всё о любом фильме:

Вий

год
страна
слоган-
режиссерГеоргий Кропачев, Константин Ершов
сценарийГеоргий Кропачев, Александр Птушко, Константин Ершов, ...
директор фильмаВиталий Кривонощенко
операторВиктор Пищальников, Федор Проворов
композиторКарэн Хачатурян
художникНиколай Маркин, Александр Птушко, Роза Сатуновская
монтажРегина Песецкая, Тамара Зубова
жанр ужасы, фэнтези, драма, ... слова
зрители
СССР  32 млн
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
время77 мин. / 01:17
Студент-философ Хома Брут должен провести несколько ночей у гроба умершей панночки в старой церквушке в далекой деревне. Сможет ли он побороть свой страх, или ему придется столкнуться с нечистой силой?..
Рейтинг фильма

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм снят по одноименной повести Николая Гоголя.
    • В фильме задействованы 50 ворон (пойманых в районе студии) и 9 дрессированных черных кошек.
    • Первоначально на роль Хомы Брута планировался Михаил Кокшенов.
    • Идея экранизации «Вия» принадлежит известному советскому режиссёру, на тот момент директору кинокомпании Мосфильм, Ивану Пырьеву. Лишь по причине острой нехватки времени он предложил снять картину двум учащимся Высших режиссерских курсов Союза кинематографистов СССР Георгию Кропачеву и Константину Ершову.
    • Съемки фильм производились в Богородчанском районе Ивано-Франковской области (ныне Украина). Однако отснятый на натуре материал разочаровал руководство Мосфильма, оказавшись «слишком реалистическим». Так к работе было решено привлечь известного режиссёра кино-сказочника Александра Птушко. В результате, много материала отснятого Ершовым и Кропачевым было вырезано, ряд идей так и остались невоплощёнными. Изменён был и облик главного чудовища фильма — Вия.
    • Александра Завьялова изначально утвержденная на роль Панночки, сразу после начала съемок тяжело заболела. В итоге будущий муж актрисы, режиссер Резо Эсадзе требовал, чтоб она отказалась от роли.
    • «Полет» Ведьмы на Хоме был снят в павильоне. Шест, замаскированный под метлу с горизонтальной планкой, на которой сидел Николай Кутузов, крепился на небольшой высоте. Исполнитель роли Хомы Леонид Куравлёв повисал также на этой планке и перебирал в воздухе ногами, имитируя бег.
    • В реквизите фильма было заготовлено три гроба Панночки. Один настоящий, для съемок лежащей в нем Натальи Варлей. Два других — для сцен полетов по церкви: небольшой и закрытый и открытый, со специальной стойкой, снабженной поясом монтажных рабочих удерживавшим актрису от падения, закрепленный в подвешенном состоянии на шести металлических тросах.
    • Во время съемок полета, Наталья Варлей однажды выпала из гроба. Только реакция Леонида Куравлёва, успевшего подхватить актрису, спасла ее от травм. Тем не менее этот случай породил множественные слухи о смерти Варлей.
    • По задумке Георгия Кропачева сам Вий должен был выглядеть более антропоморфно — гигантским немощным стариком, которого поддерживали всевозможные инфернальные существа.
    • Петух, кукарекающий в фильме ранее был задействован Птушко при съемках фильма «Сказка о царе Салтане».
    • Костюм Вия был очень тяжелый и никто из актеров не мог в нем нормально двигаться, поэтому эту роль пришлось сыграть специально приглашенному штангисту.
    • Когда во время одной из финальных сцен героиня Натальи Варлей трясется от злости, актриса стоит на специальной вибрирующей платформе.
    • еще 10 фактов
    Трейлер 02:31
    все трейлеры

    файл добавилDavidDemidov

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 8091 пост в Блогосфере>

    ещё случайные

    Всплеск внимания к советскому «Вию» возродился после выхода в прокат «Вия» российско-украинского. Эстеты и люд простой начали сравнивать: что где да как, что к чему, что лучше, а что хуже и т. д. И, как и следовало ожидать, несмотря на великолепные сборы в российском и международном прокатах новая интерпретация классики Гоголя по зрительским отзывам заметно уступила версии старой. И дело тут совсем не в траве зеленой, что раньше была зеленее…

    Но мы же вместе с вами, не будем сравнивать эти два кинофильма, узнавать какой из них хуже и лучше. А попытаемся рассмотреть старый советский фильм с точки зрения молодого юноши приятных лет, весьма знакомого с киноискусством, и старающегося как можно нейтральнее взглянуть на более раннюю экранизацию известного произведения бессмертного Гоголя.

    Начну с места в карьер. Лично я получил не совсем то, что ожидал от хваленой зрителем, включая моих друзей и знакомых, советской классики. Во-первых, не ужаснуло. Даже явного намека на страх фактически и не узреть. Во-вторых, перед нами весьма краткая киноистория с таким же хронометражем, ограниченным местом действия и незамысловатым сюжетом. И что касается сюжета, то доскональное описание его заняло бы предложений 5-7. Не больше. И если сравнивать «Вий» современный, где пускай и было намешано всего и всея, но там хоть как-то было поживее, что ли, и поразнообразнее. В «Вие» советском Фома ушел из Киева (минут 10), Фома остановился на хуторе (минут 10), Фома на новом хуторе (минут 20), Фома в церкви (все оставшееся время). И получается, что эти события в буквальном смысле растянуты на весь фильм как смола. Оно-то конечно красиво, эффектно, с украинским говорком-то и устрашающе, но разнообразия для глаз фактически нет. Одни и те же местины, один и тот же люд.

    Что касается ужасов, то фильм не страшный. Перед увиденным в фильме не хочется внезапно орать или звать мацi на помощь. Но отмечу, что порой бывало жутковато. Ну и отдельное спасибо гримерам и мастерам комбинированных съемок за высокий профессионализм и жуткую атмосферу. Если учесть в какие времена создавался этот фильм и возможности того времени, то хочется низко до пола поклониться всем тем, кто причастен к данной работе.

    Леонид Куравлев и young and beautiful Наталья Варлей — это, пожалуй, и есть все самые известные звёзды фильма. Отдельные второстепенные актеры, насколько верен в своей памяти, быть может, встречались в «Максиме Перепелице»… Точно не скажу.

    Современной молодежи, не читавшей Гоголя, понять смысл будет непросто. Ведь разговоры ведутся почти все не просто на украинском, а на староукраинском или старорусских языках. К тому же было бы неплохо ознакомиться перед фильмом с историей того периода жизни людей, их бытом и верованиями — было бы весьма полезно.

    Напряжение во время просмотра идет по восходящей, уловки операторов и монтажеров, конечно же, видны, а сама задумка и цель создания фильма не ясны. Эти 3 характеристики фильма запомнились мне больше всего, и о них я буду помнить всегда, когда буду вспоминать эмоции от просмотра данного фильма. Старого советского «Вия».

    Я не сильно жаловал в оценке новую версию, но версию старую, несмотря на некоторый скепсис в ее адрес, все же оценю повыше.

    7 из 10

    И это не безрассудное уважение к прошлому. Это абсолютно независимая оценка.

    11 сентября 2015 | 20:59

    Снятый в 67 году, фильм Вий встал особняком в целом жанре не только советского, но и отечественного кинематографа в целом. Подход с которым подошли к съёмке этой картины поражает, наряду с большинством других лент снимавшихся в то время, Вий выглядит этаким блокбастером. Тут тебе и спецэффекты, по тем то меркам огого, и операторская работа, которая буквально позволяет погрузится в ту атмосферу, и актёрская игра, которая стоит выше всех похвал и лести, и конечно продуманная до мелочей и выполненная с любовью работа режиссёра.

    Пожалуй современному зрителю смотреть этот фильм будет немножко не по себе из-за своеобразного качества картинки, спецэффектам «того» времени, ну и ещё ряду критериев, но не смотреть Вий, любителям фильмов ужасов, просто нельзя, это как никак классика.

    Конечно сейчас фильмы ужасов выглядят немного иначе и акцент на своеобразный ужас сейчас изменился, сейчас ужасы изобилуют кучей крови, лужей воплей и «бу» из-за угла, в фильме Вий акценты расставлены по другому, там этого всего нет, зато там есть то, что утеряно, надеюсь не безвозвратно, в современных фильмах ужасов — это сама атмосфера. Атмосфера в которую надо погрузиться посмотрев фильм, атмосфера в которую надо погрузиться прочитав книгу, атмосфера, которую вряд ли сейчас где встретишь. Ну и конечно же фильм интересно ещё смотреть потому, что можно в полной мере оценить весь талант великой Актрисы Натальи Варлей (Кавказская пленница), которая в данной ленте предстает перед зрителем в совершенно ином амплуа, нежели: «спортсменка, комсомолка да и просто красавица». Приятного Вам просмотра.

    9 из 10

    6 июня 2011 | 23:37

    Студент-философ Хома Брут и два его товарища, отпущенные на каникулы из бурсы, шли себе домой потихоньку, да застала их ночь в степи. Увидев вдали огни хутора, попросились они на ночлег к странной старухе, оказавшейся ведьмой. Ночью ведьма вздумала покататься верхом на Хоме, но тот с помощью молитвы прервал полет, а упав на землю, отходил старуху дубинкой по бокам. Да вдруг она обернулась молодой красавицей. В ужасе от всего произошедшего вернулся Хома в бурсу. Но утром за ним приехали люди богатого сотника, дочь которого кто-то избил до полусмерти. И возжелала панночка, чтобы отходную молитву по ней три ночи читал не кто иной, как Хома Брут. Приехав в дом сотника, философ увидел, что в гробу лежит та самая красавица, в которую обратилась старая ведьма…

    Проведший детство в селе на Полтавщине, Николай Васильевич Гоголь еще мальчишкой с удовольствием слушал страшные сказки о чертях, ведьмах, русалках, домовых, которыми так любили пугать друг друга крестьяне, собираясь по вечерам. А потом, став писателем, использовал эти байки в своих произведениях, обрабатывая и шлифуя их, как бриллианты, заставляя сверкать новыми гранями и красками в обрамлении народного говора, народного юмора, народных обычаев и уклада жизни. В украинских селах и теперь еще охотно верят в ведьм, бесов, сглаз, порчу… А уж двести лет назад и подавно все это воспринималось настоящей реальностью.

    Возможно, те самые страшные сказки, которые мы все по ночам рассказывали в детстве друг другу, как некий генетический эгрегорный код, передаваемый из поколения в поколение уже на уровне подсознания, и обуславливают любовь и тягу к мистике, тайному и невероятному, страшному и потустороннему, который сохраняется в нас, несмотря ни на то, какой век на дворе, ни на всякие научно-технические революции. А может быть, мы любим страшные сказки из-за возможности снова почувствовать себя детьми, вспомнить детское ощущение леденящего ужаса, когда вдруг в темноте в окно стучала ветка дерева, и стук этот сопровождался завыванием ветра. А тени на стенах, скрип половиц или медленно открывающейся двери охватывали ощущением такой бесконечной жути, что больше этого нас могли напугать только светящиеся в темноте глаза кота под нашей кроватью. А если кот еще и поиграть решит, цапнув лапой за руку, то тут и поседеть недолго во цвете лет.

    Вот именно к таким страхам, подсознательным и глубоким, страхам перед темнотой и потусторонним, демоническим, необъяснимым и обращался Гоголь в своей повести «Вий», одном из самых страшных и мистических своих произведений, но и в нем не обошлось без присущего ему юмора и даже сатиры. Все это прекрасно удалось передать и в знаменитой экранизации этой повести, снятой в 1967 году режиссерами Георгием Кропачёвым и Константином Ершовым под руководством знаменитейшего и опытного режиссера-сказочника Александра Птушко. Собственно, именно режиссуре Птушко и принадлежит основная заслуга успеха фильма. Он переснял большую часть уже снятого двумя студентами-дипломниками материала, изменил образ Вия, который в первоначальной версии был немощным древним стариком, поставил все трюки, разработал грим вурдалаков и чертей вместе с талантливым художником-гримером Саррой Мокиль, которая работала с Птушко на его фильмах-сказках. Он же заменил Светлану Коркошко, уже начавшую сниматься в роли панночки (после Александры Завьяловой) на Наталью Варлей.

    И грим, и спецэффекты для своего времени выглядели на экране потрясающе и пугающе. Да и сейчас все эти вурдалаки, ползающие по стенам старой церкви, сотни горящих свечей у ликов святых, полеты панночки в гробу, нарезающей круги над головой перепуганного насмерть Хомы в блестящем исполнении Леонида Куравлёва, огромные синие руки, со всех сторон тянущиеся из стен церкви к бедному философу, все это впечатляет и способно нагнать страху даже на современного, избалованного компьютерными спецэффектами в 3D, зрителя.

    Уже много лет прошло со дня выхода первого, да по сути и единственного крупного советского фильма ужасов. Но смотря и пересматривая эту уникальную ленту, мы каждый раз следим за приключениями весельчака и шутника Хомы Брута, окутываемся всей этой атмосферой безысходности и страха перед неизбежным. И по-прежнему пугают дикий смех панночки, ее попытки проникнуть за меловой круг и схватить сходящего с ума от ужаса философа, который трясущимися губами, запинаясь и заикаясь от страха, читает отходную молитву по ведьме. Слаб оказался Хома Брут, подвержен порокам и страстям людским. Прельстился он обещанными червонцами. Не хватило Хоме твердости в вере и убежденности в превосходстве сил света над силами тьмы, силы молитвы над силой проклятия. А как говорится, по вере вашей и воздастся вам. Ведь только то, во что мы искренне верим, может защитить нас. И только то, чего мы искренне боимся, может навредить нам. Видимо, Хома тоже с детства слушал страшные сказки о нечистой силе, от которой нигде не спрятаться и которую невозможно победить.

    Образы главных героев, созданные Натальей Варлей и Леонидом Куравлёвым, настолько безупречно сыграны, что становятся почти хрестоматийными. Ведьма — панночка в саване, с прекрасным бледно-синеватым лицом, распущенными черными волосами и горящими ненавистью глазами — это облик настоящего Зла, Страха и Ужаса. Проскакивала даже информация, что именно обликом панночки из «Вия» вдохновлялись создатели японского «Звонка», придумывая образ Садако. Правда это или нет, но что-то общее у них есть — несомненно.

    А фильм «Вий» и по сей день считается самой страшной сказкой советского, да и российского кинематографа. Его успеха не удалось повторить пока еще ни одному российскому хоррору, со всей мощью компьютерных фантазий. Может, не в компьютере дело, а в умении режиссеров и сценаристов обратиться к тем самым, затаенным, почти забытым детским страхам, от которых в темноте до сих пор бегут мурашки по спине и холодеет в груди, когда на тебя с экрана летит в гробу панночка — ведьма с огромными черными глазами Натальи Варлей. Что в детстве, что сейчас.

    9 из 10

    27 мая 2014 | 16:54

    Фильм ужасов «Вий», не смотря на свой почтенный возраст, с лёгкостью даёт сто очков вперёд многим современным представителям этого жанра, как отечественным, так и зарубежным.

    Большинство картин жанра «хоррор», выходящие в последнее время на экраны просто в немыслимых количествах, в основном стремятся запугать неиссякаемыми реками крови, гниющими трупами и внезапными выпрыгиваниями из кустов всякой пакости. Но от трупов только тошно делается; на дёрганья и вопли начинаешь в ответ материться, а крови уже насмотрелись столько, что давно выработали стойкий иммунитет.

    «Вий» действует иначе. Будучи первым советским фильмом ужасов, он явил собой некую квинтэссенцию страха, что подсознательно селился тогда в каждом человеке, от мала до велика. Страха, который не могли изгнать ни партия, ни комсомол, активно борющиеся со всякими глупыми суевериями. «Вий» источает этот самый страх. Он не брызжет на экраны кровищей, не разрывает слух истеричными воплями — он просто заставляет нас вспомнить тот, самый первый страх темноты, который в детстве не давал нам высунуть голову из-под одеяла. И делает это мастерски.

    Сгущающиеся вечерние тени, напоминающие Хоме о предстоящей ночи; запирающиеся снаружи двери церкви, отрезающие его от внешнего мира; затянутые паутиной углы ветхого здания — холодящая душу прелюдия к надвигающейся грозе. Мы вместе с Брутом чувствуем, как растёт напряжение. И ведь это только первая ночь, впереди, ни много ни мало, ещё две.

    При совсем небольшом хронометраже и отсутствии крутых компьютерных спецэффектов — «Вий» по сей день остаётся непревзойдённой кинолентой, способной заставить бояться по-настоящему. Наталья Варлей в роли Панночки оставляет глубокие впечатления, местами ужасая до дрожи. А упыри, так и вовсе — коли смотришь фильм перед сном, то только и думаешь: лишь бы не приснились.

    Непревзойдённая по атмосферности и насыщенности жутью классика жанра ужасов, которую должен увидеть каждый. Ведь это самая настоящая легенда.

    Кинолегенда на все времена.

    10 из 10

    22 ноября 2013 | 18:55

    Чертовщина Гоголя вообще напугает кого угодно. Но фильм производит даже больший ужас, чем сама повесть. Естественно, за счёт визуализации. Сюжет является примером чуть ли не идеальной адаптации. Актёры «вжились» на 100%. А Наталья Варлей олицетворяет собой тот самый оксюморон страшной красавицы, причём в самом прямом смысле.

    Отечественный ужастик производит большее впечатление, чем тот же американский. Вся зарубежная продукция данного вида основана на «их» мифах, легендах, приданиях и т. д. и т. п. Здесь же перед нами наше всё: православная церковь, хутор и местная нечисть. И это действительно пугает. Особенно летающий гроб.

    29 декабря 2009 | 22:44

    Культовый советский шедевр 1967 года «Вий», который полноправно может носить звание первого советского фильма ужасов, отсмотрен на отличном носителе, в цвете, с ремастированным изображением и звуком. И надо сказать, что впечатления после просмотра самые положительные. Впечатлился, чего там говорить.

    Даже старая черно-белая версия с ужасным качеством пленки и со всевозможным «зерном» на экране давала в свое время «жару», а теперь, имея эту ленту в таком отличном качестве, можно заново оценить этот прекрасный и очень качественный фильм, бесспорно внесший свою лепту в развитие отечественного кинематографа.

    Очень здорово показано то далекое, смутное и бородатое время и, в частности, Украина того времени, тогда еще носившая название Малороссии. Прекрасно, иронично и очень стебно описывается не только быт и фольклор хохлов-салоедов, все хозяйство которых находилось, в основном, на плечах женщин, в то время, как мужики вели праздный образ жизни деревенского быдла и жрали горилку километрами, но и внутреннее устройство крайне забавного образовательного учреждения, именуемого бурсой, которое до 1917 года служило общагой для нищих студентов при духовных училищах и семинариях.

    Что касается бурсаков, то здесь здорово и с намеком показано, что, скрываясь под личиной церкви и божьим словом, все обитатели бурсы, включая преподавателей — не просто люди, начисто лишенные какой-то набожности и веры, а самые настоящие подонки, негодяи и воры, все существование которых сводится к праздному образу жизни: побольше и на халяву пожрать и выпить, поспать, обворовать соседа или чужой огород, учинить от безделья и скуки драку, причем целой толпой, а потом снова пожрать повкуснее и выспаться послаще.

    Разумеется, рассказ Гоголя — это далеко не сказка о нечистой силе и народных преданиях и суевериях, хотя это и имеет место быть. Это, прежде всего, рассказ о человеке без Веры. И в данном контексте даже имя главного персонажа является ключевым и говорящим (тема, достойная диссертации). Помимо Хомы, даже его спутники обладают значимыми именами: богослов Халява — без комментариев, ритор Тиберий Горобець — тезка знаменитого римского императора, а фамилия дословно переводится, как «Воробей» и сам Хома Брут — философ.

    Брут — имя предателя и убийцы Цезаря. Лат. вrutus. В переводе на русский — «тяжелый, неуклюжий», в переносном смысле — «тупой, бессмысленный, глупый». Хорошая характеристика для «философа»! Имя Хома созвучно латинскому homo — «человек». И тогда получается сочетание «человек тяжелый» или «человек глупый» — противовес homo sapiens — человеку разумному. Homo brutus — человек неразумный становится героем гоголевского рассказа. Вот диалог сотника и Хомы: «А кто был твой отец?» — «Не знаю, вельможный пан». — «А мать твоя?» — «И матери не знаю. По здравому рассуждению, конечно, была мать; но кто она, и откуда, и когда жила — ей-богу, добродию, не знаю».

    Зачем понадобилось Гоголю сделать своего героя круглым сиротой? Чтобы никого не огорчила его безвременная гибель? Или это подсказка? Ведь не в бытовом, а в бытийном смысле не знает биологических отца и матери только первочеловек, олицетворяющий собой весь род людской, человечество в целом. И в этом контексте противостояние Хомы и Вия обретает практически вселенский смысл. Но кто такой (или что такое) сам Вий? И где он является Хоме? И где проходит начертанный магический круг? Имя Вий, скорее всего, произошло от украинского названия ресницы или века вместе с ресницами — «вiя, вiйка» (по-белорусски — «вейка»). Интрига повести происходит в церкви. Храм Божий — модель мироздания, Космоса. И одновременно — образ человека, микрокосма.

    «Раздались тяжелые шаги, звучавшие по церкви; взглянув искоса, увидел он, что ведут какого-то приземистого, дюжего, косолапого человека… Тяжело ступал он, поминутно оступаясь. Длинные веки опущены были до самой земли». Гоголевский Вий — не зооморфное чудовище, не уродливая химера, а человек. Тяжелый, неуклюжий, незрячий… Человек тяжеловесный. Человек неразумный. Homo brutus.

    То, что явилось герою, зовется его же именем! Хома Брут встретился с собственным «Я» в его темной, первобытной ипостаси. Со своим бессознательным, прорывающим обережный круг обыденных представлений. «Не гляди!» — шепнул какой-то внутренний голос философу». Внутренний голос — это здравый смысл, система запретов, оберегающая рассудок от чудесного и чудовищного. Но человек сомневающийся (Хома — украинский вариант русского «Фома», это явный намек на Фому Неверующего), человек без веры, не просвещенный светом Истины не может удержаться от соблазна познания, как не мог не съесть запретный плод Адам, как не мог не оглянуться назад Орфей, выводящий из Аида Эвридику. «Не вытерпел он и глянул».

    Попытка всмотреться в глубины собственного подсознания оборачивается его встречным прорывом на уровень рассудка — в форме ужасных образов, с которыми ум неподготовленного человека не справляется и гибнет. «Бездыханный грянулся он на землю, и тут же вылетел дух из него от страха». В тексте нет ни слова о ранах и увечьях, нанесенных Хоме накинувшейся на него нечистью. Его никто не убивал — он умер сам по себе. Все случившееся произошло в нем самом, в его голове и сердце. Круг, мысленно начертанный Хомой, отделял его внутренний космос от его же внутреннего хаоса. Вот такой подтекст скрыт в имени персонажа гоголевской мистерии.

    Отличнейшая экранизация просто прекрасно перенесла как содержание и глубинный философский подтекст, так и магическую и зловещую атмосферу рассказа Гоголя. А комбинированные съемки, эффекты с летающим гробом и грим ведьмы и нечисти сделаны для того времени очень здорово и отлично смотрятся. Плюс ко всему, можно отметить отличную и завораживающую музыку, передающую таинственную и зловещую атмосферу фильма и хорошего оператора.

    Что касается Куравлева и Варлей, то они просто великолепно и органично воплотили на экране своих персонажей и сейчас представить каких-то других актеров на их месте просто невозможно. Наталья Варлей в свое время очень пожалела об этой роли и долго болела, после чего ходила в церковь получить прощение. Но ведьму сыграла она, конечно, классно — аж мурашки пробирают! До сих пор она ассоциируется у меня, в первую очередь, не с «Кавказской пленницей», а именно с «Вием».

    В этом году этот старый и добрый фильм празднует свое 40-летие, но до сих пор он остается самым ярким, лучшим и запоминающимся фильмом в своем жанре и может гордо носить звание Первого и по сей день непревзойденного российского фильма ужасов. Пересматривать можно бесконечно. Классика.

    10 из 10

    6 июля 2007 | 16:09

    «Вий» — настоящее культурное наследие и достояние всего русского! Написанный ещё в позапрошлом веке Николаем Васильевичем Гоголем повесть не давала покоя тем деятелем, которые уже разделили век кино. Ярчайшим же событием в жизни гоголевского «Вия» стала экранизация 1967 года.

    Сразу любопытный факт, что режиссёрами отмечены были на ту пору молодые люди: Георгий Кропачёв и Константин Ершов. Но не везде отображено, что главным постановщиком значился Александр Птушко! Но это, скорее, проблемы нашего времени, что теряются имена и факты. Самый главный факт всё равно непреложен: «Вий» снят и нынче знаменит!!!

    Полностью опираясь на рукописную повесть, фильм поражает в самое сердце глубиной и пониманием поставленной задачи, пожалуй, что каждого участника съёмочного процесса. Как сказал сам Леонид Куравлёв (исполнитель главной роли): «Классика сама ведёт тебя по произведению как по нотам» (ну, примерно так). Пускай так. Но это ведь захлестнуло талантливого актёра! Значит, влюбила эта история советского артиста в себя!..

    Вот сюжет «Вия»: Семинарист бурсы Братского монастыря в Киеве Хома Брут в дни каникул, заплутав, случайно спутался с ведьмой. Сама судьба, знамо дело, его свела с ней. По наитию, закрепив слово Божие дрыном, Хома обнаруживает, что перед ним не старая ведьма, что только что пронесла его по небу над хутором, а красивая с виду панночка! И, надо полагать, удары Хомы были не из слабых, потому как панночка просит перед смертью, чтобы отпевал её в течение трёх ночей сам бурсак Хома. И вот час пробил. Её час. Нет. Его час!!! Пан обещает солидную суму за выполнение последнего пожелания дочери. Но в случае отказа, нелёгкая ждёт бурсака, ведь сильно подозрение у пана сотника. Пан философ (как ещё называли бурсака Л. Куравлёва) ещё не знает во что он ввязался…Начиная с первой ночи отпевание покойницы превращается в отчитку. Стала твориться сущая чертовщина. На глазах изумлённого отпевальщика мёртвая панночка распахнула веки и привстала из гроба. Сослужит ли теперь свою службу святой круг?

    Я же — как зритель — сам смотрел во все глаза за происходящим. Должен сказать, я отношусь с особым трепетом к «Вию». В детстве видел постановку. И поэтому «панночка помэрла» и летающий гроб для меня сродни чуду невиданному!

    Саму же картину нарекли первым и единственным советским фильмом ужасов. Превосходна панночка в исполнении Натальи Варлей! А ведь в одной из сцен в гробу лежала Александра Завьялова!!! Это подтвердила дочь Александры Семёновны.

    Наверное, я не буду указывать все факты кинопроизводства. В этом не много смысла. Как и не стану перечислять всех действующих персонажей (там… Дорош, Оверко, Явтух, Спирид и др.) и тех, кто их сыграл. Только пана сотника надо выделить. А также ведьму. Это Алексей Глазырин и специально наряженный в старуху Николай Кутузов.

    Достаточно мне заключить, что фильм получился на загляденье. Со свойственной магией советского кино и с беспрекословной самоотдачей всех тех, кто над ним трудился.

    Что до самого Вия, то он венчает сей рассказ. И это не чучело на съёмочной площадке. Всё живое!..

    10 из 10

    12 июня 2016 | 12:34

    «Вий» — знаменитый советский фильм ужасов снятый по мотивам мистической повести Николая Васильевича Гоголя, о которой так или иначе слышал каждый житель постсоветского пространства. Перед просмотром мои ожидания разнились от страха до комичности и должен сказать что оправдались почти все из них.

    По сюжету фильма бурсак Хома Брут должен три ночи читать молитву над безвременно почившей панночкой, и каждую из трех ночей его будет обуревать нечисть пытаясь навредить ему. Три ночи его будут запирать в церкви до самого утра, и три ночи он сможет полагаться только на себя, молитвенник и собственную смекалку. Отец панночки настрого наказал ему: «ежели отчитаешь три ночи как завещано было, не поскуплюсь на награду — тысячу червонцев получишь. Ежели не отчитаешь, высекут так, что встать не сможешь». Выбора у главного героя не остается, а значит нам с вами предстоит перетерпеть страх вместе со смекалистым бурсаком Хомой Брутом.

    Фильм получился замечательным, с первых минут начинаешь симпатизировать Хоме в исполнении Леонида Куравлёва с его простонародной хитростью и доброй леностью. Когда дело доходит до панночки, которую сыграла «Кавказская пленница» Наталия Варлей начинаешь просто испытывать экстаз. «Вий» это хорошо поставленная и исполненная сказка. Я бы не сказал что она страшная, хотя конечно на тех кто ее впервые смотрел в детстве она произвела серьезное впечатление. Для взрослого же человека это отличный пример правильной и бережной экранизации советского периода. Есть конечно недочеты в основном касающиеся «исполнения» нежити в фильме, но если не забывать что это хотя и страшная, но все же сказка, то вопросы отпадают сами собой. Леонид Куравлёв к слову также исполнил главную роль в «Вечерах на хуторе близ Диканьки».

    Впечатления которые вы получите зависят от того чего вы ожидаете. Если вы ходите напугаться до холодного пота, вряд ли советский сказочный «Вий» 1967-го года способен на это, но если вы ходите посмотреть красивый и интересный фильм со знакомыми актерами, я думаю вы не разочаруетесь. Лично мне фильм понравился.

    Интересно также что вокруг этого фильма плодятся самые разные слухи касающиеся как самой экранизации, так и разного рода проклятий постигших участников съемок. Думаю для каждого лучшим выбором будет самому взять и посмотреть «Вия» и сложить собственное впечатление свободное от предрассудков. Хотя кто такой Вий, разве сам он не предрассудок рожденный народной молвой? А тем временем большинство людей его так и не видели…

    7 из 10

    22 ноября 2014 | 06:37

    К стыду своему не разу в жизни не посмотрела этого киношедевра раньше, а жаль. Фильм, по моему мнению, прекрасно передал атмосферу книги Гоголя. А, конечно, Панночка и нечистые силы были просто на высоте. Не знала, что в роли Панночки играет Наталья Варлей, была искренне удивлена. Ожидала появления Вия и коронную фразу «Поднимите мне веки». Это все бесспорно классика советского кино. Хорошая, такая добрая страшилка. И никаких вам бензопил и крови ;) Все просто и со вкусом.

    26 июня 2007 | 00:41

    Услышал об этом фильме совсем недавно, буквально неделю назад. Данное кино является экранизацией повести Н. В. Гоголя «Вий». Фильм вышел в 1967,в то время он пользовался неплохой популярностью, я так думаю. Был один слух что девочку из фильма Звонок, списали именно отсюда. И после данной новости хочется радоваться за свою страну. Из всех русских ужастиков меня впечатлил именно этот фильм, достойный ответ американским ужасам.

    Сам сюжет вот в чём заключается, студент-богослов Хома Брут должен провести несколько ночей у гроба умершей панночки в старой церквушке в далекой деревне. Довольно таки оригинальный по моему сюжет. Может я не особый любитель мистических ужасов, но это кино исключение. Атмосфера присутствует очень тревожная

    Любителям дешёвого мяса тут определённо делать нечего, здесь нет ни крови, ни секса с алкоголем, ни маньяк педофила. Этот фильм должны смотреть именно любители жанра хоррор, а люди которым лишь на кровь поглазеть здесь делать нечего.

    Классика-бесценно.

    10 из 10

    1 апреля 2011 | 13:47

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>