всё о любом фильме:

Быть Джоном Малковичем

Being John Malkovich
год
страна
слоган«Be All That Someone Else Can Be»
режиссерСпайк Джонс
сценарийЧарли Кауфман
продюсерСтив Голин, Винсент Ландэй, Сэнди Штерн, ...
операторЛэнс Экорд
композиторКартер Бёруэлл
художникК.К. Баррет, Питер Эндрус, Кэйси Сторм, ...
монтажЭрик Замбраннен
жанр фэнтези, драма, ... слова
бюджет
маркетинг
сборы в США
зрители
США  4.43 млн,    Франция  717.2 тыс.,    Германия  423.9 тыс., ...
премьера (мир)
релиз на DVD
релиз на Blu-Ray
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время112 мин. / 01:52
Номинации:
Кукольник-неудачник по имени Швартц устраивается на работу в странную и невероятно тесную контору. В своем кабинете новоиспеченный клерк Крэйг обнаруживает крошечную потайную дверцу.

Удивлению не было границ, когда он обнаружил, что за дверцей скрыт ход… В мозг голливудской звезды Джона Малковича! И тогда предприимчивый кукловод решает организовать доходное предприятие по организации экскурсий в голову звезды для всех желающих. Однако интересно, как к этому отнесется сама звезда?
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
93%
114 + 9 = 123
8.1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Ошибки в фильме
    • Внимание! Список ошибок в фильме может содержать спойлеры. Будьте осторожны.
    • В фильме полное имя Малковича — Джон Горацио Малкович. В реальности же его зовут Джон Гевин Малкович.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 314 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    - Эй, вы что это там делаете?
    - Ой! Кто здесь?

    известный пошлый анекдот

    Надо понимать, Кауфман — страстный любитель заморочек, связанных с человеческим сознанием и подсознанием. Эх, старина Фрейд оценил бы подобные экзерсисы от кино.

    Нужно ли быть кем-то другим, чтобы стать в конце концов самим собой? Вот дилемма, которая возникает перед героями фильма. Старое как мир желание примерить на себя чужую жизнь, влезть в чужую шкуру, в итоге кардинально меняет судьбы людей. А главная жертва всего этого страшного аттракциона — Джон Малкович. Что за счастье быть не собой? Быть не Малковичем, быть не Шварцем, быть не Лестором. Не лучше ли уж оставить все, как есть… Хотя нам предложили и другой вариант событий — открыв в себе дремавшие доселе чувства и страсть, Лотти перевоплощается из потерявшейся в жизни неопрятной тетки в счастливую мать (отца?!) и нежную подругу для своей избранницы. Так что, с выводами, конечно, торопиться не стоит.

    Малкович, безусловно, отличный артист. Никогда его не любила, но что есть — того не отнять. Кьюсак бесподобен. Диаз на моей памяти впервые играет не тупую блондинку, а восторженную шатенку. Кинер восхитительна в соей отвратительности. Кауфман сочинил прелестный образчик высокотемпературного бреда. Но, при всех этих явных плюсах, фильм — не шедевр. И даже не кино, обязательное к просмотру. Это зрелище на любителя. Любителя пораскинуть мозгами, и попялиться на Джона Малковича.

    7 из 10

    30 августа 2008 | 01:20

    Если вы хоть что-нибудь понимаете в кино, то вы непременно оцените этот сюрреалистический продукт киноиндустрии. На первый взгляд — полный бред, но если вдуматься… Перед зретелем — «бездонная бочка», заглядывая в которую, обнаруживаешь для себя что-то новое, неизведанное. И так на протяжении всего фильма.

    То что Джон Кьюсак талантлив, лично у меня никогда не вызывало сомнений. Кэмерон Диаз поразила! Что еще сказать, — молодчина. Ну и сам Малкович, на подобную роль согласится не каждый уважающий себя актер.

    Жалко, что такие фильмы остаются незамечеными.

    24 июля 2006 | 10:53

    Отчаянно абсурдная гуманность.

    Дверца под столом в офисе Лестер-Корп на 7-ом с половиной этаже, где все ходят на полусогнутых. За ней скользкий глиняный проход. Кауфман задумал его как путь быть кем-то более известным, чем являешься на самом деле, кем-то вроде Джона Малковича в роли Джона Малковича.

    В этом так и хочется, чуть умничая, усмотреть намёк — людей слепили из глины, влажного, вязкого, но, как известно, податливого материала.

    Открыв этот лаз, некий кукольник Крейг Шварц может управлять восприятием и волей такого человека как Малкович. Понять его не может, стать им не может, но управлять — да. Внутренним доминирующим над сознанием голосом. Впрочем, лаз для всех, так что открывший его Кауфман наделен ничуть не большей властью над волей Малковича, нежели все остальные персонажи, так и хочется выразиться театрально — пьесы. Всё-таки пьесой Шварца фильм начинается.

    - О, это странно, сверхъестественно. Какой-то философский вопрос о сущности нашего «Я».

    - Дверца, куда?
    - Не знаю, в Малковича, в душу.
    - Я хочу туда, завтра. Сейчас!
    - А кто такой этот Малкович?
    - О, кинозвезда!
    - Тогда 200 баксов с человека за вход.
    - Не знаю, имеем ли мы право, в эти бездны?..

    Первые реплики персонажей узнающих о входе. Никто не может вспомнить, кого играл Малкович, но всем доступна информация о его высокой рыночной стоимости, поэтому очередью в Малковича офис будет обеспечен.

    ***
    История пьесы развивается стремительно и последовательно. Сюжетные линии пружинят к некому секретному центру с разных сторон. Шварц и его жена Лотти с её домашним зоо, Шварц и сотрудница офиса Максим, тайное общество и 105-летний владелец офиса на Лестер-Корп, и, так скажем, все остальные — контрапунктом. Друг за дружкой, они оказываются в кювете под мостом на Нью-Джерси после 15-ти минут (дольше нельзя) внутри Джона Малковича. Собственно, почему 15-ти? Почему всего 15-ти? Ну, потому что Фрейд уже открыл подсознательное и изучил толпы своих пациентов, выяснив, что все люди заморачиваются на сексе, прямо как животные, но куда забавнее. А 15-ти минут для секса вполне хватает для нормального горожанина, чтобы быть в тонусе, комильфо, вполне успешным, чтобы, черт возьми, быть Джоном Малковичем. Не скучным, не толстым, а самим Малковичем.

    ***
    - Чарли, кто-то говорит моим ртом. Это очень странно. Я должен знать правду, — говорит Малкович своему другу. Он превращается по ходу пьесы в привлекательное и ликвидное тело — упаковку, забравшись в которую, можно себе позволить настоящую жизнь, сменить обстановку, взгляды, пол.

    Марионеточность человека, кто нас только не дёргает за ниточки. И кто нас действительно дёргает? — Кауфман даёт волю воображению для того, чтобы поиграть с этим клубком.

    Несомненно, сценарий и то, что Малковича играет сам Малкович, и тот гениальный эпизод, когда разъярённый Малкович забирается внутрь себя, — сделали фильм.

    - После ужина поиграем в куклы?

    Спустя перестрелки. Спустя восемь месяцев, Спустя семь лет.

    Следующий, по-моему, вопрос Кауфмана, о способах вечности.

    Лирический вызов рискованным играм солнечно улыбается перед финальными титрами фильма.

    Что-то тут не хочется расшифровать.

    Вечность не 15 минут…

    2 сентября 2008 | 20:56

    «В будущем каждый сможет стать всемирно известным на 15 минут» (Энди Уорхол)

    Довольно просто назвать этот фильм абсурдом и больной фантазией сценариста. Мол, люди сняли совершенно алогичный фильм, тем самым поражая воображение легкомысленного зрителя. Еще проще во всеуслышание кричать о том, что это великое философское творение с уймой смыслов, которые не станут понятными примитивному и недалекому homo sapiens. А вот увидеть что-то свое, подвластное только твоему разуму и близкое только твоей ранимой душе — воистину та идея, ради которой стоит посмотреть фантастическую драму «Быть Джоном Малковичем». Хотя двумя словами полноценно определить жанровую специфику ленты — все равно что назвать «Преступление и наказание» книгой об убийстве старушки.

    Этот фильм каждую минуту дает новую пищу для размышлений, ведь метафоры здесь разбросаны в самых неожиданных и невзрачных моментах. Это не что иное, как философская головоломка с подчеркнуто безумным сюжетом. Попытаться по ходу фильма проанализировать увиденное — дело бессмысленное. Лишь после финальных титров стоит пытаться сложить этот фарс воедино. Режиссер Спайк Джонз попытался своим дебютом в 2 часа экранного времени вложить безумное количество идей, при этом подавая блюдо без пафоса и патетики, с налетом иронии и легкого абсурда. Здесь вера кукольника в то, что ему суждено стать великим, нещадно разбивается о мрачную реальность. Здесь разыгрывается самый неожиданный любовный треугольник, развитие которого начинается из ниоткуда и летит в никуда. Здесь, возможно, самая эксцентричная сцена в истории кино, когда Джон Малкович попадает в свою же голову. Режиссер позволил себе сделать некий фейерверк идей, которые без жалости выплескивают нам в лицо.

    Уникальность этого фильма еще и в том, что он не использует стандартную схему — показать героя, с которым зритель сможет себя ассоциировать, чтобы упростить восприятие увиденного. Каждый персонаж кинокартины использует другого для достижения собственных целей, ищет себе куклу для манипуляций. Здесь все антигерои, потому что в большей или меньшей мере вызывают отторжение своими действиями. Это и Крейг (Джон Кьюсак) — талантливый кукольник, которому не светит реализация своего таланта. Поэтому, попав в голову Малковича, он думает, что таким образом воплотит мечту. Вот только теперь игра куклами переросла в игру людьми, и герой теряет себя. Это и Лотти (Кэмерон Диаз) — невзрачная девушка, зацикленная на животных, для которой Малкович стал возможностью испытать те эмоции, которых ей не хватало. И снова, увлекшись, она начинает рушить собственный мир в реальности. Это и Максин (Кэтрин Кинер) — холодный и расчетливый прагматик, которая с помощью Джона просто исполняет все свои прихоти. Каждому из персонажей нужен был Джон Малкович. Они строили чужую вселенную, не думая про свое существование. Так и в жизни, мы всегда хотим побывать в чужой шкуре, любим думать за других, при этом не замечая, как собственная жизнь рушится. Отрицательно оценить актерскую игру просто не получается. Кьюсак и Диаз воссоздали совершенно нетипичные для себя роли, а Кинер своей виртуозной подачей заслужила номинацию на Оскар.

    Выбросить увиденное из головы решительно невозможно. Прежде всего задумываешься над многогранностью человеческой натуры и ее выражением в актерской игре. Сколько же Я может скрываться в одном человеке! Погружаясь глубже, возникает чувство страха. А вдруг в моей голове тоже есть кто-то, руководящий всеми действиями? Смахивает на паранойю, но оттого легче не становится. Кинокартина дает возможность посмотреть внутрь себя и найти там что-то сокровенное.

    Фильм «Быть Джоном Малковичем» уникален тем, что дает возможность воспринимать себя совершенно с разных сторон. Для одних это абсурдная комедия, для других — социальная драма о нереализованном человеке. Кто-то вообще воспримет увиденное как фарс, который нужно просто смотреть, но не нужно пытаться анализировать. Цитата Брехта «надо найти реальность, которая удивит и шокирует», горячо любимая Малковичем, в данном случае с лихвой находит себе применение. Фильм, который задает тебе уйму вопросов, ответы на которые сугубо интимны. Даже через 14 лет проблемы, поднятые в рамках хронометража, продолжают быть актуальными и бьют точно в цель. Подобное снимают крайне редко, так что проходить мимо решительно нельзя. Теперь фразу «хорошо там, где нас нет» воспринимаешь немножко иначе…

    P.S. Изначально продюсеры предлагали снять фильм «Быть Томом Крузом». Попытайтесь переосмыслить фильм с нового ракурса. Вопросов стало только больше, правда?

    23 июля 2013 | 14:55

    Давно хотела посмотреть этот фильм. Хоть и не очень хорошо понимала о чем он. А когда посмотрела попала в еще более затруднительное положение.

    Парень, главный герой, весь из себя такой неудовлетворенный жизнью, что ему очень хочется стать кем-то другим. И кто бы мог подумать, он получил такую возможность. Стать другим человеком, жить так как ему хочется.

    Фильм странный до какой-то определенной грани дикости. Сложные взаимоотношения героев все путают настолько, что начинаешь теряться. Личные неудачи по жизни вкупе со страшными комплексами неполноценности делают жизнь героев настолько любопытной и смешной, что фильм смотришь как в замочную скважину. Вроде никто не узнает, а вроде как и не прилично.

    Очень поддерживает всю картину игра актеров. Здесь можно взглянуть на Диаз и Кьюсака совершенно в ином свете.

    20 марта 2011 | 15:42

    Если вы когда-нибудь, бродя по просторам интернета в поисках хорошего, интересного, необычного фильма для просмотра в тихой обстановке вечером выходного дня, наткнетесь на этот фильм, не стоит сторониться его названия. Оно вовсе не пугающее и не нелепое, как может показаться на первый взгляд. Отнеситесь к этой картине со смыслом. Тогда она откроет вам невероятные факты вашей жизни. Вы поймете, кто есть на самом деле, зачем живете на этом свете, и вы ли это? Потому что жить самим собой — это одно, но жить Джоном Малковичем — этого даже может не вынести однажды и сам Джон Малкович.

    Вот таким непростым смыслом наполнена картина режиссера Спайка Джонза и тогда еще дебютировавшего в большом кинематографе неординарного сценариста Чарли Кауфмана. Эти два человека на протяжении всей картины развенчивают нам миф «идеальной личности». В роли подопытного кролика играет… сам Джон Малкович! Но не все главные герои фильма понимают: «А кто вообще этот Джон Малкович? Ну да, актер. Что, можно вселиться в его голову? Отлично, без проблем, с радостью, ну подумаешь, что это немыслимо, невозможно и сверхъестественно». И вот в этом и заключается вся трагедийность ситуации — в погоне за своим счастьем, людям плевать на все законы и заперты — главное, это возможно. Но каких размеров такое перевоплощение может достигнуть, к чему оно выльется?

    Блестящая актерская игра, необычная атмосфера, довольно качественный и недурственный сценарий приводят зрителя, в конце концов, к выводу о том, что бесполезно носить маски, бесполезно гнаться за идеалами, бежать от судьбы. Мы — это своя, определенная личность, такие, какие есть, ничто нас не изменит. Но, можно это считать лишь главной мыслью. На самом деле, в этом фильме каждый зритель для себя найдет что-то свое, которое, несомненно, заставит его задуматься.

    Ну признайтесь… ну ведь после просмотра захотелось же, хотя бы на минутку, но стать… Джоном Малковичем?

    8 из 10

    24 августа 2011 | 00:22

    Меня (как и наверно 90% людей на земле) всегда мучила мысль примерно такого направления: «что бы было если бы … ?» Иногда она не дает покоя. Особенно этими бессонными ночами, под светом бледного мерцания небесного прожектора в мое окно. И даже нет смысла закрываться простыней: я все равно буду знать, что он светит, подмигивает мне и говорит, что знает, о чем я думаю. А думаю я о том, что бы было, если бы: я не поступал в этот институт, на эту специальность; если бы я был отдан не в спорт, будучи пятилетним мальчишкой, а, скажем, в музыкальную школу; если я бы не занимался тем, чем сейчас занимаюсь, а делал бы что-то другое, возможно, пошел бы в актерскую школу и, кто знает, может … хотя нет, не может! Я, АКТЕР! Бред. Но как же иногда хочется чего-то … иного. Как хочется оказаться по ту сторону экрана. Увидеть другую жизнь. Ту недосягаемую, недоступную и бесконечно манящую, мозолящую глаза своей роскошью жизнь современных небожителей. Как бы хотелось хоть чуть-чуть побыть в шкуре кого-то из них. Увидеть, что же они скрывают за занавесом кулис, почувствовать это, понять это, вдыхать, трогать, осязать всеми органами чувств.

    Но как же это глупо с другой стороны. Как я жалок в своих желаниях. После всех этих мыслей ощущаю себя просто букашкой, жалким ничтожным организмом в свете звезд, этих поистине многогранных личностей. И каждая грань отшлифована безупречно, ярка в своем неотразимом блеске, озаряющем небосвод. А мне придется стоять на земле, смотреть вверх и любоваться прекрасной картиной, и лишь иногда мечтать, что, быть может, в следующей жизни и я попаду туда. А может и сотни жизней мне не хватит, чтобы дотянуться до звезды.

    Боже, что я за бред несу иногда (а может и постоянно, кому как). Ведь все эти знаменитости такие же люди, и не с неба они на холмы Голливуда упали! Конечно, можно долго сидеть и причитать, как все трудно и тяжело. Фантазировать, что ты Джон Малкович, или кто еще по круче, скажем Том Круз. Да, Круз, точно. Нужно мыслить масштабней, а то Малкович я даже не особо то и помню, где вообще снимался … но не суть. Это сейчас он *КРУЗ*. А наверняка, когда-то он был просто круз. Хочется сразу взять, перепрыгнуть все, и от круз, стать сразу *КРУЗ*. Жалкие потуги. Нет, я не такой!

    Иногда у меня ощущение, что в голове сидит какой-то другой Я, желающий по ныть и по причитать, есть неуверенный в себе Я, есть лентяй и дармоед. А есть Я-дирижер, пинающий весь этот не особо дружный оркестр и заставляющий его быть мало-мальски слаженным единым механизмом. Ну просто Билли Миллиган какой-то. Да, бардак в голове бывает страшный, и как фигово, когда еще и где-то запропастился Я-уборщик, чтобы навести в ней порядок.

    Думаю, именно для нас, 90% людей, картина Спайка и Чарли явилась зеркалом, прямиком отражая душу. Посмотри же на себя маленького или большого, или совсем крошечного, обитающего где-то в подсознании. Эдакого мини Шварца, хиппового кукольника-неудачника, желающего быть успешным и желанным для несравненной Максин. И да, образ Кьюсак создал великолепный. Или Лотти, его хипповую жену, любительницу животных, желающую стать обладательницей мужского тела и, заодно, женского: несравненной Максин. И да, Диаз сыграла все как надо. А может в тебе живет Максин, готовая полюбить тебя таким, какой ты есть. Но только в Малковиче. И да, Кинер в этой роли была хороша. В общем, это вообще были не Диаз, Кьюсак и Кинер, а Шварц, Лотти, Максин, и я верю в это. Они просто освободили этих маленьких людей из своего подсознания на время съемки (ни это ли имел в виду Кауфман?) Маленьких людей, желающих чего-то большего, или просто другого. Воспринимающих избитую поговорку о траве в чужом огороде слишком близко к сердцу, слишком буквально и даже фанатично. И Кауфман с Джонзом дают им возможность проверить, так ли это. Вот она сюрреалистическая дверь, аллегория, ведущая в новую, чужую, трудом заработанную жизнь. И Шварц даже в какой-то степени показал свою правоту: будучи собой, он не преуспевал, но завладев известным именем добился всего. Но ведь это все равно был он, Шварц! Просто с несколько видоизмененной внешностью. Так что же переменилось? Может, появилась уверенность в себе? Сыграло роль имя, зарабатываемое годами? Да, создатели могут заставить задуматься.

    Собственно и не удивительно, ведь если видишь фамилии Джонз и Кауфман, готовься удивляться (прошу прощения за тавтологию). Прекрасный фантасмагорический кавардак, наполненный аллегориями, невероятными происшествиями, тонкой сатирой, хорошо подмечающей нюансы человеческой психологии, чудачествами Джонза и неповторимой оригинальностью Кауфмана, не оставит равнодушным. Подобный беспорядок будет хотеться посещать еще и еще, копаться в нем, находя для себя что-то новое. И пусть он сразу вас не пугает своей нагрузкой на мозг. Здесь будет скорее как с алкоголем: первая рюмка идет с трудом, второй становится много, а третьей уже мало.

    И очередной бессонной ночью, под светом бледного мерцания небесного прожектора, теперь определенно есть чем заняться.

    P.S. Ах, и как можно было забыть о виновнике торжества, Джоне «не Горацио» Малковиче?! Малкович в картине «быть Джоном Малковичем», гораздо больше похож на Малковича, чем даже реальный Малкович! Хорошо, что Кауфман написал сценарий именно с Малковичем, Кополла уговорил Малковича сыграть Малковича, а Джонз снял Малковича. В общем, всем Малковича, спасибо за внималкович!

    30 сентября 2015 | 11:16

    Обычно я начинаю писать комментарий к фильму уже с первых кадров, но при просмотре этой ленты впала в некую прострацию. То ли «БДМ» настолько фантасмагоричен, что его рациональному человеку до конца не понять, то ли с чувством юмора у меня определенные проблемы. Впервые вместо повествовательных характеристик у меня возникла масса вопросов, часть которых по ходу кино отпала, но некоторые так и остались без ответа. Даже изучение дополнительных материалов не помогло.

    Что на самом деле символизирует низкий потолок, если история, показанная главному герою при приеме на работу — это ложь?

    Зачем здесь такое нагромождение мелких деталей? Для создания специфичной атмосферы или всё же режиссер пытался этим сказать что-то вполне конкретное?

    Почему при повышенной кислотности нужно вести обезьяну к психиатру? Да и в целом анализ «душевных мук» шимпанзе… Нет, это абсурд какой-то. Нелепо, но почему-то невероятно смешно.

    Для чего, после сеанса нахождения в голове Малковича, необходимо было выбрасывать «подселенца» возле шоссе?

    А любовный четырехугольник, до такой степени усложненный и запутанный, что любая странность из реального мира в этой области покажется детской шалостью, с какой целью был создан?

    Хотя по сути-то своей сюжет довольно прозрачен: возможность оказаться на месте другого человека всегда будоражила умы и возбуждала желание проверить, а каково это — стать новой личностью, примерить чужую оболочку. Но вот форма преподнесения этой идеи в данном конкретном случае….

    Кэмерон Диаз узнается с превеликим трудом. Тут она предстает в особом свете, нежели в иных своих ролях: беспокойная, но милая; слегка сумасшедшая, но трогательно заботливая; ближе к финалу — отчаянная, бесстрашная… Очень органичная игра.

    Джон Кьюсак, напротив, легко узнаваем. И как всегда, приятен своей манерой ненавязчивой подачи характера персонажа, но вместе с тем — непредсказуем. И это увеличивает удовольствие от просмотра.

    Работа Спайка Джонза до такой степени озадачивает, вызывая удивление с одной стороны и недоумение — с другой, что поневоле появляется желание пересмотреть это зрелище еще раз для полного осознания. Пожалуй, со временем я так и поступлю, уж очень заинтриговала меня загадка под названием «Быть Джоном Малковичем».

    8 из 10

    1 июля 2012 | 05:29

    Почему мы боимся сказать о том, что лежит у нас на душе? Потому что не хотим, чтобы кто-то иной мог туда проникнуть и поковыряться там, забросать «бумажными» возмущениями и отвратительной учтивостью, жалуясь на неудобный вид и хрупкую натуру духовного симбионта, который просто вредит нашему тельцу. Где же тогда собирается вся наша обида на них, раз из сердца ее изъяли, где же тогда остаются следы от слез, раз жалости в нас нет, как же тогда мы радуемся и потешаем себя, если нет у нас чувства юмора и никогда вообще не было? Все легко познается по производным типажам нашего второго собрата, нашего второго «я», так сказать, отстаивающий гарант моральной взаимности, который вынужден уступать им в неравных условиях. Именно таким из шепчущих нам верные решения или слабоумную ахинею является жилистый рассудок, который давит нам на виски и крутит черепушкой, чтобы бы мы никогда не могли усомниться в его правоте. Этот мефистофельский паразит обитает в нашей головешке с тех пор, как мы только произнесли первое слово, как только принялись расти и дозревать в половом отношении, тогда он и заполз к нам без регистрации, забравшись на овальный чердак, напоминающий наш мозг, расположившись, как приезжий свояк со своим уставом, диктующий нам дальнейшие шаги. Внутренне мы принимаем все, что он говорит, а внешне, на нас смотрят, как на культурных господ, часто настраиваясь на подхалимство вместо пунктуальности. Куда же там до здравого ума, до чистоты духа, когда и так беззаконно случился физиологический переворот, и никто уже его не скинет с трона власти…

    Может, мы и не слышим, к чему призывает нас этот лобный антихрист, не обращаем иногда на него внимания, вообще не обращаемся к нему за советом… Но каким-то образом, он подарил нам в первый подростковый период мечту и цель, подводил нас к разным вариантам, отбирал лучшие, заедая худшими во время крепкого сна. Мечта у нас с детства могла быть всего одной, и в этом мы ограничивались, но случалось и так, что мы шли наперекор ей и адаптировались не там, где нужно, попросту играя в марионеточных кукол, которых притягивает страсть к желанному, но разнимает чахоточный кукловод, доводя до зрителей, что ничего у его маленького театра счастливого не станется. Возможно, мы артисты сцены побольше, где для каждого есть свое обмундирование, включая тождественные маски, по которым мы узнаем антагонистов и протагонистов…

    Для мечт моих было уйма места, но некоторые я уже давно выбросил. Не прикоснулся лишь к той, что отвечает за досуг, а именно за просмотр кинофильмов. Около трех лет назад я рискнул взглянуть на дебютную работу режиссера Спайка Джонса, на которою я наткнулся совершенно случайно. Картина со вступления и до первых интермедий производила на меня впечатление авторского сглаживания холмистых комочков и дыр, которые быстро сшивались. Дожидаясь финальной сцены, я успел ощутить черную драму и сатирическую аллегорию человечности, после чего я заинтересовался фирменным стилем Джонса и его приемами подачи действий. Наконец, я прочитал имя известного сценариста и писателя Чарли Кауфмана, о котором еще будет сказано немало, осознал, что для этого человека значит идея собственного текста и восхищение художественной формой, перерастающей то в абсурдный конфликт, то в утешительную интерпретацию послесловия. Из его портрета узнал, кто такой этот Джон Малкович, жизнь которого еще нигде вплотную не обсуждалась, которого не хотели прославить после этого, нет, не пошутить и не выставить самим же шутом, а передать послание всему актерскому кругу в лице одного смельчака, который готов был покорить Голливуд. Этот фильм не обязательно о том, что непременно сбывается или исполняется когда-либо, а о том, чего не хватает нам в большом количестве и до чего мы еще не доросли — кто согласится открыть глаза в другом виде, если сам еще не ослеп от старой кожи?

    Не все смиряются с борьбой головной и душевной, как и главный герой, персонаж грациозного и помешанного, с хорошей стороны, Джона Кьюсака, роль которого изображает всею современную эгоистичность и черствость, которую мы проявляем к близким нам людям. Ему нетрудно было сыграть, нетрудно было тренировать дикцию, но не так просто выдать всю нашу естественность за один раз, которая дополняется еще другими и другими свойствами, сосчитать которые нереально. При этом, это раннее достижение Кьюсака можно назвать искренней комично-драматической символикой его творчества, которые продолжает поражать и до сих пор, останавливаясь на разных этажах и заходя в разного рода комнатушки, из которых будут мотать новый метраж и с еще большей смысловой нагрузкой. Настолько и просто шокировала даже своими первыми неплохими способностями молоденькая Кэмерон Диаз, о которой так широко мне было еще не известно. Если изображать замкнутость и отчаяние в жизненном выборе — еще не означает ничего важного, то для Кэмерон это смотрится не как преграда, а как определенный этап, который она уже переступила, и это подтверждается данной ролью, не дурочки в клетке, которую заперли, как обезьянку, а причудливой феминистки, которая искала для себя лучшего партнера вместо лживого брака. Так и поступила Киннер, в чем я ей высоко благодарен, так как еще с того времени наблюдается значительный прирост ее актерской возвышенности, и вот, где он растет вверх, вот, где темпы ускоряются. Не могу же я и забыть о виновнике необычного маскарадного торжества кинозвезде мистере Малковиче, на которого опирался Кауфман в своих сценических расписаниях и хвалил Спайк Джонс, придавая ему оттенки разного порядка, которые он исполнял точно и смело, даже дерзко и поучительно. В эпизодах не мог исчезнуть и красавец Чарли Шин, коллега Малковича по цеху, намеренный работать с ним дальше, придававший своему небольшому уютному камуфляжу ощущения сатирика девяностых годов, который еще только заявлял о себе. Браво этому актерскому дуэту, я говорю «Браво», потому что это действительно так — браво Малковичу и Шину!

    Как театральный драматург силен был Кауфман, как постановщик-вдохновитель Джонс, как весь съемочный коллектив — творческая группа фильма, как сама тема бытия — возобновленное Евангелие ХХ ст., которое не только можно прочитать, но еще и увидеть.

    Прошу, не позволяйте себе так быстро проигрывать смельчаку, засевшему у вас в подсознании, выбивайте его на днях, как ковер при холодной погоде. И чаще снимайте маски, когда выражаетесь опрометчиво — тогда вы станете новым героем своего лично мира, в который все захотят попасть сразу…

    9 из 10

    7 марта 2014 | 23:47

    Очень необычный фильм. Даже сложно комментировать такие фильмы, но я попробую.

    Сюжет и игра. Игра достаточно драматична, но слегка нелепа. Такие развития отношений, в такой абсурдной, сводящей с ума ситуации кажутся неуместны. Игра камерон Диаз очень позабавила, в роли транссексуала я её ещё ни разу не видел. Джон Кьюсак особо ничем не отличился своей игрой, однако, персонажа Шварца он показал очень грамотно.

    Фильм. Фильм невозможно понять сразу. Особенно, мне показалось удивительным то, что Джон Малкович просто… был Джоном Малковичем и это просто восхитило и позабавило.

    Тайная дверца- придумано оригинально, но увольте, дверца, ведущая в мозг?- это как-то уже глупо, даже для тех, кто, возможно, разбирается в кино лучше, чем я.

    Из-за превосходных актёров только:

    7 из 10

    28 марта 2009 | 00:00

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>