерной графикой почти виртуозно. Почти — потому что новелл несколько, и досконально проработать фон в каждой всё-таки не удалось; причём тыкверовский реализм здесь на голову выше условных фантастических миров Вачовски. Зато родственники берут фантазийным гримом: такого количества татуировок, костюмов и гаджетов актёры, вероятно, ещё не носили. А вот «независимость» ленты внушает смутные сомнения: идейная составляющая картины настолько слаба, что любой малобюджетный артхаусный проект без труда заткнёт её за пояс. «Я никому не позволю попирать мои права» — дорога, исхоженная вдоль и поперёк; переселение душ со всеми кармическими «долгами» и взаимосвязями — тоже не изобретение сценаристов: хорошую религию придумали индусы ещё до нашей эры, однако американцы юзают эту идею с восторгом первооткрывателей. Что до красивой мысли о любви, продолжающейся в следующей жизни, то южнокорейский «Прыжок с тарзанки» высказался на эту тему гораздо убедительнее.

    Некоторые актёры — Том Хэнкс; а у большинства Томов Хэнксов на лице много грима; а ещё некоторые звёзды отмечены знаком кометы, что расположен в разных местах; и если к груди Джима Стёрджесса добавить ключицу Холли Берри и то, что в самом низу спины Бена Уишоу… ты всё равно запутаешься, кто есть кто.

    Во второй половине картина окончательно превращается в увлекательную игру «Найди Гранта в толпе» или «Отпинай переодетого женщиной Уивинга в английском пабе». Этакий праздничный капустник: актёры жизнерадостно перевоплощаются в людей иной расы, пола, возраста и социального статуса — новаторски, чего уж там. Но радостная путаница и искромётное веселье не спасают от недоумения по поводу отдельных сюжетных поворотов: заявленного в начале фильма самоубийства Фробишера (а смысл?), значимости символа революции Сонми (почему именно она?), «ядерного заговора», раскрытого Луизой (а логична ли эта линия?). А в итоге на экране предстаёт полотно неимоверно пафосное, дорогое и красивое, пустое в деталях и наивное по сути. Типичная «розовая» сказка для подростков, берущая разве что сочной картинкой и динамичным действием. Пересмотреть можно, но лучше бездумно, чтобы не разочаровываться снова.

    Некоторые режиссёры снимают только один знаковый фильм, и очередное их детище оставляет послевкусие обманутых ожиданий и завышенных режиссёрских претензий. Некоторым зрителям, правда, нравится. Дело вкуса.

    16 ноября 2012 | 01:53

    Сомнения. Именно они обуревают разум при просмотре «Облачного атласа» и не позволяют решить, что же это — очередной крупный провал или одна из самых запоминающихся историй последнего времени. А всё потому, что создатели на всём протяжении экранного действа оперируют понятиями, в своей совокупности ставшими уже несколько чуждыми современному киномиру и воспринимаемыми как должное разве что в диснеевских мультфильмах — добро, любовь, надежда, смелость. Пусть порой кажется, что бескомпромиссность наконец восторжествует и смерть по обычаю уровняет всех, однако ставить точки над «i» оказывается преждевременно, и в дело вступает подобие клиффхэнгера, оправдывающее присутствие некого подобия надежды на будущее. Создатели упорно цепляются за «человечные» понятия в надежде стереть границу между прошлым и будущим и тем самым пробиться к сердцу зрителя, но эти попытки порой кажутся чересчур наивными, стирая даже трагичные концовки некоторых «рассказов».

    Априори понимаешь, что в показываемых историях, разделённых десятилетиями и веками, нет ничего особенного, и что единственное, что их объединяет — идея воспоминаний прошлого и повторения чужих ошибок, но эта мысль так и остаётся в неуверенности топтаться где-то на периферии сознания, зудя как противное насекомое. Связывая новеллические в общем-то истории едва заметными воспоминаниями-«дежа вю», приобретающими очертания старого дневника, когда-то / где-то услышанной композиции или же неизвестно как сохранившейся спустя века пуговицы от камзола, создатели пытаются собрать воедино получившуюся громоздкой и шаткой конструкцию. Изящно-тонкая идея секстета, бережно переносимая в чуждое для неё пространство кинополотна, пытается заставить звучать фильм как целостную композицию, которая временами всё же разбивается на нестройные партии.

    Ложь, типичная для киноэкрана, возведена в «Облачном атласе» в ранг абсолюта, сорвать покрывало Исиды с которого значит глубоко разочароваться не столько в фильме, сколько в самом себе. Все предлагаемые и перемешанные ради более бодрого действия истории пытаются заставить верить в них вне зависимости от их настроения и риторики, потому что режиссёрское трио не предлагает зрителю самому разбивать окно в реальный мир, полный отголосков прошлых жизней, а делает это за него, рискуя быть непонятыми. Ведь щедрая на декорации и спецэффекты картина подсознательно требует некой динамичной развлекательности, а не трёхчасового погружения в тягучее исследование взаимосвязей, отвергающих существование какой-либо константы жизни. Хотя в этом и кроется злостное противоречие — если наша жизнь не принадлежит нам и связана с грядущими поколениями, значит ли это, что все наши попытки как-то изменить собственную судьбу в корне бессмысленны?

    Торжество «правды-истины» и одушевлённость чувств, способных проноситься сквозь века в неизменном состоянии, фатально воздействует на некоторые эпизоды, мешая достижения экзальтации зародившихся было мыслей о возможной монументальности киноленты. Ясно, что создатели хотели по максимуму показать все возможные варианты встреч и упущенных возможностей в разных временных параллелях, сделав это весьма плавно и изящно, но эти полунамёки теряются в трёхчасовом хронометраже и постоянном наслоении историй друг на друга. Единственное, что остаётся неизменным — многофигурные актёрские работы, находящие своё выражение от адвокатов / докторов прошлого до пастухов и демонов будущего. Экранные образы хороши, но порой до безобразия смешны из-за грима, слоёв которого временами больше, чем лицедеев, задействованных в киноленте. И всё же у Тыквера лучше получилось сделать из одной азиатки европейку, чем у Вачовски превратить толпу звёздных европеоидов в футуристичных корейцев.

    Аллегоричное казалось бы повествование на деле оказывается простым, как пробка. Не раз мелькающая присказка о том, как «в один присест сильный слабого съест» на деле не значит ничего перед торжеством светлой истины, хоть для достижений которой порой и приходиться пройти через ужасные вещи. Создатели «Облачного атласа» верят, что у человечества есть будущее, в котором несмотря на фатальные ошибки и постоянно врывающуюся в жизнь подлость и жестокость каждый достигнет той яркой звезды, на которой обретёт собственное счастье. Наивные мечты? Возможно. Но одно могу сказать точно — несмотря на все сомнения и едва скрываемую усмешку над происходящим действием, когда наконец опустился условный занавес и зажёгся в зале свет, я поймал себя на мысли, что не прочь отсидеть ещё пару-тройку долгих часов, чтобы увидеть возможные повороты судьбы и иллюзорные воспоминания из прошлого и будущего, что я возможно… поверил в «Облачный атлас».

    5 ноября 2012 | 20:56

    «Облачный атлас» — это сразу несколько историй, старательно пропущенных через центрифугу.

    Создатели фильма не стали в очередной раз рассказывать об эффекте бабочки. Изумрудная пуговица, в 1864-ом украденная одним героем Тома Хэнкса, в будущем обнаруживается другим. Но этот факт никак не отражается на ходе действия. Между временными пластами не так много точек соприкосновения. Истории, по сути своей, развиваются автономно. О том, что прочтение дневников предшественников изменяет мир героев, почти не говорится. Они ощущают дежа-вю, но не более. С одной стороны, это не влияет на масштаб повествования и его занимательность. С другой, несколько разочаровывает. Возможно, именно поэтому в идейном плане «Облачный атлас» вышел довольно туманным. Сложно выделить основную мысль, сложно найти смысл многочисленных реинкарнаций.

    Из однозначно положительных моментов присутствует чуть ли не интерактивность. Игра со зрителем на внимательность — опознаем ли мы знакомого персонажа в новом обличье, заметим ли переходящую детальку? В фильме много любопытных аллегорий. Предельно натуралистична метафора эксплуатации рабочих. Вспомним кадры с телами фабрикантов, подвешенных, как туши животных. В мире будущего капиталисты кормятся не только трудом рабочих, но и самими рабочими. Карлу и Фридриху даже не снилось! Есть и аллюзии. Неужели вам не показалось, что продолжительная пробежка Тома Хэнкса не напоминает кадры фильма, занимающего в топе кинопоиска одну из первых позиций?

    Создатели фильма несколько перегнули с гримом. Скажем, кореянка Пэ Дуна в образе англичанки совсем уж неестественна. В то же время, все актеры донельзя харизматичны. Тем более, что роль каждого здесь можно умножить на два, на три, а то и на шесть.

    Это приятное, хорошее кино. Потрясающий визуальный ряд, замечательный сюжет, в котором недосказанности так же интересны, как факты. На голову выше большинства современных фильмов. И все же искать глубину в этой ленте не нужно — можно разочароваться.

    1 декабря 2012 | 23:37

    Шесть лет тому назад талантливый и многообещающий режиссер Даррен Аронофски готовил монументальный проект: историю, что объединяла бы в себе начало и конец всего сущего, и притом без всяческой возни с черными монолитами, дрейфующими в космических просторах недалече от Юпитера. Намерениям его, увы, не суждено было сбыться, как это часто случается в подобных случаях амбициозная задумка споткнулась о пошлейшую банальность: урезанный бюджет. В результате пришлось вырезать большую часть сюжета, что отвечала за многогранность, ограничившись в итоге тривиальной мелодрамой. Визуально красивой, богатой на двусмысленности и крупные планы истории любви и потери. Большинство, разумеется, удовлетворилось и этим, однако той фантасмагории, что была обещана изначально, не получилось. По счастью, не Аронофски единым земля Голливудская полнится и там где споткнулся один, других может ждать удача. Режиссерское трио Тыквер-Вачовски имело значительно больше шансов на успех, особенно с учетом того, сколько им удалось привлечь независимых инвесторов, вырвавшись, таким образом, из цепких лап киностудий, оставляя себе широкий простор для творчества.

    Структурно картина есть цепь событий — сборник карт людских жизней из объемного атласа, не влияющих друг на друга и объединенных между собой лишь косвенно, в основном с точки зрения исторической преемственности и разыгранных одними и теми же актерами, меняющими не только грим и костюмы, но также характеры и архетип личности. Молодой юрист, снедаемый мозговым паразитом, в промежутках просветления сознания спасает жизнь чернокожему рабу. Опальный композитор, отчаявшись восстановить свое доброе имя при жизни, лихорадочно дописывает гениальный секстет, рассчитывая на бессмертие в веках. Увязший в долгах и связавшийся с мафией издатель, склонный к велеречивости пожилой джентльмен, не желает терпеть преступное притеснение своих прав и готовится повторить подвиг поросенка Петра. Честолюбивая журналистка расследует подлог в атомной энергетике, не считаясь с риском для собственной жизни. Революционная организация освобождает клонированную девушку, преследуя идеологические цели. Недобитые остатки эволюционировавших людей предпринимают попытку пробраться в заброшенный космопорт и отправить послание к звездам, нанимая в проводники местного чабана.

    Кажется увлекательным и обещает настоящий пир духа, не правда ли? И первое время, погружаясь в удивительный и неизведанный мир, ничто не предвещает беды. Многообещающее вступление не гнушается рассказывать некоторые истории с конца, без всяческого знакомства с персонажами или хронологией событий. Камера телепортируется между действующими лицами без какой-то четкой системы, приглашая отгадать, что же связывает между собой столь разные личности. Умеренность, впрочем, придет со временем, а вместе с ней и некая упорядоченность структуры: датирование событий, уменьшение скорости мелькания персонажей. Некоторые истории выйдут на первый план, иные же покажутся забытыми и маловажными для понимания общей картины, но все равно интригующими нежданным возвращением.

    Ловить за хвост ускользающую истину занятие крайне увлекательное, но одновременно с тем и весьма утомительное. Хотя бы потому, что истина, как известно, всегда где-то рядом™. Буквально под ногами, и, уперев взгляд в космические дали в поисках глубинного смысла, можно запросто тот самый смысл проморгать. А, между тем, все просто и предельно ясно: вечные ценности не подвержены тлетворному влиянию времен. Любовь, свобода и преданность присущи любому поколению людей, будь то синтетический человек или вернувшийся к натуральному хозяйству пост-апокалипсический козопас. Главное — оставаться человеком, и только один вопрос после просмотра не дает покоя: а надо ли было для утверждения столь простых и четких истин городить весь этот трехчасовой костюмированный бал маскарад? Ведь после того как понимание пришло так просто отмахнуться от него уже не выйдет. И хотя совсем не трудно воспринимать все истории разом, в конце концов, нет иного выбора, кроме как остановиться на тех, которые ближе или интереснее.

    Беда в том, что пока мелькающий калейдоскопом нарратив дойдет до злоключений заинтересовавших персонажей придется наблюдать, как в стройное повествование внезапно врываются уже порядком позабытые параллельные истории. Сколько бы режиссеры не делали вид, что эти персонажи тут не просто так, их безжизненные или даже комичные отрывки воспринимаются неприязненно. Еще свежая в памяти картина безрадостного будущего, в котором клоны, рассчитывающие на вознесение в космическом корабле, на самом деле свежуются и перерабатываются в специальный корм, без предупреждения переходит к дерзкому и развеселому приключению стариков-разбойников, богатому на всяческие прибаутки. Хотя все эти переходы исполнены весьма изящно, а уровень режиссуры высок, избавиться от впечатления, что ты не посетитель кинотеатра, исправно оплативший свой билет, а пассажир метро, заглядывающий через плечо в чужую книгу, решительно невозможно.

    Трехчасовой фильм о том, что свобода лучше несвободы, а самоотверженность и самопожертвование будут приветствоваться во все времена, не может быть плохим по определению. Вот только наблюдать его гораздо комфортнее в домашнем уюте, чем в кинозале, в окружении заскучавших на длинном сеансе подростков.

    11 ноября 2012 | 18:00

    Намешали какой-то непонятный коктейль Вачовски с Тыквером. Коктейль из разных жанров, актёров, буддийских учений, философских мышлений, истин, смыслов и свобод — вот такой вот получился этот фильм. Перемешав десятки различных ингредиентов, получилась такая гремучая смесь, коктейль «Лонг-Айленд» я бы сказал, который опьянеет очень быстро и надолго, но вот вкус, а в данном случае сюжет, остаётся туманным или непонятным. Сделав паутину из шести историй различающихся друг от друга по временным признакам, зритель должен гипнотически сидеть и как буем бурить скважину в сюжете к зерну-истины фильма. Как по мне, так это ничего, если бурить приходится не долго, а если приходится рыть скважину все 3 часа фильма?! Мне кажется это перебор. Во всяком случае такое бурение осилит не каждый смотритель. И не каждому смотрителю кино это будет нужно. Либо есть такие, кто и вовсе бурить этот сюжет не хочет, а просто тупо соглашается со всем, что ему показывают. Ибо просто не хочет внедряться в эту сюжетную скважину, а просто заочно (потому что его запутали) говорит фильму «да». Но я всё таки не из таких и я бурил, бурил, бурил и добурился…

    История I) Год 1849. Где-то в водах Тихого Океана. Персонажи:

    Адам Юинг — адвокат, который спасши раба, понял что этим будет заниматься всю жизнь. Также ведёт свой дневник, где описывает свои странствия и очень хочет вернуться домой.

    Генри Гуз — злобный врач, чем-то вдалеке смахивающий на Никиту Михалкова (присмотритесь). Он как тигр неспособный сменить окрас.

    Тильда — дочка известного работорговца и невеста Юинга.

    Аутуа — Как он говорит: Он плохой раб, но хороший матрос. Он не быть корм для рыба и он слишком повидать Мир.

    История II) Год 1936. Около Брюгге. Бельгия. Персонажи:

    Роберт Фробишер — гомосексуалист и по совместительству секретарь у «великого» композитора. Создатель симфонии «Облачный Атлас», читающий дневник Юинга.

    Вивиен Эйрс — не дал размять старые чресла об упругого, молодого щёголя. Он диктует мелодию, а не пародию которую услышал во сне и считает, что композиторское мастерство сродни крестовому походу.

    Руфус Сиксмит — приторный молодой физик, любовник Фробишера от которого получает регулярно письма.

    История III) Год 1973. Сан-Франциско. Персонажи:

    Луиза Рэй — пишет грёбанные статейки в сраном журнале «Spy Glass» и ведёт расследование о потерянном отчёте в котором скрывается опасность новой атомной электростанции.

    Руфус Сиксмит — тот же приторный физик, но уже постаревший.

    Айзек Сакс — тоже физик, который хотел улететь в Сеул. Но влюбляется в Луизу Рэй после того, как какая-то девушка заставила его прочитать Кастанеду.

    История IV) Год 2012. Великобритания. Персонажи:

    Тимоти Кавэндиш — он подобно Солженицыну в Вермонте будет трудиться в изгнаниях, но до этого чувствовал себя Золушкой.

    Денни Кавэндиш — брат Тимоти, инвестор «Авроры Хаус» «отеля» престарелых со строгим режимом, куда он помещает Тимоти.

    Медсестра Нокс — не советует ссориться с ней.

    История V) Год 2144. Футуристический город Нео-Сеул. Персонажи:

    Сонми 451 — «не чистокровный» клон, который способен изменить Мир. Принимает каждый день энергомыло, ещё у неё заминирована сонная артерия.

    Хе Чжун Чен — старший научный офицер армии Единства, который показал Сонми Нео-Сеул и который увлекается Солженициным и древними фильмами о свободе.

    История VI) Год 2321. Переправа возле Слуши. Острова Га-Уае. Персонажи:

    Захри — житель Долины, который от чужаков дары не принимает, который пасёт коз и который видит и слышит злого духа Старину Джорджи.

    Мероним — чужестранка, «провидица», которая чтит знаки Богини Сонми и которой нужен проводник на гору «Мауна-Сол».

    Коны — каннибалы нападающие на обычных людей.

    Сюжет толкует об истории смельчака, который перерождаясь или реинкарнируясь в разные жизни, в разные тела, в разные века, раз за разом идёт к своей цели, к своей свободе не смотря ни на что. Таким образом становясь праправнуком своих прародителей-революционеров, он добивается своих желаний, стремясь изменить, не важно какой Мир, к лучшему.

    Мне нравится, то какие глобальные, а в тоже время навсегда таинственные темы затрагивают братья Вачовски. Но не нравится то, как они всегда с паззло-мозаичным сюжетом пытаются преподнести ту или иную тему. Да, чем многослойней сюжет, тем круче, тем современней, но это тяжело смотреть и долго анализировать вырисовываю всю картину целиком, сопоставляя детали. Как по мне, так у того же Нолана всё намного яснее и легче, хотя с этим тоже можно поспорить.

    «Облачный атлас» — это неординарный философский фильм с очень простым и лёгким сюжетом и с банальной моралью. Но чтобы уловить эту простоту, нужно посидеть и три часа нон-стоп попотеть. Внимательно исследуя каждый мелькающий, не до конца проработанный эпизод в одной из шести историй.

    Как-то так!

    7 из 10

    23 декабря 2012 | 19:01

    Introduction

    Запомните: любовь между двумя существами — это хорошо. Неважно какая. Любовь — спасёт мир. Мораль — это тоже хорошо, это благо. Предательство и обман — это плохо. Права вам даны не просто так: вы их должны отстаивать, сражаться за свободу, потому что просто так ничего не бывает. Не допускайте грубого нарушения личных прав, дарованных вам хартией ООН. О правах человека. Вы человеки, то бишь — люди. Слышите меня? Вы помните, кто такая Леди Гага и что она говорила? Все люди равны, неважно какого они цвета, гендера, ориентации. Вот и Ларри Вачовски после долгих раздумий отрезал у себя всё лишнее и наслаждается новым собой, точнее, новой собой. Простые общечеловеческие принципы — это легко. И не важно кто вы есть: адвокат, спасающий африканского раба; молодой и гениальный не-традици-анал-ист, восхитившейся прекрасным даром своего учителя; или чудаковатый старикашка, на старости лет очутившийся чуть ли не в тюрьме строгого режима, но со всеми удобствами и прочим материальными радостями. Они все разные, но всё-таки они вместе. Связаны. Преодолевают условности бытия ради эээ… Защиты собственных прав?

    Problems

    Вот тут-то начинаются проблемы. Несмотря на трёхчасовой марафон, который, казалось бы, должен был дать неимоверный простор для фантазии и чётко воплотить главную идею, которая должна пронестись через всё повествование, ни одна из шести историй не раскрывает той глубины, что была в книге, ни один из рассказов не является логически завершённым, постоянно прерываясь своими реинкарнациями из прошлого или будущего. На самом деле если рассматривать каждую историю по отдельности, то окажется, что все они крайне хаотичны и создают впечатление некоторой недосказанности, такой, когда кажется, что целые события либо просто проигнорированы, либо не дораскрыты создателями ленты.

    New morality

    Христианская мораль сдохла где-то между педофильскими разоблачениями в Католической церкви и авариями высокопоставленных, приблатнённых игуменов в центе Москвы. Забудьте об этих недоразумениях. Всё к этому и шло. Да здравствует новая мораль — либеральная. Любите и принимайте её со всеми положенными почестями: устраивайте шумные истерии по поводу приговора Pussy Riot, приглашайте Мадонну в Питер или же снимайте «Облачный атлас». Результат будет один и тот же: если не раздражение, то как минимум очень сильное недоумение от всего происходящего. Как только в Венгрии к власти пришли неонацисты, в то время как на севере Европы расстреляли почти сотню невинных, либеральных детишек, а европейские ценности стали шататься под тяжестью неразрешённых проблем, американская гос. пропаганда решила ещё раз умилить глаза людей очередным прекрасным фильмом, несущим в себе не дюжий гуманистический заряд светлых идей. Настолько светлых и мощных, что все сомнения у неопределившихся должны отпасть сами собой.

    Almost fail

    Помнится, эта идея провалилась даже у Малика в «Древе жизни»: тогда у него был невообразимый постхристианский бред, какой редко сейчас увидишь в кино. Но и Малик и Вачовски как-то позабыли, что навязывать что-то, учить уму разуму нигилистическое общество от мозга до костей также глупо и непродуктивно, как объяснять грудному ребёнку, что такое смерть, или говорить смертельно больному старику, что жизнь бесконечна. Или же наоборот, говорить грудничку о бесконечности бытия, а старику о смерти. В первом случае ваши слова останутся непонятыми и не осмысленными, во втором — ваши мантры не будут иметь никакого смысла для умирающего. Ведь, по большому счёту, все и так всё знают. И все так или иначе сомневаются. Идеи Нью Эйдж, выросшие из восточных постулатов о реинкарнации, заменили собой христианские, а Лана Вачовски после всех своих духовных метаморфоз выдаёт, возможно, свой самый личный фильм, изливая на зрителя поток очевидностей, будто фиговым листком прикрывая их борьбой за свободу и свои права.

    Connections

    Также как и в «Часах» (где, кстати, было три истории о женщинах), шесть сюжетов, мало связанных друг с другом, воспринимаются на интуитивном уровне. Перекличка достаточно условна, связующим звеном может служить: дневник о путешествии по Тихому океану; письма двух влюблённых; главный герой из другой истории; музыкальная мелодия из будущего, услышанная во сне; далее, в наши дни, связь практически прерывается (лишь внимательный зритель увидит здесь перекличку с фильмом «Зелёный сойлент»), восстанавливаясь только в будущем. Последующим связующим звеном будет фабрикат Сонми, из которой некая организация делает «звезду революции» (Мамонтов со своими разоблачениями отдыхает), — она же станет новым Богом для постапокалиптической цивилизации будущего. Не случайно, что связь прерывается именно в наше время и является самой несерьёзной, тем самым, скорей всего, три режиссёра попытались донести до зрителя, что как раз наше время является поворотным пунктом, точкой невозврата, местом, где создаются предпосылки для тоталитаризма корпораций будущего и, по всей видимости, ядерной войны за ресурсы.

    Liberal propaganda

    Подумав о связях, Вачовски и Тыквер забыли о том, ради чего всё это создавалось, а именно — об идеях. Улететь с этой грязной планеты и жить себе преспокойно, наслаждаясь семейными ценностями, наверное, не самый лучший конец. Но он чисто американский. И он одновременно противоречит, казалось бы, единственной идее, идущей незримой конвой через весь фильм, — идее о борьбе. Это борьба за свободу в конечном счёте привела к свободе от Земли и отягощающего существования на ней. Вот это и есть понятие свободы в западном понимании. Свобода в конечном счёте от земли, на которой ты живёшь. Это очень по-западному.

    Dissonance

    Лиричность и недосказанность историй Тыквера сильно диссонирует с революционным футуризмом Вачовски, нагло забивающим прошлое волшебной экшн палкой. Так уже в середине ленты становится очевидно, что тандем упорно будет гнуть свою линию, а Тыквер свою. А поскольку это «самый дорогой независимый проект в истории», то экшн должен был выйти на первый план (он вышел, естественно) и накрыть ретро-инсинуации медным тазом. При этом видение Вачовски также далеко от духоподъёмного, как и история неудавшейся любви двух щёголей из 1936-го года Тома Тыквера. Признаюсь, с удовольствием я смотрел только вторую и пятую истории. В тоже время рассказ о Нео-Сеуле выглядит как самоповтор «V», где также посредством неких манипуляций из серости сделали непримиримого борца с системой. Встречайте: Пусси Райот 22-го века! Сила многих соединилась в одном человеке, который во имя спасения устроит-таки революцию. На фоне прошлых подобных проектов «Облачный атлас» воспринимается не более, чем ещё одним повтором пройденного урока, как будто зритель ничему не учится. А ведь он учится. Во всяком случае, я на это надеюсь.

    14 ноября 2012 | 18:12

    Признаюсь честно, в списке самых ожидаемых фильмов 2012 года «Облачный атлас» занимал у меня едва ли не первое место. Не каждый день на экраны выходят независимые картины с бюджетом в 100 млн долларов. Волей неволей ждешь какого-то откровения или по крайней мере нового слова, взгляда… Братья Стругацкие однажды сказали замечательную вещь — «Писать должно либо о том, что ты знаешь очень хорошо, либо о том, что не знает никто». Я не в коем случае не хочу равнять кинематограф и литературу, они работают по разным законам, однако эти слова очень и очень часто применимы и к съемочному процессу.

    Объять необъятное! Как часто писатели, поэты, музыканты, художники (да и простые обыватели, чего уж там) мечтали создать книгу (картину, скульптуру, поэму), которая бы изменила мир. Стремление человека к чему-то эпическому, эпохальному не покидает нас на протяжении всей истории. Беда только в том, что эмоциональная нагрузка, «мессадж» далеко не всегда зависит от размера, бюджета и страны производства. Вот и имеем на выходе, что 70-страничный «Маленький принц» мощнее 40 томов логически выверенных произведений Юкио Мисимы, безоружный Ганди сильнее сотен тысяч английских солдат, а 10-минутный «Ежик в тумане» в разы глубже трехчасового «Атласа».

    Ну а теперь собственно о картине. Трио режиссеров избрало весьма неординарный подход, решив снимать части фильма независимо друг от друга. Это возымело определенный эффект — картинка выглядит свежо, глаза не устают от просмотра. Понравился монтаж: смешать в винегрет 6 историй при таком мелком дроблении было проще простого, однако этого не случилось — отслеживать причинно-следственные связи получалось без труда. Работа гримеров достойна аплодисментов! Если в России надумают «замутить» очередного «Высоцкого» пусть не пожалеют денег и наймут ребят из команды Вачовски. При таком уровне грима что-то говорить об игре актеров сложно, разве что Холли Берри по-прежнему сексуальна, а Джим Броудбент по-прежнему харизматичен.

    Многим не нравится, что в «Облачном атласе» о сложном говорят простыми словами. По большому счету плохого в этом ничего нет, более того — это талант или уж, по крайней мере, редкое качество. Но режиссерское трио решило не говорить — оно решило вещать через рупор, вещать громко и безапелляционно свои либеральные выводы, не давая зрителю осмыслить очень и очень неплохой материал, представленный на экране. Все это напоминает манеру Малика в «Древе жизни» только наоборот в плане выставления оценок.

    P.S. Жаль секстет «Облачный атлас» звучит в фильме реже декламирования бездушных постулатов женщиной по имени Сонми-451.

    16 ноября 2012 | 16:52

    «Облачный атлас» объединяет шесть разных историй из разных эпох. На первый взгляд, в них как будто ничего общего, но постепенно начинаешь понимать, что они крепко связаны не сюжетом, а общей идеей.

    Основная тема всех шести историй — борьба за права тех, кто в меньшинстве. Что является правдой? — То, что сильный всегда и везде поглотит слабого или напротив, будущее за другим — за идеей единения и связи каждого с каждым, связи, простирающейся и через время, для которой нет ни живых, ни мертвых, где дела любого из нас остаются в вечности.

    Угнетаемым и презираемым меньшинством, по фильму, могут быть люди иного цвета кожи, неестественного происхождения (синтетические, «из капсулы»), нетрадиционной сексуальной ориентации и каждый восставший против привычного хода вещей. И даже если вы не относитесь к этим группам, вы все равно можете оказаться в презираемом меньшинстве: стариков без зазрения совести в нашем, относительно благополучном 2012-м году, сажают под замок, насильно обрывая любые контакты с внешним миром. Да и с умирающим адвокатом в просвещенном XIX веке особо не церемонятся — беглый негр приносит ему хлеб и заботится о нем, пока «белые господа» пьянствуют.

    Иногда просто заявить о своих правах — настоящий подвиг и единственная возможность бунта. «Я не допущу преступного нарушения моих прав» — единственное, что может ответить на сексуальное унижение рабыня будущего.

    Для нее эта фраза из отрывка старого фильма оказалась способна запустить процесс осознания себя личностью. Для нас же, зрителей, здесь есть оттенок горечи — мы знаем, что и этот старый фильм, и книга, по которой он был поставлен, творения пройдохи-издателя, совершенно комического персонажа, который свои приключения в доме престарелых преподнес с героическим пафосом, а героическую фразу присочинил задним числом. Но сами по себе эти простые слова оказались великими. А упоминание горе-издателем в своем опусе Солженицына привело к революции в сознании человечества будущего — это была единственная возможность узнать о существовании этого писателя, а узнав, взяться за чтение его книг, а прочитав их, понять, что со зверствами мириться нельзя. Прав был Виктор Цой: «Чтение книг — полезная вещь, но опасная, как динамит»))

    Героев разных историй играют одни и те же актеры, чтобы подчеркнуть если не идею переселения душ (блажен, кто верует), то идею того, что все их испытания по сути схожи, если отбросить внешние признаки эпох.

    Бороться персонажам фильма приходится не только с явными врагами, но и самими собой. Так, дикарь в разрушенном мире будущего вынужден противостоять в основном своему невежеству и недоверию, воплотившимися в образе зеленого дьявола, который нашептывает всё то же: «Всегда везде в один присест сильный слабого съест».

    Причем тема этого «съест», в «Облачном атласе» раскрыта предельно подробно, иногда — буквально: от бывшего «пиршественного стола» каннибалов на морском берегу, где хочешь подработать — собирай зубы мертвецов, они в цене, до завода по переработке на корм изношенных рабынь в антиутопическом Сеуле. Да и просвещенные работорговцы о делах говорят не иначе как за обедом.

    В переплетении шести разных историй заключена и разгадка названия самого фильма — «Облачный атлас». Симфонию — секстет — с таким названием пишет один из героев, молодой композитор. Секстет — музыкальное произведение для шести исполнителей. Так и фильм — единое из шести историй.

    Мне кажется, «Облачный атлас» станет культовым фильмом.

    10 из 10

    6 декабря 2012 | 16:04

    Вот говорила же себе: «Не жди ничего, а то все испортишь». И так бывает со всеми фильмами, которые я сильно жду.

    Ну в общем, зрелищно всё, до безумия красиво, актёры все хорошо играют. Перед Томом Хэнксом уже в который раз снимаю шляпу — столько разных людей в одном фильме сыграл, и все характеры отыграны на 10+!

    А в целом, после «Матрицы» (первой ее части) я сидела в трансе: я всё думала и думала, неужели наша жизнь — всего лишь иллюзия, а мы все где-то в колбах лежим. Но может, просто тогда для меня, школьницы, эта идея была нова, это было как открытие и откровение.

    А вот «Облачный Атлас» я смотрю уже со сложившимся мировоззрением, прочитанными Зеландом, Кастанедой (который в этом фильме, кстати, упоминается) и прочей эзотерической литературой, так что идея, показанная там, для меня ненова совсем.

    Но с другой стороны, думаю, что дело в том, что дело не в этом, потому что идеи, пропагандируемые в фильме «Аватар», тоже неновые. Но там сама история взяла меня за душу, там тоже Джейк производил революцию, и я болела за него душой. Здесь Сон Ми для меня оказалась какой-то проходящей личностью, которой я особо не прониклась. И вообще все, кроме Тома, чужие какие-то — не мои. Вот как-то так.

    Но всё равно фильм посмотреть стоит. Во-первых, это мое субъективное мнение. Во-вторых, такой эстетический кайф для глаз пропускать нельзя.

    з. ы. Забыла отметить гримы — они шикарны! Оскара на них мало! Азиатов превращать в европейцев и наоборот, мужчин в женщин и наоборот. Они настолько хороши, что я актеров в другом гриме не узнавала! Сейчас сижу читаю, кто в каких ролях, и шокируюсь.

    6 из 10

    22 октября 2015 | 23:38

    С самого начала нас пытаются запутать. Такой метод. Устраивают нарезку из хороших лиц и милых имен, и если ты не читал книгу, то не узнаёшь, не следишь, сбиваешься, путаешь имена и годы, не видишь похожих цифр в разных жизнях и не понимаешь, для чего нужна свистопляска с одними и теми же актерами в разном гриме.

    Но самым внимательным (тем, кого на тот момент не мучает жажда, у кого не кончился попкорн, кому не жмут сапоги) показывают странное родимое пятно дважды и (для уверенности) дважды повторяют имя Сиксмит. Впору понять, что связь в этом чудесном зрелище есть и хронометраж обязывает вникнуть в причины и следствия.

    Не ждите порядка, никто не сложит мозаику, начнется хаос, будут резать и вспарывать, и лить кровь и лить неподдельные слезы Хенкса, будут оправдывать его шрамы. После будут вставлять ему плохие зубы, лепить отвратительный образ, потому как сказано было : Не Режь Горла Врага Своего и Встань На Защиту Друга. Ибо наступил на Колесо Сансары — нахлестают по обеим щекам, будь уверен.

    Естественно, будет любовь. Романтизируют все так, что на книгу останется наплевать и розами засыпать. Бен Уишоу станет новым оплотом для влюбленных, его неподдельную трогательность пустят по странному руслу, нежную песню однополой любви будут лить во все доступные уши, и она станет самой красивой из пяти историй любви, хотя не должна ею стать, и сто раз нахваленная атмосферность Тома Тыквера будет применена в полную силу, только несоразмерно задаче. Безумно красиво, но зачем? Пальба по воробьям. Боевой заряд настоящего чувства истрачен, а птички сами пропадут под гнетом морализаторства. Весь фильм будет гнуть и корежить под этой тяжестью. Еще кармические цепочки не довязаны, пять реинкарнаций не соединились, нити еще только намечены кое-как, а видно уже большими буквами, что негры — это хорошо, мы не расисты (хотя я лично не люблю Холли Берри), мы политкорректны, никто не ханжа, мы тоже, геи — это не плохо, но хорошим все равно не кончится, посмотрите сами. Рабство — это плохо, свобода — это главное. Так себе лозунги, скажу я вам, давно пора найти новый шрифт и новые буквы, хоть что-то новое.

    Правда хромоту можно прикрыть, если как следует развернуться в раскрашивании будущего. И что обещают нам в будущем? Коктейль из самопожертвований во имя свободы, разрушение стереотипов веры и одновременно краткое изложение главной библейской темы Жертвы и Искупления.

    Насколько приятно выпитое? На 99%. Выходишь из зала с чувством почти полного восторга. Так все красиво и бодрит. Но киномания, если ее не лечить, довольно скверная болезнь, она мешает получать удовольствие, спустя время этот один процент неудовольствия превращается в рецензию серого цвета, так как хочется сказать этим людям…

    Уважаемые, вы делаете кино, у вас для этого все есть, позаботьтесь в следующий раз, чтоб все было тоньше, подтексты не превращались в надтексты, простое не становилось ничтожным, а большое не преувеличивалось, и тогда мы будем с вами дружить долгие годы. Искренне на это надеюсь.

    7 из 10

    13 ноября 2012 | 07:17

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>