всё о любом фильме:

Месть

Hævnen
год
страна
слоган-
режиссерСюзанна Бир
сценарийАндерс Томас Йенсен, Пер Нильсен, Сюзанна Бир
продюсерСиссе Граум Олсен, Анна Энтони, Карен Бентзон, ...
операторМортен Сёборг
композиторЮхан Сёдерквист
художникПитер Грант, Манон Расмуссен, Лене Эйлерсен, ...
монтажПернилла Беч Кристенсен, Мортен Эгхольм
жанр драма, мелодрама, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Дания  449.2 тыс.,    Швеция  194 тыс.,    Испания  173.1 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
релиз на Blu-Ray
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время119 мин. / 01:59
Сорокалетний Антон возвращается в родную Данию, много лет проработав в африканском лагере для беженцев. Долгие годы среди чужого горя научили его никогда не отвечать насилием на насилие. Даже когда местный автомеханик беспричинно избивает Антона, тот сдерживает гнев. Кажется, что конфликт исчерпан, но тут его сын Элиас вместе со своим другом Кристианом решают отомстить за отца.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
77%
89 + 26 = 115
7.1
в России
75%
3 + 1 = 4
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Для того чтобы окупиться, фильму было достаточно трёх недель проката в датских кинотеатрах.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 2295 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Да… то, на сколько сильно меня поразил этот фильм не передать словами. Поразил одновременно и своей глубиной и простотой, жизненностью что ли. Сюзанна Бир, главный режиссер, сделала по истине очень большую и качественную работу и вполне заслуженно получила признание.

    По сюжету в центре внимания опытный врач по имени Антон, который очень много времени проработав африканском лагере для беженцев и своими глазами увидев много горя и страданий, является человеком довольно разумным и покладистым, предпочитая улаживать все конфликты исключительно мирным путем. Такие видения он пытается навязать и своему сыну Элиасу, страдающего от непонимания и издевок сверстников. Но жизнь мальчика после знакомства со «странным новеньким» класса Кристианом меняется? на первый взгляд? в лучшую сторону, но только до тех пор, пока он не узнает о страшных планах своего нового друга…

    В первую очередь хотелось бы выделить тот факт, что одного главного героя выделить очень сложно. Это история одновременно нескольких людей, трагедия судеб каждого и которых просто блестяще раскрыта за каких-то пару часов. Про каждого из героев вполне можно была снять индивидуально очень качественную драму.

    Что касается актерского состава, то ни смотря на то, что по большей части его составляют неизвестные большинству актеры, его игра была просто на высоте. Особенно хочется отметить Микаэла Персбрандта сыгравшего того самого врача, его персонаж был наиболее глубокий и сложный, но он блестяще справился.

    Одним словом фильм однозначно достоин просмотра и поднимает многие очень трогающие душу темы. Учит любить, учит прощать и отпускать боль, даже самую страшную. Ведь жизнь так или иначе продолжается и она прекрасна. Нужно просто сделать шаг ей на встречу.

    10 из 10

    11 января 2012 | 23:35

    В жёлтой жаркой Африке не видать идиллий. То переломы, то инфекции, то злой бандит вскроет живот беременной, чтобы на спор узнать, какого пола теперь уже нерождённый ребёнок. И доброму айболиту Антону всё труднее оставаться добрым, спасает лишь привычка подставлять щёку и самодостаточно улыбаться от осознания своей безупречной гуманности. А в изумрудной прохладной Дании его сын, прозванный «шведской крысой» Элиас, знакомится с мрачноватым волчонком Кристианом, который строит подростковую дружбу на избиении школьных авторитетов, изготовлении бомб и запретных прогулках по крышам высоких зданий. Последнее, наверно, символизирует тот животрепещущий факт, что и благополучная Европа нередко ходит по краю, ибо всегда есть любители защитить нежное добро от циничного зла примитивными силовыми методами. Не потому, что система правосудия не работает, а оттого, что законы живой природы куда сильнее искусственных законов человечьих.

    В фильме Сюзанны Бир на краю, в общем-то, стоят все, хотя ощущения до крайности запущенной ситуации не возникает: до точки невозврата далеко, практически всюду есть небольшой нравственный люфт и пространство для ситуативных манёвров. Элиас страдает от постоянных нападок старшеклассников, его мать Марианна застыла на грани развода, но никак не решится на последний шаг; Клаус, отец Кристиана мучается от сложных взаимоотношений с сыном, а тот никак не оправится от шока после смерти матери и со всем пылом юношеского максимализма обвиняет родителя то в слабости («Ты сдался, опустил руки»), то в бездействии («А ведь ты обещал, что она выживет»). Сам Кристиан рук не опускает, он сжимает их в кулаки и носит за пазухой кухонный нож, делая собственную ожесточённость многофункциональным средством самоутверждения. Маленький железный человечек в мире вечно рефлексирующих законопослушных взрослых становится мировоззренческим антиподом убеждённого христосика Антона, который, даже получив пару увесистых оплеух, пребывает в уверенности, что победил и что победа эта неоспорима в глазах окружающих.

    Вот он, экзамен на силу и моральную зрелость для двух главных персонажей; но там, где непротивленец Антон чувствует торжество высокого духа над быдловатой посредственностью, Кристиан видит лишь бесхребетность и покорность слабака. Дело ли в возрасте или тяжёлой психологической травме, но у мальчика сложились именно такие понятия о справедливости, что безапелляционно требуют мести. Но месть в данном случае — это не орудие наказания и не проявление агрессии, а осознанная жизненная необходимость в мире, где право сильного сильнее всех остальных прав. Автослесарь ударил врача только потому, что мог и хотел это сделать; следовательно, обидчику нужно преподнести урок, ответить ударом на удар; короче, нет времени объяснять, так надо. Этого требует хрупкое подростковое понятие этического равновесия. Возможно, потом, когда мальчик станет мужчиной, законы общества заставят его одеться в благопристойный костюм терпимости и приучат уступать грубости, дабы не опуститься до грубости самому. А пока он понимает только, что, единожды подставив щёку под удар, будешь ходить с синяками постоянно.

    Если следовать привычной логике кинематографа голливудского или, скажем, азиатского, где-то здесь доведённый до кипения сюжет уже готов взорваться кровавыми брызгами. Насилие порождает насилие, но кто-то должен разорвать эту порочную цепочку, например, режиссёр. И пусть очень испуганное стадо антилоп размазывает по африканской пустыне злобного льва (и принцип христианского непротивления, случайно или нет, даёт сбой), цивилизованные люди уподобляться диким зверям не станут, а дружно придут к покою и просветлению. Причём придут все и сразу: постоят на краю, посмотрят каждый в свою личную в бездну, а потом благоразумно отойдут подальше и вернутся к счастливой полноценной жизни. Такой вот благостный инсайт, а за ним, кажется, должна последовать уже чисто утопическая реальность, где проблемы решаются легко и безболезненно, словно в сказке. «Месть» — это трагедия без трагизма, катарсис без истинного страдания, гимн удачным вторым попыткам, после которых уже никто не уйдёт обиженным. Выхолощенная до глянцевости история о том, что мстить, знаете ли, нехорошо; а хорошо жить в мире, любви и согласии.

    Однако сей почти приторный хэппи-энд — ещё не всё: хитрая Сюзанна Бир спрятала между строк, а точнее — между кадров — ещё одно, практически философское послание. Визуальный ряд картины, изящный, тонкий, многоцветный, дополняет действие внезапными лирическими отступлениями о том, как прекрасен этот мир, посмотри. «Жизнь бесценна» — тихо шумит листва, и море вторит ей сиренево-тоскливым: «Бесценна». «Цените то, что имеете, боритесь за себя, — грустит жаркая жёлтая Африка. — Видите, что бывает, когда людьми правят боль и страх…» «Смотри, я лечу, — купаясь в потоках воздуха, кричит с неба маленький воздушный змей. — Я так мал, так слаб, но я могу летать». «Любите друг друга, — стучит утро в персиковую негу супружеской спальни. — Вы созданы не для споров, а для поцелуев». «Не спешите, насладитесь моментом» — сонно тикают часы. «И помните: всё трава, — твердит сочная зелёная трава. — Все ваши обиды, печали и трудности — лишь миг на этой земле, будьте здесь и сейчас, пока вы ещё есть, пока ваши следы не проросли травой…» А если всё проходит, так стоит ли тратить бесценное время жизни на жалкую месть?..

    Отойди от края, время падать ещё не пришло.

    19 июня 2014 | 16:31

    Основной конфликт фильма разгорается, когда школьники Элиас и Кристиан решают отомстить, автомеханику, ударившего отца Элиаса — Антона. Но сам фильм, на самом деле не о банальной мести, а о том откуда возникает злоба на мир и какие причины могут к ней привести. Ведь Кристиан и Элиас не с проста решили устроить «террористический акт».

    Антон, отец Элиаса, работает врачом где-то в Африке, с семьей бывает редко, в семейной жизни у него проблемы, поэтому и назревает конфликт с женой, который приводит к разводу. Естественно это сказывается на ребенке, которого все унижают в школе. Кристиан, же недавно потерял мать, а с отцом он не находит понимания. Он решает заступиться в школе за Элиаса. Но дружба двух ребят приводит к неожиданным последствиям.

    Сюзанн Бир ненавязчиво, но при этом «прямым текстом» иллюстрирует давно известные истины, такие, связанные со злом, хотя даже больше озлобленностью. Каждый герой фильма, уникален, со своим особенным характером, который отлично раскрывается в фильме. Этот фильм прекрасно показывает, что идеалы в этом мире рано или поздно рушатся, но при этом от них все же не следует отказываться. Тема кстати очень многогранная, если ее разбирать детально и выходит уже в рамки более философских понятий. Ну а если и не заглядывать в философские категории, фильм является хорошим образчиком европейской драмы, на тему семейных отношений. С этим Сюзанн Бир отлично справляется, к тому же уже не впервые. Единственное, что может отпугнуть массового зрителя — это то, что фильм больше следует авторским канонам европейского кинематографа. А этими канонами могут быть как довольно тяжелое повествование или же оставшиеся от «догмы» приемы операторской съемки, ручными камерами.

    Фильм был отмечен двумя солидными кинопремиями, в категории «лучший неанглоязычный фильм», а именно «Оскаром» и «Золотым глобусом».

    13 марта 2011 | 21:33

    По ходу фильма во мне буквально нарастало глухое раздражение. Дело в том, что я не люблю, когда мной как зрителем пытаются манипулировать — вот в этом месте надо прослезиться, в этом напрячься, в этом улыбнуться и т. д. Фильм — сплошная манипуляция зрительским сознанием, очень чётко просчитан, прежде всего на получение всяческих наград (судя по результатам — это им удалось вполне).

    Плюс смешаны все актуальные темы последнего времени — тут и проблемы Африки, и школьное насилие, и проблемы отцов и детей, и непонимание в семье и т. д. и т. п. Впрочем, то, что фильм многим нравится — меня не удивляет — значит расчёт режиссёра был верен и в этом. Но для меня — это абсолютно холодное и до предела просчитанное кино. Поздравляю Сюзан Бир, её ждёт большая карьера в Голливуде, там таких любют.

    2 из 10

    18 апреля 2013 | 20:38

    Оскар за лучший иностранный фильм 2011 года. Это, надо сказать, неплохо — в отличие от голливудских творений, Оскара за иностранные картины дают чаще всего действительно классным фильмам. Вот и «Месть» — скорее мир, нежели просто кино. Мир насилия глазами детей, сквозь призму детских эмоций. Мир такой простой и черно-белый — ты или сильный, или слабый. Нет оттенков. Нет понятий морали и благоразумия, нет грани между добром и злом. Всё или ничего — так устроен мир ребенка. И как отцу, знающему о жизни так много и выбравшему самый сложный путь, стать авторитетом в этом простом, черно-белом мире? Взгляд на одни и те же события с точки зрения детей и взрослых настолько контрастен, что порой кружится голова — постановка и режиссура на высочайшем уровне. Нет лишних сцен и кадров — всё направлено на раскрытие человека.

    Безумно красивая музыка берет в плен с самого начала. Удивительные виды, широкие планы — оператор постарался и смог передать атмосферу мест прекрасным образом.

    Актёры играют очень сильно. Весь состав, включая детей, отыгрывает от первого до последнего кадра. Но всё же Микаэл Персбрандт — на первом плане. Блестящая игра! Каждая клеточка тела отзывается на эти эмоции так, будто ты сам проходишь через всё это. Передать это словами просто невозможно.

    Насилие порождает насилие. Это закон жизни. Подставлять вторую щеку вечно могут лишь единицы, остальные рано или поздно бьют сами. Вопрос лишь в том — стоит ли в данный момент бить или терпеть? В каждый конкретный момент. Нужно ли отвечать насилием на насилие? Или лучше не видеть зла? Каково быть слабым в глазах собственных детей? И стоят ли собственные моральные принципы того, чтобы ради них допускать такое? Стоит ли месть того, чтобы отравлять душу её сладостным ядом? Или же стоит верить в добро, побеждающее всё остальное? Ответа на эти вопросы не существует. Каждый выбирает свой путь. А поймут или нет — кто знает. Судьба всё равно возьмёт свое и решит — кто в итоге оказался прав…

    10 из 10

    21 августа 2011 | 15:11

    Как обеспечить фильму номинацию на «Оскар», особенно если фильм иностранный и, следовательно, на премию и соответствующий резонанс имеет гораздо меньше шансов, чем голливудский? Многие годы европейские, азиатские и латиноамериканские режиссеры используют один и тот же проверенный метод: снимают фильмы на злобу дня. В ход идут вооруженные конфликты и связанная с ними тема выживания, расизм, детское насилие или откровенно скандальные сюжеты. Зарубежное кино для «Оскара» просто обязано быть злободневным и наступающим обывательскому сознанию на больную мозоль — согласитесь, если бы «Король говорит» был снят в Великобритании, а не в Голливуде, вряд ли он был бы в Голливуде не то что номинирован, а хотя бы замечен.

    Сюзанне Биер, счастливая обладательница премии «Оскар» в 2011 году, решается на прием еще более беспроигрышный. Она эксплуатирует сразу несколько болезненных для общества тем. Тут вам и вооруженные столкновения в Африке, и родительское невнимание, и школьники, избивающие друг друга и мастерящие бомбы, и культурный уровень нации в целом.

    Роль Микаэля Персбрандта в картине — режиссерская и актерская удача. Его можно поздравить с двумя фактами: во-первых, наконец, состоялась его встреча с широкой аудиторией по ту сторону океана. До «Мести» он был секс-символом и любимцем публики — но только в Скандинавии, где, впрочем, стал популярен, исполняя большей частью роли «тафгаев», «плохих парней». Теперь же — и это второе радостное известие — он состоялся как разноплановый драматический актер. В «Мести», кроме непререкаемой харизмы и опыта предыдущих ролей, раскрывается его творческий потенциал. И это позволяет надеяться, что нам еще предстоит увидеть вершины его таланта. (Между прочим, шведская звезда не понаслышке знает о лагерях беженцев и гуманитарной помощи, работая под эгидой ЮНИСЕФ с детьми в Либерии, Молдавии, Афганистане и Бразилии.)

    Вечный вопрос — нужно ли отвечать насилием на насилие или подставить другую щеку — Биер решает философски, как раз-таки прямого ответа не давая. Бесспорно, без милосердия и любви в мире развязываются войны. И озлобившийся на весь мир мальчишка научится прощать и будет прощен — на это уповает гуманистическое мировоззрение или, если смотреть ближе, женское милосердие. В то же время Биер недвусмысленно намекает, что иногда не противиться злу значит ему попустительствовать. И взрослый поймет, что здесь и сейчас должна восторжествовать не жалость, но справедливость.

    Заслуга Биер как автора — она предоставляет нам самим выбирать, за кого мы, давая понять и тех, и других. И тем избегает назидательности — хотя авторская позиция ясна. Пожалуй, на этот раз секрет успеха картины не только в ее злободневности, но и в диалоге точек зрения, в отказе от простых формул, в свободе выбора.

    6 июня 2011 | 03:03

    Ударившему тебя по щеке подставь и другую, и отнимающему у тебя верхнюю одежду не препятствуй взять и рубашку. (Луки 6:29)

    Кристиан после смери матери вместе со своим отцом переезжают в Данию. Там, в школе, он защищает шведа Элиаса от местного хулигана. Так начинается история их дружбы, чуть было не приведшей к трагедии.

    Чрезвычайно многогранный фильм по своей тематике. В нём поднимаются темы мести, прощения, смерти, воспитания. Но лейтмотивом через всю картину проходит тема жестокости. Почему жестокость заложена в человеке природой? Почему, едва появившись на свет, маленький человек уже начинает выгрызать зубами себе право на жизнь? Почему победителем себя считает тот, кому не стали отвечать жестокостью на жестокость? Отец Элиаса Антон воплощает тут библейскую мудрость «Ударили по левой щеке, подставь правую» и пытается детям доказать ее справедливость. Но Элиас и Кристиан с ним не соглашаются и решают сами отомстить за отца.

    Здесь хотелось бы затронуть другую тему этого фильма — право на ответную жестокость. Стоит ли действовать по «принципу зеркала», отвечать злом на зло? Заслужил ли суданский тиран, расчленявший беременных женщин, с которым столкнулся Антон в лагере беженцев, линчевания, устроенного ему разъяренными местными жителями? Должен ли был отец Элиаса как врач заступиться за раненого? Можно ли возлагать на него груз вины за смерть маньяка?

    Это лишь некоторые вопросы, затронутые Сюзанной Бир. Что характерно, авторы на них не отвечают. Каждый зритель должен решить сам и осудить виновных либо помиловать осужденных.

    К просмотру обязателен,

    9 из 10

    (минус балл за слабоватую концовку)

    31 мая 2013 | 17:32

    Европейцы лучше других освоили христианскую заповедь о щеке и другой щеке, занялись просветительской и гуманитарной деятельностью на территории диких и ущербных континентов, позже пригласили к себе иностранцев и попросили правозащитников показать им действие заповеди на практике. В несовершеннолетнем возрасте, за пару лет до толерантного созревания, европейцы ещё позволяют себе шалости, драки с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, но взрослые европейцы делают все, чтобы не довести ситуацию до конфликта, а когда дети их об этом просят — они показывают пример исчерпывающей терпимости. Африканцы в последний раз слышали о христианской религии от европейских миссионеров лет двести пятьдесят назад, класть они хотели на заповеди и всю толерантность Копенгагена, у них свои «понятия», и у тех понятия правильнее, у кого «Калашниковых» больше.

    Сюзанна Бир — противоестественно прямолинейная барышня, объединила в фильме несколько сюжетных линий, из которых прочие режиссёры, в том числе женщины-режиссёры, смогли бы снять два-три полнометражных фильма. Бир не интересуют сами эти сюжеты, каждая из них достаточно банальна и даже поверхностна, однако характеры и мотивы персонажей ленты проработаны практически идеально. Мальчишки в благополучной Дании играются с огнём, каждый их шаг выверен, кинематографично, но вполне логично, и чем дольше родители дают им самостоятельность, тем дальше заходят их «игры». Когда отец-хирург, переживающий тяжкие душевные муки в Африке, не смог найти пяти минут для сына по скайпу, маятник закрутился. Сам хирург ходил по лезвию ножа, когда против желания большинства африканцев близ своего госпиталя под открытым небом, оказал медицинскую помощь местечковому тирану, и познал границы своей толерантной терпимости.

    Авторы фильма хладнокровно расставили свои приоритеты. Месть, как ответ человеку за какую-нибудь гадость, они допускают, однако самосуд ими осуждается. Притом осуждается хитро, мол, в Европе категорично нельзя, а в Африке — можно. Бир и компания считаются с традициями и сложившимися обычаями, если европейцы по сравнению с африканцами на высшей ступени правового сознания, то вторые руководствуются эмоциями, и даже европейцы в Африке порой руководствуются эмоциями. Когда же в Европе происходит такой сценарий, то власти берут ситуацию под свой контроль, в первую очередь благодаря сотрудничеству с фигурантами дела. Общение сближает. В Африке такое тяжело представить, даже если там (о чудо) где-то возникнет идеальная двухпартийная система — то это гарантировано приведет к гражданской войне между сторонниками каждого из двух вождей.

    Финал картины, который в приличном европейском обществе (а рунет, свято верю, ближе к Европе, чем к Африке (за редким исключением)) не раскрывается, окончательно уравняет оба континента, ибо европейцу понятно, что и там и там живут люди, просто в Африке эти люди живут пока ещё не правильно.

    12 мая 2011 | 16:51

    Как до недавних пор показывала практика, лучшим способом обеспечить себе оскар за лучший фильм на иностранном языке было снять кино на социально-политическую проблематику про развивающиеся страны и страны третьего мира. Причём сосредотачиваться было необходимо не на позитивных, а на негативных моментах — бедности, болезнях, и, конечно, насилии — насилии власть предержащих над подданными, бандитов над своими соперниками и мирными гражданами и т. д. В 2009 году триумфальный эстонский фильм «Класс» открыл вторую составляющую рецепта — включение в киноленты проблемы детского насилия, но уже в странах развитых. Как говорится, если проблемы нет, надо её придумать. Теперь и в кажущихся благополучными и сытыми европейских странах поселилось насилие — хотя не в столь явном виде, как в «нецивилизованных» государствах. И, пожалуй, единственным новшеством, привнесённым в кинематограф Сюзанной Бир было то, что она соединила обе тематики в одном фильме.

    Философские рассуждения на эту тематику, по-моему мнению, бессмысленны — ведь всем ясно, что насилие существовало и будет существовать и что беспричинное и хладнокровное насилие — это зло, с которым надо бороться. Более интересны другие проблемы, поднятые автором — как отвечать на зло — насилием или ненасилием и можно ли простить человека за причинённое им зло? Однако на первый вопрос Сюзанна Бир не даёт зрителю не только ответа, но даже незначительного намёка, позволяющего ему самому проанализировать ситуацию и сделать собственный вывод. Ответ автора на второй вопрос очевиден — да, необходимо научиться прощать — и тогда ты сам будешь прощён. Но финал фильма, олицетворяющий такое решение вопроса, кажется надуманным и неестественным, что невольно возникает подозрение, что режиссёр черпала своё вдохновение не из реальной жизни, а из Библии, идеи которой и легли в основу данной киноленты.

    К тому же, сам по себе фильм не несёт того, глубокого драматического накала, который ожидаешь от подобного рода кинолент. Сюжет развивается довольно вяло и предсказуемо (наверное, только человек, впервые попавший в кинотеатр, не догадался бы, что при попытке взрыва машины «неожиданно» появятся посторонние люди). Этот пробел не компенсируется сильной эмоциональной составляющей, которая хорошо ощущается, пусть даже в избыточном количестве, в голливудской кинопродукции и в творчестве классиков европейского кинематографа. Всё это заменяется беспочвенным и нудноватым сентиментализмом, ставшим последнее время характерным для всего европейского кинематографа.

    Таким образом, в итоге мы получаем сделанную по лучшим европейским стандартам, заточенную под актуальную проблематику, но ужасно вторичную, скучноватую, не очень реалистичную, и бедную в идейном плане драму.

    7 из 10

    16 марта 2012 | 11:26

    В каком мире мы живем? Многие, я думаю, не раз задавались этим вопросом. Но есть ли истинно верный ответ? И так ли мы будем рады его услышать? Жестокость, насилие, обман, коррупция. И многое другое. Не тот путь выбрало человечество для своего дальнейшего развития. Итак, «Месть (В лучшем мире)».

    Око за око, зуб за зуб. Раньше это был закон жизни, и все ему подчинялись. Потом посчитали его слишком бесчеловечным и отказались от столь жесткой меры наказания. Но стало ли лучше от этого? Изменились ли отношения между людьми? В наше преступное время, когда ты не совсем уверен, что можешь чувствовать себя в безопасности, что-то в это не верится. Эта история своего рода урок любви, сострадания и прощения для всего человечества.

    В основе этой картины история трех героев. Кристиан — подросток, рано потерявший свою мать, оставшийся с отцом, человеком, который хоть и любит его, но не способный дать ему истинно верные знания в понимании жизни. Кристиан растет сам по себе, живя практически по законам улицы. Сам по себе он человек добрый, чуткий отзывчивый и чувствительный (это мы поймем постепенно, в течение просмотра). Но он видит лишь мнимую действительность, ему кажется, что все его поступки, как бы не были они жестки, идут лишь на пользу ему и окружающим. Но это-то пока что лишь мелочи, за которыми трудно разглядеть истину. И лишь по-настоящему страшная трагедия открывает ему глаза на себя самого и на последствия его деяний.

    Эллиас — мальчик замкнутый, постоянно подвергающийся издевкам, человек с чистой и непорочной душой. В этой истории он оказывается на распутье. С одной стороны он верит в правоту Кристиана, ибо сам мог убедиться в действенности его методов (после помощи Кристиана его оставляют в покое школьные хулиганы). Но не стоит забывать, что это были всего лишь мелочи. С одной стороны Кристиан доказывает ему, что лишь открытыми, порой жестокими методами можно добиться справедливости и отомстить обидчику. С другой отец учит его тому, что жестокостью не добьешься ничего, жить в таком мире не будет иметь смысла. Эллиас разрывается, принимая то одну, то другую сторону. Опять же до поры до времени. Лишь потом он понимает, кто на самом деле оказался прав.

    Антон — отец Элиота. Человек, с медицинским образованием, избравший своей «миссией» в жизни оказание медицинской помощи отсталым племенам Африки. Человек пацифистских взглядов, не сомневаюсь, что верующий, он видит в жестокости и насилии, каким бы правым делом они не казались, отсутствие смысла.

    Ты ударил его, он ударил тебя, ты снова ударил его. Вот так и начинаются войны.

    Какими простыми кажутся эти его слова, но сколько в них правды и смысла. Именно он главный герой этой истории. Целью своей жизни он избрал безвозмездную помощь другим людям, во многом при этом жертвуя отношениями со своими сыновьями и женой. Но в один прекрасный момент он осознает, что не может помочь этим людям. И он понимает, что начать он должен со своих детей, ведь, стремясь сделать мир лучше для других, он не замечает, что его собственный сын сворачивает с чистой тропы жизни и ступает на темную. В этом и кроется истинная причина всех бед. Во взаимоотношениях между родителями и детьми, между супругами. Это основа жизни человека. И если она дает трещину, не всегда стоит ждать, что ребенок вырастет человеком рассудительным и добрым.

    Каждый из героев имеет свои достоинства и недостатки. Каждый из них в чем-то ошибается, а в чем-то оказывается прав. Но волей одного страшного (но так ли это на самом деле) случая, они, наконец, находят ответы на вопрос — «а как жить дальше?».

    Такая на первый взгляд простая истина кроется в этом драматичном, в чем-то трагичном, но, несомненно, светлом фильме. Но почему-то так сложна она в понимании. А может все дело в человеке, в каждом из нас? Ведь достаточно всего одного шага в осознании своей жизни, ее правильности или порочности. Если каждый на Земле сделает этот шаг, то может, когда-нибудь, мы сможем жить в том, другом, в лучшем мире.

    И ОСКАР кажется лишь малой наградой за эту картину.

    10 из 10

    31 мая 2011 | 15:02

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>