всё о любом фильме:

На западном фронте без перемен

All Quiet on the Western Front
год
страна
слоган«At last....the motion picture!»
режиссерЛьюис Майлстоун
сценарийЭрих Мария Ремарк, Джордж Эбботт, Уолтер Энтони, ...
продюсерКарл Лемли мл.
операторАртур Идисон, Карл Фройнд
композиторСэм Перри, Хайнц Рёмхельд
художникЧарльз Д. Холл, Уильям Р. Шмидт
монтажЭдгар Адамс, Милтон Кэррат, Эдвард Л. Кан
жанр драма, военный, ... слова
бюджет
сборы в США
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
время136 мин. / 02:16
Номинации (2):
Рассказ о простых немецких школьниках старших классов, которые под действием патриотической пропаганды идут на войну, принимая её как игру, и не знают, что впереди их ждет только смерть.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
98%
39 + 1 = 40
8.9
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Берлинскую премьеру фильма сорвал лично Геббельс, забросав зрителей «бомбами-вонючками» и живыми мышами.
    • В нацистской Германии фильм был запрещён к показу.
    • Сыграв роль Пауля Боймера и получив во время работы над фильмом определенный моральный опыт, актер Лью Эйрз отказался от воинской службы в период Второй мировой войны по морально-этическим соображениям.
    • Для крупномасштабных батальных сцен и пиротехнических эффектов, более 20 акров земли большого ранчо в Калифорнии были превращены в поля сражений, на которых находилось более 2000 «солдат».
    • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • Продюсер фильма Карл Лемли мл. был очень недоволен тем, что у фильма будет трагический конец и требовал у Льюиса Майлстоуна переделать его в хэппи-энд. На это Майлстоун язвительно ответил, что в таком случае войну в фильме выиграют не французы, а немцы, после чего конфликт исчерпался.
    • еще 2 факта
    Трейлер 02:30

    файл добавилOMENrus98

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 47 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Первая Мировая Война. Дождь из свинцовых пуль поливает солдат, реки крови бьются о пороги войны, земля стонет от боли. Где-то там высоко у верховных вождей идут споры о своей правоте, пока солдаты приговорены убивать друга, гадая почему и за что. Голодная жизнь в военных окопах, ежедневные потери друзей искромсали их души, что уже не могут дышать без войны, милый дом где жизнь затаилась, душит спокойствием. На фронт все идут и идут молодые ребята бороться за честь своей страны, в первые дни юнцы почти все погибают. Приходит новый день и новая рота солдат приходит на помощь… но на западном фронте без перемен.

    Этот фильм выше всевозможных похвал, аплодисментов и наград. Выдержавший жесткие условия времени, он и по сей день вызывает бурю эмоций, мыслей ни капли не потеряв актуальности и не померк в искусстве кинематографа. От первого кадра до последнего от него невозможно оторваться, хотя порой не остается сил смотреть.

    Простые, жизненные диалоги о войне, откуда она приходит и кому это на руку, о ее бессмысленности. Ожесточенные панорамы боевых сцен, ночных бомбежек, убийств и мучений раненных. Движения камеры и плавные наезды вызывают холодок. Самого сюжета в современном его понимании нет, и это еще больше усиливает впечатление. Какой сюжет?! Когда кругом война, голод, смерть и мучения.

    Каждый фрагмент фильма можно цитировать бесконечно. Это и пламенная речь Канторека на уроке, когда мальчики решаются броситься в пекло. Это и учения солдат под издевательством бывшего почтальона — пьяницы. Это и встреча молодых солдат с правдой войны. Это и вылазки за едой. Это и история добротных сапогов и смерть их хозяина. Это и пережидание бомбежки в окопе, это и радость возможности выступить в бой. Это и кровавое месиво на кладбище. Это и укрытие от шквального огня на пару с раненным противником. Это и забавная история о встрече с девушками. Это и отчаянные сцены в госпитале. Это и робкое желание прикоснуться к прекрасному — к яркой бабочке. Это и настоящая дружба фронтовых товарищей. И многое, многое другое. И конечно же это история Пауля, с которым мы проходим через все ужасы войны, разочарования в отцах и мрачного согласия лучше быть на фронте, где всё просто — либо ты жив, либо нет.

    Кинолента льется мощным потоком с экрана, без одной ноты, здесь нет музыки. Здесь настроение и атмосферу создают окопы, батальные сцены, крики, взрывы, шепот, истерия и превосходная актерская игра. Никого не возможно исключить — все играют правдоподобно и натурально выражая все эмоции от восторга до отчаяния, разочарования и ужаса. Лью Эйрз, играющий Пауля, выражает эмоции глазами, печальной улыбкой и душой. Его Пауль это Эверест для других актеров, взойти на который дано не каждому, воистину мощнейшая актерская игра.

    «На западном фронте без перемен» это огромный, необъятный пласт, собравший множество наград. Антивоенная ода солдатской судьбе, признанная множеством зрителей нескольких поколений. Упрек вершителям судеб калечащих человеческие жизни. Призыв извлечь урок…

    Однако за тысячу лет ожесточенных кровопролитных войн человечество неистово продолжает отправлять своих детей на алтарь Марса. Океаны криков и слез не научили вершителей судеб отказаться от войны… у людей пока все еще без перемен…

    20 апреля 2011 | 19:27

    Мы убивали людей и вели войну; нам об этом не забыть, потому что находимся в возрасте, когда мысли и действия имели крепчайшую связь друг с другом. Мы не лицемеры, не робкого десятка, мы не бюргеры, мы смотрим в оба и не закрываем глаза. Мы ничего не оправдываем необходимостью, идеей, Родиной. (Эрих Ремарк).

    Молодые, 18 летние мальчики. Жизнь только только начинается! Возможно кто-то из них в будущем станет математиком, философом или писателем! Они доверчивы и полагаются на тех кто уже достиг в этой жизни положения. Им нужен наставник, который научит принять взрослую жизнь! Им становится Канторек — классный руководитель «строгий маленький человек в сером сюртуке, как мышиная мордочка, личиком». Он ярый сторонник войны (который никогда в глаза ее не видел) агитировал всех своих учеников отправиться на войну добровольцами. Мальчики верят ему. Они уже представляют себя героями, обожаемые женщинами и уважаемые близкими.

    Немедля все бегут на призывной пункт и досрочно отправляются на фронт! Но очень быстро они понимают, что все было иллюзией и война — это совсем не то, что описывал им их наставник! Война — это ад на Земле и что бы выжить ты должен жить инстинктами и только ими! Забудь кем ты был до этого! Война стирает все границы и условности! Все что имеет значение — это жизнь и борьба за нее.

    Что больше всего меня огорчило в фильме:

    1. Актерская работа Лью Эйрса (Пауль Боймер). Пауль — это его глазами мы смотрим на все происходящее! Перемены, которые с ним происходят с каждой минутой, горько отзываются в сердце. Читая книгу я представляю себе бедного, несчастного, но все-таки немного мужественного мальчика, который мечтает лишь об одном, чтобы его боевые товарищи всегда были рядом с ним. (И он пройдет этот путь в месте с ними до конца).

    В фильме я не вижу Пауля! Передо мной возникает Голливудский денди Лью Эйрс, который с лакированной, прилизанной прической пытается меня убедить, что ему тяжело, что война это плохо! Его нескончаемые потуги отобразить драму, переживание, чувства вызывали у меня нескончаемое чувство раздражения. Это не Пауль-это безобразие и люди, которые читали одноименный роман поймут меня.

    2. Мне не хватало в фильме психологической и драматической атмосферы, которую так блестяще передает в своем романе Ремарк!

    Особо я хотела бы отметить великолепно переданный образ Ката (Станислав Катчински), актером Луисом Волхаймом. Браво!

    Мне трудно дать оценку фильму! Война, ее грязь, безысходность, смерть. переданный великолепно. Батальные сцены боев завораживают. Операторская работа выше всяких похвал. Пожалуй это все, что можно сказать о фильме.

    3 мая 2013 | 02:29

    К своему стыду я не Читал Ремарка, хотя многие мои знакомые говорят что он превосходен. Но поживем увидим.

    В фильме нет явного главного героя, хотя есть один вокруг которого происходят эти события. Пауль-лидер класса, симпатичный молодой человек, который добровольно записался на фронт. Последовав его примеру, многие одноклассники тоже пошли на войну. Но они не знают что такое настоящая война, они сами все поймут когда попадут на первый фронтовой бой.

    Я люблю вот именно такие фильмы о войне. И вообще люблю военную литературу. В этих фильмах многому научишься. Там есть что-то такое, что-то очень человечное, сила духа, надежда, которая хоть не оправдается ожиданиями, но никогда не умрет. В этом фильме показана война со стороны молодого поколения, того самого, которое вскоре, после войны, потеряется.

    Это попытка описать поколение людей, которое хотя и выжило под снарядами, но было разрушено войной.

    Фильм не смотря на свои года живой. Он прям дышит, он создан в те года, когда военное кино не тратило огромнейший бюджет на спецэффекты и взрывы, чтобы устрашить зрителя. Он настолько правдоподобен, что за эти два часа, которые потрачены на просмотр фильма, ты и сам как-будто побывал на войне.

    9 из 10

    3 июня 2012 | 17:25

    В фильме есть изменения. И дело не только в некоторых мыслях главного героя, превращенных в произнесенные вслух слова. Без этого в экранизациях подобных литературных произведений не обойтись. Какими бы не были гениальными актёры и режиссёры. И дело не в некоторых сюжетных изменениях, пусть и существенных. Хотя их, на мой взгляд, можно было и не делать, если уж всё равно картина длится два часа. А, например ранение Пауля Боймера в живот, а не в ногу вообще непонятно зачем сделано.

    Но есть в фильме по хронометражу короткие, но существенные другие отклонения уже скорее от внутреннего содержания книги. Например, есть обращения к богу. Не помню, чтобы Ремарк, вернее Пауль Боймер, вспоминал в книге о боге. О земле да. Ещё есть моменты, когда Пауль был в отпуске. Он идёт по городу, и показывают вдов, женщин в трауре, сидящих на порогах своих домов. Это конечно мощные кадры, но в книге, по-моему, было показано немного другое. Наоборот диссонанс между фронтом и городком детства. И ещё Пауль целуется, и обнимается с матерью при встрече, а в книге было что-то похожее на такое — бедняки скупы на внешние проявления эмоций. Это всё такие вроде несущественные штрихи, но все-таки панорама немного смещается. Унижения учителя Канторека, когда он все-таки тоже попал в военный лагерь, так же не было в фильме. В фильме Канторек вообще туда не попадает. Зато есть чисто киношный, хорошо визуальный приём — когда Кеммерих умирает, и его сапоги достаются другому, показано, что и тот погибает, и следующий, которому достались эти сапоги, и следующий.

    И вообще главный смысл книги, конечно, передан. Смерти, смерти, смерти, убийства, безысходность, нелепость, серость. И когда смотришь фильм с первых же минут и до конца, и навсегда ненавидишь всех этих Кантореков мира, всех этих подлых ублюдков, мелких фюреров призывающих детей на войну. А главная подлость состоит в том, что роман «На западном фронте без перемен» был написан после Первой мировой войны, и фильм «На западном фронте без перемен» тоже был снят после Первой мировой войны, но не только после, не только после войны, но и перед войной. Второй мировой. И сколько ещё таких порядковых номеров будет перед словом война, неизвестно, а в то, что будет когда-нибудь война с названием Последняя война, верится с трудом. Во всяком случае, пока процветают Кантореки, а они процветают. Никаких перемен. Роман «На западном фронте без перемен» по-прежнему актуален и последние кадры фильма — молодые ребята, солдаты, оглядывающиеся на вас и уходящие в сторону заполняющего весь экран военного кладбища, тоже.

    14 декабря 2009 | 01:15

    Есть такая вещь — искусство. И если верить некоторым источникам, оно вечно, как поэмы Гомера. Роман Ремарка «На западном фронте без перемен» был написан больше восьмидесяти лет назад. А все описанные в нем события отстоят от нашего благополучного времени на целых девяносто. И все-таки — и это не преувеличение! — на каждой главе я была готова позорно разреветься. Это история мальчишек, которые уходили на фронт, чтобы быть героями, а вернулись… кем? И вернулись ли вообще? Вырванные из жизни, лишенные всякой опоры, они так и не смогли найти пути домой, даже если выжили под ударами снарядов.

    Но читать Ремарка — совсем не то же самое, что читать Гомера. А вот просмотр «Западного фронта» очень на это похож. Литература за последние семьдесят лет не очень-то скакнула вперед. Но что за это время произошло с кино! Мы успели привыкнуть к ярким, цветным фильмам, в которых если война, то взрывы на каждом шагу, если душа у героя разрывается от горя, то душа зрителя — от звучащей музыки. В них обязательно есть политкорректные афроамериканец и азиат, и вообще все герои должны быть яркими и цветными, чтобы зритель в них не запутался. В них главный герой заводит роман с медсестрой, и если ее для пущей драматичности не убьет шальной пулей в середине фильма, то они обязательно будут вместе и еще поцелуются на фоне заката.

    А в 1930-м году о таком еще и понятия не имели. Но они умели местами перевирая, местами дословно и по нашим меркам даже немного занудно экранизировать Ремарка — с затянутыми боевыми сценами, с долгими взглядами героев в камеру и преувеличенной радостью в те редкие моменты, когда для этой радости вообще есть место. И мне кажется, мы не можем адекватно оценить этот фильм, также как не можем адекватно оценить Гомера. Все что мы можем — заставить себя как-нибудь сесть и посмотреть этот фильм, который длится чуть больше двух часов. Вглядываясь в каждый кадр и упиваясь ощущением классики.

    А потом все-таки плюнуть на Гомера и пойти читать Ремарка.

    7 ноября 2010 | 03:14

    Эта история не является ни обвинением, ни исповедью. Это только попытка рассказать о поколении, которое погубила война, о тех, кто стал ее жертвой, даже если спасся от снарядов. Эрих Мария Ремарк

    Тяжело шагая по лужам, шел 1931 год. Повествование я начну именно с этой даты, нарушив хронометраж. Он шел, спотыкаясь на каждом шагу, тревожно глядя на тучи, которые нависли над Европой. Он шел, как безымянный свидетель. В тот год роман Эриха Марии Ремарка был номинирован на Нобелевскую премию, но не получил её. В тот год книги Ремарка были позорно преданы огню. Догорал закат 1930го. Отцветали вишни. Мир увидела первая экранизация романа, которая получила четыре номинации на Оскар, а режиссер и сам фильм стали лучшими. Ни одна из последующих экранизаций не повторит этот успех. Купаясь в ворохах обесцененных банкнот, по Европе с триумфом шагал 1929ый — год громкого взлета и громкого падения. Роман «На западном фронте без перемен» начал триумфальное шествие по миру. Его сжигали, называли антигерманским. Но он жив и по сей день. «На западном фронте без перемен» остается самой продаваемой книгой Германии за всю историю. Эрих Мария Ремарк провел на фронте ровно две недели, никогда не чувствовал на себе горести и бедность приютов для эмигрантов, не был в концентрационных лагерях. Но именно об этом он писал долгие годы, именно это сделало его известным на весь мир. Именно поэтому память о нем жива.

    Экранизация Льюиса Майлстоуна стала безусловной классикой жанра. Будучи выходцем из СССР, Майлстоун стал у руля голливудского фильма с нескромным бюджетом в 1,2 миллиона долларов и еще в придачу получил Оскар как лучший режиссер. Перед ним стояла сложная задача — перекроить книгу, в которой повествование ведется от первого лица и события перемежеваны рассуждениями, в монументальное кино о самой несправедливой из войн, о старении без взросления, о смерти без конца. Ну что ж, ему это почти удалось.

    От чего разгораются войны? Вы скажете: национальные интересы, борьба идеологий, территориальные претензии. И, увы, вы будете правы. В Первую мировую войну планету окунула ущемленная гордость, тщеславие и мечта о реванше людей, которые правили тем миром. Другим миром. Миром, который еще не перекроила война. Но вместо того, чтобы правителям идти со штыком на правителей, в бой шли юноши, которые только начинали любить мир, которые только учились различать добро и зло. Вместо светлого будущего они встретили смерть, щурящую пустые глазницы из-под кровавых век, боль потерь и невосполнимую пустоту. То, чему их учили раньше, стало бессмысленным, смерти ведь всё равно как ты знал арифметику. Поколению, которое назовут потерянным, пришлось привыкать к новым ценностям и правилам. Не научившись любить — убивать, научиться не видеть в глазах противника душу, спасать себя ежечасно, любой ценой. Серый барак стал домом, более родным сердцу, чем дом, в котором родился, сортир среди макового поля — последняя радость, новые ботинки — мечта, а вши — самые преданные друзья. Ранение — последний способ сбежать, хоть на время, от кошмара позиционной войны, когда затишье сменяется ураганом, когда в любой момент чувствуешь взгляд врага. Когда балансируешь на тонком канате, как самый смелый циркач.

    - Осторожно, провод!

    Пауль Боймер, Кропп, Леер, Мюллер, Кеммерих смело бросятся в пучину войны. Но скоро они поймут, что стали одними из миллионов солдат, которых ведут в бой чужие интересы, что слава, доблесть, ордена — фантомы, призраки. Что цель номер один — дойти живым до конца, до конца, который пугающе далек, слишком далек, чтобы быть достижимым. Что их окружает слишком плотное кольцо смерти.

    - Осторожно, провод!

    Между романом и его экранизацией можно найти множество различий. В сравнении, безусловно, вторая выглядит намного слабее. Но фильм, который спустя восемьдесят лет после выхода может показаться устаревшим, и сегодня остается революцией. Небольшой, может быть не тянущей на государственный переворот, но все же! «На западном фронте..» есть и будет фильмом, который нужно увидеть, почувствовать, в который нужно поверить. Фильмом, который вызывает массу чувств — от смеха до неизъяснимой горечи. Фильм, который стал итогом эпохи, которая давно ушла в прошлое, но до сих пор тревожно напоминает о себе. Фильм о вечном противостоянии жизни и смерти.

    9 из 10

    17 октября 2010 | 22:12

    Сегодня утром в ослепительно-голубом небе так пронзительно пела птица. А деревья зеленели и развевались со всей силой своей юности. Возможно, то, что я собираюсь рассказать вам о Ремарке и о фильме по его роману «На Западном фронте без перемен», — это их подсказка?..

    Этот фильм сделан смешно и непосредственно, в чём-то по-американски наивно, и великолепно передал атмосферу калечащих человечество войн и страстное стремление человека к жизни.

    Фильм пришёл к нам гораздо позже другого фильма — не менее, на мой взгляд, великолепной работы Делберта Манна 1979 года. И давно умершие и ставшие бессмертными, опять говорят сегодня с нами о самом главном из прошлого столетия языком черно-белого кино.

    «Облачившись в одежду мертвеца, я несколько часов лежал, спрятавшись, у реки в ожидании ночи, — сказал он. — Я начал размышлять над тем, что почти все, чем мы владеем, нам дали мертвые… наш язык и наши знания, способность чувствовать себя счастливым и способность приходить в отчаяние. И вот, надев платье мертвеца, чтобы вернуться снова к жизни, я понял, что все, в чем мы считаем себя выше животных — наше счастье, более личное и более многогранное, наши более глубокие знания и более жестокая душа, наша способность к состраданию и даже наше представление о боге, — все это куплено одной ценой: мы познали то, что, по разумению людей, недоступно животным, познали неизбежность смерти». Ремарк (с) «Жизнь Взаймы»

    О чём думаешь, когда смотришь такой фильм? Войны заканчиваются только тогда, когда ты, как опьянённый, вдруг слышишь, что птица, — несмотря на твой страх или слабость в теле, или туман в глазах, застывшие слёзы в горле, боль тех, кому не можешь помочь, — поёт так прекрасно, что кроме этой птицы больше нет ни отчаяния, ни боли, ни страха. И ты бросаешь всё и начинаешь её рисовать, или тянешься за бабочкой. Наверное, в такой момент ты понимаешь, что опять есть мама, которая хочет посветить тебе у крыльца, и что ты ей уже не скажешь: «Мама, где была ты и почему не посветила мне, когда я лежал неделю в воронке, голодный и раненый, в одиночестве в окружении, весь дрожащий от страха, и не мог помочь тем, кому было больнее меня?» Нет, ты больше им этого не говоришь, а понимаешь, что воспоминание о ней, и о своей коллекции книг, о рояле в сумерках, упоённых ароматом лип во дворе твоего домика и тысяч таких же домиков в разных странах мира, где живут твои братья, которых тебе пришлось убивать, и воспоминание о смехе дроздов в твоих рисунках, о звуке губной гармошки твоего товарища перед обстрелом, и воспоминание о дорогих лицах, — принесла тебе эта птица, а запахи свежести и утра уже не упрекают тебя, и не сжимают твоё сердце страхом смерти, а ты встаёшь, бессмертный, на поле сражения, уже не боясь пуль, и ты идёшь мимо застывших в восхищении этих бесконечных ликов времени, этих вечеров, дорогих людей, городов, музыки и образов, и бросаешь оружие, как ставший ненужным хлам, и подходишь к своему недавнему врагу, которого ты ранил, и говоришь ему: «Потерпи… Сейчас я перевяжу твои раны». Вот тогда только и кончаются войны.

    «Миллер… Я видел, как он умер. Я никогда раньше не видел, как умирают. Потом я вышел на улицу и мне вдруг стало так хорошо, от того, что я жив, что я невольно пошёл быстрее! У меня появились странные мысли — о цветущих лугах, о деревьях, о девушках, и я почувствовал, как в меня из земли как будто вливается энергия! И я побежал, я бежал мимо солдат, я слышал их голоса, я всё бежал и бежал и никак не мог надышаться! А теперь — я голоден!»:))

    Пытаясь перевязать раны раненому им французу, солдату с вражеской стороны, Пауль говорит: «Если бы ты ещё раз спрыгнул сюда, я не убил бы тебя, я боялся тебя! Ты такой же, как и я, и я тебя убил. Прости меня, товарищ! Скажи, что ты меня прощаешь. Нет, ты умер… Тебе лучше, чем не, — для тебя это закончилось. тебе больше не надо убивать. Господи! Зачем они это делают! Мы ведь просто хотели жить. Зачем они послали нас убивать друг друга. Если бы мы бросили оружие и сняли солдатские куртки, ты мог мне быть братом… Жерар Дюваль… Я напишу твоей жене, я напишу ей! Обещаю, она ни в чём не будет нуждаться! Я буду ей помогать, и твоим родителям тоже! Только прости меня, прости меня, прости меня, прости меня, прости»

    А вдруг только когда человек по-настоящему любит, только тогда в мире и наступает мир? Только Любовь показывает нам, как убить в себе эго, гордыню, ненависть, иллюзии. Когда 19-летний парень учит этому с экрана и страниц книг всё человечество, это чего-то да стоит.

    Эдит Пиаф, Клавдия Шульженко и Марк Бернес специально на войне пели только о любви, может быть, поэтому?

    »… Как я люблю глубину твоих ласковых глаз,

    Как я хочу к ним прижаться сейчас губами.

    Темная ночь разделяет, любимая, нас,

    И тревожная черная степь пролегла между нами…»


    Если бы Пауль выжил на этой бойне, то мог или стать кем-то вроде Дина Мориарти из романа Керуака «На дороге» или стать таким человеком, каким стал сыгравший его актёр Лью Эйрз, которому эта сыгранная роль перевернула жизнь настолько, что он отказался участвовать во Второй Мировой войне. Она перевернула жизнь и многим… Благодаря им и сегодня в напряжённое время очень многие люди сохранили в себе человечность. Эрнест Хемингуэй, Луи-Фердинанд Селин, Анри Барбюс, Ричард Олдингтон, Эзра Паунд, Джон Дос Пассос, Фрэнсис Скотт Фицджеральд, Шервуд Андерсон, Томас Вулф, Натаниэль Уэст, Джон О`Хара, — война создала этих писателей, а они до сих пор поддерживают мир на Земле.

    И если каждый сегодня скажет: «Прощай, оружие!», то души безымянных солдат вздохнут, потому что понять такое — это окончательная, бесповоротная победа над фашизмом в душе каждого из нас.

    »… Это так красиво. Дома у меня большой сад с вишнями. Как зацветут, так сверху с сеновала кажется, будто простыню расстелили. Всё бело…»

    А может быть, Бессмертные солдаты хотят это передать нам из Вечности?… Любите и будьте любимыми, цените жизнь, и бросайте оружие!

    10 мая 2015 | 00:30

    Наверное, первый серьезный фильм о войне глазами простого солдата, в котором рассказывается о бессмысленности войны, о смерти, которая становится обыденностью и о дружбе — единственное спасение для человеческой психики, перемалываемой жерновами войны.

    Рассказ о простых немецких школьниках старших классов, которые под действием патриотической пропаганды идут на войну, принимающие войну как игру и незнающих, что впереди их ждет только смерть.

    Всем любителям «Охотник на оленей», «Взвод», «Апокалипсис сегодня», «Рожденный 4 июля» в первую очередь советую смотреть этот фильм!

    7 сентября 2007 | 11:45

    Люблю читать. Однако, не так много авторов, которых почитаю культовыми для меня лично. Ремарк входит в это немногочисленное число. «На Западном фронте…» экранизировали не раз, но в этом конкретном случае мне бы не хотелось противопоставлять книгу и фильм, а потому сделаю вид, что книгу в глаза не видел.

    Фильм поражает своей продуманностью и высоким классом. Война. Фильм именно об этом. Даже не о человеческой драме, а просто о войне и о том, что это такое.

    Смотрите. Сцена в начале фильма. Военный оркестр заглушает слова учителя. Однако, когда его становиться слышно выясняется что он говорит о войне. Снято идеально. Звукорежиссёр вместе с оператором сотворил маленькое, но тонкое чудо.

    Вообще хочу похвалить оператора, которому, думаю, приходилось тяжко, ибо супер/дуппер спецэффекты чисто технически были тогда не доступны. Работа оператора особенно чувствуется в идее интересных переходов. Например, ученики в классе и их видения, и вообще работа с дверьми, которые оказываются дверями между кадров.

    Отмечу игру актёров и вообще широкое привлечение людей при этом, кажется, что каждый побывал в кадре, и при этом каждый именно отыграл свою роль, и все они были чёткие и на редкость уместные.

    Отмечу эпизод с французской атакой, особенно оторванные руки, держащиеся за колючую поволоку.

    Кормёжка. Вообще один из коронных лейтмотивов фильма.

    Рассуждение о войне. Здесь прослеживается даже элемент юмора. Особенно в эпизоде про поляну.

    Сапоги как герои фильма. Это вообще интереснейшая находка. При этом не забываем о годе так сказать выпуска фильма…

    2 солдата. Пожалуй, наиболее хрестоматийный эпизод. С одной стороны фильм довольно длинный. С другой стороны он состоит из вереницы чрезвычайно ёмких и многоуровневых слоёв. Два солдата враждующих армий в одном окопе. Да уже за один только этот эпизод фильму нужно давать все оскары кинематографа.

    Эпизод с девушкой. Ещё один хитрый ироничный финт создателей. Сыграно чудесно, как в кафешке, так и короткая заречная эпопея.

    Тыл показан, как отдельная Вселенная, которая совершенно, как сказала бы современная мне молодёжь «не в теме», но при этом мнит себя пупом земли. И как чётко показано. Кратко, но увесисто.

    Если вас не пугает чёрно-белая палитра фильма — гляньте. На худой конец просто промотайте произвольные минуты и посмотрите, например, минут 10/15. Если что, думаю, после этого у вас появится лишний стимул посмотреть фильм с начала до конца.

    1 марта 2010 | 06:13

    Антивоенные произведения искусства, более глубокие по содержанию и осмыслению, позволяют взглянуть на человеческую жизнь совсем по другому. Человеческая жизнь без войны кажется утопией, но чтобы в дальнейшем избежать этой самой войны, деятелям искусств достаточно показать миру такой, какая она есть. Режиссер Льюис Майлстоун, через год после выхода в свет романа Эриха Марии Ремарка «На Западе без перемен», снимает одноименную антивоенную драму. И фильм и книга появились как раз в то время, когда осмысление итогов Первой Мировой войны уже были неактуальны, но природа этого произведения такова, что оно не является обвинением ни одной стороне, а лишь предостережением.

    Майлстоун достаточно твердо следовал первоисточнику: крайне реалистичные сцены боев, основная сюжетная линия книги так же осталась практически не измененной на экране. Однако, фильму катастрофически не хватает того самого запала и боли присутствующей в произведении, в котором удивительно передана атмосфера панического страха солдат во время боев. Наиболее тяжелые и сильные моменты из книги, такие как, например отравление солдат газом и их дальнейшие последствия, отсутствуют в фильме.

    Экранизация так же уступает в своем нравственном посыле, так как в книге это было предостережение от войны (которая в итоге всё же случилась), и осознание бессмысленности смертей 18-20-летних юношей, отдавших свои лучшие годы жизни на войну. В фильме же, этот посыл безусловно присутствует, но выражен крайне слабо и в итоге картина себя показала скорее как дань уважения воинам погибших на полях Первой Мировой войны.

    Но то что война ломает людей не только физически но и психологически, в фильме это выражено крайне ярко. Стоит только вспомнить какими были главные герои перед войной — сидящие за школьными партами и воодушевленные будущими подвигами, и какими они стали после того как прошли этот ужас и ад. Многие ли из них смогли приспособиться к нормальной жизни? Ответ, вполне очевиден. Сам факт появления произведения Ремарка и этого кинофильма, является результатом и последствием послевоенного синдрома. История XX века во многом кровавая и ужасная, и к сожалению, это было всего лишь первое «потерянное поколение» на этом веку.

    8 из 10

    17 сентября 2016 | 17:44

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>