всё о любом фильме:

Человек с киноаппаратом

год
страна
слоган-
режиссерДзига Вертов
сценарийДзига Вертов
директор фильма-
операторМихаил Кауфман, Глеб Троянский
композиторПьер Анри, Найджел Хамберстоун, Константин Листов, ...
монтажДзига Вертов
жанр документальный, ... слова
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
для любой зрительской аудитории
время68 мин. / 01:08

В главных ролях:

показать всех »

В кадре кинокамера снимает людей, места, объекты… Киноаппарат здесь является действующим лицом самого процесса съемки: в воздухе, под землей, в самой гуще событий… Киноглаз, который наблюдает, фиксирует малейшие нюансы, не давая оценки, не следуя сценарию. Он просто смотрит в мир и видит все, или, вернее, происходит видение!
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
95%
21 + 1 = 22
8.9
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • В руках главного героя в фильме снят популярный в те годы киносъёмочный аппарат «Дебри».
    Фильм

    файл добавилNom Mon

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 88 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Этот документальный фильм про увлекательное путешествие кинокамеры по Москве 1920-х годов.

    В этом кино показывается зрителям насыщенная и яркая жизнь людей, живущих в этом огромном городе. Казалось бы, чем можно удивить? На самом деле, фильм снят на реальных событиях, нет определенного сюжета, снят без сценария, без актеров и декораций.

    Весь фильм мы наблюдаем за жизнью этих людей. Камера настолько точно отображает каждый момент жизни: кто-то умирает, а кто-то, наоборот, создает новую семью: женится или выходит замуж; кто- то только начинает свою жизнь — появляется на свет. Все эти люди испытывают разные эмоции и чувства. И замечательный режиссер все это фиксирует, чтобы через пару лет или столетия, люди смогли окунуться в прошлое.

    Режиссер данного фильма — Дзига Вертов создал этот шедевр еще в 1929 году. Он вместе со своим кинооператором точно описал обыденный день из жизни этих людей. Доказал многим, что фильм может быть и без сюжета, актеров, но смысл сохранится, и никого после просмотра не оставит равнодушным. Ему настолько глубоко удалось проникнуться в жизнь этих людей. И если даже во время просмотра выключить звук, то можно полностью понять и увидеть то, что хотел передать нам режиссер через свою камеру, свое наблюдение и мнение. Конечно, и музыка во время фильма отображает моменты обыденной жизни.

    Лично я, посмотрев этот фильм, открыла для себя новые возможности документального кино. Несмотря на то, что в фильме нет определенного сюжета, но зато присутствует драматургия. При просмотре, было ощущение, что это некая экскурсия по этому городу, настолько глубоко была затронута их разнообразная жизнь в те годы. Работа на фабрике, как и где они отдыхают, успехи в спорте, да и жизнь в целом. Музыка, присутствующая в кино, подчеркивала внутреннее состояние этих людей, их активную деятельность. И, как мне кажется, цель создания такого документального фильма- это доказать зрителям, да и многим, что кино может быть снято и без сюжета, особых декораций, и вполне получится очень ярким и реалистичным. Также, показать саму жизнь, какая она может быть насыщенной и чудесной.

    21 декабря 2015 | 20:10

    В 20-е годы новаторы от кинематографа предлагали полностью отделить данный вид искусства от театра и литературы, лишив его сюжета, драматургии и актеров и оставив голый «киноязык». «Человек с киноаппаратом» — попытка приверженца этих взглядов Дзиги Вертова воплотить их на практике. Рассуждать о том, прав ли был Дзига или заблуждался, можно до бесконечности. Чем-то его концепция определенно привлекает. С другой стороны, пойдя кинематограф по этому пути, многие гениальные фильмы, которыми восторгаются несколько поколений потомков Вертова, не были бы созданы.

    Впрочем, суть не в этом. А в том, что «Человек с кинематографом» удивительно актуален в наши дни, когда балом мировой культуры правит стихия под названием «инди». Инди-кинематограф, он же арт-хаус, со своей тягой к оригинальному и экспериментальному, фрагментарному и провоцирующему, духовному и глобальному (шутка ли, если главной премьерой года становится «Жизнь за один день», слепок из тысяч интернет-роликов?), созвучен настроениям Вертова и его единомышленников. Больше всего в этой ситуации радует ощущение культурной преемственности, ведь нынешний поиск новых форм постижения реальности в чем-то похож на плодившую сотни течений и направлений эпоху модернизма.

    Но оставим культурологию. На мой взгляд, произведение искусства имеет право считаться таковым, коль скоро способно дарить эстетическое удовольствие и тем, кто не знаком с теоретическими посылками. «Человек» именно таков. Эффект достигается при помощи того самого киноаппарата — стержневого образа картины. Сильнее, чем в любом другом фильме на моей памяти, тут происходит отождествление зрителя и объектива камеры. Последний, в свою очередь, наблюдает за миром не со стороны, а как бы изнутри (аплодисменты Вертову), сливаясь и растворяясь в нем. Поэтому название фильма можно истолковать как буквально, так и метафорически: киноаппарат — это глаз, способный преображать окружающие его «видимые явления» (фраза из аннотации к картине) и видеть в них красоту. Глаз художника.

    При таком раскладе неудивительно, что фильм смотрится непросто: чтобы выразить и воспринять подлинное, нужен труд. Это определенно не видео для расслабления. За тех, у кого созерцательно-пассивное начало в крови, можно не беспокоиться, а вот деятельным и активным усидеть будет сложнее. Но и они, уверен, вскоре попадут под обаяние картины и погрузятся в кинотранс. Почему? Потому что и отчаянные сорвиголовы способны насладиться закатом, морским прибоем или шумом листвы на ветру: в этих явлениях — гармония и естественность. Того же удалось добиться и Вертову: хаос бесчисленных «видимых явлений» превращается в уравновешенный и самодостаточный космос. Выражение «высокое искусство» звучит по отношению к «Человеку» ничуть не пафосно.

    Тем более что техническая сторона достойна восхищения. Операторская работа — высший пилотаж. Посмотрев ранее не один немой фильм того периода, даже не подозревал, что в 20-х годах могли снимать ТАК, на несколько порядков виртуознее. Каждый план — учебник по композиции для начинающих фотографов и операторов. Отдельного упоминания достоин изощренный и филигранный монтаж, задающий произведению пульсирующий, но ни разу не диссонирующий ритм. Поневоле задумаешься, что монтаж и есть интонация того «языка», который позволяет кинематографу использовать невербальные каналы коммуникации со зрителем.

    Ну и нельзя совсем уж обделить вниманием содержательную часть. 20-е годы — это не далекая, но уже история. Для всех интересующихся жизнью в СССР периода НЭПа просмотр данной ленты будет однозначно полезнее чтения занудных талмудов.

    Правда, один просмотр — чересчур мало для этой киносимфонии.

    9 из 10

    28 сентября 2011 | 13:32

    Перемигивающие глазные яблоки — механизмы фотографического запечатления, уходящие на монтажный стол Елизаветы Свиловой. Распознавание момента даётся взгляду в движении, жестах, схватке со светом, чулками женщины, новорождёнными, бракоразводными процессами. Фильм Вертова состоит из циклов триединых образов: люди, манекены, техническое; одесса, москва, киев; жизнь, смерть, безжизненность. Коллаж действий и чувств вплетает зрителя, героев, автора в единое пространство, которое не пробел, но жидкость вне сосуда.

    Человек с киноаппаратом интегрируется в живые мышцы толпы, самого общества — организм — он приобретает сущие мелочи происходящего как масштабные и недосягаемые: глаз видит всё, начиная травмированным в происшествии мужчиной и женщиной у могилы и завершая смазыванием трамвайных путей маслом и появлением чёрных воздушных шаров. Это кино — завершённая коллекция жизней и вещей, смесь, разъедающая быт и культ, смесь, которую называть или государством-организмом, или тем, что сильнее этого.

    5 августа 2015 | 21:53

    Человек с киноаппаратом — классический пример документального кино, каким оно и должно быть. Никакой постановки, только как есть.

    Это картина об операторе, который, где бы он ни был, имеет при себе свой «глаз». Око, которое фиксирует все, что видит без какой либо оценки и отношения.

    Оператор снимает все, что ему интересно и снимает в необычных, и не совсем удобных положениях человеку, но не оператору: снимает лежа на животе, когда через него проходят толпы людей; он снимает стоя на краю машины, когда она движется; снимает на высокой башне и крыше; снимает, сидя в воде и так далее.

    «Киноглаз» — это линза, объектив, который получился благодаря наложению двух кадров.

    В картине так же используется множество монтажных и операторских приемов: покадровая съемка, монтаж в движении, совмещение изображений, съемка в отражении, скошенные углы и так далее.

    Сама картина не нисет никакой логики в себе, но она демонстрирует атмосферу 1929-го года, ритм жизни людей города, их образ жизни и моду того времени.

    25 июля 2014 | 19:06

    Фильм Дзиги Вертова можно назвать настоящей энциклопедией кино, справочником для режиссеров, операторов, монтажеров. Разнообразные кадры, ракурсы, планы, эффекты переходов и многое другое — все это уместилось в часовой отрезок — столько длится фильм.

    Центральный образ — это, безусловно, кинокамера. Явление уже само по себе необычное, новое. Это видно даже по реакции попавших в кадр людей — одни недоумевают, другие смеются, видя человека с ящиком на ножках, третьи просто в ужасе убегают. И это, действительно, естественная человеческая реакция, ведь Вертов не снимает актеров, он снимает жизнь. Образец подлинной документалистики, сочетающей в себе реальность и искусство.

    Еще один образ, связанный с кинокамерой, сквозной символ — глаз. В фильме много крупных планов глаз разных людей. Но глаза есть не только у людей, видеть могут и неодушевленные предметы, такие как, например, дома, у них глаза — это окна, жалюзи — ресницы. Отсюда параллельный монтаж — моргает человек/открываются-закрываются шторы, девушка умывает лицо/работница моет стекла в окнах и т. д. 

    И постепенно до зрителя доносится главная мысль — кинокамера, точнее, ее объектив — это тоже глаз. Один из наиболее сильных образов — человеческий глаз отражается в объективе.

    Глаз кинокамеры живой, его нельзя назвать неодушевленным. Во многом, потому что рядом с кинокамерой находится человек. Камера — его третий глаз. И этот глаз более совершенный. Камера видит все, заглядывает в самые потаенные уголки, приближает и, наоборот, отдаляет, чтобы охватить все разом. Глаз кинокамеры отсекает все лишнее (с помощью кадрирования), подобно парикмахеру с ножницами в руках; камера выводит на чистую воду — Вертов для этой метафоры использует планы мытья головы, уборки улиц и др. Камера и раздевает, человек перед ней все равно, что голый.

    Камера оживляет. Куклы, манекены, скульптуры выглядят, как люди. Вертов показывает, как с помощью ракурса, композиции можно добиться этого эффекта. Даже неподвижное изображение может выглядеть динамично благодаря монтажу. К примеру, при быстрой смене кадров с фотографиями, рисунками кажется, что люди на них изображенные двигаются.

    Дзига Вертов приоткрывает тайну, он показывает, как монтируется фильм. Его помощница режет пленку, кадры похожи на маленькие фотоснимки. И тут же режиссер показывает уже склеенные маленькие кусочки — неподвижная фотография оживает: дети смеются, девушка смущенно улыбается и т. д.

    Неслучайны в фильме и многочисленные планы рук и ног. Это те части тела, которые у человека наиболее подвижны в повседневной жизни. Люди постоянно перемещаются, работают руками — все это Вертов показывает, стремясь донести мысль о том, что кино — это, в первую очередь, действие. Глаз кинокамеры выискивает движение и может его воспроизвести на экране. В кино динамика преобладает над статикой.

    Большое значение имеет и такой образ, как вращающийся круг. Вращаются колеса трамваев, поезда, вращаются части заводских станков, вращается круг швейной машинки, крутится карусель и катушка пленки. Все кружится, как и сам мир. Режиссер выбирает для своего кинорассказа день из жизни города. Все живет по заведенному распорядку, все циклично. Просыпается город — сначала заводы и нищие, потом магазины и средний класс. Параллельный монтаж позволяет понять насколько связаны между собой город, как целый организм, и человек в его частной жизни.

    Наглядный пример, камера заглядывает в окно загса, и видит, как пара подает заявление о разводе. Маленькая семейная драма. Режиссер сравнивает ее с трамваями, пути которых разошлись.

    Дзига Вертов показал фактически все возможности кинематографа. Все приемы актуальны и сегодня. Вероятно, потому что они относятся к творческой стороне экранного искусства. Растут технические возможности, но суть и назначение методов и приемов остается прежней.

    Кроме того, многие элементы фильма «Человек с кино-аппаратом» кажутся новаторскими и в наши дни. Дзига Вертов не боится вольно обращаться с жизненным материалом, что запечатлел его киноглаз.

    Эксперимент прошел удачно, а его результатами уже более восьмидесяти лет пользуются кинематографисты и телевизионщики всего мира.

    13 ноября 2012 | 17:53

    Странный фильм, этот «Человек киноаппаратом»! Ничего подобного за всю свою короткую жизнь я еще не видел, да и не факт, что увижу. Уж очень своеобразным получился сей шикарный фильм. Он ни на что не похож принципиально. И самое интересное, что Вертов затавил меня смотреть обыденную жизнь людей, как малыши смотрят сказки. Он попросту заколдовал меня повседневностью, которая настолько необычна, что у меня сложилось ощущение, будто я только глаза открыл, а все до этого было сон или что-то в этом роде.

    Честно сказать, я не могу определить принадлежность «Человека с киноаппаратом». Как я сказал, этот фильм не похож ни на какой другой. И виной этому прежде всего я вижу развитие спецефических жанров икусства и масскульта, который имел место начиная с окончания Первой мировой войны. Дело в том, что начиная с двадцатых годов двадцатого века в сознании многих людей произошел культурный переворот. Стремительно развивались спецефические жанры искусства. Человеческий разум создавал настолько уникальные вещи, понятные всем и непонятные никому. Не обошло это веяние стороной и кинематограф. Причем советская республика в культурном плане ни чуть не уступала, а иногда и превосходила передовые образцы западного искусства.

    К слову, такой инфернальный мастер провокации и гений живописи Сальвадор Дали напару с не менее талантливым Лусиом Бунюэлем в том же 1929 году снимают своего знаменитого «Андалузского пса». Признавая гениальность этих испанцев не могу не провети параллели с фильмом Вертова. Поэтому, на мой взгляд, советский кинематограф этого периода, являлся одним из самых передовых.

    Фильм Вертова получился по истине оригинальным. В нем нет сюжета. Фильм без надписей. Фильм без сценария. Фильм без декораций, актеров и т. д. Но в тоже время «Человек с киноаппаратом» является сплетением сотен разнообразных сюжетов, заставляя зрителя активировать бурную мозговую деятельность, разворачивая то, что видит киноаппарат в сюжетные линии. Этот удивительный обзор сам того не желая превратился в увлекательное сюжетное кино. Вернее, в увлекательную экскурсию. Экскурсию в обычный мир людей двадцатых годов, который смотрится настолько непосредственно и естественно, что невозможно не восхищаться этой чистой магией кино. Очень жаль, что гайки системы уже стали закручиваться, не дав этой, авангардной волне деятелей искусства сделать советскую республику авангардом мирового кинематографа.

    В общем говоря я по-хорошему поражен этим фильмом и в тоже время немного обижен на Вертова. Уж слишком мало он мне показал, я хотел смотреть еще и еще. Вертов превратил меня в этот самый киноаппарат, сделав меня органичным продолжением «коробочки на треноге». Кроме того, просмотр фильма с музыкой Пола Ньюиана сделала просмотр еще более увлекательным. Само собой разумеется, что этот фильм я буду смотреть еще не один раз…

    9 из 10

    8 июня 2010 | 03:12

    Этот фильм событие в жизни любого киномана. Любой кто однажды увидит это кино, никогда не забудет, того что с ним произошло. Этот фильм делает Вас соучастником величайшего искусства всех времен. Кинематографа. Зритель видит на экране не просто очередной оригинальный сюжет. Он видит все и сразу, во времени и вне его. Киноаппарат проникает везде, он есть неотъемлемая часть бытия, часть которая всегда была и будет. Она видит все и ни что не в силах ей препятствовать, она как глаз Бога. Глаз который не карает и не милует, не жалуется и не сочувствует. Он просто видит Все. Он оголяет ваши мысли, он следит за каждым вашим движением, за каждым ритмом и за каждой болью. Он внутри вас и снаружи, он живет с вами и без вас. Он такой как Вы, Вы такой как он. Без него не было бы Вас, без Вас не было бы его.

    Фильм представляет собой путешествие длинною в вечность, камера не просто что-то фиксирует, она проживает каждый кадр. Камера забирается в разнообразные места в городе и отображает каждый момент жизни рождение и похороны, свадьбу и развод, отдых и работу, и просто Бег. Бег промышленных машин и трамваев, пива из бутылок и тележек с углем, людей в поисках работы и людей в поисках отдыха. Камера и оператор в этом фильме все и ничто, они и объект съемок и субъект, и участники всего и вне всего. Отличные кадры в этом фильме сменяются еще лучшими. Монтаж кадров у Вертова и у остальных режиссеров просто не сопоставим. По сравнению с ним они просто дети. Нечто похожее делал Артавазд Пелешян, но он делал это с архивными материалами и его работы намного короче и не так целостны.

    Подведя итог, скажем что в этом фильме нету сценария, нету театра, в оригинале не было и музыки, есть лишь КИНО. Этот фильм в мировом кинематографе для меня стоит на втором месте после Прибытия поезда на вокзал города Ла-Сьота.

    P.S. Когда-то обязательно посмотрю его без звука.

    10 из 10

    24 июля 2009 | 15:54

    Что сказать, шедевр, который можно смотреть бесконечно. Смотреть глазами кинообъектива, смотреть, и видеть само течение жизни, саму жизнь. Кино, снято одновременно как эксперимент, и как манифест нового советского авангардного искусства. На заре документалистики. Помимо самого революционного подхода к кинопроцессу вообще (отсутствие сценария, актёров, декораций…), ценность представляет собой сам подход к монтажу, безусловно, революционному и гениальному, но несмотря на это, кино имеет такую художественную целостность композиции, что оно затягивает, завораживает, и мы невольно живём «внутри кино», живём в 20 годах прошлого века, и видим жизнь, такой как она есть.

    29 января 2012 | 04:33

    Чтоб я офигел, если это не гениальный фильм. Для 29-го года этот фильм больше чем просто революционный, а уж тем более для советского фильма 29-го года. Самый настоящий «бэк ту ЮССаР» НА Украину, времен НЭПа. Титаническая работа монтажа (монтажер или повесился на пленке, или удавил ею оператора), выдающийся объем работы оператора, а уж структура фильма — без режиссуры, без актерской игры, без сценария — это просто диво! Жизнь как она есть.

    Но особое слово — это музыкальное сопровождение — написанное далеко не в 29-ом году, просто отменно передает динамику картины и погружает в ритм событий.

    10 из 10

    23 сентября 2011 | 01:12

    «Вниманию зрителей: настоящий фильм представляет собой опыт кино-передачи видимых явлений. Без помощи надписей (Фильм без надписей), без помощи сценария (Фильм без сценария), без помощи театра (Фильм без декораций, актёров и т. д.). Эта экспериментальная работа направлена к созданию подлинно международного абсолютного языка кино на основе его полного отделения от языка театра и литературы».

    Именно так в начале, Дзига Вертов дает характеристику своему творению. Творение, которое называется — документальное кино. В фильме лишь один актер, да и то… оператор Михаил Кауфман (брат Вертова). Именно своим глазом, да под чутким руководством Вертова, Кауфман снимает один рабочий день в советской Москве (и за близкими ее приделами). Кауфман, своего рода, человек, который в течение суток осматривает всю жизнь многолюдного и многоликого города. Тут Малочисленое еще дорожное движение с машинами и лошадьми, заводы с рабочими, роженица в больнице, пробудившаяся ото сна девушка, люди на пляже. И во все их лица, дела и заботы «приходят в гости» Вертов и Кауфман:

    Ну что! Разводитесь? — как бы ни говоря не слова, невзначай, одним лишь взглядом камеры спрашивает Вертов грустную парочку в загсе.

    Как жизнь? — Так и хочется спросить ребятишек, долго всматривающихся в камеру. Они не ответят, конечно. Однако по их взглядам можно понять: «Дяди! А дяди… что это у вас за штука?»

    Не нужно здесь слов и профессиональных актеров. Люди — и есть актеры своих судеб.

    Монтаж у Вертова, по тем временам, тоже на грани фантастики. Дом «сморит» на дом. И они… соединяются. Как будто калейдоскоп. Что это? Сюрреализм? Возможно. Это таким образом, Дзига Вертов хотел показать неординарность человеческого сознания. Или еще один кадр. В пивнушке сидят себе мужики да отдыхают. А тут раз и камера… прямо из стакана с пивом! Вот это спецэффект! Не хуже, чем сцена с пузырьками шампанского в оскороносных «Крыльях» Уильяма Уэллмена. Поэтому Вертов по праву считается пионером не только советского, но документального кино вообще.

    P.S.:

    1. Спустя годы к фильму было написано не одно музыкальное сопровождение. Над этим постарались и зарубежные композиторы.

    2. Журнал Entertainment Weekly в октябре 2010 года опубликовал список из 12 документальных фильмов, изменивших мир.


    10 из 10

    14 декабря 2011 | 16:14

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>