всё о любом фильме:

Соломенные псы

Straw Dogs
год
страна
слоган«The knock at the door meant the birth of one man and the death of seven others!»
режиссерСэм Пекинпа
сценарийДэвид Зелаг Гудман, Сэм Пекинпа, Гордон Уильямс
продюсерДэниэл Мельник, Джеймс Сванн
операторДжон Кокийон
композиторДжерри Филдинг
художникРэй Симм, Кен Бриджман
монтажПол Дэвис, Тони Лосон, Роджер Споттисвуд
жанр триллер, драма, криминал, ... слова
бюджет
$3 251 794
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время113 мин. / 01:53
Номинации:
Дэвид Самнер — молодой американский математик, который устал от хаоса, творящегося в колледже, где он преподавал. Дэвид хочет уединиться: вместе с женой Эми он переселяется в новый дом на побережье в одном из городков Англии, где родилась и выросла Эми.

Но жизнь на новом месте не заладилась. Дэвид занят своими исследованиями, Эми же скучно, и она начинает флиртовать с местными мужчинами. Кроме того, появляется напряжённость с соседями, которым новенькие не очень нравятся.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
91%
30 + 3 = 33
8.3
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • На главную мужскую роль пробовались Дональд Сазерленд, Джек Николсон и Сидни Пуатье. На главную женскую — Дайана Ригг, Шарлотта Рэмплинг и Хелен Миррен. Выбранный на роль Дастин Хоффман вообще-то ненавидит насилие в кино и как-то признался, что согласился на эту роль только из-за денег.
    • Название фильма взято авторами из известного изречения древнекитайского философа Лао Цзы: «Небо и Земля не милосердны — люди для них — лишь соломенные псы». Изречение восходит истоками к древней китайской традиции украшать религиозные праздники изображениями собак, выполненных из соломы, которые по окончанию церемонии выбрасывались или сжигались. В настоящее время, в частности в английском языке, термин соломенные псы является эвфемизмом для чего-то ненужного, либо созданного с единственной целью быть уничтоженным.
    • Полный вариант фильма имеет хронометраж 118 минут.
    • В этом фильме дебютировал Кен Хатчинсон.
    • еще 1 факт
    Трейлер 01:41
    все трейлеры

    файл добавилnseth

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 9.5/10
    Американские критики назвали этот фильм одним из самых противоречивых в 70-е годы. Экзистенциальная притча Сэма Пекинпа, преподнесённая в виде драматического триллера о насилии и том зле, которое вдруг может проявиться в тихом человеке, осуждалась советскими киноведами якобы за биологическую трактовку природы жестокости и излишнюю эстетизацию брутальных сцен. Разгадку названия искали у Лао-цзы («Вселенная не гуманна, она превращает все живые существа в соломенных псов»), вскрывая, так сказать, идеалистические корни философской концепции режиссёра. Ведь он вроде бы настаивал на двойственной сущности человека, который способен сочетать в себе одновременно и доктора Джекила, и мистера Хайда (если вспомнить знаменитую повесть Роберта Луиса Стивенсона, между прочим, написанную под влиянием «Двойника» Фёдора Достоевского). Любопытно и то, что картина «Соломенные псы» была снята американцем Пекинпа в Великобритании в один год с лентой «Заводной апельсин», тоже английской работой американца Стенли Кубрика — его антиутопией всё о той же проблеме насилия в обществе. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 17 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Когда-то давно, я смотрел рекламу этого фильма и там голос за кадром говорил «До „Бешеных псов“ Тарантино были „Соломенные псы“ Сэма Пэкинпах», услышав это я решил обязательно посмотреть этот фильм.

    После просмотра я думал, а что же между ними общего, и я понял общее есть — это насилие, всеобъемлющая безысходность. А потом я понял к чему эти параллели, можно просто смотреть фильм и наслаждаться превосходной игрой Дастина Хоффмана, герой которого в силу обстоятельств должен измениться, стать другим, жестоким, безкомпромиссным. Можно по-разному толковать фильм. Просто смотрите!

    21 сентября 2006 | 04:21

    Хаос и суета — неотъемлемые спутники американского образа жизни вконец доконали меланхоличного Дэвида. Он просто больше не мог терпеть всю эту стрельбу на улицах, линчевание негров и слишком претенциозно яркие упаковки с соком. Все это непотребство буквально выжило тишайшего Дэвида в провинциальное английское захолустье. Там, укрывшись от гвалта и толчеи вместе со своей женой Эми кто, как не он имел полное право рассчитывать на идиллическое существование в тишине и покое пасторальной глубинки, сосредоточившись на математике.

    Однако Сэм Пекинпа подготовил своему персонажу кое-что совсем другое. Рассказать банальную историю ухода в себя под давлением ужасов внешнего мира не в его стиле. Очень уж ему по нраву вызов обществу и провокация прямо, как одному датчанину, а смакование кинематографического насилия, как некоему американцу. Помещая Дэвида в агрессивную среду, совместив недоверие к чужакам и исконную ненависть пролетариата к работникам умственного труда, Пекинпа заранее расставляет все нужные ему акценты. Вот Дэвид уверовавший, что в этом мире разумному человеку решительно ничего не угрожает, а хищники истреблены или не представляют опасности, под косые, полные обжигающего холода взгляды завсегдатаев и пьянчужек имеет неосторожность заказать сигареты. И дело тут совсем не в тоне: интеллигентный математик не посмел бы повысить голос без крайней необходимости. Все дело в том, что сигареты ему подавай любые лишь бы американские. Этот, казалось бы, мелкий и проходной эпизод практически открывающий фильм, на деле показывает всю глубину неприспособленности персонажа к быту и укладу того места, где он тщится укрыться от бурлящей городской жизни. И невероятно мерзкую сцену, немедленно разыгранную местным бузотером, этот гнусный акт агрессии с битьем посуды и ближайших подвернувшихся морд Дэвид не принимает на свой счет. Даже когда уличенный дипломатичным представителем власти завсегдатай широким жестом оплатил не только причиненный заведению ущерб но и его курево, Дэвид беспечно стоял в углу и глупо улыбался. Гадливой улыбочкой, будто в цирке, наблюдая, как цари зверей угодливо скачут сквозь огненный обруч или на пляшущего цепного медведя в розовой юбочке.

    Зрителя же в отличие от близорукого персонажа давно ткнули носом в местный колоритный люд: пропойцы, рыщущие в поисках чего бы стянуть и как бы ловчее уклониться от работы. Пекинпа культивирует гнетущее чувство угрозы буквально с первых кадров. Но отчего же так беспечна Эми? Ведь она выросла в этих местах, эти мерзкие хари — ее бывшие одноклассники и соседи. Почему она перестала понимать этих людей, чувствовать исходящую от них опасность? А между тем все просто: это чувство превосходства ослепило ее. Эми приятно вернуться в эту дыру теперь, имея пути отступления в лоно цивилизации. Только ей недостаточно этого теплого чувства, сколь бы оно ни было приятным. Надо еще показать этим мужланам, совсем недавно лапавшим ее своими огрубелыми ручищами, на какой ступени социальной лестницы они имеют несчастье находиться. Пускай все от мала до велика пялятся, глядя как она дефилирует мимо них воздушной походкой в своем обтягивающем свитере с вызывающе торчащими сосками. Пусть завидуют ее мужу писателю астрофизику и роскошному автомобилю с откидным верхом.

    И все в целом хорошо, фильм идет своим чередом, только Пекинпа, занятый нагнетанием атмосферы неприятия в и без того уже трещащий от подспудной ярости фильм, как-то забывает о том, что одних нагнетаний не достаточно. Что, забывая про характеры и мотивацию персонажей, можно получить плоских болванчиков, хорошо хоть типажи сглаживают в некоторой мере этот промах. Итак, замечательный Хоффман профессионально отрабатывает гонорар, очумевшее быдло затевает немотивированную грызню за лидерство в стае, пухлощекая и пышногрудая женушка запускает каталитическую реакцию, мучимая выбором в чьи мужественные руки картинно упасть, а потом вдруг оказывается, что все это была не более чем полуторачасовая присказка. Сказка же только начинается: внезапно просыпается оператор, снимая сцены насилия и содомизации несчастной Эми с каким-то дьявольским сладострастием и вычурной красотой. Карикатурная деревенщина одевает красные клоунские носы и идет в туман кататься на трехколесных велосипедах. А что же Дэвид?

    После всех этих отчаянных попыток оставаться человеком среди зверья он понимает, насколько проще оправдать насилие защитой чужого достоинства. Понимает правда где-то в глубине души и на прямой вопрос: «зачем ты это делаешь» ответить уже не сможет. А может и не понимает вовсе. Поздно. Выпущенная стремительным домкратом, годами подавляемая агрессия, вырвалась наружу, взорвавшись вакханалией насилия. И не важно сколько человек умрет в процессе, главное, какое удовольствие получит от убийств бывший ученый, бывший тихоня, бывший человек.

    11 декабря 2013 | 14:46

    Эта картина незаурядна уже потому, что в ней снялся Дастин Хоффман, хотя, как он неоднократно признавался в своих интервью, подобных фильмов, где присутствует насилие, он старается избегать. Рад, что для ленты Сэма Пекнипа он сделал исключение, поскольку эта роль стала одной из лучших в его карьере, а ведь плохих фильмов у этого артиста нет в принципе. Им отлично сыграны оба человека — как скромный, застенчивый, стеснительный и любящий математик, так и человек, доведенный до отчаяния и крайности цинизмом, грубостью, подлостью и жестокостью ряда обитателей глубокой английской провинции. Хотя отдадим Дэвиду должное, он все равно пытается остаться человеком, даже когда это сопряжено с риском для жизни. И вот эта поразительная трансформация одной личности в другую — где едва заметная, а где набирающая скорость курьерского поезда, Хоффманом тоже передается просто великолепно. Только что был один человек — и тут же мы видим уже совершенно другого! Браво! Высший балл!

    Кроме самого Хоффмана, мне понравилась еще Сьюзен Джордж в роли его супруги Эмми, а также Питер Вон в роли Тома Хеддена. А в принципе, все актеры в этом фильме справились со своей работой на высоком профессиональном уровне, придраться в этом плане не к кому.

    Очень удачную музыку подобрал для этой ленты композитор Джерри Филдинг — все очень точно попало в каждую сцену.

    В целом эту картину можно назвать киношедевром вообще и одним из лучших на тему «скрытых человеческих резервов» в частности.

    9 из 10

    4 июня 2012 | 23:46

    The knock at the door meant the birth of one man and the death of seven others!

    Совершенно гениальный фильм. Сэм Пекинпа и без него был бы в пантеоне — даже если бы снял только «Дикую банду», но это…

    По сути, это лучший и непревзойденный фильм про «местных», «ребят с раёна». В качестве местных — трудяги из захолустного английского райцентра. В качестве «я девушку свою проводить шел» — Дастин Хоффман, американский астроматематик в очках, которого за океаном подцепила девочка, получившая после отца в наследство ферму и вернувшаяся к корням, за каким хреном — непонятно.

    Точнее, понятно, что ее разрывает между желанием быть респектабельной, небедной и умной, и тоской от слишком правильного, погруженного в науку мужа. А тут, в деревне — старые друзья, которых она и презирает за тупость и быдлянство, и в то же время — тянет ее к ним, особенно к старому бойфренду, которому тогда вроде как не дала, а сейчас может быть и не прочь…

    Типажи фантастически здорово прописаны в сценарии и очень здорово воплощены актерами, всеми до одного, от шерифа (рука на перевязи — результат попойки с режиссером, что характерно) до городского сумасшедшего, из-за которого и развернется финальная битва интеллигенции и трудящихся.

    Последняя сцена, оборона дома — что-то за гранью просто фильма. На его месте, как говорится, должен был быть я. Кого тут Хоффман защищал — девушку, случайного попутчика — нет, он защищал себя как личность, которая может что-то, кроме рисования формул на доске. Сильнейшая сцена и чертовски здорово снята.

    10 из 10

    14 мая 2010 | 17:35

    A-2-5-5-7-7-11/10-11/10-11-5-5-7-7^-

    Когда первое слагаемое — американский умница-математик, а второе — группа агрессивных британских деревенщин, ожидать сельских идиллий в сумме не приходится. Добавить жену несложного поведения родом из этих мест, городского сумасшедшего и извечные разногласия интеллигенции и рабочего класса, и станет вполне ясно, что точно прольется чья-то кровь, а кровь, как известно, не имеет ни национальности, ни класса.

    Все это могло быть так просто, снимайся «Соломенные псы» чуть позже и другими людьми. Фильм находится уже, конечно, далеко за гранью целомудренности и причесанности, но количество крови, к примеру, создатели сводят к минимуму — хотя, казалось бы, количества насилия располагают к обратному. Сэм Пекинпа будет душить своих персонажей, удавливать их капканом, забивать кочергой до смерти, но кровь будет появляться только тогда, когда без нее уже бы воспротивилась биология. «Соломенные псы» пугают зрителя другим: вообще, это, в каком-то смысле, фильм ужасов, но лишь для определенного слоя зрителей. В США, откуда картина и откуда главный герой, законы «privacy», чтят, кажется, даже больше, чем «democracy», и, поэтому, нарушение (о, Боже!) частной собственности честного американца толпой бушующий английских провинциалов — это страшнее, чем любой маньяк, орудующий на родных Великих Озерах. Характерно также то, что все это происходит именно в Англии, где акцент — другой, нравы — другие, а на Симфонию N 94 Гайдна найдется какая-нибудь частушка-диалектизм.

    Противопоставление главного героя всему миру, даже собственной жене-британке, отлично работает у Пекинпы на главную идею. «Соломенные псы» — кино даже немного человеконенавистническое, где лирическим героем ненависти выступает персонаж Хоффмана. И авторам недостаточно взять задрота в очках и выпивших строителей и нажать «FIGHT»: они сначала расставляют маячки характеров и предысторий, чтобы потом, в последние двадцать минут, нанести удар по зрительской голове уже гораздо сильнее и больнее. Чтобы внутренне возненавидеть одних и полностью сопереживать гневающемуся, нужно, по крайней мере, понять их мотивы. Таким образом, катарсис во время просмотра «Соломенных псов» наступает именно тогда, когда герой, которого зритель уже успел отождествить с собой, вершит справедливость над всеми теми, кого зритель уже успел отождествить с мировым злом. Другими словами, если забиваешь персонажа кочергой, надо убедиться, что зритель сопереживает бьющему.

    «Соломенные псы» — вообще кино достаточно жесткое, а временами даже душераздирающе грубое, но тем упоительней смотреть на то, как у человечности на этом островке первобытных инстинктов появляется решительный блеск в глазах и ружье в руках. Торжествующая справедливость — это, наверное, единственное, что мог сделать Пекинпа для доказательства своей главной идеи — загнанный в угол математик может разбить целую армию разъяренных реднеков местного пошиба. Психологическое давление на зрителя обеспечивается монтажом, который с постепенным накалом страстей становится все более рваным и все более головокружительным. Подобное дьявольское вертиго вызывает ненависть уже на каком-то подсознательном уровне, пробуждая в зрителе мысленную жестокость. Сложно сказать, задумывал ли Пекинпа свой фильм как нахождение грани, точки кипения вежливого интеллигента в споре с уповающими на вилы и физическую силу: скорее, он пытался показать перерождение как таковое, то есть, скорее показать «что» случается, когда в глазах благодушного интеллектуала появляется полупервобытный огонек праведного гнева.

    Несмотря на то, что как на главную причину нервных срывов принято смотреть скорее на город, авторы предлагают взгляд проурбанистический, где сельская местность — необитаемый остров без цивилизации. Крестьяне глушат пиво в местном пабе, скучающая малолетка строит мужикам глазки, из ниоткуда возникает странная профессия крысолова. Главный конфликт фильма выражается и в противостоянии «деревня-город», где Пекинпа, конечно на стороне города. Ему чужда подобная романтика, чужды эти поля, грузовики, утиная охота, «Ahoy, mate!» и нефильтрованное в баре. Поправив очки, он спешит запереться в кабинете (потом, правда, эффектно выпрыгивая), и камера полностью игнорирует живописные пейзажи съемочных локаций, предпочитая сцены внутри помещений. А вдохновение, а свежий воздух? Свежий воздух, как известно, опьяняет, а нет ничего хуже пьяного быдла.

    9 декабря 2013 | 16:30

    «Не будите спящую собаку» (английская пословица)

    Переезд из шумной Америки в тихий уголок на побережье Англии — разве не идеальный вариант для семейных посиделок и неторопливой работы ученого? Но вместо английского чая с молоком и выкуренной трубки у камина молодую пару ждут неприветливость и враждебность коренных жителей городка. Роковое стечение обстоятельств — и вот уже дом американского математика и его супруги в осаде, устроенной кучкой местных подонков. Тихому человеку ничего не остается, как спустить своих внутренних «псов» с поводка и взяться за ружье.

    Начало семидесятых: Тарантино еще ходит под стол, Скорсезе только-только познакомился с Де Ниро, Джон Ву набивает руку короткометражками. Казалось бы, крутой замес еще не в моде. Но есть режиссер, который знает толк в насилии на экране — это Сэм Пекинпа. Разобравшись с дикой и кровавой бандой, заодно разругавшись со студийными боссами, мастер вестернов отправляется на туманный Альбион, дабы экранизировать роман Гордона М. Уильямса «Осада фермы Тренчера». После мексиканских прерий он выбрал площадкой для действий менее выжженный ландшафт, но герой его, как и всегда, не ходит прямой дорожкой. Не избавившись от собственных демонов, всю жизнь терзавших режиссера изнутри, Пекинпа сделал попытку перебросить их в свою новую ленту, в надежде убить двух зайцев: освободить внутреннюю агрессию и рассказать миру о двойственности человеческой натуры. Он столкнул два воззрения на неизменную природу человека: традиционный дарвиновский закон выживания сильнейших и популярную в то время в узких кругах теорию территориального императива Роберта Ардри, согласно которой поведение человека диктуется стремлением до последнего защищать свой клочок земли, свою собственность.

    Склонный к насилию, имеющий некий особый кодекс поведения, режиссер позвал на главную роль сертифицированного интеллигента Дастина Хоффмана, внешность и манеры которого никогда не ассоциировались с образом крутого мстителя. Его герой — Дэвид — человек не от мира сего, с головой ушедший в формулы и уравнения, хотя игр разума Пекинпа нам не предлагает, начиная с места в карьер: в первые же минуты фильма камера выхватывает очертания упругих сосков под кофточкой Эми, а уж затем — ее лицо. И сразу же — голодный взгляд здоровенного жлоба, бесстыдно рассматривающего девушку. Еще не раз режиссер будет указывать на легкомыслие героини, провоцирующей своими заигрываниями тупоголовых отморозков, постоянно отпускающих сальные шуточки, дующих пиво и берущих силой все, что им нравится. Пекинпа словно осуждает женщин, восхищающихся грубой силой, не осознающих, насколько это безответственно и опасно. В противовес им — супруг сексапильной провокаторши — семенящий ножками «очкарик», вызывающий у местных парней лишь ехидный смешок.

    Можно ругать режиссера за биологическую трактовку природы жестокости и излишнюю эстетизацию брутальных сцен, но, чтобы понять посыл фильма, нужно проникнуться идеей Пекинпа. Взяв вместо камней, цемента и песка агрессию, жестокость и грубость мастер принялся строить основу для триллера, но чтобы раствор скрепился, нужна всего лишь вода, но она-то и есть в данном случае самое главное. Этой водой, соединяющей все составляющие, является защита своего имущества, отстаивание своей чести, или — попросту говоря, выживание. Робкий и застенчивый математик — убежденный противник насилия, больше всего обожающий тишину и уединение, вынужден защищать дом с оружием в руках. Он не Господин Месть, не Каратель, он — Защитник. Эми раздражена нерешительностью Дэвида, неспособностью дать отпор, но когда напряжение достигает апогея, она сама поражена страшной переменой в муже: «ягненочек», загнанный в угол, поддается демону насилия и проявляет ужасающую жестокость.

    Кровавый Сэм, как прозвали режиссера коллеги, изящно дозирует визуальные находки, не стесняясь самых натуралистических подробностей, нагнетая страх и напряжение. Почерпнув вдохновение в трактатах о природе зла, утверждавших, что человек — плотоядное существо, инстинктивно сражающееся за контроль над территорией, Пекинпа не разменивается по мелочам: если секс, то по принуждению — грубо, извращенно, если кровь, то без соплей — с ошметками мяса, если пот, то вызывающий отвращение — зловонный, грязный. Получасовой финал, полный самого мрачного насилия, заставляет вжаться в кресло с испариной на лбу. Благодаря стилистике режиссера зритель ощущает себя запертым внутри каменного дома вместе с героями, держащими осаду. Внушительная дверь закрыта на засов и следующие тридцать минут мы следим за происходящими событиями, находясь рядом с Эми и Дэвидом. За пределами дома — лишь туман, сумерки, очертания фигур.

    Удивительно, но Пекинпа выстроил сюжет фильма на неопределенных характеристиках, на зыбких оценках — для него важно было показать не разгул тестостерона, а проанализировать состояние человека, освободившего агрессивные инстинкты, приобретенные в результате сосуществования в обществе. И после просмотра фильма одна мысль сверлит мозг, как пуля, ввинчивающаяся в живое тело: способен ли я на такую вот оправданную жестокость в экстремальной ситуации?

    17 сентября 2014 | 12:23

    Сэм Пекинп близок больше к залихватскому жанру «вестерн», в котором было снято подавляющее количество его работ, поэтому с серьёзным триллером, одраматизированным под внутренний мир главных героев, режиссёр столкнулся впервые, но овладел им мастерски. По своей сути «Соломенные псы» — самый известный фильм Пекинпа. Идея до того храбра своей направленностью, страшна силой этой направленности и загадочна целью этой же направленности, что лента была признана культовой, похоже, уже благодаря её наличию. Не конкретность темы, а её многослойность заставляет смотреть на этот триллер в ином освещении.

    В отличие от прочих «сожанровиков» «Соломенные псы» не могут похвастаться ни жаркой резнёй, ни детективными головоломками, ни драматургической пафософичностью, которые обычно передёргивают всё действие, сбивая его с ног. Однако нерасторопность и верно расставленные акценты дают фильму гладко пройтись по теме социального террора и жестоких изнасилований, чтобы добраться до кульминационного ключа. Содержание одето в такую атмосферу, в которой всё отчётливей различается тихая барабанная дробь, означающая нагнетающую опасность. И вроде бы неуютная и щекотливая обстоятельность положения главных героев совершенно ясна: влюблённая парочка пытается адаптироваться к новой местности с её неадекватным обществом, и вместе с межличностными конфликтами она терпит злые проделки каких-то хулиганов-извращенцев, с которыми так или иначе придётся расправиться по-мужски. Но сюжет теряет свою предсказуемость при переходе на чисто парадоксальную ситуацию, ввиду чего предугадать ход и без того волнительных событий не удаётся даже при подробном изучении худого синопсиса.

    Дэвид Самнер в исполнении непревзойдённого Дастина Хоффмана всегда боялся внешних угроз со стороны общества, прячась в своём кабинете в обстановке математических вычислений. Но, оказавшись в безвыходной ловушке, он стряхивает с себя сковывающую скромность и миролюбивость, перевоплощаясь в яростного и хладнокровного убийцу, в монстра, который поворачивается «не к тем воротам», защищая настоящего педофила. В свою очередь враги героя, которые успели полапать его жену в порыве похоти, пытаются по справедливости наказать виновника в исчезновении невинной девушки, пойдя против Самнера, уже ставшего «настоящим мужиком». И вот тогда зритель впадает в тупиковую задумчивость: на чьей стороне быть и кого защищать, если везде проявляются как светлые, так и тёмные признаки? Таким образом, доминирующий в начале эффект сострадания напрочь растворяется, но на замену ему мчится бодрая увлекательность финального действия. При этом посопереживать на протяжении всего просмотра успеть можно и придётся. С помощью лирически-интонационных эпизодов в сочетании с некоторыми визуальными манёврами картина сосредотачивает на героях больше внимания, тем самым усаживая зрителя на их место.

    8,5 из 10

    «Соломенные псы» — один из лучших триллеров-саспенсов, плавно скатывающийся по наклонной психологической драмы к яркой кульминации, и всё это в ощутимом сопровождении мрачной, серой атмосферы.

    29 мая 2011 | 20:36

    Папа Римский Григорий Великий закрепил в реестре смертных грехов на третьем месте гнев. Страшнее для души человеческой была только гордыня и зависть. Вспышку ярости в ответ на причиненную несправедливость осуждают и в каноническом буддизме, и в классическом исламе. Прошли века, и общество постепенно примирилось с этой внутренней раковой опухолью, поступки, совершенные в состоянии аффекта, получают юридическое снисхождение, дальше — больше: и уже тысячи людей поют нечто вроде «Пусть ярость благородная вскипает как волна», благословляя себя на будущие подвиги. Вот и в картине Сэма Пекинпа «Соломенные псы» терпеливого героя, взорвавшегося приступом гнева, в результате чего несколько не совсем приятных сельских жителей сдали жизненный экзамен досрочно, большинство зрителей безоговорочно оправдывают и даже одобряют.

    Ну что же, скажите на милость, оставалось сделать законопослушному астроматематику Дэвиду Самнеру, чей дом по бревнышку разносят пьяные аграрии, требуя отдать на растерзание местного дурачка и молодую женушку в придачу. Молиться? Так товарищи, штурмующие загородный дом, только что прибыли с церковной вечеринки, полные благодушия и самаритянского всепрощения. Искать законную составляющую? Вон у двери распластался бездыханный судья с зарядом в животе. Крушатся оконные рамы, подброшенные пасюки шныряют из угла в угол, пылают занавески, истерит супруга. Да еще обнаруженные намедни скелеты в шкафу поделили на ноль запланированный покой в провинции. Доброе слово и кольт опять сделают гораздо больше, чем одно доброе слово. С богом!

    Ревизионист жанра вестерн Сэм Пекинпа доставлял немало хлопот почтеннейшей кинематографической публике. Участник Второй Мировой, он запросто мог сорваться на съемочной площадке в пьяный кутеж или в кокаиновый драйв. Здесь, к примеру, полфильма актеры Дэвид Уорнер и Ти Пи МакКенна, играющие ключевых персонажей, промаялись с переломами в результате бурной вечеринки с проститутками, устроенной режиссером, сам же Пекинпа отделался пневмонией. Страсть к кровавому балету на экране, задиристость в общении с властями, левый уклон (недаром его «Конвой» на ура был запущен в прокат по всему Советскому Союзу) принесли Пекинпа особый статус, а его работам неослабевающий интерес со стороны критиков и ценителей искусства. Такие разные режиссеры как Джон Ву, Квентин Тарантино, Кэтрин Бигелоу без стеснения признавали влияние мастера на свой стиль.

    Однако «Соломенные псы», несмотря на древнекитайское философское название, чудесные саундтреки Джерри Филдинга (лишь на них в фильме милостиво обратил внимание оскароносный цербер), продюсерские старания (ровесник «Заводной апельсин» получил, к примеру, бюджет на треть меньше), вряд ли бы вошли в пантеон, если бы не мощная игра Дастина Хоффмана (до сих пор на соответствующих форумах не утихают споры, что в карьере артиста считать пиком — роль Рэймонда Бэббита в «Человеке дождя», Стэнли Моттса в «Плутовстве» или нескладного, погруженного в непонятные расчета янки, натужно пытающего завести дружбу с презирающими его сельчанами). А, если поверить словам Дастина, что сюда его привели лишь деньги, ибо насилие на экране не его стезя, то можно просто поаплодировать профессионализму актёра.

    Данте Алигьери, согласно утвержденным канонам, помещал гневливых грешников в пятый круг ада, где оставляют надежду всяк туда входящие. Но не гнев и его производная — ненависть — в сегодняшней жизни разрывают человеческую сущность. Молох приходит к не похожим на остальных. Если ты вычисляешь интегралы среди посетителей паба, отращиваешь локоны в обществе бритых затылков, говоришь «Нет!» в лицо 146% сказавших «Да!» — будь готов, что в твой дом влетит горящий ком, твоя жена предаст в трудную минуту, а легион равнодушных лишь пожмут плечами на глас вопиющего. Не гневи ближнего своего, будь осторожен!

    8 декабря 2013 | 22:58

    Долго не доходили руки до просмотра этого фильма. Слышал о нем, читал о нем, но не смотрел. Потом вышел ремейк. Его, естественно, я даже не касался. И вот пришел момент. Во многом благодаря интересу к творчеству режиссера. Сэм Пекинпа для жестких семидесятых был очень суров и неформален. Каждый снимаемый фильм подвергался его авторской переработке. В каждом фильме студия делала свои поправки. Конечно, есть исключения, касающиеся предыдущих двух предложений. Их, соответственно, два.

    Махнув на всех рукой, режиссер поехал в Англию. И здесь снял свой очередной бескомпромиссный шедевр. Причем с Дастином Хоффманом в главной роли. А его подругу сыграла Сьюзен Джордж. Перед просмотром этого фильма я глянул «Грязная Мэри, Сумасшедший Ларри». И до сих пор не отошел от финала. И вот «Грязная Мэри» снова смотрит на меня с экрана своим нагловатым взглядом. Я понял, что она что-нибудь выкинет. Я был прав.

    Большую часть идет простая жизнь в английской деревне. В которой есть свои проблемы. Постепенно напряжение нарастает. Удавка сжимается вокруг дома главных героев. Перед взрывом происходит акт, который сам по себе является основой для жестокой мести.

    Но Пекинпа перевернул непосредственность. Предсказуемый финал имеет начало. Но его причина совсем неожиданна. И не менее жестока и бессмысленна.

    В конце мы видим, кто в этом фильме есть соломенный пес. Или их может быть несколько. Скажу только, что я был поражен. Разыграно все прекрасно.

    Финал фильма выполнен в духе того времени. Но существует небольшое замечание. Зная, что парень с красным носом сделал (помните, кто добыл трусики?), можно было забыть об этом. Ведь с того момента прошло много экранного времени. Но «Грязная Мэри» помнила. И она поняла, кто сделал это. Мне кажется, что кошка была полностью отомщена. Только это даже Пекинпа не стал снимать.

    9 из 10

    9 августа 2012 | 16:22

    Отличный социально-психологический триллер, эмоционально вовлекающий зрителя в происходящее на экране, с яркими персонажами и качественной актерской игрой, к тому же, взывающий к размышлению.

    Молодая пара: Дэвид — увлеченный математик, мягкий и тихий человек и Эми — легкомысленная красотка, приезжает в английскую деревню, где прошло детство Эми. И здесь они сразу же сталкиваются сначала с негативом в отношении себя со стороны жителей деревни, потом — с открытой агрессией и надругательством. И пытаясь защитить случайно сбитого им на дороге человека, Дэвид вынужден вступить в открытую борьбу не на жизнь а на смерть с напавшими на его дом местными жителями.

    Я выражу только лишь мое личное восприятие этой картины и ее героев.

    Супруга главного героя Эми, на мой взгляд, является не столько жертвой, сколько порождением общества ее окружавшего. Она легкомысленна и легко доступна, и постоянно сексуально провоцирует деревенских парней, и ее «изнасилование» иначе как добровольным назвать нельзя, потому что сопротивления с ее стороны было не больше, чем в ролевых играх про него. И хотя по этому поводу она испытывала некие терзания, тем не менее по своему поведению, по внутренней пустоте и полному отсутствию моральных ориентиров она намного ближе жителям родной деревни, чем своему мужу.

    Ее супруг Дэвид — полная противоположность Эми. Он интеллектуал, занятый делом, добросердечный и скромный человек. И именно поэтому деревенское общество принимает его за «тюфяка» и пытается унизить и растоптать. Но сказать, что он позволяет себя унижать изначально — нельзя, он как может, отстаивает свое достоинство интеллигентными методами.

    Основной конфликт начинается вовсе не из-за «поруганной чести» жены, о которой супруг и не подозревал, а из-за того, что Дэвид как честный и порядочный человек оказал помощь пострадавшему на дороге и не выдал его пришедшей за расправой толпе.

    В том, что произошло впоследствии — лично я не увидела какого-то «перерождения» главного героя — на мой взгляд, поведение Дэвида, его ярость и предприимчивая беспощадность стали вполне нормальной с психологической точки зрения реакцией человека, защищающего свое жилище, свою жизнь и самоуважение от толпы пьяных бандитов, с оружием громящих его дом. «На войне — как на войне» — и Дэвид сделал то, что должно, хотя сам не знал, что способен на такое. Агрессия в ответ на жестокость — это закон жизни.

    На мой взгляд, в фильме звучит тема противостояния личности и темной толпы, порядочности и тупого скотства, благородства и низости. И в этой борьбе те методы, которые использовал Дэвид, стали единственно верными.

    Финальные слова героя подчеркивают его осознание одиночества и невозможности найти пристанище в чуждом ему агрессивно-равнодушном обществе примитива и насилия. И в этом отличие его победы от победы Грейс из во многом созвучной картины фон Триера «Догвилль».

    23 декабря 2011 | 19:32

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>